КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 399978 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170088
Пользователей - 90909

Впечатления

PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
kiyanyn про Костин: Невидимое Солнце (Альтернативная история)

Попытался все же почитать - вдруг самостоятельная работа автора будет лучше, чем переписывание Карсака?

... ну ладно, не очень-то и рассчитывал...

Стираю с книжки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Ночкин: Обычное дело (Фэнтези)

Неплохой автор, а представлен в библиотеке крайне убого. Всего две повести из 6 из мира "Короля-демона". Ну и удивляет отсутствие заглавной книжки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Мерзавец (fb2)

- Мерзавец (а.с. Знахарь-3) 319 Кб, 97с. (скачать fb2) - Владимир Евгеньевич Голубев

Настройки текста:



Голубев Владимир
Мерзавец (Знахарь 3)




Мерзавец.



Пролог.


Паша и Сильвестр проводили Алёну в гостиницу, та решила утром следующего дня выехать обратно в Пограничье. Сильвестр предложил сопроводить её, она не возражала. Павел навязал Сильвестру свой отряд, тот не смог отказать старому другу.

- Неужели эльфа лучше "гномихи"? - спросила Алёна Пашу, когда они на секунду остались наедине.

Тот промолчал.

- Приезжай. Хотя бы ради Володи, - ей показалось, что она чувствует эмоции Павла Ильича, как это уже было раньше.

- Приеду. Но сначала я хочу разобраться с артефактом, со структурой заклинания, с орденом. Если не найду решения, приеду и мы снова попробуем сотворить из тебя Святую Магиню.

- И зачем ты валял дурака целых два часа? - обняла его Алёна.

- Ты влюбилась в имперского офицера, я - в графиню-эльфу, оставим всё так, как есть, - высвободился из объятий Павел.

- Какой же ты ребенок, "дядя Паша"!

Павел Ильич уехал не прощаясь, он собирался уже сегодня встретиться с Третьим. Ехал он неторопливо, вспоминая свою последнюю встречу с магом, пытаясь определить, что собой представляет Третий. В памяти весь разговор сохранился до мельчайших деталей, но это был взгляд "Кюна", а не сегодняшнего Павла Ильича. Сейчас Павел смотрел на тот давнишний разговор как бы со стороны, анализируя мимику и интонации Третьего, и выводы ему не нравились. Будучи "Кюном" Павел Ильич безжалостно уничтожал и слуг, и магов ордена Смерти. Такого тотального натиска не мог выдержать ни один из магических орденов. Ответные удары судьба отводила от "Кюна" и орден сдался, даровав магу без памяти жизнь и свободу. Поверит ли Третий, что "Кюн" вернулся за знаниями, а не для новой резни магов? Сможет ли Павел убедить его в своей терпимости, в том, что он дорожит каждой человеческой жизнью, что плебеи для него теперь такие же люди, как и дворяне, и их жизни ценны одинаково?



Глава 1.


Слуга Смерти.


Темная эльфа Анна.


Холодный осенний день завершился моросящим дождем с пронизывающим ветром. Карета застряла в двух шагах от города, и не могла сдвинуться с места, несмотря на все усилия кучера и охранников. Низкое темное небо давило весь день, и к вечеру настроение у графини стало совершенно мерзким. Всё было плохо, все были виноваты.

Старые, устоявшиеся взгляды на смысл жизни были разрушены, оценки пересмотрены и вся предыдущая жизнь казалась Анне ненужной и пустой. То, ради чего она растратила свою молодость, стало неважно. Её работа представлялась теперь гадкой, начальство превратилось в хозяев, их задания вспоминались с содроганием, а её преклонение перед ними, желание работать на них - магией подчинения, иначе Анна не могла объяснить себе своего поведения. Впору было вешаться.

Помогли сдвинуть с места карету крестьяне, из стоящей сзади телеги, им самим надоело ждать.

Карета Анны, наконец-то, въехала в столицу и ей добавилась ещё одна головная боль - возможность ареста, официально, ей было запрещено посещать столицу человеческой империи.

Волей случая графиня остановилась в той же самой гостинице, что и Паша, но он ужинал в номере, и в этот день им не суждено было увидеться.


Павел Ильич.


Беседовать с Пашей Третий не захотел, вернее отложил разговор на пару дней. Маг по первым фразам понял, что бывший барон Кюн осознал, кто он есть, и захотел еще раз обговорить с Первым, давно продуманную позицию.

Павел вернулся в гостиницу. Последние десять лет жизни на Земле он не любил дождливую погоду, его болячки каждый раз давали себя знать. Сейчас его идеальное здоровье позволяло ему не замечать ни резких падений давления, ни всплесков солнечной активности, но старая неприязнь к осенней слякоти и промозглой погоде осталась. Павел магически протопил комнату так, чтобы комфортно чувствовать себя в одной рубашке, развалился в кресле с бокалом вина и попытался проанализировать разговор с Третьим. Вместо этого в голову полезли совсем другие мысли.

"Зачем мне всё это? Человеческая инерция. Я могу нежиться на солнце на уютном пляже в Египте, я могу мгновенно очутиться в гостях у Харда, могу Елену доставить домой одну или вместе с Сильвестром, но упрямо терплю неудобства столичной гостиницы, трясусь на лошади долгими неделями, питаюсь, чёрт знает чем. Хотя маскировка под обычного человека не так уж сильно меня обременяет. Ни к чему Сильвестру лишние знания обо мне, пусть прогуляется до Роззе, сопроводит Леночку, отведет мой отряд, лошадей. Старый солдат далеко не сахарный - не растает на дожде", - философствовал не в первый раз Павел. Но на этот раз из окна, чуть приоткрытого для доступа свежего воздуха, пахнуло такой смесью столичных запахов, что, отвыкший от этих "прелестей", Павел передумал, и отправился в гости к Алексею в Роззе телепортом.

Друзья-приятели долго обнимались, хлопали друг друга по плечу, ахали и охали. Екатерина, жена, Алексея сразу послала за Володей и, конечно, Хардом. Несмотря на поздний вечер, Роззе был на пару часов восточнее, компания собралась мгновенно.

- Днем виделся с Аленой, она сообщила мне о заболевшей руке Володи, - не соврал, сказал чистую правду Павел, но все подумали, что причиной его появления было желание скорее вылечить Володю.

- Сейчас, наколдую своё фирменное заклинание, ты только напитай его силой. Смотри, не заморозь Володю в лёд, - засмеялся Хард.

- Да! Сначала попробуем пойти стандартным путем, сила, сила и ещё раз сила. Если не поможет, тогда буду разобраться до тонкостей, - поддержал Харда Павел. Ему было легко и весело. Он не понимал, почему так долго тянул с возвращение "домой". Это на самом деле был его дом.


Темная эльфа Анна.


Анна закончила ужинать раньше всех и оставила обоих охранников и кучера в зале, еще немного выпить, по парочке кружек пива. Завтра никуда не нужно ехать, утром можно не торопиться вставать и заниматься делами. Эльфа попыталась подняться на второй этаж, в свой номер, но насторожилась. Чувство опасности, присущее ей с раннего детства, кричало "берегись", Анна, не мешкая, бросилась к выходу.

Не успела эльфа дойти до двери, как вся жилая половина, включая её комнату, в которую она чудом не попала, в буквальном смысле взлетела в воздух. Маги атаковали комнату на втором этаже, в самом торце здания, их удары были невероятно сильны. Обломки стен и пола, куски стропил, черепица и остатки мебели, вперемешку с трупами людей взлетели высоко в воздух. Анне всё это было прекрасно видно, перегородка дома исчезла. На мгновение все оцепенели, эльфа пришла в себя на пару секунд раньше других, дернула за шиворот своего охранника, вставшего из почтения к хозяйке, и выскочила за дверь. Через пару секунд в дверях образовалась свалка, здание начало заваливаться, люди закричали в панике.

Из здания успел вырваться только тот охранник, которого поторопила Анна, второй охранник и кучер оказались под обломками. Эльфа снова вывела охранника из ступора и потащила за собой под навес у входа в конюшню. Сделала она это крайне вовремя - обломки гостиницы начали падать, калеча и убивая зевак.


Павел Ильич.


Павел вернулся в столицу только ранним утром. Ему захотелось проводить Елену, убедиться, что его маленький отряд благополучно выехал из предместий столицы, попрощаться с Сильвестром.

Первый снег выбелил грязные улицы столицы, прикрыл мусор и город приобрел благородный вид. Даже городская вонь ранним утром не так била в нос Павлу, по-деревенски чувствительного к запахам.

Елена с Сильвестром уже завтракали, удивив Павла своим ранним подъемом. Он присоединился к ним, хотя дружеский ужин в Роззе закончился всего час назад.

- Черный кофе без сахара и сливок? Непохоже на тебя, Паша. Эльфа приучила? - с милой улыбкой поинтересовалась ехидная Алёна.

- Наведался в гости к твоему бывшему, ты сама вчера меня озадачила его здоровьем, - вернул ей Павел шпильку обратно. И уже другим тоном сообщил, - к утру, внешне, Володя стал похож на себя, прошлогоднего. Но рука пока без изменений. Одним сеансом здесь не обойтись.

- А мы тут всю ночь не спали, - без задней мысли сообщил Сильвестр, - гостиница на "эльфийском" въезде в город подверглась нападению вражеских магов, гномы совсем обнаглели. Взрыв взбудоражил весь город. Алёна волновалась, гадала, твоя или нет та гостиница.

- Меня не было в городе, спасибо Леночка за заботу, - искренне поблагодарил Павел, - сейчас стража начнет ловить гномских магов, нам нужно поторапливаться. На заставе я Алёну прикрою от магов стражи, но дальше вы будите путешествовать одни, лучше опередить патрули.


* * *


Возвращаться в гостиницу Павлу не хотелось, он догадывался, кто скрывался под личиной гномских магов. Ничего ценного в комнате не осталось, и Павел решил сменить место жительства. Его недолгие раздумья на перекрестке завершились, и он, взяв извозчика, отправился к замку Дюк. С каждым разом Павел тратил всё меньше времени на изменение внешности, поэтому он не стал задерживаться. Если бы он побыл на улице лишних пять минут, то встретил бы эльфу, но их дороги опять разошлись.

"Пора заняться сбором информации, бросить чистоплюйство и начать читать мысли", - решил Павел.

Захват "языка" для Павла не был проблемой, огромная практика "работы" с человеческими телами дала ему бесценный опыт. Павлу требовалось сделать совсем маленькое воздействие, чтобы обездвижить, или убить человека, ни одна защита не способна была сопротивляться. Защищать приходилось большой объект - человека, а Павел атаковал мизерную его часть. К тому же магическая мощь Павла превосходила в разы противостоящих ему магов. Раньше он проигрывал им в искусстве, но теперь, именно в этом приеме, Павел преуспел, стал виртуозом. Он был уверен, что в благородном поединке одолеет любого мага, но знал, что поединки будут только "подлыми", нападения исподтишка, отравления, ловушки, бесчестные приемы, не всегда магические, чаще всего неожиданные.


* * *


Павел планировал захват главы ордена, первого из тринадцати членов совета. Для этого ему нужна была информация, много разной информации от многих людей. От слуг и служанок, от охранников и служащих, от послушников и магов. В самом конце Павел рассчитывал дополнить собранные сведения, информацией от Третьего. Тот был неосторожен, войдя в контакт с "Кюном". Павел тогда не знал о своем умении телепортировать любого, хорошо знакомого ему человека. "Настройка на объект" позволяла ему "забрать" человека из совсем незнакомого места и затем вернуть обратно, чем Павел достаточно часто пользовался.

За весь день Павел успел захватить и допросить всего лишь дюжину человек, и только двое представляли для него интерес. Раньше, будучи Кюном, с грузом сотен убийств на совести, Павел Ильич быстро бы успокоил себя целесообразностью и необходимостью, и убил всех, как только те стали ему бесполезны. Война - дело грязное, не он её начал, не ему испытывать угрызения совести. Сейчас, обремененный моралью, он отправил пленных в Роззе, в который раз загружая Харда лишними хлопотами. Павел убил единственного захваченного им мага, никакая охрана на каторге не сможет удержать его от побега.

Вечером Павел наведался в Роззе. Разговор с Хардом был неприятен. Того не удивило, что орден восстановил свою численность, столь существенно уменьшенную этим летом "Кюном".

- Орден, фактически, государственная организация, даже если ты убьёшь всех магов ордена, он снова возродится. Есть только две возможности. Во-первых, уничтожить артефакт Смерти, находящийся в замке Дюк. Во-вторых, самому захватить власть в империи. Выбирай!

- Я не хочу ни того, ни другого. Я хочу понять, чем занимается орден. Эти жуткие истории могут быть вымыслом, а могут быть, частично, правдой. Сломать машину проще, чем починить, дураку понятно.

- Орден не допустит вмешательства постороннего мага в свои дела.

- Очевидно.

- Из-за этого ты такой пасмурный?

- Нет. Из допросов пленных мне стало известно, что моя эльфа, графиня Анна, вернулась в столицу. Орден следит за ней.

- Забери эльфу сюда, в Роззе.

- Заберу её на рассвете. Если Анну захватили, то к утру допрос уже закончится, и она будет в камере одна, тогда маги ордена не смогут сделать правильных выводов о моих способностях, телепортация для них невозможна. Не время раскрывать секреты.


Темная эльфа Анна.


Чудом оставшись в живых, при нападении магов на гостиницу, Анна решила прекратить поиски Паши. "Это знак свыше", - решила она. Без вещей, почти без денег, эльфа устроилась переночевать в самую дешевую гостиницу, оплатив место на утренний рейс дилижанса.

Всю ночь ей снились кошмары.

"Граф, её законный муж, горький пьяница и завзятый дуэлянт подружился с нищим молодым дворянином из далекой провинции, аморальным и беспринципным. Этот дворянин ворует вино, не платит по счетам, да ещё соблазняет чужих жен, не брезгуя чередовать их. Другой приятель мужа, внешне святоша, а на самом деле распутник и бабник, живет за счет дам, обирая их мужей. Анне снилось, что юный дворянин соблазнил её служанку и, воспользовавшись этой связью, проник к Анне в спальню, где выдал себя за Пашу. Случайно увидев клеймо у нее на плече, он рассказал своему приятелю, графу, об этом. Тому удалось хитростью получить себе индульгенцию на убийство. Приятели схватили Анну, желая убить её, одновременно страшась этого злодеяния."

Сон был необыкновенно реален и потому страшен.

"Банда мерзавцев во главе с её мужем дождалась полуночи, когда все спят, и только луна может свидетельствовать против них. Граф приказал слугам вести свою Анну к реке.

Багряная луна тускло освещала ужасную процессию. Уходящая в сторону гроза раскатами далекого глухого грома создавала мрачный звуковой фон ужасному преступлению. Темные свинцовые воды реки напоминали легендарную Стикс. "Они меня хотят утопить", - ужаснулась эльфа и забилась в руках двух слуг, связанная и беспомощная. Последняя молния уходящей грозы осветила растущие вдоль реки плакучие ивы. Внезапный порыв ветра превратил их ветки в хищные лапы невиданных зверей.

Душный влажный воздух не давал вздохнуть. Анне казалось, что сердце остановится, и она умрет раньше, чем её казнят.

Господа чуть отстали, и Анна сказала слугам:

- Обещаю каждому по тысяче золотых, если вы поможете мне бежать!

Старый преданный слуга графа колебался, другой слуга и боялся, и хотел получить эти огромные деньги.

Но тут мерзавец-муж заподозрил, что Анна заговорила со слугами.

- Моя жена что-то сказала, я слышал, слугам теперь нельзя доверять, - предупредил он своих сообщников-дворян.

Граф отослал слуг назад, и сам повел Анну к реке. На берегу он связал ей еще и ноги.

- Трусы, жалкие убийцы! Сколько вас собралось, чтобы убить одну женщину!

- Ты не женщина, - возразил граф, - ты монстр.

Анна испустила стон, который мог разжалобить любого.

- Неужели вы меня утопите? - жалобно спросила она мужчин.

Молодой приятель графа не выдержал, с состраданием повернулся к графине. Граф направил оружие острием ему в грудь.

- Если ты начнешь мне мешать, я убью и тебя вместе с ней!

- За что, за что ты хочешь убить меня? - взмолила Анна к мужу.

- За мою разбитую жизнь, за несчастную любовь, за мою честь, которую ты губишь каждый день, будучи моей женой!

- Но прошло больше десяти лет, как мы расстались! Неужели ты не смог полюбить другую эльфу? Забыть меня, простить, как я простила тебя?

- Ты простила меня! Ты простила меня? - граф взмахнул обоюдоострой шпагой и отрубил Анне голову."

Проснувшись от собственного ужасного вопля, мокрая от холодного пота, задыхаясь, с колотящимся сердцем, Анна вскочила с кровати. Комната была совсем не похожа на гостиничный номер. Распахнулась дверь, на пороге стоял Паша, заспанный и недовольный.

- Ты меня напугала. Только-только заснул ...

Эльфа бросилась ему на шею и, захлебываясь слезами, рассказала свой сон, со всеми подробностями, даже теми, которых не было.

Анне показалось, что на лице Паши гуляет улыбка.

- Ты мне не веришь? - обвинила она любимого.

- Верю? Я знаю, что ты видела этот кошмар. Но в далеком детстве, давным-давно тому назад, я читал роман с похожим сюжетом. Только там дворян было четверо, и им помогали в убийстве графини еще шесть человек. В остальном сюжет очень похож. Графиня служила государству, четверка дворян ... убивала гвардейцев на дуэлях, помогала королеве в её связях с главами враждебных стран. Графине, в той книге, отрубили голову по заслугам - она отравила служанку, которая помогала дворянам. Я очень любил эту книгу, прочитал три раза. Эти дворяне мои кумиры до сих пор, - Павел умилился, вспоминая роман.

- Понимаю. Ты враг своему государству, - задумалась Анна. И полюбопытствовала, - Тебя расстроило убийство служанки! А сами дворяне не убивали во время свершения своих "подвигов" простолюдинов?

- Возможно, убивали, я не запоминал такие мелочи. Пойми, та служанка была необычайно красива, и её любил дворянин, а её муж был мерзавец, он доносил на дворян, и, кажется, получил по заслугам.

Пауза затянулась.

- Я плохо излагаю сюжет. Получается глупость. Давай сделаем иначе, я сегодня же найду эту книгу и почитаю тебе. Она очень романтичная, - Павел почти умолял Анну.

- Уговорил, - засмеялась эльфа, - только никаких аналогий. Я не та "графиня"!

- Конечно. Я сам не дворянин! К твоему сведению, я - простолюдин. Связь со мной не роняет твоей чести?

- Уже привыкла. Я встретила солдата, он оказался бароном, а сейчас вновь превратился в плебея.

- Поспать теперь всё равно не удастся. У меня есть предложение ...

Анна радостно бросилась в объятия Павла, хотя тот собирался пригласить её на завтрак.


Павел Ильич.


Пока эльфа занималась наведением порядка в доме, выкорчевывая любые намеки на присутствие предыдущих дам, Павел лечил Володю. Травма руки произошла слишком давно, это затрудняло лечение.

К вечеру Павел был настолько измотан, что после ужина лег спать, поставив будильник на семь утра. Учитывая разницу во времени, в столице должно было быть пять, самое время для похищения Третьего.


* * *


Допрос шел четвертый час подряд. Павел наконец то понял, что не имеет ни малейшего представления о том, как его профессионально вести. Третий устало переступал с ноги на ногу.

- Как уничтожить артефакт? - напрямую спросил Павел. Пленник до сих пор вел себя уверенно, не испытывая ни капли страха, у него не возникало даже мимолетной ответной мысли.

Третий посмотрел на Павла с презрением.

- Я понимаю ты, наверное, оскорблен насилием, но я вынужден был его применить, вы первые нарушили перемирие. Без обид, у меня не было иного выхода. Ты не должен бояться, я гарантирую тебе жизнь, при условии ответов на мои вопросы.

- Правдивых, полных ответов? Я не собираюсь делать за тебя твою работу, - надменно сообщил Третий.

В комнату без стука вошел Хард.

- Дело двигается вперед? Успешно?

- Пока топчемся на месте.

- Не связан? Ты бы ему еще кресло поставил, - усмехнулся Хард, - слишком он непринужденно держится, "на равной ноге". Можно тебя, Паша, на минуту отвлечь, поговорить надо?

- Его опасно оставлять без надзора!

- Не верю! А если подумать хорошенько? Ты можешь обездвижить его и заставить молчать?

- Сейчас, одну секунду, - Павел подхватил одеревенелое тело Третьего и осторожно опустил на пол.

Хард увлек Павла за собой.

- Куда ты меня ведешь?

- Как говорит наш общий друг "война войной, а обед по расписанию!".

Время для обеда было явно раннее, здесь вообще обедали в ужин.

Когда Павел вернулся, Третий был уже мертв. Зачем он себя убил? Как смог это совершить? Слуга Смерти остался верен своей госпоже, а она в ответ даровала ему свободу!


Темная эльфа Анна.


Всю вторую половину дня Паша ходил всем недовольный, придирался по поводу и без.

В столице зима только-только заявила о себе первым снегом, здесь же, в Роззе, стоял настоящий мороз. Снег лежал толстым слоем, воздух был невероятно свеж, будто Роззе не город, а одинокий замок среди гор и лесов. Дышалось легко и свободно, и только невероятно нудный Паша портил настроение, зыркая глазами в поисках "на ком бы сорвать зло". Отсутствие прислуги усложняло задачу. Вокруг него образовалось пустое пространство, как будто люди чувствовали флюиды зла. Рушель, невинное создание, полная бесконечной уверенности творить в доме Паши любые проказы, на этот раз удостоилась замечания. Хотя шум и беспорядок от Рушели превышали обычные для дюжины детей её возраста, эльфа посочувствовала ей. Мир рухнул - Паша пожурил своего ангела.

- Пойдем, сходим в гости, - обратилась эльфа к девочке.

- Нас звали в гости?

- Мы без приглашения.

- Тогда пошли кататься на санках. Ты любишь кататься с горы?

- Никогда не пробовала ...

- Тебе понравится!!! Паша, пошли с нами, - простила "буку" девчонка.

- Идите без меня. Я хочу подумать в одиночестве.


Павел Ильич.


Оставшись один, Паша открыл бутылку сухого красного вина и выпил её всю. Его организм плохо принимал алкоголь, перерабатывал его, отказываясь пьянеть по-настоящему, но раздражение от неудачи прошло.

"У всех свои дела, заботы. Чужой я стал для них", - несправедливо подумал Паша и по-глупому переместился в Пантано. Мерзкий дух столицы отрезвил его, но не прибавил рассудительности. Первой его ошибкой было перемещение в гостиницу, где он жил в свой последний визит. Обломки здания разобрали, но возле уцелевшей конюшни паслись шпики. Слежку они повели незаметно, ненавязчиво, но Паша заметил наблюдение, вот только не придал значение опасности. Он ошибся во второй раз подряд.


* * *


Через час Паша лежал в холодной келье со сломанной шеей, без сознания, в "стабильном состоянии".

- Он не умрет до тех пор, пока не будет приказа, - скромно доложила Первому безликая, серая личность непонятного пола и возраста.

- Будет жив?

- Это состояние нельзя назвать жизнью. Не умрет.

Орден умел учиться на своих ошибках.




Глава 2.


Плен.


Павел Ильич.


