КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 379177 томов
Объем библиотеки - 466 Гб.
Всего авторов - 161830
Пользователей - 85257

Впечатления

tf7 про Белоус: Попаданцы в стране Петра (Альтернативная история)

Впервые встречаю очень грамотно построенное повествование о попаданцах в прошлое . Нет никаких несвязанных сюжетных линий, всё написано очень четко и построено на реальных действиях людей, и в эти действия верится.
Интересны логические и последовательные действия обычных людей и управленцев , для того чтобы выпутаться из сложившейся ситуации и сделать жизнь людей всё лучше и лучше. Даже в столь непростой ситуации. Автор молодец!!!!!!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про Сафонов: Целитель-2 (СИ) (Фантастика)

Мучил я этого целителя долго. Книга ни о чем. К тому же, автор не утерпел вляпаться в скрепный строительный материал для петухов. Я имею в виду, жалкую попытку сделать высер в сторону Украины. В общем, унылое говно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Strannik12 про серию Вселенная eve-online (миры Содружества)

Уродство и Ужас!! К Литературе вообще отношенье не имеет и пишется только для аборигенов, то есть для быдла, толпы!

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Demiurge про Каменистый: S-T-I-K-S. Шесть дней свободы (Боевая фантастика)

На несколько порядков хуже, чем мог бы написать Каменистый. Сразу видно, что писала недалекая баба. Сказать можно столько, что получится написать отдельную книгу критики на это убогую писанину, но скажу только что не читайте, зря потратите время, написано отвратительно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
котБасилио про Разумовский: Кудеяр. Вавилонская башня (Боевая фантастика)

Книге сто лет одними понедельниками. Семёнова здесь только на обложке

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Белогорский: Ленинградский меридиан (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Ну, это такая подленькая спекуляция на теме в исполнении редкостного придурка. Материал не знает абсолютно, логика отсутствует полностью...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Гекк про Трофимов: Выжить любой ценой (Боевая фантастика)

для обретения смысла в жизни и надежды на перерождение полезно убивать сотрудников федеральной службы исполнения наказаний. Особенно садистов, взяточников, вымогателей и просто самодовольных тварей. То есть убивать всех их подряд...
Ну-ну...
А как насчет гаишников?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Боевыя предпрiятiя соцiалистовъ-революцiонеровъ въ освѣщенiи охранки (fb2)

файл не оценён - Старая орфография Боевыя предпрiятiя соцiалистовъ-революцiонеровъ въ освѣщенiи охранки 489K, 178с. (скачать fb2) - Партiя соцiалистовъ-революцiонеровъ

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ПРЕДИСЛОВIЕ

Лихорадочная дѣятельность нашихъ партiйныхъ организацiй и невозможность для старыхъ партiйныхъ дѣятелей заняться теперь исторiей нашей партiи и ея предшественниковъ оставляютъ очень большой пробѣлъ въ нашей партiйной работѣ. Мы не имѣемъ ни исторiи нашей партiи ни даже исторiи прежней партiи соцiалистовъ-революцiонеровъ когда она была еще единой. Если сравнить это отсутствiе историческихъ свѣдѣнiй съ богатой исторiей западно-европейскихъ соцiалистическихъ партiй, то разительный контрастъ станетъ еще ярче и выпуклѣе. Правда, западно-европейскiя соцiалистическiя партiи не были загнаны въ подполье, какъ наша партiя, поистинѣ безпощадно преслѣдовавшаяся царскимъ правительствомъ; однако, все-таки партiя соцiалистовъ-революцiонеровъ имѣетъ около 20 лѣтъ существованiя. Поэтому исторiя нашей партiи уже имѣетъ возможность быть написанной. Тѣмъ не менѣе, у насъ имѣется достаточное число мемуаровъ, воспоминанiй, отдѣльныхъ очерковъ, но написанной соцiалистами-революцiонерами исторiи нашей партiи у насъ еще не имѣется. Къ исторiи нашей партiи относятся только очерки С. Слетова (ст. Нечетнаго) о возникновенiи партiи соцiалистовъ-революцiонеровъ. Но какъ разъ наиболѣе важной эпохи въ дѣятельности партiи с.-р. эти очерки не касаются, такъ какъ авторъ до развитiя въ полномъ объемѣ работы нашей партiей свой трудъ не довелъ.

И, несмотря на то, что мы исторiи партiи с.-р. еще не имѣемъ — эта исторiя уже написана. И, по странной иронiи судьбы, исторiя партiи с.-р. написана для спецiальныхъ нуждъ и цѣлей…охранникомъ А. Спиридовичемъ. Для цѣлей "охраненiя самодержавiя", съ необычайнымъ трудолюбiемъ, используя всѣ результаты арестовъ, обысковъ, провокаторскихъ указанiй, авторъ составилъ огромный фолiантъ въ 600 страницъ, гдѣ исторiя партiи с.-р. "прослѣжена" начиная отъ нашихъ предшественниковъ-народовольцевъ до 1914 года, когда, по мнѣнiю автора работы дѣятельность партiи совершенно прекратилась и когда партiйныхъ организацiй въ Россiи, въ строгомъ смыслѣ слова, "не было".

"Исторiя" Спиридовича — необычайно цѣнный матерiалъ для исторiи старой боевой партiи, наслѣдниками которой являемся мы, лѣвые с.-р. И ему, увы, пришлось быть первымъ историкомъ столь ненавистной ему партiи соцiалистовъ-революцiонеровъ. Спиридовичу была поручена "дворцовая охрана", и потому онъ "по должности" долженъ былъ до тонкостей интересоваться всѣмъ, что направлено на "прочность трона". И изъ двухъ его книгъ исторiя соцiалъ-демократической партiи, несмотря на ея почти тридцатилѣтнее существованiе, занимаетъ всего 250 страницъ, в то время, какъ исторiи нашей партiи посвящено почти 600 страницъ, при чемъ необычайно подробно публиковалось все, касающееся нашей боевой и террористической дѣятельности.

Это и понятно. Ибо партiя соцiалистовъ-революцiонеровъ, не стѣснявшаяся уничтожать представителей царскаго режима, была единственной партiей, дѣйствительно, страшной для самодержавiя. И потому ей, ея дѣятельности, ея литературѣ удѣлялось чрезвычайное вниманiе, причемъ, въ видахъ своей карьеры, старались ея дѣятельность представить въ возможно болѣе пугающемъ видѣ.

Книга Спиридовича была предназначена спецiально для охранныхъ цѣлей, въ продажу не поступала и была отпечатана, въ собственной типографiи жандармскаго управленiя для разсылки нумерованныхъ экземпляровъ по охраннымъ отдѣленiямъ. Во время революцiи въ жандармскомъ управленiи былъ найденъ почти полный комплектъ этой книги, столь "секретной" до революцiи.

Въ виду этого представляетъ огромный интересъ опубликованiе всѣхъ этихъ охранныхъ свѣдѣнiй, могущихъ послужить необычайно цѣннымъ матерiаломъ для исторiи нашихъ предшественниковъ. И такъ какъ наиболѣе достовѣрныя свѣдѣнiя касаются какъ разъ боевых предпрiятiй нашей партiи, то мы и даемъ его какъ матерiалъ для будущаго безпристрастнаго историка.

Какъ мы сказали, книга Спиридовича представляетъ лишь груду сырого матерiала, расположеннаго въ хронологическомъ порядкѣ и почерпнутаго изъ партiйной литературы, судебныхъ процессовъ, донесенiй охранниковъ и т. п. Вся эта груда нагроможденныхъ другъ на друга матерiаловъ освѣщаетъ вопросъ съ одной только "внѣшней" стороны. Это исторiя партiи, какъ она представлялась постороннему человѣку и, притомъ, врагу партiи. Поэтому должна быть написана настоящая исторiя партiи ея членами съ освѣщенiемъ партiйной дѣятельности "изнутри". Но это — дѣло будущаго.

Пока же мы будемъ систематизировать охранные "труды" Спиридовича по отдѣльнымъ отраслямъ партiйной и работы по отдѣльнымъ рубрикамъ. Такъ, къ изданiю намѣчены: Работа с.-р. въ крестьянствѣ, работа с.-р. среди рабочихъ, политическiя выступленiя с.-р., литературная дѣятельность с.-р., дѣятельность максималистовъ и т. д.

Мы полагаемъ, что опубликованiемъ такой исторiи дореволюцiонной партiи соцiалистовъ-революцiонеровъ мы покажемъ наглядно, чѣмъ партiя, наслѣдниками которой мы являемся, отличалась отъ той партiи, которая теперь присвоиваетъ себѣ старое боевое имя, но которая ничего общаго по своей работѣ и тактикѣ съ этой боевой партiей не имѣетъ. Къ "исторiи боевыхъ предпрiятiй" прилагается статистика всѣхъ террористическихъ предпрiятiй партiи, взятая изъ II выпуска "Памятной Книжки Соцiалиста-Революцiонера", изданной нелегально въ Парижѣ въ 1914 году.

Ц. К. партiи лѣвыхъ соцiалистовъ-революцiонеровъ.

I

Обоснованiе террористической дѣятельности. Первыя покушенiя. Боевая организацiя Гершуни. Дѣло Сипягина. Покушенiе на Оболенскаго. Убiйство Богдановича. Арестъ Гершуни. Первое покушенiе на Плеве. Разгромъ партiйныхъ организацiй.

Еще до организацiи Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ въ 1896 году "Сѣверный Союзъ Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" издалъ "Основныя положенiя программы Союза Соцiалистовъ-Революцiонеров", гдѣ указывалъ, что она во всемъ существенномъ сходна съ программой "Народной Воли". Средствами для достиженiя намѣченныхъ цѣлей "Союзъ" считалъ въ качествѣ подготовительныхъ — пропаганду и агитацiю, въ качествѣ рѣшительныхъ — терроръ и массовую революцiонную борьбу.

Однимъ изъ сильныхъ средствъ борьбы для такой партiи, диктуемымъ нашимъ революцiоннымъ прошлымъ, — говорится въ "Основныхъ положенiяхъ" явится политическiй терроръ, заключающiйся въ уничтоженiи наиболѣе вредныхъ и влiятельныхъ при данныхъ условiяхъ лицъ русскаго самодержавiя. Ситематическiй терроръ совмѣстно съ другими, получающими только при террорѣ огромное рѣшающее значенiе формами открытой массовой борьбы (фабричные и аграрные бунты, демонстрацiи и проч.) приведетъ къ дезорганизацiи врага. Террористическая дѣятельность прекратится лишь съ побѣдой надъ самодержавiемъ, лишь съ полнымъ достиженiемъ политической свободы.

Кромѣ своего главнаго значенiя, какъ средства дезорганизующаго, террористическая дѣятельность послужитъ, вмѣстѣ съ тѣмъ средствомъ пропаганды и агитацiи, какъ форма открытой, совершающейся на глазахъ всего народа, борьбы, подрывающей обаянiе правительственной власти, доказывающей возможность этой борьбы и вызывающей къ жизни новыя революцiонныя силы, рядомъ съ непрерывающейся устной и печатной пропагандой. Наконецъ, террористическая дѣятельность является для всей тайной революцiонной партiи средствомъ самозащиты и охраненiя орагнизацiи отъ вредныхъ элементовъ — шпионства и предательтства.

Такимъ образомъ, въ террористической борьбѣ возстанавливалась связь новой партiи с.-р. съ разгромленной партiей "Народной Воли" и указывался водораздѣлъ между этой партiей и соцiалъ-демократiей, не признававшей террора, какъ средства борьбы.

14 февраля 1901 года, послѣ сдачи студентовъ въ солдаты, бывшiй студентъ Карповичъ смертельно ранилъ министра народнаго просвѣщенiя, Боголѣпова. На допросахъ Карповичъ назвалъ себя соцiалистомъ-революцiонеромъ. 9 марта того же года статистикъ Самарской Земской Управы, Лаговскiй произвелъ в окно квартиры Побѣдоносцева четыре выстрѣла. Послѣ ареста Лаговскiй заявилъ, что онъ раздѣляетъ программу партiи соцiалистовъ-революцiонеровъ.

Затѣмъ о террористическихъ выступленiяхъ на время ничего не было слышно. Возобновленiе террора послѣдовало в 1903 году въ Сѣверо-Западномъ краѣ. 13 Iюля 1903 года два члена Бѣлостокской боевой дружины убили городового. 19 августа и 31 октября совершены два покушенiя на мѣстнаго полицмейстера Цетленко. Эти покушенiя были устроены "боевой рабочей дружиной соцiалистовъ-революцiонеровъ". Осенью 1903 года образовалась при Одесскомъ комитетѣ "Боевая дружина", которая скоро была арестована. В Пинскѣ два члена мѣстной группы соцiалистовъ-революцiонеровъ стрѣляли в жандармскаго унтеръ-офицера и совершили нападенiе на жандармскаго ротмистра Нартова.

14 октября въ Бердичевѣ былъ убитъ помощникъ пристава.

Въ это же время замѣтно проявила свою дѣятельность "Боевая Организацiя" которая уже вполнѣ оформилась. Вотъ какъ описываетъ Спиридовичъ начало дѣятельности Боевой организацiи[1].

Самою яркою работою партiи въ описывамый перiодъ времени, работою, на которую тратились и самыя большiя денежныя средства, въ которой участвовали выдающiеся революцiонные дѣятели и которая дала партiи извѣстность во всѣхъ кругахъ населенiя — являлся терроръ.

Какъ уже было замѣчено, осенью 1901 года среди соцiалистовъ-революцiонеровъ народилась особая боевая группа, иницiаторомъ и создателемъ которой былъ, освобожденный изъ подъ стражи, арестованный по дѣлу «Рабочей партiи политическаго освобожденiя Россiи», Гершуни. Убѣжденный террористъ, умный, хитрый, съ желѣзной волей, онъ обладалъ удивительной способностью овладѣвать тою неопытною легко увлекающейся молодежью, которая, попадая въ революцiонный круговоротъ, сталкивалась съ нимъ. Его гипнотизирующий взглядъ и особо убѣдительная рѣчь покоряли ему собесѣдниковъ и дѣлали изъ нихъ его горячихъ поклонниковъ. Человѣкъ, надъ которымъ начиналъ работать Гершуни, вскорѣ подчинялся ему всецѣло и дѣлался безпрекословнымъ исполнителемъ его велѣнiй. Ближайшимъ сотоварищемъ Гершуни по постановкѣ дѣла террора являлась Брешко-Брешковская. Ея горячая пропаганда террора, въ которомъ она видѣла не только устрашающее правительство средство борьбы, но и примѣръ «великой революцiонно-гражданской доблести» — дѣйствовала на молодежь заразительно. Молодежь жадно слушала «бабушку», и шла на ея призывы.

Первою задачею, поставленною передъ группой Центральнымъ Комитетомъ, было убiйство министра внутреннихъ дѣлъ Сипягина и оберъ-прокурора Святѣйшаго Синода, Побѣдоносцева. Все дѣло подготовлялъ Гершуни, помогалъ ему во многомъ Мельниковъ. Тою же осенью въ составъ «Боевой Организацiи» былъ принятъ Степанъ Балмашевъ, стоявшiй до того во главѣ сорганизованнаго имъ въ Кiевѣ кружка «Кiевскiй союзъ соцiалистовъ» и выдѣлявшiйся своими рѣзко опредѣленными революцiонными взглядами[2].

Молодой, крайне впечатлительный, но распропагандированный съ дѣтскихъ лѣтъ своимъ отцомъ, революцiонеромъ, Балмашевъ вступилъ въ «Боевую Организацiю» подъ влiянiемъ бесѣдъ съ Брешко-Брешковой и Гершуни. Попавъ въ руки Гершуни, онъ уже черезъ нѣсколько мѣсяцевъ соотвѣтствующей обработки послѣднимъ былъ подготовленъ на какое угодно политическое убiйство. Одновременно шла подготовка къ террору и еще нѣсколько молодыхъ людей и въ томъ числѣ молодого поручика Григорьева. Гершуни мастерски сорганизовал покушенiе. Онъ предусматриваетъ каждую мелочь и даже заставляетъ Балмашева передъ покушенiемъ написать свою автобiографiю и изложить свой взглядъ на борьбу съ правительствомъ. Послѣднiе дни предъ выступленiемъ Балмашовъ провелъ въ Финляндiи.

2 Апрѣля 1902 года, въ часъ дня, Балмашевъ, одѣтый въ адъютантскую форму, прiѣхалъ въ Петроградъ, въ Марiинскiй дворецъ, гдѣ долженъ былъ находиться въ Комитетѣ Министровъ егермейстеръ Сипягинъ, и узнавъ, что министръ еще не прибылъ туда, заявилъ швейцару, что, имѣя порученiе къ министру, онъ прiѣдетъ еще разъ. Черезъ нѣсколько минутъ Балмашевъ вернулся, а почти вслѣдъ за нимъ вошелъ и министръ. Балмашевъ подошелъ къ послѣднему и со словами, что привезъ пакетъ съ бумагами отъ Великаго Князя Сергiя Александровича, произвелъ въ егермейстера Сипягина два выстрѣла, коими причинилъ смертельныя раны, отъ которыхъ министръ черезъ часъ скончался[3].

Одновременно съ покушенiемъ на егермейстера Сипягина «Боевая Организацiя» имѣла намѣренiе напасть на оберъ-прокурора Святѣйшаго Синода, въ зданiи послѣдняго. В него долженъ былъ стрѣлять революцiонеръ, переодѣтый въ форму генералъ-адъютатнта. Покушенiе, однако, не состоялось изъ-за недоразумѣнiя съ телеграммой, благодаря чему испольнитель не могъ своевременно прибыть на условленное мѣсто. Въ виду этой неудачи, Гершуни, не желая упускать момента, рѣшилъ осуществить покушенiе въ ближайшiе дни съ помощью Григорьева. 3 Апрѣля Гершуни, придя къ Григорьеву, имѣлъ съ нимъ и его прiятельницей Юрковской бесѣду, въ результатѣ которой было рѣшено слѣдующее: 5 числа, въ день похоронъ убитаго министра, Григорьевъ долженъ былъ пойти въ похоронной процессiи и произвести покушенiе на оберъ-прокурора Святѣйшаго Синода. Въ то же время Юрковская, переодѣвшись гимназистомъ, должна была улучить удобный моментъ и въ поднявшейся суматохѣ произвести покушенiе на градоначальника генерала Клейгельса. Гершуни далъ Григорьеву съ Юрковской всѣ необходимыя указанiя, помогъ купить костюмъ гимназиста, далъ денегъ на случай, если бы имъ удалось скрыться послѣ покушенiя; заставилъ написать прощальныя письма агитацiонного содержанiя и дальнѣйшими бесѣдами старался поддерживать взвинченное настроенiе молодежи до момента покушенiя. 5 числа ни Григорьевъ, ни Юрковская совершить покушенiе не рѣшились, и вернувшись домой, приложили затѣмъ всѣ усилiя, чтобы отойти отъ Гершуни и его кружка, что имъ и удалось.

На другой же день послѣ убiйства министра Сипягина, 3 Апрѣля, появилась прокламацiя, разъяснявшая причины убiйства министра. Прокламацiя имѣла подпись: «Боевая Организацiя Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» — такъ назвалъ свою группу Гершуни послѣ ея перваго выступленiя. По поводу убiйства была выпущена также прокламацiя «Ко всему русскому рабочему народу отъ Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», отъ 2 Апрѣля, и партiйная прокламацiя «Ко всѣмъ подданнымъ Русскаго Царя» отъ 3 Апрѣля, которая, впрочемъ носила фракцiонный характеръ[4].

Послѣ совершеннаго группою Гершуни убiйства, Центральный Комитетъ партiи призналъ «Боевую Организацiю» своимъ партiйным органомъ и передалъ ея «диктатуру» — Гершуни завѣдыванiе всей террористической работой. Вскорѣ затѣмъ въ № 7-мъ «Революцiонной Россiи» появилась статья «Террористическiй элементъ въ нашей программѣ», высказавшая слѣдующiе руководящiе взгляды на терроръ и его постановку.

"Мы — за примѣненiе въ цѣломъ рядѣ случаевъ террористическихъ средствъ. Но для насъ террористическiя средства не есть какая-то самодавлѣющая система борьбы, которая одною собственной внутренней силой неминуемо должна сломить сопротивленiе врага и привести его къ капитуляцiи. Террористическiя дѣйствiя вовсе не должны быть каким-то замкнутымъ внутри себя рядомъ актовъ, воплощающихъ собою всю непосредственную борьбу съ врагомъ. Напротивъ — для насъ террористическiе акты могутъ быть лишь частью этой борьбы, частью неразрывно связанной съ другими частями; въ этой то живой органической связи они и почерпаютъ всю свою силу, все свое значенiе… И, какъ всякая часть, они должны быть сообразованы съ цѣлымъ, должны быть переплетены въ одну цѣлостную систему со всѣми прочими способами партизанскаго и массоваго, стихiйнаго и цѣлесообразного напора на правительство. Терроръ — лишь одинъ изъ родовъ оружiя, находящiйся в рукахъ одной изъ частей нашей революцiонной армiи. Въ нашей борьбѣ мы стараемся привести въ движенiе самыя разнообразныя общественныя силы, и каждой изъ этихъ силъ свойствененъ свой особый способъ проявленiя. Это не мешаетъ имъ дѣйствовать по единому плану. Такъ и террористическая борьба не будетъ чѣмъ-то витающимъ внѣ прочихъ видовъ революцiонной работы и господствующимъ надъ ними. Это — только одинъ изъ техническихъ прiемовъ борьбы, который лишь во взаимодѣйствiи съ другими прiемами можетъ проявить все то дѣйствiе, на которое мы разсчитываемъ. Онъ усиливаетъ влiянiе всѣхъ дугихъ параллельныхъ формъ борьбы, и его собственное влiянiе усиливается дѣйствiемъ этихъ послѣднихъ… Такимъ образомъ, мы первые будемъ протестовать противъ всякаго однобакаго, исключительнаго терроризма. Отнюдь не замѣнить, а лишь дополнить и усилить хотимъ мы массовую борьбу смѣлыми ударами боевого авангарда, попадающими въ самое сердце вражескаго лагеря…"

"Террористическiе удары должны быть дѣломъ организованнымъ. Они должны быть поддержаны партiей, регулирущей ихъ примѣненiе и берущей на себя нравственную отвѣтственность за нихъ. Это сообщитъ и самымъ героямъ-борцамъ то необходимое моральное спокойствiе, которое невозможно при дѣйствiяхъ на свой личный рискъ и страхъ, безъ увѣренности въ моральной санкцiи и поддержкѣ партiи. Партiйный контроль и партiйное регулированiе предотвратятъ опасность — какъ бы террористическая борьба не оторвалась отъ всей остальной революцiонной борьбы, не превратилась бы во что-то самодавлѣющее, не перестала считаться съ ея мѣняющимися потребностями и интересами; какъ бы размѣры силъ террористической дружины не остались единственнымъ рѣшающимъ мотивомъ въ вопросѣ о началѣ, продолженiи, прiостановкѣ борьбы; какъ бы изъ средства эта борьба не превратилась въ цѣль; какъ бы она не заняла несоотвѣтствующаго (въ ту или другую сторону) мѣста въ революцiонной программѣ и тактикѣ; какъ бы, наконецъ, тактика террористовъ не разошлась съ общей тактикой революцiонной армiи и не вошла въ конфликтъ съ ней…"

Но если, какъ видно изъ изложеннаго, въ тактическомъ отношенiи Центральный Комитетъ во главѣ съ Гершуни стоялъ за необходимость координированiя борьбы террористическими средствами со всѣми прочими формами революцiоннной дѣятеьности и борьбы, то въ техническомъ отношенiи онъ стоялъ за строгое отдѣленiе ея отъ прочихъ функцiй партiи. "Строгое идейное единство и не менѣе строгое организованное раздѣленiе — вотъ требованiе, которому вполнѣ отвѣчаетъ современная постановка этого дѣла въ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", — говорилось въ той же статьѣ. — "Согласно рѣшенiю партiи, изъ нея выдѣлилась спецiальная "Боевая Организацiя", принимающая на себя — на началахъ строгой конспирацiи и раздѣленiя труда — исключительно дѣятельность дезорганизацiонную и террористическую. Эта боевая организацiя получаетъ отъ партiи — черезъ посредство ея центра — общiя директивы относительно выбора времени для начала и прiостановки военныхъ дѣйствiй и относительно круга лицъ, противъ которыхъ эти действiя направляются. Во всемъ остальномъ она надѣлена самыми широкими полномочiями и полной самостоятельностью. Она связана съ партiей только черезъ посредство центра и совершенно отдѣлена отъ мѣстныхъ комитетовъ. Она имѣетъ вполнѣ обособленную организацiю, особый личный составъ (по условiямъ самой работы, конечно, крайне немногичисленный), отдѣльную кассу, отдѣльные источники средствъ. Эта боевая организацiя беретъ всецѣло на себя роль охранительнаго отряда… И потому мѣстные комитеты болѣе, чѣмъ когда-либо, получаютъ полную возможность посвятить всѣ свои силы, отдаться всецѣло творческой работѣ — пропагандѣ, агитацiи, подготовленiю и устройству демонстрацiй, организацiи рабочихъ массъ въ городѣ и деревнѣ, вербовкѣ той великой соцiалистической армiи труда, непрерывный ростъ которой служитъ для насъ вѣрнѣйшимъ залогомъ побѣды…"

И дѣйствительно, въ построенiи "Боевой Организацiи" и въ техникѣ ея работы принципы обособленности и конспирацiи были проведены строго до крайности. Это придавало орагнизацiи прочную спайку, окутывало непроницаемой тайной ея предпрiятiя и тѣмъ самымъ не позволяло розыскнымъ органамъ своевременно подойти къ освѣщенiю ея дѣятельности. Взаимоотношенiя партiи и "Боевой Организацiи" были оформлены особым "Партiйнымъ соглашенiемъ", авторомъ котораго являлся Гершуни.

Скрывшись послѣ 2 Апрѣля 1902 г. изъ Петрограда, Гершуни и его ближайшiе по "Боевой Организацiи" сотоварищи группируются около Кiева. Тамъ Гершуни имѣлъ свою главную конспиративную квартиру и устраивалъ свои дѣловыя свиданiя; тамъ зачастую скрывалась "бабушка" — Брешко-Брешковская, проживая иногда у знакомыхъ на кухнѣ подъ видомъ простой прислуги; на Кiевъ шла конспиративная переписка для боевиковъ изъ-за границы, будучи направляема по адресамъ третьихъ непричастныхъ къ дѣламъ партiи лицъ; тамъ же осенью обосновался помощникъ Гершуни, Мельниковъ, устроившiй у себя въ квартирѣ цѣлый складъ партiйной литературы.

Лѣтомъ 1902 года Гершуни началъ организовывать покушенiе на харьковскаго губернатора Оболенскаго, что должно было явиться местью за его рѣшительныя дѣйствiя по подавленiю крестьянскихъ безпорядковъ. Еще весною того года работавшiй въ Харьковѣ стоялръ изъ Кiева Фома Качура, состоявшiй уже членомъ одного изъ кiевскихъ кружковъ, въ разговорѣ съ членомъ партiи Вейценфельдомъ, выразилъ желанiе поступить въ "Боевую Организацiю", но намѣренiе это не могло осуществиться потому, что Вейценфельду не удавалось свести Качуру въ Кiевѣ съ Гершуни и Брешко-Брешковкой.

Когда же лѣтомъ Гершуни понадобился исполнитель для задуманнаго имъ убiйства, то сперва выборъ его остановился на ставшемъ извѣстнымъ впослѣдствiи Каляевѣ, но затѣмъ Гершуни, дабы придать покушенiю болѣе идейный характеръ, рѣшилъ поручить его кому либо изъ рабочихъ. Тогда-то и былъ разысканъ Качура, вызванъ въ Кiевъ и познакомленъ съ Гершуни. Послѣднiй нашелъ Качуру подходящимъ для намѣченнаго имъ покушенiя, сталъ работать надъ нимъ и вскорѣ вполнѣ подготовилъ его къ выступленiю.

29 Iюля, вечеромъ, Качура и Гершуни явились въ Харьковѣ въ садъ «Тиволи» и тамъ Качура стрѣлялъ изъ браунинга въ вышедшаго изъ театра губернатора, но промахнулся и ранилъ стоявшаго рядомъ полицмейстера. Будучи задержанъ, Качура назвалъ себя членомъ «Боевой Организацiи Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» и заявилъ, что дѣйствовалъ по постановленiю орагнизацiи. При немъ оказался пакетъ, въ которомъ былъ вложенъ «приговоръ» «Боевой Организацiи».

Покушенiе на губернатора Оболенскаго было широко разрекламировано партiей и Центральнымъ Комитетомъ. Были изданы особыя по этому поводу прокламацiи, была отпечатана брошюра — «Почему стрѣляли въ харьковскаго губернатора». Качура въ партiйной литературѣ изображался, какъ защитникъ (?) народа; о немъ писались книжки, выпускались его фотографiи, ему дано было названiе — «народнаго героя».

Послѣ покушенiя на губернатора Оболенскаго въ дѣятельности «Боевой Организацiи» наступило затишье. Новая постановка политическаго розыска по имперiи мѣшала начинанiямъ террористовъ. Въ Январѣ 1903 года въ Кiевѣ былъ арестованъ помощникъ Гершуни — Мельниковъ. Шли обыски въ связи съ производившимся по дѣлу убiйства министра Сипягина дознанiемъ. Была растована группа лицъ, имѣвшая дѣла съ Гершуни, и въ томъ числѣ Григорьевъ.

Однако, 6 Мая 1903 года «Боевая Организацiя» вновь заявила о себѣ. Въ тотъ день, въ Уфѣ, въ общественномъ саду, двумя членами «Боевой Организацiи» былъ убитъ уфимскiй губернаторъ Богдановичъ. Дѣло сорганизовалъ и руководилъ его выполненiемъ Гершуни. «Боевая Организацiя» и Центральный Комитетъ издали по поводу убiйства прокламацiи, а въ № 24-мъ «Революцiонной Россiи» было сдѣлано оповѣщенiе о томъ же событiи; въ статьѣ же «Терроръ и массовое движенiе» еще разъ подтверждался слѣдующiй взглядъ на терроръ.

«Новый террористическiй актъ, исходящiй отъ «Боевой Организацiи Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», побуждаетъ насъ сдѣлать еще разъ (и, вѣроятно, не въ послѣднiй разъ) кое-какiя указанiя на постановку вопроса о террорѣ въ нашей программѣ и еще разъ вернуться къ нѣкоторымъ изъ возраженiй, упорно выдвигаемыхъ противъ употребленiя террористическихъ средствъ въ борьбѣ съ самодержавiемъ. Считая примененiе этихъ послѣднихъ и неизбѣжнымъ и цѣлесообразнымъ, наша партiя въ то же время полагаетъ, что терроръ долженъ быть, да и не можетъ не быть, лишь однимъ изъ вспомогательныхъ средствъ борьбы; что онъ долженъ находиться подъ контролемъ партiйной орагнизацiи и, наконецъ, что террористическiе акты должны имѣть возможно болѣе тѣсную связь съ массовымъ движенiемъ, опираться на нужды этого движенiя и дополнять его и, въ свою очередь, давать толчокъ проявленiямъ массовой борьбы, возбуждать революцiонное настроенiе въ массахъ»…

Убiйцы губернатора Богдановича сумѣли скрыться. Самъ Гершуни, выѣхавъ изъ Уфы, направился въ Кiевъ, откуда намѣревался проѣхать по дѣламъ «Боевой Организацiи» въ Смоленскъ и, затѣмъ, за границу. 13 Мая, 1903 года Гершуни прибылъ въ Кiевъ, высадился на станцiи «Кiевъ 2-й», отправился пѣшкомъ въ городъ и черезъ нѣсколько минутъ былъ арестованъ чинами Кiевскаго охраннаго отдѣленiя.

Съ арестомъ Гершуни кончился первый перiодъ жизни «Боевой Организацiи». Преемникомъ его, судя по партiйнымъ матерiаламъ, стал Азевъ[5], представителемъ же «Боевой Организацiи» за границей, попрежнему являлся членъ Центральнаго Комитета, Михаилъ Гоцъ. Къ нему, обычно, и направлялись лица, выражавшiя желанiе начать въ партiи работу по террору, а онъ уже направлялъ ихъ къ Азеву. Личный составъ «Боевой Организацiи» обновился. Произошло измѣненiе и въ техникѣ террора: отъ пистолетовъ «Боевая Организацiя» перешла къ разрывнымъ снарядамъ.

Первою задачею, которую получила теперь «Боевая Организацiя» отъ Центральнаго Комитета — было совершенiе покушенiя на министра внутреннихъ дѣлъ, Плеве. По выработанному въ Августѣ 1903 года въ Женевѣ плану было рѣшено произвести прослѣдку выѣздовъ министра въ Петроградѣ изъ дома по Фонтанкѣ, гдѣ онъ занималъ квартиру, и, по установленiи всѣхъ нужныхъ данныхъ, взорвать карету бомбами во вермя проѣзда министра.

Въ Ноябрѣ мѣсяцѣ нѣсколько членовъ «Боевой Организацiи» во главѣ съ Савинковымъ[6], быстро занявшимъ въ «Боевой Организацiи» вслѣдствiе своихъ личныхъ качествъ, мѣсто непосредственнаго организатора и руководителя «Боевой Организацiи», были уже въ Петроградѣ, гдѣ и изучали выѣзды министра, одинъ подъ видомъ извозчика, другой — торговца лотошника. Въ Декабрѣ мѣсяцѣ боевики попали въ сферу наблюденiя чиновъ охраны и поспѣшили скрыться изъ Петрограда. Такимъ образомъ, это первое предпрiятiе «Боевой Организацiи» въ ея новомъ составѣ кончилось неудачею.

Появленiе и быстрое развитiе дѣятельности организацiй «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» и особенно апрѣльское 1902 года выступленiе ея «Боевой Организацiи» захватили правительство какъ бы врасплохъ. Партiя начала работать тамъ, гдѣ не было соотвѣтствующихъ розыскныхъ органовъ. Столицы съ ихъ охранными отдѣленiями умышленно обходились руководитеями партiи. Всѣ важнѣйшiя партiйныя предпрiятiя зарождались и ставились въ провинцiи. «Боевая Организацiя» образовалась въ провинцiальной глуши и, подготовивъ тамъ свое выступленiе, совершила какъ бы налетъ на Петроградъ. Такое положенiе, не мало обусловившее успѣхъ работы соцiалистовъ-революцiонеровъ въ первые годы жизни партiи, повело къ частичной реформѣ дѣла политическаго розыска.

Въ 1902 году въ нѣкоторыхъ провинцiальныхъ городахъ были спѣшно учреждены розыскные пункты, переименованные затѣмъ въ охранныя отдѣленiя. Они повели энергичную борьбу съ партiйными организацiями. Начались аресты соцiалистовъ-революцiонеровъ. Наиболѣе значиельные изъ нихъ были осуществлены въ Одессѣ, Тамбовѣ и Екатеринославѣ.

Въ 1903 году групповые аресты были произведены въ Кiевѣ, Одессѣ, Петроградѣ, Козловѣ, Екатеринославѣ, Курскѣ, Саратовѣ, Москвѣ и въ другихъ городахъ. Обыски давали богатые результаты, свидѣтельствовавшiе о преступной работѣ соцiалистовъ-революцiонеровъ по пропагандѣ и агитацiи. Въ Одессѣ же, Екатеринославѣ, Саратовѣ и Кiевѣ, были арестованы и типографiи, взятыя на полномъ ходу. При арестѣ Кiевской типографiи была заарестована и ставившая ее повивальная бабка Фрума Фрумкина, которая позже, 27 Декабря, будучи вызвана на допросъ въ Кiевское губернское жандармское управленiе, пыталась перерезать горло жандармскому генералу Новицкому, но нанесла ему лишь легкую рану[7].

Наносимые партiи удары были серьезны. Изъ ея рядовъ вырывались наилучшiе работники. Аресты типографiй и транспортовъ нелегальной литературы лишали партiю главныхъ средствъ пропаганды и агитацiи. Гибли явки, конспиративныя квартиры, проваливались налаженныя съ большимъ трудомъ сношенiя заграничнаго центра съ мѣстными организацiями[8]. Все это не могло не отразиться пагубно на положенiи дѣлъ партiи. Въ партiйной работѣ замѣчались перебои. Нѣкоторыя организацiи должны были поневолѣ прекращать свою дѣятельность и, хотя, оправившись, онѣ и продолжали ее, но контингентъ работниковъ послѣдующихъ составовъ обычно бывалъ много слабѣе предыдущихъ, работа шла менѣе успѣшно. И если, тѣмъ не менѣе, несмотря на интенсивную работу розыскныхъ органовъ, разстраивавшихъ систематически работу партiйныхъ организацiй, таковыя продолжали нарождаться, то причинъ тому слѣдуетъ искать во все болѣе и болѣе развивавшемся въ то время противоправительственномъ движенiи интеллигенцiи.

II

1904 годъ. Походъ «Боевой Организацiи» противъ министра внутреннихъ дѣлъ Плеве. Убiйство министра Плеве. Начало широкаго общественнаго движенiя. Дѣятельность партiи во вторую половину года. Начало массоваго террора.

Въ 1904 году дѣятельность «Боевой Организацiи» не прекращалась. Но не прекращалась и слѣжка за «Боевой Организацiей». Производились и еще аресты, изъ которыхъ наиболѣе важными по достигнутымъ результатамъ были слѣдующiе:

Въ Январѣ, въ Петроградѣ была арестована террористическая группа дворянки Серафимы Клитчоглу, во главѣ съ ней самой. Группа подготовляла покушенiе на министра внутреннихъ дѣлъ Плеве. При обыскахъ были найдены планы путей слѣдованiя министра изъ его дома въ Зимнiй дворецъ и другiя вещественныя доказательства преступной работы группы. Въ связи съ Петроградомъ были произведены обыски въ Кiевѣ, Харьковѣ и Ростовѣ на Дону.

Въ Iюлѣ 1904 г. въ Петроградѣ была арестована группа Павла Кракова, подготовлявшая покушенiе на министра юстицiи.

Организацiи «ликвидировались» на протяженiи всей Россiи. Но среди такой, казавшейся, партiйной тишины, ключемъ била скрытая даже отъ глазъ партiи жизнь «Боевой Организацiи». Всѣ стремленiя ея руководителей, согласно полученныхъ отъ Центральнаго Комитета директивъ, были направлены къ совершенiю убiйства министра внутреннихъ дѣлъ, Плеве.

Въ Январѣ 1904 года въ составъ «Боевой Организацiи» входили: Савинковъ съ двумя его товарищами, Николай Блиновъ, Алексѣй Покотиловъ, бывшiе студенты Московскаго университета Максимилiанъ Швейцеръ и Егоръ Сазоновъ, а также Иванъ Каляевъ. Часть изъ нихъ находилась въ Женевѣ, гдѣ по террору съ ними вели переговоры Гоцъ и Азевъ[9], часть же была въ Россiи. Въ Россiи жили Покотиловъ и Швейцеръ, изготовлявшiе динамитъ для бомбъ и самыя бомбы.

Въ Февралѣ мѣсяцѣ «Боевая Организацiя» уже наблюдала за выѣздами министра по Петрограду и хотя маршруты его не были изучены съ достаточною полнотою, тѣмъ не менѣе, рѣшено было произвести покушенiе 18 Марта. Согласно разработанному заранѣе плану, 18 Марта, около 12 часовъ дня, боевики, получивъ часа за 2 передъ тѣмъ отъ Швейцера бомбы, вышли на Фонтанку и стали ждать министра, который, по ихъ предположенiю, долженъ былъ проѣхать отъ Зимняго дворца, по набережной Невы и по Фонтанкѣ, къ себѣ домой.

У дома Штиглица стоялъ Покотиловъ съ двумя бомбами, у Рыбнаго переулка и на углу Пантелеймоновской улицы стояло по боевику, каждый съ двумя бомбами; Сазоновъ, одѣтый извозчикомъ, стоялъ недалеко отъ подъѣзда дома № 16 и имѣлъ бомбу на колѣняхъ подъ фартукомъ. На Цѣпномъ мосту находился Каляевъ, который долженъ былъ подать сигналъ въ случаѣ, если бы министръ не свернулъ съ набережной Невы на Фонтанку, а поѣхалъ бы по Литейному проспекту. Въ Лѣтнемъ саду сидѣлъ руководитель всего предпрiятiя Савинковъ. Выполненiю задуманнаго злоумышленiя помѣшала бдительность чиновъ охраны. Боевикъ, стоявшiй на углу Пантелеймоновской улицы, замѣтилъ за собою наблюденiе охраны и изъ боязни ареста скрылся со своего мѣста; за нимъ ушелъ Покотиловъ, Сазоновъ же не видѣлъ проѣхвшаго министра.

Послѣ неудачи 18 Марта, Швейцеръ, Каляевъ и Савинковъ направились въ Кiевъ, гдѣ они намѣревались убить геенралъ-губернатора генералъ-адъютанта Клейгельса; Покотиловъ же, Сазоновъ и двое неизвѣстныхъ рѣшили произвести нападенiе на министра во время проѣзда его 25 Марта или 1 Апрѣля.

25 Марта Покотиловъ и неизвѣстный, подъ видомъ торговцевъ съ лотками, вышли съ бомбами на предполагаемый путь проѣзда, но министра не встрѣтили. Второй выходъ ихъ не состоялся, потому что Покотиловъ 31 Марта погибъ отъ взрыва у себя въ номерѣ въ Сѣверной гостиницѣ въ то время, какъ онъ снаряжалъ запаломъ разрывной снарядъ. Съ нимъ погибъ большой запасъ динамита «Боевой Организацiи».

Новая неудача въ Петроградѣ и смерть Покотилова такъ подѣйствовали на «Боевую Организацiю», что находившiеся въ Петроградѣ ея члены скрылись и рѣшили было оставить временно выступленiе противъ министра, но скоро какъ ихъ предположенiе, такъ, и предположенiе всей группы Савинкова, было измѣнено.

Весною въ Харьковѣ состоялся съѣздъ главныхъ членовъ «Боевой Организацiи», на которомъ былъ выработанъ слѣдующiй планъ дѣйствiй. Прежде всего было рѣшено устранить министра. Боевикъ, стоявшiй 18 Марта на углу Рыбнаго переулка, убiйца уфимскаго губернатора рабочiй Дулебовъ, Каляевъ и еще одинъ неизвѣстный боевикъ должны были вести наблюденiе за проѣздами министра по улицамъ, первые какъ разносчики-продавцы, вторые извозчиками. Савинковъ долженъ былъ нанять богатую квартиру въ Петроградѣ и поселиться тамъ съ женой — Дорой Бриллiантъ, съ лакеемъ — Сазоновымъ и кухаркой — какой-то старой революцiонеркой. Дальнѣйшее должно быть рѣшено позже, послѣ всѣхъ установокъ наблюденiя. Разъѣхавшись, боевики принялись за осуществленiе намѣченнаго плана. Савинковъ, подъ видомъ богатаго англичанина, поселился на Жуковской улицѣ съ Дорой Бриллiантъ, котоаря играла роль бывшей пѣвицы «Буффа». За лакея былъ Сазоновъ, кухаркой же намѣченная заранѣе революцiонерка. Всѣ они отлично играли свои роли. Широкое даванiе на-чай барина, услуживанiе старой кухарки дворникамъ, подлаживанiе и обходительность лакея къ швейцару и прислугѣ другихъ квартиръ создали благопрiятную для террористовъ обстановку въ домѣ. Въ то же время назначенные для наблюденiя за министромъ боевики выполняли свое дѣло умѣло и съ энергiей. Вотъ какъ описываетъ эту работу въ своихъ запискахъ Савинковъ.

«Между тѣмъ, наше наблюденiе шло своимъ путемъ. Х., Дулебовъ и Каляевъ постоянно встрѣчали на улицѣ Плеве. Они до тонкости изучили внѣшнiй видъ его выѣздовъ и могли отличить его карету за сто шаговъ. Особенно много свѣдѣнiй было у Каляева. Онъжилъ въ углу, на краю города, въ комнатѣ, гдѣ кромѣ него, ютилось еще пять человѣкъ, и велъ образъ жизни, до тонкости совпадавшiй съ образомъ жизни такихъ-же какъ и онъ, торговцевъ въ разносъ. Он не позволялъ себѣ ни малѣйшихъ отклоненiй: вставалъ въ 6 часовъ и былъ на улицѣ съ 8-ми утра до поздней ночи. Дома, у хозяевъ, онъ скоро прiобрелъ репутацiю набожнаго, трезваго и дѣловитаго человѣка. Имъ, конечно, и въ голову не приходило заподозрить въ немъ революцiонера. Плеве жилъ тогда на дачѣ, на Аптекарскомъ островѣ, и по четвергамъ выѣзжалъ съ утреннимъ поѣздомъ къ Царю, въ Царское Село. Главное вниманiе при наблюденiи и было сосредоточено на этой его поѣздкѣ и еще на поѣздке въ Марiинскiй дворецъ, на засѣданiя Комитета Министровъ, куда Плеве ѣздилъ по вторникамъ. Всѣ члены организацiи, т. е. Х., Каляевъ, Дулебовъ, вновь прiѣхавшiй Y., и очень часто кто либо изъ насъ — Дора, N[10], Сазоновъ или я, — наблюдали въ эти дни. Но Каляевъ не ограничивался только этимъ совмѣстнымъ и планомѣрнымъ наблюденiемъ: у него была своя теорiя выѣздовъ Плеве, и ежедневно, выходя торговать на улицу, онъ ставилъ себѣ задачу встрѣтить карету министра. По мельчайшимъ признакамъ на улицѣ: по количеству охраны, по внѣшнему виду наружной полицiи — приставовъ и околоточныхъ надзирателей, — по тому напряженному ожиданiю, которое чувствовалось при приближенiи министерской кареты, Каляевъ безошибочно заключалъ, проѣхалъ-ли Плеве по этой улицѣ, или еще проѣдетъ. Съ лоткомъ за плечами, на которомъ часто мѣнялся товаръ, — папиросы, яблоки, почтовая бумага, карандаши, — Каляевъ бродилъ по всѣмъ улицамъ, гдѣ, по его мнѣнiю, могъ ѣздить Плеве. Рѣдкiй день проходилъ безъ того, чтобы онъ не встрѣтилъ его карету. Описывая ее, онъ давалъ не только самое точное описанiе масти и примѣтъ лошадей, наружности кучера и чиновъ охраны, но и деталей самой кареты. В его устахъ детали эти принимали характеръ выпуклыхъ признаковъ. Онъ зналъ не только высоту и ширину кареты, ея цвѣтъ и цвѣтъ ея колесъ, но и подробно описывалъ подножку, ручку дверецъ, вожжи, фонари, козла, оси, оконныя стекла. Когда Царь переѣхалъ въ Петергофъ и Плеве сталъ ѣздить вмѣсто Царскосельскаго вокзала на Балтiйскiй, Каляевъ первый установилъ его маршрутъ и отклоненiя отъ этого маршрута. Кромѣ того, онъ зналъ въ лицо министерскихъ филеровъ и безошибочно отличалъ ихъ въ уличной толпѣ. Дулебовъ и Х., какъ извозчики, не могли давать такихъ подробныхъ свѣдѣнiй. Они не всегда могли отказывать сѣдокамъ и имъ часто приходилось отъѣзжать съ поста наблюденiя или по требованiю полицiи, или по желанiю сѣдоковъ. Но они оба дополнили, провѣрили и развили наблюденiя Каляева, такъ что тѣ свѣдѣнiя, которыя могли случайно прибавить остальные члены организацiи, т. е. Сазоновъ, N., Бриллiантъ, Y. и я, имѣли только второстепенное значенiе. Въ общемъ, систематическое наблюденiе привело насъ къ увѣренности, что легче всего убить Плеве въ четвергъ, по дорогѣ съ Аптекарскаго острова на Балтiйскiй вокзалъ…»

Въ концѣ Iюня боевики стали выслѣживать проѣзды министра на Балтiйскiй вокзалъ. Тогда же, внѣ Петрограда состоялся новый съѣздъ боевиковъ, на которомъ они разработали подробный планъ покушенiя. Рѣшено было, что министра на пути проѣзда встрѣтятъ четыре метальщика съ бомбами. Первый пропуститъ министра мимо и лишь загородитъ ему обратный путь, второй броситъ первую бомбу; въ случаѣ неудачи отъ его взрыва — нападать будетъ третiй; четвертый назначался какъ бы въ резервъ, на крайнiй случай.

