КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400699 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170390
Пользователей - 91075

Впечатления

Serg55 про Чернышева: Кривые дорожки к трону (Фэнтези)

довольно интересно, хотя много и предсказуемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Кузнецов: Сто килограммов для прогресса (Альтернативная история)

Прочёл 100 страниц. Сплошь: "Рыбаки начали рыбачить, рыбный пост у нас..." (баранину ели два раза). На какой странице заклёпки?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).

Нежный цветок Империи. Северная принцесса (fb2)

- Нежный цветок Империи. Северная принцесса 507 Кб, 155с. (скачать fb2) - Тори Халимендис

Настройки текста:



Тори Халимендис Нежный цветок Империи. Северная принцесса

Рассветное солнце бросало алые блики на металлические доспехи стражников, охранявших главные ворота Эдинстоуна, столицы Северного Королевства. Я не отлипала от окна кареты, жадно впитывая новые впечатления. Северный край так отличался от привычного юга! Утренний воздух был не просто прохладным, а даже холодным, прозрачно-звенящим, напитанным ароматами яблок, примятой травы и свежеиспеченного хлеба. Дома из серого камня стояли за изящными кованными оградами и поблескивали стеклами больших окон. Кое-где над крышами вился дымок или поднимался пар. В низинах еще клубился утренний туман, но восходящее светило быстро разгоняло его. Над этим городом тоже стоял шум, как и над родным для меня Наргази, но ухо мое улавливало некие отличия. Речь северян была более четкой, отрывистой, в противовес тягучему мелодичному языку Империи. Меня здесь легко будут отличать по южному акценту. Впрочем, мой супруг находил мой выговор притягательным, так что жаловаться мне было не на что.

Копыта лошадей звонко цокали по брусчатке широкой улицы. Мы как раз проезжали мимо высокого строения с витражными окнами.

-Храм Великого Дракона, - пояснил мне Эдвин.

-Ты обещал мне рассказать о Великом Драконе побольше, - напомнила я. - Не хочу показаться невеждой при дворе твоего брата.

-Непременно расскажу, - пообещал муж. - Нынче же вечером.

-Вечером нас могут отвлечь другие дела, - шаловливо протянула я.

Эдвин улыбнулся и сжал мою руку, погладил большим пальцем ладонь. А я опять повернулась к окну - мне было безумно интересно.

Теперь наш экипаж проезжал торговый квартал. Здесь дома выглядели более живописно и красочно, поскольку витрины и вывески отличались разнообразием. Вот лавка, торгующая тканями, а напротив - здание с нарисованной на вывеске булкой. Трактир, откуда, несмотря на ранний час, доносились голоса, а из распахнутого окна дразнили обоняние и аппетит манящие запахи пирогов и горячего шоколада. Северяне закупали зерна для этого напитка в далекой южной стране и любили его отчего-то гораздо больше, чем кофе. Мой взгляд выхватывал среди сновавших по тротуарам людей молодых женщин с целью разглядеть их прически и одежду. Почти все девушки были с непокрытыми головами, светлые волосы заплетены в косы, у кого в одну, у кого в две, а у некоторых в четыре и стянуты лентами вместе. Попадались девушки, укладывавшие косы короной вокруг головы. И ленты, ленты, яркие, цветные, выгодно оттеняющие белокурые волосы - почти у всех. Впрочем, пока я имела возможность полюбоваться только лишь на простых горожанок, возможно, что знатные леди носят совсем другие прически. Платья пока увиденных мною северянок отличались простыми фасонами и неяркими расцветками, но опять-таки - это у женщин простого сословия. Интересно, насколько их одежда отличается от нарядов знати?

Городской парк, площадь с большим фонтаном - разве он не замерзает зимой? - изображающим невиданное чудище, из пасти которого каскадом льется поток воды, еще один храм Великого Дракона, более нарядный, нежели находившийся при въезде в город, городская ратуша. А затем и цель нашего путешествия - королевский дворец. Окруженный ухоженным парком с дорожками среди ровно подстриженных кустов, он мало походил на привычный мне Императорский. В размере, правда, сходство наблюдалось. Но если дворец Селима словно парил над городом и казался невесомым и изящным, то жилище короля Севера производило впечатление незыблемой твердыни. Все тот же серый камень, острые углы, никаких милых глазу полукруглых ступеней и колонн на террасе. Строгий, солидный, надежный - вот какие слова пришли мне в голову при взгляде на него.

Наша карета въехала во внутренний двор и остановилась. Слуга открыл дверцу, а Эдвин помог мне спуститься. Как оказалось, нас уже ожидали.

Высокий широкоплечий мужчина с - конечно же! - светлыми волосами, одетый в наряд простого кроя, но пошитый из явно дорогой ткани и украшенный золотым шитьем, шагнул к Эдвину и крепко обнял его, похлопав по спине.

-Наконец-то! Как же мне тебя не хватало! Ну давай, знакомь меня поскорее с новой родственницей. Должен же я увидеть ту красавицу, из-за которой ты потерял голову.

Супруг взял меня за руку.

-Вот, моя жена, сестра Императора Селима, принцесса Амина. Амина - мой брат, король Эдгар.

Я поклонилась, припоминая, как следует обращаться к здешнему правителю.

-Я счастлива, Ваше Величество...

-Брось, - перебил меня король, тут же сгребая в объятия и сдавливая так, что мне показалось, что хрустнули кости. - Добро пожаловать домой, сестренка.

-Благодарю, - я улыбнулась, на всякий случай удерживаясь от любых обращений, дабы не вызвать ненароком недовольство нового родственника.

-Ты действительно очень красива, - произнес Эдгар, отстраняясь и рассматривая меня. - Но, зная своего брата, осмелюсь предположить, что красота не является твоим единственным достоинством.

Эдвин тем временем обнимал стройную женщину с золотистыми волосами. Выскользнув из его объятий, она подошла ко мне.

-А я - Изольда, - розовые губы сложились в приветливую улыбку. - Твоя невестка.

Рассказывая мне в свое время о королеве, Эдвин ничуть не преувеличил. Изольда была необыкновенно хороша собой: золотоволосая, зеленоглазая, с пышной высокой грудью и тонкой талией. На ней было темно-красное платье с низким квадратным вырезом, расшитое по подолу золотыми цветами. Волосы были убраны наверх, открывая изящную нежную шею. Драгоценности на королеве присутствовали, пусть и не в том изобилии, какое я привыкла видеть на женщинах своего брата, да и носить сама. Зато крупные рубины в ее серьгах, ожерелье и небольшой диадеме стоили баснословных денег.

-Амина, - произнесла я.

-Пойдем, - Изольда взяла меня за руку, - тебе надо отдохнуть с дороги. Пусть мужчины поговорят о своих делах, а я тем временем покажу тебе те комнаты, что занимал во дворце Эдвин.

-И когда мой брат до них все-таки доберется, - фыркнул Эдгар, - то подумает, что ошибся дверью. Когда Изольда узнала о твоей свадьбе, то тут же ринулась все переделывать.

-Они были абсолютно непригодны для того, чтобы там жила женщина, - отрезала королева. - Слишком уж мрачно, сурово и тоскливо. Не волнуйся, дорогой брат, к твоему кабинету я даже не подходила.

И она повела меня во дворец. Фатима молчаливой тенью последовала за нами. Неожиданно внутри оказалось уютно. Витражные окна, которые в Империи были не в ходу, смотрелись весьма уместно. Солнце бросало сквозь них разноцветные блики на стены. Поскольку уже давно рассвело, многочисленные светильники на них не горели, но в темную пору суток они должны были ярко озарять коридоры. Между окнами висели картины, изображавшие лес, горы и сказочных зверей. Никаких портретов я пока не заметила - вероятно, они висели в другом месте.

Комнаты, где нам с мужем предстояло жить, мне понравились. Уж не знаю, как они выглядели до того, как за них взялась Изольда, но теперь я в них просто влюбилась. В спальне мое внимание привлек камин и огромная белая шкура перед ним. Королева подошла к камину. Она стояла ко мне спиной и мне не было заметно, что именно она делает, но стоило ей отойти, как в камине весело заплясали язычки пламени. Должно быть, магического, поскольку никаких дров не было.

-Сейчас еще тепло, - пояснила Изольда, подтверждая мою догадку. - Поэтому огонь греть не будет. Но так уютнее, правда?

Я кивнула, соглашаясь.

-После обеда мы закажем для тебя новые вещи, а пока тебе надо отдохнуть. Я отдам в твое распоряжение одну из своих служанок, она как раз все расскажет и покажет твоей девушке. Потом, если захочешь, возьмешь себе еще прислугу. Хильда!

В комнату проскользнула женщина лет тридцати и поклонилась нам. Она была повыше меня, но пониже Изольды ростом, немного полноватая, со светло-рыжими, словно выцветшими на солнце, волосами и круглым веснушчатым лицом, на котором весело блестели голубые глаза.

-Хильда, твоя новая хозяйка - принцесса Амина.

-Я буду рада служить вам, принцесса.

-Я тоже рада, Хильда. Познакомься, это Фатима, она приехала со мной из Наргази. Надеюсь, вы найдете общий язык.

Хильда уставилась на мою верную служанку во все глаза. Должно быть, она точно так же желала бы рассмотреть и меня, но подчиненное положение не позволяло ей сразу удовлетворить свое любопытство. Фатима, вероятно, понимая мотивы Хильды, стояла с абсолютно невозмутимым видом.

Я подошла к окну, полускрытому тяжелыми шторами темно-абрикосового цвета, и выглянула наружу. Оказалось, что из окна моего нового жилища виден фонтан и цветник перед ним. Я даже не пыталась угадать, насколько привлекательным окажется этот вид зимой, но сейчас розы всевозможных нежных расцветок, от белых и светло-желтых до разных оттенков розового, радовали глаз.

-Хильда, - распоряжалась между тем Изольда, - приготовь своей госпоже ванну, а потом принеси поесть. И позаботься о ее отдыхе, принцесса устала с дороги.

Ванная комната мало напоминала привычную мне купальню, хотя была большой и удобной. Сама ванна оказалась огромного размера и походила на мой любимый бассейн, зачем-то приподнятый над полом. На Севере, как оказалось, было принято добавлять в воду соль с нежным цветочным ароматом или же благоухающую пену - для того, чтобы расслабиться, как пояснила мне Хильда. Я выбрала пену с запахом розы и вскоре уже лежала в теплой воде, откинув голову на заботливо положенную на бортик небольшую подушку. Пока в Северном Королевстве мне нравилось.

Еда северян тоже несколько отличалась от той, к которой я привыкла в Империи. Хильда принесла поднос, на котором стояли блюда с мясом, приготовленным всевозможными способами: тушеный в вине кролик, пирог с почками, холодный окорок, нарезанный тончайшими пластинами, маленькие круглые пирожки с мясным фаршем. Ко всему этому изобилию прилагался исходивший паром отварной картофель, плавающий в лужице растопленного масла, овечий сыр и ломти мягкого хлеба с хрустящей корочкой. Из напитков было вино и охлажденный смородиновый морс, а в качестве десерта предлагался горячий шоколад и пирожные со взбитыми сливками. Поскольку подобная еда почти вся была для меня в новику - даже знакомые блюда были приготовлены иначе, чем я привыкла - то я была полна решимости попробовать понемногу от каждого и после трапезы почувствовала себя наевшейся на несколько дней вперед. Неудержимо клонило в сон, глаза прямо-таки слипались. Хильда при помощи Фатимы разобрала постель и зашторила окна, а потом служанки удалились, оставив меня одну. Я укуталась в теплое одеяло и провалилась в сон.

Разбудило меня ласковое прикосновение к плечу.

-Эдвин, - потянулась с сонной улыбкой к мужу, но он, к моему удивлению, отстранился.

-Вставай, Амина.

Я села на постели и с недоумением осмотрелась. Должно быть, спала я долго, поскольку уже успело стемнеть и лишь неяркий светильник немного разгонял сумрак.

-Вставай, - нетерпеливо произнес Эдвин. - Я принес тебе одежду.

Я потрясла головой, не вполне уверенная, что проснулась. Принес мне одежду? Но зачем? Я взяла с собой все новые вещи - Фатима и новая служанка Хильда уже должны были разобрать мои сундуки - да и Изольда говорила что-то о том, что завтра придет портниха. Однако же замеченная в кресле темная груда подсказала мне, что муж не шутит. И я встала с кровати, не став задавать лишних вопросов. Эдвин сам расскажет мне, что требуется. Муж подал мне мою собственную теплую тунику и тонкие брюки.

-Надеюсь, ты не замерзнешь. Я одолжил у Изольды шапку и сапоги, но ее вещи будут тебе велики.

Я промолчала, хотя очень хотела заметить, что на улице утром было достаточно тепло. Вряд ли к вечеру могло похолодать так, чтобы я замерзла. Супруг так же молча наблюдал за тем, как я одеваюсь. Возможно, сыграло свою роль плохое освещение, но мне показалось, что его нечто беспокоит. Он дождался, пока я заплету волосы в косу, а затем помог мне обуться в высокие сапоги на меху и сам затянул на них шнуровку. Затем набросил мне на плечи подаренный им еще в Империи меховой плащ и протянул шапку.

-Потом наденешь. Идем.

И, взяв меня за руку, вывел в коридор. Я обратила внимание на то, что он и сам тепло одет и тоже обут в сапоги. Но задумываться о странностях мне было некогда - мы завернули за угол и оказались в тупике. Эдвин приложил ладонь к стене и что-то прошептал. К моему удивлению, картина, изображавшая заснеженные вершины гор, отошла в сторону, открывая вход в небольшую комнату.

-Амина, - тон Эдвина был чрезвычайно серьезен, - ничего не бойся, прошу тебя. Все будет хорошо. Ты веришь мне?

Напуганная его словами и странным поведением, я смогла только кивнуть.

-Вот и хорошо. Держи меня за руку покрепче.

И мы шагнули в дверной проем. Однако же оказались не в небольшой темной комнате, а на открытой местности, где свирепствовал ледяной ветер, от которого у меня тут же заложило уши и заслезились глаза. Вспомнив о шапке, которую я все еще сжимала в свободной руке, я тут же натянула ее на голову.

-Это был портал, да? - перекрикивая завывания вьюги, спросила у мужа.

-Да.

-И где мы очутились?

-Не задавай пока вопросов, Амина. Просто верь мне: все будет хорошо.

Внезапно ветер утих. Я удивленно озиралась по сторонам. Судя по всему, мы очутились на плоском горном уступе. Всего в нескольких шагах от нас находился обрыв, а с другой стороны круто поднималась к небесам каменная гряда. Солнца не было видно, однако же откуда-то падал яркий свет. И повсюду вокруг нас лежал сугробами кипенно-белый снег, слепящий глаза. Я прищурилась и перевела взгляд на мужа, потому что долго смотреть на эту нереальную белизну было невыносимо. И именно в этот момент раздался голос. Низкий, тягучий, завораживающий.

-Итак, ты пришел, Эдвин, сын Эдмунда. И, как я полагаю, ты взял с собой жену? Ту, ради которой ты отступил от традиций своих предков? Чужеземку и иноверку?

-Моя жена, - ровным тоном произнес Эдвин, - женщина, которую я люблю больше жизни, принцесса Северного Королевства Амина.

-Северная принцесса, говоришь? - вкрадчиво переспросил голос. - А что она сама об этом думает? Где твой дом, Амина?

Я была уже твердо убеждена в том, что голосу следует отвечать.

-Мой дом теперь в Эдинстоуне. Моя семья - это мой муж и его родные.

-И что, ты столь быстро смогла позабыть родной юг, Амина?

-Я никогда не смогу позабыть Империю, - честно призналась я. - Но Юг - мое прошлое, а Север - настоящее. Можно сколько угодно вспоминать свое детство, но нельзя вновь стать ребенком.

-И ты не жалеешь?

-О чем? - я искренне удивилась.

-О том, что оставила родной дом и переехала в холодный негостеприимный край.

-Я могу лишь повторить, что мой дом там, где живет мой супруг. А называть Север негостеприимным я бы не стала.

И тут я услышала нечто поразительное. Хохот. Радостный, заливистый смех. Похоже, мои слова изрядно развеселили собеседника.

-Твоя жена осмелилась возражать мне, Эдвин, сын Эдмунда, - отсмеявшись, произнес голос.

-Да, она вполне способна на это, - ответил муж с гордостью.

-Она хоть понимает, с кем спорит? Или ты уже рассказал ей?

-Нет, но моя жена умна. Она и сама могла догадаться.

-Так что, Амина? - голос снова обратился ко мне. - Твой супруг прав? Ты догадалась о том, кто я?

-Бог Севера? - предположила я. - Великий Дракон?

-Увы, но ты не совсем права. Хотя догадка твоя близка к истине. Я - Страж Северного Королевства, потомок Великого Небесного Дракона.

Я низко поклонилась.

-Для меня большая честь познакомиться с тобой, Страж.

-Но мы еще не совсем знакомы, ведь ты меня так и не увидела, - резонно возразил Дракон.

-А можно? - от удивления вопрос мой прозвучал по-детски.

Я действительно никак не ожидала, что Дракон захочет мне показаться.

-Забавная у тебя жена, Эдвин, - похоже, Страж уже откровенно веселился. - А ты не боишься?

-А я должна бояться?

-Пожалуй, не должна. Я видел твои мысли, я заглянул в твою душу, я почувствовал твое сердце. Ты говорила правду, Амина, принцесса Северного Королевства. И я не намерен тебя обижать.

Я вовсе не испугалась, скорее, пришла в восторг. Он был огромен. И... прекрасен. Как я ни старалась, но подобрать другое слово, которым можно было бы описать Стража, так и не смогла. Прекрасен, великолепен, восхитителен - все эти эпитеты подходили ему, но ни один их них не мог дать точное определение. Белоснежная чешуя поблескивала на свету, переливаясь разноцветными всполохами. Могучие лапы крепко держались за скалы острыми черными когтями. Сложенные за спиной крылья даже в таком виде впечатляли своим размером. Но больше всего меня поразили глаза Дракона, черные, глубоко посаженные, мудрые. Сейчас в них плясали искорки смеха, но все равно мне казалось, будто он видит меня насквозь и способен проникнуть даже в мои потаенные мысли.