Высохшая за семь лет мумия была жива. Объяснялось сие чудо просто: буквально через месяц после пленения в ордене прошли "перевыборы". Новоявленный Первый отправил в "отставку" слишком многих. Пленников, подобных Паше, было несколько. Имена всех, кроме него, стали известны Первому достаточно быстро. Сидельцы не представляли ни особого интереса, ни опасности - это были жертвы подковерных аппаратных игр. Удачливые мерзавцы ели неудачливых - обычная жизнь серпентария. Их умертвили в страшных мученьях, накормив их болью и страхом Артефакт Смерти, а Пашу оставили в покое до идентификации. К тому же он был бесполезен, потеряв чувствительность, пытать его было бесполезно. Спустя ещё месяц про него забыли.

Паша периодически выходил из забытья. Магический запас у него полностью отсутствовал, собственно этому и служило его ложе, по периметру которого работал специальный амулет.

Паша не ощущал ни рук, ни ног, он не чувствовал биения сердца, его слабое дыхание было невероятно поверхностно. Он не мог диагностировать свой организм, не то, что начать лечение. Мысли тяжело ворочались в чужой голове. Паша снова и снова проваливался в забытье - это было избавлением от ужаса существования. Монах-санитар не замечал его пробуждений, он появлялся в келье на полчаса, чтобы покормить Пашу через зонд и убрать пару капель "отходов". Магический ошейник не давал Паше умереть, поддерживая его растительный образ жизни.


Монах.


Спустя семь лет размеренный ход жизни нарушился. Монаху приоткрылась возможность сменить свою должность на более сытую. Начальство его не отпускало, пока он не перевесит свои обязанности на других. То, что приносило доход или увеличивало влияние, коллеги забрали быстро. Скромный, бесполезный узник, без племени и имени, никому не пригодился. Санитар был вынужден его умертвить, так сложились обстоятельства.

Можно было придушить пленника, можно - заколоть шилом в сердце, но санитар выбрал яд. Он добавил в пищу двойную смертельную дозу, посмотрел на задохлика, улыбнулся - "экий он перестраховщик", накормил жертву через зонд и ушел, не желая смотреть на агонию. Монах любил животных и детей, помогал старикам, считался добрым и сентиментальным человеком. Такое мнение было им заслужено, он помогал своему старинному приятелю. Тот сломал шейку бедра, кость не срасталась, а денег на лечение не было. Монах каждую неделю навещал больного, купал его, делал уборку в комнате, готовил ему праздничный обед, развлекал калеку беседой.

Санитар недолго уговаривал себя убить узника. Сам он использовал слово "усыпить". Монах привык обосновывать свои решения, представляя их в выгодном свете. Служба ордену, имеющего такую репутацию, бросала черную тень на любого человека. "Чем моя работа санитара отличается от такой же работы в другом месте?" - лицемерно вопрошал монах. Семь лет назад сумасшедший маг начал убивать всех подряд. Санитаров, кучеров, поваров, садовников, сторожей он убивал даже чаще, чем магов - их было больше, а сумасшедший бил без разбора. Вот тогда монах проникся значением места своей службы, дополнительные блага даром не даются, за все надо платить, иногда своей жизнью. Потом всё утихло, и монах снова стал обманывать себя.

"Собственно, для узника такая жизнь - сплошное мучение, и усыпить его благое дело", - уговаривал себя монах.


Павел Ильич.


Паша пришел в сознание от того, что его ноги и руки дергались как у марионетки. Тело то выгибалось вверх, то падало вниз на постель, разбрасывая тряпки и разрушая периметр антимагического амулета.

"Интересно девки пляшут?! Ноги выше головы!" - развеселился Паша, наблюдая за своим-чужим телом.

Монах никогда не приковывал узника к постели, и теперь выяснилось - зря! Тело само, без участия Паши, скатилось на пол. Почти одновременно: в мозг хлынул яд, и буря магической силы обрушилась на Пашу. Яд выжигал голову изнутри, казалось, черепная коробка взорвется. Магия давала ощущение всемогущества, Паша чувствовал себя всеведущим, всесильным. Он упивался возвращением к жизни, умирая. Мгновения растянулись в бесконечные минуты и часы, казалось, что время остановилось.


Монах.


Монах выждал достаточно времени, чтобы пленник мог умереть дважды и трижды. Открыв дверь, он увидел узника на полу. Жив тот, или нет понять было трудно, тело мужчины давно потеряло очевидные признаки жизни, превратившись в обтянутый кожей скелет. Раньше монах замечал редкую пульсацию тонкой синей жилки на голом черепе. Тело лежало лицом вниз, монах не мог рассмотреть привычный признак, он приподнял "мертвеца" и положил на спину. Взгляд пленника, осмысленный, яростный, загипнотизировал монаха, полностью подчинил его волю, превратил в придаток физически беспомощного мага.

Бывший монах, бывший санитар, бывший человек переоделся в лохмотья узника - тот когда-то был высоким, крепким мужчиной. Марионетка поправила периметр антимагического амулета, что удивительно, тот сразу же заработал. Прошел час, прежде чем тело монаха достаточно ссохлось, чтобы напоминать мумию.


Павел Ильич.


Убедившись, что мозг монаха полностью атрофировался, Павел переместился в Источник. Ледяная жидкость очистила голое тело от грязи и омертвевшей кожи, тяжелые кости потянули Пашу на дно и он не захлебнулся только потому, что практически не дышал -- его метаболизм чрезвычайно замедлился.

Минут через десять Павел прыгнул телепортом в свой дом в Роззе. Сколько прошло лет он не знал, принадлежит ли ему дом -- неизвестно, но крупных неприятностей Павел не ждал. Даже если власть в Роззе сменилась, никто не будет сторожить годами появление мага.

В Пантано начинался день, а в Роззе время перевалило за полдень. Комната оказалась пуста, но звуки и запахи выдавали -- на кухне кто-то есть. Нахально переместив свое тело на явно чужую кровать Павел начал диагностику. Его здоровье было разрушено в хлам. На пару ближайших месяцев Павлу следовало забыть о нормальной жизни. "Помню, смотрел кино, там люди после многомесячной комы почти сразу начинали ходить. Мышцы можно быстро восстановить, недели за две, а вот сухожилиям кирдык пришел. Похоже, на Землю нужно прыгать", - подумал Павел и взгрустнул.

Дикий, нечеловеческий крик разорвал воздух, казалось что окно распахнется, а дверь захлопнется от такого давления. Павел еще не мог повернуть голову, сращивание нервов в позвоночнике только-только началось. Голос ему был незнаком.

"Надоест верещать - убежит", - рассудил больной, и снова сосредоточился на лечении. Девица орала не переставая минут десять. Ей несомненно доставляла удовольствие возможность проявить свой незаурядный талант.

"Голосистая девчонка", - вспомнил Павел старинную шутку и обрадовался пробуждению положительных эмоций. Он подождал, не желая причинять вред нахальной девице, и только, почувствовав угрозу, "усыпил" сирену, перекрыв на несколько секунд доступ крови в её голову. Девица с грохотом повалилась на пол, что-то звякнуло.

"Сейчас прибежит подмога. Тупить начинаю", - разозлился Павел. Ему не хотелось искать иное место для своего лечения. Привычный дом, возможно рядом друзья. Он переместил девицу в кресло, а само кресло поставил так, чтобы, наконец, рассмотреть новую хозяйку его дома. Девушка пришла в сознание, но притворялась, что она в обмороке. В коридоре послышался топот. Половицы скрипели под тяжестью крупного тела. Здоровяк точно определил, откуда раздался крик и бежал прямиком в комнату.

"Такие, хм ..., слишком уверены в себе. Я бы, на его месте, остановился у двери, прислушался", - пронеслась мимолетная мысль, пока Павел укладывал высокого и крупного юношу рядом с креслом "сирены". У девушки даже не дрогнули веки, не участилось дыхание, её выдержке позавидовал бы любой мужик.

"Что же она так орала? Звала на помощь. Потом решилась напасть. Сейчас выжидает, определяет момент для бегства", - усмехнулся Павел. Он захлопнул дверь, задвинул засов, развязал шнур, который девушка использовала вместо пояса, и замотал им засов. Девица соизволила открыть глаза, и неприязненно посмотрела на Павла. Её попытку встать Павел пресек самым жестким методом, бросив её обратно в кресло.

- На плите каша и мясо, сгорит ведь, - укоризненно произнесла девица.

Павел подумал, что пора наладить контакт с хозяйкой его дома, и отправил девушку в коридор.

- Эбера не обижай! На вид он - громила, но на самом деле очень добрый, - закричала девушка-сирена из-за двери.

"Малейшая поблажка, и тобой уже командуют", - внутренне улыбнулся Павел и попытался войти в транс. Ему нужно было восстановить голос. Существенных поломок в организме хватало, но именно от этой мелочи зависела возможность остаться в собственном доме.



Глава 3.


Старые друзья.


Павел Ильич.


Целый час ничего не происходило, Павел уже раскатал губы, еще парочка часов покоя и он сможет разговаривать, тихим шепотом, глотая половину звуков, надеясь, что поймут.

Не тут-то было! "Стадо слонов" кралось на цыпочках по коридору. Среди них был только один маг.

Фортуна сжалилась - Павел узнал Харда.

"До сих пор рискует собой. Смешной. Командир должен сидеть в безопасном месте, во всяком случае, командир его уровня", - скептически рассудил Павел и затащил Харда в комнату, усадив в опустевшее кресло девицы-сирены. Одновременно он выбросил Эбера в коридор. Там что-то загрохотало, "слоны" навалились на беспомощного пленника.

Выдержке старого друга Павел всегда завидовал. Тот не ударил его боевым заклинанием, не стал швыряться ядовитыми стрелками - всё шло согласно просмотренного "ролика" ближайшего будущего, Паша не мог рисковать в таком состоянии. Хард прокричал команду своим "слонятам", чтобы ждали его в коридоре, и не дергались. Он внимательно посмотрел на лежащую в кровати мумию.

- Хреново выглядишь, дружище, - сказал Хард по-русски.

Павел промолчал, усиленно моргая.

- Даже так? Ишь как тебя разделали! - расстроился Хард.

- Один раз моргнешь - да. Два раза - нет, - Хард продолжал разговор по-русски, видимо не доверял до конца "куску сушеного мяса" на кровати.

- Ты друг Алексея? - Хард не стал произносить имени собеседника.

Павел моргнул.

- Алена твоя жена?

Павел моргнул дважды.

- Я твой друг?

Павел снова моргнул.

- Будем считать разобрались. Ты помнишь моё исцеляющее заклинание, то, что для имперских магов, служащих в имперской страже? Ты сможешь его наполнить энергией по максимуму?

Павел моргнул "да". Его предыдущее самолечение было чистой воды шарлатанством. Он наполнял клетки под завязку энергией, вызывая их регенерацию; удалял межклеточную ткань, пытаясь срастить клетки между собой; восстанавливал сосуды. Павлу было некогда изучать настоящие заклинания. Зачем? Он безупречен, всемогущ, неуязвим.

- Тогда начнем с горла? Хочется поговорить! - справедливо рассудил Хард.

Дождавшись подтверждения, он подошел к кровати и начал формировать заклинание. Делал Хард это виртуозно, и настолько быстро, что Павел не успевал уследить за ним. Уловив момент, когда в заклинание потекла энергия, Павел добавил своей, тщательно отслеживая уровень насыщенности, чтобы не переборщить.

Шея онемела от холода. Затем мороз распространился вверх и вниз.

"Эдак он ещё и перелом шеи мне залечит! Два удовольствия в одном!" - счастливо улыбнулся Павел одними глазами. Мышцы на руках и ногах, давно превратившиеся в тонкие веревки, отдавали последнее для строительства клеток всего, что находилось в области шеи.

"Это универсальное заклинание одно лечит, а другое калечит. Ко всему прочему, мерзавец санитар сжег мне пищевод и желудок. Сейчас для меня нет ничего важнее запасов пищи!" - наконец-то сделал правильный вывод Павел. Рядом с кроватью появилась стойка с капельницей.

- Помоги ввести иглу в вену, - прошипел еле слышно Павел. Его правая рука приподнялась, тонкая вена на внешней стороне кисти набухла, с иглы соскочила пластиковая заглушка, и физраствор закапал с кончика иглы.

- Что мне делать? - растерялся Хард.

Павел мысленно выругался. Он на мгновение задумался, потом нашел Катю, жену Алексея, и вытащил её в комнату. Момент получился пикантный - Катя отмокала в ванной.

- Хард! Что за глупые шутки? - приложила она ему по щеке мокрой рукой, хотя уже заметила капельницу и скелет на кровати, и могла догадаться о серьезности дела.

- Завернись, - Хард сорвал скатерть со стола.

- Просто отвернись, - быстро приняла решение Катя.

Но Павел поступил по-своему. Теплый воздушный поток закружил вокруг Каим, мгновенно высушивая кожу. Длинное полотенце намоталось на голову, как тюрбан.

- Помоги Павлу воткнуть иглу в вену.

- Это Павел?!

Катя протянула руку вперед.

- Махровый халат. Хэбэ, бирюзовый, до щиколоток!

Её рука просела под тяжестью розового халата.

- Фи! Спер из гостиницы!

Катя закуталась в халат.

- Какая замечательная вена! Тут промахнуться невозможно. Эх ты! Вытащили женщину из ванны, притащили в холодную комнату, - причитала Катя, протыкая вену. Она залепила иглу пластырем, приоткрыла кран, и физраствор закапал чаще.

- Как я рада, что ты жив, - воскликнула Катя уже в своем доме.

- Дай мне часик поспать, - пропищал Павел и перебросил Харда в коридор.


Катя.


Катя позвала служанку, чтобы та нашла её мужа, и продолжила отмокать в ванне. Торопиться было некуда, капельница рассчитана часа на полтора. Появление Павла могло решить её проблему. Долгие годы, проведенные в этом диком мире, разрушали её психику. Сыновья адаптировались, муж нашел себе два развлечения: охота и водка, одна только Катя не могла привыкнуть. Мелкие недостатки дикого мира всё больше раздражали её, ужасы Земли, напротив, позабылись или казались случайными и незначительными. Дошло до того, что в разговоре с домашними Катя называла местных жителей "звери". Алексей морщился, он помнил времена СССР, такие "мелочи" тогда аукнулись русским немалой кровью.

"Павел виноват во всем! Он обязан отправить меня на Землю!" - думала Катя.

Ей всегда казалось, что все мужчины вокруг обязаны что-то сделать для неё, чем-то услужить, выполнять её просьбы, предвосхищать желания. Если кто-то игнорировал "принцессу" Катю, такой человек зачислялся в хамы или, хуже того, в эгоистичные мерзавцы. И, чем старше становилась Катя, тем очевиднее для неё была простая истина: все мужики сволочи.

Муж ввалился в ванную комнату раздраженный, в сапогах и куртке. Пахло от него мокрой собачьей шестью - не иначе Алексея нашли на псарне, испортили ему удовольствие.

- Какого чёрта, "дорогая"?! - он уставился на Катю презрительным взглядом.

Они поиграли в гляделки, Катя проиграла, настроение у неё было не то.

- Павел вернулся. Лежит у себя дома. Его не узнаешь, килограмм двадцать веса. Максимум.

- Были бы кости - мясо нарастет, - обрадовался Алексей. Лицо его отмякло, камень растворился, будто не было. Добродушная улыбка по-глупому заиграла, выдавая наружу искреннюю радость.

- Я побегу, дорогая, ребят обрадую, - посторонний мог подумать, что Алексей любит свою жену, так нежно он это произнес.

"Это проблема! Мальчишки могут не захотеть возвращаться на Землю! Муж накрутит, замутит планы, Павел пойдет у него на поводу. А как же внуки и внучки?" - задумалась Катя и начала строить коварные планы.


Павел Ильич.


Катя появилась сама, за полчаса до конца физраствора в капельнице. На этот раз она была обворожительна, доброжелательна, тиха и скромна.

"Даже в мозги лезть не надо - задумала какую-то каверзу", - лениво подумал Павел.

- Я эту парочку по домам разогнала, устроились у тебя насовсем. Ладно, Рушель, она держала дом жилым. Дружок её здесь совсем не нужен. Кабан безродный. Репутацию Рушели испортил, - стараясь ни о чем конкретно не думать, сказала Катя.

"Рушель!? Не узнал! Как она выросла!", - лениво подумал Павел, сквозь дрему.

- Рушель на кухню, Эбера в сторожку.

- Хорошо-хорошо. Ты уже гораздо лучше выглядишь. Лучше, чем час назад, - привычно соврала Катя.

"Представляю ...", - усмехнулся Павел, но зеркало не попросил.

- Сейчас все наши набегут.

- Не надо, - попросил Павел.

- Вечером? - Катя посмотрела на него, ожидая ответа.

- Утром?

- Да, - еле слышно подтвердил Павел.

- Есть будешь?

- Нет. Переливание крови, - подморгнул Павел Кате.

- Вампир?! - засмеялась Катя, поддержав его шутку.

- Дай почкам отдохнуть. Пару часов, - добавила она.

Паша автоматически кивнул головой, в знак согласия, и у него почти получилось. Он от слабости "поплыл", теряя сознание.

Пришел он в себя уже с отключенной капельницей. Стойка стояла у стены, кресло Катя пододвинула к кровати.

- Памперсы давай, зассанец. Я уже дважды меняла бельё. Напрудил! Молодец, конечно, - затараторила Катя, как только Павел открыл глаза.

- Позови Харда, "выдергивать" его не хочу. Мало ли ..., - вполне внятно произнес Павел.

- Сейчас Эбера пошлю, - вскочила Катя, и метнулась за дверь.

- Рушка! Пни своего кабана. Одна нога здесь - вторая у графа. Пусть попросит Харда поторопиться, Павел Ильич очнулся, ждет его, - послышалось из кухни.


Хард.


В давешней стойке был подвешен прозрачный пакет с кровью. Он капала Павлу в вену!? Брр!

- Шокирую тебя? У нас это обычное лекарство для тяжелобольных. Сейчас подлечишь мне желудок, завтра начну питаться как нормальный человек.

- Два таких заклинания подряд - это очень опасно!

- Я от первой дозы лечения чуть коньки не отбросил.

- Коньки?

- Склеил ласты, дал дуба, сыграл в ящик, копыта откинул, протянул ноги ...

- Я понял, у вас боятся накликать Смерть. Это пустой страх, суеверие.

- Я её видел!

Второе исцеляющее заклинание в один день обычно не использовали. Организм больного мог умереть от магии скорее, чем от самой болезни. Но кто тут Святой маг, а кто обычный армейский недоучка? Хард понадеялся на знания Павла и сформировал второе за день заклинание. На этот раз лечили желудок, аппетит у пациента разыгрался зверский.



Глава 4.


Холодное блюдо.


Павел Ильич.


- Рассказывай, Катя, рассказывай "новости" за все семь лет.

- Ты пропал. Эльфа ждала тебя всего неделю, потом сорвалась в столицу - искать тебя, не могла поверить, что погиб. Поехала не одна, Хард дал ей охрану. Затем из столицы вернулась Алена. Твой столичный друг Сильвестр довел в дороге Бестию до невменяемости. Бестия влюбился в Алену, а та всю дорогу провела в одной койке с Сильвестром. Для дуэли Бестия рылом не вышел... Ты спишь?

- Продолжай.

- Да ..., семейство троллей отлично устроилось, служит всем составом у Харда в погранцах. Алексей внедрил здесь русское ноу-хау - портянки. Тролли с удовольствием их носят. Остальные сопротивляются, но это пока. Привыкнут. Еще лет десять и привыкнут.

- Что-то знаешь про Анну?

- Сильвестр ездил в столицу год спустя. Твои следы искал, заодно ему попались сведения о твоей эльфе...

- Не тяни.

- Убили её. Она вернулась домой. На ней висело невыполненное задание их премьера. Её наказали ..., дали грязное задание - отравить одну служанку. Так всё совпало, что муж твоей эльфы, полный граф, давно искал повод сделаться вдовцом. Через своего приятеля, любовника этой служанки, он вышел на след Анны. Собрал свою банду: человек пять дворян, десяток слуг прихватил. Размазали, так сказать, ответственность. Они выследили Анну и убили.

- Премьер спустил им убийство своей сотрудницы?!

- Политика грязное дело. Формально они прикрылись бумагой, отнятой у Анны. Она имела право на убийство, Джеймс Бонд в юбке.

- Странно. Такая бумага не может быть анонимной, на предъявителя. Это глупо!

- Здоровье подлечишь, навестишь эльфийского премьера и выразишь ему своё недоумение, - ехидно ответила Катя.

- Такие бумаги все наперечет. Премьер должен помнить - кому давал её. Это не индульгенция, а улика!

- Там еще непонятная деталь. Сразу же после убийства Анны премьер наградил одного из убийц - бесплатно выдал ему лейтенантский патент в королевский полк. Скороспелый лейтенант мгновенно стал лучшим другом премьера. Хотя мне показалось, что Сильвестр сильно преувеличивает: подумаешь, лейтяга, - презрительно скривила губы Катя.

- Двуличные мерзавцы! - Павел выругался, а про себя подумал: "Королевский полк не обычная часть, там служат только дворяне. Не знатные, шалупень, но дворяне. Капитан - командир полка, на повышение идет сразу маршалом. Лейтяга в таком полку - фигура. Вот только назначение его премьером о многом говорит. В первую очередь о том, что оппозиция капитана к премьеру, его независимая политика - чистой воды показуха. Своеволие и фрондерство графа и его сослуживцев - это обычная маскировка для публики. Дружба премьера всё расставила по местам."

- Обычные политики и карьеристы!

- Придушу премьера, графа, его собутыльников, всех слуг, - зловещим шепотом произнес Павел.

- Служанок, короля и королеву, - дополнила его список Катя.

- Анне в последнюю нашу ночь приснился пророческий сон. Она видела свою смерть так, как ты её описала.

Катя помолчала, соболезнуя горю Павла.

- Бестия жив?

- Ты его не любил! Почему спрашиваешь?

- Это он меня не любил. Ревность, знаешь ли ...

- По служебной лестнице не лезет. Боец он хороший, Алексей его хвалит. Хард выделяет.

- Сильвестр здесь или уехал?

- Здесь. Он капитан у Харда. Женился на Алене. Трое детей.

Неловкая пауза затянулась.

- Меня разморило. Я посплю...


* * *


Утром Павел был вынужден принять гостей. Хотя после второго исцеляющего заклинания, того самого, что для имперских магов, его до сих пор корчило, мутило и хотелось умереть сразу и не мучиться.

В комнату вошли толпой, до этого отирались на кухне у Рушель. Все, кроме Харда и Кати, с ужасом смотрели на Павла.

- Торжественный завтрак устраивать не будем? - засмеялся Павел.

Все разом заохали, обрадовано начали здороваться.

- У тебя сегодня голос прежнего Павла, прогресс налицо, - радостно сказала Катя.

- Катюша, попроси Рушель принести фужеры. Алексей, откупори по бутылочке коньяка и шампанского. Извините за банальность, - деловито продолжил Павел.

- Рушка, останься, не уходи. Ты не служанка здесь, а старый друг, - Катя, непонятно почему, сменила свое пренебрежение к Рушели.

- Старый, боевой товарищ! Она меня вчера зарезать хотела. Нож огромный, страшный, еле отбился, - засмеялся Павел.

Рушель сделала пару шагов к кровати и полотенцем, лежащим на подушке, промокнула пот со лба больного.

- Один тост за здоровье Павла! Всё! Выпили - разошлись, - скомандовала Катя.

- Спасибо, друзья, - чуть не заплакал Павел.

- Пошли-пошли, - начала выпихивать всех Катя.

- Катя, ты тоже иди. Рушель справится одна. Дружище Хард, ты сможешь вечером меня навестить?

- Ты себя убьёшь таким лечением, - догадался Хард.

- Надеюсь, жар и спазмы пройдут. Боль я не замечаю. Стараюсь не замечать, - уточнил Павел.