Слѣдующее совѣщанiе происходило въ Сестрорѣцкѣ, куда переѣхалъ жить Савинковъ. Были распредѣлены метальщики. Первымъ былъ намѣченъ неизвѣстный, что стоялъ 18 Марта у Пантелеймоновской улицы, вторымъ Сазоновъ, третьимъ Каляевъ и четвертымъ Сикорскiй — еврей изъ Бѣлостока. Изготовленiемъ бомбъ занимался Швейцеръ, Назначивъ днемъ покушенiе 8 Iюля, боевики разъѣхались. Квартира на Жуковской была оставлена и часть боевиковъ уѣхала изъ Петрограда, часть-же осталась; нѣкоторые, какъ напримѣръ Сазоновъ и Каляевъ, должны были выѣхать и вернуться въ Петроградъ лишь 8 Iюля. Всю ночь на 8 Iюля Швейцеръ изготовлялъ бомбы. Утромъ онъ долженъ былъ раздать ихъ метальщикамъ, но вслѣдствiе происшедшаго недоразумѣнiя, бомбу получилъ лишь одинъ Каляевъ и покушенiе не состоялось. Рѣшивъ затѣмъ произвести покушенiе черезъ недѣлю, 15 Iюля, и сговорившись о подробностяхъ, Сазоновъ, Каляевъ, Сикорскiй и одинъ неизвѣстный уѣхали по направленiю къ Вильнѣ, Савинковъ въ Сестрорѣцкъ, Швецейръ, Дулебовъ и 2-й неизвѣстный остались въ Петроградѣ.

15 Iюля утромъ боевики съѣхались въ Петроградъ; прибыли — по Николаевской желѣзной дорогѣ Сазоновъ, по Варшавской, порознь, Каляевъ, Сикорскiй и неизвѣстный. Сазоновъ былъ въ формѣ желѣзнодорожнаго служащаго, Каляевъ одѣтъ швейцаромъ, двое остальныхъ въ черныхъ накидкахъ морского образца. Дулебовъ, одѣтый извозчикомъ, на своей лошади заѣхалъ за Швейцеромъ, который и развезъ бомбы по установленнымъ мѣстамъ и роздалъ ихъ метальщикамъ, послѣ чего всѣ они и Савинковъ собрались въ скверѣ у церкви Покрова, что въ концѣ Садовой улицы. Въ десятомъ часу метальщики двинулись отъ церкви, одинъ за другимъ, въ разстоянiи сорока шаговъ, по Англiйскому проспекту, Дровяной улицѣ, Обводному каналу, дабы, пройдя мимо Балтiйскаго и Варшавскаго вокзаловъ, выйти затѣмъ навстрѣчу министру на Измайловскiй проспектъ. Шли в такомъ порядкѣ: неизвестный, Сазоновъ, Каляев и Сикорскiй. Савинковъ безъ бомбы пошелъ отдѣльно на Измайловскiй проспектъ. Около 10 часовъ, на Измайловскомъ проспектѣ, вблизи Обводнаго канала, Сазоновъ, увидя слѣдовавшаго въ каретѣ министра, сошелъ съ тротуара и бросилъ въ карету бомбу. Отъ послѣдовавшаго взрыва министръ былъ убитъ, Сазоновъ тяжело раненъ. Прочiе боевики скрылись и изъ нихъ былъ арестованъ только Сикорскiй. Онъ, желая утопить свою бомбу, нанялъ яликъ и бросилъ бомбу съ ялика вблизи строившагося броненосца. Это навлекло на него подозрѣнiе со стороны яличника и тотъ доставилъ его въ полицiю[11].

По поводу убiйства министра, Центральный Комитетъ издалъ спецiальный № «Летучаго Листка Революцiонной Россiи» и прокламацiи: «Ко всѣмъ рабочимъ», «15 Iюля», «Ко всему русскому крестьянству» и «Надгробное слово временщику». «Боевая Организацiя» издала прокламацiю «15 Iюля 1904 года» и, на французскомъ языкѣ, «Воззванiе къ гражданамъ цивилизованнаго мiра». Почти всѣ комитеты и группы издали свои прокламацiи, или перепечатали воззванiя Центральнаго Комитета и «Боевой Организацiи».

Послѣ совершенiя убiйства министра Плеве, въ Швейцарiи состоялся съѣздъ главнѣйшихъ партiйныхъ руководителей и туда же собрались перебравшiеся изъ Россiи члены «Боевой Организацiи». И въ то время, какъ первые рѣшали принципiальные вопросы о продолженiи широкаго террора, о направленiи его даже на Государя Императора (!), рѣшали вопросы о боевыхъ дружинахъ и объ экономическомъ террорѣ, вторые, на своихъ частныхъ собранiяхъ, обсуджали вопросы объ установленiи опредѣленныхъ отношенiй «Боевой Организацiи» къ Центральному Комитету и выработали слѣдующiй Уставъ Боевой Организацiи.

"1) «Боевая Организацiя» ставитъ себѣ задачей борьбу съ самодержавiемъ путемъ террористическихъ актовъ".

"2) «Боевая Организацiя» пользуется полной технической и организацiонной самостоятельностью, имѣетъ свою отдѣльную кассу и связана съ партiей черезъ посредство Центральнаго Комитета".

"3) «Боевая Организацiя» имѣетъ обязанность сообразоваться съ общими указанiями Центральнаго Комитета, касающимися: а) круга лицъ, противъ коихъ должна направляться дѣятельность «Боевой Организацiи»; б) момента полнаго или временнаго, по политическим соображенiямъ, прекращенiя террористической борьбы".

"Примѣчанiе: Въ случаѣ объявленiя Центральнымъ Комитетомъ полнаго или временнаго, по политическимъ соображенiямъ, прекращенiя террористической борьбы, «Боевая Организацiя» оставляетъ за собой право довести до конца свои предпрiятiя, если таковыя ею были начаты до означеннаго объявленiя Центральнымъ Комитетомъ, какового права «Боевая Организацiя» можетъ быть лишена лишь спецiальнымъ постановленiемъ Общаго Съѣзда партiи".

"4) Всѣ сношенiя между Центральнымъ Комитетомъ и «Боевой Организацiей» ведутся черезъ особаго уполномоченнаго, выбираемаго Комитетомъ «Боевой Организацiи» изъ числа членовъ послѣдней".

"5) Верховнымъ органомъ «Боевой Организацiи» является Комитетъ, пополняемый черезъ кооптацiю изъ числа ея членовъ".

"6) Всѣ права Комитета, кромѣ нижеперечисленныхъ, передаются имъ избираемому имъ-же изъ числа его членовъ, смѣняемому по единогласному соглашенiю всѣхъ членовъ Комитета, члену-распорядителю".

"7) Комитетъ «Боевой Организацiи» сохраняетъ за собой: а) право прiема новыхъ и исключенiя старыхъ членовъ, какъ Комитета, такъ и Организацiи (во всѣхъ случаяхъ съ единогласнаго соглашенiя всѣхъ членовъ Комитета); б) право участiя въ составленiи плана дѣйствiй, при чемъ, въ случаѣ разногласiя между отдѣльными членами Комитета, рѣшающiй голосъ остается за членомъ-распорядителемъ; в) право участiя въ составленiи литературныхъ произведенiй, издаваемыхъ отъ имени «Боевой Организацiи»".

"8) Одновременно съ выборомъ члена-распорядителя, Комитетъ «Боевой Организацiи» производитъ выборъ его замѣстителя, къ каковому замѣстителю переходятъ всѣ права и полномочiя члена-распорядителя, въ случаѣ ареста послѣдняго".

"9) Число членовъ «Боевой Организацiи» неограниченно, въ случаѣ-же ареста одного изъ нихъ, всѣ права его переходят къ заранѣе намѣченному Комитетомъ кандидату".

"10) Члены «Боевой Организацiи» во всѣхъ своихъ дѣйствiяхъ подчинены Комитету «Боевой Организацiи»".

"11) Въ случаѣ одновременнаго ареста всѣхъ членовъ Комитета «Боевой Организацiи» или всѣхъ ея членовъ, кромѣ одного (заранѣе намѣченнаго Комитетомъ «Боевой Организацiи» кандидата), право кооптацiи постояннаго Комитета «Боевой Орагнизацiи» переходитъ къ заграничному ея представителю, а во второмъ случаѣ также и къ кандидату въ члены Комитета «Боевой Организацiи»".

"12) Настоящiй уставъ можетъ быть измѣненъ лишь съ единогласнаго соглашенiя всѣхъ членовъ Комитета «Боевой Организацiи» и ея заграничнаго представителя"[12].

Приведенный уставъ былъ принятъ въ Августѣ 1909 года и сообщенъ члену Центральнаго Комитета Гоцу, который, не внеся въ него никакихъ измѣненiй, заявилъ лишь, что "въ такого рода дѣлахъ уставы имѣютъ вообще малое значенiе"[13] и подобное отношенiе Гоца къ уставу было сочтено какъ бы за санкцiю всего Центральнаго Комитета. Судя по партiйнымъ документамъ (?!) членомъ распорядителемъ былъ выбранъ Азевъ.

По словамъ Спиридовича повышенное настроенiе отразилось и на усиленiи мѣстнаго террора.

9 Сентября въ Одессѣ, по постановленiю боевой дружины партiи, рабочiй изъ крестьянъ Василiй Поляковъ, направляемый соцiалистомъ-революцiонеромъ ювелиромъ Евтихiемъ Ильинымъ, стрѣлялъ въ мѣстнаго градоначальника, камергера Нейгардта, но промахнулся и былъ арестованъ. 28 Сентября Ильинъ былъ арестованъ охраннымъ отдѣленiемъ, но, во время производства ареста, онъ успѣлъ выстрѣлить въ полицейскаго надзирателя Крайняго и нанесъ ему 6 ударовъ кинжаломъ, отъ которыхъ тотъ и скончался. 6 Октября въ Бѣлостокѣ два соцiалиста-революцiонера явились въ канцелярiю помощника пристава и бросили бомбу, которой чины полицiи были ранены, а одинъ изъ революцiонеровъ убитъ. 23 Декабря въ Харьковѣ членъ мѣстнаго комитета партiи дворянинъ Иваницкiй-Василенко стрѣлялъ въ полицмейстера Машицкаго, но промахнулся, бросился бѣжать и ранилъ по пути городового, послѣ чего былъ арестованъ.

Въ этихъ, совершавшихся по иницiативѣ мѣстныхъ организацiй, боевыхъ выступленiяхъ, сказалось начало массоваго террора, который партiя такъ широко развила в послѣдующiе годы.

III

1905 год. "Аграрные террористы" и партiйцы. Терроръ. Убiйство Великаго Князя Сергiя Александровича. Другiя предпрiятiя Центральнаго Комитета. Массовый терроръ мѣстныхъ боевыхъ дружинъ.

Бурный 1905 годъ ознаменовался, главнымъ образомъ, массовымъ движенiемъ. Спиридовичъ "изслѣдуетъ" участiе п. с.-р. въ этомъ движенiи и находитъ его значительнымъ. Интересны свѣдѣнiя охраннаго отдѣленiя о Гапонѣ 9 января. Партiя с.-р., по даннымъ охранки, какъ таковая въ Гапоновскомъ движенiи участiя не принимала, но нѣкоторые члены ея участвали въ немъ. Такъ многiе партiйные работники были въ двигавшихся по городу толпахъ, членъ же Ц. К. Рутенбергъ, другъ Гапона (?) шелъ въ толпѣ съ нимъ рядомъ.

Спиридовичъ сообщаетъ затѣмъ о Гапонѣ слѣдующiя подробности. Бѣжавшiй заграницу Гапонъ состоялъ нѣкоторое время членомъ партiи с.-р., но какъ не подчинявшiйся партiйной дисциплинѣ долженъ былъ выйти изъ нея. Весною 1906 года Гапонъ, проживавшiй въ то время въ Петроградѣ, предложилъ Рутенбергу сообщить какiя-нибудь свѣдѣнiя о "Боевой Организацiи" охранной полицiи. Рутенбергъ довелъ объ этомъ до свѣдѣнiя Ц. К., который постановилъ убить Гапона, вмѣстѣ съ завѣдывавшимъ розыскомъ Рачковскимъ. Покушенiе на послѣдняго не удалось сорганизовать, Гапонъ же былъ завлеченъ Рутенбергомъ на дачу въ Озерки и повѣшенъ партiйными рабочими. Объ исполненiи порученiя Рутенбергъ сообщилъ Ц. К.

Въ это же время въ виду огромнаго крестьянскаго движенiя въ партiи намѣчается сочувственное отношенiе и къ аграрному террору, какъ средству борьбы съ помѣщиками.

Почти каждый номеръ центральнаго органа, «Революцiонной Россiи», призывалъ партiйныхъ работниковъ на пропаганду по деревнямъ. Брешко-Брешковская, въ помѣщавшихся на его страницахъ своихъ «Письмахъ стараго друга», увлекательно изображала работу въ крестьянствѣ и звала туда интеллигенцiю. «Я настаиваю, — писала она, — на вашемъ непосредственномъ сближенiи съ крестьянствомъ, тѣмъ болѣе, что оно встрѣтитъ васъ (какъ оно уже много разъ доказало это), какъ людей близкихъ, заслуживающихъ довѣрiя»… «Мы звали народъ къ пониманiю, будемъ звать его къ оружiю и пойдемъ рядомъ съ нимъ»… «Мы, интеллигенты, должны не только звать народъ на образованiе боевыхъ дружинъ, нетъ, мы должны самолично стать рядомъ съ крестьяниномъ, взять ружье и ножъ въ свои руки, дать ружье и ножъ въ руки товарища крестьянина и — плечо съ плечомъ, грудью впереди — нападать на врага народа нашего. Дѣти и внуки! Идите за нами, они, ваши дѣды и бабки, уже открываютъ шествiе, они уже кличатъ васъ на помощь»… Такъ писала въ Апрѣлѣ популярная въ партiи «бабушка», заканчивая каждое свое письмо словами: «въ народъ, къ оружiю»[14].

Позже она въ своихъ письмахъ подробно развила ворпосъ о томъ, что соцiалисты-революцiонеры для экономiи своихъ силъ должны подбивать крестьянъ лишь на политическiя убiйства, аграрный же терроръ они должны предоставить иницiативе крестьянъ, такъ какъ всевозможныя потравы, порубки, поджоги и безъ агитацiи интеллигентовъ составляютъ излюбленный прiемъ борьбы крестьянъ съ помещиками.

Въ Маѣ мѣсяцѣ, въ № 67 «Революцiонной Россiи» появилась передовая статья, которая какъ бы санкцiонировала проводившiеся партiйными агитаторами въ жизнь, по деревнямъ, прiемы революцiонной работы. Приглашая мелкiя организацiи и отдѣльныхъ агитаторовъ объединяться въ союзы, центральный органъ рекомендовалъ: «захватывать и рапахивать мiромъ поля, пользоваться организованно казенными, удѣльными, помѣщичьими луговыми и лѣсными угодьями; наконецъ, какъ заключительный аккордъ, общимъ переходомъ въ наступленiе, изгнать властей и овладѣть землей, — при чѣмъ овладѣнiе землей должно состоять не въ произвольномъ захватѣ опредѣленныхъ участковъ въ руки опредѣленныхъ лицъ, а въ уничтоженiи границъ и межей частнаго владѣнiя, уничтоженiи документовъ на владѣнiе ими, въ объявленiи земли общей собственностью, требованiи общей, уравнительной и повсемѣстной разверстки ея для пользованiя трудящихся… Наши деревенскiя силы, ведя массовую агитацiю, начиная осуществлять свой «планъ кампанiи», должны быть готовы встрѣтиться съ натискомъ, нашествiемъ на деревню властей, стражниковъ, шпiоновъ, жандармерiи, полицiи; наконецъ, казаковъ и даже войска. Организовать, поскольку возможно, отпоръ этому нашествiю, терроризируя его руководителей — вотъ прямая и необходимая задача нашихъ деревенскихъ организацiй. Практика этого отпора и будетъ первой школой боевого воспитанiя деревни для общаго возстанiя, боевой подготовки крестьянства къ возстанiю. Эта тактика должна развиваться, терроръ единичный переходитъ въ терроръ массовый… И такъ — смѣлость, смѣлость и еше разъ смѣлость! Смѣло поставимъ передъ крестьянствомъ задачи народной революцiи во всей ихъ широтѣ; смѣло возьмемся за организацiю крестьянъ для массоваго дѣйствiя по одному широкому «плану кампанiи»; смѣло будемъ вырабатывать въ деревнѣ боевыя силы, готовыя къ возстанiю, закаляя ихъ путемъ фактическаго участiя въ разрѣшенiи повседневныхъ задачъ боевой политической тактики; подобно тому, какъ центральный политическiй терроръ мы дополнили мѣстнымъ политическимъ терроромъ въ городахъ, дополнимъ этотъ терроръ такимъ же политическимъ терроромъ въ деревняхъ; смѣло окунемся въ народное море, высоко держа въ рукахъ факелъ истины и идеала, и тогда все прочее приложится нам».

Употребляя большую энергiю и большiя деньги на веденiе массовой работы, руководящiе круги партiи главныя силы и средства тратили на постановку террора. Уже въ Январѣ мѣсяцѣ, озабочиваясь вопросомъ о разрывныхъ снарядахъ, Центральный Комитетъ командировалъ для изученiя фабрикацiи бомбъ особаго человѣка въ Болгарiю, который, сойдясь съ мѣстными террористами, скоро получилъ возможность доставать изготовленныя бомбы и приготовлять ихъ. 6 Марта, въ Княжествѣ, когда этотъ посланный работалъ надъ бомбами съ однимъ русскимъ и македонцемъ, послѣдовалъ случайный взрывъ. Двое изъ работавшихъ были убиты.

Предпринялъ комитетъ постановку дѣла приготовленiя динамита и изготовленiя бомбъ и въ самой Россiи. Весною, благодаря представителю Центральнаго Комитета, была устроена первая мастерская бомбъ въ Кiевѣ, гдѣ, бомбы изготавлялись по чертежамъ и рецептамъ, доставленнымъ означеннымъ представителемъ[15]. Съ начала же года было приступлено къ осуществленiю террористическихъ актовъ большого значенiя.

Еще въ концѣ 1904 года на состоявшихся въ Женевѣ совѣщанiяхъ Центральнаго Комитета и представителей «Боевой Организацiи» было рѣшено произвести покушенiе на Великихъ Князей Владимiра Александровича и Сергiя Александровича. Послѣ событiй 9 Января къ числу лицъ, намѣченныхъ для нападенiя, былъ отнесенъ петроградскiй генералъ-губернаторъ Треповъ и кiевскiй генералъ-губернаторъ Клейгельсъ.

Осуществленiе злодѣянiя противъ Великаго Князя Сергiя Александровича было поручено извѣстному уже по дѣлу убiйства министра внутреннихъ дѣлъ Плеве — Борису Савинкову, которому дана была полнѣйшая свобода дѣйствiй. Прибывъ въ Москву съ отрядомъ боевиковъ, въ числѣ которыхъ были Иванъ Каляевъ и Дора Бриллiантъ, — Савинковъ, дабы не попасть подъ наблюденiе мѣстнаго охраннаго отдѣленiя, началъ работу по выслѣживанiю проѣздовъ Великаго Князя вполнѣ самостоятельно, безъ связи съ мѣстнымъ партiйнымъ комитетомъ. Для этой работы двое боевиковъ обратились въ извозчиковъ. Храненiе бомбъ и приведенiе ихъ въ окончательный для дѣйствiя видъ было возложено на Дору Бриллiантъ. Метальщиками были назначены Каляевъ и одинъ изъ неизвѣстныхъ.

2 Февраля вечеромъ Каляевъ и его сотоварищъ вышли съ бомбами на пути проѣзда Великаго Князя изъ Кремля въ Большой театръ и заняли мѣста одинъ у Александровскаго сквера, другой на Воскресенской площади. Увидя приближавшуюся карету, Каляевъ подошелъ къ ней, собираясь бросить бомбу, но замѣтивъ сидѣвшихъ съ Великимъ Княземъ — Великую Княгиню и дѣтей, намѣренiя своего не выполнилъ. Слѣдующее нападенiе было назначено на 4 Февраля. Въ тотъ день неизвѣстный отказался взять бомбу, вслѣдствiе чего идти на покушенiе рѣшено было одному Каляеву.

Около 12-ти часовъ дня, Каляевъ, одѣтый простолюдиномъ, въ поддевку, и имѣя бомбу въ узелкѣ въ платкѣ, направился въ Кремль, гдѣ, и сталъ поджидать проѣзда Великаго Князя. Около 2-хъ часовъ 30 минутъ онъ, увидя приближавшуюся отъ дворца къ Никольскимъ воротамъ карету Великаго Князя, подошелъ къ ней и бросилъ въ карету бомбу. Великiй Князь былъ убитъ; кучеръ Рудинкинъ тяжело раненъ. Каляевъ былъ раненъ и арестованъ[16]. Савинковъ и Бриллiантъ, находившiеся въ моментъ покушенiя въ булочной Филиппова, что на Тверской, поспѣшили скрыться. Центральный комитетъ выпустилъ по поводу убiйства Великаго Князя прокламацiю: «4 Февраля», а всѣ комитеты издали прокламацiи отъ своего имени.

Предпрiятiя петроградское и кiевское успѣхомъ для революцiонеровъ не увѣнчались. Отправленный въ Петроградъ отрядъ "Боевой Организацiи" имѣлъ цѣлью совершенiе покушенiя на жизнь Великаго Князя Владимiра Александровича и петроградскаго генералъ-губернатора свиты Его Величества, генералъ-маiора Трепова. Центральный Комитетъ полагалъ, что послѣ удачнаго совершенiя этихъ двухъ покушенiй, "Боевая Организацiя" сосредоточитъ всѣ свои силы на подготовленiи покушенiя на жизнь Его Величества. Во главѣ отряда стоялъ извѣстный уже по дѣлу убiйства министра Плеве — Швейцеръ; большую роль игралъ во немъ и арестованный в 1901 году при томской типографiи Сергiй Барыковъ. Прибывъ въ Петроградъ, нѣсколько членовъ отряда занялись выслѣживанiемъ путей проѣзда генерала Трепова. Двое изъ нихъ: неизвѣстный и Подвицкiй, жившiй подъ фамилiей Запольскаго, производили эту работу подъ видомъ извозчиковъ, сынъ же полковника Трофимовъ (нелегальный Сидоренко) — подъ видомъ посыльнаго. Изготовленiемъ снарядовъ занимался самъ Швейцеръ, проживавшiй въ меблированныхъ комнатахъ "Бристоль", на углу Б. Морской и Вознесенскаго проспекта, подъ именемъ великобританскаго подданаго Артура-Генри Мюръ Макъ-Кулона. Дочь статскаго совѣтника Татьяна Леонтьева, барышня, принадлежавшая къ хорошему кругу общества, особа не совсѣмъ психически здоровая (?), была использована боевиками, какъ надежный, внѣ подозрѣнiя по своимъ связямъ человѣкъ. Она хранила взрывчатыя вещества, конспиративную переписку. Леонтьева была принята въ домѣ генерала Трепова и благодаря этому давала организацiи нѣкоторыя свѣдѣнiя, о выѣздахъ генерала, засѣданiяхъ Комитета и Совѣта Министровъ, внѣшней жизни Двора.

Начавъ работу, отрядъ попалъ въ сферу наблюденiя Петроградскаго охраннаго отдѣленiя, а также потерпѣлъ и рядъ случайныхъ неудачъ. 9 января, въ Сестрорѣцкѣ былъ арестованъ одинъ изъ членовъ отряда Борисъ Марковъ. Найденное при немъ письмо къ роднымъ не оставляло сомнѣнiя въ принадлежности его къ "Боевой Организацiи" и вмѣстѣ съ наличностью у него браунинга и другими данными дѣла категорически указывало, что онъ ѣхалъ въ Петроградъ совершать террористическiй актъ. Въ ночь на 26 февраля въ номерѣ, гдѣ жилъ и работалъ Швейцеръ-Макъ-Кулонъ, произошелъ взрывъ, при чемъ погибъ самъ Швейцеръ. О томъ, какъ великъ былъ запасъ у него взрывчатыхъ веществъ, доказательствомъ можетъ служить сила взрыва. Комната № 27, занимавшаяся Макъ-Кулономъ, носила слѣды полнаго разрушенiя. Въ сосѣднихъ трехъ номерахъ, коридорѣ, сосѣднемъ ресторанѣ Мишеля, въ комнатахъ подъ 27-мъ номеромъ и въ магазинахъ подъ нимъ — были произведены разрушенiя. По фасаду дома, обращенному къ Исаакiевскому собору, были выбиты стекла въ 36-ти окнахъ. Прилегающая часть Вознесенскаго проспекта, на панели и мостовой, была завалена досками, кусками мебели и разными вещами, выброшенными взрывомъ изъ меблированныхъ комнатъ. Часть вещей перекинуло въ Исаакiевскiй скверъ, въ которомъ на протяженiи 16 шаговъ повалило даже рѣшетку въ трехъ пролетахъ. Тамъ же были найдены части пальцевъ Швейцера.

16 марта Петроградское охранное отдѣленiе, закончивъ обслѣдованiе дѣятельности отряда, арестовало лицъ, входившихъ въ его составъ и произвело рядъ обысковъ у лицъ, съ ними соприкасавшихся. У Леонтьевой былъ обнаруженъ гремучiй студень, динамитъ, гремучая ртуть, трубки съ сѣрной кислотой и свинцовые грузики, все это въ количествѣ, вполнѣ достаточномъ для устройства не менѣе 3-хъ разрывныхъ снарядовъ большой силы. Видимо, для этой же цѣли у нея находился призматическiй порохъ и прутковое олово. Были найдены по обыску 19 чистыхъ паспортныхъ бланковъ, 14 паспортныхъ книжекъ, три заполненныхъ фальшивыхъ паспортныхъ книжки, нелегальная литература и квитанцiя на вкладъ въ банкирскiй домъ братьевъ Джамгаровыхъ въ Москвѣ. Произведеннымъ въ названной конторѣ осмотромъ вклада, въ видѣ ящика, въ немъ оказалось 6 металлическихъ круглой формы снарядовъ, 6 запаловъ къ нимъ и 10 кусковъ гремучаго студня.

При арестѣ одинъ лишь Трофимовъ (Сидоренко) оказалъ вооруженное сопротивленiе, стрѣлялъ, но никого не ранилъ и при допросѣ призналъ себя «сознательнымъ членомъ Боевой Организацiи Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ». Членомъ «Боевой Организацiи» партiи признала себя при первомъ допросѣ и Леонтьева, заявивъ, что все у нея найденное безусловно служило цѣлямъ названной организацiи, но отъ этого показанiя она въ дальнѣйшемъ отказалась.

Третiй отрядъ «Боевой Организацiи», отправленный для убiйства генералъ-адъютанта Клейгельса, прибывъ въ Кiевъ, попалъ въ сферу наблюденiя Кiевскаго охраннаго отдѣленiя. Назначенныхъ для выслѣживанiя выѣздовъ генералъ-губернатора лицъ пришлось отозвать, а 27 Апрѣля охранное отдѣленiе арестовало и мастерскую взрывчатыхъ снарядовъ, въ квартирѣ студента Политехническаго института, Контантина Скляренко.

Обыскомъ у него были обнаружены оболочки, взрывчатые матерiалы и всѣ безъ исключенiя принадлежности для трехъ бомбъ, которыя оставались только собрать, чѣмъ и занимался въ моментъ прихода на обыскъ чиновъ полицiи Скляренко. Это была первая, по времени, обнаруженная у партiи отлично обрудованная мастерская, въ постановкѣ работы которой принималъ участiе представитель отъ Центральнаго Комитета партiи.

Послѣ описанныхъ трехъ предпрiятiй, «Боевая Организацiя» бездѣйствовала. Лѣтомъ въ Россiю прибыли Брешко-Брешковская, Азефъ, и Савинковъ. Въ концѣ Iюля въ Нижнемъ-Новгородѣ состоялся съѣздъ главныхъ боевиковъ, принявшiй рядъ важныхъ рѣшенiй. Терiоки были избраны мѣстомъ, гдѣ обосновался какъ бы центръ «Боевой Организацiи». Составилась цѣлая химическая группа. Въ Августѣ «Боевая Организацiя» поставила мастерскую для изготовленiя бомбъ въ Саратовѣ, которой завѣдывалъ соцiалистъ-революцiонеръ, скрывавшiй свое дѣйствительное имя подъ фамилiей Горохова. Въ концѣ Августа работа настолько продвинулась впередъ, что Гороховъ даже произвелъ пробу метанiя бомбы въ верстахъ в 6-ти отъ города, а затѣмъ, 1 Сентября, онъ уже снабдилъ бомбами «нелегальную» Рудневу, которая и повезла ихъ въ Москву. 11-го числа произведеннымъ у Горохова обыскомъ была обнаружена мастерская бомбъ, много необходимыхъ матерiаловъ, отравленный кинжалъ, руководство для изготовленiя бомбъ, шифръ и записки. Самъ Гороховъ былъ арестованъ на улицѣ и при сопровожденiи въ полицiю пытался бѣжать, но неудачно. Произведеннымъ затѣмъ обыскомъ у другихъ соцiалистовъ-революцiонеровъ найдены карабинъ Маузера и 5 револьверовъ. Руднева же была задержана въ тотъ же день, но уже при выходѣ съ поѣзда въ Смоленскѣ, куда она перевозила взятые въ Саратовѣ взрывчатые припасы. При осмотрѣ взятаго при ней чемодана, въ немъ оказалось: азотная, сѣрная и соляная кислоты, простая и гремучая ртуть, бертолетова соль, сахаръ, нитроглицеринъ, ударники, пять жестяныхъ оболочекъ для бомбъ, изъ нихъ двѣ снабженныя мѣдными трубками, пять фунтовъ гремучаго студня, 1 фунтъ динамита, 32 стеклянныхъ трубочки, изъ коихъ 9 наполнены азотной кислотой, листовая мѣдь, инструменты для паянiя и паспортъ на имя Надежды Левиной. Экспертиза дала заключенiе, что отобраннаго хватило бы на изготовленiе болѣе, чѣмъ 20-ти бомбъ.

По установкѣ Рудневой, она оказалась бывшей сельской учительницей Коноплянниковой[17].

Осенью же 1905 года Центральный Комитетъ сорганизовалъ отправку въ Россiю парохода "Джонъ Крафтон" съ большимъ транпортомъ оружiя и взрывчатыхъ припасовъ. 26 Августа пароходъ этотъ сѣлъ на мель къ сѣверу отъ Якобштадта въ шхерахъ Ларсмо, послѣ чего оружiе частью было закопано на островахъ, съ остаткомъ же груза пароходъ былъ взорванъ. Произведенными послѣ взрыва, въ половинѣ Сентября, поисками какъ на 19-ти островахъ, такъ и въ затопленномъ пароходѣ было обнаружено и извлечено изъ воды: швейцарскихъ винтовокъ Веттфлей 9670, штыковъ къ нимъ 4000, револьверовъ "Веблей" 720, патроновъ для винтовокъ 400,000, для револьверовъ 122,000, взрывчатаго желатину 190 пудовъ, детонаторовъ 2000 и бикфордовыхъ шнуровъ 13 фунтовъ[18].

Директивы Центральнаго Комитета, примѣръ "Боевой Организацiи" толкали на терроръ и мѣстныя партiйныя группы.

При мѣстныхъ комитетахъ образовались боевыя дружины: Бѣлостокская, Волынская, Двинская, Витебская, Одесская, Гомельская, Вѣткинская, Красноярская, Кишиневская, Уфимская, Нижегородская, Московская и Тифлисская (боевая организацiя), дѣятельность которыхъ проявилась въ слѣдующихъ актахъ. Въ Январѣ мѣсяцѣ Московская дружина начала заготовлять оружiе, получая его изъ Тулы, въ виду чего 25-го и 31-го числа у ея членовъ были произведены обыски, обнаружившiе 110 револьверовъ и патроны къ нимъ. 19-го числа того же мѣсяца членъ Одесской дружины стрѣлялъ въ полицмейстера Головина и ранилъ послѣдняго. 21 Февраля Бѣлостокская дружина убила во время уличной демонстрацiи исправника Ельчина; убiйство было совершено террористомъ, участвовавшимъ въ орагнизацiи несостоявшагося покушенiя на министра юстицiи Муравьева. Въ Мартѣ: 5-го числа Бѣлостокской дружиной произведено неудавшееся покушенiе на бывшаго помощника полицмейстера Полховскаго, 21-го Вѣткинская убила рабочаго, заподозрѣннаго въ дачѣ свѣдѣнiй полицiи, 31-го членомъ Одесской дружины раненъ приставъ Ольшевскiй. Въ Апрѣлѣ: Волынскiй комитетъ особой прокламацiей угрожалъ губернатору убiйствомъ, если случится еврейскiй погромъ, 24-го Волынская дружина убила пристава Куярова, 28-го Нижегородская убила начальника охраннаго отдѣленiя жандармскаго ротмистра Грешнера, 29-го членомъ Двинской дружины раненъ приставъ Курляндскiй. Въ Маѣ: 3-го числа Уфимская дружина убила губернатора Соколовскаго, Московскiй комитетъ сталъ формировать боевыя дружины для дѣйствiя противъ полицiи, но эта работа была разстроена произведенными 28 Мая арестами. Въ Iюнѣ: Одесская дружина развила интенсивную боевую дѣятельность въ описанныхъ выше одесскихъ безпорядкахъ; 16-го числа Витебская обстрѣляла проѣзжавшаго пристава Кудрявцева и ранила его двумя пулями. Въ томъ же мѣсяцѣ Московскiй комитетъ сталъ снабжать оружiемъ своихъ членовъ, что послужило поводомъ къ производству 11-го числа арестовъ и обысковъ, благодаря которымъ было отобрано 55 револьверовъ, до тысячи патроновъ и арестовано нѣсколько членовъ, принадлежавшихъ къ составу мѣстнаго комитета. Одинъ изъ этихъ арестованныхъ, оказавшiйся впослѣдствiи учителемъ Куликовскимъ, бѣжалъ изъ мѣста заключенiя и, явившись 28-го числа на прiемъ къ московскому градоначальнику графу Шувалову, въ качествѣ просителя, убилъ градоначальника четырьмя выстрѣлами изъ браунинга. Въ Iюлѣ: 7-го числа Креславская ранила бомбою пристава Челипленко, 8-го Бѣлостокская ранила бомбой полицмейстера Пеленкина и шедшихъ съ нимъ сына, городового и трехъ прохожихъ, 12-го Тифлисская ранила бомбой помощника полицмейстера Ковалева, 13-го Витебская убила жандармскаго вахмистра Потрясова, 15-го Кишиневская ранила пристава Соловкина, 16-го Лубенская убила исправника Семенова, 18-го Гомельская покушалась на убiйство жандармскаго ротмистра Шебеко, который былъ контуженъ бомбой, 30-го Самарская ранила мѣстнаго пристава. 30-го же Iюля Одесская дружина предполагала совершить покушенiе, во время проѣзда въ соборъ на молебствiе, на командующаго войсками Одесскаго военнаго округа, временнаго генералъ-губернатора и градоначальника, но мѣстное охранное отдѣленiе произведенными наканунѣ арестами и отобранiемъ заготовленныхъ бомбъ предупредило задуманное предпрiятiе.

Въ концѣ Iюля боевая организацiя Тифлисскаго Комитета рѣшила осуществить 2 Августа покушенiе на жизнь помощника намѣстника, по полицейской части, генерала Ширинкина. Исполненiе задуманнаго было, однако, предотвращено мѣстнымъ охраннымъ отдѣленiемъ, которое 31 Iюля произвело обыски и аресты членовъ организацiи, при чемъ 4 боевика были захвачены въ моментъ, когда они снаряжали 8 македонскихъ бомбъ; двѣ бомбы были уже совершенно готовы къ употребленiю. По обыску былъ обнаруженъ также динамитъ, гремучая ртуть, бикфордовъ шнуръ, портретъ генерала Ширинкина и смертный приговоръ ему отъ имени боевой организацiи. Въ Августѣ: въ ночь на 3-е число въ Борисовѣ, Минской губернiи, соцiалисты-революцiонеры бросили съ крыши одного изъ домовъ бомбу въ разъѣздъ драгунъ, при чемъ былъ убитъ одинъ драгунъ и 3 лошади, ранено же трое драгунъ, 7-го — Ростовская дружина ночью выстрѣлами убила жандармскаго полковника Иванова, 22-го — Виленская ранила одного горожанина, заподозрѣннаго въ сообщенiи свѣдѣнiй жандармерiи, 24-го членъ Бѣлостокской дружины бросилъ бомбу въ пристава Самсонова и ранилъ его въ бедро. Самсоновъ бросился бѣжать за террористомъ, но тотъ выстрѣлилъ изъ револьвера, подбилъ ему ногу и скрылся. 29-го — Бакинская убила одного горожанина по подозрѣнiю въ сообщенiи свѣдѣнiй жандармамъ. Въ Сентябрѣ: 7-го числа Двинская дружина убила помощника пристава Овсянко, 27-го — Гомельская убила исправника Еленскаго, 28-го Кишиневская убила пристава Оссовскаго, 30-го — Красноярская убила полицмейстера Тидмара. Въ Октябрѣ: 12-го числа Екатериносавская дружина, участвуя въ уличныхъ безпорядкахъ, бомбами, которые метались изъ-за баррикадъ въ войска и полицiю, убила одного нижняго чина, ранила 26 человѣкъ, контузила 2 офицеровъ, 14-го же числа, во время происходившихъ въ Гомелѣ демонстрацiй, мѣстной боевой дружиной ранены бомбою полицмейстеръ и казакъ. Эта дружина занималась сперва лишь терроромъ, но затѣмъ игравшiе въ ней большую роль рабочiе «Ваня маленькiй» и Сергѣй Бочарниковъ, въ цѣляхъ добытiя средствъ на постановку лабораторiи и для организацiи покушенiй, направили дружину на грабежи и вымогательства денежныхъ суммъ. На награбленныя деньги группа поставила хорошо оборудованную мастерскую бомбъ, которая, однако, была уничтожена происшедшимъ въ ней при снаряженiи бомбы взрывомъ, при чемъ погибли Бочарниковъ и два его товарища. Въ дѣятельности этой группы произошелъ слѣдующiй случай. Желая отомстить одному зубному врачу, не желавшему дать группѣ потребованныхъ у него денегъ, члены группы бросили въ окно его квартиры бомбу. Въ квартирѣ же въ это время происходило собранiе мѣстнаго комитета «Бунда». Бомба, влѣтевъ въ окно, зацѣпилась за штору и, скатившись на колѣни одного изъ бундистовъ, не разорвалась. Изъ-за этого бундисты подняли цѣлый походъ противъ мѣстныхъ соцiалистовъ-революцiонеровъ и выпустили прокламацiи, гдѣ называли ихъ вымогателями и грабителями.

Послѣдними актами закончилась полоса убiйствъ и покушенiй, совершенныхъ партiей въ 1905 году, до 17 Октября.

IV

1905 годъ послѣ 17 Октября. Московское вооруженное возстанiе. Безпорядки въ другихъ мѣстахъ. Терроръ. Вопросъ о террорѣ на I партiйном съѣздѣ.

Манифестъ 17 Октября, пишетъ Спиридовичъ, даровавшiй Россiи Государственную Думу, былъ понятъ общественными кругами различно.

Революцiонныя организацiи съ какимъ-то дикимъ восторгомъ (?) бросились организовывать по городамъ демонстрацiи съ пенiемъ революцiонныхъ песенъ, красными флагами и призавыми толпы къ дальнѣйшей борьбѣ за установленiе республики. Зачастую разлавались при этомъ возмутительные возгласы (!) по адресу Монарха, происходили публичныя уничтоженiя царскихъ портретовъ, реликвiй монаршей власти. Демонстрацiи переходили въ безпорядки съ требованiями удаленiя полицiй, освобожденiя арестованныхъ, учрежденiя милицiи. Дѣлались попытки завладѣвать гордскими самоуправленiями.

Петроградскiй «Совѣтъ рабочихъ депутатовъ» 18 Октября принялъ резолюцiю о томъ, что пролетарiатъ не можетъ сложить оружiя до установленiя республики и влiянiе, даваемое правомъ голосованiя.

Въ московскихъ событiяхъ того года соцiалисты-революцiонеры сыграли большую роль. Московскiй комитетъ партiи былъ въ то время въ полномъ расцвѣтѣ своихъ силъ. Рядъ выдающихся по смѣлости работниковъ, какъ Соколовъ ("Медведь"), братья Мазурины и другiе, большiе денежныя средства, хорошая техника — ставили комитетъ среди подобныхъ ему партiйныхъ организацiй на первое мѣсто.

Уже въ Октябрѣ мѣсяцѣ среди московскихъ соцiалистовъ-революцiонеровъ, какъ и у соцiалъ-демократовъ, были сформированы боевыя дружины. Дружины выбирали представителей въ такъ назывваемый "Коалицiонный совѣтъ дружинъ", являвшiйся какъ бы боевымъ штабомъ московскихъ революцiонныхъ организацiй. Цѣлый рядъ энергичныхъ агитаторовъ дѣйствовалъ среди рабочихъ круговъ, возбуждая ихъ противъ правительства, стараясь увѣрить ихъ въ своевременности возстанiя, въ цѣляхъ измѣненiя существующаго политическаго строя. Раздавались даже голоса о необходимости отнятiя въ собственность народа не только земли, но и фабрикъ и заводовъ. Передававшiяся по районамъ сплетни о происходившихъ въ войскахъ безпорядкахъ, о готовности войскъ къ мятежу, слухи о происходившихъ въ Петроградѣ событiяхъ еще болѣе приподнимали и безъ того взвинченное агитаторами настроенiе рабочихъ.

4 Декабря "Московскiй Совѣтъ рабочихъ депутатовъ", въ составѣ котораго были и представители отъ соцiалистовъ-революцiонеровъ, вынесъ резолюцiю, что по обстоятельствамъ происходящихъ событiй "московскiе рабочiе должны быть готовы въ каждый данный моментъ ко всеобщей политической забастовкѣ и вооруженному возстанiю"[19].

Въ ночь на 5-е дружинники во мнигихъ мѣстахъ стрѣляли по городовымъ; днемъ же 5-го числа большевики соцiалъ-демократы уже постановили объявить всеобщую забастовку; такое же постановленiе сдѣлала "конференцiя 29 желѣзныхъ дорогъ" и рядъ митинговъ, на которыхъ выступали и соцiалисты-революцiонеры.

6 Декабря "Московскiй Совѣтъ рабочихъ депутатовъ" постановилъ объявить всеобщую политическую забастовку и перевести ее на вооруженное возстанiе, руководство же имъ возложить на "Исполнительный комитетъ" совѣта и на революцiонныя партiи.

7 Декабря, въ Москвѣ, въ № I-омъ "Извѣстiй Московскаго Совѣта рабочихъ депутатовъ" жирнымъ шрифтомъ было напечатано: "Московскiй Совѣтъ рабочихъ депутатовъ", комитетъ и группа "Россiйской соцiалъ-демократической рабочей партiи" и комитетъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" постановили: объявить въ Москвѣ со среды 7 Декабря съ 12 часовъ дня всеобщую политическую стачку и стремиться перевести ее въ вооруженное возстанiе". За объявленiемъ слѣдовало воззванiе ко всѣмъ рабочимъ, солдатамъ и гражданамъ, которымъ Московскiй комитетъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", совмѣстно съ другими партiями, призывалъ всѣхъ къ вооруженному возстанiю, дабы свегнуть правительство, созвать учредительное собранiе и утвердить демократическую республику. Забастовка началась. Она охватила желѣзныя дороги, трамваи, конки, типографiи, аптеки, фабрики, заводы и много другихъ учрежденiй. Забастовщики толпами ходили по городу; дважды на Тверской они выкидывали красные флаги, начинали пѣть "Марсельезу" и были разсѣяны драгунами и казаками. Вечеромъ въ театрѣ "Акварiумъ" состоялся митингъ, на которомъ собралось свыше 10,000 человѣкъ разныхъ организацiй и рабочихъ. Театръ былъ окруженъ воинскимъ нарядомъ, но дружина соцiалистовъ-революцiонеровъ сумѣла уйти задними ходами. Расположившись затѣмъ по тротуарамъ въ тылу войскъ, дружинники приготовились открыть по нимъ стрѣльбу изъ револьверовъ, если бы тѣ открыли огонь по "Акварiуму". Однако войска вошли въ зданiе безъ выстрѣла и выступленiе дружинниковъ не состоялось.

7-го же числа, подъ влiянiемъ соцiалистовъ-революцiонеровъ и соцiалъ-демократовъ рабочiе нѣкоторыхъ фабрикъ и заводовъ приступили къ изготовленiю холоднаго оружiя; въ ночь на 8-ое дружинники разграбили оружейный магазинъ на Б. Лубянкѣ.