-Так и есть, - спокойно подтвердил Дракон. - Я с легкостью могу читать в сердцах и душах людей. Хочешь узнать, отчего твой супруг так долго не мог решиться попросить твоей руки?

Я кивнула.

-Представители правящего дома всегда женились на своих соотечественницах, потому что только тот, в чьих жилах течет северная кровь, достоин править этим краем. Так завещал Великий Дракон. Ваши сыновья и внуки уже не смогут претендовать на корону.

-Я надеюсь, что Великий Дракон пошлет много наследников Эдгару и Изольде, - спокойно сказала я.

Страж, прищурившись, смотрел на меня. Опять возникло странное ощущение, словно он слышит не только слова, но и мысли.

-Тебя это радует, - наконец произнес он. - Ты не желала бы видеть своего ребенка на вершине власти.

-На вершине обычно холодно и одиноко.

-Ты права, - голос Дракона стал грустным. - Мне это известно лучше, чем кому-либо другому. Но я рад, что ты не воспринимаешь это решение, как наказание. Эдвин!

Муж подошел к Стражу и склонил голову.

-Я осознаю, что нарушил традиции и готов понести любое наказание.

-Твоя любовь сильна, - серьезно сказал Дракон. - И твоя избранница достойна этого чувства. Достаточно и того, что для твоих потомков дорога на трон закрыта. Отныне я беру принцессу Северного Королевства Амину под свою защиту. Протяни руку, принцесса.

Руку, вытянутую из кармана, тут же обожгло холодом. Я протянула ее к Дракону ладонью вверх.

-Так?

Он не ответил, лишь сосредоточенно посмотрел и дохнул на мою ладонь. Вопреки ожиданиям, я не ощутила боли ожога, только лишь легкое покалывание, хотя явственно видела пламя.

Недоуменно взглянула на Дракона.

-Не удивляйся, - ответил тот на незаданный вопрос. - Мое пламя может сжечь, а может и заморозить. Ты ведь уже видела дворцовые камины? В них драконий огонь.

-Очень удобно, - пробормотала я, даже не задумываясь о том, что это может прозвучать невежливо - какая разница, если собеседник все равно способен прочесть мои мысли?

-Действительно, - Страж усмехнулся. - Я вообще, знаешь ли, весьма удобен. И полезен для Королевства. Теперь частичка моего огня живет в тебе и ты стала настоящей дочерью Севера, Амина. Если вдруг тебе понадобится помощь в трудную минуту - зови, я услышу.

Я низко поклонилась.

-Благодарю тебя, Страж.

-Ты мне понравилась. Я буду рад снова повидаться с тобой. А теперь не стану вас задерживать - вы уже замерзли. До встречи, Эдвин, сын Эдмунда. И тебе до встречи, Амина, дочь Тимура, принцесса Севера.

-До встречи, Страж, - ответили мы с мужем в один голос.

А потом Эдвин взял меня за руку, мы сделали шаг - и оказались в коридоре дворца. Дверь в стене мгновенно захлопнулась.

-Это Дракон тебе помог, когда ты едва не утонул? - возбужденно спросила я, стоило нам вернуться к себе.

-Да, он. Я позвал его - и он смог прояснить мое сознание и сбросить наваждение. Видишь ли, он крайне редко вмешивается во что-то лично, но зато может дать совет, если ты в нем нуждаешься.

-А если я захочу с ним поговорить, то мне будет достаточно просто позвать его?

-Не совсем, - Эдвин улыбнулся. - Будь это так, представь, как бы ему надоели любители праздной болтовни. Но он каким-то образом чувствует, когда без его помощи не обойтись. И тебя он тоже может позвать в любой момент. Впрочем, этим своим правом он пользуется крайне редко.

-Теперь я понимаю, отчего ты не торопился просить моей руки, - задумчиво произнесла я. - Скорее меня удивляет, как ты вообще решился на это.

-Изольда ждет ребенка, - сообщил супруг. - Когда об этом стало известно, я попросил у брата разрешения жениться на тебе.

-Изольда? - я удивилась. - Но я не заметила.

Эдвин пожал плечами.

-Наверное, скоро станет заметно, я в этом не разбираюсь. Но вообще о появлении у короля наследника становится известно едва ли не на следующий день после зачатия.

-Благодаря Дракону? - догадалась я. - Будущий наследник слишком ценен, чтобы рисковать им.

-Да, ты права. У нас скоро появится маленький племянник. Только это не та новость, которую принято обсуждать.

-Почему?

-Изольда не желает, чтобы все придворные дамы носились вокруг нее, словно наседки вокруг цыпленка. Так что знает Эдгар, мы с тобой и, полагаю, личная служанка Изольды - вот и все. Остальным объявят чуть позже.

-Я очень рада, - я прильнула к мужу, - что у королевской четы скоро будет наследник и что мы с тобой смогли пожениться. Я уже не представляю свою жизнь без тебя.

-А я - без тебя, - ответил Эдвин.

Он коснулся нежным поцелуем моих волос.

-Велеть принести ужин? Ты, наверное, голодна?

-Немного. Но поужинать мы можем и после.

-После чего?

-Догадайся, - шепнула я ему на ухо.

Крепко прижимаясь к нему, я гладила руками его плечи, спину, поясницу. Губы прильнули к открытой шее и слегка втянули кожу, оставляя красноватый след. Ладони Эдвина легли на мои ягодицы и сжали их.

-Сама напросилась, теперь не жалуйся, - сказал он мне.

Я только рассмеялась, запрокинув голову, чтобы ему удобнее было целовать меня. Вскоре моя туника присоединилась к меховому плащу на полу, а Эдвин, опустившись на колени, покрывал поцелуями мой обнаженный живот.

-Сапоги, - напомнила я.

Муж усадил меня в кресло и принялся расшнуровывать обувь. Стащив сапог и носок, он прижался к ступне губами, а потом втянул в рот палец. Я ахнула и выгнула спину. А Эдвин все не прекращал ласку. Потом аналогичным образом он поступил со второй стопой.

-Скажи мне, чего ты хочешь, Амина, - потребовал он, наконец поднимаясь и нависая надо мной.

-Хочу тебя, - выдохнула я, протягивая руку и поглаживая его поверх штанов. - Очень сильно хочу, муж мой.

Эдвин одним рывком приподнял меня из кресла. Остатки одежды полетели на пол, а мы рухнули на кровать, сминая покрывало.

-Я люблю тебя, - прошептал Эдвин и весь мир вокруг перестал для нас существовать.

-А теперь ты согласна поужинать? - спросил муж, когда мы расслабленно откинулись на подушки.

-Знаешь, - задумчиво сказала я, - еще днем мне казалось, что я наелась на неделю вперед. А теперь голодна, словно меня дня три точно не кормили.

Эдвин рассмеялся и поднялся с кровати, закутавшись в халат. Небрежно швырнул собранную с пола одежду в кресло и потянул за свисавший со стены шнурок.

-Он ведет к колокольчику в комнате прислуги, - пояснил он в ответ на мой недоуменный взгляд.

-Очень удобно, - оценила я.

Хильда появилась почти мгновенно, а я быстро нырнула под одеяло, осознав, что немного смущаюсь показываться раздетой перед незнакомой женщиной.

-Принеси нам ужин, - распорядился Эдвин.

-Слушаюсь, - служанка поклонилась и ушла, а я выскочила из кровати и тоже схватила халат.

Эдвин только посмеивался, глядя, как стремительно я облачаюсь. Зато к возвращению Хильды я уже спокойно сидела в кресле в халате, домашних туфлях и даже с заплетенными в косу волосами. Следом за новой служанкой шла Фатима, тоже с тяжело нагруженным подносом в руках. От блюд, которые женщины принялись выставлять на столик, шли умопомрачительные запахи.

-Оленье жаркое, - пояснил Эдвин, указывая на мясо с овощами. - Будешь?

-Все буду, - жадно сказала я, сглатывая слюну.

В результате я съела густой наваристый суп, жаркое и пирог с капустой - мне и в голову раньше не приходило, что капусту можно класть в пироги и что получившаяся выпечка будет столь вкусной. К ужину полагалось вино темно-рубинового цвета с терпким привкусом, а в качестве десерта мне подали чашку горячего шоколада.

-Весь день проспала, а глаза все равно слипаются, - пожаловалась я мужу, наконец вставая из-за стола.

-Ничего удивительного, у тебя было слишком много новых впечатлений, - понимающе произнес муж. - Утром мы позавтракаем вдвоем или спустимся в общий зал?

-Зачем? - удивилась я.

-У нас существует традиция совместных трапез, за которыми присутствует королевская семья и наиболее приближенные придворные. Принимать в них участие не обязательно, но, вполне возможно, тебе понравится.

-Давай начнем с обеда, - решила я. - А утро пусть будет только наше.

Эдвин согласился со мной и сообщил ловко убирающим со стола служанкам, что завтракать мы будем у себя.

-Хорошо, что король не ты, а твой брат, - сонно пробормотала я, сбрасывая халат и туфли и забираясь под одеяло. - Сомневаюсь, чтобы Эдгару и Изольде удавалось часто избегать подобных мероприятий.

-Ты права, - сказал супруг, устраиваясь рядом. - Они, как правило, участвуют в совместных трапезах. Да, принцем быть намного легче, чем королем.

-Разумеется, - больше я ничего не сказала, поскольку сил противиться сну у меня не осталось.

Проснулась я, когда Эдвин еще спал. Солнечные лучи проникали через щель в шторах и плясали на паркетных плитках. Я встала осторожно, стараясь не разбудить мужа. Ступая босыми ногами по пушистому прикроватному ковру, подошла к окну и выглянула наружу. Фонтан и цветник были прикрыты дымкой исчезающего тумана и у меня отчего-то сложилось впечатление, что за окном не просто приятная прохлада, а самый настоящий холод. Я передернула плечами, усмехнулась странному ощущению и отправилась в ванную комнату умываться. Когда я вернулась, Эдвин уже встал, а Хильда и Фатима суетились, накрывая стол к завтраку. Я с любопытством уставилась на принесенные ими блюда. Сыр, нарезанное тонкими ломтиками холодное запеченное мясо, столь же тонкие ломтики соленого рыбного филе, хлеб, тонкие-тонкие лепешки - блины, как пояснил мне муж, икра и два сорта варенья из ягод, черничное и малиновое, мед, густые сливки - добавки к этим самым блинам на выбор, дымящийся кофейник и вазочка с хрустящим печеньем. Эдвин налил себе кофе в большую чашку, а потом добавил туда сливок. Я удивленно посмотрела на получившийся напиток.

-Попробуй, - он протянул мне чашку. - Очень вкусно.

Я осторожно пригубила, готовясь к тому, чтобы не выдать свою реакцию на невозможный вкус, однако же мне, на удивление, понравилось. Блины, мало похожие на привычные лепешки, тоже произвели на меня впечатление. Подражая мужу, я съела сначала один с рыбой, а следующий - с икрой. Вкус был непривычен, но приятен. Эдвин макал в сливки очередной блин, на сей раз с мясом, а я решила, что обойдусь еще одним - с вареньем, вместо десерта.

-Все, - объявила я, наконец вставая из-за стола. - Я сыта.

-Королева Изольда просила вас прийти к ней после завтрака, принцесса, - заговорила стоявшая до сих пор молча у двери Хильда. - Если желаете, я сопровожу вас к ней.

-Хорошо, - кивнула я. - Но сначала позови Фатиму, пусть поможет мне одеться и уложит мне волосы.

-Слушаюсь, - поклонилась Хильда и выскользнула за дверь.

Фатима появилась почти мгновенно. Хильда засуетилась, убирая со стола и перестилая постель, Эдвин ушел на Совет Лордов, а я в сопровождении верной служанки отправилась в гардеробную. Перебрав платья, остановила свой выбор на темно-зеленом из довольно плотного шелка - достаточно теплая погода пока еще позволяла носить подобные ткани. Руки были скрыты длинными рукавами, прикрывавшими запястья, поэтому браслеты я даже рассматривать не стала. Исключение составлял символ супружества, незаметный под широким рукавом. Вспомнив, что на Изольде при нашей встрече драгоценностей было немного, я вдела в уши длинные серьги с изумрудами, а пальцы украсила парой колец с этими же камнями.

-Фатима, ты рассмотрела вчера прическу королевы?

-Да, принцесса.

-Тогда уложи мне волосы схожим образом.

Служанка взялась за щетку и вскоре мои волосы оказались зачесаны наверх и закреплены шпильками с крохотными бриллиантами, поблескивавшими при каждом повороте головы.

-Ну вот, - объявила я, выходя из гардеробной, - теперь можно идти к королеве.

Хильда распахнула передо мной двери и повела меня по дворцовым коридорам. Оказывается, нам с мужем были отведены покои поблизости от королевских. Изольда, выглядевшая совсем юной в голубом платье, уже ожидала меня. Я бросила взгляд на ее талию, но никаких признаков беременности пока заметно не было.

-Доброе утро, Амина, - королева поцеловала меня в щеку. - Как тебе спалось на новом месте.

-Благодарю, хорошо, - ответила я и, кажется, слегка покраснела, потому что на губах Изольды возникла понимающая улыбка.

-Пойдем, портнихи уже ожидают нас, - она взяла меня за руку. - Мне тоже надо бы пошить несколько новых нарядов.

Я поняла, с чем связанно ее стремление сменить гардероб, но вслух ничего не сказала. Как и сама Изольда не задала мне ни одного вопроса о моей встрече с Драконом, хотя, я нисколько не сомневалась, была прекрасно о ней осведомлена.

-В Империи, насколько я знаю, царит вечное лето, - вздохнула королева. - И нужды в теплых одеждах не имеется.

-Иногда там тоже бывает прохладно, - возразила я. - Но вы правы насчет одежды: хватает плащей и вещей из тонкой шерсти.

-Я люблю зиму, - призналась Изольда, - но к приходу весны успеваю от нее устать. Ну вот, пришли.

Комната, в которой мы очутились, примыкала к гардеробной королевы. В ней уже находились три статные румяные женщины, тут же принявшиеся расстилать перед нами рулоны с тканями.

-Посмотри, какой чудесный аметистовый оттенок у этого бархата, - оживленно заговорила Изольда. - Тебе пойдет. А я возьму зеленый, под цвет глаз.

Я осторожно пощупала ткань. В Империи не было принято шить наряды из бархата, в ходу были шелк, атлас, парча, хлопок для одежд простолюдинов и тонкая шерсть для теплых вещей. Бархат оказался приятным на ощупь, слегка шершавым.

-Тебе нужны платья, - продолжала королева. - Для ужинов, для прогулок, для приемов, костюм для охоты...

-Для охоты? - переспросила я удивленно. - Разве женщины участвуют в охоте?

-Разумеется, - теперь уже Изольда взглянула на меня с изумлением. - А разве на юге нет?

-Нет, в Империи охота считается мужским развлечением, опасным и неинтересным для женщин.

-Ну что ты, Амина, - Изольда улыбнулась. - Охоту трудно назвать неинтересной, я уверена, что тебе понравится. Ты ведь умеешь ездить верхом или на юге верховая езда тоже под запретом для женщин?

-Нет, не под запретом, но по улицам принято ездить в экипаже, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания и не выставлять себя напоказ - это полагается неприличным. Однако же ездить верхом я умею.

-Вот и отлично. У нас, кстати, всадница на городских улицах - тоже явление крайне редкое.

И мы переглянулись и улыбнулись друг другу. А я с грустью припомнила, как когда-то упрашивала Селима и ныне уже покойного Баязета взять меня с собой на охоту.

Тряхнув головой, я отогнала воспоминания. Селим далеко, Баязет и вовсе в могиле, а Южная Империя осталась в прошлом. Жить же следует настоящим.

Портнихи суетились, разворачивая все новые и новые рулоны. Ткани были глубоких сдержанных расцветок, подходящих для суровой северной зимы: разнообразные оттенки синего, зеленого, серого, красного. Винный, пурпурный, бордо... Изольда отобрала себе эти цвета для платьев и я вынуждена была согласиться, что они великолепно оттеняют ее белоснежную кожу и светлое золото волос. Я тоже никак не осталась в обиде, заказав себе множество новых нарядов. Фасоны мне понравились: длинные платья плотно облегали фигуру до бедер, расширяясь к подолу. Глубокие декольте, как пояснила мне одна из портних, только приветствовались. Выросшая на юге, я не видела никакого повода смущаться полуобнаженной груди, потому согласилась со всеми предложениями. Еще для меня должны были пошить туники и узкие штаны для верховой езды и несколько теплых плащей. Наконец ткани были выбраны, фасоны утверждены, мерки сняты. Изольда вполголоса переговаривалась о чем-то со старшей из женщин, водя руками вокруг талии и живота - должно быть, поясняла, какие именно изменения ожидают ее фигуру в самом скором времени. Та согласно кивала и показывала, как именно будут пошиты наряды для королевы - свободного кроя, расширяясь сразу от лифа. Покончив наконец со столь нелегким делом, мы с Изольдой вернулись в ее спальню.

-Как же я устала, - королева упала на кровать поверх покрывала прямо в одежде. - Правду сказать, я сейчас вообще довольно быстро утомляюсь. Ты ведь знаешь, с чем это связанно, да? Эдвин рассказал тебе?

Я кивнула.

-Рассказал. А ты не боишься, что портнихи начнут сплетничать?

-Они слишком дорожат своим местом, - улыбнулась Изольда. - Так что будут молчать. Ты не подашь мне воды, Амина? Уже скоро обед, а мне совсем не хочется двигаться. Может, распорядиться, чтобы нам накрыли в моих покоях? Пообедаем вдвоем и поболтаем, ведь мы так мало знаем друг о друге.

-Хорошая идея, - одобрила я, наливая воду из стоящего на низком столике графина в стакан.