- Ты уже взрослый мальчик, - поддержала больного Катя. Она слишком торопилась на Землю.


* * *


Шесть месяцев спустя Павел Ильич почти выздоровел. Остались проблемы с сухожилиями, из-за чего его походка напоминала робота. Эти проблемы вынудили его ограничить массу тела полусотней килограмм. Павел дважды прошел лечение в лучших клиниках Земли, проблемы остались. Последний раз он лечился в образе подростка. Вернувшись, не стал менять внешность, и Рушель постоянно хихикала, глядя на старика-мальчика. Её реакцию вызывал не столько внешний вид, сколько детский голос. Павел Ильич, усталый и измученный бесконечным лечением, не торопился привести свою внешность в порядок. Ему всё стало безразлично.

- Перестань крутиться передо мной. Как старик я для тебя невероятно стар, в нынешнем образе ..., тебе придется соблазнять ребенка, это аморально, - проворчал Павел.

- Фу. Не выдумывай. У меня есть жених, твои ворота сторожит, - высунула язык Рушель.

- Рушка! Тебе сколько лет?! Все подружки давно замужем, а ты ведешь себя, как ребенок, - в дверях стояла Катя, неслышно прокравшаяся по коридору.

- Катерина. Здравствуй. Опять в вояж на Землю захотелось?

- А поговорить? Накормить девушку деликатесами, напоить любимым вином? Какой ты грубый! Сразу о деле! - помолодевшая лет на двадцать Катя выглядела первокурсницей. Пожалуй, моложе Рушели.

- Ты там, на Земле, неделю выдержишь?

- Если евриков будет больше, раз в пять, чем в прошлый раз, то ... две.

- Это кризис среднего возраста.

- Зачем сразу хамить?

- Ты ведешь себя на Земле аморально. Алексею неприятно это знать.

- Если Алексею станет всё равно? Тогда твоя мораль успокоится? Откуда у тебя в доме вся эта роскошь? Рушка знает, сколько стоит её "простенькое" платьице? Алексей учит дружину Харда стрелять из пулеметов. Откуда "дровишки"?

- Не горячись без толку. На кредитку! Говори - куда тебя отправить. Документы с собой? К твоему последнему плейбою?

- Да!!! - сказала Катя зло.


Рушель.


- Павел Ильич, сколько стоит это "простенькое" платье? - Рушель потеряла задор, сникла.

- Ты неправильно ставишь вопрос. Для меня сейчас деньги не имеют никакого значения, а значит и цена платья.

- Ты воруешь эти деньги? - с трудом выговорила Рушель.

- Нет. Ворует ли император, собирая налоги?

- Ты император Земли? - открыла рот Рушель.

- Мне принадлежит и Земля, и этот магический мир. То, что жители не знают хозяина двух миров, это из-за моей скромности.

- Бедненький мой, - Рушель заплакала, обняла худышку Павла.

"Семь долгих лет мучений! Любой сойдет с ума", - девушка расстроилась и ужаснулась, на мгновение представив себя на его месте.


Павел Ильич.


"Простенькое" платье Рушель было тонко и невесомо. Корсаж девице не полагался по званию, её маленькая грудь всколыхнула в Павле забытые за многие годы желания.

"Ба! На Земле сделал дюжину попыток, уже подумал, что умерла удочка, рыбку больше не ловить", - подумал слишком старый и слишком больной старикашка.

"Точно! На всю голову больной. Права Рушка!" - Павел остановил свои руки, сползшие уже ниже талии Рушель.

Про жениха Эбера не вспомнили ни он, ни она. Павлу не хотелось, чтобы Рушель разорвала объятия, девицу охватило жутко приятное волнение, передавшееся ей от Павла. Она предвкушала близость с Магом! Их сердца бились в унисон - часто-часто, пытаясь выскочить из груди.


* * *


"Почти восемь лет перерыва, понятно, потерял навыки. Рушель, кажется, недовольна, даже подслушивать её мысли боюсь. Мир засверкал снова, цвета яркие, запахи ..., пахнет девчонка умопомрачительно. А не попробовать ли еще разок?" - разохотился Павел.

Рушель встрепенулась, подняла голову, кивнула в знак согласия и полезла наверх.

- Я это вслух предложил?

- И потянул меня за ... талию.


Рушель.


Близость с магом разочаровала Рушель. Сказки оказались полным враньём. Ни восторга, от которого теряешь сознание, как с Бестией; ни бесконечной животной страсти, как с Эбером; ни, наконец, солдатской деловитости Сильвестра, известного женской половине Роззе, не только большими подарками, но и ещё большими достоинствами. Порученная Хардом работа, уход за домом дяди Паши, дал Рушели возможности, обычно недоступные другим девчонкам.

Дядя Паша был нежен и ласков, как старинная подружка по детским играм. Он смотрел так жалобно, что Рушель не могла отказать ему снова и снова. Ей самой, напоследок, понравилась огромная кровать, необычное вино, "джакузи" и купание в море голышом.

"Может, дядя Паша не такой уж сумасшедший? Райский остров в теплом море, с чудесным домом есть не у всех королей", - промелькнула у Рушели здравая мысль.

Праздник закончился, дядя Паша вернул Рушель в Роззе. Сам исчез, но оставил в комнате коробки и пакеты. Подарков было так много, что Рушель задумалась - не пора ли ей замуж за Эбера, приданое у неё теперь имелось.


Павел Ильич.


Косолапая, дерганная походка не только раздражала, она делала Павла заметным и запоминающимся. Для него власть сейчас не была самоцелью, она была средством безопасности и комфорта. Павел не понимал людей, которые кичились своим аскетизмом, убивая и мучая миллионы людей. Они заставляли трепетать от страха не столько врагов, сколько своих рабов. Одержимые безумием власти напоминали ему членов ордена Смерти, получающих силу из человеческих мучений. Павел планировал установить свою власть над обоими мирами, но хотел сделать это тайно, тихо, незаметно, без лишних жертв среди населения. Ведь, иначе и комфорт, и безопасность могли оказаться под угрозой, а упоение властью его не прельщало.

Нынешняя худоба, связанная с необходимостью уменьшить нагрузку на больные ноги, оставляла для Павла три возможных образа. Во-первых, подростка; во-вторых, старика; в-третьих, высокой, нескладной девушки.


* * *


Старик-эльф из Павла вышел замечательный. Глубокие морщины, подслеповатые глаза, истертая старая трость, старомодный мундир и форменные сапоги из крокодильей кожи со сбитыми каблуками превратили его в типичного ветерана Пятой Континентальной Войны. Брови, волосы на голове и в ушах пришлось отбелить. Все встречные эльфы усиленно отворачивались, изображая, что не видят ветерана. Склочный характер, выброшенных на обочину жизни, ничего не умеющих отставников был всем известен. Даже на работу сторожем их не любили брать, они могли нагрубить хозяину или устроить драку. Павел в очередной раз поблагодарил Сильвестра за его советы, в своё давнишнее путешествие, будучи Кюном, он на такие детали не обращал внимания.

Граф, убивший Анну, проживал в своем имении, воспитывая семилетнего сына. "Быстро утешился, сучонок", - подумал Павел, разрывая вдовцу аорту. Граф умер у себя в кабинете. Павел стоял далеко, за километр от дома, наблюдая за графом в подзорную трубу с небольшого холма. Его лошадь забеспокоилась, но она была стреножена и Павел не стал отвлекаться. Он переместился в кабинет графа, там, стараясь не оставлять следов, собрал документы и деньги. Проще было сжечь дом графа, но пожар привлекает излишнее внимание. Деньги и документы Павел переправил в Роззе, подальше положишь - поближе возьмешь. Недолго постоял над трупом, борясь с желанием обезглавить графа, выказав тем самым причину казни. "Мне безразлично мнение этих чужих, незнакомых эльфов", - убедил он себя и прыгнул на холм.

Четверо дворян погибли за четыре дня. Пятому повезло, тот находился на острове, путешествие туда могло занять неделю, поэтому Павел завершил свою месть убийством премьера. Дотянуться до него было сложно, эльф тратил на свою охрану несусветные деньги. Павел за целую неделю ни разу не смог, даже на мгновение, увидеть премьера. Одинаковые кареты с закрытыми окнами могли перевозить и премьера, и любого другого сановника. В резиденции наружу выходили не окна, а бойницы патрулируемых коридоров. Личная обслуга и охрана премьера не покидали резиденцию.

Выход подсказал Хард.

- Через месяц в королевстве ежегодные торжества, посвященные коронации монарха. Зачем мельтешить перед стражниками, высматривать, подслушивать? Тебе точно известно место и время, премьер не пропустит торжественный прием. Можешь уничтожить дворец, если не жалко восьмерку принцесс. Можешь устроить засаду, подобрав лучшее место для нее. Как ты говорил: месть - холодное блюдо? Подожди еще месяц. А пока есть время заняться пятым дворянчиком-убийцей.

- Ты прав!

- И перестань каждую ночь забирать служанку к себе. Дай ей выйти замуж. Она уже пересидела лишних пару лет.

- Нет!

- Почему нет? Я тебя учил: две ночи подряд - перебор. Помнишь?

- Ты прав ..., и неправ. Она особенная!

- Она служанка, плебейка, девица "не первой свежести".

- Замолчи! - разозлился Павел.


* * *


Солнце наконец закатилось за стену вековых дубов. Густая тень принесла долгожданную прохладу. В земном городе асфальт еще долго, до полуночи, не давал бы жаре утихнуть. Здесь, уже в девять часов вечера температура упала ниже двадцати градусов. Эльфы по всему городу праздновали годовщину коронации. А двое людей, спрятавшихся на смотровой башне, готовились сделать этот день последним для премьера, а если не повезет и для всей правящей элиты эльфийского королевства.

На гравии двора, образовав две ровных шеренги, застыли десятки карет с гербами. Кучера, сбившись в кучу у черного хода, лениво болтали, давно привыкнув к тому, что им приходится подолгу ждать своих высокородных господ.

- Бал уже завешен. На ужин останутся только самые знатные вельможи, тогда и начнем, - не выдержал безмолвия Хард.

Появление швейцара вынудило кучеров разбежаться по своим каретам. На балконах, в кустах и на крыше задвигались фигуры в сером, это насторожились сотрудники местной СБ. Распахнулись массивные металлические ворота, украшенные богатыми узорами. Швейцар открыл парадную дверь, герцоги и маркизы второго сорта со своими детьми и женами спустились по широкой лестнице, обмениваясь пожеланиями и шутками. Кареты по очереди подкатывали к ступенькам, слуга с поклоном открывал заднюю дверцу, господа рассаживались, и выезжали со двора.

Спустя полчаса двор опустел. Осталось лишь два десятка карет.

- Ты всех успел отметить? - спросил Павел.

- Нет. Это невозможно.

- Я не ожидал такого количества сотрудников СБ. Они там целый день наверное. Я не видел, когда они занимали места в засадах.

- Судя по всему, премьер уедет последним. Я завалю его из винтореза, а ты подстрахуешь магическим ударом. Хмм. Хотя из гранатомета будет надежнее.

Двое эльфов, сопровождавших премьера и его супругу, направились к запяткам кареты. Маг-телохранитель шел рядом с хозяином, закрывая его слева. Справа премьер был закрыт от выстрела пышным телом жены. Когда премьер обернулся на предупреждающий возглас с балкона, Павел выстрелил.

- Попробуй убрать мага на балконе. Он или предвидит будущее, или чувствует опасность, - Павел перебросил свой "Балкан" в Роззе только с последним выстрелом. Он поделил два десятка гранат между балконом и лестницей.

- Уходим! Ты весь балкон разворотил. Там ничего не видно от пыли, - сказал Хард.

- Почему эти идиоты не отстреливаются? Прошло почти десять секунд, - проворчал Павел.

Он накаркал. В наступающих сумерках ярким пламенем расцвел огромный фаербол, с невероятной скоростью летящий к их башне.



Глава 5.


Убийцы магов.


Алексей.


- Надеюсь, теперь я могу заняться своими делами? - Алексей не соглашался с планами Павла.

- У нас команда! Я, ты, Хард, Кляйн и Сильвестр. Это было общее решение. Ты не можешь отлынивать. Сам посуди, контролировать процесс, быть в курсе событий гораздо лучше, чем ежедневно получать сюрпризы на свою пятую точку!

- Не надо приводить мои же доводы!

- Хорошо, приведу свои. Мне нужны две вещи: безопасность и комфорт.

- Комфорт, я так понимаю, земной?

- Да. Поэтому земные спецслужбы должны быть на длинном, или даже коротком поводке. Уровень угрозы от террористов несравненно ниже, чем от профессиональных убийц ФСБ или ФБР.

- Местных магов ты предпочитаешь уничтожить? Почему?

- Во-первых, многих я найму на работу. Во-вторых, уничтожению подлежат только боевые маги высокого уровня. Слабосильные недоучки могут показывать свои фокусы дальше.

- Для убийства тутошних магов ты натаскал сюда с Земли сотни винторезов, пулеметов и гранатометов. Ты думаешь маги дураки? Они не смогут сопоставить слухи о появлении здесь, в графстве, такого оружия и необычных убийствах магов?

- Если действовать скрытно, то большую часть магов удастся уничтожить. Многие убегут подальше, у людей развит инстинкт самосохранения, иначе говоря - трусость.

- А у тебя?

- Что у меня?

- Инстинкт этот развит?

- Да. Я только из-за него и затеял всё это.

- За восемь лет на меня никто не покушался. Никого трогать не будешь, и тебя здесь никто не тронет, - Алексей превратился в типичного пенсионера-отставника, несмотря на свой молодой внешний вид и прекрасное здоровье.

- Тебя здесь Хард опекает. Попробуй на Земле так погуляй и поживи. Сразу же найдется десяток паразитов, они тебя прижмут и обдерут как липку, - Павел был раздражен.

- Мне много надо? Уйду на север в тайгу, охотой жить буду, самогон гнать, - начал ёрничать Алексей.

- Помнишь, по ящику сюжет показывали? Один такой в Мантурово ушел жить в тайгу. Десять лет жил спокойно, потом дали команду ментам. Они его выследили, избушку спалили, самого пристрелили.

- Мне тут хорошо. Мантурово мне не нравится - там болота, там Сусанин с поляками заблудился.

- Поляки ещё раньше заблудились. Это надо было так промахнуться - тысяча километров на север от Москвы! - засмеялся Павел.

- Как же мне надоело людей убивать! Если бы ты только знал! Пока Хард своё графство строил, мы тут тысячу человек убили!

- Когда премьера-эльфа убивать собрался, я тебя не звал, не уговаривал, Харда пригласил. А тебе это было в лом, в результате мерзавец остался жив. Двадцать эльфов убили, а премьер со своими супер амулетами выжил! Вот и сейчас. Не стреляй, не убивай, учи. Я от тебя многого не требую. Ты здесь единственный офицер. Кому можно отдать под начало наших инструкторов, из французского иностранного легиона? Они тут наобучают! Будут дурить Сильвестра по-черному!

- Тот, кто делает оружие такой же убийца, как и тот, кто стреляет.

- Ты офицер, с одной извилиной в башке, той, что след от фуражки, или ты паршивый интеллигент? Что за скулеж? Хард убил тысячу для захвата графства. Я убью две-три для захвата всего мира. Почувствуй разницу!

- Где ты видел тупых офицеров? - обиделся на дежурную шутку Алексей.

- Нигде не видел. Мои полсотни знакомых, от прапора до полкана, все адекватны. Это стереотип. Анекдоты про тёщу рассказываешь? Твоя тёща - золото! Моя тоже была замечательная женщина.

- Моя Катя - свекровь. Сука та еще! Но анекдотов про свекровей нет!

- Твоя Катя - золото. Перебесится, оценишь. Подумай только, семь лет ссылки к дикарям! Жуть! Ты тоже здесь закис. Пойми, нет у тебя выхода. Моё присутствие - угроза для столичной власти. Или вы выгоняете меня из Роззе, или воюете вместе со мной. Третьего не дано!

- Если бы хоть кто-то меня поддержал! Хард, Сильвестр и Кляйн всегда рады воевать. Я пил водочку с Бестией, тот чуть не прыгает в предвкушении новых боев.

- Вот и ладушки!


Екатерина.


Красавец плейбой подложил её, Катю, в постель стареющего ловеласа. Утром Катя была слишком пьяна, а вечером, проснувшись, вспоминая очередную безумную ночь, посмотрела на себя со стороны.

"Дошла. Мало того, что приходится содержать мачо, он еще имеет наглость расплачиваться моим же телом", - шевельнулось в голове недовольное бурчание.

Ловелас был лет на пятнадцать моложе Кати, но он не мог догадываться об этом, а она привыкла считать себя юной девушкой. Как зовут её постельного партнёра, Катя не знала, как говорится: "секс - не повод для знакомства". Мужчина спал, выдыхая миазмы, результат ночных излишеств.

"Желудок и печень у Ловеласа - ни к черту", - поставила диагноз Катя.

Она встала в поисках ванной комнаты, дверь отворилась и охранник, видимо, привычный к голым девицам, на секунду изобразив на лице знак вопроса, стремительно преодолел десяток метров и открыл ей вход в царство фаянса и кафеля. Проходя мимо, Катя получила одобрительное похлопывание по филейной части. Простенькие бусы, сварганенные дежурным магом-артефактщиком и запитанные Павлом под завязку, давали Кате дюжину полезных свойств. Она могла покалечить охранника одним ударом. Сдержалась Катя потому, что читала его эмоции. Нетипичный ей попался охранник. Такой странный выбор Ловеласа ввел её в задумчивость на всё время сидения на роскошном унитазе. Золотые детали душевой кабины выдавали в Ловеласе показушника. Услышав шум воды, охранник открыл дверь.

- Ты не тяни. Шеф проснулся.

- Золотой у тебя хозяин, - презрительно скривила носик Катя, заворачиваясь в полотенце.

- Он купил квартиру уже такой. Не стал пока делать ремонт, - как бы извинился охранник.

Ловелас прошел, держась рукой за правый бок. Катя неодобрительно посмотрела на него. Охранник покачал головой. "Не по чину ночной бабочке осуждать клиента", - прочитала Катя его эмоции. Она подняла с пола свою сумочку, нашла сотню евриков и вложила бумажку в руку охраннику, не смотря на его сопротивление.

- Закажи мне такси, я этот адрес не знаю. Только обязательно женское такси, мужчины такие балаболки.

- Зря ты так уходишь. Мой шеф хоть и политик, но на редкость приличный человек.

"Павлу нужен был такой человек. Я ему сразу сказала, что так не бывает. Конечно, понятие: приличный человек у всех разное. Попытка - не пытка", - Катя решила задержаться.

- В этом доме можно получить горячий зеленый чай? - пошла навстречу Катерина.

- А то! - заулыбался охранник. Девица нетяжелого поведения ему чем-то нравилась. Аппетитной филейной частью?


Алексей.


Русские наемники из французского иностранного легиона учили местных из-под палки. Они не верили Алексею в то, что их отпустят домой и постоянно готовили заговоры. Куда они собирались бежать? Неужели они думали, что это Уругвай? Павел набрал их в Гвиане, где они охраняли французский космодром. Его агент чуть подпоил русскую компанию в кабаке. Павел, сидящий в отдалении, усыпил всю компанию, а дальше "друзья" отвезли загулявших в "уютное место". Проснулись легионеры через сутки в Роззе.

Алексей заставлял выкладываться подчиненных на все сто процентов. Распорядок дня устроил, как в швейцарской армии, ни одной свободной минуты. За три месяца стрелковый батальон превратился в четко отлаженный механизм, вернее в семь десятков маленьких механизмов. Отделение имело фиксированный состав из шести человек и представляло собой террор-группу. Предварительный отбор был, но даже Алексей не ожидал такого прекрасного результата. Четыре сотни магов должны были присоединиться позднее, им тоже нужна была притирка к сослуживцам, но не обязательна та жесткая муштра, под пресс которой попали стрелки.

Алексею не нравились цели, но работу свою он привык делать хорошо. В данном случае, посылать под удар магов неподготовленных бойцов значило посылать их на смерть. Плен в Пантано означал чудовищные пытки, он был страшнее смерти. Поэтому Алексей не давал своему батальону спуску.


Павел Ильич.


Пока Алексей готовил стрелков, Павел вооружал магов. Огромные деньги, невиданные ранее удовольствия и обещания власти привлекли в ряды "батальона волшебников" большинство свободных магов не только из человеческой империи, но из королевства эльфов, из империи гномов, и даже из-за моря - демонов. Предварительную беседу с новобранцами проводил официальный маг графства, Павел сидел за ширмой и копался у соискателей в мозгах. В результате поток разделялся на две части: засланные лазутчики уходили работать в мастерскую по изготовлению стандартных амулетов; благонадежные принимались на службу. Мастерская находилась на далеком острове, посреди океана. Парные амулеты для магической связи были большой редкостью. Стоили они чрезвычайно дорого и требовали одновременного включения в заранее оговоренное время. Но все-таки у "мастеровых" нашли парочку амулетов связи в сотнях экземплярах конфискованного магического мусора. Павел считал, что шпионы на острове также безвредны, как если бы были мертвы.

- Так даже лучше. Некоторые родственники могут почувствовать смерть близкого человека, - пояснил он Алексею, когда тот удивился нежданному гуманизму Павла.

В конце лета Павел устроил охоту на чужих магов.



Глава 6.


Бей своих.


Павел Ильич.


Павел решил начать уничтожение магов со "своих", с монастыря Святого Источника. Алексея он не приглашал, и как бы удивился, когда тот взял командование над стрелками в свои руки.

- Я смотрю, ты, наконец, покончил с миролюбием и гнилой интеллигентщиной? А то Хард на тебя стал коситься.

- Хард каждую неделю вешает десяток бандитов и вдвое больше убивает на месте. Огрубел он, жесток стал.

- Ха! Он всегда мне напоминал крутого мафиози! Работа накладывает на человека свой отпечаток. А пенсионерство - игры с внучатами, делают из старого волчары бабу. Я рад, что ты собрался тряхнуть стариной! - Павел похлопал старинного друга по плечу.

- Не обольщайся. Я просто-напросто хочу минимизировать потери среди своих "мальчишек".


Алексей.


- Проклятый каменный пол, проклятые стены, гадский потолок, - пыль от взрывов стояла столбом, и Алексей ругался сквозь зубы, прищуриваясь и стараясь дышать сквозь мокрую тряпку.

С момента начала штурма прошли неполные сутки. План молниеносного захвата монастыря сразу же полетел к черту. Узкие бойницы выходили в коридоры и были закрыты магией. К тому времени, как магические щиты потеряли силу, монахи опустили решетки. Время уходило, как вода сквозь пальцы, боезапас таял, десант не выходил на связь. Наконец, южная галерея была очищена от монахов, и Алексей повел ударную группу на прорыв, через два часа от нее осталась половина. Монахи прятались в нишах и тайных ходах, нападали внезапно, и самое опасное - они не боялись смерти.

Алексей выглядел, как оживший мертвец, весь в чужой засохшей крови, в рваной, грязной одежде, с каменным от пыли лицом. На минуту всё стихло, казалось, бой закончен, мгновением позже где-то поблизости взорвались несколько гранат и хлопок файербола затопил ярким светом всё вокруг, несмотря на густую завесу пыли. Алексей почти успел упасть, но, когда пришла ударная волна, он потерял сознание. Очнувшись в абсолютной тишине, Алексей понял, что оглох, он потрогал мокрое от крови ухо и выругался. Файербол выдул пыль, стало легче дышать. Алексей огляделся, вокруг лежали только трупы, никто не шевелился. По полу пошли трещины, и это было странно. Плита под Алексеем задрожала, он еле успел перекатиться в стенную нишу, грохот падающих камней Алексей "услышал" всем телом, стена задрожала. Из провала вновь поднялось пылевое облако, воняющее гарью. Часть стены рассыпалась множеством осколков, оставив огромную дыру с острыми камнями на краях. "Чем же это Павел так загвоздил?!" - удивился Алексей.