8-го числа забастовка стал всеобщей; забастовщики силой заставляли прекращать работы тѣ учрежденiя, которыя почему либо продолжали работать. Тысячи освободившагося народа повалили на митинги, на которыхъ выступали члены революцiонныхъ партiй. На митингѣ въ "Олимпiи", у эстрады, съ которой соцiалисты-революцiонеры призывали всѣхъ къ немедленному вооруженному возстанiю, была выставлена надпись: "земля и воля".

9-го числа революцiонныя организацiи стараются обострить положенiе, вызвыть наконецъ рабочихъ на открытый мятежъ. Въ тотъ день, по постановленiю "Коалицiоннаго совѣта боевыхъ дружинъ", начались нападенiя дружинниковъ на чиновъ полицiи и другiя боевыя выступленiя. Вечеромъ нѣсколько сотенъ дружинниковъ соцiалистовъ-революцiонеровъ и соцiалъ-демократовъ собрались въ реальномъ училищѣ Фидлера, откуда они, согалсно плану Коалицiоннаго совѣта, должны были разсыпаться по городу и произвести одновременное повсемѣстное нападенiе на чиновъ полицiи. Училище было окружено войсками. Дружинникамъ было предложено сдаться, чего они не пожелали выполнить и открыли по войскамъ огонь изъ револьверовъ. Войска отвеѣчали залпами. Дружинники бросили нѣсколько бомбъ. Тогда по дому было сдѣлано нѣсколько орудiйныхъ выстрѣловъ и ружейныхъ залповъ, что заставило дружинниковъ сдаться. Сдалось 118 человѣкъ, часть которыхъ составляла боевую дружину соцiалистовъ-революцiонеровъ. Произведеннымъ послѣ того въ училищѣ обыскомъ было обнаружено 12 бомбъ, много огнестрѣльнаго и холоднаго оружiя и большое количество патроновъ.

9-го же вечеромъ въ районѣ Страстной площади и Старыхъ Трiумфальныхъ воротъ появились первыя баррикады изъ нагороженныхъ столбовъ, вывѣсокъ, скамеекъ, перепутанныхъ проволокою, которыя разбирались войсками. Того же числа около 3 часовъ ночи, по постановленiю Московскаго комитета "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", въ окно Московскаго охраннаго отдѣленiя были брошены двѣ бомбы, взрывомъ которыхъ было убито 3 человѣка и разрушена часть комнатъ отдѣленiя.

10-го числа баррикады возникаютъ въ разныхъ концахъ города; идетъ стрѣльба по войскамъ и полицiи; войска дѣйствуютъ ружейнымъ и артиллерiйскимъ огнемъ. Съ этого момента развитiе дальнѣйшихъ безпорядковъ было уже внѣ власти руководящихъ революцiонныхъ центровъ. Вихремъ событiй эти центры сметены. Они перестали функцiонировать. Дѣйствовала уже сама толпа. Руководителями ея въ разныхъ пунктахъ, въ разныя моменты, являлись и разныя лица, въ числѣ которыхъ были и соцiалисты-революцiонеры. Эти послѣднiе стали во главѣ мятежа въ Прѣсненской части, сдѣлавшейся главнымъ райономъ московскаго вооруженнаго мятежа. Еще во второй половинѣ Октября партiйные работники, скрывавшiеся подъ кличками: «Сѣдой», «Мартыновъ», «Ильинъ», «Андреевъ», «Пчелка» и «Павлова», стали вести агитацiю среди рабочихъ находящейся на Прѣснѣ «Прохоровской трехгорной мануфактуры», призывая ихъ къ борьбѣ съ правительствомъ. Среди рабочихъ началось броженiе. Подъ руковдствомъ соцiалистовъ-революцiонеровъ были выбраны 12 представителей въ «Совѣтъ рабочихъ депутатовъ», производились сборы денегъ на оружiе, началось вооруженiе рабочихъ холоднымъ и огнестрѣльнымъ оружiемъ. Одновременно началось подобное же движенiе и на сосѣдней Мамонтовской фабрикѣ. Настроенiе рабочихъ повышалось. Начались нападенiя на чиновъ полицiи. Съ 7-го же Декабря рабочiе забастовали. Громадныя толпы ихъ, предводительствуемыя соцiалистами-революцiонероами, неся флаги съ надписями «земля и воля», «вооруженное возстанiе», — двигались по Прѣснѣ, срывая съ работъ еще не успѣвшихъ забастовать. 10 Декабря въ районѣ Прѣсни были разбиты всѣ фонари и началась постройка баррикадъ. Спиленные телеграфные и фонарные столбы, снятыя съ петель калитки, ворота, бревна и доски, кровельное желѣзо — все это нагораживалось поперекъ улицъ, препятствовало движенiю и вмѣстѣ съ порванными телефонными и телеграфными линiями — отрѣзывало Прѣсню отъ остальной Москвы, ставило ее въ изолированное положенiе. Появились вооруженные холоднымъ и огнестрѣльнымъ оружiемъ отряды сформированной соцiалистами-революцiонерами «Боевой дружины». Въ составъ ея входили рабочiе фабрикъ Прохоровской, Мамонтовской, Шмита и сахарнаго завода; общее число ихъ доходило отъ 400 до 600 человѣкъ. Во главѣ дружины стоялъ членъ «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» упоминавшiйся уже максималистъ Соколовъ, носившiй тогда кличку «Медвѣдь». Подъ руководствомъ «Медвѣдя» на Прѣснѣ былъ сорганизованъ «комитетъ», въ который вошли: «Сѣдой», «Мартыновъ», «Ильинъ», «Пчелка», «Павлова», нѣсколько интеллигентовъ и 12 упомянутыхъ выше депутатовъ отъ рабочихъ. Комитетъ сталъ во главѣ мятежа и сдѣлался полнымъ распорядителемъ всего Прѣсненскаго района. Прохоровская мануфактура была въ полной его власти; онъ устранилъ фабричную администрацiю и распоряжался жизнью фабрики какъ хотѣлъ. Комитетъ имѣлъ свой центръ или «бюро» въ кухнѣ Прохоровской мануфактуры. Тамъ помѣщалась и дружина и склады оружiя, тамъ происходилъ разборъ всѣхъ фабричныхъ дѣлъ; туда же приводились всѣ тѣ, относительно которыхъ требовались какiя либо распоряженiя комитета.

11 Декабря безпорядки всюду въ полномъ разгарѣ. На Прѣснѣ, по приказу комитета, началось обезоруженiе постовыхъ городовыхъ; тогда же дружинники напали на 3-й и 1-й полицейскiе участки Прѣсненской части, въ первомъ изъ которыхъ обезоружили чиновъ полицiи, отъ второго же были отбиты. На слѣдующiй день дружинники, во главѣ съ «Сѣдымъ», напали на 1-й Прѣсненскiй участокъ, обезаружили находившихся въ немъ чиновъ, обыскали помѣщенiе и уничтожили часть документовъ. Отдѣльные отряды обходили по квартирамъ городовыхъ и отбирали у нихъ оружiе. Дѣйствовала дружина и по прибывшимъ для прекращенiя мятежа войскамъ. Дружинники напали на отдѣльные разъѣзды, патрули, открывали стрѣльбу изъ засады по большимъ войсковымъ частямъ. Иногда они стрѣляли изъ-за баррикадъ, обычно же баррикады служили лишь для воспрепятствованiя движенiю войскъ по улицамъ. Когда баррикады не были заняты дружинниками, на нихъ оставались сторожа, большею частью простые обыватели, несшiе эту службу подъ угрозою разстрѣла со стороны дружинниковъ. Въ то же время часть членовъ комитета, завладѣвъ фабричною лабораторiей и раздобывъ въ одной изъ мѣстныхъ аптекъ всѣ нужные медикаменты и препараты, производила изготовленiе бомбъ.

Съ 12 декабря движенiе въ городѣ идетъ на убыль; мятежники почти всюду сметены войсками. Оставшiеся цѣлыми измѣнили тактику. Была выпущена слѣдующая руководящая прокламацiя:

"Товарищи, началась уличная борьба возставшихъ рабочихъ съ войсками и полицiей. Въ это борьбѣ можетъ много погибнуть вашихъ братьевъ, борцовъ за свободу, если вы не будете держаться нѣкоторыхъ правилъ. Главное правило — не дѣйствуйте толпой. Дѣйствуйте небольшими отрядами человѣка въ три-четыре, не больше. Пусть только этихъ отрядовъ будетъ возможно больше и пусть каждый изъ нихъ выучится быстро нападать и быстро исчезать. Полицiя старается одной сотней казаковъ разстрѣливать тысячныя толпы. Вы же противъ сотни казаковъ ставьте одного-двухъ стрѣлковъ. Попасть въ сотню легче, чѣмъ въ одного, особенно, если этотъ одинъ неожиданно стрѣляетъ и неизвѣстно куда исчезаетъ. Полицiя и войска будутъ безсильны, если вся Москва покроется этими маленькими неуловимыми отрядами… Не занимайте укрѣпленныхъ мѣстъ… Путь нашими крѣпостями будутъ проходные дворы и всѣ мѣста, изъ которыхъ легко стрѣлять и легко уйти… Если кто васъ будетъ звать итти куда большой толпой и занять укрѣпленное мѣсто, считайте того глупцомъ или провокаторомъ. Если это глупецъ — не слушайте его, если провокаторъ — убивайте. Строго отличайте вашихъ сознательныхъ враговъ отъ враговъ безсознательныхъ, случайныхъ. Первыхъ уничтожайте, вторыхъ щадите. Пѣхоты по возможности не трогайте. Солдаты — дѣти народа и по своей волѣ противъ народа не пойдутъ. Ихъ натравливаютъ офицеры и высшее начальство. Противъ этихъ офицеровъ и начальства вы и направьте свои силы. Каждый офицеръ, ведущiй солдатъ на избiенiе рабочихъ, объявляется врагомъ народа и ставится внѣ закона. Его безусловно убивайте. Казаковъ не жалѣйте. На ихъ много народной крови, они всегдашнiе враги рабочихъ… Какъ только они выйдутъ на улицу — конные или пѣшiе, вооруженные или безоружные — смотрите на нихъ, какъ на злѣйшихъ враговъ и уничтожайте безъ пощады. На драгунъ и патрули дѣлайте нападенiя и уничтожайте. Въ борьбѣ съ полицiей поступайте такъ: всѣхъ чиновъ, до пристава включительно, при всякомъ удобномъ случаѣ убивайте. Околоточныхъ обезоруживайте и арестовывайте, тѣхъ же, которые извѣстны своей жестокостью и подлостью, тоже убивайте. У городовыхъ только отнимайте оружiе и заставляйте служить не полицiи, а вамъ. Дворникамъ запрещайте запирать ворота. Это очень важно. Слѣдите за ними и если кто не послушаетъ, то въ первый разъ побейте, а второй убейте"[20].

Только Прѣсня остается во власти соцiалистовъ-революцiонеровъ, которые и продолжаютъ тамъ безчинствовать (?).

12 декабря, по постановленiю комитета, дружинниками былъ арестованъ околоточный надзиратель Сахаровъ и послѣ объявленiя ему въ "бюро" смертнаго приговора — разстрѣлянъ. Позже, въ трупѣ его было обнаружено 19 пулевыхъ ранъ. 14 декабря, около 6 часовъ вечера, большая толпа дружинниковъ, предводительствуемая соцiалистомъ-революцiонеромъ "Володей", окружила домъ, гдѣ жилъ начальникъ сыскной полицiи Войлошниковъ. 4 человѣка арестовали Войлошникова, послѣ чего онъ былъ доставленъ въ "бюро". Тамъ комитетъ объявилъ ему смертный приговоръ и онъ былъ разстрѣлянъ. Въ поднятомъ позже на улицѣ его трупѣ оказалось 11 пулевыхъ ранъ.

Дѣйствовали соцiалисты-революцiонеры и въ другихъ районахъ Москвы, работали по станцiямъ бастовавшей Казанской желѣзной дороги, но ихъ партiйныя проявленiя носили тамъ менѣе яркiй и менѣе руководящiй характеръ. Московско-Казанская желѣзная дорога, какъ и Прѣсня, явилась послѣднимъ оплотомъ московскихъ мятежниковъ. Участокъ ея отъ Москвы до Коломны обслуживалъ постоянный подвозъ боевыхъ дружинъ, прибывавшихъ въ столицу изъ ея окрестностей. Отдѣльный войсковой отрядъ, съ 17-го по 20-е декабря, очистилъ указанный желѣзнодорожный участокъ отъ мятежниковъ, водворилъ на немъ порядокъ и возстановилъ правильное движенiе.

Выдающейся являлась дѣятельность и Минскаго комитета "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ". Онъ имѣлъ свою лабораторiю, обладалъ смѣлыми партiйными работниками, въ числѣ которыхъ выдѣлялись двѣ сестры Измайловичъ. Ихъ квартира, за отсутствiемъ бывшаго на Дальнемъ Востокѣ отца, служила въ октябрьскiе дни "штабомъ" дѣйствовавшихъ въ Минскѣ революцiонныхъ организацiй. Тамъ отдавались всевозможныя распоряженiя по безпорядкамъ: тамъ хранилась и оттуда поступала въ распространенiе агитацiонная литература; тамъ обсуждались предполагавшiеся террористическiе акты и сохранялись разрывные снаряды. Во время декабрьской забастовки комитетъ предлагалъ забастовочному комитету взорвать желѣзнодорожные мосты, что, однако, было отвергнуто; онъ выслалъ свою боевую дружину для совершенiя нападенiя на проходившiй съ нижними чинами поѣздъ и только благодаря случаю поѣздъ прошелъ благополучно. Онъ развилъ, какъ указано ниже, и личный терроръ, въ которомъ сесры Измайловичъ приняли непосредственное участiе. На станцiи Екатерининской дороги Гришино, во главѣ возникшихъ въ Декабрѣ безпорядковъ, сталъ мѣстный сельскiй учитель соцiалистъ-революцiонеръ Дейнега. Рядомъ митинговыхъ рѣчей онъ поднялъ толпу на бунтъ, сформировалъ боевую дружину и вооружилъ ее винтовками, отбирая ихъ у проѣзжавшихъ по желѣзной дорогѣ запасныхъ нижнихъ чиновъ. 15 Декабря Гришинская боевая дружина совмѣстно съ Авдѣевской, руководимыя Дейнегой, прибыли на станцiю Горловку и произвели нападенiе на находившуюся тамъ войсковую часть. Въ происшедшемъ съ войсками столкновенiи Дейнега былъ убитъ, дружинники частью уничтожены, частью, потерявъ вождя, — сдались. Въ Кiевѣ соцiалисты-революцiонеры подготовляли совмѣстно съ анархитсами большое боевое массовое выступленiе на 14 Декабря, что было сорвано охраннымъ отдѣленiемъ. Наканунѣ, днемъ, была арестована сходка изъ 33-хъ руководителей соцiалистовъ-революцiонеровъ, что оставило массу безъ вожаковъ. Тогда же былъ обнаруженъ складъ изъ 15-ти цилиндрическихъ бомбъ и общая соцiалистовъ-революцiонеровъ и анархистовъ типографiя съ готовымъ наборомъ прокламацiй.

Большое влiянiе оказывали партiйные работники на развивавшiеся въ то время безпорядки и по деревнямъ. Въ Саратовской губернiи соцiалисты-революцiонеры сорганизовали нѣсколько боевыхъ дружинъ изъ крестьянъ, вооружили ихъ отбиравшимся у мѣстной лѣсной стражи оружiемъ и уже при помощи ихъ производили вполнѣ организованныя нападенiя на помѣщичьи имѣнiя.

Что касается отдѣльныхъ террористическихъ актовъ со стороны партiи, то они продолжадись и послѣ 17 Октября. Правда, послѣ появленiя манифеста Цетральный Комитетъ постановилъ прекратитъ временно центральный терроръ, но вмѣстѣ съ тѣмъ онъ рѣшилъ продолжать боевыя дѣйствiя противъ непосредственныхъ усмирителей разныхъ возстанiй и безпорядковъ. Въ силу послѣдняго, въ Ноябрѣ мѣсяцѣ отъ «Боевой Организацiи» былъ отправленъ летучiй отрядъ для совершенiя покушенiя на командированнаго по Высочайшему повѣленiю въ Саратовъ по дѣлу аграрныхъ безпорядковъ генералъ-адъютанта Сахарова. Въ отрядъ входили Биценко и Борисъ Мищенко-Вноровскiй[21]. Въ Саратовѣ члены отряда вошли въ соприкосновенiе съ мѣстнымъ комитетомъ, устроили квартиры и добыли всѣ нужныя справки. 22 Ноября Биценко, явившись на прiемъ къ генералъ-адъютанту Сахарову, нѣсколькими выстрѣлами убила его.

Работали и мѣстныя организацiи. 29 Октября, въ Могилевѣ, прибывшая въ тотъ день изъ-за границы, соцiалистка-революцiонерка Езерская стрѣляла на прiемѣ въ мѣстнаго губернатора Клингенберга и ранила его въ животъ и руку. 18 Ноября, въ Саратовѣ, членъ боевой дружины покушался, но безуспѣшно, на жизнь губернатора Кнолля. 26 Ноября три соцiалиста-революцiонера напали на жандармскаго унтеръ-офицера Мозалевскаго и произвели рядъ безрезультатныхъ выстрѣловъ. Въ Декабрѣ былъ произведенъ цѣлый рядъ покушенiй. 13-го, въ Тамбовѣ, былъ убитъ вице-губренаторъ Богановичъ. 14-го, въ Ростовѣ, убитъ приставъ Слюсаревъ. 15-го, въ мѣстечкѣ Вѣткѣ, убитъ рабочiй, заподозрѣнный въ сношенiяхъ съ полицiей, въ Минскѣ раненъ помощникъ полицмейстера Шкляревичъ, а въ Самарѣ раненъ начальникъ гарнизона, генералъ Сергѣевъ. 17-го, въ Минскѣ, было покушенiе, но неудачно, на полицмейстера Норова. 21-го, въ Уфѣ, стрѣляли въ губернатора Келеповскаго. 26-го, въ Иркутскѣ, убитъ помощникъ полицмейстера Драгомировъ, а въ Яренскѣ — стражникъ. Того же числа ранены вице-губернаторъ Мишинъ въ Иркутскѣ и начальникъ сыскного отдѣленiя въ Нижнемъ-Новгородѣ. 28-го, на платформѣ станцiи Самара, было совершено второе покушенiе на начальника мѣстнаго гарнизона, генерала Сергѣева: была брошена бомба, взрывомъ которой генералъ былъ легко раненъ; покушавшiйся схваченъ и избитъ публикой до потери сознанiя. Въ томъ же мѣсяцѣ было совершено неудачное покушенiе на начальника охраннаго отдѣленiя Ходоровскаго въ Бѣлостокѣ.

Всѣ покушенiя были совершены членами мѣстныхъ партiйныхъ боевыхъ дружинъ, за исключенiемъ убiйства тамбовскаго вице-губернатора, которое совершено членомъ мѣстнаго партiйнаго комитета, и покушенiя на генерала Сергѣева, совершеннаго членомъ летучаго отряда Поволжской области. Менѣе удачно шла боевая работа у Петроградскаго комитета. Сформировавшiйся «боевой комитетъ» и боевыя дружины — разбивались мѣстнымъ охраннымъ отдѣленiемъ. 9 Декабря при общихъ арестахъ членовъ мѣстнаго комитета были заарестованы и лица, принадлежавшiя къ боевому комитету и боевымъ дружинамъ, и была обнаружена мастерская для изготовленiя бомбъ со всѣми принадлежностями и значительное количество динамита. У многихъ обысканныхъ были найдены револьверы и патроны. 23 Декабря вновь были произведены обыски и аресты, при чемъ у домашей учительницы Звѣревой было найдено: три готовыхъ бомбы, одиннадцать бомбъ безъ запаловъ и семь пачекъ динамита, снова отобрано много револьверовъ. 30 же Декабря въ общежитiи Петроградскаго университета были найдены принадлежавшiе партiи три разрывныхъ снаряда, оружiе и патроны.

Въ концѣ года партiю въ боевомъ дѣлѣ постигла серьезная неудача. 3 Декабря, въ Женевѣ, въ домѣ № 3 по улицѣ Blanche, гдѣ помѣщалась партiйная мастерская бомбъ, произошелъ взрывъ, при чемъ былъ раненъ Бенецiанъ Билитъ, двое неизвѣстныхъ и женщина, назвавшая затѣмъ себя Анной Маркиной. Прибывшая на мѣсто взрыва, лишь по истеченiи нѣсколькихъ часовъ, полицiя нашла въ квартирѣ только Маркину, которая успѣла скрыть много слѣдовъ преступной работы. Тѣмъ не менѣе, въ квартирѣ Маркиной было обнаружено: нѣсколько бомбъ сфероидальной формы, одна бомба въ видѣ апельсина, тяжеловѣсный снарядъ въ желѣзномъ ящикѣ съ проводами, пять цилиндрическихъ бомбъ въ ящикахъ, нитроглицеринъ, вата, желатинъ и другiе матерiалы для выдѣлки взрывчатыхъ веществъ. Во второй комнатѣ были найдены ящики съ типографскимъ шрифтомъ, таблицы съ рисунками бомбъ, печатный листъ пояснительной брошюры, какъ выдѣлывать бомбы, бланки фальшивыхъ паспортовъ. На квартирѣ у Билита былъ найденъ цѣлый складъ разнаго рода матерiаловъ для изготовленiя взрывчатыхъ веществъ и самихъ бомбъ. Взрывъ послужилъ къ тому, что русскiе революцiонеры, проживавшiе въ Женевѣ, спѣшно выѣзжали оттуда.

***

На состоявшемся въ Финляндiи первомъ партiйномъ съѣздѣ (23 дек. — 4 янв.) было принято слѣдующее постановленiе о террорѣ.

О тактикѣ партiи вообще и о политическомъ террорѣ.

«I. 1) по вопросу о вооруженномъ возстанiи держаться прежней тактики: не призывать къ нему, но готовиться на случай его стихiйнаго возникновенiя въ техническомъ, стратегическомъ и иныхъ отношенiяхъ;

«2) продолжать усиленную работу по организацiи рабочихъ массъ;

«3) обратить особенное вниманiе на агитацiонную и организацiонную работу среди войскъ, и

«4) продолжать террористическую тактику».

«II. Прежде всего съѣздъ считаетъ необходимымъ усилить центральный политическiй терроръ и подчеркиваетъ особенное значенiе для настоящаго времени массовой партизанской борьбы. Подъ массовой партизанской борьбой слѣдуетъ понимать непосредственное и возможно болѣе широкое участiе массъ въ боевой дѣятельности за свой страхъ и рискъ, выражающееся въ нападенiи на мелкихъ агентовъ правительственной власти въ одиночку и группами, напримѣръ, городовыхъ, жандармовъ, шпiоновъ, земскихъ начальниковъ. Такiя нападенiя способствуютъ формированiю боевыхъ силъ, но происходятъ внѣ контроля партiйныхъ организацiй. Мѣстный политическiй терроръ долженъ происходить подъ обязательнымъ контролемъ комитета, но въ виду того, что въ настоящее время комитеты ослаблены, контроль должно передать въ руки областныхъ организацiй. Болѣе сложные террористическiе акты должны быть по тѣмъ же соображенiямъ выполняемы летучими боевыми дружинами, обслуживающими болѣе широкiе районы. По вопросу о прекращенiи террора съѣздъ полагаетъ, что онъ долженъ быть примѣняемъ до полнаго завоеванiя фактическихъ свободъ, и только тогда Центральный Комитетъ можетъ прiостановить террористическiе акты».

«III. Принимая во вниманiе, что крупный аграрный взрывъ, если не полное крестьянское возстанiе, въ цѣломъ рядѣ мѣстностей почти неизбѣженъ, съѣздъ рекомендуетъ всѣмъ учрежденiямъ партiи быть къ веснѣ въ боевой готовности и заранѣе составить цѣльный планъ практическихъ мѣропрiятiй, въ родѣ взрыва желѣзныхъ дорогъ и мостовъ и порчи телеграфовъ, распредѣлить роли въ этихъ предпрiятiяхъ и т. д., намѣтить административныхъ лицъ, устраненiе которыхъ можетъ внести дезорганизацiю въ среду мѣстной администрацiи».

Объ аграрномъ и фабричномъ террорѣ — съѣздъ вотировалъ слѣдующее мнѣнiе комиссiи, по тактическимъ вопросамъ, по которому Центральный Комитетъ долженъ былъ составить резолюцiю.

«Взглядъ комиссiи на аграрный и фабричный терроръ вполнѣ опредѣленно отрицательный. Аграрный терроръ не можетъ быть принятъ въ число тѣхъ средствъ борьбы, которыя рекомендуетъ партiя, прежде всего потому, что не соотвѣтствуетъ нашимъ цѣлямъ организацiонной борьбы со всѣмъ современнымъ строемъ. Онъ можетъ служить орудiемъ достиженiя и той непосредственной ближайшей задачи, которую мы ставимъ аграрному движенiю — задачи революцiоннаго организованнаго захвата земель. Аграрный терроръ — въ лучшемъ случаѣ — вынуждаетъ лишь частичныя уступки, а политика частичныхъ завоеванiй не есть политика нашей партiи. Аграрный терроръ, какъ рядъ разрозненныхъ актовъ, совершаемыхъ лишь отдѣльными лицами и небольшими группами, не можетъ также служить цѣли воспитанiя и организацiи народныхъ массъ, этой важнѣйшей задачѣ современнаго момента. Тѣ же соображенiя комиссiя выдвигаетъ и противъ фабричнаго террора».

«Во избѣжанiе недоразумѣнiй необходимо точнѣе установить самое понятiе аграрнаго террора. Часто подъ этимъ понятiемъ разумѣютъ исключительно поджоги и убiйства. Но такое понятiе слишкомъ неточно. Понятiемъ аграрнаго террора охватываются всѣ виды нанесенiя вреда личности или имуществу, возникающiе непосредственно на почвѣ аграрныхъ отношенiй. Сюда же относится, напримѣръ, очень часто практикуемый крестьянами изъ мести скосъ зеленаго хлѣба, вытаптыванiе посѣвовъ и т. п. Но совсѣмъ уже другое дѣло — попытки орагнизованнаго пользованiя землями, угодьями и продуктами земли (напримѣръ, пользованiе лѣсами, пастбищами, лугами и т. п.). Разъ такое пользованiе правильно организовано на демократическихъ началахъ, оно является какъ бы небольшими опытами всеобщаго захвата земель, опытами, организующими, сплачивающими крестьянскiя массы и воспитывающими ихъ для дальнѣйшей борьбы. Эти формы борьбы комиссiя нашла вполнѣ соотвѣтствующими задачамъ партiи. Остается сказать еще нѣсколько словъ о тѣхъ террористическихъ актахъ, которые возникаютъ не непосредственно изъ аграрныхъ отношенiй, а осложняются присутствiемъ полицейскаго гнета и прямого военнаго насилiя. Такъ, напримѣръ, теперь уже не рѣдкость встрѣтить экономiи, охраняемыя наемной экономической стражей или наемными же казакми. Въ такихъ мѣстахъ устанавливавется ужаснѣйшая атмосфера казацкаго военнаго террора, операцiоннымъ базисомъ котораго явлется дворянская усадьба. Въ отвѣтъ на этотъ терроръ — терроръ со стороны крестьянъ необходимъ и неизбѣженъ. Но это уже не аграрный терроръ, а политическiй, хотя бы онъ и былъ направленъ противъ жизни и имущества отдѣльныхъ лицъ. Такой терроръ неизбѣжно будетъ примѣняться въ особенно широкихъ размѣрахъ во время грядущаго возстанiя по соображенiямъ стратегическаго характера».

***

С.-р. не съ меньшимъ вниманiемъ относились къ работѣ среди войскъ.

Тяготѣнiе соцiалистовъ-революцiонеровъ къ работѣ среди войсковыхъ частей, признанной на I-мъ съѣздѣ крайне важной отраслью партiйной дѣятельности, было вообще велико. Мысль «перетянуть армiю на свою сторону» для борьбы съ правительствомъ не давала покою нѣкоторымъ изъ партiйныхъ руководителей. Военная комиссiя при Центральномъ Комитетѣ должна была руководить всей этой работой. Среди мѣстныхъ организацiй стали выдѣляться спецiалисты по пропагандѣ среди войскъ и если этимъ пропагандистамъ совершенно не удавалась пропаганда среди офицеровъ, то среди нижнихъ чиновъ они кое-гдѣ завязали связи. Такъ, въ Нижнемъ-Новгородѣ, Севастополѣ, Екатеринославѣ, Казани, Москвѣ, Иркутскѣ, Тифлисѣ, Кронштадтѣ, и Рѣвелѣ появились военныя организацiи, состоявшiя изъ партiйныхъ работниковъ, задавшiяся цѣлью вести пропаганду спецiально среди войсковыхъ частей. Имъ удавалось иногда сплотить около себя нѣсколько человѣкъ нижнихъ чиновъ, приходившихъ на сходки, слушавшихъ уроки пропагандистовъ, бравшихъ съ собою для распространенiя прокламацiи. И эти-то, весьма немногiе, нижнiе чины окрыляли партiйныхъ работниковъ надеждою на возможность «военныхъ возстанiй». Стали появляться уже отмѣченныя выше спецiальныя перiодическiя изданiя. Издавались спецiальныя для солдатъ прокламацiи. Не съ меньшимъ вниманiемъ относилась партiя соцiалистовъ-революцiонеровъ и къ работѣ среди войскъ для вооруеннаго возстанiя.

Особенно занимала соцiалистовъ-революцiонеровъ пропаганда въ приморскихъ городахъ Балтiйскаго моря. Насколько преувеличивали они значенiе тѣхъ связей, которыя имъ удавалось завести въ тѣхъ городахъ среди нижнихъ чиновъ, доказываетъ то, что ими былъ выработанъ планъ чуть не повсемѣстнаго военнаго возстанiя на побережьи Балтiйскаго моря. Вотъ какъ описываетъ это одинъ изъ членовъ партiи.

«Планъ былъ таковъ. Предполагалось, что захватъ крѣпостей побережья Финскаго залива и Балтiйскаго флота дасть вохможность совершенно обезсилить Петроградъ и захватить его. Захватъ Петрограда и долженъ былъ означать собой побѣду вооруженнаго возстанiя. Планъ, съ перваго взгляда, какъ будто очень простой и вѣрный. Въ самомъ дѣлѣ, Петроградъ держится Кронштадтомъ, главная сила правительства — Балтiйскiй флотъ. Захватить все и побѣда наша! Коротко, ясно, просто…».

«И такъ, по плану велась работа во флотѣ, въ Кронштадтѣ, въ Свеаборгѣ, въ Ревелѣ, въ Либавѣ, во всѣхъ важнѣйшихъ пунктахъ побережья. Время было хорошее, свободное. Организацiи расцвѣтали въ очень короткое время. Настроенiе бодрое. Надеждъ и упованiй много, самыхъ радужныхъ, самыхъ широкихъ и смѣлыхъ. Послѣдовалъ разгонъ Думы. Настроенiе, и безъ того приподнятое, приподнялось еще больше. Начались разговоры о поддержкѣ Думы, объ открытомъ возстанiи»…[22]

18 Iюня соцiалисты-революцiонеры подняли безпорядки въ Свеаборгѣ, на которые тотчасъ же отозвались революцiонные дѣятели разныхъ фракцiй, а въ томъ числѣ и соцiалисты-революцiонеры въ Кронштадтѣ, Ревелѣ и Либавѣ, 19 и 20 Iюня въ Кронштадтѣ произошли безпорядки, которыми руководилъ матросъ соцiалистъ-революцiонеръ Егоровъ. Безпорядки были быстро прекращены тѣмъ самымъ Енисейскимъ полкомъ, на бунтъ котораго больше всего разсчитывали соцiалисты-революцiонеры. Вспыхнулъ, благодаря соцiалистамъ-революцiонерамъ, бунтъ на броненосцѣ «Память Азова», но вскорѣ же былъ подавленъ своею же судовою командою. Руководители партiи ясно видѣли провалъ своихъ предположенiй, они могли убѣдиться, что офицеры и командный составъ изъ нижнихъ чиновъ парализуютъ ихъ работу и все таки они не прекращали ее. Слишкомъ уже хотѣлось имъ войти въ армiю, свить тамъ гнѣздо и имѣть среди военныхъ партiйныхъ людей.

Осенью состоялось совѣщанiе представителей военныхъ организацiй партiи, обсуждавшее положенiе пропаганды въ войскахъ и постановившее рядъ резолюцiй. Всѣ члены совѣщанiя сходились во взглядѣ на своевременность образованiя одной военной организацiи, или союза, но расходились во взглядахъ, долженъ-ли быть союзъ партiйнымъ или нѣтъ. Послѣ споровъ было рѣшено организовать военно-революцiонный союзъ изъ солдатъ, «платформа» котораго должна быть соцiалистической. Было спроектировано образовать при Центральномъ Комитетѣ «Центральное военное бюро» въ цѣляхъ объединенiя работы мѣстныхъ организацiй, изданiя и снабженiя военныхъ соотвѣтствующей литературой и, вообще, для руководства всею работою въ войскахъ.

Что же касается офицеровъ, то совѣщанiе постановило:

«Не занимаясь спецiальнымъ образованiемъ офицерскихъ организацiй, слѣдуетъ привлекать къ участiю въ технической работѣ военныхъ организацiй всѣхъ сознательныхъ революцiонно-настроенныхъ офицеровъ; въ тѣхъ же мѣстахъ, гдѣ окажется значительное количество сознательныхъ офицеровъ, необходимо организовать ихъ въ кружки съ цѣлью возможно широкаго использованiя ихъ техническихъ познанiй; тамъ же, гдѣ таковые офицерскiе кружки въ томъ или иномъ видѣ существуютъ, необходимо мѣстнымъ В. О. взять ихъ въ свои руки».

Важнѣйшими изъ принятыхъ конференцiей резолюцiй явились слѣдующiя.

По вопросу о тактикѣ. "1) Совѣщанiе представителей военныхъ организацiй "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", во-первыхъ, исходя изъ основныхъ началъ партiйной программы, ставящихъ конечною цѣлью революцiи завоеванiе соцiалистическаго строя, считаетъ очередною задачей партiйной работы въ армiи подготовку войскъ къ участiю во всенародномъ возстанiи за созывъ учредительнаго собранiя, избраннаго путемъ всеобщаго прямого, равнаго и тайнаго голосованiя, за передачу всей земли въ общенародное достоянiе и уравнительное пользованiе всѣхъ трудящихся, за улучшенiе положенiя пролетарiата (8-ми часовой рабочiй день и др. мѣры, ограждающiя духовные и экономическiе интересы труда) и за замѣну постоянной армiи милицiей".

"2) Съ этой цѣлью военныя организацiи "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" ведутъ планомѣрную пропагандистскую и агитацiонную работу во всѣхъ частяхъ войскъ, прибѣгая къ подготовительнымъ средствамъ, смотря по условiямъ времени и мѣста, къ организацiи борьбы противъ военной дисциплины и за общее улучшенiе солдатскаго быта, къ открытымъ митингамъ, протестамъ и къ другимъ средствамъ усиленiя сознательности и организованности въ солдатской массѣ".

"3) Пользуясь всѣми проявленiями недовольства солдатъ своимъ положенiемъ для организацiи революцiонныхъ массъ въ армiи, военныя организацiи "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" должны удерживать солдатъ отъ частичныхъ выступленiй, могущихъ повести къ разрушенiю планомѣрной работы въ войскахъ и усиленiю реакцiонныхъ теченiй въ солдатской массѣ".

"4) Въ случаѣ неизбѣжности въ отдѣльныхъ мѣстахъ самостоятельныхъ военныхъ вспышекъ, готовыхъ перейти въ открытое революцiонное возстанiе, мѣстныя военныя организацiи "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" должны приложить всѣ усилiя, чтобы въ движенiе внести организованность и планомѣрность, стараясь, по возможности, взять на себя выборъ момента и способа открытаго выступленiя и стремясь удержать за партiей общее руководство движенiемъ".

"5) Время и способы открытыхъ выступленiй должны быть опредѣлены мѣстными военными организацiями "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" по соглашенiю съ областными и мѣстными комитетами партiи, въ особо же важныхъ центрахъ и Центральнымъ Комитетомъ".

"Мѣстныя военныя организацiи "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" должны имѣть разработанный планъ дѣйствiй на случай открытыхъ выступленiй. Этотъ планъ долженъ быть сообщенъ и санкцiонированъ общепартiйными организацiями данной мѣстности, а въ особо важныхъ случаяхъ Центральнымъ Комитетомъ".

Резолюцiя о террорѣ. "Военныя организацiи "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", стоя на партiйной точкѣ зрѣнiя по вопросу о террорѣ, признаютъ, какъ одно изъ средствъ революцiонной борьбы, необходимымъ примѣненiе террора въ предѣлахъ армiи противъ наиболѣе яркихъ и вредныхъ представителей самодержавнаго режима, своей преступной дѣятельностью парализующихъ успѣхъ революцiоннаго дѣла въ войскахъ. Военныя организацiи считаютъ необходимымъ дѣло военной организацiи поставить подъ строгiй контроль партiи. Члены военной организацiи, желающей принять участiе въ томъ или иномъ террористическомъ актѣ, должны войти въ существующiй партiйный боевой комитетъ".

Какъ видно будетъ ниже, планы соцiалистовъ-революцiонеровъ въ отношенiи работы среди войскъ были осуществлены въ слѣдующемъ году, но далеко не въ задуманныхъ размѣрахъ и лишь въ теченiе весьма короткаго времени. Что же касается 1906 года, то упомянутыя выше военныя организацiи были всѣ своевременно обнаружены и арестованы.

V

1906 годъ. Попытки военныхъ возстанiй. Терроръ. «Боевая Организацiя». «Боевой отрядъ при Центральномъ Комитетѣ». Летучiе боевые отряды областныхъ комитетовъ. Мѣстныя боевыя дружины. Экспропрiацiи. Постановленiя III Совѣта партiи.

Въ 1906 году главное свое вниманiе и усилiе партiя направляла на терроръ и экспропрiацiи (?). Еще въ Декабрѣ предыдущаго года Центральный Комитетъ, державшiй "Боевую Организацiю" по выраженiю одного изъ ея членовъ, "подъ ружьемъ", поручилъ ей организовать покушенiе на министра внутреннихъ дѣлъ Дурново и московскаго генералъ-губернатора Дубасова. Намѣчалось также покушенiе на предсѣдателя Государственнаго Совѣта Акимова, на завѣдывавшаго политическимъ розыскомъ Рачковскаго и еще на нѣсколькихъ лицъ. Руководящiй центръ "Боевой Организацiи" былъ старый. Химической частью завѣдывалъ Зильбербергъ, въ распоряженiи котораго находилась въ Терiокахъ цѣлая лабораторiя съ нѣсколькими химиками. Зильбербергъ вступилъ въ "Боевую Организацiю" въ началѣ 1905 года, когда и принялъ участiе въ устойствѣ за границей партiйной лабораторiи, въ изготовленiи и перевозкѣ динамита. Проработавъ нѣсколько мѣсяцевъ, онъ какъ опытный химикъ и былъ вытребованъ для лабораторiи въ Терiокахъ.

Однако, ни одного изъ задуманныхъ предпрiятiй по Петрограду "Боевая Организацiя" совершить не смогла. Выслѣживанiя, которыя устанавливала организацiя за намѣченными ею лицами, попадали въ сферу наблюденiй охраннаго отдѣленiя и должны были прекращаться; боевики разбѣгались. Организованное покушенiе на полковника Римана не удалось. Явившiйся къ нему на квартиру 11 Апрѣля боевикъ, переодѣтый офицеромъ и вручившiй для доклада карточку князя Друцкого-Соколинскаго, — былъ задержанъ. При обыскѣ у него нашли револьверъ, заряженный восемью пулями, и кинжалъ.

"Точно какой-то рокъ повисъ надъ "Боевой Организацiей" и отнялъ ея удачи" — говорилъ Зильбербергъ[23].

Въ Москвѣ же "Боевая Организацiя" сумѣла совершить покушенiе на генералъ-губернатора Дубасова. 23 Апрѣля, днемъ, когда генералъ-губернаторъ подѣзжалъ въ коляскѣ къ своему дворцу на Тверской улицѣ, членъ "Боевой Организацiи" Мищенко-Вноровскiй, одѣтый въ форму морского офицера и несшiй бомбу въ видѣ коробки конфетъ, бросилъ ее подъ коляску. Произошелъ взрывъ, которымъ генералъ-губернаторъ былъ раненъ, его адъютантъ графъ Коновницынъ убитъ, убитъ и самъ террористъ. Нѣсколько лицъ, находившихся вблизи покушенiя, были ранены.

Въ началѣ Мая, въ виду открытiя Государственной Думы, I-й Совѣтъ партiи постановилъ, впредь до большого выясненiя для массъ населенiя политическаго положенiя и тактики правительства, прiостановить временно террористическую дѣятельность, не прекращая, однако, ни на минуту общей боевой подготовки. Но и теперь, опять-таки, было сдѣлано исключенiе для генерала Трепова и для нѣкоторыхъ провинцiальныхъ актовъ, какъ, напримѣръ, для дѣла Чухнина, и тѣмъ самымъ постановленiе о прiостановкѣ террора фактически сводилось на нетъ[24].

Тотчасъ же послѣ I-го собранiя Совѣта, въ Севастополь выѣхали руководитель "Боевой Организацiи" Савинковъ и членъ той же организацiи бывшiй студентъ Калашниковъ.

14 Мая, въ Севастополѣ, около Владимiрскаго собора происходилъ парадъ мѣстному гарнизону, который принималъ начальникъ гарнизона генералъ Неплюевъ. У мѣста парада въ публикѣ находились члены партiи Савинковъ, Калашниковъ, Макаровъ, Назаровъ, Двойниковъ и бѣглый матросъ Фроловъ. Когда прошелъ первый взводъ войскъ, Калашниковъ, стоявшiй на паперти, подалъ шапкою сигналъ, послѣ чего Макаровъ выбѣжалъ изъ толпы и бросилъ въ группу начальствующихъ лицъ, среди которыхъ стоялъ генералъ Неплюевъ, бобму, которая, однако, не разорвалась. Въ тотъ же почти моментъ раздался оглушительный взрывъ бомбы, которую, желая бросить по направленiю генерала, уронилъ около себя Фроловъ. Взрывомъ было убито 6 человѣкъ изъ публики, городовой, самъ Фроловъ и ранено 37 человѣкъ. Террористы бросились бѣжать, но Макаровъ, Двойниковъ и Назаровъ были арестованы тотчасъ же, при чемъ у Макарова была найдена въ карманѣ еще одна бомба и браунингъ. Савинковъ былъ взятъ по приходѣ его черезъ два часа въ гостиницу, гдѣ у него при обыскѣ было найдено 1000 рублей, финляндскiя деньги и три фальшивыхъ паспорта, а Калашниковъ вырвался изъ рукъ схватившаго его чина полицiи, успѣлъ скрыться и былъ арестованъ лишь 20 мая въ Петроградѣ на вокзалѣ. Всѣ задержанные назвались вымышленными фамилiями и въ удостовѣренiе своихъ личностей представили фальшивые документы.

На судѣ по настоящему дѣлу свидѣтельскими показанiями было установлено, что по пути въ Севастополь Калашниковъ видѣлся въ Москвѣ съ Макаровымъ, въ Харьковѣ же видѣлся съ Савинковымъ, Назаровымъ и Двойниковымъ и съ ними же видѣлся въ Симферополѣ; установлено было показанiемъ и то, что за нѣсколько минутъ до взрыва 14 мая, Савинковъ заходилъ во Владимiрскiй соборъ, откуда прошелъ въ Никольскiй соборъ, гдѣ уже находился Калашниковъ, послѣ чего оба, порознь, прошли къ Владимiрскому собору, гдѣ вскорѣ и случилось описанное покушенiе.

Центральный Комитетъ партiи спецiальнымъ заявленiемъ утверждалъ затѣмъ, что Назаровъ, Двойниковъ, Калашниковъ и Савинковъ никакого участiя въ описанномъ покушенiи не принимали и о приготовленiи къ нему не знали[25].

Арестъ Савинкова былъ столь серьезнымъ ударомъ для "Боевой Организацiи", что Центральный Комитетъ немедленно принялъ мѣры къ освобожденiю его. Съ этой цѣлью въ Севастополь былъ посланъ Зильбербергъ. Прiѣхав туда, онъ, послѣ двухмѣсячной подготовительной работы, сошелся съ главаремъ мѣстной боевой дружины бывшимъ лейтенантомъ Никитенкомъ и членами военной организацiи партiи и въ томъ числѣ съ вольноопредѣляющимся пѣхотнаго полка Сулятицкимъ, съ которыми и выработалъ планъ освобожденiя Савинкова, содержавшагося подъ стражей на военной гауптвахтѣ. 16 iюля, когда Сулятицкiй былъ разводящимъ въ караулѣ при гауптвахтѣ, онъ переодѣлъ Савинкова въ солдатское платье и вывелъ его на свободу. Оба они добрались затѣмъ на приготовленный Никитенкомъ парусный ботъ и всѣ трое переправились въ Румынiю.

Что касается покушенiя на генерала Трепова, то старанiя "Боевой Организацiи" произвести таковое повели лишь къ тому, что командированный для этой цѣли 1 Iюля членъ организацiи убилъ вечеромъ въ петергофскомъ паркѣ генерала Козлова, принявъ его за генерала Трепова.

Наѣзды членовъ "Боевой Организацiи" въ Петергофъ въ тотъ перiодъ времени не были удачны для нихъ. Такъ прибывшiй тѣмъ лѣтомъ и поселившiйся около Кадетскаго плаца, подъ вымышленной фамилiей, боевикъ былъ арестованъ на слѣдующiй же день послѣ своего прибытiя; боевикъ, прибывшiй изъ Финляндiи въ день перевезенiя тѣла генерала Мина изъ Петергофа въ Петроградъ, былъ арестованъ на Петергофскомъ вокзалѣ, при чемъ у него былъ найденъ документъ, вполнѣ изобличавшiй его въ работѣ по террору; лицо, прибывшее въ Петергофъ для выслѣживанiя проѣздовъ высокопоставленныхъ лицъ и занявшее въ Петергофѣ двѣ весьма удобныхъ для этой цѣли квартиры, было обнаружено, что и заставило его покинуть Петергофъ и вернуться въ Петроградъ.