-Вот и отлично. Знаешь, я так рада, что Эдвин женился на тебе и теперь у меня есть сестра. В моей семье я была единственной девочкой, а мне так хотелось сестренку.

-А сколько у тебя братьев? - с интересом спросила я.

-Трое, - Изольда наморщила носик, точь-в-точь как это делала Фирузе. - И все старшие.

-Весело, наверное, расти среди мальчишек, - предположила я. - У них ведь наверняка были друзья.

-Разумеется, - лицо королевы осветилось мягкой улыбкой. - Летом по нашему поместью бегала целая ватага сорванцов. А мне постоянно доставалось от няни из-за того, что я веду себя далеко не так, как подобает юной леди.

Я бросила на нее заинтересованный взгляд.

-Я тоже росла вместе со старшим братом и его лучшим другом, но за дружбу с ними меня не отчитывали, - тон мой невольно стал грустным.

Изольда погладила меня по руке.

-Я знаю о том, что случилось с тобой в Империи - Эдгар рассказал. Мне очень жаль, Амина, и у меня, к сожалению, нет слов для утешения. Должно быть, это очень больно, когда тебя предает близкий человек. Я благодарна Великому Дракону за то, что он не посылал мне подобных испытаний.

-Ничего, - глухо отозвалась я, сжав прохладные тонкие пальцы собеседницы, - это уже в прошлом. Не буду обманывать и говорить, что мне больше не больно. Нет, боль осталась, но она уже далеко не столь остра, как когда-то. Пройдет еще время и я смогу вспоминать Баязета только лишь с легкой грустью. А пока лучше расскажи мне еще о своем детстве. За что ругала тебя няня?

-Я постоянно ввязывалась в забавы мальчишек. Лазала вместе с ними по деревьям, плавала в пруду, даже дралась пару раз.

-Дралась? - ахнула я. - Не может быть!

Изольда засмеялась.

-Еще как может. Мне было лет шесть, а Седрик - сын соседа - обозвал меня маленькой плаксой. Не помню уже, из-за чего я тогда плакала, но то, что он лишился зуба, по счастью, молочного, мы оба запомнили хорошо.

-А что твои братья? Разве они одобряли такое поведение?

-А они узнали о драке только на следующий день. Не знаю, что они сказали Седрику, а вот меня похвалили, - гордо объявила молодая женщина. - А вот во второй раз Алан - он на два года старше меня - вмешался и сам избил моего обидчика.

-За что?

-За дело, - серьезно сказала Изольда. - Тот тип насильно пытался меня поцеловать, а когда я влепила ему пощечину, то вывернул мне руку. А Алан случайно проходил мимо и заметил это. Ох и отделал же он мерзавца! На него страшно было посмотреть. Вообще братья сами частенько задирали меня и мы в детстве раздавали друг другу тумаки, но вот обидеть их маленькую сестренку не смел никто.

Я слушала королеву с все возрастающим интересом. Как же все-таки различаются нравы Империи и Северного Королевства! Когда я была ребенком, мне и голову не приходило, что девочки могут лазать по деревьям и даже - сохрани Небесный Отец! - драться.

-А как ты стала женой короля? Тебя просватала семья?

Изольда рассмеялась.

-Нет, для моей семьи предложение Эдгара тоже было полнейшей неожиданностью. Разве что Корвин что-то подозревал.

-Корвин? Тот самый Корвин, что приезжал в Наргази в составе посольства? Он - твой брат?

-Мой брат и старый друг Эдгара и Эдвина. Почему тебя это удивляет?

-Даже не знаю, - пробормотала я. - Наверное, меня удивляет не то, что он - твой брат, а то, что мысль об этом даже не приходила мне в голову. Хотя сейчас, когда я знаю о родстве между вами, то отчетливо замечаю семейное сходство - одинаковый цвет волос, разрез глаз, форма губ.

-Сходство между двумя женщинами или двумя мужчинами больше бы бросалось в глаза, - утешила меня собеседница. - К тому же понятия не имела о наличии у меня братьев вообще.

-Да, и его присутствие среди членов посольства вполне понятно, - продолжала я. - Конечно же, король отобрал для этой миссии тех, кому больше всего доверял. Так получается, что это брат познакомил тебя с Эдгаром?

-Можно сказать и так. С принцами я была знакома с детства - они частенько принимали участие в проказах моих братьев. А вот на меня Эдгар совсем не обращал внимания. Я ведь младше на несколько лет, - пояснила Изольда с улыбкой. - Ему было неинтересно с малышкой. И даже когда я подросла, он все равно продолжал видеть во мне младшую сестренку своего друга. Сама понимаешь, меня это вовсе не устраивало. Все вокруг находили меня красавицей, множество блестящих молодых людей признавалось мне в любви, посвящало мне сонеты, и только Эдгар мог при встрече шутливо дернуть меня за косу. Я по-прежнему оставалась для него забавной малышкой. С таким отношением я смириться никак не могла. И я захотела, чтобы он оказался в числе моих поклонников. Смешно, но мысль о том, что я могу стать королевой, даже не приходила мне в голову. Я просто хотела наказать одного заносчивого типа за равнодушие к моим чарам.

-Результат мне известен, но как тебе этого удалось добиться? - с любопытством осведомилась я.

Изольда пожала плечами.

-Для начала я исчезла из поля его зрения - ведь трудно заметить перемены в человеке, которого видишь почти каждый день. Для этого мне пришлось, сочинив какой-то предлог, временно уехать в провинцию к двоюродной тетушке. Конечно, я понимала, что, поступая подобным образом, добровольно лишаю себя части своих поклонников, из числа тех, кому необходимо видеть предмет воздыхания постоянно. Но переметнувшиеся к другим девушкам ухажеры меня заботили мало - к ним я не относилась всерьез. Заодно они доказали мне, что словам их доверять не стоило. Были, однако же, и те, кто даже в разлуке не забывал обо мне и слал мне трогательные письма. Но сейчас не о них, - королева слегка махнула рукой, будто отгоняя воспоминания. - Вернулась я как раз к празднику, в честь которого в королевском дворце давался бал. И вот тут-то Эдгар впервые увидел меня спустя довольно продолжительное время. Увидел и осознал, что я давно уже не ребенок. Конечно, мне пришлось ради этого постараться. Ах, как я была хороша! Причем невозможно было заподозрить, что в приготовлениях к балу я провела почти весь день. Ни вычурной прически, ни слишком сложного наряда у меня не было, однако же многие оборачивались в мою сторону. И, разумеется, я вновь была окружена поклонниками, как старыми, так и новыми. Эдгар заметил меня и оценил - половина дела была сделана. Потом мы с ним встречались якобы случайно, разговаривали. Вот только получилось так, что я и сама попалась в свою ловушку. Раньше я видела в Эдгаре только приятеля старшего брата, по досадной случайности не сумевшего оценить по достоинству мою красоту. Но уже после первой недели нашего общения всерьез я поняла, что и сама влюбляюсь в него. Правда, это не помешала мне все же немного помучить его, когда он набрался смелости признаться мне в своих чувствах.

-И давно вы женаты?

-Третий год. Поначалу у нас не складывалось с наследником, однако теперь Великий Дракон явил нам с мужем свою милость. Знаешь, - внезапно переменила она тему, - я голодна. Давай пообедаем.

После ее слов я ощутила, что тоже успела проголодаться. Изольда позвала прислугу и распорядилась накрыть нам обед в ее покоях. Девушки засуетились, споро таская многочисленные блюда, на которые я посматривала с интересом.

-Наша еда непривычна для тебя? - спросила королева, перехватив мой взгляд.

-Она отличается от южной, - признала я. - Но тоже очень вкусна. И, наверное, больше подходит для здешнего климата.

-Это как? - поинтересовалась Изольда.

-Я обратила внимание, что на Севере мясные блюда куда в большем почете, нежели на Юге. А вот сладких блюд из фруктов, наоборот, меньше. Сыры, опять же, более жирные. И, как я успела заметить, здесь в приготовлении чаще используют молоко и сливки. Но мне все нравится, правда.

И мы с аппетитом принялись за еду. Пирог с мясом, грибной суп, фаршированный цыпленок - скоро от всего этого почти ничего не осталось. На десерт были упомянутые мною фрукты, правда, в свежем виде. А спустя некоторое время подали чай и крохотные пирожные со взбитыми сливками.

-Твоя очередь, - произнесла Изольда, откидываясь на спинку кресла. - Расскажи мне о себе.

-О детстве?

-Нет, о детстве расскажешь потом. Я уже примерно представила себе, каким оно было: платьица, куклы, уроки, вышивка. Я права?

-Почти, - улыбнулась я.

-Просто я знаю девушек, которых воспитывали строже, нежели меня, - королева лукаво улыбнулась. - Догадываюсь, что между северным и южным воспитанием все же есть некоторые отличия и я с удовольствием послушаю твои рассказы о детских годах, но сейчас меня интересует другое.

-Что именно? - я не могла не улыбнуться в ответ - таким жадным любопытством горели глаза Изольды.

-Ты и Эдвин. Я рассказала тебе свою историю и теперь хочу узнать твою.

В это мгновение королева Севера походила на ребенка, которому пообещали доверить на редкость важный секрет. Она даже подалась вперед, приготовившись слушать.

-А я так поняла, что Эдвин все рассказал брату, а тот пересказал тебе.

Изольда поморщилась.

-Ты же знаешь мужчин. Никаких подробностей от них не добьешься. Я узнала только, что ты уже была замужем и овдовела, что к тебе сватались два каких-то неприятных типа и что один из них едва не угробил Эдвина, потому как сильно желал с помощью брака захватить трон. Вот и все. Ни о том, как вы встретились, ни о том, как он делал тебе предложение, Эдвин, конечно же, даже не упомянул.

-Тогда слушай: после долгого отсутствия я вернулась в Наргази, город моего детства...

...Рассказ получился длинным и к его окончанию мы обе уже всхлипывали.

-Ну что ты, Изольда! Тебе ведь нельзя расстраиваться! - я гладила молодую женщину по золотистым волосам, пытаясь успокоить.

-Знаешь, - подняла она на меня взгляд, - я теперь стала очень чувствительной. И меня так легко растрогать! Скажи, а зачем твоему брату гарем, если он помирился с женой?

Я растерялась.

-Ну так принято, понимаешь? У Императора должен быть гарем. Да и не ссорился он с Салмеей, чтобы мириться.

-И все равно это неправильно, - убежденно произнесла Изольда. - Раз у женщины только один муж, то и у него должна быть только одна жена.

-Вот жена-то как раз у Селима пока только одна, - пояснила я. - Прочие женщины - простые наложницы.

-Как это? - удивилась королева.

Я рассказала ей вкратце о порядках гарема. Слезы Изольды давно высохли и она слушала меня с неослабевающим вниманием.

-Неудивительно, что я ничего не слышала о подобном, - наконец заключила она. - Вероятно, мои учителя в свое время посчитали, что подобная информация не предназначена для ушей юной леди. Когда в Империю отравлялось посольство, то я знала только, что у правителя есть сестра, маленькая дочь и две жены - это я выбирала вам подарки. Но даже наличие просто двух жен поразило меня.

-Ты выбрала прекрасные подарки, - похвалила я ее.

-Тебе они правда понравились?

-Очень, - заверила я.

-Я рада это слышать. Приятно, что мне удалось угодить даже незнакомым людям. И еще, Амина - я всегда хотела, чтобы у меня, помимо братьев, была и сестра. И я так рада, что моей сестрой стала именно ты. Признаться, я ждала твоего прибытия с некоторым опасением - ведь я ничего о тебе не знала, а мы уже стали родственницами. Но ты мне очень-очень нравишься, правда.

Я растроганно сжала ее руку. Мне Изольда тоже очень понравилась. Своей непритворной искренностью она напоминала ребенка и в то же время я помнила, как она вела себя вчера: взрослая мудрая женщина, истинная королева.

-Я тоже рада, что могу назвать тебя своей сестрой, - шепнула я ей.

Переодеваясь к ужину, я немного нервничала - все-таки мне предстояло знакомство с довольно большим количеством людей. Разумеется, я желала произвести на приближенных Эдгара самое благоприятное впечатление, однако же не могла не понимать, что вряд ли все они пребывали в восторге от женитьбы своего принца на чужеземке. Фатима, укладывавшая мне волосы, разделяла мои опасения.

-Я еще мало с кем успела познакомиться, - сообщила она мне в ответ на вопрос, понравилось ли ей новое окружение. - Вот со второй служанкой немного пообщались, но она относится ко мне несколько настороженно. И еще, по-моему, ревнует - думаю, она рассчитывала стать наперсницей новой принцессы, а место оказалось уже занято. Но девица она, вроде бы, неплохая. Точнее смогу сказать, когда узнаю о ней побольше.

-А мужчины? - лукаво осведомилась я. - Только не говори, что еще ни на кого не успела обратить внимание.

Фатима смущенно потупилась.

-Мне уже назначили два свидания, - призналась она. - И многие стражники поглядывают в мою сторону с интересом. Полагаю, что с мужчинами у меня проблем не будет. Вот с женщинами дело обстоит несколько иначе - у меня нет уверенности, что удастся обзавестись подругами. Хотя, быть может, когда они привыкнут, то перестанут смотреть на меня с подозрением.

-Да, наверное, - я погрустнела. - Все равно на первых порах нас с тобой не будут считать своими. Мне еще повезло, что Изольда хорошо ко мне относится.

-Госпожа, - едва слышно прошептала Фатима, - у королевы Изольды, судя по тому, что мне удалось услышать, была в свое время схожая проблема. Далеко не всем при дворе пришлось по нраву, что король именно ее выбрал в спутницы жизни.

Мне стало совсем грустно. Я вспомнила Салмею и жительниц гарема, перешептывающихся и строящих ей козни за ее спиной. Неужели меня ждет похожая судьба? В Империи я была самой выгодной невестой, а для северян навсегда останусь чужестранкой. Хотя - здесь ко мне вернулась улыбка - я далеко не одинока. Рядом со мной оставалась верная Фатима, Эдвин по-прежнему безумно меня любил, Изольде и Эдгару я сумела понравиться, да еще и сам Дракон обещал мне свое покровительство. Так стоило ли мне заранее расстраиваться из-за недовольства еще незнакомых мне леди и лордов? К тому же, как знать, возможно, у меня получится отыскать новых друзей и среди них. Недовольные, разумеется, будут всегда, но какое мне до них дело? И я с улыбкой потянулась поцеловать вошедшего супруга.

-Я уже готова. Идем?

Эдвин окинул меня восхищенным взглядом.

-Знаешь, - произнес он севшим внезапно голосом, - я бы предпочел никуда не идти, а остаться здесь вдвоем.

Я удовлетворенно улыбнулась - старания мои и Фатимы оказались не напрасными. Платье из тяжелой золотистой парчи плотно облегало грудь и талию, подчеркнутую тяжелым поясом из золотых пластин, усыпанных мелкой рубиновой крошкой. Длинные серьги с рубинами среднего размера покачивались в ушах, а самые крупные камни огнем вспыхивали в кольцах. Мои волосы Фатима заплела в несколько кос и короной уложила вокруг головы.

-Ты полагаешь, я произведу впечатление на ваших лордов и леди?

-Непременно, - пробормотал Эдвин и подал мне руку.

И действительно, стоило нам войти в обеденный зал, как почти все присутствующие обернулись в нашу сторону. Я неторопливо шла рядом с мужем к нашим местам по правую руку от Эдгара, стараясь не смотреть по сторонам с откровенным любопытством, а на лице удерживать легкую благожелательную улыбку. К счастью, народу на ужине присутствовало куда меньше, чем я поначалу опасалась. Я все время ловила на себе взгляды: заинтересованные, слегка равнодушные и даже откровенно неприязненные. Одна леди и вовсе взглянула на меня с неприкрытой злостью, впрочем, она тут же отвела глаза в сторону. А я постаралась запомнить ее как следует, что потом разузнать о ней побольше. Бывшая любовница Эдвина? Или просто девушка, еще недавно лелеявшая надежду стать принцессой? В любом случае, игнорировать возможных врагов я не могла себе позволить.

К моему огромному облегчению, вторым моим соседом по столу оказался старый знакомый - лорд Даймон. Рядом с ним сидела привлекательная женщина с пышными формами. От ее голубых глаз уже разбегались лучики морщинок, что, впрочем, нисколько не портило ее округлое лицо. Поймав мой взгляд, она улыбнулась мне, приветливо и открыто. Должно быть, это и была та самая жена Даймона, что угрожала выгнать его из супружеской спальни, леди Лорена.

-Рад снова видеть вас, принцесса, - обратился ко мне ее супруг. - Интересно, какое впечатление произвело на вас Северное Королевство?

-Мне здесь очень понравилось, - искренне ответила я.

-Я рад это слышать.

-А вы, лорд? Полагаю, вы были счастливы наконец-то вернуться на родину?

-О да, - Даймон ухмыльнулся. - Но это вовсе не означает, что я остался недоволен тем, как нас принимали в Империи, принцесса, - поспешно добавил он. - Просто всегда радуешься, оказавшись дома после долгой разлуки.

-Я вас прекрасно понимаю, лорд, - заверила я.

В центр зала вышел тем временем мужчина средних лет, сел на поданную ему низкую скамеечку и задумчиво принялся перебирать струны незнакомого мне музыкального инструмента.

-Менестрель, - тихо пояснил лорд Даймон.

Я кивнула. Что ж, у всех свои развлечения, на Юге - танцовщицы, на Севере - певцы. Я ожидала услышать балладу о любви, но, к моему удивлению, менестрель низким бархатным голосом запел совсем о другом.

Он пел о бескрайнем море, но не ласковом и теплом, а суровом и холодном, обрушивавшем свои волны на утлые суденышки рыбаков. Он пел о тех, кто уходил за горизонт еще до рассвета и понятия не имел, сможет ли вернуться домой с закатом. И пусть никого из присутствующих в зале никогда не занимали подобные проблемы, все внимали менестрелю, затаив дыхание - столь велико было его искусство. Перед моими глазами словно разворачивались картины, на которых горстка отважных людей пыталась выжить в шторм. И когда песня закончилась, я с удивлением обнаружила, что на глазах у меня выступили слезы. Впрочем, я была не одинока - многие дамы подносили к глазам кружевные платочки, а лица мужчин были серьезны и печальны. Менестрель улыбнулся, снова тронул струны и запел следующую песню, на сей раз веселую. Некоторые слова в ней были мне незнакомы и за переводом я обращалась к Даймону.