Наконец-то из дыры в стене показались люди. Прижавшись к стене, Алексей приблизился к краю провала и замахал автоматом. Уже через секунду пули выбили осколки камня из стены. "Совсем сдурели", - Алексей упал вглубь ниши. Невысокий, но жилистый командир отделения - Барр, хорошо знакомый ему по Роззе, свалился сверху, из телепорта. Он что-то кричал, но внимание Алексея остановились на монахе в алых одеждах. Он парил в провале, не обращая внимания на кокон пуль, остановленных его защитой. Кольцо огня охватило мага и отбросило во все стороны, кружившие вокруг него пути. Барр, одетый в легкую кольчугу, свалился к ногам Алексея, и больше не шевелился. Будто почувствовав на себе взгляд, маг резко развернулся. Запоздало сработали рефлексы, Алексей нажал на спусковой крючок, и выпустил в мага остаток рожка. Пули повисли в воздухе, буквально в сантиметрах от противника, и того слегка развернуло. В занесенной для броска руке мага вспыхнуло ослепительное солнце огненного шара. Что-то ударило ему в спину, выгнуло, чуть не переломив, огненный сгусток в руке мага вспыхнул, охватив пламенем его самого. Шар становился всё больше, Алексей прикрыл голову руками, бросив автомат. Тут же жар расплескался по каменной стене жидким пламенем.

- Чертовы маги, - выругался Алексей, выглядывая в провал. Его руки уже схватили автомат и сами меняли рожок с патронами.


Павел Ильич.


Всё пошло не так. То ли повлиял сдвиг на пару минут времени начала штурма, то ли кто-то из десанта задел сигналку, то ли среди магов оказался провидец, но ... план сразу же полетел к черту. Ни один из просмотренных Павлом вариантов будущего не показывал такого ужасного сценария предстоящего боя. Десант монахи уничтожили практически мгновенно. Штурм-группа ослепла и лишилась поддержки внутри монастыря.

Алексей скомандовал отход и приступил к методичному обстрелу монастыря. Целые сутки сумасшедшего огня выдержать не могла ни одна защита, и как только она дала слабину в одном месте, Алексей сразу же бросил туда штурмовую группу. Он сам её и возглавил.

Монахи стянули к месту прорыва свои резервы. Всем стало ясно, что мясорубка перемелет там и своих, и чужих.

Сам Павел смог войти в бой только в конце, когда взаимное истребление закончилось. Он пробил в стене огромную дыру и десяток свежих отделений ринулись в монастырь зачищать территорию.


* * *


Белоснежные одежды мага могли привидеться только низкопробному режиссеру малобюджетных фильмов. Маг смотрелся противоестественно среди дыма и клубов пыли, крови и грязи боя.

Повернув в сторону Павла голову, маг, едва увидев противника, мгновенно поставил щит. Защита не только приняла удар, но и рассеяла его в виде "дождя смерти" во все стороны. Кажется, ни одна из капель не прошла мимо цели, они взрывались, встречая людей, отрывая руки и ноги, разрывая тела на части. "Дождь смерти" превратился в кровавый дождь. Кровь разбивалась о защиту монаха в белых одеждах, превращаясь в пар. И это кровавое облако проникло внутрь его защиты, окутало монаха.

"Он вынужден дышать кровью!" - Павла чуть было не вывернуло от этой мысли.

Новый отряд стрелков ворвался через пролом, и, пользуясь временной слепотой монаха, обрушил на него плотный огонь из всех видов оружия. Металл окутал "алого" мага коконом. В одном из тайных выходов в стене показалась фигура другого монаха, кроваво-грязного, страшного. Он мгновенно спрятался от обстрела, но Павел успел опознать в "монахе" Алексея.

"Твою мать ...", - выругался он, и стал искать посыльного. Взгляд остановился на невысоком, жилистом стрелке. Павлу показалось, что тот кивнул ему головой, угадав задание. Перебросив стрелка в нишу на стене, где мелькнул Алексей, Павел отвлекся, и этим воспользовался "алый" маг. Металлический кокон разлетелся во все стороны, убивая всех на своем пути. Стрелок взмахнул руками и упал внутрь ниши, закрывая своим телом Алексея.

Ярость, буквально, ослепила Павла. На пару минут он перестал соображать, что делает. Ярость не только мешала ему думать, рассчитывать, соизмерять силу, как уже бывало раньше, она превратила его в сумасшедшего, в животное. "Алого" мага чуть развернуло, открыв для Павла его спину, и тот ударил изо всей дури, вкладывая в удар всю свою ярость, освобождая себя от гнева, стремясь вновь стать человеком.

Маленькое солнце вспыхнуло, разрывая алого монаха в клочья, сжигая всё, превращая воздух в плазму.


Алексей.


Воздух опалил Алексею глаза, он зажмурился и затаил дыхание. На долю секунды тело охватило чувство невесомости, пятки отсушило ударом о землю.

- Ты охренел совсем! У тебя телепорт разладился или мозги?! - заорал Алексей, повалившись на землю.

- У тебя защита на нуле, амулет сдох, ещё чуть и ты бы сгорел. Отдохни пока. Стрелки своё дело сделали, очередь за магами, - Павел улыбался, но его лицо напоминало маску клоуна, неестественно белое с ярко-красными пятнами. Сосудики в глазах полопались, превращая его в "вампира".

Алексей ничего не слышал, да и видел с трудом, глаза слезились и, казалось, были запорошены песком.

- Черт! Да ты не видишь и не слышишь ни черта! Лекаря! - звонко закричал фальцетом Павел.

Все еще пребывая в состоянии шока из-за того, что ему удалось выкарабкаться из смертельной ловушки, Алексей поднялся на ноги. Подбежавший маг наложил несколько халтурных заклинаний на его глаза и уши, и повернулся к Павлу, чтобы тот напитал их силой.

- Я выжат досуха! Придется тебе отдать весь свой резерв.

Лекарь пожал плечами, и Алексею показалось, что голова покрылась инеем.

- Сколько их осталось в живых? ... моих стрелков? - спросил Алексей и ... услышал себя!

- Трудно сказать. Половина, чуть больше ..., ты отдавай команду, выводи их из боя. Через полчаса, как только накоплю сил, я начну заброску в монастырь своих магов. Там сразу начнется ад! Уж они-то не пожалеют амулетов силы!

Алексей переступил с ноги на ногу, проверяя кости, тряхнул головой, пытаясь избавиться от шума в ушах, посмотрел на монастырь и прислушался. Затем он взял гарнитуру у ближайшего стрелка и отдал команду в НП. Над монастырем засвистели, а потом и вспыхнули ярким огнем, ракеты.


* * *


Башня-донжон казалась огромной. На высоте не менее полусотни метров располагался зал, из окон которого были видны окрестности и гора с Источником.

"Впечатляюще! Эти гора и ущелье! Эта стена леса! Красота!" - на минуту остановился Алексей, прекратив преследование.

На другом конце зала, скрытые центральной колонной, бойцы пытались сломать дверь. Громко матерясь по-русски, они били ломами, что есть мочи. К их удивлению, здоровенная дубовая дверь, укрепленная бронзовыми полосами, была закрыта на магический замок, и не поддавалась. Бойцы уже прятались за колону и кричали "бойся", стреляя из гранатомета. Они расстреливали замок из пулемета. Ничего не помогало.

Алексей оторвался от красот природы и подошел к двери, на ней не было ни царапины. Приказав всем спрятаться за лестницей, Алексей решил не искушать судьбу, и отошел за колонну. Он открыл рот, и только после этого выстрелил в дверь болтом с амулетом. Алексей успел упасть на пол, закрыв глаза и уши, прежде чем дверь взорвалась. Она закрывала глухую комнату, та была пуста, если не считать десятка мертвых монахов. Они покончили счеты с жизнью недавно, трупы еще не остыли.

- ...! ...! ...! ...! ...! ...! ...! ...! ...! ...! ...! ...! - нецензурно выругался Алексей в адрес магов, своих, чужих, всех.



Глава 7.


Убийства из-за угла.


Павел Ильич.


Торжественный обед в честь победы над орденом Святого Источника проходил шумно и пьяно. Весь двор замка Роззе был уставлен столами. Трофеи в замке и стрелки, и маги собрали богатые, многих Павел наградил из собственного кармана, и тяжелый мешочек с золотом на поясе грел сердце каждому. Лечение раненых производилось магами бесплатно, и даже немногочисленные наследники погибших получили свою долю добычи. Собственно, наемники в Пограничье редко поддерживали тесные связи с родственниками. Рисковые любители удачи прожигали жизнь громко и весело, меняли женщин на каждой побывке в Роззе, не привязываясь ни к одной.

Стоило стрелкам накатить по паре кружек, и графиня посчитала официальную часть обеда завершенной, за ней потянулась Катя, и даже чересчур смелая Рушель исчезла, как будто растворилась в воздухе, после откровенного взгляда молодого рыжего красавца с безобразным шрамом в пол лица. На её вкус шрам был стрелку к лицу, он убирал ненужную изысканность, ценимую только в столице, а никак не в Пограничье.

Павлу надоели "молодые люди" Рушели, и хотя сам он не строил в отношении её далеко идущих планов, ему это было неприятно. Павел погрозил Меченому пальцем. Тот сделал удивленное лицо, но сам отметил несерьёзность угрозы.

- Удачная операция! Твои стрелки - молодцы, мы потеряли всего пару магов! - Павел искренне считал, что купили победу малой кровью.

- Я две трети стрелков уложил в могилу!

- Пополнение идет со всего графства. В очереди стоят! Хард перебирает, разве что в зубы не смотрит.

- Не ври! Смотрю. В первую очередь на зубы смотрю! - засмеялся Хард.

- Что-то вы мои пирожки не едите? - возмутился Кляйн.

- Рушка закормила. Как только в гости к Павлу загляну. "Это пирожки по рецепту барона Кляйна", - изобразил Алексей.

- Эти же ..., сделаны самим бароном Кляйном, из меда, добытого в его горах, из муки, смолотой в его мельницах, - ухватил пирожок Хард. Он откусил огромный кусок, больше половины, и запил его теплым сладковатым пивом.

- Павел всё еще холодное горькое пиво пьёт. Гадость! - неодобрительно покачал головой Кляйн, - Он еще и соленой рыбой закусывает.


Алексей.


Алексей взял две кружки горячего пунша и подошел к столу, где сидел Меченый. Сосед справа отодвинулся, освобождая место командиру.

- Пунш горячий будешь?

- Не вопрос!

- Смелый ты человек, Меченый, - только выпив половину кружки, произнес Алексей.

- Другому здесь не место, - довольно улыбнулся Меченый.

- Смелость хороша в бою.

- Так не бывает, чтобы с врагом смелый, а с начальством - голова в кустах.

- Понимаешь? О чем я?

- Легко. Только риск делает удовольствие ярче.

- А если Павел всё-таки не сдержится? Хорошо, если за проказницу Рушку, он тебя молнией между глаз! А если он тебе хотелку отсушит? Постесняется открыто мстить, и превратит жеребца в мерина.

- Это будет нечестно. По морде - я готов, или в пузо. Нет! Не верю! Дюжина плетей - справедливая плата, но ..., ты, командир ври, да не завирайся.

- Я бы эту Рушку давно отправил на конюшню пороть, но ...

- За что???

- В том-то и вопрос, что не за что, - сокрушенно покачал головой Алексей, - Ты, хотя бы, потом не кричи на каждом углу о победе над Рушкой. Сами рога, похоже, Павла не волнуют, а глупые смешки за спиной раздражают.

- Ты скажешь!? Похвальба - половина удовольствия! - удивился Меченый.

- Сам напросился! Утром, на рассвете, жду тебя на восточной заставе, одвуконь, с недельным запасом.

- Когда собираться?! Никого на месте нет.

- Сейчас! Пошли, любитель адреналина, отдам команду - экипируют тебя по полной программе!


* * *


Ранним утром, спросонья, недовольный и небритый, Алексей застал Меченого уже на заставе. Тот был измотан, но весел. Довольную улыбку на его лице не портил даже шрам.

- Всю ночь! Всю ночь без сна, без отдыха! Вот это скачка! Это не женщина - огонь! - заявил он Алексею на его немой вопрос.

- Держи пакет с бумагами. Доставишь на восточную заставу в горах. Раньше, чем через месяц не возвращайся, - Алексей сильно хлопнул Меченого по плечу, даже отбил руку. Тот только довольно заржал.


Павел Ильич.


Стемнело. Рушель курила у открытого окна. Она стояла голышом, даже не набросив на плечи халат. Длинную, тонкую сигарету она смаковала долго, делая паузы между затяжками.

- Тебе не холодно? - нарушил молчание Павел.

- Какой же ты зануда, дядя Паша! Никто не смотрит. Нет никого на улице.

- Курить вредно ...

- В постели не кури, у окна не стой! И нудишь, и нудишь! - Рушель повернулась лицом к Павлу. Высокая грудь заколыхалась. Глаза сверкнули, - Меченого на границу отправил!

- Нет.

- Что "нет"?!

- Не отправлял. Наверно Алексей "постарался", они беседовали вчера, когда ты ушла ...

- Вот! - прервала его Рушель, - тебе безразлично с кем я сплю! Алексей, тот думает, что ты меня любишь! А ты ..., тебе ..., если бы ты меня, хоть чуточку, хоть совсем немного, но любил - забрал бы, из под Меченого выдернул. Ты можешь - я знаю! А ты вернулся с ужина, и лег спать, зная, где я, с кем я.

- У нас нет будущего.

- Врешь ты всё! У нас нет настоящего!

- Мы разные люди.

- Кляйн и Зюс одинаковы? Хард и Ферокс! В чем сходство? Я тебе нужна только потому, что с другими ты не можешь!!!

- Это запрещенный удар!

- Да пошел ты ...!

- Иди сама туда, шлюха!

- С удовольствием!

Павлу захотелось залепить Рушель пощечину, но он подошел и обнял её. Та не сопротивлялась, наоборот, прижалась к нему и лизнула в ухо.

- Запру тебя в высоком замке? - прошептал Павел.

- Зачем? Полюби меня! Мне никто станет не нужен!

- Не получается! Пусто! Там, внутри, в душе - пустота.

- Я это чувствую. Ты выплескиваешь на меня свои эмоции, жалкие, скучные, бесцветные, холодные. Я же помню тебя другим! Ты игрался со мной, с ребенком, и в сердце у тебя была радость и счастье!

- Хорошо! Я перестану тебя мучить. Расстанемся ...

- Нет. Я люблю тебя, - грустно произнесла Рушель, - Я подожду. Год или два. Ты поиграй в солдатиков, если душа больна, а жизнь и смерть тебе безразлична. Душа проснется, я надеюсь. Я верю, я буду молиться за тебя.

Рушель оделась и ушла. Павлу показалось, что она не дала ему надежду на выздоровление, а забрала её с собой.


Алексей.


На рассвете Алексея разбудили раскаты взрывов. Выбравшись из палатки, он увидел страшную картину, храм Жизни зиял огромными дырами. Из воздуха падали бомбы, магическая защита срабатывала уже не везде. Временами, окутываясь клубами дыма и пыли, бомбы пробивали большой круглый купол главного здания комплекса сооружений храма. Защита вспыхивала всё слабее. Маги храма Жизни отвечали энергично, огненные шары плыли по всему небу над храмом, однако Павел доставлял бомбы с такой исключительной точностью, что магический огонь им почти не вредил. Изредка, волшебная иллюзия - маскировка пропадала, делая видимым то одного, то другого боевого мага. В эту точку тотчас обрушивался снайперский огонь с трехсот-пятисот метров. На этом расстоянии стрелки были недостижимы для боевых магов храма.

Бормоча под нос ругательства, Алексей наблюдал за сражением, по собственной инициативе начатым Павлом. Бестия стоял тут же, ожидая от Алексея восторга и одобрения успешного боя, и, когда, наконец, он решился на вопрос, тот уже не мог больше сдерживать негодование.

- Ну как, командир, - улыбнулся он, - на этот раз малой кровью?

Алексей резко повернулся к нему:

- Ты понимаешь, что это наша общая война? Не только магов, но и стрелков. Разве Павел спросил меня в прошлый раз? Или посоветовался в этот?

- Но ты сам всю неделю укорял Павла за те потери!? Командир, его действия принесут удачу!

- Дьявол! Да разве можно так воевать? Каждый сам по себе! - вспылил Алексей.

В сражение вступили маги. Они посыпались в зияющие дыры главного здания храма, как из пулемета. Павел телепортом бросал их к самой кромке очередного проема, и те максимально использовали ситуацию внезапности. Однако и вражеские маги, несмотря на своё незавидное положение, отвечали ударом на удар. Дюжина магов-боевиков Павла была уничтожена, не сумев даже ворваться в храм. Алексей ясно видел это в бинокль. Он поймал себя на том, что получает от этого удовольствие.

Раздался ужасный взрыв, и половина храма взлетела на воздух. Один из магов смог навести Павла на Алтарь. Обычная стокилограммовая бомба, брошенная Павлом, заставила его детонировать.

Павел "прыгнул" к наблюдательному пункту Алексея, довольный успешным началом штурма.


Павел Ильич.


- Что такой хмурый? Лёха, на этот раз основные потери понесли мои маги, твои стрелки поддерживают их действия своим огнем на безопасном расстоянии.

- Ты совсем охренел! Разве можно так воевать? Ты здесь один?

- Не хотел тебя будить. Катя своего политика в Москве раскрутила на поставку нам вагона бомб. Нужно было срочно забирать. Твои стрелки так и так были наготове, на случай появления вражеских магов. Зачем создавать эти сложности? Что изменилось, если бы я тебя известил?

- Ты меня не слышишь!

- Бестия! В чем я виноват? - обратился к нему Павел, как к арбитру.

- Командир, эта бомбежка принесла нам удачу! - Бестия не понимал злости Алексея.

- Пошли вы оба ...


Алексей.


Уязвимость атакующего врага, при одновременной безопасности обороняющихся, не сработали при атаке магами с воздуха и массированной бомбардировке. Храмовый комплекс мог эффективно защищаться очень долго против традиционной осады. Разрушение центрального, сильно укрепленного здания, которое служило резиденцией Матери храма Жизни, поломало всю систему обороны.

Предварительная бомбардировка, обстрелы из винтовок и гранатометов, загнали противника в укрытия, позволили боевым магам управлять ударами бомб. Алексей ожидал от Павла предложения о решительном штурме, но тот не спешил.

- Надеюсь на их разум. Подождем недельку.

- Я слабо верю в "прагматизм" такого врага.

- Недостаток еды и воды высушивает мужество очень быстро. А осознание бессмысленности сопротивления ускоряет процесс.

- Пребывание в коме сделало из тебя циника.

- Проживание в этом мире превратило тебя в идеалиста.

- Вчерашние и нынешние враги внушают мне больше уважения, чем большинство тех знакомых, что я оставил в старом мире, на Земле.

- Завтрашние противники - маги смерти, послезавтрашние - земные политики. Надеюсь, как враги, они тебя устроят больше?

- Боюсь, с ними как раз, у тебя будет взаимопонимание. Уж, они-то переметнутся на сторону победителя мгновенно!

- Морализируешь!

- Офицеру, с одной извилиной от фуражки, это не положено?

- И остаться дома не можешь! И участвовать в "грязной войне" - невмоготу?

Холодному прагматику и цинику Павлу надоело допекать своего старинного друга, и он "убежал" от разговора к своей "легкомысленной подружке".


* * *


Через неделю после бомбежки, стрелки продолжали выполнять данное им задание. В течение этого времени они выбили много магов противника, и практически истребили весь вспомогательный персонал. Сами стрелки не получили повреждений. Ночью восьмого дня отряд вражеских магов совершил вылазку. Во время этой операции большая часть отряда погибла, но небольшой группе удалось скрыться. Этим же днем комплекс зданий храма полностью перешел в руки атакующих, хотя при ликвидации, находившихся в нем монахов, пять человек были убиты или ранены.

К вечеру, не успели войска прочесать коридоры, комнаты и закоулки храма, как со всех сторон появились огромные отряды ополченцев, во главе с баронскими дружинами. Тысячи и тысячи крестьян, поднятых монахами на войну, неуклюже переставляя ноги, одетые в старинные тяжелые доспехи, двигались к храму. Великолепно вооруженные дружинники на огромных конях, ловкие и умелые, представляли собой резкий контраст с ополченцами. Колонны людей казались нескончаемыми, но пулеметы выкашивали одинаково быстро и неловких дилетантов, и умелых профессионалов. Волна нахлынула девятым валом, и рассыпалась по земле сплошным слоем мертвых тел.

На стенах полуразрушенной цитадели стояли стрелки, уставшие и измождённые этим кровавым штурмом, не столько самим боем, сколько жуткой жатвой смерти.


* * *


Павел появился только через два дня, когда Алексей уже успокоился.


* * *


Павел Ильич.


Столица не подверглась массированному обстрелу, ни магическому, ни обычному. Павлу даже не потребовалось убеждать канцлера, или, не приведи господь, императора, маленький толстяк-банкир сам нашел его в гостинице, сам предложил решить вопросы с имперскими службами. Как оказалось, война в столице никому не нужна, а верхушка ордена Смерти успела нажить множество врагов. Стрелков и магов пропустили под самые стены замка Дюк. Жителей домов выселили, а на замок были сброшены тысячи листовок с условиями капитуляции. Список магов, подлежащих аресту, Павел сократил до полусотни. Два дня над замком стояла мертвая тишина, лишь ночью, как крысы с тонущего корабля, тянулись ручейки дезертиров. На третий день внутри ордена созрел заговор и старую верхушку магов стали убивать свои же соратники. Подло, из-за угла, ночью в постели, подсыпав бинарного яда в пищу, и, наконец, перебежав к врагу и рассказав Павлу место пребывания очередного мага Смерти. Штурм не потребовался, через десять дней в замке осталось две сотни трупов, и ни одного живого человека, кроме узников в подвалах.



Глава 8.


Школа злословия.


Листиг.


Немногие ученики магов были столь усердны и трудолюбивы, как ученик восьмой ступени Листиг. Всего пятнадцать лет занятий, а он уже овладел полным набором из дюжины базовых, дюжины боевых и дюжины лечебных заклинаний. Еще пара сложных комплексных конструкций для сдачи экзамена, и звание мага первой ступени у Листига в кармане. Тем, кто учится в университете, сдать экзамен проще, его принимают свои же учителя. Дар Листига оказался невелик, и осталась для него одна дорога - в орден Смерти. Дар невелик, поэтому приходилось Листигу строить каждое заклинание сверхточно, чтобы ни капли силы не пролилось мимо. Каждый раз, глядя на счастливчиков с большим даром, расходующих силу попусту, не знающих толком ни одного заклинания, Листиг завидовал и злился, злился и завидовал.

Поначалу, поголовная гибель сильнейших магов ордена, обрадовала Листига. Он злорадно потирал руки. Потом, когда получил возможность посмотреть на технику Павла, он ужаснулся. Дилетант не только владел всего полудюжиной заклинаний, он выполнял их на уровне первогодка. Ничего, кроме презрения, с точки зрения Листига, Павел не заслуживал. Лучший способ скрыть "опасные" мысли от "начальства" - не думать. Некоторые неудачники пытались спрятать свои эмоции за каменной маской, неудачно. Их пускали в расход, "начальству" было достаточно очевидного - прячут только криминал.

Листиг был признан Павлом благонадежным и принят на службу, а многие его "товарищи" по учебе отправились в мастерские.