Осенью 1906 года "Боевая Организацiя" была вновь созвана Центральнымъ Комитетомъ. Въ составъ ея, кромѣ прежнихъ членовъ, вошли также Никитенко, Сулятицкiй и Зильбербергъ.

Однако неудачи продолжали попрежнему преслѣдовать организацiю и эти неудачи Савинковъ приписывалъ винѣ Центральнаго Комитета. На собранiи послѣдняго, бывшемъ въ Сентябрѣ мѣсяцѣ, Савинковъ открыто заявилъ, что Центральный Комитетъ мало даетъ денегъ на терроръ, недовѣрчиво относится къ работѣ боевиковъ и что нѣкоторые члены его неуважительно отзываются о членахъ "Боевой Организацiи". Въ отвѣтъ на эти обвиненiя, Центральный Комитетъ заявилъ, что недостатокъ отпускаемыхъ денегъ объясняется недостаткомъ средствъ у него вообще, что онъ относится къ "Боевой Организацiи" и къ ея руководителю съ полнымъ довѣрiемъ и въ доказательство послѣдняго кооптировалъ въ свой составъ члена "Боевой Организацiи" Савинкова.

Черезъ полтора мѣсяца послѣ происшедшаго инцидента, а именно въ Октябрѣ 1906 года, на Иматрѣ, гдѣ состоялся 2-й Совѣтъ партiи и куда съѣхались на то время всѣ члены "Боевой Организацiи", руководители послѣдней заявили Центральному Комитету, что они вынуждены выйти въ отставку. Таковое свое рѣшенiе Савинковъ и Азевъ объясняли тѣмъ, что по ихъ мнѣнiю дѣло террора при современной его постановкѣ безнадежно; старые методы раскрыты полицiей и уже не могутъ дать никакихъ результатовъ, новыхъ же методовъ пока нѣтъ. За руководителями покинули организацiю и всѣ ея члены — "Боевая Организацiя" распалась.

Пораженный случившимся, Центральный Комитетъ предложилъ бывшимъ членамъ "Боевой Организацiи" продолжать боевое дѣло безъ Азева и Савинкова и въ результатѣ его старанiй въ этомъ направленiи, Зильбербергъ рѣшилъ организовать новую самостоятельную боевую дружину по типу и съ традицiями распавшейся "Боевой Организацiи" и получилъ на то разрѣшенiе Центральнаго Комитета. Ядро группы составили Ирина, Сулятицкiй, Кудрявцевъ и еще нѣсколько человѣкъ, а во главѣ ея сталъ Зильбербергъ, который велъ и сношенiя дружины съ Центральнымъ Комитетомъ. Дружина была названа "Боевымъ отрядомъ при Центральномъ Комитетѣ".

Отрядъ долженъ былъ получать на каждое предпрiятiе разрѣшенiе отъ Центральнаго Комитета. Вскорѣ послѣднiй поручилъ ему организовать покушенiе на предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина, министра внутреннихъ дѣлъ Дурново, свиты генерала Орлова и петроградскаго градоначальника Лауница. Въ то же время Центральный Комитетъ поручилъ отряду начать собирать свѣдѣнiя для подготовки покушенiя на Государя Императора и Великаго Князя Николая Николаевича.

Въ Ноябрѣ въ составъ отряда вошли еще нѣсколько человѣкъ и въ томъ числѣ Никитенко и Синявскiй. Отрядъ началъ подготовительныя работы и велъ ихъ путемъ наружнаго наблюденiя за выѣздами интересовавшихъ его лицъ и путемъ внутренняго освѣщенiя распорядка ихъ жизни. Послѣднее требовало широкихъ знакомствъ во всѣхъ слояхъ общества, чего отрядъ, располагая хорошими денежными средствами и умными предпрiимчивыми исполнителями, и достигъ.

Вотъ какъ описываетъ систему работы, которой сталъ придерживаться отрядъ Зильберберга, членъ отряда Ирина. "Организацiя производитъ свои розыски съ двухъ сторонъ: "внѣшнiй сыскъ" — уличная слѣжка при помощи извозчиковъ, разносчиковъ, филеровъ сохраняется, но на первый планъ, какъ основа, выдвигается "внутреннiй сыскъ" — полученiе свѣдѣнiй. Отыскиваются люди въ обществѣ и въ партiи, могущiе дать какое-либо указанiе, какiе-либо свѣдѣнiя о намѣченныхъ лицахъ. Наружная слѣжка провѣряетъ ихъ данныя. Всѣ партiйныя организацiи должны давать въ распоряженiе "Боевого отряда" любого изъ своихъ членовъ, если онъ имѣетъ какiе-либо связи, могущiя быть полезными въ дѣлѣ этого внутренняго сыска. Оосбенно много давали члены военной и желѣзнодорожной организацiй и телеграфисты. Такимъ образомъ, основанiе, на которомъ организацiя утверждала свое зданiе, расползалось далеко вширь. Работа получала въ значительной мѣрѣ случайный характеръ — въ зависимости отъ тѣхъ свѣдѣнiй, которыя получались. Нельзя было составить одинъ планъ и долго и упорно добиваться его осуществленiя. Самое существованiе такого плана становилось невозможнымъ: случайность, измѣнчивость, текучесть формъ работы и организацiи выдвинулись впередъ"…[26]

Наибольшiя усилiя отряда были направлены на министра Столыпина и Великаго Князя Николая Николаевича, но разныя непредвидѣнныя обстоятельства разстраивали планы отряда. Покушенiя, какъ на указанныхъ, такъ и на другихъ намѣченныхъ отрядомъ лицъ, не сорганизовывались. Наконецъ въ Декабрѣ отряду удалось достать билеты на освященiе домовой церкви въ зданiи Института экспериментальной медицины въ Петроградѣ. По свѣдѣнiямъ, добытымъ отрядомъ, на освященiи должны были присутствовать Столыпинъ и Лауницъ. Съ цѣлью покушенiя на нихъ Зильбербергъ назначилъ Кудрявцева и Сулятицкаго.

21 Декабря Кудрявцевъ, прiехавъ на освященiе церкви, послѣ богослуженiя, на лѣстницѣ, убилъ тремя выстрѣлами градоначальника Лауница, послѣ чего выстрѣлилъ себѣ въ високъ. Въ тотъ же моментъ онъ получилъ смертельные удары по головѣ шашкой отъ одного изъ стоявшихъ около него офицеровъ, и тогда же въ него дважды выстрѣлилъ полицейскiй офицеръ. Бывшiй въ церкви Сулятицкiй, назначенный стрѣлять въ предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина, въ виду неприбытiя послѣдняго, скрылся. Это было первое и послѣднее выступленiе отряда Зильберберга въ 1906 году; дальнѣйшая его работа относилась уже къ слѣдующему 1907 году.

Кромѣ описанныхъ центральныхъ боевыхъ организацiй, у партiи работали по террору летучiе отряды, сформированные почти у всѣхъ областныхъ организацiй, и мѣстныя боевыя дружины. Мѣстные комитеты вообще были настроены относительно террора болѣе рѣшительно, чѣмъ центръ. Даже тогда, когда Центральный Комитетъ дѣлалъ постановленiя хотя бы и объ условныхъ, временныхъ прiостановкахъ террора, многiе мѣстные комитеты не раздѣляли этого взгляда и шли въ своихъ дѣйствiяхъ наперекоръ ему. Въ дѣло осуществленiя террора комитеты старались внести какъ млжно болѣе системы и организацiи. Многiе выработали уставы для всякаго рода боевыхъ организацiй. Такъ были выработаны: "Уставъ городской милицiи", "Уставъ крестьянской боевой дружины", "Проектъ устава областной летучки", которые и были опубликованы Центральнымъ Комитетомъ, какъ образцы подобныхъ изданiй.

Въ дѣлѣ практическаго проведенiя террора первое мѣсто принадлежало Сѣверной и Поволжской областямъ.

Въ Сѣверной области летучимъ отрядомъ, 13 августа, на платформѣ станцiи Новый Петергофъ былъ убитъ командиръ лейбъ-гвардiи Семеновскаго полка генералъ Минъ. Въ генерала стрѣляла упоминавшаяся уже не разъ Коноплянникова, имѣвшая при себѣ, кромѣ револьвера, еще и бомбу въ сумочкѣ. 2 декабря два члена отряда, рабочiе Воробьевъ и Березинъ, совершили покушенiе въ Таврическомъ саду на бывшаго московскаго генералъ-губернатора Дубасова, при чемъ послѣднiй былъ контуженъ одною изъ двухъ брошенныхъ въ него бомбъ, а покушавшiеся арестованы. 26 декабря членъ отряда, бывшiй матросъ Егоровъ, руководитель кронштадтскихъ безпорядковъ, переодѣвшись въ форму писаря военнаго суда, проникъ въ садъ, гдѣ гулялъ главный военный прокуроръ генералъ Павловъ, и нѣсколькими выстрѣлами убилъ его.

Дѣятельность боевыхъ дружинъ Петроградскаго комитета партiи не могла развиться въ желаемой для революцiонеровъ степени, вслѣдствiе систематически наносившихся ей ударовъ. 8 января была арестована группа боевиковъ во главѣ съ нелегальнымъ Мальцевымъ. 7 февраля были произведены многочисленные обыски лицъ, принадлежавшихъ къ боевой дружинѣ, при чемъ было обнаружено большое число револьверовъ, патроновъ, революцiонная литература, печать и штемпель комитета. 15 февраля у двухъ соцiалистовъ-революцiонеровъ были найдены двѣ бомбы, револьверъ и прокламацiи. 12 апрѣля были арестованы шесть представителей боевыхъ дружинъ съ главнымъ ихъ организаторомъ. 5 iюля была арестована сходка группы дружинниковъ въ 5 человѣкъ. 5 сентября арестованы 13 человѣкъ "Мѣстной боевой организацiи", изъ которыхъ 5 жили по фальшивымъ паспортамъ подъ чужими фамилiями. 20 сентября арестована группа членовъ (21 человѣкъ) "Боевого коллектива мѣстнаго комитета", который готовился совершить цѣлый рядъ террористическихъ актовъ. Обысками у нихъ обнаружено около трехъ пудовъ динамита, шесть динамитныхъ патроновъ, револьверы, партiйная литература. Шесть человѣкъ коллектива задержаны въ то время, какъ они поджидали на улицѣ, съ цѣлью ограбленiя (?) казначея штаба Отдѣльнаго корпуса пограничной стражи. Послѣднiй долженъ былъ вести изъ казначейства въ штабъ 25,000 рублей. При преслѣдованiи одинъ изъ боевиковъ былъ убитъ.

Въ виду того, что одинъ изъ главарей этого коллектива состоялъ въ Институтѣ инженеровъ путей сообщенiя и стоялъ во главѣ комиссiи, завѣдывавшей библiотекой, послѣдняя была обыскана. Въ библiотекѣ были обнаружены разныя революцiонныя изданiя, въ одномъ же изъ шкаповъ найдено 39 оболочекъ для македонскихъ бомбъ, большое количество пироксилиновыхъ шашекъ, четыре электрическихъ запала для бомбъ и около полутора пуда динамита.

Другими дружинами въ области совершены слѣдующiя акты. 13 февраля членомъ Петроградской дружины былъ уюитъ директоръ завода Назаровъ; убiйство направило на слѣдъ дружины, которая и была заарестована затѣмъ со своимъ руководителемъ. Черезъ три дня былъ арестованъ и самъ убiйца. 20 апрѣля, въ Великихъ Лукахъ, убитъ помощникъ пристава Благовѣщенскiй, 15 сентября, во Псковѣ, убитъ помощникъ пристава Соловьевъ. 4 ноября, въ Петроградѣ, раненъ околоточный надзиратель Денисенко, 13 убитъ рабочiй по подозрѣнiю въ шпiонствѣ, а 22 раненъ приставъ Шереметовъ.

Въ Центральной области первое мѣсто по террору принадлежало Москвѣ. 30 Октября членомъ летучаго отряда области была брошена бомба въ градоначальника генерала Рейнбота, который, несмотря на происшедшiй взрывъ, остался невредимъ. Произведенными въ связи съ покушенiемъ обысками и арестами была обнаружена мастерская для изготовленiя разрывныхъ снарядовъ и арестовано 18 членовъ, изъ которыхъ 3 нелегальныхъ. Эти аресты и обыски не прекратили однако работы московскихъ боевиковъ. 2 Декабря вновь были произведены обыски, при чемъ было обнаружено 7 бомбъ, 21 пироксилиновая шашка, полъ-пуда динамита, 1½ пуда патроновъ, нѣсколько мотковъ бикфордова шнура. Обыскомъ же въ Лазаревскомъ институтѣ найдено 100 запаловъ и нѣсколько пироксилиновыхъ шашекъ. Было арестовано 28 человѣкъ.

Кромѣ Москвы летучiй отрядъ выступилъ дважды въ Твери. 25 Марта имъ былъ убитъ бомбой тверской губернаторъ Слѣпцовъ, а 9 Декабря, въ Твери же, убитъ по окончанiи занятiй въ губернскомъ земскомъ собранiи генералъ-адъютантъ графъ Игнатьевъ. Руководители партiи считали графа однимъ изъ убѣжденнѣйшихъ сторонниковъ самодержавiя; они вѣрили въ то, что графу будетъ поручено подавить революцiонное движенiе въ Россiи, что графъ будетъ сдѣланъ диктаторомъ и потому смерти его придавали огромное значенiе. Изъ выступленiй мѣстныхъ боевыхъ дружинъ области было лишь одно: 20 Октября, въ Иваново-Вознесенскѣ, по подозрѣнiю въ измѣнѣ, убитъ рабочiй.

Въ Сѣверо-Западной области летучiй отрядъ имѣлъ свой центръ въ Минскѣ, гдѣ его членами изготовлялись и бомбы. 14 Января отрядъ сорганизовалъ покушенiе на губернатора Курлова. Въ него была брошена бомба, которая однако не разорвалась, и въ тотъ же моментъ упоминавшаяся уже Александра Измайловичъ сдѣлала нѣсколько револьверныхъ выстрѣловъ въ полицмейстера Норова, но безрезультатно. Мѣстныя боевыя дружины развили широкiй терроръ. 6 Января, въ Гомелѣ, убитъ помощникъ пристава Леоновъ. Въ Февралѣ, въ Вѣткахъ, убитъ рабочiй по подозрѣнiю въ сношенiяхъ съ полицiей. 17 Марта, въ Смоленскѣ, убитъ начальникъ губернскаго жандармскаго управленiя полковникъ Гладышевъ. 4 Апрѣля, въ мѣстечкѣ Ракишки, раненъ рабочiй по подозрѣнiю въ сношенiяхъ съ полицiей. 1 °Cентября, въ Калишанкѣ, Витебской губернiи, убитъ урядникъ Снедзе. 2 Декабря, на перронѣ станцiи Конотопъ, раненъ жандармскiй вахмистръ Живодеровъ. Въ области имѣлась и мастерская бомбъ, которая была арестована 9 Iюня, въ Ковнѣ, а 2 Декабря, тамъ же, при арестахъ соцiалистовъ-революцiонеровъ обнаружено 10 снаряженныхъ бомбъ.

В Поволжской области летучiй отрядъ 2 Января убилъ въ Пензѣ генералъ-лейтенанта Лисовскаго, принявъ его за начальника жандармскаго управленiя, а 26-го убилъ тамъ-же полицмейстера Кандаурова. 12 Марта членами отряда была брошена бомба въ Казанское губернское жандармское управленiе. 1 Апрѣля, въ Борисоглѣбскѣ, убитъ казачiй офицеръ Абрамовъ. 4 Мая, въ Тамбовѣ, убитъ приставъ Ждановъ. 6 мая, въ Казани, раненъ околоточный надзиратель Толмачевъ. 21 Iюня, въ Самарѣ, убитъ бомбою губернаторъ Блокъ и 8 Августа, тамъ-же, убитъ командиръ Борисовскаго полка полковникъ Георгiу. Преступники облили трупъ спиртомъ и подожгли квартиру. 21 Сентября, въ Симбирскѣ, смертельно раненъ губернаторъ Старынкевичъ, а 25-го раненъ въ Казани вице-губернаторъ Кобеко. Мѣстныя боевыя дружины произвели слѣдующiя покушенiя. 16 Января, на станцiи Борисоглѣбскъ, былъ убитъ губернскiй совѣтникъ Луженовскiй. 13 Мая, въ Саратовѣ, раненъ начальникъ тюрьмы Шатиловъ. 14 Августа, въ поѣздѣ Инжавинской вѣтки, Тамбовской губернiи, убиты становой приставъ Лебедевъ, стражникъ, жандармскiй унтеръ-офицеръ Зайко и смертельно раненъ кондукторъ. 15-го, въ Моршанскѣ, раненъ земскiй начальникъ Сабуровъ. 21 Сентября, въ Пензѣ, убитъ жандармскiй унтеръ-офицеръ Бѣляевъ. Сформировалась было дружина и при Самарскомъ комитетѣ и предполагала начать цѣлый рядъ террористическихъ актовъ, но 16 Сентября почти всѣ ея члены были арестованы и семь человѣкъ изъ нихъ оказались нелегальными. Въ области были устроены отлично оборудованныя мастерскiя для изготовленiя разрывныхъ снарядовъ. Одна такая лабораторiя была обнаружена 2 Августа въ Казани, при чемъ въ ней найдено восемь оболочекъ для бомбъ, пироксилинъ, принадлежности для выдѣлки бомбъ, чертежи бомбъ, формулы состава начинки ихъ, нелегальная литература. Работавшiе въ лабораторiи скрылись. 13 Октября, въ Казани, въ одномъ изъ частныхъ домовъ произошелъ взрывъ, при изслѣдованiи котораго была обнаружена партiйная лабораторiя. Было найдено много взрывчатыхъ веществъ и три готовыхъ бомбы. Работавшiй въ мастерской и убитый взрывомъ соцiалистъ-революцiонеръ оказался Зефировымъ, тѣмъ самымъ, который покушался на вице-губернатора Кобеко. Вскорѣ въ Казани была поставлена новая лабораторiя и въ ней 3 Декабря произошелъ взрывъ, которымъ жившiй тамъ соцiалистъ-революцiонеръ былъ убитъ, а работавшiй съ нимъ Петровъ тяжело раненъ[27]. Была лабораторiя еще и въ Саратовѣ, но 30 Ноября она была обнаружена, а двое работавшихъ въ ней соцiалистовъ-революцiонеровъ были арестованы.

Въ украинской области летучiй отрядъ 1 Января ранилъ Черниговскаго губернатора Хвостова, а мѣстныя дружины выполнили слѣдующее. 18 Января, въ Полтавѣ, убитъ губернскiй совѣтникъ Филоновъ. 16 Мая, въ Лубнахъ, раненъ рабочiй по подозрѣнiю въ измѣнѣ. 4 Ноября, въ Полтавѣ, убитъ временный генералъ-губернаторъ Полковниковъ.

Въ Донской области летучiй отрядъ произвелъ нападенiе на конвой, сопровождавшiй четырехъ анархистовъ (?) и отбила ихъ. Мѣстная же Екатеринославская дружина широко развила свои предпрiятiя. 18 Марта, въ Екатеринославѣ, раненъ по подозрѣнiю въ измѣнѣ рабочiй. 23 Апрѣля шестью соцiалистами-революцiонерами, стрѣлявшими залпами изъ револьверовъ, убитъ временный генералъ-губернаторъ Желтоновскiй. 9 Мая убитъ начальникъ исправительнаго отдѣленiя Кривенко-Яновскiй и произведено нападенiе на конвой. 19 Октября, въ Екатеринославѣ же, была обнаружена лабораторiя, въ которой найдено три оболочки для бомбъ, части адской машины и запальники.

Въ Южно-Русской области дѣйствовали мѣстныя организацiи; исключенiемъ явились лишь первое покушенiе на главнаго командира черноморскаго флота и портовъ Чернаго моря адмирала Чухнина и описанное выше покушенiе на генерала Неплюева, иницiатива которыхъ принадлежала Центральному Комитету.

27 Января бѣжавшая изъ Минской тюрьмы Екатерина Измайловичъ, явившись на прiемъ къ адмиралу, произвела въ него четыре выстрѣла изъ браунинга и ранила его, послѣ чего была убита. Адмиралъ выздоровѣлъ и соцiалисты-революцiонеры постановили повторить покушенiе. Въ томъ году въ боевую дружину былъ принятъ матросъ Акимовъ. Лѣтомъ Акимовъ былъ назначенъ въ команду, которая охраняла дачу главнаго командира «Голландiю», 28 Iюня утромъ, адмиралъ, оставивъ на городской пристани состоявшихъ при немъ въ охранѣ жандармскихъ унтеръ-офицеровъ, отправилился въ «Голландiю» съ женой и адъютантомъ. Прибывъ туда, адмиралъ пошелъ въ садъ и тамъ былъ убитъ Акимовымъ изъ-за куста изъ ружья. Въ Севастополѣ же 27 Августа убитъ начальникъ жандармскаго управленiя полковникъ Рогальдъ, 14 Сентября убитъ бывшiй кондукторъ флота Анисимовъ, 18-го — рабочiй, по подозрѣнiю въ измѣнѣ, 19-го матросъ, 20-го урядникъ, 24-го рабочiй, по подозрѣнiю въ измѣнѣ, 25-го раненъ бомбою командиръ Брестскаго полка генералъ-маiоръ Думбадзе. 14 Октября убитъ заведывавшiй политическимъ розыскомъ чиновникъ Михайловъ. Кромѣ того въ предѣлахъ области 1 Мая, въ Бердянскѣ, было совершено покушенiе на надзирателя, а 13 Ноября, въ Ѳеодосiи, въ генералъ-губернатора Давыдова была брошена бомба, но она не разорвалась.

Въ Сибирской области летучiй отрядъ 30 Октября произвелъ неудачное покушенiе на генерала Ренненкампфа, а 15 Декабря убилъ въ Омскѣ генералъ-губернатора Литвинова. Читинская дружина 2 Августа убила полицмейстера Городниченко, а Красноярская — одного рабочаго, заподозрѣннаго въ измѣнѣ. Обысками, произведенными въ Красноярскѣ, 26 Сентября, и въ Читѣ, 2 Декабря, въ каждомъ городѣ было обнаружено по хорошо оборудованной мастерской для изготовленiя бомбъ, въ Читѣ же и складъ разрывныхъ снарядовъ.

На Сѣверномъ Кавказѣ, въ Ставрополѣ, убитъ приставъ Авитоновъ и раненъ стражникъ.

Въ Закавказской области членами летучаго боевого отряда 16 Мая, вечеромъ, въ Кутаисѣ, было брошено нѣсколько бомбъ въ проѣзжавшаго на вокзалъ генералъ-губернатора Алиханова и въ то же время по генералу была открыта стрѣльба изъ револьверовъ. Генералъ былъ раненъ, а двое изъ конвоировавшихъ его казаковъ были убиты. 4 Iюля тотъ же отрядъ, уже въ Тифлисѣ, произвелъ нападенiе бомбами и выстрѣлами изъ револьверовъ на полицмейстера полковника Мартынова и тяжело ранилъ его. Выдающееся участiе въ этомъ отрядѣ принималъ Платонъ Микаберидзе, который въ тотъ же перiодъ времени, въ Кутаисѣ, подкарауливши выѣздъ Зугдидскаго уѣзднаго начальника Кечамова, вскочилъ къ нему въ экипажъ, убилъ его тремя выстрѣлами и скрылся. В Тифлисѣ былъ случай убiйства одного рабочаго по подозрѣнiю его въ предательствѣ.

Въ Туркестанской области членами мѣстныхъ дружинъ 24 Iюля, въ Кокандѣ, раненъ товарищъ прокурора Исаенко, 6 Сентября, въ Ташкентѣ, убитъ прокуроръ Шарыгинъ, а 18-го, тамъ же, — главный ветеринарный врачъ Курицынъ. Кромѣ того, на станцiи Хилково былъ убитъ приставъ Щегловъ.

Вооруженные грабежи или, какъ ихъ тогда называли "экспропрiацiи", производились партiйными организацiями (!) повсемѣстно (!?). Грабили, якобы, для добытiя средствъ на партiйныя надобности, но въ дѣйствительности большая часть награбленныхъ суммъ шла на личныя нужды экспропрiаторовъ. На этой почвѣ въ партiи возникъ цѣлый рядъ недоразумѣнiй, нашедшихъ отраженiе и въ партiйной литературѣ. Разъ допустивши экспропрiацiии, партiйные центры уже не смогли подчинить этотъ видъ дѣятельности какой либо дисциплинѣ. Сдѣланное I-мъ партiйнымъ съѣздомъ указанiе на то, что "конфискацiи" могутъ подлежать лишь казенныя суммы и оружiе, не исполнялось. На мѣстахъ грабили, какъ хотѣли и что хотѣли. Особенно старались "оппозицiонеры" и "максималисты". Ими, какъ указано ниже, были совершены самыя крупныя ограбленiя[28].

Состоявшееся въ двадцатыхъ числахъ Октября 2-ое собранiе Совѣта партiи обсуждало вопросъ объ экспропрiацiяхъ и постановило слѣдующую резолюцiю.

«Въ виду того, что въ послѣднее время наблюдается эпидемическое распространенiе всякаго рода экспропрiацiй, что оно увлекаетъ иногда даже партiйныхъ людей; въ виду того, что практика экспропрiацiй слишкомъ часто деморализующе дѣйствуетъ на участниковъ; что ея распространенiе позволяетъ множеству недоброкачественныхъ элементовъ совершать въ видахъ личной выгоды самыя возмутительныя дѣянiя, маскируясь революцiонными цѣлями; въ виду того, что все это подрываетъ престижъ партiи среди населенiя и компрометируетъ самое дѣло революцiи, — Совѣтъ партiи находитъ необходимымъ самымъ тщательнымъ образомъ ограничить и урегулировать дѣло экспропрiяцiи даже въ тѣхъ узкихъ предѣлахъ, въ которыхъ оно может быть допустимо. Поэтому Совѣтъ постановляетъ:

«1) Подтвердить рѣшенiе I-го партiйнаго съѣзда о допустимости конфискацiи только казенныхъ суммъ и оружiя. Участники же частныхъ экспропрiацiй подлежатъ безусловному исключенiю изъ партiи».

«2) Всякая экспропрiацiя совершается только съ разрѣшенiя и подъ наблюденiемъ областного комитета, при чемъ областной комитетъ долженъ стремиться взять на себя иницiативу и организацiю крупныхъ экспропрiацiй».

«3) Областной комитетъ, разрѣшая мѣстнымъ организацiямъ экспропрiацiи, долженъ руководиться слѣдующими соображенiями: а) экспропрiацiи мелкихъ суммъ общему правилу не допустимы, б) въ планъ экспропрiацiи не должны входить убiйства лицъ, не принадлежащихъ къ полицiи или жандармерiи, в) во всѣхъ сомнительныхъ случаяхъ, является ли данное имущество казеннымъ или частнымъ, экспропрiацiя не можетъ быть совершена безъ санкцiи Центральнаго Комитета».

Однако и это новое напоминанiе Совѣта дѣло экспропрiацiи не упорядочило. Многiе партiйные работники продолжали смотрѣть на экспропрiацiю попрежнему, не дѣлая различiя между казеннымъ и частнымъ имуществомъ.

Въ томъ году, осенью, въ Петроградѣ была основана «Активная дружина соцiалистовъ-революцiонеровъ». Во главѣ дружины стоялъ соцiалистъ-революцiонеръ, извѣстный среди своихъ по кличкѣ "Николай", жившiй по фальшивому паспорту подъ фамилiей Воронова. Въ группу входило до 20 человѣкъ. Группа спецiализировалась на экспропрiацiяхъ (?). Она даже получила порученiе отъ Центральнаго Комитета произвести ограбленiе одного монастыря около Гродны, и планы этого ограбленiя обсуждались въ серединѣ Декабря мѣсяца неоднократно въ помѣщенiяхъ Электротехническаго института и университета. Но вмѣстѣ съ тѣмъ на группу было возложено подготовить покушенiе на предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина. Вороновъ завязалъ сношенiя съ состоявшими ранѣе на службѣ въ охранномъ отдѣленiи двумя мелкими служащими и черезъ нихъ старался получить необходимыя о выѣздѣ министра свѣдѣнiя. Всѣ добытыя свѣдѣнiя передавались въ Центральный Комитетъ. Одновременно группа собирала свѣдѣнiя о нѣкоторыхъ другихъ высокопоставленныхъ лицахъ. Созрѣвалъ также планъ осуществить взрывъ Петроградскаго охраннаго отдѣленiя. Было рѣшено, что по собранiи всѣхъ необходимыхъ свѣдѣнiй, одинъ изъ членовъ группы, переодѣтый жандармскимъ офицеромъ, придетъ въ отдѣленiе, имѣя на себѣ начиненный сильно взрывчатымъ веществомъ жилетъ, произведетъ самовзрывъ и погубитъ себя и личный составъ отдѣленiя. Была заказана жандармская форма. Срокомъ покушенiя было выбрано 6 Января 1907 года.

Въ ночь на 29 Декабря трое членовъ этой группы были застигнуты у себя на квартирѣ полицiей, но оказали вооруженное сопротивленiе, убили двухъ околоточныхъ надзирателей, двухъ городовыхъ и скрылись. Тогда было приступлено къ арестамъ всѣхъ лицъ, входившихъ въ группу, при чемъ у большинства изъ нихъ были обнаружены вещественныя доказательства ихъ преступной дѣятельности. При обыскѣ въ ночь на 1 Января 1907 года у члена группы Суриба — послѣднiй оказалъ сопротивленiе, убилъ городового и самъ застрѣлился.

Изъ партiйныхъ экспропрiацiй того времени можно указать на слѣдующiя. Осенью въ Саратовской губернiи, въ с. Камзолкѣ, была ограблена винная лавка, тогда же на перегонѣ Беково-Вертуновка была ограблена почта. 14 Марта въ еврейской колонiи Верещикахъ, Могилевской губернiи, четверо соцiалистовъ-революцiонеровъ, съ целью грабежа, произвели нападенiе на винную лавку, но вслѣдствiе поднятой тревоги трое были арестованы, четвертый же бѣжалъ и былъ арестованъ лишь на слѣдующiй день. При задержанiи найдено 3 револьвера и патроны. 29 Ноября 1906 года въ Одессѣ ограблено Одесское отдѣленiе Петроградскаго международнаго банка.

Крупные экспропрiацiи были произведены также въ слѣдующемъ, въ 1907 году, въ Севастополѣ, гдѣ 14 Апрѣля была ограблена почтовая телеграфная контора, и въ Симферополѣ, гдѣ ограбили земскую больницу. Обѣ экспропрiацiи были произведены съ утвержденiя Центральнаго Комитета, который даже выслалъ въ Крымъ ко времени ихъ осуществленiя особаго своего представителя. При обыскахъ, произведенныхъ по связи съ экспропрiацями 15 и 16 Апрѣля у членовъ Севастопольскаго комитета были обнаружены акцiи, украденныя (?) въ только что упомянутомъ одесскомъ банкѣ.

Состоявшiйся передъ созывомъ третьей Думы 3-й Совѣтъ партiи долженъ былъ высказать руководящiй взглядъ не только на тактику партiи по отношенiю Думы, но и тактику партiи вообще, въ зависимости отъ создавшейся политической обстановки. Анализировавъ послѣднiе годы внутренней жизни Россiи, Совѣтъ далъ слѣдующiе директивы.

О тактикѣ современнаго момента. "Истекшiй перiодъ лишь прологъ русской революцiи; настоящiй моментъ — время господства контръ-революцiонныхъ силъ. Партiя должна стараться использовать профессiональные союзы и прiобрести точки опоры въ союзахъ желѣзнодорожномъ, почтово-телеграфномъ, судоходномъ и т. п.". "Въ крестьянскихъ массахъ", — говорится въ резолюцiи Совѣта — "особенное значенiе прiобрѣтаютъ всѣ методы борьбы, по существу своему требующiе организаваннаго массоваго дѣйствiя и побужденiя къ широкой массовой организацiи. Считая мелкiя разрозненныя вспышки отдѣльныхъ селъ безплодной тратой силъ, партiя ставитъ себѣ цѣлью: 1) способствовать развитiю партизанской борьбы крестьянъ противъ агентовъ власти; 2) подготовлять и организовывать крестьянство для стачечной борьбы съ землевладѣльцами; 3) вносить организованность и планомѣрность во всякое естественное вытекающее широкое массовое выступленiе противъ властей и современнаго строя".

"Усиленiе боевой тактики должно имѣть своею цѣлью внесенiе разстройства и деморализацiи въ ряды враговъ и расковыванiе революцiонной энергiи массъ. Въ виду необходимости систематизировать и направить на болѣе крупныя задачи мѣстную террористическую борьбу, Совѣтъ находитъ необходимымъ особенное сосредоточенiе спецiальныхъ боевыхъ силъ партiи въ предѣлахъ областей и проявленiе ихъ по возможности единовременно, по общему для многихъ мѣстъ плану. При этомъ Совѣтъ исходитъ изъ той точки зрѣнiя, что вооруженное возстанiе не нужно представлять себѣ, какъ единовременный и повсемѣстный взрывъ по разъ данному сигналу, а какъ естественное явленiе, въ которое могутъ разростись достаточно широкiя и удачныя мѣстныя движенiя".

"На ряду съ террористической борьбой, задачи которой, благодаря выяснившемуся политическому положенiю, сразу крайне расширяются и осложняются, наиболѣе дезорганизующее влiянiе на правительство и развязывающее влiянiе на революцiонную энергiю массъ оказываютъ движенiя въ войскахъ. Усиленiе въ этой области организованной и сосредоточенной въ важнѣйшихъ стратегическихъ пунктахъ работы не должно отступать и передъ частичными боевыми выступленiями, въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ обостренное настроенiе солдатъ угрожаетъ стихiйнымъ волненiемъ, и гдѣ внесенiе въ него организованности и выработаннаго плана даетъ серьезные шансы хотя бы для мѣстнаго и временнаго, но широкаго успѣха".

"Не находя въ условiяхъ переживаемаго момента достаточныхъ данныхъ для того, чтобы поставить вооруженное всеобщее возстанiе задачей ближайшаго времени, партiя продолжаетъ готовиться къ нему и готовить къ нему народъ, организуясь и организуя его въ процессѣ непрерывной борьбы".

О боевыхъ дружинахъ. "Совѣтъ партiи находитъ необходимымъ и своевременнымъ произвести частичную реорганизацiю современной постановки боевого дѣла, замѣнивъ этотъ типъ мѣстныхъ дружинъ организацiями для обученiя членовъ партiи обращенiю съ оружiемъ и различнымъ боевымъ прiемамъ, при широко поставленномъ инструкторствѣ, при чемъ черезъ эти организацiи должна проходить возможно болѣе широкая масса, не покидая рядовъ общей организацiи партiи, и выступая для боевыхъ цѣлей въ качествѣ партiйной милицiи. На ряду съ этимъ для цѣлей спецiально террористическихъ необходима организацiя летучихъ отрядовъ въ вѣдѣнiи областного комитета или тѣхъ губернскихъ комитетовъ, которымъ онъ передовѣритъ это право и при непосредственномъ вмѣшательствѣ Центральнаго Комитета въ случаѣ распаденiя, уничтоженiя или ослабленiя областной организацiи".

Объ экспропрiацiяхъ. "Совѣтъ партiи находитъ совершенно недопустимымъ существованiе организацiй, посвящающихъ себя спецiально экспропрiаторской дѣятельности, и, не исключая совершенно возможности совершенiя казенныхъ экспропрiацiй террористическими "летучими отрядами", считаетъ болѣе желательнымъ составленiе для этого временныхъ отрядовъ, каждый разъ для вполнѣ опредѣленныхъ предпрiятiй, исключительно изъ строго-партiйныхъ людей, под руководствомъ особо довѣреннаго лица"[29].

VI

1907 годъ. Терроръ. Работа "Боевого отряда при Центральномъ Комитетѣ". Покушенiе на Великаго Князя Николая Николаевича. Подготовка покушенiя на жизнь Государя Императора. Арестъ заговорщиковъ. Процессъ о заговорѣ. Дѣятельность "Летучаго боевого отряда Сѣверной области". Арестъ "Карла" и его штабъ-квартиры. Дѣятельность областныхъ летучихъ боевыхъ отрядовъ и мѣстныхъ боевыхъ дружинъ. Вторичная подготовка покушенiя на жизнь Государя Императора.

1907 годъ былъ годомъ наивысшаго напряженiя партiйнаго террора, дошедшаго въ своемъ проявленiи даже (!) до покушенiя на цареубiйство, но вмѣстѣ съ тѣмъ онъ былъ и послѣднимъ годомъ широкой террористической дѣятельности партiи.

Упоминавшiйся уже выше "Боевой отрядъ при Центральномъ Комитетѣ" къ началу года окрѣпъ окончательно. Въ составъ его, кромѣ основателя и руководителя Зильберберга (онъ же "Штифтарь" и "Николай Николаевич"), входили "Ирина", братъ и сестры Прокофьевы, Никитенко, Синявскiй ("Китъ Пуркинъ"), Сулятицкiй ("Гронскiй"); къ нимъ тѣсно примкнулъ сынъ начальника Петергофской телеграфной конторы Наумовъ.

Отрядъ продолжалъ подготовлять покушенiя на Государя Императора, Великаго Князя Николая Николаевича и предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина, но всѣ его дѣйствiя, направленныя къ окончательной подготовкѣ и осуществленiю задуманныхъ злоумышленiй, были парализованы. 21 Января былъ арестованъ Сулятицкiй, а 9 Февраля взятъ на улицѣ Зильбербергъ, послѣ чего во главѣ отряда сталъ Никитенко. 13 Февраля отрядъ пытался совершить покушенiе на Великаго Князя Николая Николаевича. Одинъ изъ террористовъ, переодѣтый въ форму нижняго чина 1-го Желѣзнодорожнаго полка, проникъ было съ бомбою на путь императорскаго павилiона въ Петроградѣ, но, замѣченный нижними чинами полка, скрылся.

Неудача, казалось, лишь подстрекнула боевой отрядъ къ дальнѣйшей работѣ. Къ половинѣ марта мѣсяца въ центрѣ отряда уже были сосредоточены всѣ главныя свѣдѣнiя, необходимыя для приведенiя въ исполненiе задуманныхъ имъ тяжкихъ преступленiй; были налажены пути для полученiя послѣднихъ извѣстiй, которыя должны были опредѣлить время осуществленiя намѣченныхъ убiйствъ. Но эти же обстоятельства опредѣлили и моментъ воздѣйствiя на террористовъ Петроградскаго охраннаго отдѣленiя. Въ ночь на 1 апрѣля весь боевой отрядъ, за исключенiемъ нѣсколькихъ лицъ, успѣвшихъ скрыться, былъ арестованъ; вмѣстѣ съ тѣмъ были обысканы и арестованы и лица, находившiяся съ нимъ въ сношенiяхъ. Дѣлу былъ данъ законный ходъ.

7 мая предсѣдатель Совѣта Министровъ прочиталъ въ Государственной Думѣ слѣдующее оффицiальное сообщенiе:

"Въ февралѣ текущаго года Отдѣленiе по охраненiю общественнаго порядка и безопасности въ Петроградѣ получило свѣдѣнiя о томъ, что въ столицѣ образовалось преступное сообщество, постановившее ближайшею цѣлью своей дѣятельности совершенiе ряда террористическихъ актовъ".

"Установленное, въ цѣляхъ повѣрки полученныхъ свѣдѣнiй, продолжительное и обставленное большими трудностями наблюденiе обнаружило кругъ лицъ, какъ вошедшихъ въ составъ указаннаго сообщества, такъ и имѣвшихъ съ членами его непосредственныя сношенiя. Сношенiя, какъ выяснилось, происходили между нѣкоторыми изъ членовъ сообщества на конспиративныхъ квартирахъ, постоянно мѣнявшихся, при условiяхъ строгой таинственности, и были обставлены паролями и условными текстами въ тѣхъ случаяхъ, когда сношенiя были письменныя. Установленный наблюденiемъ кругъ лицъ, прикосновенныхъ къ преступному сообществу, въ числѣ 28 человѣкъ, былъ 31 марта подвергнутъ задержанiю".

"Вслѣдъ за этимъ, Отдѣленiе по охраненiю общественнаго порядка и безопасности 4 апрѣля донесло прокурору Петроградской судебной палаты о данныхъ, послужившихъ къ задержанiю 28 лицъ. Съ своей стороны, прокуроръ судебной палаты, усмотрѣвъ въ этихъ данныхъ указанiя на признаки составленiя преступнаго сообщества, поставившаго своею цѣлью насильственныя посягательства на измѣненiе въ Россiи образа правленiя (ст. 102 Угол. Улож.), того же 4 апрѣля предложилъ судебному слѣдователю по особо важнымъ дѣламъ при Петроградскомъ окружномъ судѣ приступить къ производству предварительнаго слѣдствiя, которое было начато немедленно подъ непосредственнымъ наблюденiемъ прокурорскаго надзора Петроградской судебной палаты и производится безъ малѣйшаго промедленiя".

"Въ настоящее время предварительнымъ слѣдствiемъ установлено, что изъ числа задержанныхъ лицъ значительное число изобличается въ томъ, что они вступили въ образовавшееся въ составѣ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" сообщество, поставившее цѣлью своей дѣятельности посягательство на священную особу Государя Императора и совершенiе террористическихъ актовъ, направленныхъ противъ Великаго Князя Николая Николаевича и предсѣдателя Совѣта Министровъ, при чемъ членами этого сообщества предприняты были попытки къ изысканiю способовъ проникнуть во дворецъ, въ коемъ имѣетъ пребыванiе Государь Императоръ, но попытки эти успѣха не имѣли"[30].

По выслушанiи офицiальнаго сообщенiя, Государственная Дума приняла слѣдующую формулу перехода къ очереднымъ дѣламъ: "Охваченная чувствомъ живѣйшей радости по поводу счастливо избѣгнутой опасности, грозившей Его Императорскому Величеству, относясь съ глубокимъ негодованiемъ къ обнаруженному преступному замыслу, Государственная Дума переходитъ къ очереднымъ дѣламъ"[31].

Въ тотъ же день, вечеромъ, приведенное офицiальное сообщенiе было оглашено въ чрезвычайномъ засѣданiи Государственнаго Совѣта, послѣ чего былъ выработанъ и одобренъ Совѣтомъ текстъ слѣдующей всеподданѣйшей телеграммы Государю Императору отъ имени Государственнаго Совѣта:

"Государственный Совѣтъ въ чрезвычайномъ общемъ собранiи, выслушавъ правительственное сообщенiе о предупрежденномъ гнусномъ замыслѣ, направленномъ противъ священной особы Вашего Императорскаго Величества и государственнаго нашего строя, повергаетъ передъ Вами, Государь, преисполняющiя его чувства безпредѣльной радости. Государственный Совѣтъ до глубины души возмущается развитiемъ насилiй и злодѣянiй, не останавливающихся даже передъ посягательствомъ на Носителя чести и величiя Россiи. Да хранитъ Всевышнiй всемогущею десницею Своею на многiя лѣта самоотверженнаго и великодушнаго преобразователя дорогого отечества"[32].

Въ офицiальномъ сообщенiи, появившемся затѣмъ въ повременной печати, о настоящемъ дѣлѣ изложено слѣдующее.

"7 августа въ зданiи судеьныхъ установленiй, въ залѣ судебной палаты, Петроградскiй военно-окружной судъ приступитъ къ слушанiю дѣла о заговорѣ на жизнь Государя Императора. Предсѣдательствовать въ судѣ будетъ генералъ-маiоръ Мухинъ, обвинителемъ со стороны военной прокуратуры выступитъ помощникъ прокурора подполковникъ Ильинъ".

"По этому дѣлу обвиняются:

"I) Отставной лейтенантъ Борисъ Николаевъ Никитенко, 22 лѣтъ; сынъ коллежскаго совѣтника Владимiръ Александровъ Наумовъ, 26 лѣтъ; именующiй себя мѣщаниномъ Китъ Михайловъ Пуркинъ, 27 лѣтъ; Марiя Алексѣевна Прокофьева, 24 лѣтъ и дочь купца Анна Савельева Пигитъ, 23 лѣтъ. — въ томъ, что въ 1906–1907 годахъ вступили въ преступное сообщество, назвавшееся "Боевой организацiей при Центральномъ Комитетѣ Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", завѣдомо для нихъ поставившее цѣлью свой дѣятельности насильственное посягательство на жизнь священной особы царствующаго Императора, на лишенiе Его власти верховной и на измѣненiе въ Россiи установленнаго законами основными образа правленiя, и имѣвшее въ своемъ распоряженiи средства для взрыва и складъ оружiя; устроивъ конспиративную квартиру, они завѣдомо сообща направляли дѣятельность другихъ членовъ организацiи на собиранiе необходимыхъ свѣдѣнiй какъ для совершенiя цареубiйства, такъ и для задуманнаго сообществомъ лишенiя жизни августѣйшаго главнокомандующаго войсками гвардiи и петроградскаго военнаго округа Великаго Князя Николая Николаевича, — выработали текстъ условныхъ телеграммъ, которыми по указанному адресу слѣдовало извѣщать членовъ сообщества о предстоящихъ проѣздахъ августѣйшаго главнокомандующаго, подговаривали другихъ лицъ лишить жизни Государя Императора посредствомъ кинжала или разрывного снаряда; они заручились согласiемъ Наумова, принявшаго на себя исполненiе цареубiйства, снаюжали его деньгами для обученiя пѣнiю на предметъ поступленiя пѣвчимъ въ придворную капеллу, чтобы указаннымъ способомъ дать ему возможность осуществить цареубiйство, и съ тою же цѣлью прiобрели планъ Баболовскаго парка, какъ мѣста обычныхъ прогулогкъ Государя Императора, и планъ Царскосельскаго дворца съ указанiемъ внутренняго пути по немъ, гдѣ подъ кабинетомъ Его Величества предполагали бросить разрывной снарядъ. Осуществить задуманнаго они не успѣли по обстоятельству, отъ ихъ воли не зависившему, такъ какъ 31 марта 1907 года были арестованы. Преступленiе предусмотрѣно 3 частью 101 статьи Уголовнаго Уложенiя".