-Больше петь о грустном он не будет, - пояснил мне лорд. - Довольно и одной песни.

-Чтобы не портить аппетит трапезничающим? - весело поинтересовалась я.

-Вы чрезвычайно догадливы, принцесса. Вина?

Я на мгновение задумалась. В Империи распитие спиртных напитков не было под запретом, но и не поощрялось, поэтому вино я почти что и не пила. Вероятно, подобное отношение было обусловлено жарким климатом. Сейчас же у многих дам в бокалах плескалась жидкость цвета темного рубина.

-Хорошо, только совсем немного, - решилась я.

Вино оказалось приятным на вкус, тягучим и слегка терпким. Я даже не заметила, как опустел мой бокал. И как он наполнился вновь.

-Смотри не опьяней с непривычки, - предупредил меня Эдвин и положил мне на тарелку кусочек фаршированного фазана.

-Последний глоток, - пообещала я.

И все же я слегка захмелела. Вино странным образом подействовало на меня: все присутствующие в зале внезапно показались мне приятными людьми и даже сверлившая меня взглядом белобрысая девица не раздражала, а скорее забавляла. К тому же я осознала, что успела проголодаться, хотя совсем недавно разглядывала в изобилии расставленные на столе блюда без малейших признаков аппетита. А еще очень сильно захотелось поддразнить мужа. Моя левая рука нырнула под вышитую скатерть и легла Эдвину на колено. Он бросил на меня взгляд искоса и сразу же отвел глаза, возвращаясь к разговору с братом. А я погладила его колено и переместила руку на внутреннюю сторону бедра, постепенно продвигаясь все выше и выше. Эдвин, казалось, вовсе не обращал внимания на мои действия, но довольно скоро я смогла убедиться, что он вовсе не так равнодушен, как старается показать. Слегка усиливая поглаживания, я умудрялась между тем продолжать любезный разговор с лордом Даймоном. А потом рука Эдвина накрыла мою, сильно сжала и убрала уже ко мне на бедро.

-Дражайшая супруга, - произнес муж столь тихо, чтобы никто, кроме меня, не смог расслышать его слов, - вам придется ответить за свое дерзкое поведение. Обещаю, что наказание ваше будет суровым.

Лишь огромным усилием воли мне удалось удержать на лице легкую улыбку, в то время как все внутри затрепетало от предвкушения.

К моему огромному облегчению, лорд Даймон ничего не заметил и не заподозрил неладного. Он как раз рассказывал мне о Марке, своем сыне, страдающем из-за коварства возлюбленной. Леди Лорена, которая явно слышала его слова, только слегка усмехалась.

-А потом эта девочка заявила Марку, что он еще слишком мал, чтобы думать о помолвке, представляете? И что она его, конечно, любит, но давать слово не будет, поскольку впереди у них слишком много времени и кто-нибудь из них сможет и передумать. А ей, вы только представьте, принцесса, всего-то пятнадцать лет. Вот как ей только в голову могли прийти подобные слова? Нет, понять женщин я неспособен - даже столь юных. Разве что пока они не вышли из возраста вашей очаровательной племянницы - тогда с ними как-то проще.

Леди Лорена уже открыто рассмеялась. Муж повернулся к ней и нежно погладил ее по руке, что-то негромко сказав. Она накрыла его ладонь своей, ласково глядя ему в лицо. А я ощутила приступ умиления. Какая чудесная пара и как они любят друг друга! Вероятно, это было последствием выпитого за ужином вина, но растрогать меня в тот момент могла любая мелочь.

Среди множества десертов, уставивших под конец ужина стол, оказалось и мороженное - сладкая охлажденная масса. В нее можно было добавлять фрукты, орехи, густые сиропы. Ничего подобного мне прежде пробовать не доводилось, поэтому я наслаждалась новым для себя лакомством, напрочь проигнорировав сладкие пироги, воздушные суфле и орехи в меду.

Наконец Эдгар и Изольда поднялись из-за стола. Трапеза подошла к концу. Эдвин помог мне встать и крепко сжал мою руку, увлекая за собой.

-Ну что же, дорогая, - тихо произнес он, когда мы поднимались по лестнице, - вот и пришел час расплаты. Ты ответишь за свое поведение за столом. Тебе еще не страшно?

-А мне следует бояться? - спросила я.

-Возможно, - загадочно бросил муж.

Когда мы наконец добрались до наших покоев, я уже сгорала от нетерпения. Однако же, к моему глубочайшему разочарованию, Эдвин оставил меня на попечении служанок и вышел. Слегка обидевшись, я позволила девушкам помочь мне подготовиться ко сну, отпустила их и улеглась в кровать, с головой укутавшись в одеяло. Впрочем, заснуть мне так и не удалось.

-Спряталась? - ехидно спросил супруг, отбрасывая одеяло прочь. - Тебя это не спасет.

Он сел на кровать рядом со мной, а на пол поставил какую-то чашу.

-Что это? - с любопытством спросила я.

-Не скажу, - Эдвин хитро улыбнулся. - Снимай рубашку.

Я встала на колени на постели и медленно потянула вверх подол, ожидая, что муж в нетерпении поможет мне. Но он не двигался. Я отбросила кружевное ночное одеяние в сторону и потянулась к одежде супруга, но он перехватил мои руки.

-Ты наказана, помнишь?

Он вытащил из кармана широкую черную ленту и завязал мне глаза.

-Вот так. А теперь ложись и постарайся не двигаться.

Я ничего не могла видеть, зато остальные мои чувства словно обострились. Вот Эдвин осторожно, едва прикасаясь кончиками пальцев очертил контуры моей груди и я застонала, выгнув спину и подаваясь ему навстречу.

-Сильнее!

Но муж только слегка нажал ладонью на мой живот, заставляя лежать неподвижно. Потом раздалось едва слышное позвякивание и к моим губам прикоснулось нечто холодное. "Кусочек льда," - определила я, слегка лизнув. Эдвин провел льдинкой по губам, а потом сразу же прильнул к ним в жарком поцелуе, сводящем меня с ума. Я обвила руками его шею и всем телом прильнула к нему, с неудовольствием ощущая, что он еще не удосужился раздеться.

-Нет, так дело не пойдет, - произнес мой любимый, отстраняясь.

А затем я почувствовала, как мои запястья бережно, но крепко стягивает плотная ткань. Еще несколько мгновений - и ноги мои разведены и тоже привязаны к кровати.

-Вот так-то лучше, - удовлетворенно произнес Эдвин.

Я замерла, теряясь в догадках, какую игру он затеял на сей раз.

Кусочек льда обжег холодом нежную кожу груди и я тихо ахнула. А затем его путь повторили горячие губы мужа. Контраст между прикосновениями ледяного кубика и обжигающими поцелуями сводил меня с ума. К тому же я понятия не имела, что сделает Эдвин в следующий момент и где именно прикоснется ко мне на сей раз - и это отчего-то невероятно возбуждало. Вот губы мужа скользнули по животу, слегка втягивая кожу. Почти растаявшая льдинка очутилась в ямке пупка, а потом Эдвин слизал оставшиеся капельки. Я прикусывала губы, но все равно не могла удержаться от стонов и коротких вскриков. А когда губы мужа спустились еще ниже, я и сдерживаться перестала, только выгнулась в пояснице и уже непрерывно выкрикивала его имя. То и дело порывалась, позабыв о связанных руках, прижать его ближе к себе, зарыться пальцами в его волосы, но в результате моих усилий лишь туже натягивалась связывающая руки ткань, странным образом лишь усиливая мое наслаждение.

Когда же я откинулась на подушки, расслабившись и тяжело дыша, муж наконец развязал меня и снял повязку с моих глаз.

-Отдохни немного, - нежно произнес он и отвел с моего лица прилипшую от пота прядь волос. - Ночь еще не закончилась. Выпьешь еще вина?

Хмель уже улетучился из моей головы и идея показалась мне хорошей. К тому же я вдруг поняла, как могу ее дополнить и улучшить.

-Да, было бы неплохо, - отозвалась я.

Эдвин поднялся с кровати и налил мне рубиновой жидкости из графина на столике. Он поднес бокал к моим губам, но я покачала головой. Упершись рукой в его плечо, я заставила его лечь на спину, а потом вылила немного хмельного напитка ему на живот, следя, чтобы тонкая струйка не побежала на постель.

-А теперь, - хищно произнесла я, - твоя очередь лежать смирно. И оцени мою доброту: я даже не буду тебя связывать.

Муж смог только простонать мое имя в ответ. Ночь действительно была долгой...

На следующее утро Изольда сама заглянула ко мне. Я уже закончила завтракать и сидела перед зеркалом, а Хильда заплетала мои волосы в косы.

-Не присоединишься к нам на прогулке? - спросила королева.

-К вам?

-Да, - Изольда вздохнула. - К сожалению, прогуливаться мы пойдем целой толпой, со всеми пожелавшими подышать свежим воздухом придворными дамами. Боюсь, как раз этого самого свежего воздуха в таком скоплении народа нам и не достанется.

-Похоже, ты не очень-то любишь здешних леди, - заметила я.

-Не всех, - возразила Изольда. - Например, Лорена, жена твоего вчерашнего соседа по столу - очень приятная женщина, жаль, что почти в два раза меня старше. Или Ровенна - с ней ты еще познакомишься. Но есть настолько неприятные личности...

Молодая женщина состроила гримаску, а я припомнила рассказ Фатимы о том, как ее в свое время приняли при дворе. Вспомнилась мне и вчерашняя незнакомка, смотревшая на меня едва ли не с ненавистью. Я решила расспросить о ней Изольду.

-Вчера за столом была девушка в сером платье... - начала я, но собеседница меня перебила, сразу же поняв, о ком идет речь.

-Значит, ты уже заметила? - спросила она. - Это Ирма, редкостная, признаться...

Изольда осеклась и я поняла, что она хотела дать Ирме весьма нелестную характеристику, должно быть, состоящую из слов, подслушанных от старших братьев. То, что королева разделяла мою неприязнь к незнакомке, меня обрадовало - гораздо хуже было бы, благоволи Изольда к этой милой леди.

-Она была любовницей Эдвина, да? - и я затаила дыхание в ожидании ответа.

-Нет, с чего ты взяла? - королева выглядела удивленной. - Возможно, она и лелеяла мечту выйти за него - это бы меня не удивило, нахалка считала, что она достойна стать принцессой, но вот Эдвин совсем не обращал на нее внимания.

Я облегченно вздохнула. Как бы я ни убеждала себя вчера в том, что глупо ревновать мужа к его прошлому, но услышать о его связи с Ирмой мне было бы более чем неприятно.

-Пойдем, - поторопила меня между тем Изольда. - Заодно и познакомишься со многими придворными леди. Только захвати шаль, еще прохладно и в одном платье ты можешь замерзнуть.

Я подозвала Хильду, отошедшую в сторону, едва она закончила причесывать меня, и велела принести мне шаль. Небрежно набросив ее на плечи, я следом за Изольдой спустилась в сад.

Стайка разновозрастных леди уже поджидала нас. Мне представили каждую из них и я несколько раз повторила про себя их имена, чтобы не позабыть. Женщины большей частью заискивающе мне улыбались, но от этих улыбок отдавало фальшью. В принципе, я вполне могла их понять: появившаяся при дворе чужеземка, от которой неизвестно, чего ожидать, но с которой придется считаться - вряд ли они могли бы полюбить меня, тем более сразу. И мне, несмотря на первое впечатление, придется приложить максимум усилий, чтобы им понравиться - я не могу себе позволить враждовать с половиной двора. Леди Лорена, когда подошла ее очередь быть представленной, тепло улыбнулась мне. С разговора с ней я и решила начать.

-У вас весьма приятный супруг, леди, - проговорила я, когда мы рассредоточились по парочкам и группкам и неспешным шагом устремились вглубь парка. - Я помню его еще по посольству.

-Благодарю, принцесса, - отозвалась та глубоким, чуть хрипловатым голосом.

-У вас, кажется, есть сын?

-У нас трое детей, - Лорена улыбнулась. - Марк - старший, потому с ним много забот. А близнецам всего по десять лет.

-Тоже мальчики?

-Мальчик и девочка, Айрон и Айрин. Сорванцы. Кстати, Дамиан рассказывал мне о вашей очаровательной племяннице, принцесса. Девочка произвела на него большое впечатление. Он даже Айрин поучал после возращения, дескать, юные леди должны быть похожи на маленьких женщин, а не на мальчишек в юбке.

Я вспомнила рассказ Изольды. Похоже, северяне действительно предоставляли своим дочерям куда большую свободу, нежели это было принято в Империи.

Разговаривая о детях и детских шалостях, мы с Лореной отстали от остальных дам и забрели в тихий уголок парка. Дорожка вывела нас к небольшой площадке, выложенной серым камнем. В центре ее стояла небольшая, чуть выше человеческого роста, статуя дракона, распахнувшего крылья. Он был очень похож на Стража, но, тем не менее, я сразу поняла, что это не тот Дракон, которого я видела. Я не могла точно указать на различия, но они, несомненно, имелись.

-Великий Дракон, - благоговейно произнесла Лорена, прикасаясь к постаменту.

Я повторила ее жест. При этом мне показалось, что каменный дракон слегка повернул голову в мою сторону и подмигнул мне. Подавив желание протереть глаза, я спросила у Лорены:

-Получается, статуи Великого Дракона стоят не только в храмах?

-В храмах нет вообще никаких изображений Великого Дракона, - спокойно пояснила мне леди. - Ни статуй, ни картин, ни гобеленов, ни росписей. Только в таких вот неприметных уголках или в домашних молельнях, куда не пускают посторонних.

Теперь мне стало ясно, отчего никто в Империи ничего не мог сказать о религии северян. Даже при посещении храма невозможно было выяснить об их пантеоне. А если кто из иностранцев случайно и натыкался на статуи, то не обращал на них особого внимания. Все-таки каменных скульптур в Северном Королевстве было великое множество и Дракона принимали просто за обычное парковое украшение. С чем была связана такая осторожность, мне еще только предстояло выяснить.

Вскоре мы с Лореной, продолжая болтать о разных мелочах, догнали остальных дам. Те как раз вышли к небольшой площадке с очередным фонтаном, на сей раз изображавшим русалку - полуженщину-полурыбу из одной из вчерашних песен менестреля - и рассаживались на лавочках вокруг него. Места возле Изольды уже заняли две пожилые леди, непрестанно что-то говорившие, отчего королева то и дело хмурилась, поэтому мы с Лореной устроились рядом со смешливой изящной девушкой с пепельными волосами, большими серыми глазами и милыми ямочками на щечках. Я припомнила, что ее зовут Ровенна и это о ней Изольда отзывалась благосклонно.

-Похоже, день сегодня будет жаркий, - сказала она. - Можно устроить поход к реке.

Почти все прочие леди оживленно подхватили предложение. Они даже принялись строить планы о легком обеде на берегу. Только лишь пожилые особы, устроившиеся рядом с Изольдой, неодобрительно качали головами.

-С реки всегда дует холодный ветер, - раздраженным тоном произнесла одна из них.

-От него потом болит голова, - подхватила вторая.

-И что это за новая мода - посиделки на траве? - возмутилась первая. - После них спину невозможно разогнуть.

Ровенна прыснула.

-Дай этим старым кошкам волю, - прошептала она едва слышно, - и мы могли бы гулять исключительно в оранжерее. А еще лучше - сидели бы дружными рядами перед камином и вышивали картины.

-Будьте снисходительны к их почтенному возрасту, - тихо ответила, с трудом, впрочем, удерживаясь от улыбки.

Мои соседки дружно скривились.

-Дело не в возрасте сих почтенных дам, принцесса, - пояснила Лорена, - а в их исключительном занудстве. Даже их собственные мужья, презрев свои седины и болезни, свойственные их более чем солидным годам, то и дело изобретают себе дела в приграничных землях - лишь бы подальше да подольше от супружниц.

Однако же прочие леди к словам пожилых дам не прислушались. Изольда, правда, предложила им вернуться во дворец, но обе леди едва ли не с возмущением отказались. И стайка щебечущих женщин потянулась к реке. Идти пришлось недалеко. Я с некоторых пор относилась к рекам с опаской, но, выйдя на берег, вынуждена была констатировать, что здесь нам, похоже, ничего не грозит. Пологий поросший травой берег спускался к широкой водной глади. Подойдя поближе, я смогла разглядеть оживленно снующих на мелководье рыбок.

-Здесь отмель, - пояснила подошедшая Ровенна. - А уже чуть ниже по течению начинаются омуты - там лучше не купаться. Вы умеете плавать, принцесса?

Я покачала головой.

-Нет, на юге не принято подобное занятие для девочек.

-Считается неприличным? - с лукавой усмешкой осведомилась Лорена.

-Можно сказать и так, - мягко ответила я.

Мне нравились новые знакомые. И Лорена, и Ровенна производили впечатление женщин открытых и жизнерадостных, подобных которым я прежде не встречала.

-Ну вот, - внезапно помрачнела Ровенна, - к нам направляется эта грымза.

Я собиралась спросить, о ком она говорит, но тут увидела Ирму, целенаправленно шагающую в нашу сторону.

-Любуетесь прекрасным видом, принцесса? - спросила она у меня, напрочь проигнорировав моих собеседниц.

-Беседую с милыми леди о различиях в воспитании девочек на Севере и на Юге, - отрезала я.

-Вот как? И в чем же заключаются эти различия?

-Принцесса призналась, что не умеет плавать, - пояснила Ровенна.

Если Ирма и желала сказать на это какую-нибудь колкость, ей все равно хватило ума вовремя осознать, что невестке короля дерзить не следует. Поэтому она пропела приторно сладким голоском:

-Как интересно. Но, вероятно, южных девушек обучают неким искусствам, нам, северянкам, неведомым? Моя догадка верна, принцесса?