Магический батальон Святого мага давно превратился в полк, а пополнение из империи всё шло и шло. Павел "чистил" города и замки от магов, имперских не трогал, и жалобы баронов, маркизов и графов в столице клали под сукно. Абсолютная монархия, мечта императоров на протяжении последних двух сотен лет, становилась реальностью. Та толика власти, независимости и свободы, которую император де-факто согласился отдать Святому магу и графству Роззе, была мизерна, по сравнению с той, что раньше приходилась на долю феодалов и магических орденов. Дюжина герцогов пока накачивала "мускулы" за счет паники в рядах свободных магов, но никто из них не пытался подняться на защиту своих же вассалов, отделываясь ничего не значащими обещаниями.

В замок Дюк вернули всю обслугу. По-прежнему палачи мучили людей, а маги берегли "ценный материал", не давая людям умереть раньше срока. Всё чаще Листигу стали попадаться семейства баронов со своей стражей. Те, кто не захотел отдать добром своих магов, теперь производили магию на алтаре Смерти.

"Работа, как и всякая другая. Не хуже и не лучше", - думал Листиг, - "Рабочего материала стало больше, бандиты и мятежники наполнили тюрьму замка под завязку. Если кто-то и умрет раньше времени, начальство на это закрывает глаза. Кошельки с серебром и золотом от родственников текут не тонким ручейком, а полновесным потоком, каждый просит облегчить страдания, "недосмотреть", чтобы узник умер быстро."

Сытая наступила для магов жизнь, безопасная, богатая, но многие, не один Листиг, стали презрительно относиться к Святому магу. Даже ученики придумывают ему уничижительные прозвища, ждут момента для удара в спину. Как только страх первых дней прошел, отношение к неумехе изменилось кардинально.


Катя.


"Катин" политик, Давыд Давыдович Коганин, имел идеальный для своей профессии характер. У него была жесткая, до бесчеловечности, хватка, умение "видеть" во всем источник денег, прекрасный нюх - интуиция, и способность вкрутить мозги не только обычному человеку, но и такому же прожженному дельцу-политику.

Крючок, на который Катя поймала "Давыдку", был прост и невероятно несбыточен: лекарство от старости. Безобидная кисленькая горошина, обычная "витаминка", и Коганин сбросил десяток лет. Остальное не имело большого значения. Ни щедрая оплата услуг, ни гарантированная безопасность - стоило прокурору заинтересоваться сомнительными поставками вооружений, как он надолго улегся в госпиталь. Даже появление пьяного соперника на теледебатах не так обрадовало Коганина, как буйство энергии его вновь молодого организма. Давыд Давыдович сделал вид, что поверил в секретные еврейские разработки, но Катя видела, что это не так, и её это устраивало.

- Катенька! Катюша! Катерина! Чистое и непорочное создание! Зачем тебе пять вагонов РПО???

- К чему эти вопросы, милый? Неужели ты против того, чтобы заработать сам, дать заработать своим друзьям и заставить своих врагов высунуть свои глупые головы? Тем более что неприятности твоим недругам обеспечиваю я!

- И всё-таки интересно?

- Многие знания - многие печали ...

- Ты мне угрожаешь?! - удивился Коганин.

- Нет. Пытаюсь уберечь от неприятностей.

- Ты гарантировала мою безопасность. Не забывай, дорогуша!

- По-моему, я неплохо справляюсь?! - мило улыбнулась Катерина.

- Справлялась! Пока не начала угрожать.

- Зря ты меня сердишь, - Катя сделала обиженное лицо, отодвинулась от Коганина и потянулась за неглиже, лежащее комком в кресле.

- Ты уже уходишь? - Коганин расстроился.

- Сообщи, когда решишь вопрос с моей заявкой. Всю логистику нужно будет продумать до мелочей, - сухо ответила Катерина. Она вертела своим любовником как хотела.


Алексей.


Как только существование винтовок стало секретом полишинеля, их эффективность упала на несколько порядков. Маги научились защищаться от нового оружия, но тотальный прессинг Павла не давал им ни дня передышки. Стрелков он не жалел, хотя массовое применение реактивных огнеметов и гранатометов давало магам мало шансов на контратаки. Эльфы сдали своих магов почти сразу, гибель двух королей и премьер-министров подряд научила их благоразумию. Императорская семья гномов была многочисленна. Они ушли в подполье, объявив условия ультиматума позорными и неприемлемыми. Тогда Павел договорился с гоблинами и демонами. Они наводнили империю бандами грабителей, а человеческие отряды стрелков разогнали армию гномов. Пользуясь хаосом, Павел организовал охоту на гномских магов. Их выслеживали и ловили как хищных зверей.

Алексей восстал против методов ведения этой войны.

- Я отзываю своих стрелков в Роззе.

- Это не стало для меня неожиданным. Слюнтяй.

- Ты не выполняешь наши договоренности. Где обещанная гуманная война?

- В человеческой империи я обеспечил минимум человеческих жертв. Согласись, маги и дворяне - нелюди?! Эльфы и гномы? Даже самый пристрастный человек не посмеет назвать их людьми. Полный, абсолютный гуманизм, - сделал удивленное лицо Павел.

- Не играй словами!

- Не играю. Я, ты помнишь, воевал десять лет назад против гномов. Я тебе рассказывал, ты забыл, тот эпизод, когда офицеры-гномы устроили соревнование: кто быстрее отрубит мечом сотню человеческих голов. Мой отряд освободил тогда всего десяток пленных, около пяти тысяч безоружных, беззащитных людей были безжалостно убиты. Соревнование!

- Люди на Земле во время второй мировой вели себя точно также жестоко и бессмысленно. Самураи устраивали такие же соревнования, победителей чествовали в центральных японских газетах. Так ты теперь на этом основании выгонишь их с Сахалина и Курил? Или китайцев выметешь поганой метлой с Дальнего Востока? Отец, дед, прадед могли быть убийцами и негодяями, нынешние - не виноваты.

- Это ты загнул! Дальний Восток отдали буквально вчера!

- Никто ничего не отдал! Подписан всего лишь договор о совместном использовании, он даже еще не ратифицирован.

- Я сделаю так, что ратификацию провалят!

- Ты патриот!? Именно для этого ты собрался сменить власть!? Там, на отданных азиатам территориях, сейчас живут одни китайцы и японцы. Ты хочешь повернуть историю вспять?

- У меня другая цель - мой комфорт и безопасность. Такой договор, сам понимаешь, бомба!

- Циничный прагматик.

- Либеральный соплежуй.

- На Земле ты тоже устроишь апокалипсис?

- Пока магия в тайне, я воздействую тонко и незаметно. Нужный политик куплен, ненужный заболел, пришел пьяный на теледебаты, обосрался на звездной тусовке, потерял секретные материалы, его переговоры выложили в интернет и так далее. Я никого не убиваю, чаще лечу, делаю людей моложе и счастливее.

- В России это не работает. Людям всё равно: пьяница депутат или бабник, торгует он секретами или ворует казенные деньги. Они никому не верят. Для них все одинаковы.

- Работает. Плохо, но работает. Я не тороплюсь. Наш с тобой век долог. Через сотню лет все будут ходить по струнке.

- Если только так ..., терапевтически. Но своих стрелков я отзываю в Роззе!

- Отзывай! Обойдусь.


Листиг.


Заговор не был похож на заговор. Всё говорилось как бы несерьёзно, но бесконечные насмешки в адрес Святого мага, рассказы о его глупостях, обсуждение его невероятной некомпетенции делали свое дело. Не было руководства заговора, никто не строил планов и не давал указаний, но любая оплошность могла стоить Павлу жизни.

День для магов в замке Дюк не удался. Святому магу требовалась замена стрелкам в империи гномов. Уровень магов не играл роли, лишь бы хватило силы запустить амулет. Выбор пал на "орден смерти". Никто из тамошних обитателей не был провидцем, но неприятности все учуяли пятой точкой сразу же, как только появилось начальство. А что там было чуять? Святой маг сразу начал отбор!

Часто говорят: "Если бы ненависть могла убивать ...". Для замка Дюк это было не пустыми словами. Зло давно угнездилось там. Каждый маг в отдельности был невероятно слаб, по сравнению со Святым магом, но общее чувство объединяло их, как пчел объединяет рой. Достаточно было соскочить с резьбы одному, и остальные, не сговариваясь, мгновенно отдали ему всю свою силу. Они пропускали через себя черную силу алтаря Смерти, и, не успевая даже преобразовывать, отдавали её Листигу.

Спусковым крючком для Листига послужил недовольный взгляд Святого мага. Листиг не смог подавить в себе неприязнь, и подумал, что Павел прочитал её по его лицу. "Сейчас он оправит меня производить магию", - мелькнула жуткая мысль, и он ударил с трех метров фаерболом. Маленький шарик летел пару мгновений, но в конце своего полета внезапно наполнился невероятной силой и превратился в огромный шар черно-фиолетового цвета, пышущий смертью. Святой маг застыл в недоумении. Защита сработала без его участия, и ревущее пламя заполонило двор и поднялось до небес. Листиг сгорел, не успев ничего понять, также как и три десятка людей и магов. Многие из тех, что стояли в галереях дворца, успели осознать свою смерть, они выплеснули весь свой ужас и боль в Святого мага, на мгновения став проводниками магической мощи алтаря Смерти.

Небольшое солнце вспыхнуло во дворе замка. Оно расплавило огромные камни и превратило весь комплекс зданий в расплавленное озеро магмы. Кипящая лава докатилась до города, вызывая пожары, в разрушенных взрывной волной зданиях.




Глава 9.


Архипелаг.


Павел Ильич.


Огненный смерч поднял тело Павла на высоту нескольких километров. Уже теряя сознание, используя последние запасы магии, Павел попытался уйти телепортом в Роззе, и потерял сознание. Пришел он в себя только спустя несколько часов от укуса небольшого краба, который преступил к поеданию огромного куска мяса, думая, что человек умер. Амулет спас Павла от взрыва в замке Дюк, он сохранил ему жизнь при падении на землю, но не в силах был уберечь от лучей жаркого южного солнца, которое зажарило Павла и превратило его лицо в один огромный волдырь. Левое ухо горело огнем. Павел попытался наколдовать исцеляющее заклинание, но понял, что он магически пуст, и негде не чувствует источников магии. Павел выкачал остатки магии из амулета. Силы было слишком мало для телепортации, не то, что для лечения.

"Как на Земле", - подумал Павел, - "Где же я нахожусь?"

Песчаный пляж шириной почти в километр с небольшими дюнами, покрытыми жалкими кустиками, напомнил Павлу окрестности Анапы, где он отдыхал в молодости. Мокасины проваливались в мелкий песок-ракушечник, тот набивался в носки, и когда пляж закончился, Павлу пришлось сесть, чтобы переобуться. Неожиданно сзади, совсем рядом зарычала собака.

Двое негритят лет семи-восьми без страха смотрели на Павла, а маленькая, удивительно худая собака явно трусила, но находила в себе силы выполнять свой долг, ожидая поддержку от хозяев. Отсутствие одежды на мальчике и девочке ни о чем не говорило, также как и их непонятный язык.


* * *


Рабство для Павла не было унизительно, оно изнуряло его. Наказывали белого раба редко, первой жестокой порки хватило, чтобы выбить глупости из пустой головы "святого мага". Павел мог убить палача и десяток мерзких негров-хозяев, но его проблему это не решало. Бегство с острова было крайне опасно.

Серьёзной проблемой для других рабов являлся секс, социальный статус раба не привлекал ни рабынь, ни, тем более, свободных женщин. Для Павла и эта проблема не существовала, по причине его сексуальных расстройств. Когда в сезон дождей рабам разрешали немного отдохнуть и "озабоченные самцы" пускались во все тяжкие, Павла наблюдал за ними со стороны, единственная желанная для него женщина - Рушель жила невообразимо далеко. Десять лет монотонного труда на сахарной плантации могли свести в могилу любого. Жизнь, казалось, не имела смысла. Каждый год в сезон дождей на Павла накатывало желание утопиться в море, но не хватало мужества. Рабство сделало Павла жилистым и необыкновенно худым, вылечило от хромоты и добавило выносливости.

Очередной шторм сезона дождей разбил о песчаную косу большое эльфийское судно. Рабы сбежались на берег, посмотреть на развлечение, чужое несчастье для рабов - смешно и радостно. Никто не помогал тонущим эльфам, это было опасно. Павел пару раз наблюдал, как волна утаскивала в море глупых негров. Те считали себя в безопасности за полсотни метров от моря.

Экипаж судна почти целиком добрался до берега, но не мог выбраться на сушу. Волна сбивала с ног и утаскивала эльфов обратно в море. Удар о плотный мокрый песок оглушал, волна уносила на глубину, и эльфы гибли под радостные крики зрителей. Одному пловцу удалось поймать волну, и на её гребне он пронесся над пляжем половину пути. Затем эльф нашел в себе силы пробежать, ковыляя, десяток метров и удержать удар следующей волны. Еще трое счастливчиков чудом выиграли схватку с морем. Новых рабов увели на плантацию. Среди них был эльф по имени Мове. Через полгода трое из четверых новичков погибли, а Мове стал Павлу другом. Эльфы ушли в побег на маленьком плоту под парусом поздним вечером, а через день негры привезли их тела, чтобы развесить на площади Наказаний. Мове плакал тихо, почти незаметно.

Его и Павла наутро, после побега, забили в колодки и располосовали бамбуковыми палками спину.

- Это научит остальных покорности! - сказал хозяин-негр после того, как оба белых потеряли сознание.

- Они останутся в колодках без пищи и воды до тех пор, пока их друзей не вернут, - приказал хозяин охраннику.

Павел слышал его. Сознание, казалось, оставило его. Тело не желало терпеть страшную боль, и только отрешенность и безразличие к своей судьбе не давали ему впасть в отчаянием. Ему давно было безразлично - жив он или умер. Колодки стояли на открытом месте, посреди площади. Жгучие лучи южного солнца нагревали изуродованную, кровоточащую спину Павла. На кровавое пиршество слетелись насекомые. Рабы, согнанные на представление, радостно смотрели на пытки и мучения белых. Ни Павла, ни эльфов никто из них не любил. Осознание того, что кому-то хуже, что кого-то унижают, над кем-то издеваются, а тех смельчаков, что имели смелость сбежать, поймают и убьют, наполняла сердца рабов радостью. Если бы рабам было позволено, то они забросали бы Павла камнями и забили палками насмерть.

Мове стонал, корчился и извивался в колодках, сдирая кожу на руках и ногах.

- Пить! - стонал он, хотя прошло всего два-три часа.

Никто не торопился принести воды. Площадь была пуста.

Сами небеса проявили к мученикам свою милость. Небольшая туча пролилась потоками дождя. Вода не успевала впитываться в песок, так много её было.

-- Спина, моя спина, - тихо стонал Мове, всхлипывая.


* * *


Когда негры привезли и вывесить на площади Наказаний тела трех беглецов, Павла и Мове освободили и бросили в тень. Умирать.

Глаза Павла засверкали, кулаки сжались, а лицо окаменело.

- Помнишь, ты удивлялся, зачем я живу? У меня нет жены, нет детей, нет любимой, я стал чужим для своих друзей. Я не был двадцать лет на родине. У меня не было иной цели в жизни, кроме спокойной, комфортной старости.

- У тебя есть друг! Это я!

- А у тебя есть долги дома. Твои жена и дети не выживут одни. Так найди в себе мужество встать! Мы должны добраться до хижины, должны намазать спину мазью из алоэ. Нам необходимо выжить. Мы убьем охрану и захватим судно!

- Умрем достойно! - Мове дернулся и застонал. Его голос прервался, он начал задыхаться.

- Идем! Иначе мы сгнием здесь, - зарычал Павел.

Мове отдышался.

- Никогда не видел тебя таким решительным. Мне казалось, что в тебе отсутствуют все три человеческих страсти. Ни жажды власти, ни богатства, ни женщин в тебе нет.

- Моя нация очень терпелива, но когда оно кончается ... Мы можем сотни лет смириться и ждать, а потом ужасный, кровавый бунт!

- Ты очень нетерпелив. Я имею в виду для своей нации. Всего десять лет, - криво улыбнулся Мове.

- Не тяни время. Сосредоточился. Встал.


* * *


Казалось, что дорогу до хижины не одолеть. Эльф не стонал, не канючил, но его серое, после пытки, лицо сделалось черно-белым. Его глаза ввалились, белки покраснели от крови, дыхание стало хриплым, и последнюю сотню метров Павлу пришлось подставить Мове своё израненное плечо.

- Если к утру меня залихорадит, то мы не сможем захватить судно, - прошептал Павел. Он лежал на животе, уткнувшись лицом в нары.

- На что ты вообще рассчитываешь? Там дюжина матросов ночует на борту! Нам не справиться даже с одним.

- Утром. Всё узнаешь утром.

- Ты мне не доверяешь? Своему единственному другу! - с обидой в голосе прошипел Мове.

- Стены имеют уши, - устало сообщил Павел.

- Если бы кто-то услышал наш разговор и донес, то нас бы уже скормили собакам.

- Нет. Рабы или надсмотрщики подумают, что у меня горячечный бред. Хватит болтать. Не трать силы. Ты говорил, что можешь войти в транс и заставить боль отступить?

- Раньше мог. Сейчас не знаю, - с сомнением прошептал эльф. Он на самом деле попытался сосредоточиться. Павел мог бы усыпить эльфа, но жалкие остатки магии нужны ему были для бегства.

И Павел, и Мове всю ночь практически не спали, лишь изредка проваливаясь на несколько минут в беспамятство. Под утро опять начался ливень. Огромная черная туча закрыла всё небо.

- Ты можешь идти? - спросил Павел эльфа.

Мове сполз на пол и, ухватившись за столб, смог встать почти без стонов.

- Молодец! - Павел разговаривал хрипло. В легких что-то булькало, и он старался обращать на это поменьше внимания.

Оба вооружились тонкими длинными ножами, похожими на короткие шпаги. За ношение оружия рабам полагалась мучительная смерть, но сегодня два друга так и так шли умирать.

- Я уже свободен! - поднял свою маленькую шпагу эльф.

Его голос был полон благородства. Павел позавидовал ему.

"Кто я есть? Правнук крепостного, фактически, раба. Сын колхозника, чудом пережившего и предвоенные голодовки, и саму войну, так и не успевшего понять, что он свободен. Я всю жизнь прожил по программе, по инструкции, по правилам. Даже став всесильным Святым магом я остался рабом привычных понятий, я никогда не был свободным, и рабство не тяготило меня", - подумал Павел.

- Как бы гроза не разбудила негров на судне, - забеспокоился эльф.

- Грохочет далеко. В любом случае нам стоит поторопиться.

Короткие штаны промокли мгновенно, а обувь рабам не полагалась.

Павел пил дождь на ходу, с удовольствием глотая прохладную воду.

Судно они увидели, только вплотную приблизившись. Караульного на носу не было, он, видимо, ушел спать под навес на корме, где ночевала остальная команда.

- Я иду первым. Ты страхуешь сзади. Ничему не удивляйся, у меня осталось немного магии, и часть команды я попробую убить тихо-тихо, - предупредил Павел эльфа.

Метод убийства Павел продумал давно. Самым экономным, казалось, было разорвать нерв сердечной мышцы. Но для этого следовало "увидеть" сердце, что означало потерять вдвое больше магии. Второе очевидное решение - закупорка сонной артерии давало экономию на "диагностике", но потери на физическом воздействии были существенно больше. Решение Павел нашел на стыке магии и биологии. В океане водились ядовитые моллюски, ничтожная капелька яда которых вызывала паралич. Даже поверхностная рана была опасна для жизни, если вовремя не отсосать яд.

Павел уже затратил двенадцатую часть своего запаса, когда проводил испытание на зловредной псине охранника. Резерва осталось еще на одиннадцать попыток, и ни одна из них не должна была пропасть даром.

Негров на корме оказалось неожиданно много. К команде на ночь напросились рабыни, всегда любящие развлечения. С одной стороны, это облегчало задачу, пьянка-гулянка только что закончилась, и храп заглушал шаги Павла. С другой стороны, две дюжины негров Павлу никак не одолеть.

- Приготовь свою шпагу. Похоже, что ты был прав - сегодня наша очередь умирать, - прошептал Павел эльфу.

Мове, казалось, стал даже выше ростом. Его глаза загорелись, а движения стали ловкими, скользящими. "Прямо-таки, леопард", - усмехнулся Павел.

И рабыни, и моряки-негры были одинаково опасны. Пожалуй, первые даже опаснее, они ничем не уступали своим кавалерам в силе, а яростью превосходили.

Павел направил свой первый заряд яда в голову первой, попавшейся ему на пути, огромной и безобразной негритянке, способной одним ударом убить такого худышку, как он. Её не убило, даже парализовало как-то частично. Бабища открыла свои черные глаза, и, сверкая белками, с ненавистью уставилась в лицо Павла. В утренних сумерках ему казалось, что белки глаз почернели, это лопались сосуды. Кровавые черные слезы покатились по щекам женщины. Павел почувствовал её чудовищную боль. Он магически потянулся к негритянке, что прервать её мучения, не считаясь с потерями, не жалея ни о чем, а "прикоснувшись", получил в ответ мощный заряд магии, на порядок больший его мизерного запаса.

Павел застыл в изумлении на несколько секунд. Он нашел взглядом следующую крупную рабыню и повторил нападение. На этот раз Павел сразу же "присосался" к негритянке, и магическая энергия вливалась в него не короткое мгновение, а несколько секунд. С большим сожалением он прервал мучения женщины, "магическая жажда" даже спустя долгие десять лет была нестерпима.

- Уходим, - повернулся Павел к эльфу.

Тот возмущенно удивился, но, признав раньше право Павла командовать, не стал сейчас, в боевой обстановке, спорить.

Дождь, стихнув на немного, сейчас припустил во всю силу. Молния сверкнула совсем рядом, гром грянул буквально через пару секунд.

По дороге Павел решал для себя непростую проблему: отправить эльфа телепортом домой, открыв свои возможности, или достаточно, захватив власть на острове, обеспечить безопасное возвращение на корабле. Последний вариант был сложнее, набрать среди сотен рабов дюжину "любителей свободы" было непросто. Негры-рабы восхищались своими хозяевами, готовы были умереть за них - местные шаманы умели дурить голову не хуже земных специалистов по промыванию мозгов.

Лишь дойдя до хижины, Павел удивился своей реакции. Случилось чудо: он получил источник магии в "пустом", не магическом мире. Это оказалось для него маловажно. Мало того, он не решает для себя проблему морали - способ получения энергии очень похож на тот, что использовался в Алтаре Смерти. Он боится довериться своему единственному другу!

Павел решился на то, что делал только с врагами: он слился с эльфом, и ощутил его искреннюю дружбу, приправленную недовольством вынужденного бегства.

- Нам нет теперь нужды рисковать, пытаясь шпагами убить две дюжины врагов. Я тебе не рассказывал, не имело особого смысла, я был магом. Несколько капель магии я хранил все десять лет рабства, и рассчитывал сегодня израсходовать, убив дюжину караульных. Когда я убивал негритянку ..., там, на судне ..., она, умирая, отдала мне огромный запас силы. Сейчас я могу перенести нас к тебе на родину, - выдавил из себя Павел, пристально глядя в глаза эльфу.

- Прямо сейчас? Мы полетим по воздуху на ковре-самолете? Я читал о таком, но думал, что это сказки? - сбиваясь и глотая слова, спросил эльф.

- Сейчас? Не будем мстить? Оставим этих черных сволочей в покое?

- Зачем? Эти "черные сволочи" ничем не хуже гномов, людей или нас - эльфов. Вы, люди, столетиями мучили невинных в замке Дюк! Гномы за последние десять лет учинили такой геноцид, стоить вспомнить - волосы дыбом встают. Про эльфов промолчу, это было бы непатриотично.