"II) Дворяне: Валентинъ Викторовъ Колосовскiй, 19 лѣтъ; присяжный повѣренный Михаилъ Евгеньевъ Феодосьевъ, 32 лѣтъ; Софiя Константиновна Феодосьева, 29 лѣтъ; присяжный повѣренный Борисъ Фавстовъ Тарасовъ, 35 лѣтъ; Ольга Петрова Тарасова, 24 лѣтъ; Антонiя Магнусова Эмме, 23 лѣтъ; Вѣра Александровна Педькова, 22 лѣтъ; мѣщанка Екатерина Александровна Бибергаль, 27 лѣтъ; именующiй себя потомственнымъ почетнымъ гражданиномъ Сергѣемъ Дмитрiевымъ Булгаковскимъ, 29 лѣтъ, — въ томъ, что въ 1906–1917 годахъ вступили въ вышеупомянутое преступное сообщество, при чемъ, находясь въ постоянныхъ и тѣсныхъ сношенiяхъ съ главными руководителями боевой организацiи, они обсуждали совмѣстно съ ними планъ цареубiйства и планъ лишенiя жизни августѣйшаго главнокомандующаго Великаго Князя Николая Николаевича, исполняли съ тою же цѣлью отдѣльныя порученiя руководителей организацiи, предоставляя послѣднимъ свои квартиры для конспиративныхъ свиданiй съ лицами, доставлявшими свѣдѣнiя о внутреннемъ расположенiи Царскосельскаго дворца, о мѣстахъ прогулокъ Государя Императора и получали для сообщества партiйную корреспонденцiю и условныя телеграммы, извѣщавшiя о времени проѣздовъ августѣшаго главнокомандующаго, когда именно и предполагалось лишить его жизни. Предаются суду по 2 и 3 частямъ 102 статьи Уголовнаго Уложенiя".

"III) Дворяне: воспитатель Александровскаго лицея Константинъ Густавовъ Эмме, 29 лѣтъ; присяжный повѣренный Дмитрiй Захаровъ Чiабровъ, 30 лѣтъ; Александръ Михайловъ Завадскiй, 28 лѣтъ; потомственный почетный гражданинъ Александръ Яковлевъ Брусовъ, 28 лѣтъ, — въ томъ, что, не принадлежа лично къ составу, но зная о вышеупомянутомъ преступномъ сообществѣ, они для подготовленiя задуманныхъ сообществомъ указанныхъ тяжкихъ преступленiй въ Февралѣ и Мартѣ 1907 года, съ цѣлью оказать содѣйствiе боевой организацiи, предоставляли членамъ ея свои квартиры, куда можно было проникнуть только по опредѣленнымъ имъ извѣстнымъ паролямъ, что предусмотрѣно 51 ст. 2 и 3 ч. 102 статьи Уголовнаго Уложенiя".

"За совершенное преступное дѣянiе всѣ вышепоименованные обвиняемые — на основанiи 23 и 26 ст и 1 п. 17 ст. приложенiя 1 къ ст. 1 (примѣчанiе 2) XIV т. св. зак. изд. 1890 года, объ изъятiи настоящаго дѣла изъ общей подсудности распоряженiемъ и. д. петроградскаго градоначальника отъ 18 Iюня сего года № 7043, - подлежатъ преданiю Петроградскому военно-окружному суду для сужденiя по законамъ военнаго времени".

"Возбужденное же уголовное преслѣдованiе — во-первыхъ, въ отношенiи скрывшихся Надежды Филипченко и неизвѣстныхъ, именовавшихся Сперанскимъ и "товарищемъ Ирина", — прiостанавливается производствомъ до ихъ задержанiя; во-вторыхъ, въ отношенiи мѣщанки Валентины Михаловой Картышевой, за недостаткомъ уликъ, прекращено".

Въ правительственномъ же сообщенiи отъ 21 Августа изображено слѣдующее[33].

"Съ 7 по 16 Августа Петроградскимъ военно-окружнымъ судомъ заслушано дѣло о 18 лицахъ, обвинявшихся въ принадлежности къ преступному сообществу, поставившему своею цѣлью посягательство на жизнь священной особы Государя Императора, августѣйшаго главнокомандующаго войсками гвардiи и Петроградскаго военнаго округа Великаго Князя Николая Николаевича и предсѣдателя Совѣта Министровъ гофмейстера Столыпина".

"Обстоятельства этого дѣла на предварительномъ и судебномъ слѣдствiи выяснились въ слѣдующемъ видѣ. Лѣтомъ 1906 года сынъ начальника дворцовой телеграфной конторы въ Новомъ Петергофѣ Владимiръ Наумовъ, двадцатишестилѣтнiй молодой человѣкъ, не имѣвшiй опредѣленныхъ занятiй, свелъ знакомство съ обнимъ изъ казаковъ лейбъ-гвардiи Собственнаго Его Величества конвоя, при чемъ въ первыхъ же разговорахъ Наумовъ сталъ говорить о непорядкахъ въ Россiи, возбуждалъ казака противъ существующаго правительства, совѣтовалъ раскрыть глаза на это товарищамъ, рекомендовалъ даже убить дворцоваго коменданта генерала Трепова, обвиняя послѣдняго въ установленiи крайне тяжелыхъ для конвоя порядковъ".

"О своемъ знакомствѣ съ Наумовымъ казакъ доложилъ по начальству, которое распорядилось о производствѣ разслѣдованiя, а казаку было приказано, не навязываясь на продолженiе отношенiй съ Наумовымъ, вмѣстѣ съ тѣмъ и не уклоняться отъ свиданiй съ нимъ, въ виду возможности раскрыть такимъ образомъ замыслы Наумова. Однако знакомство это временно прекратилось, такъ какъ Наумовъ уѣхалъ въ Москву, но затѣмъ, по возвращенiи его въ Петроградъ, возобновилось въ Январѣ 1907 года, когда Наумовъ вызвалъ казака къ себѣ запиской. Во время этого посѣщенiя Наумовъ прямо обратился къ нему съ предложенiемъ взять на себя, въ виду возможности находиться вблизи Государя Императора, выполненiе убiйства Его Величества, поясняя, что онъ можетъ это сдѣлать, выстрѣливъ въ Государя изъ ружья или зарубивъ шашкой. При этомъ Наумовъ, желая подвинуть казака на совершенiе такого злодѣянiя, старался подѣйствовать на его самолюбiе, убѣждалъ его въ томъ, что онъ явится спасителемъ отечества, что имя его станетъ историческимъ, что "Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" немедленно провозгласитъ его героемъ и т. п. Когда, тѣмъ не менѣе, казакъ рѣшительно отказался отъ выполненiя подобнаго замысла, Наумовъ предложилъ ему содѣйствовать революцiонной партiи доставленiемъ необходимыхъ свѣдѣнiй и сталъ подробно распрашивать объ обычныхъ прогулкахъ Государя въ Баболовскомъ паркѣ, о мѣстахъ расположенiя охраны, о возможности для постороннихъ лицъ проникнуть въ паркъ, при чемъ, узнавъ, въ какой части парка Государь наичаще катается, попросилъ казака тотчасъ же набросать планъ этой мѣстности, а затѣмъ подробнѣе изучить всѣ тропинки парка для составленiя впослѣдствiи новаго болѣе подробнаго плана. Во время этого свиданiя съ Наумовымъ казакъ обратилъ вниманiе на находившiйся въ квартирѣ его рояль; по этому поводу Наумовъ объяснилъ, что онъ учится пѣнiю съ той цѣлью, чтобы поступить въ придворную капеллу. На прощанiе Наумовъ объявилъ, что хочетъ его познакомить съ другими лицами, съ которыми онъ долженъ быть вполнѣ откровененъ; условленно было, что онъ будетъ вызванъ письмомъ, въ коемъ указана будетъ квартира явки; а кромѣ того, Наумовъ сообщилъ условные пароли, при помощи которыхъ казакъ могъ бы убѣдиться, что въ конспиративной квартирѣ онъ встрѣчаетъ тѣхъ именно лицъ, которыя предназначены для переговоровъ съ нимъ. При входѣ онъ долженъ былъ заявить: "я отъ Владимiра Александровича", а войдя въ квартиру спросить: "здѣсь-ли Ольга Александровна" и, получивъ ответъ: "я Ольга", разговаривать съ этимъ лицомъ вполнѣ откровенно. Вмѣстѣ съ тѣмъ, Наумовъ далъ казаку для скорѣйшаго розысканiя явочной квартиры чистый бланкъ визитной карточки, объяснивъ, что карточка такого же вормата будетъ прибита на дверяхъ помѣщенiя, которое ему укажутъ въ письмѣ".

«Недѣлю спустя, казакъ получилъ записку: «Дорогой мой Коля. Я теперь живу на Садовой улицѣ, домъ № 80, кв. 8. Прiезжай ко мнѣ, когда можешь, между четырьмя и половинкой шестого, но по возможности скорѣе. Любящая тебя Ольга». Какъ оказалось, онъ долженъ былъ явиться въ квартиру воспитателя Александровскаго лицея Константина Густовова Эмме, которую легко разыскалъ по карточкѣ на дверяхъ, гдѣ было написано чернилами. «Константинъ Густавовичъ и Антонiя Магнусовна Эмме». Антонiя Эмме, по предположенiю экспертизы, и являлась авторомъ пригласительной записки. Впустилъ казака, послѣ сказаннаго пароля, самъ Эмме, а на вопросъ, здѣсь-ли Обльга Александровна, вышла дѣвица Анна Савельева Пигитъ, проживавшая въ Петроградѣ подъ чужимъ именемъ Нины Залинiянцъ. Пигитъ въ разговорѣ съ казакомъ заявила, что онъ очень нуженъ для «ихъ», какъ человѣкъ близко стоящiй ко дворцу и могущiй дать важныя свѣдѣнiя, говорила ему о Перовской и ея значенiи, но въ какiя-либо подробныя объясненiя по поводу своихъ плановъ не вступала, поджидая прихода какого-то «нужнаго человѣка», котораго однако казакъ не дождался и ушелъ, условившись съ Пигитъ о времени новой встрѣчи».

«Спустя нѣсколько дней, онъ зашелъ въ ту же квартиру Эмме, гдѣ снова былъ встрѣченъ хозяиномъ и Анной Пигитъ, которая, оставшись съ казакомъ наединѣ, стала доказывать ему необходимость убiйства Великаго Князя Николая Николаевича и министра Столыпина. Во время разговора пришелъ Наумовъ и объявилъ, что сейчасъ долженъ прiѣхать «капитанъ» (эту кличку, какъ выяснилось, носилъ Борисъ Николаевъ Никитенко, отставной лейтенант флота) или его замѣститель, прибавивъ, что если никто изъ нихъ не явится, то казакъ можетъ быть вполнѣ откровененъ и съ Пигитъ. Вскорѣ пришелъ «замѣститель капитана» — личность, проживавшая подъ именемъ мѣщанина Кита Михайлова Пуркина и только на судѣ объявившая, что онъ въ дѣйствительности бывшiй студентъ Петроградскаго университета Борисъ Степановъ Синявскiй, сосланный въ административномъ порядкѣ въ Архангельскую губернiю и бѣжавшiй оттуда. Новый знакомый приступилъ къ казаку съ болѣе подробными разспросами — о расположенiи дворца, о порядкахъ въ конвоѣ, особенно живо интересовался, можетъ-ли постророннiй человѣкъ, одѣвшiй форму конвойца, проникнуть къ Государю, и гдѣ можно заказать соотвѣтственное форменное платье, наконецъ старался установить, изъ какого помѣщенiя удобнѣе всего совершить взрывъ команты, въ которой обыкновенно занимается Его Величество. Въ заключенiе, по просьбѣ Синявскаго, казакъ набросалъ планъ Царскосельскаго дворца, съ обозначенiемъ входа, по которому можно проникнуть подъ видомъ конвойца».

«Слѣдующее свиданiе состоялось 13 Марта на новой указанной Синявскимъ квартирѣ, по Николаевской улицѣ, домъ № 14, кв. 33, принадлежавшей слушательницѣ высшихъ женскихъ курсовъ Вѣрѣ Александровой Педьковой, при чемъ паролемъ служила фраза «дома-ли Вѣра Александровна». Спустя часъ послѣ прихода сюда казака въ отсутствiе Педьковой, предупредившей однако прислугу о предстоящемъ его приходѣ, прибылъ и Синявскiй, который объявилъ, что хочетъ поговорить о томъ, какъ получать свѣдѣнiя о проѣздахъ въ Царское Село Великаго Князя Николая Николаевича и министра Столыпина; рѣшено было, что казакъ будетъ посылать телеграммы условнаго содержанiя, а именно: въ депешѣ должно всегда стоять слово «прiѣзжайте»; «захворалъ» — обозначаетъ утреннiе часы отъ 10 до 12. «заболѣлъ» — вечернiе, отъ 5 до 10 часовъ; «Степанъ» и «Дядя» — Великiй Князь, «Иванъ» и «Отецъ» — Столыпинъ. Такимъ образомъ, депеша: «Прiѣзжайте, заболелъ Иванъ» означаетъ, что министръ прiѣзжаетъ между 5 и 10 часами вечера. Для памяти Синявскiй, оторвавъ два листка отъ лежавшаго на столѣ Педьковой блокнота, далъ одинъ казаку, а другой взялъ себѣ, и каждый изъ нихъ на своемъ листкѣ записалъ значенiе условныхъ словъ. Телеграммы должно было, по указанiю Синявскаго, адресовать: Кирочная улица, домъ № 26, кв. 6 (квартира эта принадлежала присяжному повѣренному Михаилу Евгеньеву Феодосьеву) «Феодосьеву-Никитенко».

"Свиданiе казака съ членами сообщества 13 Марта было послѣднимъ; возвратившись изъ Петрограда въ Царское Село, онъ доложилъ обо всемъ начальству и прекратилъ дальнѣйшiя сношенiя съ злоумышленниками. Всѣ полученныя имъ письма и другiе документы, именно два пригласительныхъ письма Наумова и Антонiи Эмме, визитную карточку, данную Наумовымъ и оказавшуюся впослѣдствiи совершенно тождественною по формѣ и матерiалу съ найденной на дверяхъ квартиры супруговъ Эмме, и листокъ изъ блокъ-нота Педьковой съ записями объ условныхъ телеграммахъ — онъ представилъ къ дѣлу".

"Одновременно съ началомъ знакомства казака-конвойца съ Наумовымъ розыскные органы стали тщательно слѣдить за лицами, входившими въ соприкосновенiе съ нимъ; при этомъ было установлено, что Наумовъ состоитъ въ сношенiяхъ съ нѣкiимъ Владимiромъ Штифтаромъ, членомъ боевой группы "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", участвовавшихъ въ организацiи убiйства петроградскаго градоначальника фонъ-деръ-Лауница, и впослѣдствiи казненнымъ. Наблюденiе за Штифтаромъ и его сообщниками въ дѣлѣ убiйства фонъ-деръ-Лауница: Гронскимъ (также казненнымъ) и неизвѣстной особой, именовавшейся "товарищъ Ирина", выяснило, что "Ирина" въ началѣ Февраля 1907 года поселилась въ Петроградѣ, по Ярославской, въ домѣ № 1, вмѣстѣ съ упоминавшимся ранѣе отставнымъ лейтенантомъ Никитенко, а въ качествѣ прислуги у нихъ жила, подъ именемъ крестьянки Дарушичевой, интеллигентная особа, оказавшаяся Марiей Алексѣевой Прокофьевой, родной сестрой Прокофьева, погибшаго въ Декабрѣ 1906 года въ Петроградѣ, въ гостиницѣ "Грандъ-Отель", при сопротивленiи полицiи, и близкой знакомой убiйцы министра внутреннихъ дѣлъ Плеве — Сазонова, посѣщавшей послѣдняго въ тюрьмѣ подъ видомъ его невѣсты. Какъ показали результаты дальнѣйшаго наблюденiя за Никитенко и "Ириной", они состояли въ сношенiяхъ съ слѣдующими лицами: названными выше Наумовымъ, Синявскимъ, Анной Пигитъ, а также дворяниномъ Валентиномъ Викторовымъ Колосовскимъ, привлеченнымъ къ дознанiю по обвиненiю въ принадлежности къ "Боевой Организацiи Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" и жившимъ по паспорту Юцкевича, мѣщанкой Екатериной Александровой Бибергаль, проживавшей по документу Стаховичъ, жившимъ подъ именемъ почетнаго гражданина Сергѣя Дмитрiева Булгаковскаго и на судѣ только открывшимъ, что онъ бывшiй студентъ Новороссiйскаго университета Моисей Давидовъ Рогальскiй, привлеченный въ Одессѣ къ дѣлу о преступномъ сообществѣ и скрывшiйся отъ слѣдствiя и суда, и неизвѣстнымъ, именовавшимся Валентиномъ Сперанскимъ. При этомъ были установлены усиленныя посѣщенiя Борисомъ Никитенко, Наумова и Колосовскаго, а также особенно частыя сношенiя Никитенко, Синявскаго, Пигитъ и Сперанскаго съ другими перечисленными лицами, послѣ начала зимнихъ свиданiй съ конвойцемъ, при чемъ свиданiя этихъ лицъ между собою происходили иногда въ квартирахъ присяжнаго повѣреннаго Феодосьева и его жены Софiи Константиновой, присяжнаго повѣреннаго Бориса Фавстова Тарасова и его жены Ольги Петровой и присяжнаго повѣреннаго Дмитрiя Захарова Чiаброва, а также почетнаго гражданина Александра Яковлева Брусова".

«Въ отношенiи Рогальскаго, кромѣ того, установлено было, что въ Мартѣ мѣсяцѣ онъ отправился въ Севастополь, при чемъ выяснилось, что прiѣздъ его связанъ съ замыслами комитета «Таврическаго Союза Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» организавать убiйство Великаго Князя Николая Николаевича, прiѣздъ котораго въ Крымъ ожидался 16 Апрѣля».

«Начиная съ 31 Марта всѣ названныя лица, за исключенiемъ скрывшихся «Ирины» и Сперанскаго, были постепенно арестованы. Обыски, произведенные у нѣкоторыхъ изъ нихъ, дали серьезные результаты.

«1) У Никитенко оказалось — нѣсколько подложныхъ паспортовъ, консиративная переписка, чертежъ, указывающiй путь, по которому можно было проникнуть внутрь Царскосельскаго дворца, въ помѣщенiе подъ кабинетомъ Государя Императора, два письма, въ одномъ изъ коихъ авторъ, скрывающiйся подъ иницiалами «В. П.», говоритъ, что «ужасно опечалена инцидентомъ съ «дядей» (какъ выше указано, слово это въ условномъ текстѣ телеграммы означало Великаго Князя Николая Николаевича, на жизнь котораго было организовано покушенiе 13 Февраля 1907 года путемъ подложеннаго на путь Царскосельской желѣзной дороги разрывного снаряда), и спрашиваетъ Никитенко нуженъ-ли ему тотъ костюмъ, что она для него заказывала, и двѣ телеграммы изъ Царскаго Села, отправленныя 30 Марта по адресу Феодосьева-Никитенко и гласящiя: одна — «прiѣзжайте, заболѣлъ Степанъ», а другая — «прiѣзжайте, захворалъ Иванъ».

«2) У Феодосьевыхъ найдено большое количество революцiонной литературы, главнымъ образомъ для пропаганды въ войскахъ, обширная переписка по организацiи кронштадтскаго военнаго мятежа, съ указанiемъ причинъ его неудачи и собственноручной одной замѣткой Софiи Феодосьевой, списки командъ военныхъ судовъ съ краткимъ обозначенiемъ характеристики личнаго составе въ смыслѣ революцiоннаго настроенiя, и много явокъ различнымъ чинамъ флота, входящимъ въ составъ военно-революцiонной организацiи. (По этому поводу возбуждено при Петроградском губернскомъ жандармскомъ управленiи особое отъ сего дѣла дознанiе, въ порядкѣ 1035 ст. уст. угол. суд., къ коему Софiя Феодосьева привлечена въ качествѣ обвиняемой)».

«3) У Педьковой — записныя книжки съ шифромъ, рядомъ зашифрованныхъ адресовъ, въ числѣ коихъ указаны квартиры Чiаброва, Тарасова и Брусова, и отмѣткой о долгѣ въ кассу соцiалъ-революцiонной партiи».

«4) У Ольги Тарасовой — собственноручныя записки ея о разсылкѣ революцiонной литературы во многiя мѣстности Россiйской имперiи и письмо, въ которомъ неизвѣстный авторъ говоритъ, что онъ и его товарищи только въ лицѣ Тарасовой и Екатерины Александровны встрѣтили дѣйствительныхъ соцiалъ-революцiонеровъ, людей партiйныхъ, даже энтузiастовъ».

«5) У Екатерины Александровой Бибергаль — подложный паспортъ на имя Стаховичъ, по которому она жила, паспорты на имя Антона и Меланiи Лотоцкихъ, 480 экземпляровъ № 7-го «Солдатской Газеты» изданiя Центральнаго Комитета «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» отъ 4 Марта 1907 года, большое количество иногороднихъ адресовъ и письмо изъ Одессы, съ просьбой сообщить фамилiю военнаго судьи, который судилъ 2-хъ матросовъ, «казнившихъ офицера».

«Изъ объясненiй, данныхъ по дѣлу обвиняемыми, представляется особенно важнымъ показанiе Наумова. По его словамъ, онъ въ Ноябрѣ 1906 года познакомился въ столовой Технологическаго института со Штифтаромъ, который, посѣщая его и узнавъ о его нуждѣ въ средствахъ и отсутствiи возможности заработать ихъ, пригласилъ зайти на Звѣринскую улицу в квартиру, гдѣ въ назначенный день соберутся товарищи. Въ условленное время Наумовъ пришелъ въ указанный ему домъ, гдѣ встрѣтилъ много лицъ, которыя заходили по одиночкѣ, встрѣчались съ кѣмъ нужно и расходились, изъ чего Наумовъ заключилъ, что это была явочная квартира революцiонной организацiи. На предварительномъ слѣдствiи Наумовъ объяснилъ, что квартира эта принадлежала Александру Михайлову Завадскому, но на судѣ откзался отъ этого объясненiя, заявивъ, что хозяинъ помѣщенiя ему извѣстенъ не былъ. Здѣсь онъ засталъ Штифтара и Никитенко, котораго называли «капитаномъ». Никитенко тогда же сказалъ, что онъ, какъ бывшiй морякъ, интересуется революцiоннымъ движенiемъ во флотѣ, а когда Наумовъ замѣтилъ, что такое движенiе онъ наблюдалъ даже въ Собственномъ Его Величества конвоѣ, то Никитенко очень заинтересовался и сталъ разспрашивать Наумова, часто-ли онъ бываетъ въ Петергофѣ и Царскомъ Селѣ, а при прощанiи просилъ у Наумова разрѣшенiя посѣщать его, на что тотъ согласился, давъ свой адресъ. Относительно дальнѣйшихъ своихъ соглашенiй съ Никитенко Наумовъ далъ разнорѣчивыя показанiя на предварительномъ и судебномъ слѣдствiяхъ. Первоначально онъ разсказалъ, что Никитенко во время посѣщенiй сталъ просить его сперва доставлять нужныя свѣдѣнiя, не стѣсняясь расходами, а затѣмъ, приходя вмѣстѣ съ Штифтаромъ, вдвоемъ стали убѣждать его убить Государя Императора въ Царскомъ Селѣ. Когда Наумовъ заявилъ имъ, что къ Царскому Селу онъ никакого отношенiя не имѣетъ, тогда Никитенко и Штифтаръ стали уговаривать его совершить цареубiйство въ Петергофѣ посредствомъ разрывного снаряда или кинжала, смотря по условiямъ. Чтобы дать возможность Наумову приблизиться къ встрѣчѣ съ Государемъ, они предложили ему поступить въ придворную капеллу и стали давать деньги на обученiе пѣнiю; именно: кромѣ единовременныхъ получекъ, ему регулярно платили свыше 200 рублей въ мѣсяцъ, и еще 31 Марта, въ день ареста, онъ получилъ особо 150 рублей. На судѣ обвиняемый отказался отъ этой части своего показанiя, отрицая склоненiе его Борисомъ Никитенко къ убiйству Его Величества, но вмѣстѣ съ тѣмъ подтвердилъ полученiе имъ денегъ отъ Никитенко въ количествѣ 125 рублей въ мѣсяцъ, кромѣ единовременныхъ получекъ. Что касается обстоятельствъ знакомства своего съ казакомъ-конвойцемъ, то все изложенное выше по этому поводу Наумовъ вполнѣ подтвердилъ, отрицая, однако, въ показанiи своемъ на судѣ подговоръ казака къ цареубiйству».

«Изъ показанiя учителя пѣнiя, къ которому обратился Наумовъ въ Январѣ 1907 года съ просьбой обучать его, видно, что подсудимый все время торопилъ его въ дѣлѣ ученiя, требуя, чтобы подтоговить его, Наумова, въ 3–4 мѣсяца».

«Подсудимый Никитенко на судѣ объяснилъ слѣдующее: не принадлежа къ «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», а лишь раздѣляя ея воззрѣнiя, которымъ онъ сочувствовалъ еще во время своей службы во флотѣ, обвиняемый, по выходѣ въ отставку и переѣхавъ на жительство въ Петроградъ, вошелъ въ болѣе близкiя сношенiя съ этой партiей, желая посвятить свои силы той части ея дѣятельности, которая окажется болѣе подходящей для него».

«По ознакомленiи съ партiйной организацiей, онъ отановился на боевой дѣятельности, какъ наиболѣе отвѣчающей его способностямъ и склонностямъ, но въ это время Центральный Комитетъ партiи будто бы постановилъ прекратить терроръ, какъ въ виду исполненнаго правительствомъ обѣщанiя о созывѣ второй Государственной Думы, такъ и того, что террористическiе акты, въ виду ихъ учащенiя, перестали производить какое-либо впечатлѣнiе на населенiе. Не раздѣляя этого взгляда, обязательнаго однако для всѣхъ членовъ партiи, онъ и не вступилъ офицiально въ ея ряды, а задался цѣлью, за свой личный страхъ и рискъ, собирать на всякiй случай, для будущаго времени, когда взглядъ большинства членовъ партiи можетъ подъ влiянiемъ событiй измѣниться, разныя свѣдѣнiя, могущiя быть полезными для выполненiя покушенiя на какое-либо высокопоставленное лицо. Въ этихъ видахъ онъ и вошелъ въ сношенiя съ Наумовымъ и другими лицами, не имѣя, однако, опредѣленнаго намѣренiя подготовить покушенiе именно на Государя Императора».

«Изъ оглашеннаго на судѣ письма отца Бориса Никитенко къ младшему сыну Глѣбу, написаннаго тогда, когда подсудимый находился еще на военной службѣ, видно, что отецъ Никитенко скорбитъ о перемѣнѣ въ образѣ мыслей Бориса, говоря, что съ его революцiонными убѣжденiями оставаться во флотѣ нельзя и что поэтому онъ выходитъ въ отставку, и объясняетъ крайнiй образъ мыслей сына воздѣйствiемъ на него обвиняемой Ольги Тарасовой, подъ влiянiе которой онъ окончательно подпалъ, прибавляя въ заключенiи, что Борисъ окончитъ тѣмъ, что поступитъ на службу не въ Добровольный флотъ, какъ предполагаетъ, а къ «террористамъ».

«Наконецъ, обвиняемый Синявскiй въ одномъ изъ судебныхъ засѣданiй показалъ о себѣ слѣдующее. Будучи высланъ въ концѣ 1905 года въ административномъ порядкѣ и прибывъ затѣмъ въ Петроградъ, онъ предложилъ «Боевой организацiи при Цетральномъ Комитетѣ Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» свои услуги, но комитетъ отъ нихъ отказался. Въ виду этого онъ примкнулъ къ образовавшейся къ тому времени безпартiйной военно-революцiонной организацiи, въ которой состоялъ вплоть до ареста. Хотя въ тактику названной революцiонной группы терроръ и не входитъ, тѣмъ не менѣе онъ, Синявскiй, оставался и продолжаетъ быть убѣжденнымъ сторонникомъ террора, но исключительно центральнаго, признавая единственно крупные террористическiе акты, а не мелкiя убiйства низшихъ агентовъ правительства. По поводу обстоятельствъ настоящаго дѣла, Синявскiй объяснилъ, что дѣйствительно онъ состоялъ въ сношенiяхъ съ казакомъ-конвойцемъ, котораго указалъ ему Никитенко, какъ человѣка полезнаго для революцiонной партiи; подсудимый разспрашивалъ казака, безъ всякой, впрочемъ, опредѣленной цѣли, о возможности проникнуть въ Царскосельскiй дворецъ и уговорился съ нимъ объ условныхъ сообщенiяхъ относительно прiѣздовъ въ Царское Село Великаго Князя Николая Николаевича и министра Столыпина, но интересовался послѣдними свѣдѣнiями только для «статистики», которую велъ по этому предмету Никитенко».

«Остальнык обвиняемые, не признавая себя виновными въ предъявленныхъ къ нимъ обвиненiяхъ, указывали на свою непричастность къ настоящему дѣлу».

«На судебномъ слѣдствiи, между прочимъ, выяснилось, что Борисъ Никитенко, двоюродный братъ жены присяжнаго повѣреннаго Феодосьева, состоялъ у него на службѣ въ качествѣ секретаря и получалъ свою корреспонденцiю по адресу Феодосьева, и что какъ супруги Феодосьевы, такъ и названные выше Тарасовъ, Чiабровъ и Брусовъ не были освѣдомлены о характерѣ происходившихъ у нихъ совѣщанiй остальныхъ обвиняемыхъ, и таковые устраивались на ихъ квартирахъ обыкновенно въ отсутствiе хозяевъ и безъ вѣдома послѣднихъ, при чемъ послѣднiе двое заявили, что предоставляли свои квартиры: Чiабровъ — ремесленнымъ союзамъ, коихъ онъ состоялъ юрисконсультомъ, а Брусовъ — блоку лѣвыхъ партiй во время выборовъ въ Государственную Думу».

«Приговоромъ суда, послѣдовавшимъ 16 сего Августа, подсудимые Никитенко, Синявскiй и Наумовъ признаны виновными въ приготовленiи, по соглашенiю между собою, къ посягательству на жизнь священной особы Государя Императора и присуждены, по лишенiи правъ состоянiя, къ смертной казни черезъ повѣшенiе. Тѣ же Никитенко и Синявскiй, а также Пигитъ, Бибергаль, Рогальскiй и Колосовскiй признаны виновными въ участiи въ сообществѣ, составившемся для учиненiя насильственнаго посягательства на измѣненiе существующаго въ Россiи образа правленiя и послѣднiе четыре осуждены, по лишенiи правъ состоянiя, къ каторгѣ — Колосовскiй, какъ несовершеннолѣтнiй, срокомъ на 4 года, а остальные на 8 лѣтъ каждый. Прокофьева же, Тарасова, Педькова, Константинъ и Антонiя Эмме признаны виновными въ пособничествѣ означенному сообществу и осуждены по лишенiи правъ состоянiя, къ ссылкѣ на поселенiе; остальные обвиняемые — супруги Феодосьевы, Тарасовъ, Чiабровъ, Брусовъ и Завадскiй по суду оправданы, по недоказанности обвиненiя».

Обнаруженный заговоръ на жизнь Государя Императора не былъ признанъ Центральнымъ Комитетомъ партiи за партiйное предпрiятiе. 7 Мая членъ Государственной Думы Ширскiй, въ отвѣтъ на сообщенiе предсѣдателя Совѣта Министровъ, заявилъ, что «Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» не имѣетъ къ открытому заговору никакого отношенiя. Позже, въ № 3 «Знамя Труда», Центральный комитетъ помѣстилъ слѣдующее заявленiе:

«7 Мая 1907 года въ отвѣтъ на сдѣланное министромъ Столыпинымъ въ Думѣ заявленiе о раскрытiи подготовлявшагося одной изъ организацiй «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» заговора противъ Царя, представителемъ думской группы соцiалистомъ-революцiонеромъ заявлено было, что «Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», какъ имѣется объ этомъ сообщенiе въ думской группѣ отъ Центральнаго Комитета, кх упомянутому заговору, если таковой дѣйствительно существовалъ или существуетъ, а не выдуманъ съ провокацiонной цѣлью, никакого отношенiя не имѣетъ. Въ настоящее время изъ обвинительнаго акта по дѣлу о «заговорѣ» обнаруживается, что обвиненiе предъявлено къ цѣлому ряду лицъ, часть которыхъ дѣйствительно состоитъ членами «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ». Центральный Комитетъ заявляетъ: что партiя вела, ведетъ и будетъ вести до фактическаго сверженiя самодержавiя террористическую борьбу, старясь довести ее до максимальныхъ размѣровъ; что эта борьба направлена противъ всѣхъ агентовъ правительственной власти, не исключая, какъ это заявлено въ № 1 «Знамя Труда» отъ 1 Iюля 1907 года, и представителей династiи; что партiя никогда своихъ террористическихъ актовъ и замысловъ не скрываетъ».

«По поводу предъявленнаго обвиненiя Центральный Комитетъ вторично подтверждаетъ, что данной группѣ лицъ, искусственно составленной слѣдственной властью, никакого порученiя на совершенiе террористическаго акта противъ Царя дано не было и что эта группа такого покушенiя не подготовляла».

«Если же сообщенiя обвинительнаго акта о переговорахъ, которые будто бы велись отдѣльными лицами о планѣ дворца, о царскихъ поѣздахъ и проч., хотя бы въ малѣйшей степени соотвѣтствуютъ дѣйствительности, то это слѣдуетъ отнести къ области простыхъ информацiй, которыя можетъ вести всякiй членъ партiи». Подписъ: «Центральный Комитетъ Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ».

Заявленiе это однако опровергается какъ всѣми обстоятельствами дѣла, нашедшими окончательную оцѣнку въ обвинительномъ приговорѣ, такъ и нѣкоторыми данными, носящими исключительно партiйный характеръ.

Обстоятельство это было подтверждено на судѣ двумя свидѣтелями. Свидѣтель соцiалистъ-революцiонеръ, вызванный защитой для опроверженiя этого показанiя, отъ какихъ либо показанiй по существу вопроса отказался.

Не менѣе интересенъ и слѣдующiй фактъ, разбивающiй только что приведенное заявленiе Центральнаго Комитета объ "икусственно составленной слѣдственной властью" группѣ лицъ, привлеченныхъ по дѣлу о заговорѣ. Въ № 52 "Рабочее Знамя" въ статьѣ "Памяти Марiи Александровны Прокофьевой", которая была осуждена по дѣлу заговора и умерла въ Iюлѣ 1913 года, имѣются слѣдующiя строки: — Въ концѣ 1906 года (она) вступаетъ въ центральный боевой отрядъ партiи (отрядъ Никитенко). Съ этого момента начинается ея крестный путь. Отрядъ Никитенко почти въ полномъ составѣ былъ захваченъ царскими опричниками".

Писавшiй некролог соцiалистъ-революцiонеръ очевидно зналъ, что онъ пишетъ, да и Центральный органъ партiи едва-ли бы помѣстилъ на своихъ страницахъ подобный "оговоръ" цѣлой группы лицъ, и въ томъ числѣ умершей Прокофьевой. Редакторы органа, очевидно, просмотрѣли приведенныя строки и благодаря этому Центральный органъ, случайно, проговорился объ отрядѣ Никитенко.

Общепартiйный характеръ прiобрѣла въ томъ году террористическая дѣятельность и "Летучаго боевого отряда Сѣверной области", образованнаго по предложенiю областного комитета въ серединѣ лѣта 1906 года скрывшимся изъ Прибалтiйскаго края письмоводителемъ судебнаго слѣдователя 2-го участка Рижскаго уѣзда, Альбертомъ Траубергомъ. Смѣлый, настойчивый, съ желѣзнымъ характеромъ, Трауберъ, слывшiй среди революцiонеровъ подъ кличками "Иванъ Ивановичъ" и "Карлъ", сумѣлъ сбить свой отрядъ, подчинить своему влiянiю даже и не родственныхъ ему ни по вѣрѣ, ни по нацiональности, соцiалистовъ-революцiонеровъ и поставилъ терроръ на исключительно широкую ногу. Не онъ былъ виноватъ, если многiе изъ выработанныхъ имъ грандiозныхъ террористическихъ плановъ кончились провалами.

Какъ уже было указано раньше, въ 1906 году отрядъ совершилъ убiйства генераловъ Мина и Павлова и ранилъ генералъ-адъютанта Дубасова. Въ 1907 году центръ организацiи или, какъ его называли, "штабъ-квартира" отряда находился въ Финляндiи. Тамъ жилъ самъ "Карлъ", тамъ находилась лабораторiя бомбъ, была устроена фотографiя, въ которой снимали шедшихъ на убiйства террористовъ, происходило обученiе бомбометанiю и стрѣльбѣ изъ браунинговъ. Тамъ въ полной безопасности отъ русскихъ властей зарождались, обсуждались и разрабатывались грандiозные террористическiе акты, до взрыва Государственнаго Совѣта до убiйства Государя Императора включительно. Тамъ приготовлялись всѣ средства къ осуществленiю надуманныхъ предпрiятiй и уже когда все было готово, оттуда совершались налеты на Петроградъ и поражали власть своею смѣлостью и неожиданностью.

17 Января 1907 года отрядъ убилъ въ Петроградѣ начальника временной тюрьмы Гудима, послѣ чего въ дѣятельности его замѣчается затишье. Весеннiй разгромъ боевого отряда Зильберберга-Никитенко измѣнилъ положенiе отряда «Карла». Отрядъ его перешелъ въ непосредственное распоряженiе Центральнаго Комитета и съ этого времени начались его неудачи.

Въ началѣ лѣта «Карлъ» вошелъ въ сношенiя съ автономной боевой группой инженера Бѣлоцерковеца, разрабатывавшаго планъ покушенiя на Государя Императора, Великаго Князя Николая Николаевича и нѣкоторыхъ высокопоставленныхъ лицъ. Группа состояла изъ 5 человѣкъ, душею ея былъ Бѣлоцерковецъ. Задумавъ совершенiе тяжкаго перступленiя, Бѣлоцерковецъ, въ цѣляхъ полученiя къ тому возможности, поступилъ на должность контролера-механика телеграфа петроградскаго участка Сѣверо-Западныхъ желѣзныхъ дорогъ, что давало ему возможность доступа на всѣ посты, какъ варшавской линiи, такъ и императорскаго пути. Держась чрезвычайно конспиративно, члены группы видались только на явочныхъ квартирахъ, гдѣ ими былъ разработанъ планъ террористическаго акта надъ намѣченными Бѣлоцерковецемъ лицами.

Была разработана идея взрыва императорскаго поѣзда и убiйства Великаго Князя. Поселившись около станцiи Александровская, Бѣлоцерковецъ изучилъ Высочайшiе выѣзды на поѣздахъ и автомобиляхъ и составивъ подробный планъ путей проѣзда, отмѣтилъ на немъ мѣста, которыя онъ считалъ удобными для взрыва поѣздовъ. Но хотя Бѣлоцерковецъ и былъ лично готовъ выступить на покушенiе противъ Его Величества и Великаго Князя, все-таки у группы не хватало людей для совершенiя задуманнаго и это заставило Бѣлоцерковеца обратиться къ «Карлу» съ предложенiемъ о совмѣстныхъ дѣйствiяхъ, на что «Карлъ» и согласился. Начались совмѣстныя обсужденiя задуманнаго. Свиданiя «Карла» съ Бѣлоцерковецемъ происходили у нѣкоей Резовской, въ квартирѣ которой послѣ отъѣзда ея оттуда были обнаружены двѣ бомбы. Въ первыхъ числахъ Iюля к ней на квартиру явился «Карлъ» и былъ арестованъ, но во время писанiя протокола онъ сумѣлъ скрыться, а 6 Iюля былъ арестованъ пришедшiй на квартиру Резовской — Бѣлоцерковецъ. При обыскѣ послѣдняго, у него въ чулкѣ, подъ ступней, былъ обнаруженъ упомянутый выше планъ Высочайшихъ путей слѣдованiя со всѣми помѣтками, послужившiй главною противъ него уликою, что и заставило Бѣлоцерковеца дать подробныя и откровенныя показанiя относительно задуманныхъ имъ покушенiй.

Планы Бѣлоцерковеца и «Карла» разстроились. Группа перваго распалась, отрядъ же «Карла» продолжалъ работать.

Лѣтомъ «Карлъ» установилъ сношенiя съ нѣсколькими военными писарями и подготовилъ покушенiе на военнаго министра Редигера. Было рѣшено, что въ министра будетъ стрѣлять боевикъ-дѣвица въ то время, когда министръ будетъ выходить въ одинъ изъ четверговъ изъ министерства съ засѣданiя Военнаго Совѣта. О томъ, что засѣданiе Совѣта состоится, этой дѣвицѣ долженъ былъ сообщить условнымъ знакомъ одинъ изъ писарей, для чего онъ и дѣвица должны были сойтись въ столовой на Вознесенскомъ проспектѣ противъ Военнаго Министерства.

Днемъ покушенiя было намѣчено 12 Iюля, но дѣвица почему-то не дождалась писаря въ столовой и покушенiе было перенесено на 19 Iюля. Въ этотъ день дѣвица, проживавшая въ Финляндiи, явилась въ столовую и сѣла за отдѣльный столикъ. Поодаль уже сидѣлъ писарь. Послѣднiй, не здороваясь съ нею, подалъ столовымъ ножемъ условный знакъ о томъ, что засѣданiе состоится. Тогда дѣвица, побывъ еще нѣсколько минутъ въ столовой, вышла, прошла въ кофейную Александровскаго сквера, гдѣ и встрѣтилась съ прибывшимъ утромъ изъ Финляндiи боевикомъ нелегальнымъ Сущевскимъ. Посидѣвъ немного, оба направились къ зданiю министерства и были арестованы.

При задержанiи дѣвица выбросила браунингъ и запасную обойму, второй же браунингъ у нея былъ найденъ при обыскѣ.

13 Августа, въ Петроградѣ, членомъ отряда былъ убитъ начальникъ тюрьмы (Крестовъ) Ивановъ, а 28 Августа командированнымъ въ Псковъ членомъ отряда былъ убитъ бывшiй начальникъ тюрьмы Бородулинъ.

Вскорѣ послѣ этого былъ разработанъ слѣдующiй планъ убiйства петроградскаго градоначальника генерала Драчевскаго. Члены отряда Масокинъ и нѣкiй «Леонидъ» лродны были получить въ Петроградѣ отъ Синегуба бомбы и итти съ ними въ Исаакiевскiй соборъ, гдѣ и ожидать дѣвицу Распутину, которая при благопрiятныхъ для покушенiя обстоятельствахъ должна бла молиться съ зажженной свѣчей въ рукахъ, въ случаѣ же невозможности совершить нападенiе — вытирать лицо платкомъ. Въ первомъ случаѣ метальщики должны были отправиться въ скверъ противъ зданiя градоначальства, ждать выѣзда генерала и тогда совершить покушенiе. Прохожденiе въ то время мимо градоначальства Синегуба означало бы необходимость уходить и отложить покушенiе. Въ назначенный день, согласно плану, «Леонидъ» и Масокинъ получили въ Петроградѣ отъ нѣкоей «Киси» бомбы и отправились въ Исаакiевскiй соборъ, но, не дождавшись тамъ Распутиной, возвратили бомбы «Кисѣ» и вернулись въ Терiоки. Тамъ они узнали, что покушенiе не состоялось изъ-за того, что градоначальника не удалось вызвать изъ дому.

Вскорѣ послѣ этой неудачи «Карлъ» приказалъ своему фотографу снять на одной группѣ Масокина, «Леонида», Синегуба, «Кисю» и дѣвицу «Медвѣженка» и объявилъ членамъ отряда слѣдующiй планъ убiйства нѣсколькихъ должностныхъ лицъ.

Утромъ 15 Октября въ опредѣденный часъ всѣ члены отряда выѣзжаютъ въ Петроградъ. «Медвѣженокъ» является въ губернскую тюрьму, убиваетъ главнаго начальника тюремнаго управленiя Максимовскаго и выбрасываетъ револьверъ въ окно на улицу. Послѣдняго сигнала ожидаютъ на улицѣ «Жоржъ» и «Николай Ивановъ», и немедленно же даютъ знать о немъ по телефонамъ «Вѣрѣ» и еще кому-то условною фразою: «билеты куплены».

«Вѣра» утромъ передаетъ Масокину и «Леониду» бомбы, получивъ же по телефону — «билеты проданы», сообщаетъ имъ и тогда Масокинъ и «Леонидъ» идутъ въ Александровскiй садъ, поджидаютъ выѣзда градоначальника, который по соображенiямъ «Карла», долженъ былъ ѣхать къ мѣсту убiйства Максимовскаго и бросаютъ въ него бомбы. Въ то же время «Кися» и Синегубъ, получившiй утромъ отъ «Вѣры» же бомбы, поджидаютъ выѣзда изъ своей квартиры министра юстицiи и убиваютъ его. Кромѣ того, одинъ изъ террористовъ, предупрежденный по телефону о совершенiи убiйства Максимовскаго, переодѣтый въ судейскую форму, спѣшитъ въ зданiе тюремнаго управленiя съ бомбой въ видѣ портфеля и швыряетъ ее въ группу съѣхавшихся къ мѣсту убiйства должностныхъ лицъ, въ числѣ которыхъ злоумышленники предполагали прокурора судебной палаты, директора департамента полицiи и начальника охраннаго отдѣленiя.

15 Октября члены отряда выѣхали по назначенiю, получили бомбы и ждали въ условленныхъ мѣстахъ условныхъ сигналовъ, но таковые не послѣдовали. Причиною тому была — «Медвѣженокъ» Рагозинникова. Убивъ Максимовскаго, она не успѣла выбросить въ окно револьверъ. Ожидавшiе этого сигнала террористы истолковали отсутствiе его въ томъ смыслѣ, что убiйство не состоялось и это разстроило весь планъ «Карла». Сдавъ полученныя утромъ бомбы, члены отряда вернулись въ Финляндiю.

Когда выяснилось, что Максимовскiй убитъ, «Карлъ» рѣшилъ воспользоваится его похоронами, чтобы на нихъ убить министра юстицiи. Съ этой цѣлью онъ снабдилъ двумя браунингами Масокина и командировалъ его 18 Октября на похороны, давъ предварительно указанiя, какъ вести себя послѣ ареста и какъ давать жандармамъ показанiя. Масокинъ присоединился къ похоронной процессiи, дошелъ съ нею до Волкова кладбища, но тамъ былъ арестованъ.

Въ Ноябрѣ мѣсяцѣ было выяснено мѣсто нахожденiя штабъ-квартиры отряда — Келломяки, дача Боргоэна и тамъ 22 Ноября былъ произведенъ обыскъ, при которомъ былъ арестованъ самъ «Карлъ» — Альбертъ Траубергъ и жившая съ нимъ, подъ видомъ жены, Елена Иванова.