-Откуда мне знать? - сухо ответила я. - Если я и знаю нечто такое, о чем вы даже представления не имеете, то вам все равно не суждено об этом догадаться.

И пока Ирма, растерянно хлопая ресницами, старалась придумать, что же ей сказать в ответ, я отвернулась от нее, давая понять, что разговор окончен.

Вокруг нас уже вовсю суетились слуги, расстилая на плоских камнях белоснежные скатерти, а на траве - пушистые покрывала, именуемые пледами. Молоденькие резвые девушки сновали от дворца к реке и обратно, принося все новые и новые подносы с кувшинами и блюдами. Наконец Изольда подала знак к началу обеда. Меня королева усадила рядом с собой под раскидистым деревом. К нам присоединились Ровенна и Лорена и, к вящему неудовольствию моей новой родственницы, те самые пожилые дамы.

-Все-таки здесь довольно прохладно, - кисло процедила одна из них. - Я ведь говорила, что от реки обязательно будет тянуть холодом.

-И дует такой неприятный ветер, - подхватила другая. - Ваше величество, неужели вы этого не замечаете?

-Нет, - отрезала Изольда.

Но леди не унимались.

-На редкость неразумное решение. Вот, помню, во времена моей юности подобные обеды на природе приняты не были.

-И абсолютно правильно, - поддержала ее вторая дама. - Сидение на земле - верный путь к болям в пояснице.

-Если я не ошибаюсь, вас давненько мучают подобные боли, леди Магера? - невинным тоном осведомилась Лорена. - Они начались задолго до того, как появилась мода на пикники.

Магера обиженно насупилась.

-А от ветра болит голова, - не умолкала вторая леди.

-Ах, моя дорогая леди Дарика, - все так же нежно пропела жена Даймона, - я с детских лет наслышана о ваших мигренях. Признайтесь, вы в юности бегали тайком на речной берег?

После этих слов замолчала и Дарика, смерив Лорену неприязненным взглядом. Та же, как ни в чем не бывало, завела с Изольдой разговор о неких приготовлениях к ожидавшемуся празднованию. Я, пусть и была абсолютно не в курсе ни того, что требовалось сделать, ни того, чему именно будет посвящено торжество, все равно прислушивалась с любопытством. Ведь подобные занятия будут входить и в мои обязанности и знать различия между проведением праздников в Империи и в Северном Королевстве мне было необходимо. Услыхав что-то новое, я старалась тут же запомнить информацию, иногда задавая вопросы. И Лорена, и Изольда терпеливо на них отвечали. Ровенна участия в разговоре почти не принимала, полностью отдавшись поглощению обеда. А леди Магера и леди Дарика сидели нахохлившись, словно два сыча и явно придумывали очередную придирку.

Но если им это и удалось, то высказали они ее кому-то иному. Для нас же с Изольдой остаток дня прошел довольно приятно: после импровизированного обеда на природе мы вернулись во дворец, где королева удалилась в свои покои отдыхать, а я провела время до ужина в милой беседе обо всякой ерунде с новыми знакомыми. Во время ужина я уже без такого любопытства, как вчера, но все же с немалым интересом слушала песни менестреля, изредка перебрасываясь малозначительными репликами с лордом Даймоном. А ночью, после совместного принятия ванны с горячо любимым супругом, я очень быстро смогла погрузиться в крепкий сон.

Я стояла на заснеженном горном склоне в привычной мне еще по жизни в Империи одежде: легком белом шелковом открытом платье и туфлях без задников. Распущенные волосы свободно струились по спине, на руках позвякивали многочисленные браслеты. Вокруг меня валил густой снег и завывал ветер, но я странным образом не ощущала холода, хотя рядом со мной уже насыпало немалых размеров сугробы.

-Страж! - позвала я, перекрикивая завывания ветра. - Страж! Я знаю, что очутилась здесь по твоей воле! Покажись!

-Догадливая, - протянул знакомый голос.

Внезапно стихли и ветер, и снегопад, а невесть каким образом появившееся на небосклоне солнце ослепило меня, отражаясь от кипенной белизны снежного полотна. Я заморгала, а когда глаза наконец привыкли к яркому освещению, увидела его. Дракон сидел всего в нескольких шагах и с любопытством рассматривал меня.

-Так вот какой тебя увидел Эдвин, - произнес он. - Да, пожалуй, я могу его понять. Ты похожа на редкий цветок, Амина.

-Нежный цветок Империи, - грустно повторила я внезапно всплывшие в памяти уже полузабытые слова.

-Да, верно. Нежный цветок, столь мало схожий с розами Северного Королевства, не считающими нужным скрывать свои шипы. Но я, как гостеприимный хозяин, должен предложить тебе присесть.

От его огненного дыхания снег рядом со мной растаял и я внезапно обнаружила, что стою на мягкой молодой траве, среди которой цветут желтые некрупные цветы.

-Прошу, - любезно предложил Дракон и я заметила заросший мхом пенек.

Устроившись поудобнее, я сложила руки на коленях и спросила:

-Ты мне снишься, да?

-Снюсь, - согласился Дракон.

-Но, тем не менее, ты настоящий?

-Настоящий. И ты тоже настоящая. Вот потрогай.

Я осторожно провела рукой по жесткой чешуе протянутого ко мне крыла.

-Но в первый раз я попала сюда через портал и мне было действительно холодно. К чему такие сложности, если ты мог бы просто переместить меня во сне, вот как сегодня?

Дракон хитро прищурился.

-А сама ты как думаешь?

-Не знаю, - честно призналась я. - Хотя... в прошлый раз мы были вдвоем с Эдвином. Ты можешь переместить сюда только кого-то одного? Или важно, чтобы мы уснули одновременно?

-А еще спящего в любой момент могут разбудить, - добавил Страж. - К тому же твой муж ожидал наказания, следовательно, комфорт ему никто обеспечивать не собирался. И ожидать, пока тот человек, с которым я намерен переговорить, уснет, у меня желания нет. Да и мало с кем я разговаривал на своем веку вот так, во сне.

-Почему?

-Ох это женское любопытство, - вздохнул Дракон. - Ты сильно удивишься, если узнаешь, что многие жители Королевства меня никогда и в глаза-то не видали?

Я задумалась.

-Пожалуй, что нет. У тебя попросту не хватит времени, вздумай они все наносить тебе визиты.

Страж расхохотался.

-Верно подмечено, - заявил он. - Довольно и того, что я выслушиваю просьбы, когда им вздумается обращаться ко мне. И, должен тебе сказать, зачастую люди просят о всяких глупостях. Некоторые даже не стесняются попросить о выигрыше в азартной игре или о новой шубе. И это далеко не единичные случаи.

-Да, тебе нелегко, - посочувствовала я.

-Знаешь, что мне в тебе нравится? - внезапно спросил Дракон. - То, что у тебя совсем нет священного трепета и благоговения передо мной. Я уже и позабыл, кто именно в последний раз разговаривал со мной столь свободно.

-Вероятно, это потому, что я родилась и выросла в Империи, - предположила я. - Думаю, случись мне узреть воочию Небесного Отца, так у меня и язык бы отнялся.

-Полагаю, ты права. Но ты развлекаешь меня, а я так долго был этого лишен. Не возражаешь, если я иногда буду с тобой беседовать?

-Разумеется, нет. Однако сегодня ты ведешь себя совсем не так, как в нашу первую встречу.

-Я могу быть каким угодно, - загадочно произнес Дракон. - Но я - это всегда я.

Я обдумала его такие, казалось бы, малозначительные слова и кивнула.

-Понимаю.

-Но я позвал тебя не просто поболтать, - неожиданно мрачным тоном добавил мой собеседник. - Я хотел тебя предупредить.

-О чем?

-Я ни в чем не уверен, но, кажется, затевается нечто нехорошее.

-Разве ты можешь не знать о чем-то, что происходит в Королевстве? - не поверила я. - Ты ведь можешь заглядывать в души людей и видеть их помыслы.

-Могу, - Дракон вздохнул. - Желательно при этом еще и видеть нужного человека перед собой, что, как ты понимаешь, затруднительно. Еще я слышу, когда жители Королевства обращаются ко мне напрямую, но, опять-таки, задумавший каверзу не будет просить меня о ее исполнении. Пока же я просто улавливаю смутную угрозу и даже не могу сказать, от кого именно она исходит.

-Но почему ты предупреждаешь об этом меня? - никак не могла понять я. - Не Эдгара и не Изольду, например?

-Потому что сейчас наиболее уязвимы вы с Эдвином, - признал Страж. - Если бы кто-нибудь замыслил покушение на короля, то это я ощутил бы сразу. От жизни Эдгара зависит безопасность Королевства. И с нерожденным еще ребенком Изольды у меня тоже сильная связь, а повредить матери наследника так, чтобы это не повлияло на беременность, полагаю, невозможно. Зато если зло планируют причинить кому-либо из лордов Королевства, я об этом могу и не узнать. Будь иначе, в нашей стране и вовсе не было бы преступников, даже мелких воришек. Увы, это невозможно. Поэтому я прошу тебя об осторожности.

-Опять, - горько произнесла я. - Стоило мне благополучно избежать опасности в Империи, как я снова подвергаюсь ей, только уже на Севере.

-Близость к трону никому еще не гарантировала спокойной жизни, - рассудительно заметил Дракон.

Оспаривать это утверждение не представлялось мне возможным.

-Но я почти никого не знаю при дворе, - задумчиво произнесла я. - Знакома только с теми лордами, что состояли в посольстве, да вот еще сегодня мне представили леди из ближнего круга Изольды - да и то я мало о ком смогла составить собственное мнение. А давно ты ощутил эту угрозу? Быть может, она возникла еще до моего приезда?

-Все может быть, - согласился Дракон. - Но я счел нужным тебя предупредить. И помни, что ты всегда можешь позвать меня на помощь.

-И ты прилетишь? - с каким-то детским восторгом спросила я.

Но Страж несколько поумерил мой пыл.

-Только если не будет другого выхода. Но я обязательно укажу тебе путь к спасению. А сейчас - до встречи, Амина. Уже рассветает.

Я многозначительно покосилась на стоящее высоко на небосводе солнце.

-А, это, - понимающе хмыкнул Дракон. - Здесь не совсем обычное место, где все зависит только от меня. Удачи тебе, Амина.

И я проснулась. Потянувшись, попыталась определить, имел ли мой сон особое значение либо же его можно попросту забыть. Попробовала даже позвать Дракона, дабы спросить у него, но он мне не ответил. Несколько раздосадованная, я повернулась к мужу. Эдвин еще не проснулся. Снилось ему, по-видимому, нечто приятное, поскольку на губах его играла улыбка. Не удержавшись, я очертила их контур пальцем.

-Амина, - выдохнул муж.

Все мысли о том, стоит ли пересказывать ему мой сон или нет, разом выветрились из головы. Вместо этого там появилась идея поинтереснее.

Я окинула спящего супруга хищным взором. Отчего-то так получалось, что, даже если мы надевали ночные одеяния, то засыпали все равно без оных. Вот и теперь сползшее покрывало предоставило моему жадному взгляду ни чем не прикрытую грудь мужа. Я осторожно потянула плотную ткань пониже. Эдвин что-то забормотал, натягивая покрывало обратно, но не проснулся. Мне стало весело. Поднявшись с постели, я метнулась к столику, где стояли графины с водой и вином и налила темно-рубиновой жидкости в кубок. Потом склонилась над мужем, макнула палец в вино и провела по губам супруга. Прежде чем он успел неосознанно потянуться ко мне, быстро слизнула алые капельки.

Эдвин раскрыл глаза и улыбнулся.

-Доброе утро, - произнес он хрипловатым голосом.

-Доброе, - откликнулась я и решительно отбросила многострадальное покрывало в сторону. - Лежи смирно и не шевелись.

-Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа.

Конечно, совсем неподвижно лежать у него не получилось, хотя он и старательно пытался исполнить мое распоряжение. Сначала, пока я рисовала на его груди алые узоры, он мог еще закинуть руки за голову и расслабленно смотреть, как я осторожно их слизываю. Потом, когда я разукрашивала его живот, он уже вздрагивал и с его губ срывались стоны, а когда я налила немного вина в ямку пупка, то Эдвин уже дрожал непрестанно и с трудом контролировал себя. А стоило мне отставить наконец чащу и спуститься еще ниже, как он разом позабыл обо всех своих обещаниях. Рука его опустилась мне на затылок, он непрестанно повторял мое имя и подавался вперед. Наконец я скользнула вверх по его телу и крепко поцеловала в губы.

-Тебе понравилось пробуждение?

-Несомненно, - муж ласково провел пальцами по моей щеке. - Полагаю, я должен как следует отблагодарить тебя.

В следующее мгновение на спине лежала уже я, а в руках супруга появилась отставленная мною чаша.

-Твоя очередь лежать смирно, дорогая.

-Слушаюсь, мой господин, - выдохнула я и прикрыла глаза от удовольствия.

После завтрака меня уже поджидали портнихи с ворохом одежды для примерки. Этому занятию, несомненно важному и нужному, пришлось посвятить все утро, а после обеда небольшая компания из придворных леди и лордов опять высыпала в парк, стремясь насладиться последними теплыми деньками. Я заметила Лорену и Даймона и улыбнулась им, намереваясь подойти поближе, но меня перехватила Ровенна.

-Принцесса, позвольте вам представить моих братьев Брайана и Брауна, - произнесла она.

Лорды оказались близнецами, почти неотличимыми друг от друга. Более того, они одинаково двигались, улыбались, говорили с одними интонациями. Единственным признаком, по которому их можно было различить, являлась небольшая родинка у левого уха Брауна.

-Нас даже отец путал, - со смехом пояснил Брайан. - Только матушка каким-то непостижимым образом всегда нас различала.

-А как мы разыгрывали наших наставников, - подхватил Браун. - Не говоря уже о девушках.

-Так, а вот теперь давайте подробности, - протянула их сестра, на что Броун только легонько щелкнул ее по носу.

-Обойдешься.

-На самом деле я знаю, - заговорщицки прошептала мне Ровенна, когда ее братья отвлеклись на разговор с каким-то солидным пожилым лордом, - что однажды они подшутили над Ирмой, причем шутка их добротой не отличалась. Но мне вовсе не жаль эту лицемерную особу!

К своему стыду я осознала, что жалости к Ирме тоже не испытываю. Девушка была мне откровенно неприятна, несмотря на то, что ничего дурного мне не сделала. Разве что смотрела на меня с явной антипатией, но разве я не ожидала подобных взглядов в свою сторону?

-Простите, леди, - произнес Брайан, догоняя нас. - И вздумалось же старику Дункану именно сейчас поинтересоваться, как обстоят дела на алмазной шахте. Боюсь, что Браун теперь надолго потерян для общества.

-А ты, вместо того, чтобы помочь брату, оставил его на растерзание этому зануде, - поддела его Ровенна.

Брайан только отмахнулся.

-Ничего, общение с Дунканом пойдет Брауну только на пользу.

Я с удивлением обнаружила, что мне нравится общество этих веселых открытых молодых людей, которые не привыкли следить за каждым своим словом и прямо говорили то, что думали. Сама я еще не могла вести себя подобным образом, но искренне наслаждалась шутливой перебранкой брата и сестры. Настроение у меня было столь беззаботным, что я на время даже позабыла о ночном разговоре с Драконом.

Вскоре к нашей компании присоединился еще один молодой человек, которого мне представили как лорда Уильяма. Был сей лорд веснушчат и рыжеволос, а глаза его отличались прозрачной голубизной. Интересовался он, насколько я поняла, исключительно охотой. Во всяком случае, едва произнеся скороговоркой полагающиеся по случаю слова уважения моей персоне, Уильям начал, размахивая руками, расхваливать достоинства своих соколов. Я слушала его со скукой, а вот Ровенна, к моему удивлению, с огромным интересом.

-Вы любите охоту, принцесса? - поинтересовался Брайан.

-Не знаю, мне еще никогда не доводилось принимать в ней участия.

После этих слов ко мне повернулись не только брат с сестрой, но и лорд Уильям, застывший от удивления с поднятой вверх рукой.

-А почему? - спросил он изумленно.

Вид при этом у лорда был несколько глуповатый - видимо, из-за широко распахнутых глаз и приоткрытого рта.

-В Империи, откуда я родом, не принято позволять женщинам участвовать в охоте, - пояснила я, ощущая некоторую досаду.

Разумеется, выходя замуж я прекрасно осознавала, что мне придется жить в незнакомой стране, но уж никак не была готова к тому, что буду казаться в глазах придворных неумехой. Плавать не умею, на охоте ни разу не была! Хорошо еще, что успела немного обучится принятым в Северном Королевстве танцам.

-Видимо, девочек в Империи воспитывают очень строго, - вторя моим мыслям, произнесла Ровенна. - Ни купания в реке, ни охоты. Но вы ведь поедете с нами, принцесса? Будет очень интересно, правда. И я уверена, что вам понравится. Иначе просто не может быть!

-Но ведь верхом ездить вы умеете? - не придумал лучшего вопроса Уильям.

Кажется, не столь давно я отвечала на подобный.

-Разумеется, умею.

-Отлично! - просиял лорд, словно я одарила его чем-то, имеющим немалую ценность. - Тогда никаких проблем не возникнет. И я покажу вам своих соколов, принцесса.

У меня не было никакой уверенности в том, что я смогу разделить его восторги по поводу хищных птиц, но я ответила самым что ни на есть благосклонным тоном:

-Буду очень рада.

Вернувшийся Браун примкнул к обсуждению грядущей охоты и оно затянулось до обеда. Изольда, заявив, что утомилась, отправилась трапезничать в свои покои, позвав меня с собой.

-Ты уже осваиваешься, - заметила она, запуская ложку в густой наваристый суп с устрицами и крабами. - Обзавелась новыми знакомыми. Тебе они понравились?

-Пожалуй, - согласилась я и в свою очередь отправила в рот ложку незнакомой доселе еды.