- Сейчас, когда замок Дюк разрушен, к человеческой империи претензий нет?

- Мы в разговорах пропустили этот момент? Империя развалилась восемь лет назад ...

- Поболтать на философские темы нам с тобой хватало времени, а до конкретики руки не дошли, - горько вздохнул Павел.

- Ну их, негров - любителей рабства! Полетели домой! - раскинул руки крыльями эльф.

- Закрой глаза.

Павел уложил эльфа на нары, завязал ему тряпкой-полотенцем глаза, и переместился с ним на Священную гору над источником.

- Холодно! Ветер!

- На высоте всегда холодно, а встречный поток воздуха создает ветер. Потерпи часик!




Глава 10.


Предатель.


Мове.


Вот и закончилась миссия Мове. Он совершил невозможное, выполнил своё задание, нашел и доставил Святого Мага в королевство. Премьер будет доволен, а король сможет, наконец-то, отомстить. Мове было грустно на душе и как-то даже пакостно. Он не играл роль друга Павла, обмануть Святого Мага невозможно. Мове стал настоящим другом Павлу. Он полюбил его всей душой. Он уважал его за мужество и стойкость. Тем больнее ему было выполнить свой долг перед родиной. Когда трое его сослуживцев бежали, чтобы добраться до дома, чтобы доложить о находке, он остался стеречь главного эльфийского врага. Дорога до дома трудна и опасна, она могла занять много месяцев.

Сердце Мове щемило от невыносимой боли. Да, его команде выпала невероятная удача. Сотни команд эльфов сгинули на просторах океана, в горах, в лесах и каменных джунглях чужих городов. Для команды Мове кораблекрушение обернулось успехом. Но сердце эльфа болело, передать Павла в руки палачей - значило убить в себе часть души. Приказ есть приказ, он не обсуждается. Каждое задание родины прибавляло королевству силы, и отнимало у Мове часть души. Такая уж у Мове пакостная работа, ничего не поделаешь, кому-то нужно делать и её. Каждый, кто бодается с властью, должен быть готов, что вся мощь страны обрушится на него, и смерть "врага государства" будет для него избавлением от бесконечных жестоких пыток. Для страны гибель тысяч эльфов не так важна, зато поимка врага жизненно необходима.

- Ты из-за меня весь свой запас, наверно, израсходовал? Домой будешь добираться верхом на лошади? - пошутил над Павлом Мове.

- А ты, я вижу, сам неслабый маг?! Насквозь меня видишь! Да, я почти пустой, тебе на самом деле придется помочь мне приобрести коня, - добродушно рассмеялся Павел. Он не догадывался, что выдает свой секрет, развязывая другу-врагу руки.

- Сначала нам нужно добраться до моего замка, а мы без гроша в кармане. Где мы?

- Недалеко от столицы, пару миль не дотянул.

- В столице у меня друзья. Они одолжат на время и лошадей, и немного серебра. В какую сторону идти?

- Нам туда, - Павел двинулся в сторону дороги.


* * *


- Голодранцы! Прочь с дороги! - кучер, проезжающей мимо, кареты стегнул кнутом Мове.

Тот закричал, больше от гнева и унижения, чем от острой боли. Так-то его встречает родина!

- Он принимает нас за наших недавних хозяев - негров. Загорели мы дочерна, - попытался оправдаться Мове перед Павлом.

- На благородного эльфа ты еще долго не будешь похож! - засмеялся Павел.

- За зиму загар сойдет на нет.

- Не рассчитывай. Года два тебя будут принимать за быдло.

- Моего счастливого настроения своими мелкими подковырками ты не испортишь.

- Прохладно босиком и в коротких штанишках.

- Зато спина не так болит.

Друзья весело пикировались до самой столицы, где первый же патруль потащил их в каменную клетку.

Сокамерники устроили Павлу и Мове "прописку", избив их за то, что ни еды, ни денег, ни хорошей одежды у них нет.

Мове почти сразу потащили на допрос, и, уходя, он видел, что Павла продолжают бить, хотя тот уже не пытается сопротивляться.

Пока тюремщики неторопливо связывались с начальством Мове, пока подтвердили его статус, прошло полдня. Вернувшись в камеру свободным эльфом, умытым, сытым и одетым, Мове не увидел ни Павла, ни кого другого. Тот сбежал и забрал с собой других сидельцев.


Павел Ильич.


Мове увели. Избиение Павла оживилось, скоро большинству надоело это развлечение, но двое садистов разошлись не на шутку. Один особо удачный удар в голову сломал Павлу височную кость. Что-то "перемкнуло", или наоборот "сломало плотину" в голове Павла.

У него в деревянной бутылочке оставалось яда еще на два десятка смертельных доз. Павел вел себя как сомнамбула - он "впрыснул" этому, рьяному садисту одну дозу в мозг. Бандит застыл на месте, и стал медленно оседать на пол. Второй бандит продолжал ожесточенно пинать скрюченное тело Павла, а тот наслаждался хлынувшей в него силой. Он стал наркоманом, жажда стала нестерпимой, как только он сделал первый глоток магии. Павел отчетливо понял, что убивает бандита не из мести, или самозащиты, а только из "жажды магии", но сделать ничего не мог, будто бы он стал марионеткой в руках второго, "животного" Я. Он не дал несчастной жертве быстрой смерти, Павел пил и пил его мучения. Мгновения растянулись в бесконечное наслаждение, Павел "взлетел в небеса" и прошла вечность, когда он вернулся назад. Обескровленное, иссушенное тело жертвы била мелкая дрожь. Рассудок Павла окончательно помутился, и он стал "плеваться ядом" во всех своих сокамерников. Только через три часа Павел очнулся. Его второе Я было вполне разумно. Павел Второй, довольный и сытый не был расслаблен, напротив он сделался осторожным и чрезвычайно подозрительным. Кроме бандитов в камере лежал мертвый вертухай. Павел В. не помнил, как он его убил. Нужно было спешить. Павел В. очистил камеру от трупов, переоделся в форму охранника, она повисла на нем мешком. Смена Павлом внешности на старика эльфа, ветерана Пятой Континентальной Войны прошла привычно, быстро, старые навыки не забылись.

Подозрительность Павла В. стала маниакальной, ему показалось неестественным поведение его друга эльфа, и он отправился на поиски, желая расспросить, или скорее допросить Мове. Не успел Павел В. в личине эльфа дойти до конца коридора, как встретил своего друга. Беззастенчиво порывшись в голове у Мове, Павел В. не удивился предательству эльфа. Его это не возмутило, не расстроило, а даже вроде бы обрадовало, подтвердилась гнусная подозрительность и неверие в искреннюю дружбу. Павел В. не захотел заметить душевных мук Мове, который пожертвовал своей дружбой ради служебного долга.

"Что, сучонок? Любишь жену?! Целители-маги стали бессильны, никто тебе не поможет!" - ущербный импотент Павел В. не смог придумать ничего страшнее, чем заузить кровеносные сосуды в паху эльфа.

"Жить будешь! Любить - нет!" - Павел В. ушел телепортом в Роззе счастливый и довольный своей местью.


* * *


В его комнате в Роззе царила разруха. Пахло помойкой. Опустившаяся старуха сорока с лишним лет в компании троицы тщедушных и опухших мужчин, с горящими от "жажды" глазами. Девочка семи-восьми лет грязная, с синяками и ссадинами, в обносках с чужого плеча.

- Дядя Паша! - узнала старуха Павла В. в образе старика-эльфа.

- Ты кто? - на автомате откликнулся Павел В., залезая в мозги к старухе.

- Рушка.

В голове старухи была такая же помойка, что и в самом доме. Павел В. выбросил мужчин на улицу.

- Ты ..., изменилась.

- А ты нет. Остался прежним, хотя и нацепил маску, - невнятно прошамкала старуха.

Рушель с трудом встала, и направилась к Павлу В. Только тут он понял, что у неё проблемы с глазами. Подбежала девочка и привычно помогла Рушель.

- Мама, обопрись на мою руку.

Рушель проигнорировала дочь.

- Ты весь светишься от избытка силы. Злой силы. Черной силы.

- Молчи, ведьма!

- А ты изменился, я не сразу почувствовала это. Черная сила тебе, такому к лицу.

Павел В. ударил её не жалея силы. Старуху впечатало в стену вместе с дочкой. Рушель захрипела, сползая по стене. Девочка изломанной куклой застыла на полу, отлетев в угол.

"Ишь ты! Мнение своё имеет. Крыса с помойки. Магиня убогая. Подыхай! То, что я ублюдка твоего, девчонку убил, так это ей только лучше. Отмучилась!" - Павел В. подошел к девочке, коснулся шеи, нащупывая пульс. Глаза у ребенка открылись. Пронзительный взгляд удивительно знакомых глаз посмотрел Павлу куда-то внутрь, всё дальше и дальше ..., он задохнулся и потерял сознание.




Глава 11.


Одиночество.


Рушель.


Рушель пришла в сознания от пронзительного крика дочери.

- Папа! - кричала дочь так, что звенело в ушах.

- Маму! Не хватай! - поднимала еще на тон выше свой крик Рэ.

Дочка светилась от избытка силы нежно розовым светом, таким ярким, что Рушель хотелось закрыть глаза, которыми она и так ничего не видела. "Ограбила папашку, и не поперхнулась! А моей любимой дочурке всё на пользу! Сила не бывает черной или белой, всё зависит от человека, от его сути", - поняла Рушель.

В горле у Рушель пересохло, в груди горел огонь.

- Вина! Дай мне вина! Рэ, помоги! Умираю, так хочется пить!

Но Рэ никак не реагировала на крики матери, только продолжала трясти отца. Тот сдулся, лишенный силы, и лежал на полу кучей тряпья, черный и худой.

- Не бей меня головой о стену. Больно! - шептал он девочке, но та не слышала его.

- Где ты был, сволочь!? Кем стала мать за эти десять лет? Посмотри! Как я живу среди этих подонков? Зачем ты нас бросил? Я ни разу за девять лет не ела досыта! Это ты виноват!

Она стучала головой папаши в стену после каждого слова.

- Ты меня убьешь, - шептал Павел.

- Ты выбьешь мне остатки мозгов.

- У тебя их нет, и никогда не было! - уже без всякого энтузиазма продолжала стучать по стене головой отца Рэ.

- Пожалей.

- Я не знал о твоем существовании.

- Врешь, мерзавец!

- Вина! Дайте мне вина! - в никуда взмолилась Рушель.

- Помолчи пропойца, - осмелела Рэ. Всхлипнула, - До чего ты довел мать! Моя любимая мамочка!!! Как же она тебя любила!!!

- ... и ждала, - не удержался Павел.

За это он получил двойную дозу оплеух и потерял сознание.

- Это мой старый знакомый. Он не твой отец. Ты обозналась, - попыталась спасти Павла Рушель.

- Не папа? Посторонний? - растерялась Рэ.

Ярость мгновенно сменилась истерикой. Рэ разрыдалась, размазывая сопли по грязным щекам.

- Сбегай к нищему на площади. Он бывший маг-целитель. Позови его. Не объясняй зачем, он не поверит, что у тебя есть сила. Скажи, что я заплачу, - попросила Рушель дочь.

- Чем заплатишь? Как обычно? Тебе не противно?

- Нет-нет! Ты отдашь ему толику силы. Он руки тебе будет целовать в благодарность.

- Тфу. Зачем мне его слюни? Противно, - скривилась Рэ.

- Беги. Пока ..., этот дядя жив.


Павел Ильич.


Павел пришел в себя от страшного холода. Ему казалось, что даже уши, нос и пальцы обледенели. Зубы стучали с сумасшедшей скоростью, исполняя чудовищную мелодию.

- Если сможешь выжить - получишь идеальное здоровье, - ехидно произнес интеллигентный нищий, чистенький и опрятный, с усталым от безысходности взглядом.

- Ты сошел с ума? Такую дозу всадил! Спина чешется ..., ты бы лучше голову мне вылечил, чем шрамы на спине сводить.

- Это дочка твоя по неопытности переборщила, вливая силу. Я уже десять лет пустой, - с горечью произнес старик.

- Не клянчи! Я обещала тебе оплату - получишь, - весомо и с достоинством остановила нищего Рушель.

- Он мне не папа. Это чужой дядя, - поправила старика Рэ.

- Меня не нужно обманывать, это ни к чему. К тому же невозможно утаить такое родство.

- Ах ты, старая лгунья! - вырвалось у Рэ.

- Не смей так на мать, - сурово остановил дочь Павел.

- Если мне дадут обещанное, то я смиренно удалюсь, - отвлек разъяренную Рэ от мерзавца-папы нищий.

- Обождешь. Еще Рушель нужно подлечить, - вмешался Павел.

- Если мне будет позволено сказать? - старик посмотрел на Павла и Рэ, - неопытность девочки может убить Рушель. Тебе нужно обучить дочь. А сейчас лучше возьми у неё часть силы и сам напитай моё заклинание.

- Нет! - вмешалась Рушель. И обратилась к дочери, - отдай самую маленькую часть, какую только сможешь, старику. Пусть он сам меня лечит.

- Ты не видел ауру Павла. Черная, как сама смерть, - добавила Рушель, видя недоумение старика-нищего.

- Это был не я! Другой я! У меня что-то случилось с головой! - яростно стал защищаться Павел.

- Теперь-то я поняла! Мать часто говорила: "я из твоей головы всю дурь повыбью". Вот оно как делается! - серьёзно произнесла Рэ.

Взрослые засмеялись, но как-то грустно.

- У тебя была сломана височная кость. Она давила на мозг. Гематома была огромна, никогда такой не видел, - сообщил старик Павлу.

- Папа - хороший? Он не виноват? - растерянно спросила старика Рэ.

Бывший маг-целитель промолчал, не смея расстраивать счастливую девочку.

- Мама всегда говорила, что приедет папа и привезет мне шоколадку. Хочу! - взросла, умудренная страшным жизненным опытом девочка превратилась в маленького доверчивого ребенка.

- Дорогая, - елейным голосом прошептал в ухо Рушель Павел, - я десять лет провел в рабстве. У меня есть две монетки, те, что я забрал у охранника-эльфа. Но на них шоколад не купишь! Не разочаровывай нашу дочь!

- Нашу?

- Нашу!

- Дорогая?

- И единственная!

- Рэ, верни папе немного силы. Немного! Совсем мало! Каплю!

Рушель повернула умоляющее лицо к Павлу.

- А мне бутылочку сладкого вина, можно?

Слезы закапали из её подслеповатых глаз и потекли по морщинам ноздреватой грязной кожи. Рушель пошевелилась, и кислый запах ударил Павлу в нос, но он даже не поморщился, привык к таким запахам за десять лет рабства.

- И горы тряпок, как раньше. Духи, шампунь, крема, бусы, всё что пожелаешь, - грустно сказал Павел, - пластиковая карточка моя цела?

- Рэ, принеси папину шкатулку с вещами. Твоё чистоплюйство, Паша, - глупость несусветная! - слезы мгновенно высохли. Лицо Рушель презрительно скривилось.

- Я позволю себе маленькую просьбу. Если мне дадут обещанное, я удалюсь, чтобы не мешать вашим семейным делам.

- Не до тебя! Завтра приходи. После полудня! Иди-иди, не мешай, - грубо прогнала старика Рушель.

- Я хочу шоколадку!

- На, возьми в счет оплаты пару медных монет, - успокоил нищего Павел.

Глаза старика загорелись, он заискивающе схватил деньги, сразу потеряв своё внутреннее достоинство, и уважение Павла.


* * *


Вкус у Рушель был настолько вульгарен, что вызывал у консервативного Павла острое внутренне отторжение, но она ему бы не простила даже кривой гримасы, и приходилось заискивающе улыбаться. Рушель лежала на аляповатой кушетке, как казалось ей, в позе богини. Брезгливо-недовольная рожица Рушели надоела Павлу. "Нынешнее моё рабство переплюнет негритянское", - бессильно страдал он, глядя на вульгарного подростка, в которого превратилась Рушель.

"Шестнадцать лет - самый расцвет для женщины", - утверждала она, хотя явно сбросила лишних пару годков.

- Ты всё запомнил? Быстро-быстро, - в духе русских гусар скомандовала Рушель.

- Шоколада больше не надо. Я от него блюю, - жеманно сообщила дочь из соседней комнаты, - картошку пожаришь на сале, так чтобы шкварки хрустели и лучок золотился.

Рэ не понравились сладости и фрукты далекой Земли.

- Не забудь! В котлеты нужно класть больше хлеба, иначе они совсем невкусные.

"И это моя дочь! Что меня здесь держит?" - скучно шевельнулась мысль в голове у Павла.

Из ванной комнаты вышел "кавалер" Рушели, оставляя на белом ковре мокрые следы.

"Зачем это животное тратит горячую воду? Выхлоп у него после вчерашнего ...", - не сумел сдержать брезгливую гримасу Павел. Или он опять научился различать запахи, или психологически испытывал неприязнь к секс- партнеру Рушели.

- Так! - протяжно выговорила Рушель, грозя Павлу пальцем, - Рожи корчишь? Заказы принесешь, а на сегодняшнее свидание с дочкой не рассчитывай! Ей и самой надоело твоё сюсюканье! Выметайся!!!

Павел побрел в гости к Алексею, на телепорт у него не было ни грамма лишней магии, Рэ научилась точно отмерять необходимые для работы Павла дозы.


* * *


- Я её убью! Она даже представить не может, как мучительно ей придется умирать! А я! Я! Я напьюсь магии! Тогда я смогу вернуть тебе Катю, - пьяно икая, говорил Алексею Павел.

- Катю только сюда не надо, а то я её придушу. Своими руками придушу, сучку, - с трудом складывал слова Алексей.

- Ты её не видел! Она сделала пластику. Моднючая стала. На еврейку похожа.

- Ты что?! С её рязанской мордой?

- Мода! Да уж!

- Тебе, Паша, нужно бежать. Деньги за твою голову обещаны большие. У эльфов ты наследил, и самое главное, сделал глупость, оставил живым своего приятеля, - почти трезвым голосом сказал Алексей.

- Ты прав. Ты трижды прав! Но меня найдут везде. А здесь есть доступ к магии. Рэ не даст мне умереть.

- Капризная девчонка без тормозов. Ты для неё никто. Это Рушке нужны еда и тряпки, Рэ ничего не нужно. Никто, кроме тебя ходить между мирами не умеет. Беги и не возвращайся, и половину запаса сохранишь.

- Даже больше. Сегодня Рушка назаказывала много чего.

- Тогда не тяни. Давай прощаться.

Двери и окна разлетелись одновременно, как от взрыва. В комнату мгновенно ворвались желтолицые, узкоглазые гномы. Павел промедлил секунду, и потерял сознание от удара в голову.



Глава 12.


Вдовец с ребенком на руках.


Павел Ильич.


Павел пришел в себя лежа животом на лошади, со связанными ногами, руками и кляпом во рту. Лошадь трясла его, как будто изобрела специальный аллюр - особо тряская езда. Павла тошнило от этой тряски, и он боялся захлебнуться собственной блевотиной.

"Надо меньше пить, надо меньше пить ...", - повторял свое, обычное заклинание Павел. Заклинание, как и всегда, не работало. Оно не выводило из организма отраву, не снимало тошноту, не возвращало Павла в прошлое, до начала пьянки.

Попытка телепортом уйти домой не удалась, на лбу вспыхнул камень в обруче и разрушил заклинание.

"Что-то новенькое, не слышал о таком", - подумал Павел.

Штаны были влажные, пахло мочой.

"Унижают, суки!"

Судя по тому, что плотная ткань почти высохла в беспамятстве Павел пробыл долго.

"Не слабо меня по голове приласкали! Леха жив? Вряд ли ..., могли и у Рушке наведаться ...", - тревога за близких сжала сердце железным обручем. Павел задохнулся, сердце забилось снова.

"Чем же меня так напичкали?"

Павел прислушался к ощущениям, свой организм он знал досконально.

"Дело совсем паршивое, явно, больше суток везут!"

Павел шевельнулся, пытаясь поудобнее устроиться на лошади. Тут же раздался окрик на незнакомом языке, спустя несколько секунд Павла похлопали по голове, и он стал проваливаться в сон. Ничего не помогало, сон наваливался, обволакивая мозг туманом, глаза закрылись. В последний момент послышался голосок Рэ. Слова Павел не разбирал, но тревога и боль дочери вышибли его из навалившейся черноты беспамятства.

"Папа! Где ты? Маму убили! Помоги!"

"Рэ! Дочка! Где ты!"

"Папа! Помоги!"

"Рэ! Ты где!"

"Папа! Помоги!" - рыдала Рэ. Она не слышала Павла.

Ментальные стоны дочери не давали Павлу уснуть. В груди поднимался гнев. Новые попытки колдовать бездумно растрачивали скудные запасы магии. Через час Павел успокоился и смог немного подумать. Стоны дочери то превращались в комариный писк, то нарастали до оглушительного крика. Это явно было связано с рельефом их дороги.

"Её везут рядом со мной!" - наконец-то пробилась здравая мысль в тупой башке Павла.

Павел приоткрыл левый глаз и скосил его в сторону морды лошади, впереди ехали только всадники. Правый глаз оказался удачливей левого, лошадь в пяти метрах сзади везла мешок с живым грузом.

Следующую попытку докричаться до дочери Павел предпринял, когда лошадь Рэ приблизилась на пару метром, а сама Рэ на мгновение затихла. Павел выплеснул все остатки магии в свою последнюю попытку, сконцентрировавшись в направлении головы дочери, и антимагический амулет не устоял.

"Дочка, я рядом. Дай мне магии, сколько сможешь!"

Ответ Рэ был так силен, что камень на лбу Павла загорелся и треснул.

"Ну! Сейчас повеселимся!" - злорадно подумал Павел, убивая гномов со всей ему доступной скоростью. Лишь последний гном, с властными интонациями в голосе, остался жив.

"Тебе есть что рассказать! Тебе есть за что принять мученическую смерть! Ты расскажешь мне кто отдавал приказы! Ты узнаешь ад!"

Павел освободился от пут и с огромным трудом подошел к упавшему на землю врагу. Развязанная Рэ дергала кляп изо рта, с горящими от ярости глазами.

-Тихо, тссс, - поднес палец ко рту Павел. Он вернулся к дочери, обнял её.

- Хорошо. Враг подождет. Моя месть подождет! - поправил себя Павел.

Он сам вынул кляп изо рта дочери и крепко прижал к себе.

- Сиротинушка моя. Поплачь.

- Ты ..., ты! Ты виноват, что так случилось! Они пришли за тобой, а убили маму!

- Мои старые грехи преследуют меня и убивают моих близких. Зло причиненное другим всегда возвращается.

- Я ушла вчера к подружке, меня долго не было, а когда вернулась ... Мама не говорила им где тебя искать. А я даже не догадывалась, что ты у дяди Лёши, думала, что на Земле. Вся комната была в крови. Мама умирала, но не проговорилась ..., а потом вошла я ... Они пригрозили меня убить, и мама проговорилась ... Она очень тебя любила. Ты её не понимал, не верил ей. Я то знаю, - Рэ говорила сумбурно, но Павел молчал, давал ей выговориться. Она уткнулась ему в грудь.

- Когда гномы тащили меня из дома, я сидела в мешке, ничего не видя, но я ощутила смерть мамы. Можно я эту гадину сама убью?! - Рэ отстранилась от Павла и поплелась к гному, еле-еле передвигая ноги.

- Постой! - Павел догнал дочь.

- Тебе нельзя убивать! Детям нельзя такое! Я себе никогда не прощу! - Павел выглядел жалко и растеряно.