Обыскомъ квартиры было обнаружено: оболочки для бомбъ, хорошо оборудованная фотографiя, нелегальная литература, большая переписка, альбомъ съ фотографiями, гдѣ оказались фотографiи убiйцъ Мина, Павлова, Максимовскаго и другихъ, планъ Государственнаго Совѣта съ указанiемъ поименно мѣстъ каждаго члена Совѣта, заявленiе въ канцелярiю Государственнаго Совѣта о выдачѣ пропуска сотруднику «Русскаго Слова» и много другихъ вещественныхъ доказательствъ преступной дѣятельности отряда.

Послѣ ареста создателя и руководителя «Летучаго боевого отряда Сѣверной области» «Карла», во главѣ отряда сталъ Лебединцевъ, жившiй подъ именемъ итальянскаго подданнаго Марiо Кальвино.

Что касается дѣятельности областныхъ летучихъ отрядовъ и боевыхъ дружинъ, то ими было выполнено слѣдующее.

Въ Сѣверной области, боевыми дружинами, въ Петроградѣ, 12 Января убитъ рабочiй, заподозрѣнный въ дачѣ свѣдѣнiй полицiи; 2 Февраля убитъ рабочiй по подозрѣнiю въ сношенiяхъ съ полицiей, а 13-го фельдшеръ; 2 Марта, въ Петроградѣ раненъ приставъ Родзiевскiй, 18-го, тамъ-же убито два нижнихъ чина. Послѣ покушенiя на пристава Родзiевскаго, боевая дружина при Петроградскомъ комитетѣ была арестована, при чемъ обыскано и задержано было 39 человѣкъ дружинниковъ, изъ которыхъ 10 оказались проживавшими по подложнымъ паспортамъ. Въ числѣ задержанныхъ былъ и главный организаторъ и руководитель дружины нѣкiй Латкинъ, ходившiй въ организацiи подъ кличками «Мишка» и «Давидъ». У большинства арестованныхъ был найдена нелегальная литература, у одного-же было найдено и печатное оповѣщенiе Центральнаго Комитета о покушенiи на Родзiевскаго.

Въ Центральной области, 21 Ноября, членомъ боевой организацiи Севастьяновой была брошена бомба въ проѣзжавшаго въ Москвѣ, въ экипажѣ генералъ-губернатора Гершельмана, который остался невредимъ, кучеръ же былъ ранен, а лошади убиты. Мѣстными дружинами: 27 Марта, въ Брянскѣ, убитъ жандармскiй ротмистръ Аргамаковъ, а 2 Мая, тамъ же, убитъ помощникъ пристава Цилинскiй и раненъ помощникъ пристава Соковинъ.

Въ Сѣверо-Западной области, летучiй отрядъ ранилъ, 8 Января, въ Могилевѣ, полицмейстера Родiонова; боевыми же дружинами: 24 Марта, въ Луцкѣ, Волынской губернiи, раненъ начальникъ тюрьмы Желтовскiй; 30 Мая, убитъ, въ Новозыбковѣ, полицейскiй надзиратель Подберезовскiй. Кромѣ того, въ томъ же году, въ Двинскѣ, былъ убитъ рабочiй по подозрѣнiю въ дачѣ свѣдѣнiй полицiи, а въ Соколкѣ, Гродненской губернiи, убитъ урядникъ.

Въ Поволжской области, летучiй отрядъ убилъ 25 Января, въ Пензѣ, губерантора Александровскаго, ранилъ полицмейстера Зарина и городового Саблина. Боевыми же дружинами: 9 Марта, въ Астрахани, убитъ начальникъ тюрьмы Прибыловскiй; 3 Мая, въ Тамбовѣ, раненъ надзиратель Куйденко; 19 Мая, въ Оренбургѣ, убитъ товарищъ прокурора Исѣевъ, а 25 Сентября, тамъ-же, раненъ директоръ реальнаго училища Каменевъ. Кромѣ того, въ теченiе года въ Тамбовѣ раненъ рабочiй и въ Ярославлѣ убиты тюремный надзиратель и городовой.

Въ Уральской области, 23 Iюня, членомъ летучаго боевого отряда Уральской области двумя выстрѣлами въ спину былъ убитъ жандармскiй ротмистръ Пышкинъ и раненъ пытавшiйся задержать его городовой. Мѣстными же дружинами: 18 Февраля убитъ въ Уфѣ тюремный инспекторъ Кольбе, 23 Мая, въ Сарапулѣ, Вятской губернiи, раненъ помощникъ пристава, а 17 Октября, въ Вяткѣ, совершено, но безрезультатно, покушенiе на губернатора Горчакова.

Въ Украинской, Харьковской дружиною, 17 Февраля, убитъ городовой.

Въ Донской, мѣстною дружиною раненъ 8 Апрѣля, въ Ростовѣ на Дону, помощникъ начальника тюрьмы Щербаковъ.

Въ Южной области, летучiй отрядъ 26 Февраля произвелъ покушенiе на Ялтѣ на командира 16-го стрѣлковаго Императора Александра III-го полка полковника Думбадзе. Въ полковнкиа, проѣзжавшаго по Николаевской улицѣ, была брошена бомба съ балкона одного изъ домовъ: полковникъ былъ контуженъ. Въ отвѣтъ на покушенiе, обожавшiе своего командира стрѣлки сожгли домъ, изъ котораго была брошена бомба. Тотъ-же отрядъ, 7 Мая, въ Одессѣ, убилъ пристава Понасюка, помощника пристава Полянкеквича, околоточнаго надзирателя Сѣракевича и одного городового. Мѣстными дружинами: 10 Февраля раненъ, въ Одессѣ, полицмейстеръ фонъ-Гесбергъ, 21 Февраля, въ Севастополѣ, брошена бомба въ экипажъ проѣзжавшаго коменданта генерала Неплюева, который былъ легко раненъ; 13 Апрѣля, въ Бендерахъ, убитъ предсѣдатель Союза русскаго народа Сварко; 11 Мая, въ Севастополѣ, убитъ квартирмейстеръ Болкаровъ, а 5 Iюня, тамъ-же, раненъ квартирмейстеръ Моталевскiй; 14 Iюня, въ Севастополѣ, была брошена бомба въ охранное отдѣленiе, при чемъ былъ убитъ служащiй Гурчихинъ и раненъ Колачевъ; кромѣ того, въ Севастополѣ, убиты двое рабочихъ по подозрѣнiю въ сообщенiи жандармамъ свѣдѣнiй. Тутъ же необходимо указать на то, что 17 Iюня, при совмѣстномъ участiи соцiалистовъ-революцiонеровъ съ лицами другихъ организацiй, въ Севастополѣ, съ цѣлью освобожденiя политическихъ арестованныхъ, былъ произведенъ взрывъ въ тюрьмѣ, при чемъ былъ убитъ часовой. Изъ числа заключенныхъ 21 человѣкъ бѣжали.

Въ Сибири, летучимъ отрядомъ убитъ 28 Мая, въ Читѣ, начальникъ каторги Метусъ, а 30 Мая совершено въ Иркутскѣ, но безрезультано, покушенiе на начальника каторжной тюрьмы Бородулина. Красноярская дружина убила: 2 Февраля — рабочаго по подозрѣнiю въ дачѣ жандармамъ свѣдѣнiй, 14 Февраля — предсѣдателя военно-окружного суда Козловскаго, 23 Iюня — начальника тюрьмы Смирнова. Эта же дружина ранила рабочаго по подозрѣнiю въ дачѣ полицiи свѣдѣнiй. Тобольская дружина убила 26 Iюля начальника тюрьмы Богоявленскаго.

На Сѣверномъ Кавказѣ, летучимъ отрядомъ убитъ 23 Iюля, въ Пятигорскѣ, бывшiй генералъ-губернаторъ Карангозовъ; мѣстными дружинами: 24 Мая, въ Александровскѣ-Грушевскомъ, смертельно раненъ полицмейстеръ Колпиковъ, 20 Iюля, въ Екатеринодарѣ, убитъ помощникъ полицмейстера Журавель, 29 Августа, тамъ-же, раненъ приставъ Боняковъ, а 21 Сенября убитъ правитель канцелярiи генералъ-губернатора Руденко; 17 Декабря, въ Кисловодскѣ, убитъ приставъ Болдыревъ. Въ Минеральныхъ же водахъ былъ убитъ рабочiй по подозрѣнiю въ выдачѣ своихъ. Въ Закавказской области, летучимъ отрядомъ, 3 Iюля, убитъ бомбами въ Александрополѣ ѣхавшiй изъ офицерскаго собранiя генералъ-губернаторъ Алихановъ. Сидѣвшая съ нимъ въ экипажѣ дама была также убита, а кучеръ, сынъ и дочь ранены.

Въ Туркестанской области, летучiй отрядъ, 29 Мая, убилъ въ Асхабадѣ начальника жандармскаго полицескаго управленiя желѣзныхъ дорогъ Ульянина, а 10 Октября, въ Самаркандѣ, убилъ пристава Вишневскаго; 5 Февраля, въ Новомъ Маргеланѣ, мѣстная дружина совершила безрезультатное покушенiе на генералъ-гебернатора Покотило.

Осенью 1907 года Центральный Комитетъ партiи, какъ то указываетъ партiйная литература, рѣшилъ приступить къ возстановленiю центральной «Боевой Организацiи» съ цѣлью учиненiя покушенiя на жизнь Государя Императора. Вотъ какъ описываетъ этотъ моментъ партiйной дѣятельности одинъ изъ соцiалистовъ-революцiонеровъ въ № 23–24 «Знамя Труда».

"Было рѣшено приступить къ подготовкѣ этого дѣла. Изъ состава Центральнаго Комитета предложили свои силы для него Азевъ[34] и Гершуни. Предложенiе Азева возраженiй не встрѣтило. Относительно Гершуни голоса раздѣлились. Двое высказались рѣшательно противъ, находя безусловно необходимымъ сохранить Гершуни для общепартiйной организацiонной работы, такъ какъ безъ него оставался бы лишь одинъ товарищъ, всецѣло посвящавшiй себя этой работѣ. Одинъ — воздержался. Наконецъ, двое, въ томъ числѣ и Азевъ, находили, что предпринимаемое дѣло такъ велико, такъ трудно и сложно, что надо отдать ему всѣ лучшiя организацiонныя силы Центральнаго Комитета; иначе не стоитъ за него и браться. Въ виду неопредѣленности голосованiя вопросъ относительно Гершуни оставался висѣть въ воздухѣ. Но для всѣхъ было ясно, что какъ только ходъ подготовительныхъ работъ, начатыхъ Азевомъ того потребуетъ, Гершуни отдастся вполнѣ "террористической работѣ".

"Всѣмъ своим видомъ Азевъ давалъ понять, что берется за это дѣло не съ легкимъ сердцемъ, не съ розовыми надеждами, но исключительно по чувству долга: надо же кому нибудь его дѣлать. По существу, онъ остался при томъ же убѣжденiи, которое высказывалъ въ Октябрѣ 1906 года. И теперь онъ полагалъ, что при старыхъ техническихъ средствахъ нельзя наносить правительству быстрыхъ ударовъ. Но дѣло противъ Царя не грозитъ стать анахронизмомъ и потерять смыслъ, если и затянется, какъ это сплошь и рядомъ бываетъ по отношенiю къ министрамъ. Поэтому онъ полагалъ, что, идя методомъ постепенной систематической осады и проникновенiя, можно надѣяться въ годъ, въ два довести дѣло до конца"[35].

Судя по даннымъ той же партiйной литературы, задуманное злоумышленiе не могло быть приведено въ исполненiе по обстоятельствамъ, не зависившимъ отъ воли его иницiаторовъ и исполнителей. Но что злоумышленiе подготовлялось и что его подготовлялъ Азевъ, соцiалисты-революцiонеры утверждаютъ категорически и самый Центральный Комитетъ партiи, послѣ раскрытiя измѣны Азева, дважды заявлялъ о томъ въ своихъ "Извѣщенiяхъ".

Насколько эти заявленiя соцiалистовъ-революцiонеровъ соотвѣтствуютъ дѣйствительности — сказать трудно. Какихъ либо данныхъ, подтверждающихъ фактъ готовившагося тогда злоумышленiя, кромѣ партiйныхъ, не имѣется.

***

Пропаганда среди военныхъ. "Всероссiйскiй офицерскiй союзъ". "Всеросiйскiй союзъ солдатъ и матросовъ". "Всероссiйскiй союзъ писарей". "Военное возстанiе" въ Севастополѣ. Разгромъ военныхъ организацiй.

Одновременно съ терроромъ въ 1907 году, у партiи шла пропаганда среди военныхъ и связанныя со всѣми видами работы издательство и распространенiе нелегальной литературы. Пропагандой среди войскъ занимались такъ называемыя военныя организацiи, въ которыхъ главный элементъ составляли лица, не принадлежавшiя къ армiи, направленiе же всей этой работой лежало на «Центральномъ военномъ бюро при Центральномъ Комитетѣ». Непосредственнымъ руководителемъ работой среди военныхъ являлся одинъ изъ старѣйшихъ соцiалистовъ-революцiонеровъ, трижды побывавшiй до того времени въ Сибири въ ссылкѣ, Станиславъ Михалевичъ, слывшiй подъ кличкою «Яна». Еще въ 1906 году Центральный Комитетъ предложилъ «Яну» руководство начавшейся военной работою, и благодаря ему, тогда же въ окрестностяхъ Петрограда возникъ рядъ военныхъ организацiй. Онъ же стоялъ во главѣ Кронштадтской военной организацiи во время возстанiя послѣ роспуска 1-й Думы. какъ уже было сказано, наравленная въ среду военныхъ работа показала почти полнѣйшую не возможность проникнуть съ партiйной пропагандой въ офицерскую среду. Съ большимъ усилiемъ удавалось иногда завлечь въ организацiю какого либо молодого, неопытнаго офицера, изъ неудачливыхъ (?) военныхъ; обычно же, весьма немногiе, въ общемъ, офицеры, подпадавшiе подъ влiянiе соцiалистовъ-революцiонеровъ, оказывались, въ дѣйствительности, лишь бывшими офицерами, оставившими по тѣмъ или инымъ причинамъ ряды армiи. Они то и разыгрывали среди партiйныхъ организацiй знатоковъ военнаго дѣла, на которыхъ возлагались большiя надежды на случай всякихъ «возстанiй». Заведенiе кружковъ съ нижними чинами было также весьма трудно, но все-таки они кое-гдѣ сорганизовывались.

Эти то препятствiя, встрѣчавшiяся на пути работы среди военныхъ, и полнѣйшая безуспѣшность строго партiйной пропаганды среди нихъ, заставили руководителей партiи измѣнить свой взглядъ на эту работу и толкнули ихъ поставить ее на новыхъ началахъ. Иницiаторомъ нововведенiя явился Михалевичъ. Онъ предлагалъ отрѣшиться отъ веденiя строго партiйной пропаганды среди военныхъ и сорганизовать внѣпартiйныя изъ офицеровъ и изъ нижнихъ чиновъ революцiонныя организацiи, которыя бы, не входя въ партiю, но направляемыя соцiалистами-революцiонерами, добивались бы тѣхъ же, какъ и партiя, цѣлей и находили бы могущественную поддержку, какъ людьми, такъ и деньгами и литературой со стороны партiи. Съ согласiя Цетральнаго Комитета онъ прежде всего образовалъ, такъ называемый «Всероссiйскiй офицерскiй союзъ», имѣя въ виду подготовлять черезъ эту организацiю для партiи нужныхъ для нея руководитлей всякихъ бунтовъ и безпорядковъ. Основныя положенiя программы и тактики союза, а также уставъ его были помѣщены въ № 2 «Военнаго Союза», по прекращенiи которого литературнымъ органомъ организацiи явился журналъ «Народная Армiя». Союзъ находился подъ большимъ идейнымъ и матерiальнымъ влiянiемъ Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ. Центральный Комитетъ ея, судя по отчетамъ «Народной Армiи», давалъ союзу въ теченiе первыхъ четырехъ мѣсяцевъ 1907 года по 500 рублей, въ Маѣ же далъ 1100 рублей.

Еще болѣе тѣсно по отношенiю партiи была поставлена новая организацiя среди нижнихъ чиновъ. Въ Февралѣ мѣсяцѣ Центральный Комитетъ собралъ коференцiю отъ представителей военныхъ организацiй, на котрой и былъ принятъ предложенный Михалевичемъ проектъ о сформированiи, на подобiе уже основанной имъ офицерской организацiи, внѣпартiйной организацiи для солдатъ и матросовъ, которая, какъ таковая, не пугала бы нижнихъ чиновъ принадлежносью ихъ къ «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», но въ сущности вела бы ихъ къ тѣмъ же цѣлямъ, которыхъ добивалась и партiя. Органазацiя была названа: «Всероссiйскiй союзъ солдатъ и матросовъ». Основною задачей союза была выставлена: — «поддержка народныхъ требованiй путемъ вооруженнаго возстанiя». Требованiя же народа, которыхъ желаетъ достичь партiя, какъ это выяснялось для членовъ союза: — измѣненiе существующаго политическаго строя черезъ учредительное собранiе, передача всей земли народу, замѣна постоянной армiи милицiею. Союзъ долженъ былъ составиться изъ военныхъ организацiй различныхъ войсковыхъ частей, сформированныхъ членами «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», или такъ называемымъ «вольнымъ составомъ» союза. «Вольный составъ» долженъ былъ вести пропаганду и агитацiю, устанавливать связь между гарнизонами, издавать и распространять литературу, посвящать союзъ въ положенiе революцiоннаго дѣла въ Россiи, устанавливать связь между этимъ союзомъ и «Всероссiйскимъ офицерскимъ союзомъ».

Направленная въ среду военныхъ пропаганда и агитацiя со стороны «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» въ связи съ работою въ томъ же направленiи соцiалъ-демократовъ и внѣпартiйныхъ «Всероссiйскаго союза солдатъ и матросовъ» и «Всероссiйскаго офицерскаго союза», — изображенiе дѣятельности которыхъ не входитъ въ рамки настоящаго труда, — имѣли результатомъ появленiе въ нѣкоторыхъ городахъ кружковъ изъ нижнихъ чиновъ. Наболѣе значительными изъ нихъ явились въ томъ году такъ называемый «Писарской союзъ Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ» въ Петроградѣ и кружки въ Севастополѣ.

Въ «Писарской союзъ» входили писаря нѣсколькихъ центральныхъ управленiй военнаго вѣдомства. Во главѣ союза стоялъ «Исполнителный комитетъ», въ составъ котораго входили партiйные работники и нѣсколько писарей. Общiя цѣли союза, средства ихъ достиженiя, организацiя и обязанности членовъ союза опредѣлялись «Уставомъ».

Союзъ, благодаря особому укладу жизни писарей, сталъ разростаться довольно быстро. Онъ выработалъ рядъ положенiй, которыя предполагалось предъявить начальству. Его "Исполнительный комитетъ" вошелъ въ связь съ "Летучимъ боевымъ отрядомъ Сѣверной области", и, какъ уже было указано, нѣкоторые его члены приняли участiе въ дѣлѣ покушенiя на военнаго министра Редигера. Но въ тотъ же день, когда было предупреждено покушенiе на министра, былъ положенъ конецъ и существованiю союза. Въ ночь на 20 Iюля было арестовано 38 человѣкъ, изъ нихъ 17 человѣкъ "Исполнительнаго комитета", 9 пропагандистовъ и 12 простыхъ членовъ союза — писарей. Пропагандисты были исключительно "вольные", часть членовъ "Исполнительнаго комитета" были писаря. Союзъ пересталъ существовать.

Въ Севастополѣ существовало нѣсколько созданныхъ соцiалистами-революцiонерами военныхъ организацiй, которыя имѣли одинъ руководящiй центръ "Гарнизонное собранiе", состоявшее изъ представителей отъ тѣхъ частей, гдѣ были организацiи, главнымъ же образомъ изъ "вольнаго состава". Вотъ какъ рисуется Спиридовичу Севастопольское возстанiе. Преувеличенные разсказы объ успѣхахъ пропаганды среди войсковыхъ частей, о готовности къ бунту и сухопутныхъ частей и флота такъ вскружили головы (?) партiйныхъ работниковъ, что они стали вполнѣ серьезно готовиться къ поднятiю въ Севастополѣ военнаго возстанiя. Для руководства возстанiемъ "Военное бюро" партiи по соглашенiю съ Центральнымъ комитетомъ "Всероссiйскаго офицерскаго союза" командировало въ Севастополь изъ Выборга члена союза капитана запаса артиллерiи Глинскаго. Помогать Глинскому въ дѣлѣ возстанiя вызвались члены союза же штабсъ-капитанъ Бѣлостокского полка Никитинъ и Виленскаго полка поручикъ Максимовъ. Былъ сформированъ "Повстанческiй комитетъ", въ составѣ изъ представителей отъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" и другихъ революцiонныхъ организацiй, разработанъ планъ возстанiя. Главныя надежды революцiонеры возлагали на Брестскiй пѣхотный полкъ, гдѣ пропаганду велъ вернувшiйся изъ дисциплинарнаго баталiона грузинъ рядовой Джемухадзе. Джемухадзе, извѣстный въ кружкахъ подъ именемъ Александра, хвастался, что при началѣ возстанiя онъ дасть до 200 человѣкъ сорганизованныхъ нижнихъ чиновъ. Въ полкъ долженъ былъ явиться Максимовъ съ революцiонерами, и съ 5-ой роты, по взрыву бомбы, которую долженъ былъ бросить Джемухадзе въ 4 часа ночи, долженъ былъ начаться бунтъ. По тому же сигналу Никитинъ долженъ былъ поднять Бѣлостокскiй полкъ. Ихъ долженъ былъ поддержать флотъ и артиллерiя. Эту послѣднюю долженъ былъ подготовить Глинскiй.

По плану рисовалось нѣчто грандiозное, дѣйствительность же показала — сколь нелѣпы быди ихъ надежды на возстанiе войскъ. Такой серьезный замыселъ — какъ военное возстанiе — сталъ извѣстенъ властямъ. По всѣмъ частямъ были приняты мѣры предосторожности, но это не остановило революцiонеровъ. Въ ночь на 15 Сентября Глинскiй и 9 рабочихъ переправились на Сѣверную сторону и залегли въ канавѣ неподалеку отъ артиллерiйскихъ казармъ, дабы по сигналу изъ Брестскаго полка поднять артиллерiю на бунтъ. Но жандармскiя власти произвели осмотръ всей той мѣстности и заарестовали Глинскаго съ его товарищами, что явилось для нихъ полнѣйшей неожиданностью.

Въ то же время, неподалеку отъ казармъ Брестскаго полка, Максимовъ совѣщался со своими помошниками, назначенными поднять Брестскiй полкъ. Въ четвертомъ часу утра Максимовъ и два революцiонера, переодѣтые офицерами, не зная про арестъ Глинскаго, проникли въ расположенiе Брестскаго полка. Полкъ стоялъ поротно, въ полномъ порядкѣ. Разыскавъ Александра Джемухадзе, революцiонеры узнали у него, что "дѣло" ихъ погибло: полкъ въ порядкѣ, бомба, сигнальная, была брошена, но не разорвалась. Въ шестомъ часу утра революцiонеры, воспользовавшись тѣмъ, что офицеры 5 роты вышли изъ ротнаго помѣщенiя, бросились туда, обезоружили фельдфебеля и, объявивъ ротѣ, что всѣ офицеры полка арестованы, а ихъ ротный командиръ убитъ, приказали ротѣ строиться и увлекли за собою на дворъ небольшую часть нижнихъ чиновъ. На происшедшiй шумъ выбѣжали офицеры. Революцiонеры открыли по нимъ огонь, и ранили командира перваго баталiона и дежурнаго по полку офицера. Въ командира 5 роты была брошена бомба, но она не разорвалась.

Видя неудачу, революцiонеры съ присоединившимися къ нимъ тремя нижними чинами бѣжали и скрылись на Корабельной сторонѣ. Что же касается Никитина, то онъ, не дождавшись со своими помощниками сигнала къ бунту, скрылся, не рискнувъ итти къ Бѣлостокцамъ. Такъ протекло и окончилось пресловутое "военное возстанiе"[36].

Существовали въ 1907 году и еще военныя организацiи, уже менѣе значительныя, но всѣ онѣ подверглись разгрому въ томъ же году. Такъ 9 Февраля, въ Петроградѣ, была арестована сходка организаторовъ и пропагандистовъ военной организацiи при Петроградскомъ комитетѣ, а 18 Февраля, тамъ же, взято собранiе представителей отъ нѣкоторыхъ частей гарнизона въ числѣ 7 человѣкъ, изъ которыхъ нижнихъ чиновъ было трое. 1 Апрѣля арестована военная организацiя Севастопольскаго комитета, 5-го и 8-го числа того же мѣсяца — Московскаго, 9 Сентября и 11 Октября вновь арестована организацiя въ Петроградѣ, а 19 Октября разбита организацiя Тифлисскаго комитета.

Наконецъ 16 Ноября, въ Петроградѣ, было арестовано собранiе "Военно-организацiоннаго бюро Центральнаго Комитета", въ составѣ десяти человѣкъ, вх числѣ которыхъ военныхъ, да и то бывшихъ, было лишь двое: одинъ отставной поручикъ и одинъ поручикъ запаса. Одновременно съ этимъ на одной изъ дачъ въ Терiокахъ былъ произведенъ обыскъ и обнаруженъ архивъ бюро. Взятая переписка и документы устанавливали связь бюро и его организацiонную работу по разнымъ городамъ и это дало возможность почти окончательно пресѣчь партiйную работу соцiалистовъ-революцiонеровъ среди войсковыхъ частей.

VII

1908 годъ. Удары, наносившiеся партiи. Предупрежденiе покушенiя на Великаго Князя Николая Николаевича и министра Щегловитова. Первая общепартiйная конференцiя и IV-е собранiе Совѣта партiи, ихъ резолюцiи. Розыски предателей среди партiи. Измѣна Азва.

Въ 1908 году "Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" продолжала получать со стороны розыскныхъ органовъ ударъ за ударомъ.

Въ Январѣ была предупреждена экспропрiацiя кассы (?) Императорскихъ театровъ, для ограбленiя которой была составлена дружина изъ 10 человѣкъ, во главѣ съ запаснымъ унтеръ-офицеромъ Яномъ Жвирблисъ. Все предпрiятiе разрабатывалось и подготовлялось жившими въ Выборгѣ интеллигентами. Осуществленiе его предназначалось на 23 Января. Къ этому числу должны были быть обслѣдованы проходные дворы и изготовлены бомбы, для перевозки которыхъ революцiонеры склонили молодого жандармскаго унтеръ-офицера изъ Финляндiи Богданова. 23 Января Богдановъ былъ арестованъ на Финляндскомъ вокзалѣ съ четырьмя метательными снарядами, а вслѣдъ затѣмъ были арестованы Жвирблисъ и остальные члены дружины.

Въ Февралѣ мѣсяцѣ произведены групповые аресты въ Рыбинскѣ и Самарѣ, въ Перми же обнаружена хорошо оборудованная лабораторiя, въ которой найдены, какъ готовыя бомбы, такъ и различныя взрывчатые припасы.

Въ томъ же мѣсяцѣ Петроградское охранное отдѣленiе разстроило главнѣйшее въ году партiйное предпрiятiе: подготовлявшiяся "Летучимъ боевымъ отрядомъ Сѣверной области" покушенiя на Великаго Князя Николая Николаевича и на министра юстицiи Щегловитова. Покушенiя эти должны были явиться результатомъ кампанiи, которая уже давно велась противъ названныхъ лицъ и на которую не жалѣлось ни денегъ, ни людей. Какъ уже было сказано, послѣ ареста въ Ноябрѣ мѣсяцѣ предыдущаго года "Карла", во главѣ "Летучаго боевого отряда Сѣверной области" сталъ Марiо Кальвино-Лебединцевъ. Лебединцевъ прiѣхалъ въ Россiю изъ Италiи, гдѣ онъ прожилъ нѣсколько лѣтъ, изучилъ въ совершенствѣ итальянскiй и французскiй языки и взлелѣялъ мысль, вернувшись на родину подъ видомъ итальянца, совершить грандiозный террористическiй актъ — взрывъ засѣданiя Государственнаго Совѣта. Предложенный Лебединцевымъ проектъ былъ принятъ "Карломъ". Предполагалось, что террористы проникнутъ въ залъ засѣданiя Государственнаго Совѣта подъ видомъ корреспондентовъ, имѣя въ портфеляхъ бомбы и, когда будетъ указано, произведутъ взрывъ. Начались постепенныя приготовленiя, изученiе расположенiя мѣстъ Государственнаго Совѣта, устройство пропускныхъ билетовъ для корреспондентовъ и т. д. Но направленыя въ эту же сторону мѣры охраны послужили для боевиковъ грознымъ предостереженiемъ, и осуществленiе плана Лебединцева, о которомъ онъ такъ мечталъ, оттягивалось. Съ арестомъ "Карла", Лебединцеву пришлось принять руководство надъ "Боевымъ отрядомъ" и заняться прежде всего дѣломъ покушенiя на Великаго Князя Николая Николаевича и министра Щегловитова. Въ отрядъ входили: Анна Распутина, Сергѣй Барановъ, Александръ Смирновъ, Вѣра Янчевская, Афанасiй Николаевъ, Петръ Константиновъ и революцiонерка "Катя". Выслѣдивъ проѣзды Великаго Князя и министра и получивъ необходимое число разрывныхъ снарядовъ, отрядъ къ Февралю мѣсяцу былъ совершенно готовъ къ нападенiю. 6 Февраля Распутина, Барановъ и "Катя", изъ которыхъ первая была вооружена снарядомъ, а двое другихъ браунингами, поджидали около министерства юстицiи выѣзда министра, но предупрежденный о готовившемся покушенiи, министръ не выѣхалъ въ тотъ день изъ дома, и боевики удалилсь. 7 Февраля боевики уже всѣмъ отрядомъ вышли вооруженными на улицу, имѣя въ виду возвращенiе въ тотъ день въ Петроградъ съ охоты Великаго Князя и выѣздъ въ Государственную Думу министра. Этотъ моментъ былъ признанъ наиболѣе удобнымъ къ ликвидацiи отряда, почему и было отдано приказанiе къ производству арестовъ. На Михайловской улицѣ были задержаны Стуре и Левъ Синегубъ, у котораго былъ обнаруженъ прикрѣпленный крючками къ поясу разрывной снарядъ, у Стуре же отнятъ браунингъ, изъ котораго она успѣла выстрѣлить въ агента охраннаго отдѣленiя и пробила ему пальто. Распутина была задержана на углу Невскаго и Мойки, и въ муфтѣ у нея нашли разрывной снарядъ. Лебединцева задержали съ такимъ же снарядомъ на углу Кирпичнаго переулка и Морской улицы. Смирновъ, "Катя" и Барановъ подверглись задержанiю въ разныхъ мѣстахъ города съ браунингами, при чемъ первый стрѣлялъ въ агентовъ охраннаго отдѣленiя и ранилъ одного изъ нихъ, "Катя" же, когда ее привели въ участокъ, начала стрѣлять по городовымъ и также ранила одного изъ нихъ. Янчевская и Константиновъ были арестованы безъ поличнаго. Поизведенными затѣмъ обысками по квартирамъ обнаружено: у Смирнова разрывной снарядъ изъ пяти фунтовъ экстрадинамита, вложенный въ кожаный портфель, и форма околоточнаго надзирателя; у Янчевской браунингъ, принадлежности для оболочки бомбъ и фуражка со значкомъ министерства юстицiи; у Константинова жестянка съ 27-ю капсюлями гремучей ртути, назначенными для передачи взрыва въ снарядахъ, два взрывателя съ сѣрной кислотою, бертолетовой солью и сахаромъ, а также поясъ съ гильзами съ гремучей ртутью. Арестованные были преданы военно-окружному суду. Сѣверный отрядъ кончилъ свое существованiе и болѣе уже не возобновлялся. Уничтоженiе его имѣло, какъ будетъ изложено ниже, огромное общепартiйное значенiе.

Въ Тамбовѣ, во время ареста чинамъ полицiи было оказано вооруженное сопротивленiе, и раненъ городовой. Екатеринославскими арестами, при которыхъ отобрано 3 бомбы, было предупреждено покушенiе на начальника мѣстной тюрьмы и на взрывъ казармы стражниковъ, что партiйная организацiя предполагала выполнить въ отместку за прекращенiе вооруженной силой бунта, происшедшаго въ Екатеринославской тюрьмѣ 29 Апрѣля.

Въ Iюлѣ мѣсяцѣ были произведены аресты въ Ташкентѣ, гдѣ взята боевая дружина мѣстнаго комитета, при чемъ обнаружены бомбы и взрывчатыя вещества.

Партiйный терроръ, по отношенiю намѣчавшихся по темъ или инымъ поводамъ лицъ, несмотря на частые въ то время во всѣхъ концахъ Россiи убiйства и грабежи, — проявился лишь въ слѣдующемъ: 5 Января, въ Красноуфимскѣ, членомъ боевой дружины былъ убитъ предсѣдатель мѣстнаго отдѣла «Союза русскаго народа» Свиридовъ; 2 Февраля, въ одномъ изъ поселковъ Глуховскаго уѣзда убитъ ушедшiй изъ партiи рабочiй; 23 Апрѣля членъ летучаго отряда Поволжской области Федорова, съ цѣлью убить воронежскаго губерантора Бибикова, бросила въ него бомбу, но была тяжело ранена лишь сама, и того же числа, въ Екатеринославѣ, былъ убитъ полицейскiй надзиратель. Въ этотъ же перiодъ произошло выступленiе одного изъ крестьянскихъ братствъ въ Воронежской губернiи. Въ 1907 году и въ первые мѣсяцы 1908 года въ нѣкоторыхъ уѣздахъ Воронежской губернiи организацiя партiйныхъ крестьянскихъ братствъ достигла широкихъ размѣровъ. Оосбенно были распропагандированы села Нижнедѣвицкаго уѣзда, среди которыхъ выдѣлялось село Кочеты, гдѣ пропагандой занимался односелецъ Мещеряковъ. Всею работою въ уѣздахъ вѣдалъ губернскiй комитетъ партiи, пропаганду же вела интеллигенцiя и въ числѣ ихъ нѣсколько народныхъ учителей. Крестьяне организовались для непосредственной борьбы за учрежденiе руспублики и вообще за "поравненiе земли", что предполагалось достигнуть вооруженнымъ возстанiемъ. Такъ внушали имъ, пропагандистами настроенiе крестьянъ повышалось и такъ какъ вооруженное возстанiе не состоялось, то настроенiе возбужденной массы и пропагандисты, къ этому они ихъ призывали. Разжигаемое проявилось въ дѣйствiи скопомъ противъ мѣстной полицiи. 23 Февраля, въ с. Кочетовкѣ, полицiя арестовала двухъ крестьянъ. "Братчики" ударили въ набатъ, пошли съ кольями на полицiю, отбили арестованныхъ. Полицiя стрѣляла. Было убито 6 крестьянъ и ранено 7. Начавшееся слѣдствiе раскрыло цѣлую организацiю братствъ въ Нижнедѣвицкомъ, Павловскомъ, Валуйскомъ и Красноярскомъ уѣздахъ. Упомянутые уже аресты Воронежской организацiи и типографiй еще болѣе освѣтили дѣло и въ результатѣ всего до 300 крестьянъ были преданы суду. Таковы были послѣдствiя партiйной работы срели крестьянъ Воронежской губернiи.

Эти немногiя, вырывавшiяся наружу общественной жизни проявленiя партiйной дѣятельности, при сравненiи съ тѣми выступленiями, какими проявляла себя партiя въ предшествующiе годы, ярче всего доказывали, сколь пошатнулись дѣла партiи, сколь обезсилѣли ея организацiи. И дѣйствительно, къ Августу мѣсяцу положенiе партiйныхъ организацiй очень ухудшилось. По партiйнымъ отчетамъ съ мѣстъ, къ тому времени лучше другихъ стояла работа въ Петроградѣ, но и она была весьма подорвана. Въ Москвѣ былъ полный разгромъ. Въ Закавказьѣ остались лишь слабыя разрозненныя организацiи въ Баку, Тифлисѣ, Батумѣ и Кутаисской губернiи. На Сѣверномъ Кавказѣ партiйныя организацiи выродились въ грабительскiя шайки и организацiя, какъ таковая, распалась. Въ Уральской и Южной областяхъ организацiи почти совсѣмъ исчезли. Въ Волжскомъ районѣ работали лишь въ Саратовѣ и Астрахани. Въ центральныхъ губернiяхъ существовали Нижегородская, Рязанская и Орловская организацiи, да много братствъ было въ Воронежской. Въ Украинской области лишь кое гдѣ сохранились организацiи. Таковы были партiйные отзывы. Общее положенiе партiи характеризовалось словомъ "деморализацiя"[37].

Въ этотъ перiодъ упадка партiи, Центральный Комитетъ, желая поднять партiйныя организацiи и ихъ работу, собралъ за границей въ Лондонѣ конференцiю и IV Совѣтъ партiи.

Принятыя конференцiей и утвержденныя Совѣтомъ резолюцiи между прочимъ считали необходимымъ сосредоточить силы партiи "на усиленiи центральнаго политическаго террора".

"Въ виду этого партiя должна: а) настойчиво выступить за всѣ тѣ методы борьбы, которые, предполагая сговоръ, сами толкаютъ массы къ дальнѣйшей, болѣе широкой и прочной организацiи; б) относиться отрицательно, изъ тактическихъ соображенiй, къ проектамъ частичныхъ массовыхъ выступленiй, въ которыхъ, по условiямъ настоящаго момента, можетъ происходить безплодная растрата народной энергiи; в) не упускать изъ виду работъ по теоретической и практической боевой подготовкѣ (заготовка оружiя, обученiе революцiонно-боевой техникѣ) тамъ, гдѣ серьезная организацiонная постановка основоной соцiалистической работы служитъ гарантiей проивъ возможности на этой почвѣ преждевременныхъ и нецѣлесообразныхъ вспышекъ, и г) вести интенсивную работу среди войска, въ смыслѣ не только революцiонизированiя этого источника правительственной силы, но и созданiя въ ней сознательныхъ и надежныхъ ядеръ чисто-партiйнаго характера".

О политическомъ террорѣ въ деревнѣ была вынесена слѣдующая резолюцiя:…«Терроръ экономическiй и какъ средство воздѣйствiя въ хозяйственныхъ столкновенiяхъ и спорахъ, и какъ революцiонная кара отдѣльныхъ личностей за практикуемую ими экономическую эксплуатацiю, въ кругъ дѣйствiй партiи не входитъ»… Однако, противъ тѣхъ дворянъ-землевладѣльцевъ, которые сами становятся во главѣ наемныхъ казаковъ, черкесовъ, ингушей и т. п., терроръ можетъ быть примѣняемъ. Но, въ виду крайней сложности и запутанности такихъ обстоятельствъ, къ террору этому надо относиться осторожнѣе и безъ увлеченiй. Акты подобнаго рода могутъ быть совершаемы по соглашенiю уполномоченныхъ Центральнаго Комитета съ областными комитетами; тамъ же, гдѣ есть только уполномоченные или только областные комитеты — съ разрешенiя одного изъ этихъ органовъ.

Объ аграрномъ террорѣ. Конференцiя выразила свою солидарность съ рѣшенiемъ по этому вопросу I-го Съѣзда партiи.

О фабричномъ террорѣ конференцiя вынесла резолюцiю, въ которой предостерегаетъ рабочихъ отъ примѣненiя этой формы борьбы.

31 декабря 1908 года боевое дѣло партiи потерпѣло особенно сильный ударъ. Въ этотъ день въ Петроградѣ въ комнатѣ студента Политехническаго института Неймана полицiей было обнаружено 15 пудовъ разныхъ взрывчатыхъ веществъ (эстрадинамитъ, гремучiй студень, гремучая ртуть, оболочка для бомбъ и т. п.).

Послѣ этихъ проваловъ слухи объ измѣнѣ въ центральныхъ учрежденiяхъ Партiи стали все настойчивѣе. Систематическiе провалы наиболѣе важныхъ партiйныхъ предпрiятiй еще въ 1907 году породили слухи объ измѣнѣ, о предательствѣ въ партiйномъ центрѣ. Послѣ февральскаго 1908 года грандiознаго провала «Летучаго боевого отряда Сѣверной области», въ рядахъ оппозицiи стали громко говорить, что кто либо изъ членовъ Центральноаго Комитета находится въ сношенiяхъ съ русскимъ правительствомъ. «Парижская группа соцiалистовъ-революцiонеровъ» приняла 16 Марта резолюцiю о вѣроятности существованiя въ партiи систематической измѣны, рѣшила сообщить ее всѣмъ заграничнымъ группамъ съ цѣлью вызвать агитацiю внутри партiи за производство относительтно ея разслѣдованiя, сама же образовала для раскрытiя предателя особую «Конспиративную комиссiю». Представители послѣдней вошли въ сношенiя съ извѣстнымъ эмигрантомъ Бурцевымъ, спецiализировавшимся въ то время на раскрытiи среди революцiонныхъ партiй измѣнниковъ, и стали дѣйствовать сообща съ нимъ. Бурцевъ, располагая нѣкоторыми данными, утверждалъ, что предателемъ среди партiи является членъ Центральнаго Комитета Азевъ, что и довелъ до свѣдѣнiя Центральнаго Комитета. «Конспиративная комиссiя», разхобравшись въ вопросѣ, пришла къ тому же заключенiю и высказала Центральному Комитету свои предположенiя сперва устно, весною 1908 года, затѣмъ и письменно, въ началѣ Августа. Центральный Комитетъ, включавшiй въ своемъ составѣ лицъ, изъ которыхъ многiе уже долго работали съ Азевымъ, а также глава боевого дѣла Савинковъ, горячо выступили въ защиту Азева, стали обвинять Бурцева и «Парижскую группу» въ желанiи дискредитировать партiю и Центральный Комитетъ[38].

Тѣмъ не менѣе Центральный Комитетъ назначилъ «Комиссiю для изслѣдованiя всѣхъ слуховъ о провокацiи, имѣющейся въ партiи», но комиссiя ни къ какимъ положительнымъ, въ смыслѣ раскрытiя измѣны, результатамъ не пришла.

Послѣ Лондонской конференцiи Центральный Комитетъ рѣшилъ покончить разъ навсегда съ вопросомъ относительно партiйной честности Азева и организовалъ третейскiй судъ, который въ Октябрѣ мѣсяцѣ и потребовалъ отъ Бурцева документальныхъ доказательствъ измѣны Азева, грозя ему въ противномъ случаѣ преслѣдованiемъ за стремленiе внести въ ряды партiи дезорганизацiю. Бурцевъ сумѣлъ повидаться осенью 1908 года за границей съ бывшимъ директоромъ департамента полицiи Лопухинымъ и подѣйствовавъ на послѣдняго разсказами о томъ, что, якобы, Азевъ, находясь въ сношенiяхъ съ русской политической полицiей, организовалъ покушенiе на Плеве и на Великаго Князя Сергiя Александровича и даже занимался организацiей покушенiя на Государя Императора, сумѣлъ узнать отъ него, что Азевъ сообщалъ департаменту полицiи свѣдѣнiя про «Партiю Соцiалистовъ-Революцiонеровъ».

На состоявшемся затѣмъ въ концѣ Октября третейскомъ разбирательствѣ Бурцевъ заявилъ о своемъ свиданiи съ Лопухинымъ и о томъ, что послѣднiй сказалъ ему про Азева и его отношенiе къ департаменту полицiи. Трибуналъ потребовалъ, чтобы Бурцевъ принялъ мѣры къ явкѣ Лопухина на судъ съ документами по этому дѣлу, а если это невозможно — то, чтобы онъ потребовалъ отъ Лопухина письменнаго показанiя.

Азевъ, узнавъ о послѣднемъ, поѣхалъ въ Петроградъ и тамъ, явившись 11 Ноября къ Лопухину, предупредилъ его о грозящей ему, Азеву, опасности и просилъ не раскрывать предъ революцiонерами о его работѣ на департаметъ полицiи. Съ подобной же просьбой обратился къ Лопухину и начальникъ Петроградскаго охраннаго отдѣленiя Герасимовъ. Не давъ никакихъ обѣщанiй Азеву и Герасимову, Лопухинъ сообщилъ объ обѣихъ просьбахъ предсѣдателю Совѣта министровъ и министрамъ юстицiи и внутреннихъ дѣлъ. Съ своей стороны, и Центральный Комитетъ принялъ мѣры воздѣйствiя на бывшаго директора департамента полицiи и командировалъ въ двадцатыхъ числахъ Ноября одного изъ своихъ членовъ въ Петроградъ за полученiемъ отъ Лопухина свѣдѣнiй объ Азевѣ. Этому посланному Лопухинъ, черезъ третье лицо, разсказалъ не только объ услугахъ Азева полицiи, но и о томъ, что самъ Азевъ и Герасимовъ являлись къ нему съ просьбою не выдавать Азева революцiонерамъ и передалъ копiю только что упомянутаго письма, которое не оставляло сомнѣнiй въ томъ, что Азевъ сообщалъ политической полицiи свѣдѣнiя, давашiя ей возможность принимать противъ партiи соотвѣтствующiя мѣры.

Выѣхавъ затѣмъ по своимъ частнымъ дѣламъ въ Лондонъ, Лопухинъ остановился тамъ въ Вальфдорфъ-Отелѣ, гдѣ 3 Декабря къ нему явились съ допросомъ глава "Боевой Организацiи" Савинковъ и члены Центральнаго Комитета Черновъ и Аргуновъ и потребовали доказательствъ измѣны Азева. Лопухинъ подтвердилъ все то, что говорилъ уже раньше объ Азевѣ Бурцеву и черезъ третье лицо, командированному въ Петроградъ делегату отъ Центральнаго Комитета, и это послужило окончательнымъ доказательствомъ виновности Азева передъ партiей. По возвращенiи делегатовъ изъ Лондона въ Парижъ, Центральный Комитетъ созвалъ расширенное собранiе изъ наличныхъ своихъ членовъ и ближайшихъ партiйныхъ товарищей, въ томъ числѣ боевиковъ, всего 14 человѣкъ. Несмотря на собранныя улики, вѣра въ Азева была столь велика, что большинство собравшихся высказалось за необходимость произвести дальнѣйшее разслѣдованiе и предъявить Азеву формальное обвиненiе. Четверо изъ присутствовавшихъ высказались за немедленный приговоръ надъ Азевомъ, но Лапина и еще одинъ боевикъ рѣзко возстали противъ того, при чемъ первая заявила, что она предупредитъ Азева, если Центральный Комитетъ не гарантируетъ, что на Азева не будетъ покушенiя со стороны тѣхъ, кто стояли за немедленный смертный приговоръ надъ нимъ. Тогда же было доведено до свѣдѣнiя собравшихся, что одинъ, находящiйся въ Россiи боевикъ обѣщаетъ перестрѣлять всѣхъ членовъ Центральнаго Комитета, если они осмѣлятся тронуть Азева.