Вкус был непривычен, но приятен. Я бросила взгляд на прочие блюда, уставившие стол: тушеный ягненок с овощами, жареный цыпленок с картофелем, запеченная огромная рыбина, названия которой я не знала и яблочный пирог с орехами на десерт. Надо попробовать по чуть-чуть от каждого блюда, чтобы составить о них впечатление.

-Мы говорили об охоте, - сообщила я, покончив с супом. - Ты намереваешься в ней участвовать?

Изольда ответила быстро - скорее всего, обдумала этот вопрос ранее:

-Я поеду, но охотиться не буду. Хочешь, останешься со мной на поляне, где разобьют шатры и накроют столы? Там мы подождем охотников.

-Посмотрим, - уклончиво ответила я.

-А завтра вечером мы устраиваем танцы, - радостно, точно ребенок, сообщила королева. - Как раз первые платья, что мы заказали тебе, будут готовы. Ты любишь танцевать?

-Люблю, - усмехнулась я. - Только в Империи приняты совсем другие танцы, нежели в королевстве. И мужчины в них не участвуют.

-А как же без мужчин? - удивилась Изольда. - Всегда полагала, что танцы располагают к флирту.

-Там, где я выросла, - пояснила я, - они служат орудием соблазнения.

В глазах невестки загорелось любопытство.

-Я хочу это увидеть! - воскликнула она. - Покажешь?

-Разумеется.

Наш разговор прервала служанка, сообщившая о приходе моего супруга. Эдвин поцеловал привставшую Изольду и опустился на стул рядом со мной.

-Пообедаешь с нами, дорогой брат?

-С удовольствием.

Расторопные служанки мигом принесли еще один прибор и Эдвин положил себе на тарелку солидный кусок цыпленка.

-Мне надо поговорить с тобой, Амина, - заметил он, прежде чем приступить к трапезе. - После обеда, если ты не против.

-Конечно, не против, - и я тепло улыбнулась мужу.

-А я немного отдохну и загляну к тебе перед ужином, - вставила Изольда. - Договорились?

-Хорошо, - ответила я.

А Эдвин тут же быстро спросил:

-О чем?

-Женские маленькие секреты, дорогой, - отозвалась я беззаботным тоном. - Будь так любезен, положи мне кусочек ягненка.

-Вина?

Я заглянула в бокал Изольды, наполненный яблочным соком.

-Совсем немного.

Отпив, я слизнула оставшуюся на краешке бокала темно-красную каплю и, поймав разом потемневший взгляд мужа, мимолетным жестом прижала палец к губам. Изольда не обратила на меня внимания, занятая трапезой, зато Эдвин, я была уверена, превосходно понял намек и теперь с нетерпением будет ожидать вечера.

Покончив с обедом (десерт дался мне с трудом, но я его одолела), я пообещала королеве, что буду ждать ее и последовала за супругом в наши покои. Его слова о предстоящем разговоре заинтриговали меня и мне не терпелось узнать, что именно муж решил мне рассказать.

Войдя в наши покои, Эдвин отпустил служанок и взял меня за руку.

-Амина, помнишь наш разговор о символах брака?

-Помню, - ответила я, уже догадываясь, к чему он клонит.

И точно - я ощутила прохладное прикосновение металла и на палец мне скользнуло кольцо, удивительным образом тут же сжавшееся до моего размера.

-Клянусь Великим Драконом любить, беречь и защищать тебя, жена моя, до конца дней своих, - торжественно произнес Эдвин. - Клянусь быть с тобой рядом при жизни и после смерти, называю тебя единственной своей и вручаю тебе душу свою.

Я догадывалась, что последняя его фраза никак не может являться стандартной брачной клятвой, и потому она чуть ли не до слез растрогала меня.

-Клянусь Великим Драконом любить, беречь и защищать тебя, муж мой, до конца дней своих, - эхом повторяя его слова, я сожалела лишь о том, что не озаботилась заказать для супруга кольцо еще в Империи. - Клянусь быть рядом с тобой при жизни и после смерти, называю тебя единственным своим и вручаю тебе душу свою.

Кольцо на моем пальце явственно нагрелось и на мгновение сжалось, словно подтверждая мою клятву. А Эдвин склонился и прикоснулся к моим губам легким поцелуем.

Я с жаром ответила ему, но супруг с сожалением отстранился.

-Увы, дорогая, но меня ждет Эдгар. Надо обсудить кое-какие вопросы, связанные с алмазными шахтами, будь они неладны. Зато вечером я стребую с тебя долг. С процентами.

-Хорошо, - пообещала я.

После ухода мужа я долгое время разглядывала свое кольцо. Простой ободок с крупным радужным бриллиантом притягивал взгляд, завораживал игрой света в острых гранях камня. Я все еще любовалась символом супружества, когда Хильда доложила мне о приходе Изольды.

-Чудо какое! - воскликнула невестка, разглядев мое новое украшение. - Ты ведь знаешь, что это непростой камень? В радужных бриллиантах обручальных колец скрыты искры огня Дракона.

-И такие есть у всех жителей Королевства? - с недоверием спросила я.

Изольда покачала головой.

-Нет, разумеется, нет. Великий Дракон - покровитель всех жителей нашей страны, но подобные кольца носят лишь те, кто принадлежит к королевскому роду. Если твое кольцо, например, украдут, то камень в нем потускнеет. Разве ты не заметила, что он словно живой?

-Заметила, - тихо ответила я. - Но решила, что мне просто показалось из-за того, что сильно захотелось наделить это кольцо особым смыслом.

-Оно действительно имеет особый смысл, - заверила меня королева. - А теперь - ты помнишь, что мне пообещала?

В этот момент она, несмотря на сильную разницу в возрасте и во внешности, так сильно напомнила мне Фирузе, что я с трудом удержала слезы умиления.

-Помню, конечно же, - и я позвала Фатиму.

Моя верная служанка помогла мне переодеться в наряд для танца и взялась отбивать такт при помощи небольшого бубна. Изольда следила за всеми моими движениями с нескрываемым любопытством.

-Замечательно, - выдохнула она, когда показательное выступление закончилось. - Я тоже так хочу. Ты меня научишь?

Я с сомнением покосилась на ее живот.

-Срок еще совсем маленький, - Изольда верно поняла мой взгляд. - Да я и не прошу обучить меня сложным движениям. Просто... ну, совсем немного, чтобы впечатлить Эдгара. А то он рассказывал, как лорды из посольства восторгались имперскими танцовщицами. Пусть увидит, что я тоже так умею!

Она сложила ладони перед грудью и посмотрела на меня просящим взглядом, опять став похожей на маленькую девочку. И я сдалась, отметив при этом, что теперь-то я прекрасно понимаю, как именно ей удалось завоевать своего мужа.

-Ну хорошо, иди сюда, попробуем. Смотри, руки надо ставить вот так...

Таким образом мы и провели почти все время до ужина. Напоследок Изольда стребовала с меня обещание позаниматься с ней на следующий день, а заодно и предоставить свой наряд портнихам для того, чтобы они могли сшить для королевы подобный.

Эдвин же, пришедший, чтобы сопровождать меня на ужин, был непривычно молчалив. Между бровей его прорезалась тоненькая морщинка, которую я ласково попробовала разгладить пальцем.

-Что-то случилось?

-Не бери в голову, ерунда.

-Но я ведь вижу, что ты чем-то обеспокоен, - настаивала я.

-Небольшие недоразумения, Амина. Правда, ничего такого, что могло бы озаботить тебя.

Я сжала его руку.

-Это связано с алмазами, да?

-Как ты... ах да, я ведь сам тебе сказал. Да, на одной из шахт происходит нечто непонятное. Но, надеюсь, скоро с этим вопросом получится разобраться. Во всяком случае, Эдгар уже распорядился отправить туда дознавателей.

Я смутно припомнила, что как раз о шахтах и расспрашивал близнецов некий пожилой лорд во время прогулки и поспешила рассказать об их разговоре мужу, с сожалением отметив, что подробностей никаких не знаю.

-Это не столь уж и важно, - выслушав меня, сказал Эдвин. - Я предполагаю, о чем у них мог идти разговор. Видишь ли, семья твоей новой подруги владеет долей в одной из шахт по добыче голубых алмазов. Скорее всего, речь шла именно об этом. Нас же обеспокоили алмазы радужные, а их добывают севернее.

В этом вопросе помочь супругу я, увы, не могла ни чем. Потому и попробовала поднять ему настроение сугубо женскими методами: слегка взъерошила волосы, крепко прильнула всем телом, нежно поцеловала.

-Помнишь, что ты обещал? - шепнула на ухо. - Я с нетерпением ожидаю наступления ночи.

Наконец-то Эдвин улыбнулся. Он взял мою руку, поцеловал ладонь и тихо произнес:

-Разве ты не знаешь, что я всегда выполняю свои обещания?

-Знаю, - я провела пальцем по его губам. - И мне очень не хотелось бы, чтобы именно это обещание стало первым, которое ты нарушишь.

-И не надейся, - откликнулся муж.

Несмотря на замечательный ужин, на котором я смогла насладиться не только удивительно вкусными блюдами, но и пением менестреля, на сей раз исполнявшего большей частью баллады о любви, а также последовавшую за ним поистине волшебную ночь, утром я проснулась с мыслью об алмазах. А что, если именно с ними и связана та опасность, о которой предупреждал меня Дракон? Мужу я пока что твердо решила ничего не рассказывать о разговоре со Стражем, дабы не тревожить его зря. Однако же поискать источник информации было просто необходимо. Верная Фатима вряд ли могла бы мне помочь в этом деле, потому я для начала попыталась разговорить Изольду, явившуюся в мои покои для очередного урока танцев.

-Ты не могла бы рассказать мне об алмазных шахтах, Изольда?

Королева, занятая тем, что рассматривала привезенные мною из Империи наряды с целью выбрать наиболее подходящий для себя, удивленно повернулась ко мне.

-А почему тебя они интересуют, Амина?

Рассказывать ей о разговоре со Стажем я намерена не была, к тому же сомневалась, что сам Страж мой рассказ одобрил бы, потому озвучила наиболее правдоподобную на мой взгляд причину.

-Добыча алмазов составляет основную часть доходов Королевства, ведь так?

-Да, - невестка все еще пребывала в недоумении.

-Ну вот, а я совсем ничего об этом не знаю. Теперь, когда я уже не великая шаисса Империи, а принцесса Северного Королевства, подобные пробелы в знаниях для меня недопустимы.

-Ну, если тебе это интересно, - пожала плечами Изольда, - то я расскажу все то, что знаю сама. Как тебе уже, должно быть, известно, цветные алмазы добывают только у нас в Королевстве. Наибольшую ценность представляют радужные алмазы, поскольку они чрезвычайно редки. Их добыча ведется только в одной шахте на крайнем Севере, принадлежащей королевской семье. И только в разноцветных алмазах могут храниться искры огня Дракона.

-Но не во всех? - с интересом спросила я, припомнив многочисленные подарки супруга - с драконьим огнем среди них было только обручальное кольцо.

-Не во всех. Такие камни попадаются раз в несколько десятков лет. Ни один из них никогда не был продан на сторону, все добытые камни с искрой Дракона хранятся в королевской сокровищнице - кроме тех, что украшают наши обручальные кольца и державный скипетр. И еще один огненный алмаз, самый большой из всех известных, находится в подземном храме Великого Дракона - я потом покажу его тебе.

-Подземный храм? Ничего о нем не слышала.

-От кого бы? - резонно возразила Изольда. - В королевском дворце есть немало потайных ходов и скрытых от посторонних глаз помещений. Храм - одно из них. Известно о нем весьма ограниченному количеству людей - иначе потайные ходы давно перестали бы являться таковыми. Эдвин, конечно, мог бы показать тебе их, но, скорее всего, пока не успел.

Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться с ее правотой.

-И когда мы пойдем смотреть? - горя предвкушением узнать нечто новое спросила я.

Королева призадумалась.

-Сегодня не получится. Смотри, скоро уже обед, после него - встреча с портнихами. Они как раз закончат твое платье к сегодняшнему балу и заодно я покажу им вот это, - Изольда приподняла на вытянутых руках выбранный ею наряд. - Зато завтра мы будем свободны и сможем осмотреть часть ходов.

-Часть?

Вероятно, я выглядела разочарованной, поскольку невестка рассмеялась.

-Мы просто не успеем осмотреть их все, Амина. К тому же надо, чтобы ты не просто прошлась по ним, но и запомнила, как именно они открываются и куда ведет каждый из них. Ну и подземное святилище я тебе, так и быть, покажу. А сейчас скажи - тебе не кажется, что пришло уже время обеда?

Я позвала Хильду и распорядилась накрывать на стол. Пообедав, мы отправились на встречу со швеями, куда Изольда прихватила мое имперское платье, с глубоким вырезом на груди и высоким разрезом на боку. Платье это предназначалось специально для танцев перед супругом и с этой целью было с собой и захвачено. Если у портних и возникло некое изумление при его виде, то скрыли они его весьма ловко, так, что ни я, ни Изольда ничего не заметили.

Мое же новое платье для сегодняшнего вечера понравилось мне чрезвычайно. Глубокого винного цвета, из тонкого бархата, с низким квадратным вырезом и широкой юбкой, оно очень мне шло.

-Ты замечательно выглядишь, - отметила Изольда. - Северные наряды идут тебе не менее чем южные. Сегодня во время танцев все взгляды будут прикованы к тебе, вот увидишь!

Последняя фраза мне особой радости не добавила, ведь мои навыки в танцах Северного Королевства все-таки были ничтожно малы, так что я предпочла бы, чтобы никто из лордов и леди даже не смотрел в мою сторону. Увы, но королева, скорее всего была права. Все взгляды будут устремлены на меня, причем дело далеко не в моей красоте - просто придворным захочется получше рассмотреть новую принцессу, а кое-кому из них - и посмеяться над ней, если посчастливится. Стиснув зубы, я дала себе обещания приложить все усилия, дабы избежать насмешек со стороны Ирмы и ей подобных.

Восхищенный взгляд Эдвина, увидевшего меня в новом платье и с высокой прической, несколько поднял мне настроение.

-Готова? - спросил муж и подал мне руку.

Я кивнула и улыбнулась ему.

Вопреки моим опасениям, вечер мне понравился. Все-таки в танцах Северного Королевства было неоспоримое преимущество - большая часть их танцевалась неспешно и можно было полагаться на партнера. Сначала я танцевала с Эдвином, потом - с Эдгаром, затем меня на танец пригласил один из братьев Ровенны.

-Будет очень невежливо с моей стороны, если я спрошу о том, кто вы - Брайан или Браун?

Молодой человек откинул голову и расхохотался.

-О чем вы, принцесса? Да нас даже родная сестра путает. Я - Браун. А Брайан - вон он.

Второй близнец кружил по залу леди Ирму. Я вспомнила слова Ровенны о том, что близнецы некогда зло подшутили над девушкой, но Ирма вовсе не выглядела недовольной. Напротив, лицо ее озарялось нежной улыбкой. Ее спутник что-то сказал ей - и на бледных щеках девушки вспыхнул румянец. Она осторожно прикоснулась кончиками пальцев к щеке Брайана и тут же испуганно отдернула руку. Я поискала взглядом мужа и обнаружила его танцующим с Ровенной. А вот королю не повезло: ему в руку вцепилась леди Магера и что-то вещала, размахивая веером из крашеных перьев. Браун проследил за моим взглядом и хмыкнул.

-Явно ощипала какую-то курицу - ни у одной птицы не видал оперения такой расцветки. Я слыхал, что ее муженек подал прошение о продлении службы на границе - небось сейчас она объясняет королю, что супруг нужнее ей дома.

-И насколько высоко вы оцениваете ее шансы?

-Полагаю, что они минимальны. Леди Магера, разумеется, способна проесть плешь кому угодно, но Эдгар ей не по зубам.

И действительно, король что-то коротко сказал леди, а затем вывернулся из ее хватки и направился к супруге, сидевшей у стены с бокалом в руке. Изольда покачала головой, видимо, отказываясь от приглашения мужа потанцевать и кивком указала ему на кресло рядом с собой. Обиженная Магера бросила на них взгляд, словно прикидывая, стоит ли подойти к королю еще раз, но от подобных замыслов отказалась и принялась осматривать зал в поисках новой жертвы.

К несчастью, музыка как раз умолкла и танец прекратился. Брайан, слегка поклонившись, опять подал мне руку и повел к стене.

-Не желаете выпить чего-нибудь прохладительного, принцесса? Я могу принести лимонада или яблочного сока.

И вот тут-то на нашем пути возникла леди Магера.

-Принцесса, - прокаркала она скрипучим голосом. - Лорд Брайан.

-Леди Магера, - склонил голову мой спутник. - Как ваши дела?

-Не жалуюсь. Вам нравится бал, молодой человек?

-Разумеется, - несколько удивленным тоном отозвался Брайан. - Как может не понравиться предоставившаяся возможность потанцевать с одной из прекраснейших женщин Королевства?

Магера скривилась так, словно вместо прохладительного напитка по недоразумению отпила залпом полстакана сока из недозревших лимонов.

-Нынче все не так, как прежде, - обращаясь куда-то в пространство, завела она. - Помниться, в свое время мой супруг...

-Леди Магера, - перебил ее подошедший незаметно Эдвин. - Лорд Брайан. Не возражаете, если я заберу у вас свою супругу? Королева желает ей кое-что сказать.

-Разумеется, принц, - ответил Брайан.

Ведомая мужем, я успела оглянуться напоследок и поймала тоскливый взгляд лорда - его собеседница уже увлеченно ему что-то растолковывала.

-Зачем я понадобилась Изольде? - с недоумением спросила я.

-Собственно, она вовсе не звала тебя, - без тени раскаяния признался Эдвин. - Я просто увидел, как престарелая дама направилась к тебе с целью вцепиться и долго не отпускать, заставляя выслушивать ее нравоучения, и поспешил на помощь.

-Спасибо, - я погладила его ладонь большим пальцем. - Жаль только Брайана. Леди так просто от него не отстанет.