- А смотреть можно? Как пытают и убивают мать!

- Вот она - та разделительная черта между плохими и хорошими. Война для взрослых. Тот, кто втягивает туда детей, настоящий мерзавец. Нет!

- Ты похож на проповедника. Отпусти мою руку.

- Не пущу.

- Я тебя ненавижу! Пусти!

Рэ выдернула руку, обдирая себе кожу. Упала. С трудом поднялась.

- Ненавижу тебя! У меня нет отца! Запомни это!

- Дай мне допросить его! Он обычный служака, мне нужны те, кто отдал приказ.

- Тогда ты отдашь мне его начальника, его семью, его друзей. Я убью их всех, - глаза Рэ горели сумасшедшим огнем.

- Ты способна убить мальчика или девочку? - попытался разжалобить дочь Павел.

Рэ молча кивнула головой, и уставилась на Павла.

- Ты понимаешь, что я могу отправить тебя на Землю? Оттуда тебе самостоятельно не вернуться.

- Торгаш! - презрительно процедила Рэ.

- Я привяжу к каждому из них маячок, и научу тебя переносить людей отсюда на Землю.

- Ну! Продолжай, не молчи!

- Ты даешь мне слово не убивать их семь лет.

- Мама умерла вчера, а они будут жить еще семь лет? Нет! А обо мне ты подумал? Я с ума сойду в ожидании мести!

- Тогда каждому взрослому смерть из моих рук. Страшная! Мучительная!

- Даже императору гномов?

- Всем, кто отдавал приказ!

- Я хочу видеть это!

- Нет!

- Ты понимаешь, что меня обмануть нельзя.

- Слово!

- А на детишек привяжешь маячок.

- Лады, - устало согласился Павел, - пошли телепортом в Роззе. Может жив дядя Леша?

Рэ посмотрела на Павла, как на малого ребенка.


* * *


- Нам следовало бы встречаться чаще и не по такому грустному поводу, - сказал Хард.

- Несчастная семья, - скупо ответил Павел, имея ввиду семейство Алексея.

- Ты останешься на похороны?

- Я должен вернуться. У гномов образовалось много моих должников. Позаботься о Рэ.

- Рушель считала её твоей дочерью. Никто ей не верил. Ну, ты понимаешь. Извини.

- Я верю.

- Катю "пригласи" на похороны мужа. Внуков ей надо повидать ...

- И правнуков.

- Та давняя эпидемия, во время войны с гномами, что унесла жизнь моей жену ..., - Хард с трудом перевел дух, - забрала и сыновей Алексея, и их жен. Внуков он не отдал своим купеческим родственникам, они выросли настоящими воинами.

- Рэ, - позвал Павел, - я ухожу, слушайся Харда и бабушку Катю.

Катя появилась в строгом английском костюме, как по заказу.

"Хоть в этом повезло", - подумал Павел, и, не теряя времени, ушел телепортом к каравану, брошенному им в полном беспорядке.


* * *


Цепочка оборвалась на третьем звене. Собственно и "второе звено" Павел обнаружил с трудом, никто другой не смог бы. Деталь, которая вывела Павла на цель, была незначительна, командир гномов в простом допросе сам никогда бы не додумался её сообщить. Когда Паша рылся в голове у второго гнома, его тошнило от мерзких мыслей организатора спецопераций. Холодный расчет и ничего личного. По сравнению с ним "первое звено", командир отряда, выглядел жестким, даже не жестоким, профи. Сейчас, после двух недель поисков, Павлу казалась излишней, примененная им пытка. Командир заслужил смерть, но не такую чудовищную. Жизнь друзей и родственников покойника Павел оставил на волю случая, отправив их на небольшой необитаемый остров в негритянском архипелаге, совсем рядом с тем, где он сам провел в рабстве десять долгих лет. Исчезновение гномов наведет спецслужбы на те же мысли, что и их смерть, но неизвестность пугает. У "организатора спецопераций" близкие и любимые родственники отсутствовали, друзей не было, были только знакомые. Заказ на похищение Павла он получил "левый", во всяком случае, непосредственный начальник о нем не знал. Павел прошелся до самого верха спецслужбы, бессмысленно уничтожая гномов, и вернулся в Роззе.


* * *


Холодное сентябрьское утро в нетопленном деревенском доме располагало к бодрости. Несмотря на яркое солнышко на улице, в доме было настолько холодно, что изо рта поднимался пар. Усилием воли Павел сбросил пуховое одеяло, натянул теплые, с начесом, "лыжные" штаны на резинке, накинул легкий пуховик прямо на майку и побежал во двор, к "удобствам общего пользования", окончательно прогоняя остатки сна. Роса на траве по краям узенькой дорожки как всегда намочила Павлу ноги, чуть не по колено.

Шумно ворвавшись в дом, хлопнув входной дверью, протопав ногами по коридору, загремев сковородой на кухне о плиту, Павел включил старинный телевизор двадцатилетней давности, чудом работающий на цифровом канале.

- Папа, только начало восьмого! Опять ни свет, ни заря ты меня разбудил! - послышался хнык из спальни дочери.

- Пора собираться в школу, - протянул Павел, изображая ласкового, добряка-папашу.

- Блин, как ты меня достал! - ругнулась по-старинному Рэ. Она обожала собирать древние ругательства, ставя в тупик учителей и одноклассников, своей "эрудицией".

- Разве тебе не хочется испытать счастье движения? Сделать по дороге в школу крюк, пройтись по знакомым местам, проверить соседнюю просеку, не появились ли опята, внимательно осмотреть озеро, не залетели к нам лебеди и гуси?

- Хочется! Чтобы ты перестал валять дурака! Чтобы обустроил, наконец, наше жильё для более-менее комфортного проживания. Чтобы "лёгкий завтрак" состоял не из жареного свиного ребрышка с парой яиц, а из "легкого завтрака" залитого молоком, как у всех нормальных людей!

- С чего это вдруг ты "озадачилась состоянием отопительной системы"? Ты же опять магичила! - жестко остановил дочь Павел.

- Чуть-чуть, чтобы согреться!

- Сегодня, чтобы согреться. Завтра, чтобы перепрыгнуть через лужу. Послезавтра - надавать тумаков Петрову, он не догадывается, кто в классе самая красивая девочка?

- А завтрак?

- Завтрак каждый готовит себе сам! Купи на обратной дороге из школы сыпучую гадость и белую жидкость. Разрешаю!

- Папка! Ты чудо! Может я, тогда еще, юбку на школьной форме подрежу?

- И отморозишь себе. Кому я это говорю, глупец? Опять магия?

- Я осторожно.

- А приворожить Петрова не проще?

- Это неспортивно!

- Ха!


* * *


Рэ Павловна.


Рэ поднялась на холм, ветер донес до неё запах сосен, а вместе с ним ... Нет, то, о чем говорил отец она не ощутила. Чужой мир! Чужой! Ушло, пропало то незабываемое ощущение спокойствия, равновесия, которое она чувствовала, поднимаясь в Роззе на холм, считавшийся там горой. Как же ей не хватает здесь этого, и в спящей деревенской равнине, и в безумной суете ближнего русского города, и в русской столице, где нет ни одного русского лица. Катя! Сегодня приедет Катя!


* * *


- За год здесь почти ничего не изменилось, ни одна мелочь, может только юбка? - усмехнулась Катя, - даже Рэ не подросла. Почему?

Катя смотрела на Рэ, но обращалась, явно, к Павлу.

- Ты опять сделала пластику. Хакамада! - оскорбительно засмеялся отец. Рэ было непонятно: кто такая Хакамада, и чем так плохо быть на неё похожей.

- Сундук деревенский! Это китайский стиль! Он немного смешался со старым, семитским, - обиделась Катя.

- Помнишь "Ванессу Мэй", свою невестку? Хочешь стать такой? - задумчиво сказал отец.

Катя подумала, глаза её загорелись, но она справилась.

- Нет. Не хочу, чтобы у тебя болело сердце.

- Я деревенский сундук! Моё сердце - стальной замок!

- Как ты живешь без любви?

- У меня есть дочка! - отец обнял Рэ.

- Ты стар и глуп, хоть и смотришься на тридцать.

- Я счастлив! Здесь я впервые, по-настоящему счастлив! Мне есть зачем жить!




Глава 13.


Тихая сельская жизнь.


Рэ Павловна.


Ради приезда Кати отец отменил вечерние занятия магией, проверку школьных заданий и даже позвонил соседу пограничнику, попросил перенести его тренировку с Рэ. Катя болтала весь вечер без умолку, а Рэ восторженно млела от её рассказов, отец же становился всё сумрачней. Просидели до полуночи, Рэ никак не могла заснуть и пошлепала босиком в комнату для гостей, там было пусто. Девочка активировала поисковую сеть и обнаружила Катю в комнате отца, ей это почему-то не понравилось. Глухая ревность всколыхнула обиду на отца и неприязнь в Кате. Рэ пару минут подслушивала и у неё отлегло на сердце, взрослые разговаривали холодно. Рэ, в спешке, даже успела "заглянуть" в комнату отца. Катя была, правда, в абсолютно прозрачной ночнушке, но сидела в кресле.

- Я тебя в который раз прошу, Катя, не забивай девочке голову фальшивыми прелестями столичной жизни, - голос у отца скрипел и хрипел. Рэ знала, он крайне раздражен, хотя внешне говорит спокойно.

- Она всё это видит по тиви.

- Она понимает, что показывают шлюх и воров.

- Ой-ли? Есть и приличные люди!

- Холуи? Охрана?

- Ты не любишь родину. Ты не нашел женщину своей мечты. Ты не научился зарабатывать деньги. Ты -- неудачник, - сделала вывод Катя.

- Как сказал классик: "Родину я люблю, государство ненавижу!" - пошутил отец, и сам же засмеялся искусственным смехом.

Катя встала и подошла к кровати отца.

- Пустишь под одеяло? - для видимости спросила она, и улеглась рядом с потеснившимся Павлом.

- На второе место по значимости ты поставила любовь! Я рад, что деньги у тебя откатились в самый конец, - отец произнес это серьезно, без обычной насмешки.

- И?

- Всего год прошел после смерти матери Рэ.

- Извини, я забыла про твои проблемы, - Катя нагло зашевелила руками под одеялом.

Рэ возмущенно зашипела, еле слышно, чтобы в соседней комнате не услышали.

- Ого!- удивилась Катя, слишком театрально.

- Мои проблемы носили магический характер. Рушель не хотела делить меня с другими. Как только она умерла, заклинание потеряло силу, - грустно произнес отец.

Рэ чуть не упала от неожиданности.

- Вот видишь! Неудачник ты! Пустышка!

- Что ты меня накручиваешь? "На слабо" я не велся даже в детстве. Я не хочу делить любовь между Рэ и кем-то еще. Девочка не поймет, будет ревновать, ей хватает горестей в этой жизни.

- Тебе хотелось сына? Воспитываешь её по-мальчишески!

- Нет. Я доволен и счастлив. Воспитываю так, как умею.

- Секса хочешь? Чисто по-дружески, - Катя залезла на отца, навалившись на него тяжелой грудью.

Рэ казалось, что Катя хочет отнять у неё последнее, что осталось в жизни, любовь отца.

- Нет. Утром "она" всё поймет и расстроится, - отец ласково поцеловал Катю и сдвинул в сторону.

Катя обиженно отвернулась и замолчала. Пауза затянулась. Рэ успела сообразить, что подслушивать и подглядывать неприлично. И, раз уж ничего интересного не происходит, то можно вспомнить о приличиях. К тому же ей захотелось спать, в комнате было прохладно, теплая постель стала особо заманчива.

- И всё-таки ты неудачник! - судя по голосу, Катя тихо плакала. Но в голосе была злость.

Рэ решила еще немного послушать и посмотреть.

- Я не научился "зарабатывать" деньги! Иными словами - воровать!!! Как твои московские друзья?! - зло зашипел отец.

- А что тебя так возбудило?! - слезы у Кати просохли, она говорила почти радостно.

Рэ подглядывала магически, и ей казалось, что глаза отца полыхают огнем. Катя этого не видела и держалась уверенно.

- У меня осталось два друга, ты и Хард. Погиб Кляйн, убили Лёшу ...

- А тот эльф, с которым вы подружились в плену? Ты говорил о нем с такой грустью!

- Когда служебный долг мешает дружбе ...

- Ты бы расстался с работой! Я знаю! А он?

- А он не смог. Так что ты мой самый старый и близкий друг! А деньги тебя испортили, вот я и расстраиваюсь.

- Только ты не говори "старый", лучше как-то по-другому: "милый друг", например, - Катя опять обняла отца.

"Какая же она сучка", - разозлилась снова Рэ. Аура Кати полыхнула теми самыми красками плотских желаний, что Рэ видела у училки физо, та всегда оказывалась необыкновенно вовремя рядом с отцом, стоило тому появиться в школе.

- "Милый друг" - звучит по-французски пошло, - засмеялся отец, и в ответ обнял Катю.

"...", - выругалась Рэ.

Отец встрепенулся.

"Я это вслух произнесла?", - подумала Рэ.

- Катя, спасибо тебе, - отец нежно поцеловал "милого друга", - оставайся спать здесь, а я заночую в комнате гостей.

Отец демонстративно медленно встал. И неторопливо пошел к двери, давая время Рэ исчезнуть.


* * *


Рэ долго ворочалась, не могла заснуть.

"Уж лучше училка физо, той ничего, кроме секса, не нужно", - недальновидно подумала Рэ.


* * *


За завтраком Рэ слушала телефонный разговор отца с соседом пограничником. Отец интересовался, свободен ли у тренера Рэ сегодняшний вечер.

- Кате нужно срочно в столицу, - лицемерно сообщил отец настороженной Рэ, - попрощайся. Она уедет сразу после обеда, ты её не застанешь, вернувшись из школы.

Рэ, понимая, что накосячила ночью, вела себя, как паинька.


Павел Ильич.


- Как она на меня посмотрела! - Катю явно удивила реакция дочери Павла, - я же ничего не сделала. Я хотела как лучше, хотела помочь тебе, и ей тоже не помешало бы пообщаться с женщиной, которой она может доверить всё, что угодно.

- Тебя она лишила доверия. Мне дан испытательный срок, - грустно улыбнулся Павел.

- У нас осталось меньше пяти часов, я хочу тебе предложить пару выгодных заказов, нам надо обсудить все детали.

- Дай, я посмотрю материалы. Что за люди, кто их родственники, откуда у больных такие деньги?

- Я считала, что для тебя главное - это экономия силы.

- Твой ежемесячный визит к внукам обходится дороже лечения этих двух больных, - буркнул Павел, просматривая медицинские файлы, - здесь я обойдусь без мага-целителя. Даже Рэ справится самостоятельно. Хотя слово "даже" пора опускать, в теории она превзошла меня. Последний визит мага на Землю растянулся на всё лето, он занимался с Рэ и со мною по двенадцать часов в день. Как выяснилось, дочка быстрее меня осваивает материал.

- По двум пропавшим магам. Поиски ничего не дали, здесь материалы. Может твой свежий взгляд поможет, - Катя передала Павлу флешку.

- У меня появились сомнения в смерти одного мага, из погибшего десятка. Посмотри, - Павел указал на мониторе, - гнилой источник, двойной агент.

- Хорошо. Дам задание на повторную проверку.

- Моя авантюра здесь, двенадцать лет назад, не удалась. Нужно зачистить концы. Магам место на родине.

- Если "кто-то" узнает о твоих возможностях, против тебя развяжут войну.

- Поэтому больных нужно подбирать очень осторожно.

- Проще в казино или на бирже играть. Как в старые добрые времена, - мечтательно закатила глаза Катя.

- Биржевые спекуляции легко анализируются. Безналичные деньги опасны, - Павел отрицательно покачал головой.

- А "чудесные излечения" безопасны?

- На меня у них нет абсолютно никаких зацепок. Я добираюсь до столицы на мокике, меняя его расцветку и свою одежду. Большую часть из трехсот километров я еду по второстепенным дорогам, без номеров, в шлеме. Мои приезды приурочены к обычной диагностике, когда курс официального лечения давно завершен, а независимая экспертиза еще не проведена. Я обычный посетитель "с улицы", случайно пришел записаться на диагностику, и меня не устроили предложенное время или расценки. Только ты можешь вывести "их" на нас.

- Я только собираю информацию. Предложение о лечении делается анонимно. Единственное опасное место в цепочке - это получение денег. Год назад я завела сотню карточек на разных людей, внешне похожих на медсестру в клинике, и выбрасываю их по мере использования. Биоструктурная маска медсестры-регистратора должна навести "их" на ложный след. За ней постоянная слежка, мне мгновенно сообщат, как только кто-то проявит нездоровый интерес. Всё, как мы с тобой договаривались.

- Подумай, что можно сделать для увеличения твоей безопасности.

- У меня одной из внучек скоро исполнится шестнадцать. Внешностью она пошла в мою невестку, похожа на испанку.

- Та, что полгода провела в иезуитской школе?

- Да. Её испанский сейчас безупречен. Документы прошли полную проверку. Хочу нанять её помощницей. Будет ходить за мной хвостиком. Для "них" внучка безопасна, "они" наверняка позволят ей нажать кнопку телефона, отправив тревожную смс тебе.

- Обговори это с ней в переписке, назначь время, я-то всегда готов.


* * *


Катя.


Павел здорово подвел Катерину двенадцать лет назад. Давыд Давыдович распрощался с жизнью, умений магов-учеников не хватило, чтобы закрыть все дыры. Они не слушали Катерину и погибли, как простые боевики. Исчезли возможности - рухнули связи, хуже того, старые знакомства стали опасны. Лишь счастливое стечение обстоятельств и обычный русский бардак позволили Кате спастись, пока шла охота на Коганина. Первые пять лет, пока Катя шарахалась от каждого куста и боялась лишний раз показать свой нос на улицу, она ненавидела Павла. Его безответственность, нерешительность, половинчатость. Потихоньку всё забылось, Катя стала считать Павла умершим, и, соответственно, думать о нем хорошо. "Воскрешение" Павла из мертвых стало для Кати шоком. Море возможностей открылось для неё одновременно с известиями о давно умерших сыновьях и внуках. Гибель бывшего мужа мало взволновала её, они давно были чужими. Напротив, надежда рано или поздно повидать детей и внуков, помогала ей выжить во время охоты на неё. С появлением Павла Катя не только смогла навещать родных, но и получила немалые суммы денег, перестала экономить каждую копейку. Конечно, щедрость Коганина была на порядок выше, но те времена давно прошли.

Общий бизнес, смертельно опасный, при отсутствии "крыши", сделал отношения Кати и Павла особо доверительными.

Катя отправлялась в столицу поездом. Павел нежно поцеловал её на прощание.

- Береги себя.

- Ты тоже.

Они помолчали, о делах не следовало говорить, о личном всё уже сказано ранее.

- Ты осторожнее, следи за своей речью, ты постоянно допускаешь ошибки. Проводника назвал девушкой. Ей еще нет сорока, "девочка" и только "девочка". Девушки - это те, кто разменяли полтинник. В столице она бы тебя засудила!

- А женщины бальзаковского возраста? В моё время была передвинута возрастная планка с двадцати пяти, до сорока лет.

- Сейчас это оскорбление для любого возраста. И глаза отводи в сторону, пристальный взгляд - сексуальное домогательство.

- До нашей деревни прогресс докатится нескоро, - с облегчением вздохнул Павел.

Постояли еще, поболтали о пустяках. Еще раз поцеловались, неловко, как будто не были знакомы пятьдесят лет.


* * *


Павел Ильич.


Дочь пришла из школы вся в напряжении, только тронь - загорится.

- Ты слышала весь наш разговор. Ты знаешь, тебе не придется делить меня ни с кем! - в лоб, без малейшей деликатности, начал разговор Павел.

- Прости, я больше не буду подслушивать, - бросилась к Павлу дочь.

- У меня нет от тебя секретов. Ты можешь всегда спросить меня о чем угодно, я отвечу тебе предельно искренне. У тебя нет никакой необходимости подслушивать.

- Папка, нам ведь никто не нужен. Правда?

- Правда!

- Правда-правда?

- Смешная ты у меня! Ты же "видишь"!

- Пап, а наша училка физо восхищалась твоей спортивной формой. Ты в город трусцой бегал, в эту субботу, а она за тобой на велике все три километра пыталась угнаться.

- Это ты к чему, так вдруг сменила тему?

- Просто. Ни к чему. А фигурка у неё, завидки берут! - мечтатель закатила глаза Рэ.

- Хороша Маша ...

- Её Анжелой зовут! Забыл?

- Ангелочек, значит? Ну-ну, - Павлу на самом деле надоели раскованные девицы на один раз из супер прогрессивного райцентра. Нахрапистые, раскрепощенные, они вызывали у старика отторжение. А количество магии, которую приходилось тратить на лечение, невероятно раздражало Павла на следующий день. Он удивлялся себе вчерашнему, своему безрассудству, пренебрежению средствами защиты.

- Ангелочек получила высочайшее одобрение? - насмешливо посмотрел он на дочку.

Та покраснела, задергалась.

- Взрослеешь слишком быстро? Или ты уже давно не ребенок? - грустно вопросил Павел.

- Да нет. Я здесь даже в куклы научилась играть. Песенки с девчонками разучиваем, секреты глупые придумываем. Хорошо в деревне.

- Если ты такая взрослая, то хочу тебя обрадовать. Скоро у тебя будет братик, - решил подшутить над дочерью Павел.

- Когда? - Рэ вытаращила на отца глаза в полном недоумении.

- На следующей неделе. Этот несносный старикашка маг попросился сюда на ПМЖ. Понравилось ему тут меня и тебя тиранить своими занудными лекциями. А с этими нынешними российскими паспортами, где и отпечатки пальцев, и сетчатка глаз, и формула ДНК, столько мороки. Короче! Я оформляю документы на усыновление таджикского мальчика, у них в стране очередная заварушка, и наши власти приняли две сотни беженцев-сирот. Мне удалось в толпу детей подбросить еще одного "ребенка". То, что мальчик, как тебе известно, голубоглазый блондин, никого не удивило. Те две сотни детей заранее разобрали, видимо, на органы. За небольшую мзду мне отдали внепланового мальчика. Задержка из-за документов, я единственный захотел всё провести официально. Готовься, будешь учиться со своим братом в одном классе.

- Ты бы сразу всех своих "детей" сюда тащил, - раздраженно уставилась на отца Рэ, - не проще было бы "туда" для меня пяток учителей перенести?

- Здесь сейчас гораздо опаснее жить, признаю. Кризис, вот власти и закручивают гайки. Но я хочу не только для тебя получить документы, я рассчитываю легализировать два десятка человек. С нового года паспорт начнут выдавать в десять лет, всё станет гораздо сложнее.

- Они нас всё равно вычислят, нам никогда не справиться с миллионной армией и придется бежать. Какая разница двое нас или дюжина?

- Ты насмотрелась фильмов. "Они" не всемогущи, хуже того, "они" так привыкли торговать и обмениваться услугами, что профи не осталось совсем. Те редкие специалисты, что хоть немного понимают в своей работе, попробуют продать свои сведения и первый покупатель для них - мы. Чем больше "они" кричат о борьбе с коррупцией, тем обширнее она становится. Всё покупается и всё продается, главное в этом, чтобы продавцы компромата были уверены, что я платежеспособен. Поэтому единственный канал к нам, через обезличку Катей крупных сумм.

- Папка, но если "плохие" нас найдут, ты их ...

- Я сделаю им больно, - засмеялся Павел. Вспомнил, как именно "больно", и погрустнел.



Глава 14.


Шарлатан.


Рэ Павловна.


Катя еще раз прочитала вслух объявление.