Въ виду такихъ обстоятельствъ, а также и изъ боязни, что убiйство Азева въ Парижѣ, навлечетъ со стороны французскихъ властей преслѣдованiя на всю эмиграцiю, было рѣшено произвести дослѣдованiе виновности Азева. Когда же и дослѣдованiе дало новыя доказательства его виновности, Центральный Комитетъ командировалъ къ Азеву трехъ делегатовъ, въ томъ числѣ и Савинкова, которые и предъявили Азеву обвиненiе въ измѣнѣ. Не добившись отъ Адева признанiя своей вины, уполномоченные удалились, назначивъ Азеву явиться на другой день для дачи показанiй. Ночью Азевъ скрылся.

Тогда 26 Декабря, Центральный Комитетъ издалъ слѣдующее объявленiе: "Центральный Комитетъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" доводитъ до свѣдѣнiя партiйныхъ товарищей, что инженеръ Евгенiй Филипповичъ Азевъ, 38 лѣтъ (партiйныя клички "Толстый", "Иванъ Николаевичъ", "Валентинъ Кузьмичъ"), состоявшiй членомъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" съ самаго основанiя, неоднократно избиравшiйся въ центральныя учрежденiя партiи, состоявшiй членомъ "Боевой Организацiй" и Центральнаго Комитета, уличенъ въ сношенiяхъ съ русской политической полицiей и оъявляется провокаторомъ. Скрывшись до окончанiя слѣдствiя надъ нимъ, Азевъ, въ силу своихъ личныхъ качествъ, является человѣкомъ крайне опаснымъ и вреднымъ для партiи. Подробныя свѣдѣнiя о провокаторской дѣятельности Азева и ея разоблаченiи будутъ напечатаны въ ближайшемъ времени".

Въ выпущенномъ затѣмъ 7 Января "Извѣщенiи" Центральный Комитетъ, описывая роль Азева въ жизни партiи и исторiю его предательства, указалъ, между прочимъ, на то, что Азевъ ставилъ террористическую работу противъ министра Плеве, направилъ изъ-за границы отрядъ Савинкова для убiйства Великаго Князя Сергiя Александровича въ Январѣ 1906 года, ставилъ дѣло покушенiя на министра Дурново, передъ распускомъ I-ой Думы работалъ надъ организацiй покушенiя противъ предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина, въ перiодъ же времени съ лѣта 1907 года до лѣта 1908 года велъ въ широкихъ размѣрахъ дѣло по подготовкѣ покушенiя на Государя Императора. Въ томъ же "Извѣщенiи" Центральный Комитетъ заявлялъ, что онъ, считая себя отвѣтственнымъ за случившееся, приметъ мѣры къ собранiю тагого полномочнаго партiйнаго коллектива, которому онъ могъ бы передать отчетъ по партiи и вручить свою отставку. — "Положенiе, созданное провокацiей Азева, — говорилось въ "Извѣшенiи", — "несомнѣнно угрожающее. Правда, вскрыта и уничтожена язва, разъѣдавшая и ослаблявшая партiю, вырвано оружiе, которымъ пользовалась такъ долго государственная полицiя, но вмѣстѣ съ тѣмъ нанесенъ тяжелый ударъ моральному сознанiю партiйныхъ товарищей, обнаружена шаткость многихъ лицъ и предпрiятiй… Партiя переживаетъ глубокiй кризисъ. Тѣмъ больше становится долгъ каждаго отдѣльнаго члена партiи помочь ей выйти изъ настояшаго положенiя. Раскрытiе опасности должно послужить для истинно-партiйныхъ людей въ этотъ часъ испытанiя призывомъ къ усиленной, исключительной дѣятельности по возстановленiю рядовъ партiи и сплоченiю и объединенiю партiйной мысли и дѣйствiя. Центральный Комитетъ выражаетъ твердую увѣренность, что изъ этого небывалаго въ исторiи развитiя партiи испытанiя "Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" выйдетъ побѣдительницей".

Нѣсколько дней спустя послѣ опубликованiя этого "Извѣщенiя", Центральный Комитетъ выпустилъ дополненiе къ нему и въ немъ вновь категорически подтвердилъ о томъ, что Азевъ подготовлялъ покушенiе на Государя Императора. "Предпринятая "Боевой Организацiей", — значится въ дополненiи, — "кампанiя противъ Царя была начата лѣтомъ 1907 года и продолжалась до осени 1908 года. За этотъ перiодъ имѣли мѣсто нѣсколько неудавшихся попытокъ цареубiйства, которыми руководилъ Азевъ, участники этихъ попытокъ правительствомъ не были обнаружены. Разслѣдованiе этихъ попытокъ, уже послѣ обнаруженiя факта провокацiи Азева, указываетъ на то, что Азевъ употреблялъ всѣ усилiя довести покушенiя до конца; ихъ неудачи нужно отнести за счетъ случайныхъ обстоятельствъ[39].

Такъ кончилъ свое гражданское существованiе "Азевъ", этотъ истый революцiонер-террористъ, служившiй одновременно и революцiи, по убѣжденiю, и чинамъ правительства — корысти ради (?!).

Состоя въ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", онъ, судя по партiйнымъ даннымъ, много содѣйствовалъ ея революцiоннымъ успѣхамъ и въ то же самое время измѣняя партiи, не менѣе того, способствовалъ проваламъ ея предпрiятiй.

"Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" грозитъ ему смертью, правительство же объявило его подлежащимъ розыску и аресту на предметъ преданiя законному суду.

VIII

1909 годъ. Послѣдствiя измѣны Азева. Третья конференцiя "Заграничной федерацiи" соцiалистовъ-революцiонеровъ и ея резолюцiи. Пятый Совѣтъ партiи и его постановленiя. Упадокъ партiи. Убiйство полковника Карпова.

Раскрытiе измѣны Азева и сношенiя его съ представителями политической полицiи были использованы, какъ "Партiей Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", такъ и всѣми революцiонными организацiями и оппозицiей, противъ правительства. Шпiонство внутри революцiонной партiи, которымъ пользовалась жандармская полицiя, было отождествлено съ участiемъ (?!!) этой послѣдней въ преступленiяхъ, творимыхъ партiей и названо провокаторствомъ. Провокацiя была признана системой, практикуемой чинами правительства въ дѣлѣ политическаго розыска. Обвиненiя, возводимыя на чиновъ правительства, приняли чрезвычайные размѣры. Въ Государственной Думѣ были внесены два запроса, однимъ изъ которыхъ, внесеннымъ соцiалъ-демократами, правительство обвинялось въ томъ, что, съ вѣдома департамента полицiи, были совершены убiйства генерала Богадновича, министра Плеве и Великаго Князя Сергiя Александровича; что это были лишь эпизоды цѣлой системы провокацiонной дѣятельности департамента полицiи, которая была намѣренно развита правительствомъ съ цѣлью оправдать реакцiонную политику. Второй запросъ, отъ партiи конституцiонно-демократической, спрашивалъ: извѣстна ли правительству незакономѣрная дѣятельность отдѣльныхъ его агентовъ и какiе мѣры намѣрено оно принять противъ нихъ. 11 Февраля 1909 года Государственная Дума обсуждала вопросъ о запросахъ по поводу Азева. Послѣ многихъ рѣчей депутатовъ, во время которыхъ были оглашены партiйные по дѣлу документы, представленные, надо думать, Центральнымъ Комитетомъ, предсѣдатель Совѣта Министровъ сдѣлалъ заявленiе, въ которомъ выяснилъ, что Азевъ, состоя членомъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеров", былъ нѣкоторое время "сотрудникомъ" розыскныхъ органовъ, т. е. продавалъ послѣднимъ свѣдѣнiя о дѣятельности "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ". Благодаря такому шпiонству со стороны Азева, политическая полицiя имѣла возможность предупреждать и предупредила своевременно цѣлый рядъ террористическихъ актовъ и разрушила много партiйныхъ предпрiятiй, о которыхъ зналъ Азевъ.

Выслушивъ заявленiя, Государственная Дума большинствомъ голосовъ отклонила запросы, принявъ слѣдующую форму: "Признавая объясненiя правительства удовлетворительными и исчерпывающими и выражая увѣренность, что въ борьбѣ съ терроромъ правительство будетъ пользоваться всѣми законными средствами — Государственная Дума отвергаетъ запросъ и переходитъ къ очереднымъ дѣламъ".

Въ самой партiи, особенно за границей, измѣна Азева произвела чрезвычайное смятенiе. Создавшееся положенiе находившiеся за границей партiйные кружки понимали различно. Одни, во главѣ съ группой "Иницiативнаго меньшинства" и съ "Парижской группой соцiалистовъ-революцiонеровъ", много способствовавшей раскрытiю измѣны Азева, считали, что партiя переживаетъ и моральный и организацiонный кризисъ, что ударъ, нанесенный партiи, столь силенъ, что надо бросить прежнiя организацiи, начать строить партiю сызнова, на новыхъ началахъ, распустивъ руководящiя центры и старыя организацiи. Парижская группа выпустила даже 13 Января особо рѣзкое "Извѣщенiе", направленное противъ защищавшихъ Азева руководящихъ центровъ, и сдѣлала нѣсколько постановленiй о тѣхъ мѣрахъ, которыя по ея мнѣнiю, необходимо было принять для спасенiя партiи. Другiе требуя перестройки партiи, утверждали, что необходимо пересмотрѣть программу и тактику партiи, и что даже самый терроръ, какъ средство борьбы, долженъ быть оставленъ. Третьи находили, что хотя партiя — и особенно ея центральныя учрежденiя — и получили жестокiй моральный и организацiонный ударъ, но о крахѣ партiи говорить нельзя. Необходимо принять предупредительныя мѣры противъ тѣхъ ударовъ, которые еще могутъ упасть на партiю, благодаря долго гнѣздившейся въ ея центрѣ измѣнѣ, надо разобраться въ отвѣтственности учрежденiй и лицъ, прозѣвавшихъ измѣну, надо перемѣнить составъ партiйныхъ центровъ.

О моральной скомпрометированности террора, говорили сторонники послѣдняго теченiя, не можетъ быть и рѣчи. "Могутъ быть", — говорили они, — "скомпрометированы лица, непосредственно работавшiе съ Азевомъ въ той или иной области вообще, и въ частности въ области террора; необходимо, быть можетъ, партiйное разслѣдованiе постановки террористической организацiи и борьбы, но терроръ, какъ таковой, какъ методъ, но террористическiе акты прошлаго, но герои-товарищи, выполнявшiе эти акты, — остаются морально неприкосновенными. Необходимость актовъ диктовалась не соображенiями Азева или тѣхъ, кто стоялъ за нимъ, а политическимъ положенiемъ страны; объекты террористической борьбы указывались не Азевымъ, а партiей въ связи съ ихъ политической ролью въ данный моментъ; герои, шедшiе на акты, шли не ради Азева, а ради революцiоннаго дѣла, которому они служили до конца, стоя въ рядахъ партiи. Терроръ не съ Азевымъ возникъ, не съ Азевымъ начатъ, не Азевымъ вдохновленъ и не Азеву и его кликѣ разрушить или морально скомпрометировать его"…[40]

«Не Азевъ создалъ терроръ, не Азевъ вдохнулъ въ него жизнь!» — писалъ глава боевого дѣла Савинковъ, — «и Азеву не дано разрушить тотъ храмъ, котораго онъ не строилъ. Дѣло Азева — тяжелый ударъ для партiи и для революцiи. Но этотъ ударъ тяжелъ не тѣмъ, что подорвано морально значенiе террора, терроръ Каляева чистъ, — и не тѣмъ, что терроръ какъ форма борьбы невозможенъ: не будетъ Азева — будетъ терроръ. Этотъ ударъ тяжелъ и страшенъ другимъ. Въ эти темные дни торжества палачей легко упасть духомъ, легко отречься отъ старыхъ завѣтовъ, легко забыть свое прошлое. Дѣло Азева поколеблетъ слабыхъ, оно, быть можетъ, смутитъ и сильныхъ. Нужна большая любовь, чтобы поднять наше старое знамя, нужна горячая вѣра. Но вѣдь вѣра безъ дѣла мертва есть и побѣда только за тѣмъ, въ чьихъ рукахъ мечъ»[41].

Взглядовъ послѣдней категорiи придерживались и руководители партiи. Центральный Комитетъ, болѣе всѣхъ защищавшiй Азева, рѣшилъ выйти въ отставку и распустить «Боевую Организацiю». Послѣднее онъ осуществилъ собственною властью въ цѣляхъ же выполненiя перваго, сталъ подготовлять созывъ расширеннаго состава Совѣта партiи, дабы дать ему объясненiе о происшедшемъ, передать перечень вопросовъ, которые онъ считалъ очередными для партiи, какъ, напримѣръ: избранiе временнаго Центральнаго Комитета и судебно-слѣдственной комиссiи, созывъ партiйнаго съѣзда, и затѣмъ уже вручить свою отставку. Обсудивъ съ нѣкоторыми прибывшими изъ Россiи дѣятелями партiи эти предположенiя, Центральный Комитетъ образовалъ временный коллективъ, которому и поручилъ сорганизовать созывъ Совѣта партiи.

Пока Центральный Комитетъ подготовлялъ созывъ V-го Совѣта, собралась третья конференцiя «Заграничной федерацiи» группъ содѣйствiя, созванная по иницiативѣ областного заграничнаго комитета. Она продолжалась съ 22 Марта по 1 Апрѣля и имѣла 22 засѣданiя. Въ работахъ конференцiи приняло участiе 49 соцiалистовъ-революцiонеровъ. Въ программу работъ ея вошли слѣдующiе вопросы: сообщенiе представителя Центральнаго Комитета по дѣлу Азева и докладъ по тому же дѣлу «Конспиративной Комиссiи» Парижской группы; настоящiй моментъ; работа въ крестьянствѣ, среди пролетариата, среди военныхъ; терроръ, организацiонный вопросъ; отчеты и вопросы о «Заграничной федерацiи».

Наибольшее количество времени третья конференцiя удѣлила общепартiйнымъ вопросамъ и, главнымъ образомъ, дѣлу Азева. Общiй характеръ конференцiи былъ враждебенъ всѣмъ тѣмъ, что слишкомъ рѣзко шелъ въ дѣлѣ Азева противъ руководителей партiи, столь долго защищавшихъ Азева. На этой почвѣ произошелъ рѣзкiй конфликтъ съ делегацiей отъ Парижской группы, которая, 22 Марта, въ видѣ протеста даже удалилась съ конференцiи.

Конференцiя дала рядъ резолюцiй и въ числѣ ихъ и слѣдующую резолюцiю по террору.

«Разсмотрѣвъ вопросъ о политическомъ террорѣ, III-я Конференцiя заграничныхъ группъ содѣйствiя «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», находитъ:

«1) что въ отвѣтъ на бѣлый терроръ правительства «Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», организующая массовую борьбу трудового народа за его соцiально-политическое освобожденiе, должна пользоваться политическимъ терроромъ, какъ органическою составною частью этой борьбы, вдохновляясь поруганнымъ чувствомъ справедливости и достоинства трудовыхъ массъ;

«2) что террористическая борьба, являясь однимъ изъ проявленiй боевой активности иницiативнаго меньшинства, имѣетъ значенiе не самодовлѣющаго поединка революцiонеровъ съ правительствомъ, но авангарднаго столкновенiя, связаннаго съ массовымъ движенiемъ, имѣющимъ тенденцiю вылиться въ вооруженномъ возстанiи и строго сообразованнаго съ интересами этого движенiя;

«3) что только такая постановка террористической борьбы соотвѣтствуетъ нашему взгляду на самодержавiе, какъ на диктаторскую форму господства тройственнаго реакцiоннаго союза дворянства, бюрократiи и крупной буржуазiи, охраняющихъ свои классовыя, сословныя и нацiональныя привилегiи, при чемъ династiя и окружающiя ее придворныя сферы со своими специфическими интересами являются лишь iерархическою верхушкою этихъ привилегированныхъ слоевъ;

«и 4) что, наконецъ, только такая постановка террора соотвѣтствуетъ нашему пониманiю соцiальнаго содержанiя грядущаго политическаго переворота и той роли, которая принадлежитъ въ немъ силамъ трудовыхъ массъ».

Въ примѣненiи къ настоящему моменту и переживаемому партiей кризису, конференцiя полагаетъ:

«1) что въ настоящiй моментъ торжества контръ-революцiи и свирѣпыхъ правительственныхъ репрессiй, сдавленное недовольство массъ, не находящее себѣ выхода въ открытыхъ выступленяхъ, съ особенною силою выдвигетъ на очередь задачу борьбы революцiоннаго меньшинства съ оружiемъ въ рукахъ;

«2) что вслѣдствiе внутренней провокацiи террористическая дѣятельноть партiи далеко не развернула всей своей силы и не проявила всего своего возможнаго влiянiя на ходъ событiй;

«и 3) что террористическая борьба должна быть возобновлена планомѣрно, на основѣ серьезной подготовки и строгаго политическаго расчета, исключающаго всякую нетерпѣливость, хотя бы она и диктовалась законной потребностью какъ можно скорѣе возстановить поколебленный въ глазахъ общества престижъ террора».

«Въ вопросѣ объ организацiи политическаго террора конференцiя находитъ:

«1) что въ основу этой организацiи должны быть положены три принципа: а) организацiонно-технической автономiи боевыхъ отрядовъ, поскольку она выдвигается требованiями конспирацiи, б) ихъ дѣловой подотчетности и политической подчиненности партiи и в) организацiонной связи съ послѣднею чрезъ посредство Центральнаго Комитета;

«2) что личный составъ боевыхъ отрядовъ долженъ опредѣляться не только по признаку боевой готовности, но и близости къ интересамъ всѣхъ видовъ партiйной работы, и что, лучшею скрѣпою между членами отряда является личная близость, знанiе другъ друга и тѣсная дружба;

«3) что вопросъ о размѣрахъ боевыхъ отрядовъ не можетъ быть рѣшенъ апрiорно, но рѣшенiе его должно быть сообразовано какъ съ величиною намѣченныхъ для нихъ центральными учрежденiями террористическихъ задачъ, такъ и съ наличными технико-боевыми средствами террористической борьбы;

«4) что центральныя учрежденiя партiи должны приложить свои усилiя къ тому, чтобы развитiе этихъ технико-боевыхъ средствъ шло въ ногу съ процессомъ современной научной технологiи;

«и 5) что для обезпеченiя террористической борьбы необходимыми личными силами и матерiальными средствами должны быть приложены дружныя и совокупныя усилiя всей партiи»[42].

Этотъ впоросъ былъ поставленъ и на V совѣтѣ партiи, причемъ вопросъ о террорѣ обсуждался предварительно въ особой комиссiи изъ четырехъ членовъ, изъ которыхъ двое предлагали временно прiостановить террористическую дѣятельность, двое же другихъ стояли за продолженiе террора. На состоявшихся затѣмъ общихъ засѣданiяхъ Совѣта были сдѣланы доклады представителями обоихъ мнѣнiй. Противники террора высказывали ту мысль, что терроръ уже сыгралъ свою роль, разбудивъ общество и дезорганизовавъ, до нѣкоторой степени, правительство и что большаго отъ террора ожидать нельзя. Общество слишкомъ привыкло къ террору и онъ уже не производитъ никакого агитацiоннаго впечатленiя, агенты же правительства также привыкли, приспособились къ нему и не боятся его. Терроръ потерялъ всякое значенiе и потому долженъ быть временно прiостановленъ.

Сторонники террора доказывали, что онъ, оправдавъ себя въ прошломъ, вполнѣ сохраняетъ за собой значенiе какъ средства возбуждающаго общество, такъ и дезорганизующаго правительство, какъ въ настоящемъ, такъ и въ будущемъ. Серьезныхъ основанiй отказываться отъ террора, хотя бы временно, и прiостанавливать террористическую дѣятельность — нѣтъ, а потому терроръ необходимо продолжить.

Отстаивая терроръ, Гарденинъ высказалъ, между прочимъ, слѣдующее: — «И вотъ, товарищи, подводя итоги нашимъ по необходимости краткимъ пренiямъ, и въ частности обращаясь къ вопросу о нападенiи на «центръ центровъ», я скажу: непосредственная задача, стоящая сейчасъ передъ нами, это вопросъ о возстановленiи боевой дѣятельности и возсозданiи боевой организацiи. Я беру здѣсь боевую организацiю не въ кавычкахъ, не какъ названiе, а беру сущность этого слова. Я бы пригласилъ васъ не смотрѣть на дѣло съ такой точки зрѣнiя, что вотъ мы хотимъ сейчасъ, поскорѣе или не поскорѣе, «сдѣлать» Столыпина или «сдѣлать» Царя, — нѣтъ! Мы хотимъ возсоздать, какъ нѣчто длительное и организаванное, боевую дѣятельность, мы хотимъ сплотить имѣющiяся боевыя силы, мы хотимъ положить начало террористической кампанiи. Разсматривая положенiе вещей, я лично въ болѣе конкретныхъ чертахъ представилъ бы себѣ эту террористическую кампанiю слѣдующимъ образом»… «…»[43]

«Еще нѣсколько словъ о способѣ веденiя террористической борьбы съ технической точки зрѣнiя. Если мы, дѣйствительно, хотимъ серьезно вести террористическую борьбу, то это насъ ко многому обязываетъ. Мы не можемъ мириться съ тѣмъ, чтобы въ области боевой техники вѣчно господствовали одни и тѣ же, разъ найденные, прiемы. Нельзя, чтобы здѣсь царствовала рутина. Примириться съ этимъ — значитъ обречь себя на пораженiе. Терроръ есть разновидность вооруженной борьбы, разновидность войны. И какъ въ международной борьбѣ обрекаетъ себя на разгромъ страна, застывшая на извѣстномъ уровнѣ въ военномъ дѣлѣ, такъ и въ войнѣ внутренней. Наши способы веденiя террористической борьбы должны стоять на высотѣ современной военной технологiи. А эта технологiя не стоитъ на мѣстѣ. Когда-то война велась упрощенно, столкновенiемъ лицомъ къ лицу на сушѣ и на водѣ. Теперь война ведется и подъ землею, и подъ водою, а скоро будетъ вестись и надъ землею — въ воздухѣ. Я уже не говорю о прогрессѣ въ взрывчатыхъ веществахъ и о возможности дѣйствiя на разстоянiи. Что же? Неужели мы останемся безучастными зрителями этого техническаго прогресса, неужели онъ своими гигантскими шагами пройдетъ мимо насъ, перешагнетъ черезъ насъ? Плохiе же были бы мы въ такомъ случаѣ бойцы. Я не строю сейчасъ никакихъ воздушныхъ замковъ, не предлагаю никакихъ прожектерскихъ утопiй. Я утверждаю лишь, что возстановить террористическую борьбу — это значитъ, между прочимъ, произвести рядъ новыхъ техническихъ изысканiй, имѣть для этого спецiальную техническую группу (или группы), стремиться утилизировать послѣднее слово науки для прикладныхъ задачъ нашей борьбы. Терроръ будетъ терроромъ въ дѣйствительномъ смыслѣ этого слова только тогда, когда онъ будетъ революцiоннымъ примѣненiемъ наивысшаго для даннаго момента техническаго знанiя. Я понимаю, что такой высоты онъ не можетъ достигнуть однимъ скачкомъ. Но вѣдь я говорю не о завтрашнемъ днѣ, а о длительномъ процессѣ возрожденiя нашего террористическаго дѣла. И я утверждаю, что либо мы должны поставить своею задачей поднять терроръ на необходимую высоту, либо не изъ-за чего и огородъ городить»[44].

Большинство присутствовавшихъ стояло за продолженiе террористической дѣятельности. Поставленный на баллотировку вопросъ о террорѣ далъ слѣдующiя результаты: изъ числа всѣхъ присутствовавшихъ за прiостановку террора голосовали 4, за продолженiе террора — 12 и воздержалось отъ голосованiя 3.

Обсудивъ затѣмъ вопросъ объ организацiи террора и выработавъ соотвѣтствующую взглядамъ большинства резолюцiю, Совѣтъ выбралъ конспиративную комиссiю для разсмотрѣнiя нѣкоторыхъ конкретныхъ террористическихъ предложенiй. Кромѣ того, большинствомъ 5 голосовъ при 4 воздержавшихся Совѣтомъ были отмѣнены ограниченiя, наложенныя 2-мъ Съѣздомъ партiи на боевую дѣятельность областныхъ организацiй. Теперь, по рѣшенiю Совѣта, "боевые отряды при областныхъ комитетахъ не нуждаются въ санкцiи Центральнаго Комитета для своихъ дѣйствiй террористическаго характера".

V Совѣтъ принялъ отставку Центральнаго Комитета, высказавъ ему довѣрiе и отмѣтивъ, однако, что въ ликвидацiи Азевовскаго инцидента было проявлено мало рѣшительности, и образовалъ судебно-слѣдственную комиссiю для ликвидацiи всѣхъ послѣдствiй раскрытiя предательства Азева.

Принявъ резолюцiи, Совѣтъ особымъ "Извѣщенiемъ" отъ 15 Мая оповѣстилъ партiю о состоявшемся своемъ собранiи и предложилъ всѣмъ организацiямъ отвѣтить на вопросы: — даютъ-ли они свою санкцiю мѣрамъ, принятымъ Совѣтомъ и признаютъ-ли вошедшими въ силу резолюцiи Совѣта.

"На нашей партiи", — говорилось въ "Извѣщенiи", — "въ переживаемый перiодъ лежатъ огромныя и трудныя задачи. Она выступала всегда застрѣльщикомъ и авангардомъ активной борьбы. Она первая подняла оружiе для прямого нападенiя тогда, когда въ глубинѣ народной жизни созрѣвали силы, готовыя откликнуться на дѣйственный призывъ и примѣръ. Но внутреннiй кризисъ не могъ и теперь заставить ее выпустить оружiе изъ своихъ рукъ или временно отложить его въ сторону. Участiе Азева въ рядѣ террористическихъ фактовъ въ глазахъ партiи не дискредитировало и не могло дискредитировать этого метода борьбы. Встревожное партiйное сознанiе, по мѣрѣ того, какъ выяснялась фактическая сторона дѣла, приходило все болѣе и болѣе къ одному несомнѣнному выводу: что хотя участiе авантюриста-провокатора и не помѣшало въ этой области отдѣльнымъ крупнымъ побѣдамъ, но оно обезсилило терроръ въ самую критическую для правительства и для революцiи эпоху, оно воспрепятствовало проявленiю всей силы этого метода борьбы и всей энергiи, которую могла развить партiя въ пользованiи этимъ методомъ; оно усилило увѣренность правительства въ своей безопасности и, тѣмъ самымъ, усилило его рѣшительность какъ разъ въ тѣ моменты, когда оно въ этой рѣшительности болѣе всего нуждалось. И если раскрытiе провокатуры Азева у нѣкоторыхъ отдѣльныхъ личностей вызвало разочарованiе въ терроризмѣ, то партiя въ цѣломъ, въ подавляющемъ большинствѣ своемъ, нашла въ раскрытiи провокатура Азева лишь отвѣтъ на то, почему терроръ не далъ партiи и революцiи всего, что онъ могъ дать и что онъ дастъ при своемъ возрожденiи. И въ этомъ вопросѣ партiя осталась на своей сторонѣ боевой позицiи".

"Въ этой позицiи наша партiя снова, какъ прежде, будетъ долгое время одинока. Общее политическое затишье въ странѣ заставило всѣ революцiонныя партiи былую наступательную тактику замѣнить тактикой оборонительной и свести свои программы дѣйствiя на программы "перемоганiя". Однѣ партiи переживали кризисъ програмный, другiе — тактическiй, и всѣ равно вступили въ стадiю организацiоннаго кризиса. Этотъ послѣднiй организацiонный кризисъ постигъ и нашу партiю. Дѣло Азева придало этому кризису особенно острый и угрожающiй характеръ. Ибо организацiонный кризисъ, хотя бы онъ и не былъ связанъ съ кризисомъ тактическимъ, можетъ тѣмъ не менѣе привести къ фактическому кризису въ партiйной тактикѣ. Организацiонное худосочiе не можетъ быть основой смѣлой и рѣшительной тактики, какъ бы ни была она рацiональна въ идеѣ, и какъ бы глубоко ни вошла эта идея въ партiйное сознанiе. Вотъ почему обостренный раскрытiемъ провокатуры Азева организацiонный кризисъ партiи грозитъ ей тяжелыми испытанiями и въ области тактики. Если судьба партiи, какъ опредѣленнаго направленiя революцiонно-соцiалистической мысли, и стоитъ внѣ опасности, то судьба ея, какъ организацiи, какъ конкретнаго боевого цѣлаго, находится въ зависимости отъ того, что она въ ближайшемъ будущемъ сумѣетъ противопоставить ударамъ враговъ извнѣ и разлагающимъ процессамъ извнутри; отъ того, насколько быстро и успѣшно сумѣетъ она собраться съ силами, чтобы открыть новую эру упорной и систематической наступательной борьбы…"[45]

Принятыя V-мъ Совѣтомъ партiи резолюцiи не внесли успокоенiя и порядка въ ряды партiи, онѣ, даже скорѣе, способствовали дальнѣйшему распаду ея. Отъ партiи, и безъ того ослабленной за послѣднiй годъ, откололась весьма значительная и по числу членовъ и по опытности — "Парижская группа".

Послѣ V Совѣта, несмотря на поощренiе къ террору со стороны руководящихъ партiйныхъ круговъ, въ теченiе года террористическiя выступленiя были сдѣланы лишь нѣсколько разъ. Въ Мартѣ, въ Нижне-Сергiевскомъ заводѣ Пермской губернiи, мѣстная организацiя сожгла домъ полицейскаго стражника и подожгла домъ завѣдывавшаго механическимъ цехомъ. 19 Апрѣля, въ Екатеринославѣ, убитъ на почвѣ партiйныхъ недоразумѣнiй крестьянинъ съ женой. 20 Августа, въ Тобольскѣ, летучимъ боевымъ отрядомъ убитъ начальникъ тюрьмы Могилевъ и тогда же убитъ рабочiй въ Екатеринославѣ по подозрѣнiю въ измѣнѣ.

Въ концѣ же года былъ осуществленъ террористическiй актъ, вновь поднявшiй споры и толки о партiи, ея дѣятеляхъ и объ ихъ принципахъ.

Въ ночь на 17 Декабря членомъ партiи, бывшимъ городскимъ учителемъ Вятской губернiи Петровымъ, былъ взорванъ при постредствѣ адской машины на конспиративной квартирѣ начальникъ Петроградскаго охраннаго отдѣленiя полковникъ Карповъ.

Петровъ, желая войти въ кругъ лицъ, служившихъ въ розыскныхъ органахъ, въ цѣляхъ полученiя полезныхъ для партiи свѣдѣнiй, дабы заручиться довѣрiемъ, началъ давать политической полицiи нѣкоторыя свѣдѣнiя о дѣятельности партiи, о чемъ и сообщилъ Центральному Комитету. Хотя всякiя сношенiя съ розыскными органами въ партiи считались недопустимыми, Центральный Комитетъ не исключилъ Петрова изъ партiи, а разрѣшилъ ему "обезвредить послѣдствiя своего поступка путемъ устраненiя одного изъ руководителей сыска въ Россiи", и обѣщался помочь необходимыми техническими средствами, какъ динамитомъ, оболочками и т. д. Рѣшено было, что Петровъ убьетъ генерала Герасимова. Подъ контролемъ и руководствомъ Центральнаго Комитета, Петровъ продолжалъ сношенiя съ представителями розыска, а затѣмъ, выѣхавъ въ Россiю, сумѣлъ войти въ довѣрiе вновь назначеннаго начальника охраннаго отдѣленiя полковника Карпова и началъ разрабатывать планъ, по которому въ устраивавшуюся имъ ловушку должны были попасть товарищъ министра внутреннихъ дѣлъ Курловъ, генералъ Герасимовъ и полковникъ Карповъ. Завлечь въ засаду удалось лишь одного Карпова.

16 Декабря Петровъ долженъ былъ ожидать Карпова на конспиративной квартирѣ по Астраханской улицѣ. Установивъ своевременно въ гостиной подъ диваномъ адскую машину и приспособивъ къ ней проводы отъ электрическихъ звонковъ, Петровъ встрѣтилъ Карпова. Начали разговаривать. Черезъ нѣсколько минутъ, Петровъ, видя, что начальникъ охраннаго отдѣленiя спокойно сидитъ въ гостиной на диванѣ, вышелъ изъ комнаты, спустился по парадной лѣстницѣ и включилъ необходимые проводы. Произошелъ взрывъ. Карповъ погибъ, сдѣлавшись жертвой служебнаго долга (!) и излишней довѣрчивости. Петровъ, котораго на улицѣ ждалъ съ экипажемъ одинъ изъ членовъ партiи, дабы помочь ему скрыться, былъ задержанъ.

Участiе Центральнаго Комитета въ сношенiяхъ Петрова съ представителями розыска, а также самое убiйство Карпова, выполненное съ удивительнымъ холоднымъ расчетомъ и спокойствiемъ, было раскритиковано даже нѣкоторыми членами партiи. Такъ областной комитетъ "Заграничной организацiи соцiалистовъ-революцiонеровъ", 3 Января 1910 года, принялъ резолюцiю, въ которой, опротестовавъ участiе членовъ партiи въ дѣлѣ Петрова, заявлялъ: "Областной комитетъ отмѣчаетъ, что представители партiи сочли возможнымъ вступить въ сношенiя съ человѣкомъ, сблизившимся, хотя бы и съ особыми цѣлями, съ главарями провокацiи и сыска, разрѣшили ему совершенiе акта, принимали отъ него денежные отчеты, оказали ему техническую помощь и косвенно вошли въ соприкосновенiе съ тайной полицiей, участвуя въ перепискѣ Петрова, диктуя ему письма съ "важными" для охраны свѣдѣнiями. Областной комитетъ считаетъ своимъ долгомъ заявить, что тотъ путь, на который вступили партiйные представители, является недопутимымъ и умаляетъ моральный престижъ партiи"[46].

Поразило выполненное Петровымъ убiйство и петроградскихъ соцiалистовъ-революцiонеровъ. Казалось непонятнымъ, почему Центральный Комитетъ, который такъ рѣзко нападалъ на правительство за внѣдренiе въ партiйную среду шпiонажа, теперь самъ ввелъ въ среду политической полицiи своего шпиона и совершилъ съ нимъ въ непрiятельскомъ станѣ предательское убiйство. И руководящiй петроградскiй коллективъ отпечаталъ особое воззванiе, въ которомъ, высказавшись противъ поступка Центральнаго Комитета, заявилъ между прочимъ, что "послѣ совершаннаго имъ (Центральнымъ Комитетомъ) поступка партiйныя организацiи не могутъ считать его въ данномъ составѣ центральнымъ и руководящимъ учрежденiемъ партiи" и предлагалъ всѣмъ партiйнымъ организацiямъ устроить собранiе для обсужденiя создавшагося положенiя.

1910–1913 г.г. были перiодомъ прогрессивнаго упадка "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", который замѣчался какъ за границей, гдѣ сосредоточивались руководящiе центры и круги партiи, такъ и въ Россiи.

В 1911 году были произведены два послѣднiе партiйные террористическiе акта, послѣ которыхъ терроръ лишь усиленно пропагандируется на страницахъ партiйныхъ органовъ, но въ жизнь не проводится. Въ Вологдѣ 15 Апрѣля было произведено покушенiе на жизнь тюремнаго инспектора Ефимова, по поводу котораго Центральный Комитетъ выпустилъ извѣщенiе, что покушенiе совершено "Летучимъ боевымъ отярдомъ" партiи. Оно явилось местью за примѣненiе къ арестантамъ Вологодской каторжной тюрьмы тѣлеснаго наказанiя.

По подобнымъ же мотивамъ, 18 Августа, бывшiй студентъ Кiевскаго политехническаго института Лагуновъ, сосланный въ Сибирь на поселенiе, явившись подъ видомъ просителя "инженеръ-механика Павлова" на квартиру начальника Зерентуйской тюрьмы Высоцкаго, стрѣлялъ въ послѣдняго и тяжело ранилъ его. Покушенiе это, по заявленiю Центральнаго Комитета, было организовано "Сибирскимъ летучимъ боевымъ отрядомъ" партiи и описано въ передовой статьѣ № 39 "Знамени Труда" за 1912 годъ, которая заканчивается слѣдующими строками: "Товарищъ выполнилъ то, чего требовали честь партiи и долгъ революцiонера. Случайная неполная удача акта имѣетъ мало значенiя. Для насъ важна та моралная сила, то спокойное, обдуманное самопожертвованiе, примѣръ котораго явилъ намъ Б.И. Лагуновъ. Партiя сохранитъ его въ своей благодарной памяти"[47].

Въ Октябрѣ мѣсяцѣ, въ виду появившихся во многихъ русскихъ газетахъ извѣстiй о причастности "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" къ дѣлу убiйства предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина, Центральный Комитетъ партiи, въ № 38 "Знамени Труда", заявилъ, что ни онъ, ни мѣстныя партiйныя организацiи въ томъ дѣлѣ не принимали никакого участiя[48].

Къ началу 1914 года, заканчиваетъ свой охранный "трудъ" Спиридовичъ, партiйныхъ организацiй въ Россiи, въ строгомъ смыслѣ слова, не было. Были лишь разбросанные по разнымъ городамъ соцiалисты-революцiонеры, мечтавшiе о такихъ организацiяхъ и о партiйной работѣ. За границей же оставалась эмиграцiя, раздѣленная на фракцiи, существовалъ Центральный Комитетъ съ его комиссiями и литературные органы. Была программа партiи, уставъ и руководящiя резолюцiи.

Иными словами — сохранились партiйные кадры, готовые начать, когда понадобится, революцiонную дѣятельность по выработанному, вполнѣ опредѣленному плану.

Крестьянство, пролетарiатъ и военная среда — вотъ куда направятъ свои усилiя партiйные работники, стараясь привлечь ихъ на свою сторону для борьбы съ правительствомъ.

Терроръ и особенно центральный — вотъ главное средство борьбы, къ которому обратится "Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ", лишь только натупитъ время, благопрiятное для ея работы!!!

***

"Благопрiятное время" наступило, а партiя, кажется, навсегда отказалась отъ своего испытаннаго орудiя борьбы. Ибо, въ развалинахъ Романовскаго режима рухнули и старые методы дѣйствiя и при демократiи стали просто ненужными. Поистинѣ, Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ "въ борьбѣ обрѣла право свое".

Не если придетъ время контръ-революцiи, тогда, дѣйствительно, терроръ можетъ опять, какъ и прежде стать "главнымъ средствомъ борьбы" нашей партiи лѣвыхъ соцiалистовъ-революцiонеровъ — наслѣдницы старой, боевой партiи соцiалистовъ-революцiонеровъ.

Но это не будетъ терроръ исключительно въ нацiональныхъ рамкахъ: ибо система имперiализма и необходимость международнаго дѣйствiя для избавленiя отъ власти Олигархiи требуетъ расширенiя террора до международнаго масштаба. Интернацiональный красный терроръ — вотъ задача которую себѣ поставитъ наша партiя въ случаѣ пораженiя, хотя бы временнаго, соцiальной революцiи! Ибо этотъ методъ явится лучшимъ способомъ противопоставить безсмысленной жестокости подавленiя революцiи незначительнымъ числомъ привеллигированныхъ безпощадную, ни передъ чѣмъ не останавливающуюся борьбу авангарда вѣчно недовольныхъ, вѣчно стремящихся къ лучшему будущему трудящихся массъ, до сихъ поръ лишенныхъ самыхъ элементарныхъ условiй человѣческой культуры. Эти методы вдохнутъ новую струю активности въ неизбѣжную мiровую соцiальную революцiю, окрыляя наступающiе рабочiе батальоны надеждой и дезорганизуя до конца насквозь прогнившiй строй буржуазнаго мiра.

ПРИЛОЖЕНIЕ

Статистика террористическихъ актовъ, совершенныхъ партiей соцiалистовъ-революцiонеровъ

Составленiе таблицы террористическихъ актовъ было предпринято мною послѣ разоблаченiя провокацiи Азефа, когда со всѣхъ сторонъ начались нападенiя на Партiю и на терроръ.

Какъ крайнiе террористы, такъ и противники его исходили изъ одного и того-же, — провокацiи Азева.

Первые говорили, что терроръ есть то единственное орудiе, противъ котораго у правительства нѣтъ средствъ для борьбы.

Противъ массовыхъ выступленiй у правительства есть достаточно преданнаго войска. Эти выступленiя не неожиданны, и правительство можетъ потопить недовольство народа въ его собственной крови. Противъ террора правительство безсильно. Терроръ своею неожиданностью вноситъ хаосъ и смятенiе въ его ряды.

Революцiя, утверждали крайнiе террористы, потерпѣла пораженiе, благодаря тому, что Азефъ стоялъ во главѣ Б. О. и тормозилъ работу, своевременно предупреждая кого слѣдуетъ о всѣхъ приготовленiяхъ.

Противники террора доказывали, что партiя, признающая терроръ, обречена на провокацiю въ своихъ рядахъ. Терроръ, говорили они, порождаетъ и привлекаетъ всякихъ авантюристовъ, ибо въ его сторону обращены взоры охраннаго мiра и т. д.

Послѣ трехлѣтней кропотливой работы мнѣ удалось составить болѣе или менѣе полную статистическую картину террористической работы Партiи. По этимъ таблицамъ легко убѣдиться, что ни Азефъ, ни кто бы то ни было не имѣлъ и не могъ имѣть какого-нибудь рѣшающаго влiянiя на исходъ русской революцiи и эти реальные факты говорятъ, кромѣ того, что терроръ существуетъ, развивается и питается массовымъ движенiемъ.

Послѣ долгаго перiода гробового молчанiя рѣзко прозвучалъ выстрѣлъ Карповича. Этотъ неорганизованный актъ имѣлъ огромное влiянiе и заставилъ Партiю С.-Р. рѣшительно взять въ свои руки мечъ, выпавшiй изъ рукъ "Народной Воли".

Хроника арестовъ, рядъ тайныхъ циркуляровъ, нервность полицейскаго мiра и, съ другой стороны, то тамъ, то здѣсь вспыхивающiе протесты, все это говорило о ростѣ недовольства въ странѣ. И Партiя С.-Р., являясь организацiей рабочаго класса, стремясь отразить чувства и думы широкихъ трудовыхъ массъ, должна была неизбѣжно выступить на путь активной революцiонной борьбы съ самодержавiемъ.

Актъ 2-го апрѣля 1902 г. былъ и первымъ актомъ организованнаго политическаго террора, и первымъ открытымъ шагомъ Партiи. Въ первые годы жизни Партiи терроръ составляетъ рѣдкое явленiе (въ 1902–1904 г.г. было всего 6 актовъ) и только, начиная съ 1905 года, наряду съ выступленiемъ народныхъ массъ на улицу, терроръ учащается, съ каждымъ днемъ увеличиваются отдѣльныя нападенiя на мѣстныхъ сатраповъ, разливаясь по всей огромной территории Россiи. Терроръ перестаетъ быть дѣломъ отдѣльныхъ личностей. Трудовая масса, народная армiя беретъ терроръ въ свои руки и, пользуясь имъ, наноситъ ударъ за ударомъ мелкимъ и крупнымъ, мѣстнымъ и центральнымъ сатрапамъ Россiи. Во весь перiодъ русской революцiи терроръ идетъ впереди, какъ показатель накопленной народомъ революцiонной энергiи, готовой прорваться наружу.

И такъ терроръ не есть средство, кѣмъ-нибудь выдуманное, кѣмъ-нибудь соданное для своихъ цѣлей. Террористическiя нападенiя — это авангардныя стычки народной армiи, это ея боевой кличъ: прочь съ дороги, революцiя идет!

Начиная съ 1908 г. революцiонная волна замѣтно идетъ на убыль и это отражается на террорѣ. Въ то самое время, какъ въ 1905 г. было 51 покушенiе, въ 1906 г. ихъ уже было 78, въ 1907 — 62. Въ 1908 г. было всего 3 акта. Эти три покушенiя являются какъ бы отзвуками былой грозы. Зависимость количества боевыхъ актовъ отъ напряженности массовой борьбы подтверждается на цифрахъ всякаго рода покушенiй, совершенныхъ не нашей Партiей. Такъ, напримѣръ, въ 1907 г. было 317[49] покушенiй, а въ 1908 — 51, причемъ въ эту цифру входятъ уже акты въ связи съ экспропрiацiями и т. п., акты, не имѣющiе политическаго характера.

Терроръ пересталъ практиковаться въ Россiи не по причинамъ провокацiи, а по болѣе глубокимъ причинамъ, лежащимъ въ психологiи народныхъ массъ.

И какъ только пройдетъ переживаемый моментъ застоя и народнаго молчанiя и наступитъ перiодъ подъема революцiонной волны, терроръ явится опять, какъ одинъ изъ методовъ борьбы, снова займетъ свое мѣсто въ авангардѣ революцiи.

М. Ивичъ.

P.S. Я обращаюсь ко всѣмъ, имѣющимъ какiе-бы то ни было документы или данныя о террористическихъ актахъ (такъ-же какъ карточки террористовъ, включенныхъ и не включенныхъ въ мою таблицу, сообщить ихъ мнѣ для дальнѣйшей разработки и дополненiй. Я думаю, долгъ каждаго товарища помочь вписать въ исторiю Партiи имена товарищей, погибшихъ на славномъ посту.

М. И.