-Ничего, - отмахнулся мой муж. - Ему пойдет на пользу. Я даже сожалею, что никакими распоряжениями нельзя сейчас заставить его братца присоединиться к этой милой беседе.

Поскольку Эдвин солгал о том, что меня зовет Изольда, мы были вынуждены направиться к королевской чете. Перебросившись со мной несколькими словами, Эдгар тут же принялся обсуждать с братом какие-то дела, а я присела в кресло рядом с королевой.

-Как тебе бал? - спросила она.

-Нравится. Знаешь, в Империи мужчины и женщины обычно веселятся раздельно. Если событие достаточно торжественное - так уж точно. Но и на всяких неофициальных мероприятиях женщина не может появляться без сопровождения мужчины-родственника.

-Ну, в этом определенно есть преимущество, - лукаво протянула Изольда. - Поскольку муж леди Магеры почти безвылазно сидит на границе, то на балы ей вход был бы заказан.

И мы расхохотались.

После завтрака я отпустила служанок и осталась с Изольдой вдвоем.

-Ну что? Куда мы пойдем?

Впервые за очень долгое время я ощущала себя ребенком, которому пообещали увлекательное приключение. Чувство было волнующим, но приятным.

-Ты ведь хотела посмотреть тайное святилище Небесного Дракона? - спросила невестка. - Вот туда мы и отправимся.

И она направилась в ванную комнату.

-Постой! Не хочешь же ты сказать...

-Именно, - Изольда торжествующе улыбнулась. - Один и ходов начинается здесь. В моей ванной тоже есть такой.

-И он ведет прямо в святилище?

-Не совсем. Сейчас мы попадем в подземелье, а там разберемся. Смотри и запоминай.

И королева крутанула золоченый светильник два раза влево. Большое мозаичное панно, изображавшее русалку, отъехало в сторону и перед нами открылся проход, освещенный странными мигающими огоньками.

-Они тоже из пламени Дракона? - шепотом спросила я.

Изольда кивнула.

-Члены королевской семьи могут управлять ими при помощи своих колец. Смотри, мы вошли и они загорелись. А если мы повернем кольца камнями внутрь, то огоньки погаснут. Предполагается, что это нечто вроде дополнительной защиты от преследователей, которые будут вынуждены передвигаться на ощупь.

-А разве королевскую семью не охраняет Дракон? - спросила я и тут же разозлилась на себя за то, что проболталась о словах Стража.

Но Изольда не заметила в моих словах ничего странного, а возможно, решила, что это Эдвин поведал мне семейные предания.

-Охраняет, - кивнула она. - Но Страж один, а нас много. И в случае беды он будет спасать самого ценного для Королевства человека, в нашем случае - Эдгара. Если мы будем находиться вдали от него, то нам придется заботиться о себе самостоятельно.

-И часто подобное случалось с королевской семьей?

-Очень редко, - голос Изольды звучал серьезно. - Но к неприятностям лучше быть готовым заранее - просто на всякий случай. Если Великий Дракон будет милостив, нам никогда не придется воспользоваться этими знаниями. Но пренебрегать ими все равно не следует.

Я была полностью согласна с невесткой. В конце концов, если бы мой брат в свое время не доверял так безоговорочно лучшему другу, скольких бед удалось бы избежать! Не говоря уже о том, что две молодые женщины - пусть даже и не самые добрые и великодушные - остались бы живы.

Во время разговора мы спускались по довольно крутой спиральной лестнице и вскоре очутились на небольшой площадке, откуда вели три коридора.

-Слушай внимательно, - сказала невестка. - Правый ведет в королевскую библиотеку, левый - к ограде парка, а средний выведет тебя в кладовые. А пока нам надо ниже.

Я зябко передернула плечами - внизу было ощутимо холодней, нежели в моих покоях. Радужный бриллиант в обручальном кольце на мгновение вспыхнул и начавшийся было озноб мигом утих, а мне снова стало тепло.

-Спасибо, - удивленно шепнула я.

И мне показалось, будто сверкающая искорка подмигнула в ответ. А я ускорила шаг, дабы догнать Изольду.

На сей раз лестница привела нас в подземелье. Тяжелый спертый холодный воздух попахивал сыростью. Мне стало неуютно.

-Вон там, - указала рукой королева, - находятся темницы, в которых раньше держали пленных врагов и государственных преступников. Сейчас для этих целей в Королевстве имеется тюрьма, но среди прислуги до сих пор ходят слухи, якобы в подземелье можно встретить призрак кого-нибудь из узников, скончавшихся здесь в незапамятные времена.

-Это правда? - спросила я, понизив голос.

Освещалось подземелье плохо, темные каменные стены, обступавшие нас, наводили уныние. Я охотно могла поверить в обитавшие в подобном месте привидения.

-Не думаю, - поморщилась Изольда. - Во всяком случае ни я, ни Эдгар ни разу не повстречали здесь никого молчаливого и бесплотного. Правду сказать, мы вообще никого здесь не повстречали. А вот глупые поварята, насколько я знаю, неоднократно пугали молоденьких судомоек, обсыпавшись хорошенько мукой и внезапно выскочив им навстречу из-за угла в темноте. Райвен, главный повар, очень сердился. Ну и еще кухонная челядь любит запугивать новичков, которые потом отказываются спускаться в винный погреб и трясутся от страха. Пойдем. Запоминай дорогу.

Я старательно проговаривала про себя все повороты. Направо, опять направо, теперь налево... Воздух постепенно становился более свежим, будто где-то неподалеку находилась вентиляционная система. Дышать становилось легче, а безотчетный страх, сжимавший сердце, разжал свои когтистые лапы.

-Пришли, - наконец произнесла моя спутница и остановилась у стены.

Я с недоумением воззрилась на нее. Мы находились в тупике.

Однако же почти сразу вспомнила свой первый вечер во дворце и визит к Стражу. Тогда Эдвин тоже привел меня в тупик и открыл тайный ход к порталу. Вероятно, здесь тоже будет нечто подобное.

-У тебя на руке кольцо с искрой Дракона, - пояснила Изольда. - Прикладываешь ладонь к стене и называешь свое имя. И дверь откроется.

-Так просто?

-Сама попробуй.

-Куда прикладывать?

Изольда указала мне на стену справа. Я прижала ладонь к холодному камню и шепнула:

-Амина, принцесса Северного Королевства.

В первое мгновение мне показалось, будто у меня ничего не вышло. Но затем стена, дрогнув, поползла вверх, открывая неширокий проход, по которому мы и вошли в квадратную комнату. Она была достаточного большого размера и почти пуста. Только в центре на небольшом постаменте горел огонь, которого явно не доставало для того, дабы осветить все помещение. Царил полумрак, углы терялись в темноте.

-Ты не ошиблась? - шепотом спросила я у Изольды. - Мы точно пришли в святилище?

Несмотря на скудное освещение и мрачность ни чем не прикрытой темной каменной кладки стен, страшно мне не было. Просто любопытно.

-Ступай! - загадочно мне ответила Изольда, кивком указав на постамент с огненной чашей.

Так ничего и не поняв, я медленно пошла к нему. И с каждым моим шагом огонь разгорался все ярче, все сильнее. А когда я приблизилась, то увидела прямо за языками пламени темные очертания огромной каменной фигуры Дракона. Не заметить эту громадину сразу после входа в святилище я не могла, следовательно, на статую были наложены какие-то чары.

-Правильно мыслишь, - услышала я знакомый голос.

-Страж! А я уж было подумала, что надоела тебе. Я тебя звала, а ты не откликался.

-По делу звала? - в голосе отчетливо слышалась насмешка. - По важному?

-Нет, - я растерялась. - Но ты ведь сам говорил, что хочешь иногда просто поболтать.

-Амина, - произнес Дракон укоризненно. - Надо ли тебе рассказывать, насколько сильно я могу быть занят временами? На просьбу о помощи я откликнусь всегда, а вот поболтать - только когда свободен.

Мне стало стыдно за то, что я не додумалась до этого сама.

-Прости, - шепнула покаянно.

-Ничего страшного, - милостиво отозвался Страж.

-Скажи, а здесь, в этом святилище, ты слышишь всех, кто к тебе обращается?

-Разумеется. Я ведь тебе уже говорил, что слышу все молитвы. А вот просьбы могу и не исполнять. В конце концов, человек должен сам устраивать свою судьбу, а не полагаться только на милость высших сил. Но в святилище по всякой ерунде обычно не ходят.

-Еще бы, - я хихикнула. - Слишком уж долго сюда добираться. Ерунда того не стоит.

-Ты забавная.

-Ты это уже говорил, - напомнила я.

-Правду можно и повторить, - заявил Дракон. - От этого она ложью не станет. А вот ложь повторять вредно, иначе в нее поверит и сам лгущий.

Я обдумала его слова.

-Наверное, ты прав. Жаль, мы не были знакомы, когда я еще жила в Империи. Порой мне не хватало советчика.

Дракон только хмыкнул.

-Можешь подойти, - разрешил он. - Не бойся.

-А я и не боюсь, - возразила я упрямо.

Обойдя постамент с огненной чашей, я приблизилась к статуе. Теперь она нависала надо мной темной громадой, но страха по-прежнему не было, лишь чувство защищенности и уверенности. До крыла мне было не дотянуться, поэтому я ласково погладила холодную каменную лапу. Ненадолго задержала руку на когте и тут услышала щелчок. Я вздрогнула от неожиданности и оглянулась, но ничего подозрительного не увидела. За моей спиной беззвучно вздымались вверх языки пламени, а за ними едва различимо маячила в отдалении фигурка Изольды. После того, как я подошла к постаменту, комната ярко осветилась и углы, тонувшие прежде во мраке, стали просматриваться просто отлично. Кроме нас с королевой в комнате никого не было - разумеется, если не считать Дракона. Наконец я догадалась перевести взгляд вниз и обнаружила, что один из камней постамента отошел в сторону, открывая тщательно замаскированное прежде отверстие. Немного поколебавшись, я сунула руку в тайник и вытащила небольшую книжицу в переплете из тисненной кожи.

-Мне положить ее на место? - спросила я у Стража.

-Раз ты ее нашла, следовательно, имеешь право забрать, - ответил он.

Я внимательно осмотрела свою находку. Размер примерно в две ладони, темно-коричневый переплет, украшенный крохотными золотыми гвоздиками по углам. Никаких надписей не было. Открывать книжку я пока не стала, спросив у Дракона:

-Полагаешь, она мне пригодится?

-Как знать, - загадочно ответил тот. - Все может быть.

-А я могу показать ее Изольде? И Эдвину?

Ответ на свой вопрос я получила не сразу. Даже уж было подумала, что Страж исчез не попрощавшись, но тут он задумчиво произнес:

-Можешь, разумеется. Если сочтешь это нужным.

-Полагаешь, сначала я должна прочесть ее сама?

На сей раз ответа я не дождалась. Получила лишь прощальное напутствие.

-Ступай, Амина. До следующей встречи. И береги себя.

По мере того, как я отдалялась от статуи Дракона, огонь на постаменте гас - это я смогла понять по вновь сгустившемуся сумраку. Наконец в святилище осталось лишь то скудное освещение, которое и было здесь, когда мы пришли. Изольда поджидала меня у стены. Свою находку я спрятала в карман, благо, ее размеры это позволяли.

-Ты ее видела? - оживленно спросила у меня королева. - Статую Дракона?

-Видела.

-Скажи, ведь правда он величественен и прекрасен?

Изольда вновь напомнила мне ребенка, стремившегося похвалиться новой игрушкой.

-Правда, - согласилась я.

-Это так замечательно, что ты смогла увидеть статую, - продолжала радоваться молодая женщина. - Значит, Дракон принял тебя и теперь ты по-настоящему одна из нас.

Я хотела было сказать, что Дракон принял меня еще в первый вечер, но вовремя прикусила язык. Насколько я уже успела понять, свои разговоры со Стражем в Северном Королевстве обсуждать не было принято.

-Ой! - внезапно спохватилась Изольда. - Нам уже пора возвращаться. Скоро обед и нас примутся искать. Осматривать потайные ходы продолжим завтра, хорошо?

Я согласилась.

Обратный путь мы проделали быстрее и очутились в моих покоях как раз вовремя. Стоило нам устроиться в креслах и перевести дыхание, как появилась Хильда и спросила разрешения накрывать на стол.

-Подавай, - позволила я. - Королева будет обедать вместе со мной.

Служанка засуетилась, к ней присоединилась и Фатима. Вскоре на столе появились источающие ароматный пар аппетитные блюда: суп с креветками, запеченная с овощами форель, отварной картофель с зеленью, паштет из гусиной печени, овечий сыр и пирожные со взбитыми сливками на десерт. Но я, пожалуй впервые за все время пребывания в Северном Королевстве, ела, не ощущая вкуса блюд. Мне не терпелось остаться одной и как следует рассмотреть свою находку.

Но Изольде, несмотря на усталость, хотелось поболтать. Мы с ней обсудили, казалось, все на свете: прошедший бал, предстоящую охоту, подземное святилище Великого Дракона. В иное время я была бы рада неспешной беседе обо всяких пустяках, но только не теперь, когда так хотелось прочесть столь тщательно спрятанную кем-то книгу. Наконец королева обратила внимание на мое задумчивое состояние.

-Ты устала, да, Амина? - заботливо спросила она.

-Да, - солгала я, ощутив при этом легкий укол стыда. - Слишком много новых впечатлений.

-Ой, как же я не подумала! - принялась сокрушаться Изольда. - Приляг, отдохни. Увидимся вечером. Давай поужинаем вдвоем? Мне порядком надоели все эти шумные собрания.

-Хорошо, - пообещала я. - Я вечером зайду к тебе.

Распрощавшись с Изольдой до ужина и с трудом дождавшись, пока служанки уберут со стола и помогут мне переодеться, я велела не беспокоить меня и осталась в одиночестве. Книга лежала на столике у кровати, куда я ее определила, вернувшись в свои покои. Королева не обратила на нее внимания, а Фатима и Хильда, даже если и заметили, вопросы задавать не осмелились. С непонятным внутренним трепетом я взяла находку в руки, осторожно провела пальцем по темной коже переплета, по крохотным шляпкам гвоздиков. И, затаив дыхание, открыла.

Страницы были исписаны от руки, изящным почерком с завитушками. Мне пришлось потратить некоторое время, дабы приноровиться к нему. Все-таки то, что язык Северного Королевства не был для меня родным, существенно осложняло мне чтение. Но я быстро смогла установить, что именно я держу в руках. Это был дневник. Дневник принцессы Северного Королевства, дочери короля и сестры принца. Как оказался он в святилище, да еще и спрятанный в столь малоподходящем месте? И отчего Страж решил, что мне не помешает прочесть его? Задаваясь этими вопросами, я принялась за чтение, но неожиданно история чужой жизни увлекла меня.

В дневнике не был указан ни год рождения Элеоноры, ни тот год, когда она начала вести дневник, но по некоторым косвенным признакам я смогла догадаться, что книжица пролежала в святилище не одно столетие. Делать в ней записи девочка начала в возрасте десяти лет и первые страницы были посвящены как раз празднованию ее дня рождения. С особой скрупулезностью маленькая принцесса описывала свой наряд и тот именинный пирог, которым угощали всех присутствующих. Еще она вскользь упомянула, что дни рождения членов королевской семьи пышно отмечаются всем Королевством. Устраиваются народные гуляния, а на площади всех желающих угощают бесплатно элем и морсом. Далее девочка описала своих близких подружек, а затем, с особым восторгом, тот подарок, который она получила от отца - собственную лошадь.

После праздника шли рассказы о буднях: прогулках, уроках, играх, шалостях. Старший брат, наследный принц, учил ее стрелять из лука, а младший был еще слишком мал, чтобы представлять для сестренки особый интерес. Несколько раз мне попалось упоминание о Великом Драконе, но никакой важности эти сведения для меня не представляли - девочка либо излагала ему свои просьбы, либо делилась с ним своими детскими обидами. В целом эта часть дневника, пусть и вызвала у меня теплую улыбку, но ничуть не объяснила, отчего понадобилось столь тщательно прятать записи.

Интересные события начали происходить, когда Элеоноре исполнилось шестнадцать. Судя по всему, девушка росла красавицей и у нее не было отбоя от ухажеров - причем не только из-за принадлежности к правящей семье. Сама она о замужестве пока не задумывалась, а вот старший брат собрался жениться и выбор его пал на дочь правителя соседнего княжества.

Дочитав до этого места, я подумала было, что неправильно поняла смысл написанного и прочитала фразу еще раз. А потом еще раз. Ошибки быть не могло - наследный принц Северного Королевства собирался жениться на чужеземке. Объяснение этому могло быть только - обычай брать в жены только северянок возник значительно позже, поскольку ни о каких препятствиях для заключения брака между принцем и княжной не упоминалось.

Княжество Серебряных Гор было небольшим и небогатым, даром что основной его доход составляла добыча серебряной руды. Князь, давно овдовевший, правил своими владениями твердой рукой. За возможность породниться с правящей семьей Северного Королевства он с радостью ухватился и красавица Беатриса прибыла в Эдинстоун.