- Известный экстрасенс Павел приобрел свои способности после того, как побывал в качестве пациента у знаменитого индийского гуру, который и стал его учителем. Павел провел в Индии около семи лет, в течение которых он вел монашеский образ жизни. Теперь же он вернулся на родину - в Россию. Кроме экстрасенсорных способностей у Павла есть и другие таланты. Он отличный художник и музыкант.

- Это никуда не годится. Давай-ка напишем ахинею. То, чем пугает обывателя наш соперник, медицина с дипломом. "Известный шарлатан Попо, не имеющий медицинского образования, не знакомый с фармакологией, не знающий даже названия болезней, дурит голову больным людям. Он убеждает их в том, что они здоровы так хорошо, что больные забывают о своих недомоганиях. Попо гарантирует: на два года вы забудете о болезнях, вам покажется, что вы снова молоды и абсолютно здоровы", - Павел по-мальчишески хихикнул.

- "В компании с шарлатанкой Попа ...", - подхватила Катя.

- Вы как дети, право, - не одобрила Рэ.

- Где мы скроем истину? В мусоре лжи! - усилил тезис Павел.

- А может, всё-таки, переберемся в Беларусь? Там только через два года обещают оснастить банковские карты обязательным считывателем отпечатка пальца, - предложила Катя.

- Это же ловушка для мошенников. Кто рванул в Беларусь - тот вор, - назидательно объяснила Рэ. Она сегодня прочитала заметку на эту тему.

- Я уже накупил хрустальных шаров, маятников, благовоний, множество поделок как бы чучел экзотических животных. Всё такое безвкусное! Прелесть!

- Не переборщи! Нам нужны посетители, среди которых мы сможем спрятать пациентов, - Катя стала абсолютно серьёзной.

- Вот ты и изобразишь в консервативной приемной дорогую консервативную секретаршу!

- Будем работать на контрасте? Тебе из всего хочется сделать балаган!


* * *


Марго Нельсон.


Лечение в Израиле не помогло, и Марго приводила свои дела в порядок. Ближайший "родственник", пасынок первой жены давно умершего мужа - Ося, был взрослым, хорошо обеспеченным чиновником непонятного ведомства, коих расплодилось бесчисленное множество. Виделись "родственники" редко, раз в два-три года. Особой теплоты и доверительности в их отношениях не было, но Марго решила оставить Осе пару картин, которые тому явно нравились. "Будет их беречь", - подумала она, и тут позвонил "племянник".

- Ты только поспеши, мне недолго осталось, - сказала Марго.

- Спасибо за картины, они стоят целое состояние. Я тронут, но звоню не поэтому. Поверь!

Марго не верила, его деловые интонации она научилась узнавать давно, ещё когда был жив муж и Ося навещал их каждую неделю. Однако, Ося напросился на встречу сегодня.

Приехал Ося деловитый, и, явно, не из-за картин, чем расстроил Марго, та не любила ошибаться в людях.

- Марго, - Ося никогда не звал её тетей, - ты не могла бы дать мне свои анализы. Сама знаешь где я работаю, покажу нашим спецам, просто посмотреть.

- Мучить себя я больше не позволю. Я уже приготовилась к смерти, не хочу...

- Даже не предлагаю ничего подобного, - замахал руками Ося.


* * *


Спустя три дня Марго сидела на приеме у самого прожженного шарлатана, которого только могла себе представить, и глубоко раскаивалась, что пошла на поводу у "племянника", сдалась. Ося всегда шутил о своих дамских победах: "им проще отдаться, тем самым положив конец моим домогательствам". Вот и Марго согласилась потратить два часа своего бесценного времени, тем более, что деньги тратил Ося. А он не любил тратить деньги! Когда Марго увидела талончик с чеком, то была поражена: предварительный осмотр у шарлатана обошелся Осе в пару-тройку его зарплат.

Шарлатан так плохо играл экстрасенса, что Марго с нетерпением ждала, когда он закончит свой недостойный спектакль.

- Вам осталось жить две-три недели, а Вы хотите моих гарантий на два года здоровья и молодости? Умно! - неожиданно деловито прервал поток бессмысленных фраз шарлатан.

Удивленная Марго с нетерпением стала ждать продолжения.

- Стоимость самого сеанса "гипноза" в двадцать раз больше, чем за осмотр, - неожиданно сделал предложение экстрасенс.

- Я проживу еще два года? - не поверила Марго.

- Если Вас не зарежет слишком горячий любовник, - глупо пошутил экстрасенс, - но и тогда мы вернем большую часть денег наследникам.

- Я вдова. У меня не может быть "любовника", - снисходительно уточнила Марго, - и мне нужно подумать, деньги нешуточные.

Для Марго сумма была неподъемная, она продала квартиру год назад, когда только начинала лечиться. Но Марго подозревала, что Ося тратит не свои деньги.

- У Вас в распоряжении два дня, - экстрасенс грустно посмотрел на Марго, подумал, - максимум три. В больнице Вам будет уже не до меня.


* * *


Ося привез карточку с деньгами сразу же после звонка. Деньги у него были уже готовы, он знал сумму заранее.

- Тетя! - начал он торжественно.

- Тетя? - рассмеялась Марго.

- Марго!

- Тебе придется рассказать всё от начала до конца.

- Я расскажу то, что дозволено, что известно мне, а ты решай. Но тебе ли торговаться и ставить условия?

- Мне! Я уже умерла! Мне даже страшно возвращаться в этот лживый, страшный мир. Тебе не понять!

- Никто! Никто не хочет умирать!

- Я не буду с тобой говорить о душе. Наши жизненные цели настолько различны, ты не поймешь. После смерти дочери всё потеряло смысл. Какую глупость я совершила, что не родила второго ребенка! Всё откладывала и откладывала...

- Ха! Ты сама села на крючок! Попо даст тебе два года молодости!

- Попо? Его имя Попо? Какой недостойный балаган!

- Не веришь? Смотри! - Ося разложил перед Марго шесть листов с двойными фотографиями, - переверни, там текст на обратной стороне. Читай! Попо сам отбирает больных. Сначала, мы думали - ошибочные диагнозы. Пока ему не попался случай наподобие твоего, тройка лучших клиник мира приговорила больного к смерти. Мы стали изучать феномен. Пытались уговорить будущих больных Попо, но ты читала контракт, обязательное условие - отсутствие любой электроники. Деньги у больных были, рисковать жизнью никто не хотел. Начали копать вглубь, старые данные подняли, и обнаружили, что такой феномен существует пять лет. Раньше он лечил анонимно, а деньги отмывал. Два года назад все денежные переводы пошли только с подтверждением отпечатка пальца. Попо открыл свой салон магии в столице. Как? Русский человек, без связей прошел все рогатки нашей чиновничьей братии?! Уже тогда им следовало заинтересоваться! Проворонили!

- Русский?

- Деревенщина!

- Он хам и пошляк, - и Марго рассказала "шутку" Попо о возможном варианте её смерти.

- Это не шутка, это его головная боль. Бабы внезапно молодеют и обретают здоровье - у них сносит крышу. Гормоны!

- Хм-м, - изобразила смущение Марго, - Почему же он согласился лечить меня? Человека со стороны.

- Ты была у него в картотеке. Мы затратили уйму времени в поисках подходящей кандидатуры. Ты идеально подходишь: родство со мной не отслеживается, у тебя нет причин отвергнуть нашу финансовую помощь.

- Как я оказалась в картотеке Попо? У меня нет средств оплатить лечение.

- Мои картины ..., извини, оговорился, твои картины стоят дороже, чем ты думаешь.

- Ты пожертвовал "своими" картинами?! - растрогалась Марго.

- Буду честен, иначе ты мне не поверишь. У меня не было выхода, начальство всё решило за меня, - тихо признался Ося.

- Какое злое у тебя начальство! - признала факт Марго.


Рэ Павловна.


"Переходный возраст! Переходный возраст?! Что могут понимать отец и Катя, дремучие пережитки старины, в нынешней жизни? И кто может подсказать отцу что-то стоящее? Его нынешний друг, бывший погранец Олег? Он ничего, кроме подраться, не умеет. Да и то, Рэ его сейчас в двух случаях из пяти делает, а остальные три он берет грубой силой и терпением боли. Прилипала Анжела, бывшая училка физо? У той своих проблем выше крыши, Катина внучка, "испанка" Лилу, явно хочет открыть второй лист списка своих побед тридцатипятилетним другом своей бабушки, делая вид, что не знает о его столетнем возрасте", - Рэ была раздражена запретом отца не на шутку.

Индустрия развлечений пронизывала всю столицу насквозь. Никаких иных предприятий, кроме представительств крупных фирм в городе не осталось. Богатый чиновничий люд и топ менеджеры часто менялись местами и хорошо знали друг друга. Все клубы считались закрытыми, но у молодой, свежей цыпочки охрана пропуск не спросила. Старые шлюхи всем надоели, поэтому вход для молодых потаскушек был бесплатный и свободный. Наркотики новичкам, а дилеры вычисляли их сразу, предлагали бесплатно. Рэ вдохнула сразу двойную дозу галлюциногена, её организм легко перебарывал яды, не давая девочке насладиться эффектом. Наркотик был незнаком Рэ, и она неожиданно "поплыла". Задорно хихикающий холеный сорокалетний красавец, назвавшийся помощником, неизвестного Рэ, министра, недовольно ощупывал её грудь, и более радостно гладил голый зад. Рэ читала его эмоции без усилий, автоматически. Наркотики убили большинство клеток его мозга, но вид у "помощника министра" был крайне представителен, располагал к себе и даже гипнотизировал. Рэ хотелось отдаться ему здесь же, это не приветствовалось, но и не запрещалось.

- Вот так встреча! - раздался плывущий голос с длинными блеющими разрывами. То ли молодой человек был сильно пьян, то ли у Рэ начались проблемы со слухом.

Из пелены тумана показался Драх, учитель магии. Он обнял их обоих, и "помощник министра", оттолкнув Рэ, неестественно ровным шагом двинулся к сцене. Драх повис на Рэ, такой пьяный, что девочке стало страшно. Рэ мгновенно пришла в себя. У мага в крови была тройная смертельная доза алкоголя. Драх выглядел, как и Рэ, лет на четырнадцать, и она удивилась, как его впустили в клуб и продали столько выпивки.

- Как хорошо-то, - пропел Драх и потерял сознание.

- Старая сволочь! Алкаш! Чтоб ты сдох, тварь, всё удовольствие испортил! - бранилась Рэ, пытаясь вывести алкоголь из его крови.

- Меня девушка полюбила, - пропел Драх на имперском, на секунду вернувшись из небытия.

- Молчи, гад, - прошипела Рэ, но Драх уже потерял сознание.

"Мало ему было девчонок в классе, извращенец", - возмутилась Рэ, совершенно нелогично.

- А куда ушел напомаженный пидар? - снова пришел в себя Драх. На этот раз, слава богам, он говорил по-русски.

- Он не голубой! - разозлилась Рэ.

- Напомаженный? - удивился Драх, и икнул громко-громко, на весь зал, заглушив музыку.

- Не трожь мой спирт! - пение Драха перешло в шипение. Как есть дракон! - не хочу трезветь!

Волшебное создание шло к ним через зал чарующей походкой, легко уворачиваясь от тел пьяной толпы, находящейся в броуновском движении. От прекрасной феи шли такие эманации любви, что Драх воспарил от счастья. Рэ показалось, что его ноги отрываются от пола. Она зажмурила глаза в испуге.

- Как я её целый час, во все её ..., - глупо захихикал Драх, и слюни потекли по его пьяной счастливой роже.

Рэ внезапно заплохело, Драх показался ей отвратительнейшим созданием, желанный "советник министра" совсем не холеным красавцем, а больным испорченным стариком, лишь фею было жалко, она же не подозревала кто такой Драх, питая к нему нежные девичья чувства. Рэ заблевала внезапно, вызвав переполох, среди, жалеющих свою одежду, окружающих. Драх снова отключился, и милейшая фея набросилась на "дрянную девчонку" Рэ с побоями и бранью.

"Второй поход в клуб и опять неудача", - расстроилась Рэ, с трудом унося ноги от охранников. Те попытались схватить Драха, но получили жесткий отпор от "несчастной феи". Драться по-мужски они не могли себе позволить, а фея с удовольствием использовала самые подлые и жестокие приемы.


Павел Ильич.


Олег попросил собрать всю команду, он обнаружил плотную профессиональную слежку.

- Слежку я обнаружил случайно, мне повезло, работают профессионалы высокого уровня, - информировал Олег собравшихся.

- Где-то мы допустили промах, обратили на себя внимание, - сообщил очевидное Павел.

- Мы? Драх, очевидно. Он устроил скандал в элитном клубе, разрушил репутацию дочери восемьдесят третьего лица в списке ...

- Нет, - прервал Олега Павел, - ты сам говоришь, плотная слежка.

- Потому и заметил только. Брать собираются?

- Вот! - поднял палец Павел, - следили давно. Но ты, "дорогой мой" Драх, подойди, дай тебя обнять.

- Не хочу! Не надо меня "слушать"! У меня голова потом раскалывается!

- Какие мы нежные, - издевательски пропел Павел, - а по клубам шастать? Голова не бо-бо?

- Я сам! Я сам всё расскажу! Дочку твою в клубе видел, Катю в тако-о-ом месте! И Лилу шляется напропалую! И даже ...

- Заткнись, - выдала себя сторонница здорового образа жизни - Анжела.

Павел растерянно оглядел присутствующих.

- Папочка, я только два разочка! Ничегошеньки не произошло, - испуганно залепетала Рэ.

- "Желтуху" нюхала, - мстительно заложил её Драх.

Но желаемого эффекта он не добился, Павел не знал, что такое "желтуха".

- Позже будем устраивать разбор полетов. Сейчас нужно уносить ноги, - сказал Павел.

- Возможно, "они" этого и добиваются, - не согласился Олег.

- Я не думаю, что "они" готовят ликвидацию, - поддержала Катя, - плохо, что ни Драх, ни Рэ не овладели телепортом. Лечебный уклон в подготовке Рэ сделал её беззащитной, только Драх может за себя постоять.

- Я и Рэ, мы готовы на равных драться ..., - возмущенно начал Олег.

- Она могла бы сжигать боевиков десятками, - с сожалением подтвердил Драх, - зря ты, Павел, запретил мне её учить убивать.

- Женщины и дети воевать не должны! - Павел сказал так, будто поставил точку.

- Укорачиваем интервалы. Контрольное время каждый час. Кто не позвонил в течение часа или "забыл" сказать кодовое слово мгновенно отправляется в Роззе. А это значит, что мои поездки отменяются, а прием больных прекращается. Сижу здесь, как сыч, - засмеялся Павел.

- Ходите по двое, - попросил Олег.

Все встали, а Рэ попробовала улизнуть первой, одновременно, мстительно поглядывая на Драха.

- Рэ! А тебя я попрошу остаться, - произнес Павел с интонациями Броневого, хотя понять его могла только Катя.

- Я предупрежу тех, кто остался в деревне, - сообщил Олег, - хорошо, что территория охраняется собаками, внезапный удар полностью исключен.


* * *


Два дня ничего не происходило. Настороженное поведение Павла и компании заставило врага свернуть слежку.



Глава 15.


Месть маленького мага.


Павел Ильич.


- Нечего здесь делать. Бизнес стоит. В Роззе безопасно, а здесь я вся на нервах, - уговаривала Катя Павла.

- Я тебя вытащу из любой переделки.

- Если меня сразу не пристрелят.

- Брось! Мы живем в демократическом государстве. Эти олухи замучаются документы на арест получать!

- Не глупи! Нужны им это бумажки! Перестреляют всех нас, привезут тонну оружия и объявят террористами!

- Не надо утрировать!!!

- Отправь меня с внучкой в Роззе. Сам геройствуй тут дальше! - с Катей случилась истерика.

- Да иди ты ..., - Павел по-быстрому удовлетворил просьбу.

Он мрачно уставился в громадный экран телевизора. Новости передавали в обычной последовательности: президент посетил ..., премьер участвовал ...

Внезапно ухудшился сигнал, экран погас. Павел насторожился и почти успел "прыгнуть" в Роззе, но снаряд пробил насквозь две стены, и воткнулся в несущую стену сзади Павла. Вспыхнуло белое солнце взрыва.

На мгновение в голове Павла зажглась мозаика картинок. Какие-то туманные образы, видимо, генетическая память отца или матери. Отчетливые воспоминания детства. Самые яркие, те, где радость или горе переполняли его, или чем-то удивившие маленького Павлушку.

Вот он трехлетка катается на льдине, бухнулся у берега в воду и промок до пояса. В сапогах вода, он никак не может их снять, а домой нужно вернуться сухим, иначе жесткая порка.

Следующая картинка. Прошел год, и он с друзьями запускает самодельную ракету, набив её старым артиллерийским порохом, собранным на месте взорванного во время войны склада боеприпасов. Ракету закрутило, она воткнулась в землю и взорвалась.

Вот он уже взрослый, ему семь лет, но он не умеет плавать, после злополучного катания на льдинах ему надолго запретили ходить на реку. Он с закадычным другом Лехой пускает кораблики у крутого берега огромной ямы. Он поскальзывается и уходит под воду. Пузыри воздуха проносятся мимо его глаз, но ему не страшно. Лёха тащит палку.

Вот он стоит на вышке для прыжков. Маленькие мальчишки проходят мимо и улетают вниз в красивом кувырке, а он боится. Наконец он прыгает вниз, удар. Из воды его вытащил тот же Лёха.

Картинок сотни, тысячи. Последние картины как бы прозрачны.

Вот Рэ выскальзывает из ловушки, где в качестве живца, он, уже мертвый.

Вот она научилась убивать. Её учили лечить, а она превратила свои знания в оружие. Изощренное, безжалостное, мерзкое оружие.

Павел полностью осознал, что и вторая его жизнь прошла впустую. На самом деле ему ничего другого от жизни не было нужно, кроме закадычного друга Лёхи рядом, и счастья любимой дочери.

Душа Павла улетала, он еще не знал - в рай или в ад, а сам он молился, чтобы то страшное будущее, которое мелькнуло перед ним, никогда не сбылось.


Рэ Павловна.


Предателя Рэ вычислила только через три дня, им оказался бывший погранец. Не смог старый боец продержаться даже полчаса, не выдержал пыток, сдал своего друга Павла с потрохами. Полкаш, руководивший операцией, сразу ухватил суть: только Павел может перемещаться между мирами, без него даже маги бессильны, их захват и изучение дело только времени. Полковник мгновенно отдал команду на уничтожение Павла и захват остальных членов команды.

Рэ тогда чудом удалось выскользнуть, старый маг Драх отвлек все силы группы захвата на себя, швыряясь фаерболами, напуская ядовитый туман и разбрасывая самонаводящиеся на ауру врага "мясорубки". Удары травматики маг терпел, газ на него не действовал (маг попросту на пять минут перестал дышать), глаза он закрыл сразу, магическое зрение он считал достаточным, разряды шокера Драх воспринимал, как стимулятор. В конце концов, потеряв половину группы, бойцы нарушили приказ и пристрелили мага, понадеявшись на легкую добычу - хрупкую девушку Рэ. А Рэ ускользнула. Она ушла в худших традициях дешевых боевиков, переоделась во вражескую одежду, благо трупов вокруг хватало.

Обгорелая униформа весела на ней мешком, фигуру Рэ подделать не могла, а вот нацепить маску врага - без труда, уроки отца не пропали даром. В горячке боя этого хватило за глаза.

Рэ долго выжидала, не трогала землян, хотя она не считала уже их земляками. Молодая магиня строила планы мести.

Ответ на агрессию землян был чудовищно страшен. Рэ создала магический вирус-убийцу. Она похитила боевой вирус и усилила его магически.


Эпилог.


Жуткая боль в который раз заставила Павла вздрогнуть всем телом. Он понимал, что надо постараться расслабиться, но измученный организм не хотел слушаться.

"Это не болезнь виновата, старость", - подумал Павел. Холодно и сыро.

"Опять зассал постель и сбросил одеяло. Когда же, наконец, это всё кончится? Нет! Не похоже. Жестко! Лежу на полу. Пошел в туалет и вырубился", - вспомнил Павел.

Он с трудом поднялся на колени и дополз до кровати.

"Нет! Слишком мокрый. Может, вспотел, холодный пот?" - недоумевал Павел.

Мелькнула чужая мысль о купании в ледяной купели и ушла. Рассвело. Жрать хотелось чудовищно!

Павел поднялся и, позабыв о боли, прошлепал на кухню, зажег газ, загремел посудой, достал из холодильника десяток яиц и ветчину.

"Сразу умру?! Тогда еще картошки нажарить, чтобы наверняка", - весело улыбнулся старик и накрошил в яичницу старый укроп и помидоры.

Заскрипела входная дверь. В проеме показался Лёха.

- Я из города. Твоя бывшая, прости меня господи, если что не так подумал, позволила твоей дочери пару дней пожить здесь, - косноязычно объявил Лёха.

- Я пойду прибирать? Работы много. За неделю не сделаешь, - хмуро просочилась в комнату худая, невзрачная девушка, с нездоровой кожей и блеклыми, водянистыми глазами. Тусклые волосы грязного цвета прекрасно гармонировали с её обликом неудачницы.

"Как она на меня похожа, одно лицо", - с нежностью подумал Павел.

- А давай по сто пятьдесят!? Мне завтра помирать, говорят, так чего уж!

Алексей с удивлением смотрел на Павла, вчера лежащего при смерти, а сегодня стоящего прямо и уверенно.

"Это магия какая-то?!" - подумал он.

"Магии нет, и больше никогда не будет. Зато жив Лёха, и у тебя появилась дочь", - шевельнулась, как будто, чужая мысль в голове Павла.

- Лёха, последи за картошкой, - Павел встал и почти бегом прошел в комнату. Девушка повернулась к нему лицом, он обнял её и поцеловал. Та не отшатнулась, не скривила нос от запаха.

- Папка! Не умирай! - уткнулась она ему в грудь и зарыдала.

- Не буду!

Павлу показалось, что слезы омыли глаза дочери и те стали какими-то яркими. Нет! Показалось! Вот и руки у неё в мозолях, с короткими, грязными ногтями. В хлам убитые руки. Разве можно так молодой девушке!







Примечания.

Человеки с Земли:

Павел Ильич - старый, одинокий, больной человек

Алексей - старинный приятель Павла

Екатерина - жена Алексея

Михаил - ещё один приятель Павла

"Ванесса Мэй" - белокурая подружка старшего сына Алексея. Чуть-чуть восточной внешности. (Алёна)

Володя - старший сын Алексея

Николай - младший сын Алексея

Соня - подруга Николая

Тем, кто не любит искать перевод иностранных слов:

Лавут - глупый

Бинус - умный

Лутт - маленький

Зюс - сладкий

Фрех - наглый

Вирту - целомудрие

Приор - важный

Хард - жесткий

Ресиг - огромный

Кляйн - маленький

Белла - красотка, невеста

Альт - старый

Бестия - зверь

Хайматлоз - безродный

Роззе - стерва

Ферокс - заносчивый

Рушель - сорванец

Бегум - принцесса

Нестор - умудренный

Диню - дочь императора

Лернер - ученик

Айз - лёд

Меркантили - торговый

Пантано - болото

Штольц - гордая

Нобель - дворянин

Фея - начальник

Дюк - герцог

Пафф - выстрел

Мэг - болтун

Джовани - молодой

Обер - высший.

Эбер - кабан

Листиг - коварный

Мове - чайка

Рэ - косуля

Лилу - аналог вампира в древних культурах, упомянут в ранней вавилонийской демонологии.

Драх - дракон


Оглавление

  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Глава 13.
  • Глава 14.
  • Глава 15.