Годъ Число и мѣсяцъ Мѣсто Противъ кого былъ актъ Убитъ, раненъ, невредимъ Личность террориста Какой организацiей совершенъ актъ Время и форма суда Приговоръ суда Приговоръ въ окончательной формѣ
Чинъ и постъ Фамилiя Фамилiя Званиiе Возрастъ Время казни Срокъ каторги
1902 2 апр. Петербургъ м. в.д. Сипягинъ уб. Балмашевъ ст. 20 б. о. в.-о. каз. 3 мая -
1902 29 iюля Харьковъ губ. Оболенскiй ран. Качура раб. 26 б. о. - каз. - вѣч.
1903 6 мая Уфа губ. Богдановичъ уб. Дулебовъ1 раб. 20 б. о. Скрылся
1903 14 окт. Бердичевъ п. пр. Кулишевъ ран. - раб. - б. д. Скрылся
1903 31 окт. Бѣлостокъ пол. Метленко ран. - раб. - б. д. Скрылся
1904 15 iюля Петербургъ м. в.д. Плеве уб. Сазоновъ ст. 25 б. о. с. п. кат. - вѣч.
Сикорскiй раб. 20 20 л.
1905 19 янв. Одесса пол. Головинъ ран. Штильманъ раб. 22 б. д. в. о. каз. - вѣч.
1905 4 фев. Москва г. — губ. в. к. Сергѣй уб. Каляевъ ст. 27 б. о. 5 апр. о.п.с. каз. 10 мая -
1905 20 фев. Бѣлостокъ исп. Елачинъ уб. -2 раб. 23 б. д. Скрылся
1905 5 мар. Бѣлостокъ п. исп. Плоховскiй ран. Гринбергъ3 раб. 18 б. д. с. п. кат. - 8 л.
1905 22 мар. Вѣтки шпiонъ Кухаровъ уб. Малѣевъ4 раб. 16 с - Скрылся
1905 31 мар. Одесса прист. Ольшевскiй ран. Дубинскiй раб. 18 б. д. 10 iюня каз. - вѣч.
1905 24 апр. Житомiръ прист. Куяровъ уб. Сидорчукъ5 инт. 19 б. д. 19 iюля в.о. каз. - вѣч.
1905 28 апр. Н.-Новгородъ н. о.о. Грешнеръ уб. Никифоровъ уч. - б. д. - каз. 12 авг. -
1905 28 апр. Двинскъ прист. Курляндскiй ран. Першонъ раб. 19 б. д. ав.в.о. каз. - вѣч.
1905 3 мая Уфа губ. Соколовскiй уб. Бубстовъ раб. - б. д. Скрылся
1905 14 iюня Одесса бр. бом. Въ отр. солдатъ - - раб. - б. д. Скрылся
стр. уб.
вольн. ран.
1905 15 iюня Одесса гор. Павловскiй уб. Четверо арестовано - - б. д. - - - -
ок. надз. Долгачевъ ран. - - - б. д. Скрылся
1905 16 iюня Витебскъ прист. Кудрявцевъ ран. - - - б. д. Скрылся
1905 28 iюня Москва град. Шуваловъ уб. Куликовскiй уч. 36 б. д. - каз. - вѣч.
1905 7 iюля Креславка прист. Чолипленко ран. Покушаись двое раб. - б. д. Скрылись
1905 8 iюля Бѣлостокъ пол. Пелонкинъ ран. -6 раб. - б. д. Скрылся
1905 12 iюля Тифлисъ п. пол. Ковалевъ ран. Херуладзе7 ст. - б. д. - - - -
1905 14 iюля Витебскъ ж. рот. Потрясовъ ран. - - - - Скрылся
1905 14 iюля Кишиневъ прист. Соловкинъ ран. - - - б. д. Скрылся
1905 16 iюля Лубны, Полт. г. исп. Семеновъ уб. Добровольскiй - - б. д. Скрылся
1905 18 iюля Гомель ж. рот. Шебеко ран. - рабочiе - б. д. Скрылись
1905 30 iюля Самара п. пр. - ран. Марковъ инт. 21 л. о.п.о. - - - -
1905 2 авг. Борисово, Минской губ. бр. бомб. Въ ра'ѣздъ др. 1 уб. 3 ран. - - - - - - - -
1905 7 авг. Ростовъ н./Д. ж. пол. Ивановъ уб. Собинъ9 раб. - б. д. Скрылся
1905 22 авг. Вильна провок. Свядищъ ран. - - - б. д. Скрылся
1905 24 авг. Витебскъ ж. вах. Потрясовъ уб. - - - б. д. Скрылся
1905 24 авг. Бѣлостокъ прист. Самсоновъ ран. Шляхторъ раб. 20 б. д. - кат. - 10 л.
1905 28 авг. Баку провок. Петровъ уб. - - - б. д. Скрылся
1905 7 сен. Двинскъ п. пр. Овсянко уб. - раб. - б. д. Скрылся
1905 27 сен. Гомель исп. Еленскiй уб. - Двое рабочихъ - - Скрылись
1905 27 сен. Кишиневъ прист. Оссовскiй уб. - - - б. д. Скрылся
1905 29 сен. Красноярскъ пол. ф. — Дитнеръ уб. - - - б. д. Скрылся
1905 11 окт. Гомель бр. бом. Въ казаковъ 1 уб. Малѣевъ4 раб. - б. д. Скрылся
1905 11 окт. Екатеринославъ бр. бом. Въ солдатъ 1 уб. 3 ран. - раб. - б. д. Скрылся
1905 29 окт. Могилевъ губ. Клингонбергъ ран. Езерская инт. 37 - 7 мая, с.п.в.о. кат. - 13½
1905 12 нояб. Саратовъ губ. Кнолль невр. Бакшановъ раб. 16 б. д. 3 мар. 1906, г.в.о. каз. - 20 л.
1905 22 нояб. Саратовъ г.-л. Сахаровъ уб. Биценко мит. - - 3 мар. 1906, г.в.о. каз. - вѣч.
1905 11 дек. Тамбовъ в. — губ. Богдановичъ уб. Катинъ кр. - Тамб. к. 23 дек, в.-о. каз. 23 дек. -
Кузнецовъ кр.
1905 14 дек. Ростовъ прист. Слюсаревъ уб. Собинъ9 раб. - б. д. Скрылся
1905 15 дек. Вѣтки шпiонъ Курятниковъ уб. - раб. - б. д. Скрылся
1905 15 дек. Минскъ п. пол. Шкляровичъ ран. - раб. - б. д. Скрылся
1905 15 дек. Самрара ген. Сергѣевъ ран. Власовъ сол. - - 28 ф. 1906, г.в.о. кат. - 15 л.
1905 17 дек. Минскъ пол. Норовъ невр. -10 - - б. д. Скрылся
1905 18 дек. Сызрань ген. Сергѣевъ невр. Жуковъ кр. - л. о.п.о. в.-о. каз. - -
1905 21 дек. Уфа губ. Клеповскiй ран. Бушуевъ раб. 30 л. о.п.о. 30 янв. 1906, г.в.о. - - вѣч.
1905 26 дек. Иркутскъ п. пол. Драгомiровъ уб. - - - б. д. Скрылся
1905 26 дек. Иркутскъ в. — губ. Мишинъ ран. - - - б. д. Скрылись
1905 26 дек. Н.-Новгородъ н. с.о. Катаевъ ран. - - - б. д. Скрылся
1905 - Яренокъ стр. - уб. - - - б. д. - - - -
1905 - Бѣлостокъ н. с.о. Ходоровскiй невр. - раб. - б. д. Скрылись
1906 1 янв. Черниговъ губ. Хвостовъ ран. Шнейзманъ раб. - л. о.у.о. - каз. 31 янв. -
Школьникъ - 20 л.
Лейкинъ кат. - 10 л.
1906 2 янв. Пенза г.-л. Лисовскiй уб. - - - л. о.п.о. Скрылся
1906 6 янв. Гомель п. пр. Леоновъ уб. - раб. - б. д. Скрылись
1906 14 янв. Минскъ губ. Курловъ невр. Пулиховъ ст. - л. о.с.-з. 16 фев. в.о. каз. 25 фев. -
1906 14 янв. Минскъ пол. Норовъ невр. Измайловичъ инт. - л. о.с.-з. 16 ф. в.о. каз. - 2
1906 16 янв. Тамбовъ губ. сов. Луженовскiй уб. Спиридонова инт. 21 тамб. к. 1 мар. в.о. каз. -
1906 18 янв. Полтава губ. сов. Филоновъ уб. Кирилъ12 - - - Скрылся
1906 19 янв. Самара ж. пол. Бобровъ уб. - - - л. о.п.о. Скрылся
1906 26 янв. Пенза пол. Кандауровъ уб. Васильевъ13 инт. 21 л. о.п.о. Скрылся
1906 27 янв. Севастополь г. — губ. Чухнинъ ран. Измайловичъ14 инт. - л. о.ю.о. - - - -
1906 18 фев. Вѣтки шпiонъ Поляковъ уб. - рабочiе - б. д. Скрылись
1906 12 мар. Казань бр. бом. Въ жан. упр. - Катя15 - - л. о.п.о. Скрылась
1906 17 мар. Смоленскъ ж. пол. Гладышевъ уб. - раб. 18 б. д. Скрылся
1906 22 мар. Варшава провок. Татаровъ уб. - - - б. о. Скрылся
1906 25 мар. Тверь губ. Слѣпцовъ уб. Ив. Бугачевъ раб. 18 л. о.ц.о. 18 нояб. каз. 4 янв. 1907 г. -
1906 28 мар. Екатеринославъ провок. Курляндскiй ран. - раб. - л. о. Скрылись
1906 1 апр. Борисоглѣбскъ офицеръ Абрамовъ уб. - - - л. о.п.о. Скрылся
1906 4 апр. Ракишки шпiонъ Димантъ ран. -16 рабочiе - б. д. Скрылись
1906 20 апр. Великiя Луки пом. пр. Благовѣщенскiй уб. -17 - - б. д. Скрылся
1906 23 апр. Москва г. — губ. Дубасовъ ран. Вноровскiй-Мищенко ст. 24 б. о. убитъ
1906 23 апр. Екатеринославъ г. — губ. Жолтоновскiй уб. -18 2 раб., 1 инт. - - Скрылись
1906 4 мая Тамбовъ прист. Ждановъ уб. - - - л. о.п.о. 28 iюня, в.о. - - 1
1906 6 мая Казань ок. над. Толмачевъ ран. - - - л. о.п.о. Скрылся
1906 9 мая Екатеринославъ н. и.о. Кривенко-Яновскiй уб. - рабочiе - л. о. Скрылись
1906 9 мая Екатеринославъ нападенiе на конвой - -20 раб. - п. о. Скрылись
1906 13 мая Саратовъ н. тюр. Шаталовъ ран. Скутельманъ уч. - б. д. в. о. каз. - 15 л.
1906 15 мая Бердянскъ ок. над. - невр. - - - б. д. 1 уб. и 1 скр.
1906 16 мая Кутаисъ ген. Алихановъ ран. Микаберидзе - 23 б. д. Скрылся
1906 16 мая Лубны, Полт. губ. провок. Бутенко ран. Голобородко кр. 18 б. д. - каз. 5 янв. 1907 -
1906 28 iюня Севастополь г. — губ. Чухнинъ уб. Акимовъ мат. - б. д. Скрылся
1906 1 iюля Петергофъ ген. Козловъ21 уб. Васил. (нел.) раб. 24 л. о.б.о. 12 сен. в.о. каз. 19 сен. -
1906 4 iюля Тифлисъ пол. Мартыновъ ран. Микаберидзе22 - 23 б. д. Скрылся
1906 21 iюля Самара губ. Блокъ уб. Фроловъ раб. - л. о.п.о. 13 ф., г.в.о. каз. - вѣч.
1906 23 iюля Кокандъ т. прок. Исаенко ран. - - - б. д. четв. скрылись
1906 2 авг. Чита пол. Городниченко уб. Костинъ - - б. д. в. о. каз. янв. -
Аманатъ
Богровъ
1906 8 авг. Самара комен. Георгiу уб. - - - л. о.п.о. - - - -
1906 13 авг. Петергофъ Команд. Сем. п. Минъ уб. Коноплянникова учит. 28 с. л.б.о. 28 авг. в.о. каз. 29 авг. -
1906 14 авг. ст. Инжавино ст. пр. Лебедевъ уб. - - - л. б.о. Скрылись
стр. -
жанд.
1906 27 авг. Севастополь н. ж.у. Рогольдъ уб. - - - б. д. Скрылся
1906 6 сен. Ташкентъ прок. Шарыгинъ уб. Бодрицкiй ст. 18 б. д. - кат. - 20 л.
1906 14 сен. Севастополь б. конд. флота Анисимовъ уб. - - - б. д. Скрылся
1906 15 сен. Псковъ п. пр. Соловьевъ уб. - - - б. д. Скрылся
1906 18 сен. Севастополь шпiонъ - уб. - - - б. д. Скрылся
1906 18 сен. Ташкентъ гл. вет. вр. пр. Курицынъ уб. Грюнбергъ - - б. д. 12 окт. в.о. каз. - вѣч.
1906 19 сен. Севастополь фл. ф. Фроловъ уб. - - - б. д. Скрылся
1906 20 сен. Севастополь уряд. - уб. - - - б. д. Скрылся
1906 21 сен. Симбирскъ губ. Старинкевичъ уб. - - - л. о.п.о. Скрылся
1906 24 сен. Севастополь шпiонъ - уб. - - - б. д. Скрылся
1906 25 сен. Севастополь команд. Бр. пол. Думбадзе ран. - - - л. б.о. Скрылся
1906 25 сен. Казань в. — губ. Кобеко ран. Зефировъ24 ст. - л. о.п.о. Скрылся
1906 14 окт. Севастополь н. о.л. Михайловъ уб. - - - б. д. 15 дек. о.п.с. каз. 15 дек. -
1906 20 окт. Ив. — Возненескъ шпiонъ Лебедевъ уб. Башмаковъ раб. - б. д. - - - -
1906 27 окт. Иркутскъ г. — губ. Реннекампфъ невр. Коршунъ Н. ст. - л. о.с.о. 29 окт. в.п. каз. 31 окт. -
1906 30 окт. Москва град. Рейнботъ невр. Александровъ - - л. о.ц.о. 1 н. в.п. каз. 2 нояб. -
1906 2-3 нояб. Сердобск. уѣздъ зем. н. Сабуровъ уб. Маркинъ23 - - б. д. - - - -
1906 4 нояб. Полтава г. — губ. Полковниковъ уб. - - - - Скрылся
1906 4 нояб. Петроградъ ок. над. Дениченко ран. - - - б. д Скрылся
1906 13 нояб. Петроградъ провок. - уб. - - - б. д. Скрылся
1906 13 нояб. Ѳеодосiя г. — губ. Давыдовъ ран. - - 22 ю. б.д. в. о. каз. 16 нояб. -
1906 22 нояб. Петроградъ прист. Шереметьевъ ран. Алек. кр. - б. д. застрѣлился
1906 2 дек. Петербургъ адмир. Дубасовъ ран. Березинъ раб. - б. д. 2 д. в.-о. каз. 4 дек. -
Воробьевъ
1906 2 дек. Ст. Конотопъ ж. вах. Живодеровъ уб. Грицинъ кр. - л. о. - - - -
1906 2 дек. Красноярскъ жанд. Терещенко уб. Беймъ25 - - б. д. - каз. 3 янв. -
1906 9 дек. Тверь графъ Игнатьевъ уб. Ильинскiй инт. 20 л. о.ц.о. - каз. - -
1906 15 дек. Омскъ г. — губ. Литвиновъ уб. - - - л. о.с.о. Скрылся
1906 21 дек. Петербургъ град. Лауницъ уб. Кудрявцевъ - - ц. б.о. застрѣлился
1906 26 дек. Петербургъ гл. пр. Павловъ уб. Егоровъ кр. м. - с. л.б.о. - каз. 29 дек. -
1906 - Екатеринославъ нападенiе на конвой - -26 рабочiе - л. о.д.о. трое скрылись
1906 - Красноярскъ шпiонъ - уб. - - - б. д. - - - -
1906 - Тифлисъ провок. Ян. уб. - - - б. д. - - - -
1906 - Пенза н. ж.м. - уб. - - - б. д. - - - -
1906 - ст. Хилково прист. Щеголовъ уб. - - - б. д. - - - -
1906 - Ставрополь прист. Авитоновъ уб. - - - б. д. Скрылся
1906 - Ставрополь страж. - ран. - - - б. д. Скрылся
1906 - Колишанскъ, Витеб. губ. уряд. Снедзе уб. Волчокъ27 раб. - б. д. Скрылся
1907 8 янв. Могилевъ полиц. Родiоновъ ран. Бондаренко уч. - л. о.с.з. застрѣлился
и др. неизвѣстный Скрылся
1907 10 янв. Одесса полиц. ф. — Гесбергъ ран. - - - б. д. Скрылся
1907 12 янв. Петербургъ шпiонъ Гольевичъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 17 янв. Петербургъ н. тюр. Гудима уб. - - - б. д. Скрылся
т. надз. Сыровъ ран.
1907 26 янв. Пенза губ. Александровскiй уб. Гитарманъ28 уч. - л. о.п.о. - - - -
полиц. Заринъ ран.
1907 2 фев. Петербургъ шпiонъ Щетинъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 2 фев. Красноярскъ шпiонъ Онуфрiевъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 5 фев. Н.-Моршанскъ г. — губ. Покотино невр. Яковлевъ раб. - б. д. в. п. - - -
1907 10 фев. Одесса полиц. Гесбергъ невр. - - - б. д. Скрылся
1907 13 фев. Петербургъ фельд. Артемьевъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 14 фев. Красноярскъ г. в.о.с. Козловскiй уб. -29 - - б. д. Скрылся
1907 17 фев. Харьковъ город. - уб. - - - - - - - -
1907 18 фев. Уфа т. инж. Кольбе уб. Алексѣевъ раб. - б. д. Скрылся
1907 26 фев. Ялта полк. Думбадзе ран. -30 - - л. о.ю.о. трое скрылись
1907 26 фев. Ярославль губ. Римскiй-Корсаковъ невр. Васильевъ раб. 19 б. д. 8 мая, в.о. каз. 25 мая -
1907 2 март. Петербургъ прист. Родзiевскiй ран. - - - б. д. Скрылся
1907 9 март. Астразань н. тюр. Прибыловскiй уб. - - - б. д. Скрылся
1907 18 март. Петербургъ у.-о. Торлоцкiй уб. Розановъ раб. - в. союз. - кат. - вѣч.
Смирновъ31 13½
1907 24 март. Луцкъ (Вол. г.) н. тюр. Желетовскiй ран. Бронштейнъ32 - - б. д. - - - -
1907 27 март. Брянскъ ж. ротм. Аргомаковъ уб. -33 - - б. д. Скрылся
1907 9 апр. Ростовъ п. н.т. Щербаковъ ран. Богдановъ уч. - б. д. - каз. Дек. 1908 г. -
Яковлевъ
1907 13 апр. Бендеры п. с.р.н. Сварко уб. Рейнгольдъ раб. 19 б. д. - каз. 10 сен. -
Литвакъ 21 - -
1907 2 мая Брянскъ п. пр. Цилинскiй уб. - - - б. д. Скрылся
Соколинъ ран.
1907 3 мая Тамбовъ ст. надз. Куйденко ран. Кузьминъ - - б. д. - каз. 11 авг. -
1907 7 мая Одесса прист. Панасюкъ уб. Чериковъ раб. 19 л. о.ю.о. убитъ на мѣстѣ
п. прис. Полянкевичъ
ок. над. Строкевичъ ран.
город. - уб.
1907 11 мая Севастополь кварт. Болкаровъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 19 мая Оренбургъ т. прок. Исѣевъ уб. -34 раб. - б. д. - - - -
1907 25 мая Ал. — Грушевскъ полиц. Колпиковъ ран. - - - л. о. - - - -
1907 28 мая Чита н. кат. Метусъ уб. - - - л. о.с.о. Скрылся
1907 29 мая Асхабадъ н. ж.-д. жанд. у. Ульяновъ уб. - - - л. о. Скрылся
1907 30 мая Иркутскъ н. кат. Бородулинъ невр. - - - л. о.с.о. двое скрылись
1907 30 мая Новозыбковъ п. над. Подберковскiй уб. - - - б. д. - - - -
1907 5 iюня Севастополь кварт. Моталевскiй ран. - - - б. д. Скрылся
1907 14 iюня Севастополь бр. бомб. въ охр. о. Гурчихинъ уб. Ермоленко раб. - б. д. убитъ на мѣстѣ
Калачевъ ран.
1907 14 iюня Севастополь шпiонъ Мишкинъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 23 iюня Ектеринбургъ ж. рот. Пышкинъ уб. Косотухинъ35 кр. 30 л. о. Скрылся
1907 23 iюня Сарапулъ п. пр. - ран. - - - -
1907 23 iюня Красноярскъ н. тюр. Смирновъ уб. - - - б. д. - - - -
1907 3 iюля Александрополь г. — губ. Алихановъ уб. - - - л. о.з.о. Скрылся
1907 23 iюля Пятигорскъ г. — губ. Карангозовъ уб. - - - л. о.с.к. Скрылся
1907 26 iюля Тобольскъ н. к.т. Богоявленскiй уб. - - - б. д. Скрылся
1907 13 авг. Петербургъ н. "кр." Ивановъ уб. Макаровъ36 - - л. о. - каз. - -
1907 27 авг. Екатеринодаръ п. пол. Журавлевъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 28 авг. Псковъ н. кат. Бородулинъ уб. Ивановъ - - б. о. - каз. - -
1907 29 авг. Екатеринодаръ прист. Беняко ран. -37 - - б. д. трое скрылись
1907 21 сент. Екатеринодаръ пр. канц. г. — губ. Руденко уб. -38 - - б. д. Скрылся
1907 10 окт. Самаркандъ прист. Вишневскiй уб. - - - л. б.о. - - - -
1907 15 окт. Петербургъ н. т.у. Максимовскiй уб. Рагозинникова инт. 21 л. о. 10 окт. в.п. каз. 18 окт. -
1907 17окт. Вятка губ. Горчаковъ ран. Левицкiй уч. - б. д. убитъ на мѣстѣ
1907 21 нояб. Москва г. — губ. Гершельманъ ран. Севостьянова инт. - б. о. - каз. 7 дек. -
1907 14 дек. Кисловодскъ прист. Болдыревъ уб. -39 рабочiе - б. д. - - - -
1907 - Двинскъ провок. - уб. - рабочiе - б. д. трое скрылись
1907 - Минеральные воды шпiонъ Емецъ уб. - - - б. д. Скрылся
1907 - Севастополь шпiонъ Гурскiй уб. - - - б. д. Скрылся
1907 - Тамбовъ шпiонъ - ран. - - - б. д. - - - -
1907 - Красноярскъ шпiонъ - - - - - б. д. - - - -
1907 - Ярославль т. надз. - уб. Гожельниковъ - - б. д. - каз. 18 дек. -
1907 - Оренбургъ д. ор.р.у. Каненскiй ран. Летный - - б. д. - - - -
1907 - Оренбургъ т. надз. - уб. - - - б. д. - - - -
1907 - с. Соколка уряд. - уб. - - - б. д. - - - -
1907 - Ярославль город. - - Батушковъ - 22 - - - - -
1908 5 янв. Красноуфимскъ пр.о.р.н. Свиридовъ уб. Рогозинниковъ уч. 22 б. д. 5 мар. каз. апр. -
1908 23 апр. Воронежъ губ. Бибиковъ невр. Федорова учит. - л. о.н.о. - каз. 4 iюн. -
1908 - Екатеринославъ п. надз. - уб. - раб. - - Скрылся
1909 20 авг. Тобольскъ н. к.т. Могилевъ уб. Шишмаровъ40 - - л. о. - - каз. -
1909 - Екатеринославъ провок. Глушкинъ уб. - - - - - - - -
1910 3 мар. Баку ком. пор. Колюнатовъ невр. Нуждовъ мат. - - - - - -
1911 15 апр. Вологда Гт. инс. Ефимовъ ран. - - - л. о. Скрылась
1911 18 авг. Зарентуй н. к.т. Высоцкiй ран. Логуновъ инт. 31 л. о.с.о. 11 янв. 1912, г.в.о. каз. - -

Списокъ несостоявшихся покушенiй и судебныхъ процессовъ въ связи съ состоявшимися покушенiями

Время ареста Мѣсто Личность террориста По какому дѣлу арестованы и судимы Къ какой организацiи принадлежалъ Время и форма суда Приговоръ суда Приговоръ въ окончательной формѣ
Годъ Число и мѣсяцъ Фамилiя Званiе Возрастъ Время казни Срокъ каторги
1903 23 янв. Кiевъ Мельниковъ инт. 26 По дѣлу Б.О. и покушенiя на Сипягина, Богдановича, кн. Оболенскаго, Побѣдоносцева б. о. 25 фев. в.о. каз. - 18 л.
18 мая Гершуни докт. 33 б. о. - каз. - 18 л.
25 дек. Вейценфельдъ раб. 24 б. о. - кат. - 4 г.
1904 12 фев. Петроградъ Ремянникова учит. 37 б. о. - - - 3 м.
1905 11 янв. Сестрорѣцкъ Марковъ Б. инт. 24 Покушенiе на Трепова б. о. - кат. - 4 г.
13 апр. ст. Малкино Барышанскiй раб. 32 б. о. - кат. - 7 л.
17 апр. Петроградъ Трофимовъ инт. 19 б. о. - кат. - 10 л.
Дулебовъ раб. 22 б. о. - кат. - -
1905 13 iюня Одесса Гиляровичъ - - Покушенiе на пр. Панасюка б. д. - - - -
1906 18 апр. Москва Бердягинъ41 - - Арестованъ съ бомбой на улицѣ б. о. - - - -
1906 14 мая Петроградъ Яковлевъ ст. - Покушенiе на Римана б. о. - - - 8 л.
Гоцъ инт. - Обвинялись въ принадлежности къ Б.О. и слѣженiи за Дурново и др. б. о. - - - 8 л.
Павловъ инт. - б. о. - - - 8 л.
Трегубовъ инт. - б. о. - - - 8 л.
1906 2 окт. Кронштадтъ Бенедиктова инт. - Покушенiе на военный судъ - - каз. 16 окт. -
Матаева инт. - - - каз. 16 окт. -
Власовъ сол. - - - каз. 16 окт -
Ипполитовъ раб. - - - каз. 16 окт. -
Губильевъ раб. - - - каз. 16 окт. -
1906 - - Михайловъ раб. - - - - - -
1906 нояб. Одесса Петровъ учит. 17 - - каз. - 6 л. 8 м.
- Крустовѣтовъ кр. 30 - - каз. - 10 л.
1906 - Кiевъ Крамаренко - - Арестованъ съ бомбой б. о. - каз. - 10 л.
1907 17 янв. Петроградъ Сулятицкiй инт. - Покушенiе на град. Лауница ц. б.о. 12 нояб. 16 нояб. -
9 фев. Зильбербергъ инт. 25 ц. б.о. 12 нояб. каз. 16 нояб. -
1907 26 фев. Москва Фрумкина42 инт. 34 Покушенiе на Рейнбота - - - - -
1907 31 мар. Петроградъ Никитенко оф. 22 Дѣло о заговорѣ - - каз. 21 авг. -
Наумовъ инт. 26 - - каз. 21 авг. -
Синявскiй инт. 27 - - каз. 21 авг. -
Пигитъ инт. 23 - - кат. - 8 л.
Прокофьева инт. 24 - - пос. - -
1906 14 мая Севастополь Калашниковъ ст. - Покушенiе на Неплюева б. о. - кат. - -
Назаровъ раб. - б. о. - кат. - -
Двойниковъ раб. - б. о. - кат. - -
Савинковъ43 инт. - б. о. - - - -
- - Москва Брудереръ ст. - Обвинялись въ принадлежности къ Б.О. - - кат. - -
Куликовъ - - - - пос. - -
Андреевъ - - - - опр. - -
1907 19 iюля Петроградъ Фельдманъ - - Покушенiе на военнаго министра Редигера - - - - -
Кортоновъ - - - - - - -
Клопина - - - - - - -
1907 - Елисаветградъ Ароновъ раб. - Принадлежность къ б.д. - - пос. - -
1907 - Екатеринославъ Сувальскiй раб. - Принадлежность къ б.д. - - кат. - -
1907 - Москва Беневская инт. 24 Покушенiе на Дубасова б. о. с. п. 3 окт. кат. - -
1907 6 нояб. Петроградъ Бѣлоцерковецъ инт. 27 По дѣлу Л.О. Сѣверной области. Покушенiе на Щегловитова с. п.б.о. - каз. - -
18 окт. Маескинъ раб. 25 с. п.б.о. - каз. 14 март. -
Разовская инт. 18 с. п.б.о. - кат. - -
Иванова Лар. инт. 50 с. п.б.о. - опр. - -
Игановъ ст. 20 с. п.б.о. - кат. - -
28 нояб. Келомяки Траубергъ инт. 27 с. п.б.о. - каз. 14 мар. -
Иванова инт. 24 с. п.б.о. - каз. - -
Шенбергъ инт. 24 с. п.б.о. - кат. - -
1908 7 фев. Петроградъ Распутина инт. 33 Покушенiе на Великаго Князя Николая Николаевича и министра юстицiи Щегловитова с. п.б.о. в. о. 14 фев. каз. 17 фев. -
Стурро - 24 каз. 17 фев. -
Синегубъ - 21 каз. 17 фев. -
Смирновъ - 22 каз. 17 фев. -
Барановъ - - каз. 17 фев. -
Лебединцевъ - - каз. 17 фев. -
Казанская - - каз. 17 фев. -
Янчевская - 17 кат. - -
Николаевъ - 33 кат. - -
Коптылевъ - 23 кат. - -

Кромѣ того, въ 1910 г. въ Севастополѣ возникло дѣло по обвиненiю 11 крестьянъ въ принадлежности къ Б.Д. и въ участiи въ покушенiяхъ на Чухнина и жандармскаго полковника Рагольда. Дѣло возбуждено, благодаря выдачѣ приговора къ смерти Шалу…

ПРИМѢЧАНIЕ КЪ ТАБЛИЦАМЪ

1) Участвовалъ въ дѣлѣ Плеве. Умеръ въ Петропавловской крѣпости подъ фамилiей Агапова (послѣ ареста по дѣлу Трепова, вмѣстѣ съ Трофимовымъ, Барышанскимъ и Марковымъ).

2) Этотъ товарищъ участвовалъ въ дѣлѣ м. ю. Муравьева.

3) Вначалѣ выдавалъ, потомъ отказался отъ своихъ показанiй.

4) Казненъ въ Бобруйскѣ въ 1906 г. по дѣлу экспропр.

5) Родился 16 января 1884 г., утонулъ въ 1911 г. въ Италiи.

6) По этому дѣлу судился нѣкiй Закгеймъ, осужденъ на 15 лѣтъ каторги по дѣлу 44 максималистовъ. Дѣло возникло по оговору провокатора Шляхтера. Закгеймъ находится въ настоящее время въ Шлиссельбургѣ, Шляхтеръ осужденъ на 10 лѣтъ каторги за покушенiе на пристава Самсонова. Послѣ ареста оказался агентомъ-провокаторомъ.

7) Убитъ въ участкѣ Абедемъ тѣлохранителемъ Ковалева.

8) Арестованъ послѣ и осужденъ на 15 лѣтъ каторжныхъ работъ.

9) Убитъ на баррикадахъ въ Ростовѣ.

10) Осужденъ Оксенкрухъ, ничего общаго съ этимъ дѣломъ не имѣвшiй.

11) Убитъ по ошибкѣ.

12) Самъ явился послѣ.

13) Былъ выданъ Швейцарiей.

14) Разстрѣляна сейчасъ же послѣ покушенiя по приказу Чухнина.

15) По воспомин. тов. она убита при пробѣ боибв въ Симбирскѣ.

16) По этому дѣлу были осуждены 5 чел., непричастныхъ къ покушенiю.

17) Былъ арестованъ и судился невиновный и оправданъ.

18) Былъ убитъ ѣхавшiй съ Дубасовымъ адъютантъ Коновницынъ.

19) По этому дѣлу былъ осужденъ Раппопортъ невиновный.

20) 4 приговорены къ смерти.

21) По ошибкѣ: былъ принятъ за Трепова.

22) Другой покушавшiйся убитъ.

23) По этому дѣлу приговоренъ къ смертной казни, замѣненной затѣмъ безсрочной катор. работой. Кр. Сарбатовъ — къ дѣлу непричастный. Маркинъ же, стрѣлявшiй въ Сабурова, повѣшенъ въ Саратовѣ и передъ смертью заявилъ, что Сарбатовъ приговоренъ невинно. Это, однако, не спасло Сарбатова. Участвовало 7 чел.

24) Убитъ при взрывѣ лабораторiи въ Казани.

25) Двое приговорены къ смерти — невиновные.

26) Отбито четверо анархистовъ.

27) По этому дѣлу судили Филипповскаго и приговорили на 10 лѣтъ. Витебскiй комитетъ выпустилъ прокламацiю, что Филипповскiй невиновенъ, что совершилъ этотъ актъ Волчекъ.

28) При арестѣ сопротивлялся.

29) Арестованъ. Сопротивлялся.

30) Одинъ изъ участниковъ застрѣлился.

31) Самъ явился въ полицiю въ 1910 г. По этому дѣлу судили матроса Гарадатова и присудили къ вѣчной каторгѣ. На допросѣ и въ судѣ Смирновъ заявилъ, что Гарадатовъ невиновенъ, но судъ никакого постановленiя объ этомъ не сдѣлалъ.

32) Арестованъ

33) По этому дѣлу был невинно осужденъ и казненъ Краснощековъ.

34) Арестованъ.

35) Былъ арестованъ за покуш. на помощн. пристава въ Сарапулѣ. Бѣжалъ, убилъ стражника, былъ арестованъ.

36) Участвовалъ въ дѣлѣ Неплюева въ Севастополѣ, бѣжалъ изъ тюрьмы.

37) Убитъ на мѣстѣ.

38) По этому дѣлу былъ арест. въ Парижѣ Бабскiй, но освобожденъ.

39) Одинъ былъ убитъ на мѣстѣ, и трое застрѣлены на слѣд. день.

40) Арестованъ.

41) Въ тюрьмѣ покушался на начальника Северина, за что и былъ повѣшенъ 17 iюня.

42) Въ тюрьмѣ покушалась на пом. нач. тюрьмы Багрецова и 14 iюня казнена.

43) Бѣжалъ при помощи Сулятицкаго. Отъ У. К. было опубликовано заявленiе, что арестованные по дѣлу покушенiя на Неплюева никакого отношенiя къ нему не имѣютъ.

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ СОКРАЩЕНIЙ

А

адмир. — адмиралъ

Б

б. д. — боевая дружина

б. о. — боевая организацiя

бр. бом. — брошена бомба

б. конд. флота — бывшiй кондукторъ флота

В

в. о. — военно-окружной судъ

в. п. — военно-полевой судъ

в. союзъ — военный союзъ

вольн. — вольноопредѣляющiся

Г

гл. пр. — главный прокуроръ

г. губ. — генералъ-губернаторъ

губ. — губернаторъ

град. — градоначальникъ

город. — городовой

г. л. — генералъ-лейтенантъ

ген. — генералъ

губ. сов. — губернскiй совѣтникъ

гл. вет. вр. пр. — главный ветеринарный врачъ, предатель

Д

Д. Ор. р. у. — Директоръ орловскаго реальнаго училища

Ж

ж. вах. — жандармскiй вахмистръ

ж. пол. — жандармскiй полковникъ

ж. рот. — жандармскiй ротмистръ

жан. — жандармъ

З

з. н. — земскiй начальникъ

И

исп. — исправникъ

инт. — интеллигентъ

К

ком. пор. — конмандиръ порта

каз. — казнь

кварт. — квартирмейстеръ

комен. — комендантъ

кр. — крестьянинъ

Л

л. б. о. — летучiй боевой отрядъ

л. о. п. о. — летучiй отрядъ поволжской области

л. о. с.-з. о. — летучiй отрядъ сѣверо-западной области

л. о. ю. о. — летучiй отрядъ южной обалсти

л. о. д. о. — летучiй отрядъ Донской области

л. о. с. о. — летучiй отрядъ сѣверной области

л. о. ц. о. — летучiй отрядъ центральной области

л. о. — летучiй отрядъ

М

мат. — матросъ

м. в. д. — министръ внутреннихъ дѣлъ

Н

н. о. о. — начальник охраннаго отдѣленiя

нач. с. о. — начальникъ сыскного отдѣленiя

н. ж. у. — начальникъ жандармскаго управленiя

н. тюр. — начальникъ тюрьмы

н. и. о. — начальникъ исправительнаго отдѣленiя

н. ж. м. — начальникъ жел. — дор. мастерскихъ

н. кат. — начальникъ каторги

н. к. т. — начальникъ каторжной тюрьмы

н. "К" — начальникъ "Крестовъ"

н. т. у. — начальникъ тюремнаго управленiя

О

о. п. с. — особое пристуствiе Сената

ок. над. — околоточный надзиратель

П

п. в.-о. с. — предсѣдатель военно-окружнаго суда

пол. — полицмейстеръ

п. пол. — помощ. полицмейстера

прист. — приставъ

п. пр. — помощникъ пристава

п. исп. — помощникъ исправника

провок. — провокаторъ

пр. с. р. н. — предсѣдатель союза русскаго народа

прок. — прокуроръ

п. н. т. — помощн. начальн. тюрьмы

п. с. р. н. — предсѣд. союза русскаго народа

С

с. л. б. о. — сѣверный летучiй боевой отрядъ

стр. — стражникъ

ст. — студентъ

сол. — солдатъ

с. п. — судебная палата

ст. пр. — становой приставъ

ст. над. — старшiй надзиратель

Т

Тамб. к. — Тамбовскiй комитетъ

т. прок. — товарищъ прокурора

т. над. — тюремный надзиратель

т. инс. — тюремный инспекторъ

У

уч. — учащiйся

учит. — учитель

урядн. — урядникъ

у. — оф. — унтеръ-офицеръ

Ф

фельд. — фельдшеръ

фл. ф. — фельдфебель флота

Ц

ц. б. о. — центральный боевой отрядъ

Ю

ю. б. д. — южная боевая дружина

Примечанiя

1

Спиридовичъ. Партiя Соцiалистовъ-Революцiонеровъ, стр. 123 и дальше.

(обратно)

2

Балмашовъ — сынъ дворянина, родился въ 1881 году. Будучи студентомъ Кiевскаго университета, дважды участвовалъ въ студенческихъ безпорядкахъ и во второй разъ былъ присужденъ уъ удаленiю изъ университета и зачисленъ въ войска на 1 годъ. Въ 1901 году былъ привлеченъ при Кiевскомъ губернскомъ жандармскомъ управленiи къ дознанiю въ качествѣ обвиняемаго по 252 ст. Уложенiя.

(обратно)

3

Преступникъ былъ схваченъ, преданъ военно-окружному суду и присужденъ имъ къ смертной казни черезъ повѣшенiе, каковой приговоръ и былъ затѣмъ приведенъ въ исполненiе.

(обратно)

4

Совершонное Балмашовымъ убiйство послужило поводомъ къ большой полемикѣ между «Боевой Организацiей» и соцiалъ-демократами. «Искра» доказывала, что Балмашевъ не принадлежалъ ни къ партiи, ни къ «Боевой Организацiи», а былъ соцiалъ-демократомъ.

(обратно)

5

«Заключенiе судебно-слѣдственной комиссiи по дѣлу Азева», стр. 24.

(обратно)

6

Борисъ Викторовичъ Савинковъ, сынъ дворянина Петроградской губернiи, родился въ 1879 году. Въ 1902 году былъ высланъ административнымъ порядкомъ въ Вологду по дѣлу соцiалъ-демократическихъ группъ «Соцiалистъ» и «Рабочее Знамя». Въ Вологдѣ перешелъ въ «Партiю Соцiалистовъ-Революцiонеровъ», на что оказали влiянiе бесѣды съ прiѣзжавшей туда Брешко-Брешковской. Въ Iюнѣ 1903 года бѣжалъ изъ ссылки чрезъ Архангельскъ за границу, явился въ Женеву и вступилъ въ «Боевую Организацiю».

(обратно)

7

Скрывшись въ Декабрѣ 1906 года, по отбытiи каторжныхъ работъ изъ ссылки, Фрумкина 28 Февраля 1907 года явилась въ Москвѣ въ Большой театръ съ цѣлью убить градоначальника генерала Рейнбота, но была арестована. Сидя затѣмъ въ тюрьмѣ, она стрѣляла въ помощника начальника тюрьмы, послѣ чего по приговору суда была казнена.

(обратно)

8

Охранникъ Спиридовичъ не упомянулъ, что главной причиной партiйныхъ проваловъ было освѣдомленiе провокаторовъ, въ томъ числѣ и Азева. А безъ дѣятельности этихъ провокаторовъ врядли «розыскные органы» проявили бы столь интенсивную дѣятельность.

(обратно)

9

По заявленiямъ Центральнаго Комитета и самаго Азева, онъ тогда также входилъ въ «Боевую Организацiю».

(обратно)

10

Революцiонерка, игравшая роль кухарки.

(обратно)

11

Гдѣ находился 15 Iюля Азевъ неизвѣстно, установлено лишь, что его не было даже и вблизи Петрограда. Лица, которыя не были освѣдомлены про его причастность къ «Боевой Организацiи», могло казаться лишь то, что онъ ничего не зналъ о готовившемся убiйствѣ и что самое убiйство явилось для него полнѣйшей неожиданностью. По заявленiямъ Центральнаго Комитета и самаго Азева, сдѣланнымъ послѣ раскрытiя измѣны Азева, онъ — Азевъ былъ главнымъ организаторомъ всего предпрiятiя по убiйству министра Плеве.

15 Iюля въ Швейцарiи, вблизи Женевы, въ деревнѣ Германсъ происходили занятiя съѣзда представителей Заграничной организацiи партiи, который обсуждалъ партiйную программу. Послѣ полученiя извѣстiя объ убiйствѣ министра, собравшiеся отпраздновали событiе столь шумной вечеринкой, что привлекли на себя вниманiе мѣстной полицiи. Съѣздъ прервалъ свои занятiя и члены его разъѣхались.

(обратно)

12

"Заключенiе Судебно-Слѣдственной Комиссiи", стр. 28–29.

(обратно)

13

Тамъ-же, стр. 13.

(обратно)

14

«Революцiонная Россiя», №№ 63 и 64. Письма.

(обратно)

15

Лабораторiя арестована 27 Апрѣля того же года.

(обратно)

16

5 Апрѣля Каляевъ былъ присужденъ Особымъ Присутствiемъ Сената къ смертной казни чрезъ повѣшенье, что и было приведено въ исполненiе.

(обратно)

17

Была освобождена изъ подъ стражи и уже позже убила генерала Мина.

(обратно)

18

Интересныя данныя о "Джонѣ Крафтонѣ" приведены въ брошюрѣ: "Изнанка революцiи", Петроградъ, 1906.

(обратно)

19

«Борьба» № 8.

(обратно)

20

Стенографическiе отчеты Московской городской думы за сентрябрь-декабрь мѣсяцы 1905 года. (Корректурные листы). Стр. 1022–1023.

(обратно)

21

23 Апрѣля 1907 года онъ бросилъ бомбу въ Москвѣ въ проѣзжавшаго генералъ-губернатора Дубасова.

(обратно)

22

«Соцiалистъ-Революцiонеръ» № 2. Къ вопросу о причинахъ неудачъ воен…

(обратно)

23

Впослѣдствiи, всѣ свои боевыя неудачи, начиная съ 1906 года, партiйные руководители приписывали тѣмъ предупрежденiямъ, которые дѣлалъ Азевъ охранной полицiи. Въ этотъ перiодъ времени, 22 Марта 1906 года, «Боевая Организацiя» убила въ Варшавѣ члена партiи Татарова, изобличеннаго въ сношенiяхъ съ охранной полицiей.

(обратно)

24

Интересныя свѣдѣнiя по вопросу о несоотвѣтствiи партiйныхъ постановленiй съ практикой имѣются въ № 20 «Знамя Труда», статья «Достовѣрный свидѣтель».

(обратно)

25

"Партiйныя Извѣстiя", № 1.

(обратно)

26

"Знамя Труда" № 30, Августъ 1910 года.

(обратно)

27

Петровъ въ 1909 году убилъ въ Петроградѣ полковника Карпова.

(обратно)

28

Напрасно Спиридовичъ обвиняетъ партiю с.-р. въ грабежахъ. Гдѣ "эксы" производились внѣ партiйныхъ цѣлей, тамъ участники исключались изъ партiи или уничтожались. Ред.

(обратно)

29

"Извѣщенiе о 3-мъ собранiи Совѣта партiи".

(обратно)

30

"Правительственный Вѣстникъ", 8 мая 1907 г., № 102.

(обратно)

31

Тамъ же.

(обратно)

32

Тамъ же. Прим. Характерно, что и кадеты были вмѣстѣ съ Думой "охвачены чувствомъ живѣйшей радости".

(обратно)

33

"Правительственный Вѣстникъ", 21 Августа 1907 г., № 183.

(обратно)

34

Во всей партiйной литературѣ Азевъ пишется черезъ ф, что неправильно, ибо фамилiя этого преступника Азевъ. А. С.

(обратно)

35

Н. М., "Изъ воспоминанiй объ Азефѣ". — "Знамя Труда" №№ 23–24.

(обратно)

36

О Глинскомъ, Никитинѣ, Джемухадзе и другихъ см.: "За народъ" №№ 36 и 41 — "Два народныхъ героя" и "Севастопольскiе герои".

(обратно)

37

Главнымъ образомъ, провалы происходили благодаря Азефу и другимъ агентамъ-провокаторамъ.

(обратно)

38

Центральный Комитетъ уже и до 1908 года неоднократно получалъ предупрежденiя объ измѣнѣ Азева, но не вѣрилъ имъ, считая то интригами полицiи въ цѣляхъ опороченiя Азева, какъ революцiонера.

(обратно)

39

Заявленiе это было оглашено однимъ изъ депутатовъ въ засѣданiи Государственной Думы при обсужденiи дѣла Азева.

(обратно)

40

"Знамя Труда" № 15, Февраль 1909 г.

(обратно)

41

"Знамя Труда" № 15, Февраль 1909 г.

(обратно)

42

"Извѣстiя областного заграничнаго комитета" № 11, Май 1909 г.

(обратно)

43

"Не подлежитъ опубликованiю" — оговорка "Соцiалиста-Революцiонера" № 2.

(обратно)

44

"Вопросъ о террорѣ на V-мъ Совѣтѣ партiи" — "Соцiалистъ-Революцiонеръ" № 2.

(обратно)

45

"Извѣщенiе о 5-мъ собранiи Совѣта "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ".

(обратно)

46

"Знамя Труда" № 25, Январь 1910 года.

(обратно)

47

"Знамя Труда" № 39, - "Покушенiе на Высоцкаго".

(обратно)

48

Богровъ, убившiй предсѣдателя Совѣта Министровъ Столыпина, на допросахъ призналъ себя анархистомъ. Ранѣе онъ въ теченiе нѣсколькихъ лѣтъ состоялъ членомъ "Партiи Соцiалистовъ-Революцiонеровъ" (?).

(обратно)

49

Не считая Ц. Польскаго, Прибалтiйскаго края и Финляндiи.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВIЕ
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • ПРИЛОЖЕНIЕ