Княжна была невероятно хороша собой. Стройная гибкая фигура, тонкая талия, округлые бедра, высокая пышная грудь, густые каштановые локоны и огромные глаза удивительного фиалкового цвета. Даже красавица Элеонора терялась в ее присутствии и ощущала себя простушкой. Но помимо безупречной внешности Беатриса обладала веселым нравом и вскоре стала любимицей двора. В нее были влюблены все, от короля с королевой до поварят на кухне. А ее жених, принц Эдмир, и вовсе потерял от невесты голову. Вскоре пальчик девушки украсило колечко с огромным радужным бриллиантом - несмотря на то, что она еще не стала женой принца. Была ли Беатриса одобрена Великим Драконом - про то Элеонора не знала, но подготовка к свадьбе шла полным ходом. На торжество должен был пожаловать отец невесты, князь Гордон, и ее братья, Бенедикт и Радгор. Но юную принцессу приезд гостей занимал мало, потому как она сама впервые в жизни влюбилась. Ее избранником стал лорд Чартон, друг Эдмира. Молодой человек был на семь лет старше принцессы, что только придавало ему очарования в глазах влюбленной девушки. Чартон казался ей взрослым и опытным и несколько страниц своего дневника Элеонора посвятила раздумьям о том, сможет ли она, вчерашняя девчонка, заинтересовать столь блистательного рыцаря. Но опасения ее оказались напрасны - Чартон, как и многие до него, пал жертвой чар принцессы. И все же девушка никак не могла ощутить себя в полной мере счастливой. Изредка ловила она взгляд возлюбленного, обращенный на невесту друга - и ревность сжимала ее сердце железной рукой. Она пыталась успокоить себе, повторяя, что Беатриса нравится всем без исключения, но влюблен-то Чартон в нее, в Элеонору, но ощущения спокойствия длилось недолго, а затем опять приходила тревога. Со дна души принцессы поднимали головы неведомые ей прежде темные злобные чудовища. Иногда она со стыдом ловила себя на мысли, что желала бы тайком обрезать великолепные косы будущей невестки, вцепиться ногтями ей в лицо, исполосовав кровавыми царапинами безупречную белоснежную кожу, да сделать, в конце концов, любую гадость, лишь бы Беатриса перестала походить на божество, снизошедшее к смертным и принимающее их поклонение с любезной улыбкой. Каждый раз, поймав себя на подобных размышлениях, Элеонора раскаивалась и обещала себе непременно подружиться с невестой брата и никогда-никогда больше не завидовать ей, но ни к какому результату эти благие намерения не приводили. Беатриса по-прежнему очаровывала всех окружающих, а Элеонора продолжала кусать губы от злости.

Дочитав до этого места, я отложила дневник и с пониманием усмехнулась, вспомнив рабыню-танцовщицу, которой я тоже некогда захотела выдрать ее роскошные волосы. К сожалению, вернуться к чтению у меня не получилось, поскольку пора уже было идти на ужин к Изольде. К своему удивлению в покоях королевы я застала и леди Лорену.

-Лорена завтра уезжает в поместье, - пояснила Изольда.

-И надолго вы нас покидаете? - спросила я.

Я несколько расстроилась, поскольку жена лорда Даймона мне понравилась и общение с ней приносило мне удовольствие.

-Надеюсь, что нет, - ответила женщина. - Возникли кое-какие проблемы, требующие моего присутствия, но я полагаю, что их удастся быстро разрешить.

За ужином мы болтали обо всякой ерунде. Лорена рассказывала нам о проделках своих детей, а мы с интересом слушали. Иногда Изольда задавала вопросы - ей эта тема, по вполне понятным причинам, была ближе, нежели мне. Уже стемнело, когда служанка сообщила о приходе короля и его брата.

Эдгар поцеловал супругу, кивнул нам с Лореной, тут же заторопившейся к себе, оправдываясь тем, что ее ожидает ранний подъем.

-Пожалуй, я тоже заберу свою жену, - с улыбкой заявил Эдвин. - Ты не против, Изольда? Взамен я оставлю тебе твоего супруга.

-Я зайду к тебе после завтрака, Амина, - пообещала королева.

-Чем ты сегодня занималась? - спросил муж, пока мы шли по коридорам к себе.

-Изольда показала мне святилище Великого Дракона. Скажи, - внезапно пришла мне в голову мысль, - а во дворце есть портрет принцессы Элеоноры?

-Разумеется, - ответил несколько удивленный Эдвин. - Но откуда тебе известно о ней?

-Потом расскажу, - пообещала я. - Покажи мне портрет.

Недоуменно пожав плечами, Эдвин отвел меня в королевскую библиотеку и подвел к портрету молодой женщины с синими глазами. Лицо ее отчего-то показалось мне грустным.

-Вот, - сказал муж. - Принцесса Элеонора, сестра короля Эдмонда.

-Эдмонда? - переспросила я. - Не Эдмира? Ведь старшим братом был Эдмир, разве не так?

Эдвин внимательно посмотрел мне в лицо.

-Давай вернемся в наши покои, Амина. И ты мне расскажешь, откуда узнала о принцессе Элеоноре и ее братьях.

Разговор мы начали, уютно устроившись в огромной ванне. Над водой поднимался ароматный пар - верная Фатима добавила в ванну масло жасмина. Я полулежала на груди у Эдвина, а он лениво водил указательным пальцем по моему плечу.

-Сегодня мы с Изольдой были в подземном святилище Великого Дракона, - начала я.

-Да, ты уже говорила.

-Ну вот, я подошла к огненной чаше и увидела статую.

-Это хорошо, - ладонь Эдвина медленно переместилась к основанию шеи, пальцы погладили ключицу.

-Да, Изольда тоже так сказала. Я прикоснулась к статуе и открылся тайник - ах!

Пальцы мужа как раз спустились ниже, лаская грудь.

-Продолжай, - шепнул Эдвин, обдавая мое ухо горячим дыханием.

Но, видимо, этого ему показалось мало, поскольку он прихватил мочку зубами.

-В тайнике я нашла небольшую книжицу в переплете из темной кожи, - я изо всех сил старалась, чтобы голос мой звучал ровно.

Вторая рука мужа между тем принялась поглаживать внутреннюю сторону бедра. Я вздрогнула, сожалея, что не могу отплатить ему чем-нибудь подобным - для этого мне пришлось бы повернуться, но хитрый супруг не позволял двигаться.

-И что там было написано? - губы Эдвина прижались к шее и я запрокинула голову.

-Оказалось, что это дневник принцессы Элеоноры, - я извернулась и слегка прикусила кожу на плече мужа. - Я дочитала только до подготовки к свадьбе Эдмира и Беатрисы. Но раз королем стал Эдмонд, значит, со старшим братом что-то случилось?

Я провела кончиком языка по шее Эдвина и он резко втянул воздух сквозь зубы. Вдохновленная успехом, я слегка поерзала, с удовлетворением ощущая результат своих действий.

-Так что случилось с Эдмиром? - слегка охрипшим голосом переспросила я.

-С Эдмиром? Ну, королем он, как ты уже догадалась, не стал, - рука мужа скользнула между моих ног, вырвав у меня стон. - Полагаю, тебе лучше дочитать дневник, а потом мы вместе его обсудим, хорошо? А сейчас у нас есть занятие поинтереснее. Приподнимись немного, любовь моя. Да, вот так...

Я вынуждена была согласиться - предложение мужа действительно было для меня в данный момент куда привлекательнее, нежели обсуждение давно произошедших событий.

На следующий день Изольда показала мне подземный ход, идущий из дворца к ограде парка. Ход был узким, низким и неудобным. Его преодоление потребовало от нас немалых усилий, так что Изольда по возвращению отправилась отдыхать, а я с интересом продолжила чтение дневника принцессы Элеоноры, отвлекшись только на обед.

Разрешение на заключение помолвки с лордом Чартоном Элеонора добиться не смогла: и родители, и старший брат заверяли ее, что она еще слишком юна для принятия столь серьезного решения и уговаривали подождать еще хотя бы год. Принцесса пыталась было настаивать на своем, но король с королевой на ее уговоры не поддались. Скрепя сердце, Элеонора уступила.

Каждый раз во время бала, наблюдая, как ее возлюбленный танцует и любезничает с Беатрисой, принцесса ощущала, как в груди начинает подниматься душащая ее темная волна злобы. Она твердила себе, что опасения ее надуманны, что Чартону и в голову не придет ухаживать за невестой не просто друга, но наследного принца, но никакие доводы не помогали. Настроение Элеоноры ухудшалось с каждым днем, но окончательно все испортило прибытие ко двору княжичей.

Бенедикт был высоким худощавым слегка сутулым и немного близоруким молодым человеком, но, несмотря на небольшие физические недостатки, его открытость и жизнерадостность сразу же позволили ему обзавестись немалым количеством друзей и даже несколькими верными поклонницами. Радгор же превосходил по красоте даже сестру, но держался надменно и высокомерно. Удивительное дело, многие признанные придворные красавицы тут же бросились испытывать на нем свои чары. Причем в число увлеченных им дам входили не только юные незамужние прелестницы, но и замужние леди, иной раз обремененные не только супругом, но и детьми. Элеоноре их восторги по поводу княжича были непонятны: она искренне недоумевала, что могло показаться привлекательным в столь напыщенном юноше огромному количеству далеко не глупых женщин, но мнения ее не разделял, пожалуй, никто, кроме Чартона. Будущему жениху принцессы Радгор тоже очень сильно не нравился. А вскоре лорд Чартон получил еще один повод для недовольства гостем, поскольку младший из братьев принялся активно ухаживать за принцессой Северного Королевства.

К вящему неудовольствию Чартона и самой Элеоноры, Радгор принялся буквально преследовать принцессу. Стоило ей выйти в парк прогуляться, как молодой человек тут же оказывался поблизости, заводил любезную беседу, говорил комплименты. На каждом балу Радгор непременно приглашал Элеонору танцевать и она вынуждена была соглашаться, ведь отказ без причины был чреват скандалом. Если девушке случалось оказаться в королевской библиотеке - княжич непременно находил ее и там. Он расспрашивал ее о прочитанных книгах и интересовался ее мнением о том, какое чтиво могло бы развлечь его. Помимо того, Радгор постоянно дарил Элеоноре разные мелочи: букеты цветов, перевязанные алыми атласными лентами, засахаренные фрукты, свитки с сонетами. Принцессе не оставалось ничего иного, кроме как с любезной улыбкой благодарить за подношения, хотя сильнее всего ей хотелось бросить подарки на пол и с упоением растоптать их. Элеонора и сама не могла сказать, чем именно молодой человек столь раздражает ее, но даже самое легкое прикосновение Радгора было ей противно. Масла в огонь добавляли завистливые вздохи придворных дам, никак не оставлявших надежд завлечь младшего княжича в свои сети.

Однажды во время прогулки по берегу реки Элеонора умудрилась незаметно отстать от прочих гуляющих и углубиться в заросший угол парка, где почти никогда никого не бывало. Она понадеялась таким образом хоть ненадолго избавить себя от навязчивого внимания изрядно поднадоевшего ей поклонника. Сожалела девушка лишь о том, что Чартон не заметил ее маневра, ведь в последнее время влюбленным почти не удавалось побыть наедине.

Удобно устроившись на стволе поваленного недавней бурей и еще случайно не замеченного садовниками дерева, Элеонора сбросила туфли, вытянула ноги и, зажмурившись, подставила лицо ласковому солнцу. Подобное она позволяла себе крайне редко, опасаясь, что к лицу прилипнет загар или, что гораздо ужаснее, на носу появятся веснушки, но сейчас она просто наслаждалась одиночеством.

-Принцесса? - внезапно услышала она.

Едва не упав от неожиданности, Элеонора резко обернулась. Рядом с ней стоял Бенедикт.

-А, это вы, княжич, - облегченно выдохнула она. - А я уж было подумала...

Тут она сообразила, с кем разговаривает, и резко осеклась.

-Что вас отыскал мой брат? - понимающе предположил Бенедикт.

Принцесса смутилась.

-Пожалуйста, поймите меня правильно, я вовсе не желаю дурно отозваться о вашем брате, но...

-Но он вам надоел до зубной боли, - весело закончил молодой человек.

Элеонора рассмеялась. Общаться с Бенедиктом ей было легко и приятно. Она слегка подвинулась и предложила:

-Присаживайтесь рядом.

-Благодарю, - улыбка Бенедикта была поистине солнечной и Элеонора улыбнулась в ответ.

-Я рада вашей компании, - доверительно сообщила она. - Одной долго сидеть скучновато.

-Мой брат очень сильно вам докучает? - сочувствующе спросил княжич. - Мне очень жаль, поверьте. Видите ли, дело еще в том, что никогда прежде Радгор не знал отказа у женщин. Он привык, что является предметом всеобщего восхищения. А вы не обращали на него ни малейшего внимания и тем самым только подогрели интерес к себе.

-Ничего, - вырвалось у Элеоноры. - Все равно после свадьбы он уедет. Ой, простите, Бенедикт. Получилось так, будто я с нетерпением ожидаю вашего отъезда. Но на самом-то деле я была бы только рада, если бы вы погостили у нас подольше.

-Без Радгора, разумеется?

-Само собой.

Некоторое время они сидели молча, а потом Бенедикт сказал:

-Я заметил, что вся королевская семья носит кольца с радужными алмазами. Это какая-то традиция?

-Можно сказать и так, - уклончиво ответила принцесса.

Рассказывать о том, что в кольцах заключена искра Великого Дракона она не собиралась даже столь приятному собеседнику. И сестра его, хоть и получила уже подобное кольцо, но в его свойства пока посвящена не была.

-Беатрисе ваш брат тоже подарил подобное. Я как-то попросил посмотреть, но она отказалась его снимать. Вы позволите мне взглянуть на ваше?

-Простите, но нет, - твердо сказала Элеонора. - Ваша сестра, княжич, поступила абсолютно правильно. Эти кольца нельзя снимать.

-Простите мое любопытство, - Бенедикт смутился. - Я даже понятия не имел о подобном запрете.

-Понимаю, - Элеонора ободряюще сжала его руку. - Просто знайте, что эти кольца - особая ценность, о которой даже разговаривать у нас не принято.

-Спасибо, что просветили, принцесса. Хорошо, что я спросил об этом у вас, а не у короля, например. Выставил бы себя полнейшим невеждой.

-Ну что вы! - девушке захотелось сказать молодому человеку что-нибудь приятное, до того расстроенный вид он имел. - Никто бы дурно о вас не подумал. И вообще, вы куда привлекательнее вашего младшего брата, вот!

-Вы действительно так думаете?

-Да! - горячо заверила Элеонора. - Вы такой умный, деликатный, с вами так приятно общаться!

-Вы даже представить себе не можете, как меня обрадовали ваши слова, - просиял Бенедикт.

Вздохнув, я отложила дневник Элеоноры в сторону. Юная наивная девушка была польщена вниманием обаятельного молодого человека, который к тому же дал ей понять, что его интересует не только привлекательная внешность принцессы, но и сама она как личность. Но мне показалось, что Бенедикт не просто так старался подружиться с Элеонорой и даже высмеивал вместе с ней собственного брата. И пусть отец-князь пока еще появился на горизонте, мне вся княжеская семейка уже активно не нравилась.

Поскольку уже пришло время ужина, я убрала дневник принцессы в ящик прикроватного столика с намерением вернуться к нему на следующий день. Но утром оказалось, что я умудрилась позабыть о весьма важном событии в жизни двора.

-Охота! - возбужденно восклицала Изольда, азартно поблескивая глазами. - Как ты только могла забыть о том, что она состоится послезавтра?

Сразу после завтрака королева огорошила меня известием о том, что наши новые охотничьи костюмы почти готовы и нам предстоит последняя примерка. Мое смущенное заявление о том, что послезавтрашнее событие совсем выветрилось у меня из головы, изумило ее.

-Чему ты так радуешься? - скептически осведомилась я, рассматривая разрумянившиеся щеки и горящие глаза подруги. - Тебе ведь все равно нельзя скакать по лесу. Мы будем ждать остальных охотников - где? На опушке? На поляне в лесу?

-Ах, Амина, охота - это так интересно! - не обращая внимания на мои слова, щебетала Изольда. - Тебе понравится, вот увидишь.

-Посмотрим, - произнесла я не слишком радостным тоном.

В отношении охоты у меня были свои предубеждения. Но костюм, который подготовили портнихи, несомненно, пришелся мне по душе. Темно-зеленый бархат плотно облегал талию и грудь, расходясь книзу широкой юбкой с разрезами. Под нее следовало надевать облегающие брюки из плотной эластичной ткани, неведомой мне прежде.

-Это для удобства при верховой езде, - пояснила мне швея. - Насколько я знаю, подобный фасон шьют только в нашем Королевстве, - гордо заключила она.

-В Империи никого не удивить женскими брюками, но выглядят они иначе, да и предназначение у них другое, - неосторожно заметила я.

Неосторожно потому, что всем, включая Изольду, тут же стало интересно, что это за брюки и для чего они предназначены, так что мне пришлось прочесть присутствующим краткую лекцию по истории одежды и моде Империи.

Услышанное заставило подругу вспомнить о прерванных занятиях.

-Я пообещала мужу сюрприз перед охотой, - доверительно сообщила она мне, когда мы вышли в парк прогуляться. - Перед ужином у нас будет время, посмотришь, как у меня получается?

Мне не хотелось расстраивать Изольду отказом и я вынуждена была согласиться. В тот день вернуться к чтению дневника я так и не смогла.

Утро следующего дня я опять провела с королевой, но перед обедом она удалилась к себе, сославшись на усталость. Я же распорядилась накрыть обед в своих покоях и решила не спускаться на ужин в общий зал, посвятив вечер приготовлениям к охоте. И, что скрывать, почти половину дня провела, погрузившись в дальнейшее чтение своей находки.

Суета, сопутствующая всяким предсвадебным хлопотам, все нарастала, захватывая весь дворец. У Элеоноры совсем не оставалось времени на встречи с Чартоном, ведь целыми днями она была занята бесконечными примерками, репетициями, распоряжениями по украшению дворца. Но в этой суматохе имелось и существенное преимущество - младший княжич никак не мог поймать девушку где-нибудь в одиночестве, дабы вновь рассказать ей о своих чувствах. Бенедикта, правда, Элеонора тоже видела теперь редко, да и переброситься с ним хотя бы парой слов представлялось весьма затруднительной задачей. Вот о лишении почти любого общения со старшим из братьев принцесса немало сожалела, ведь она уже возвела его в статус своего друга. Зато с Беатрисой девушка сталкивалась часто. Княжна покорно выстаивала долгие часы примерок и послушно повторяла одни и те же действия во время репетиции церемонии. С губ ее не сходила приветливая улыбка, для каждого, кто оказывался поблизости, находилось у нее доброе слово. Ни разу не пожаловалась невеста Эдмира на дурное самочувствие либо усталость.

Лучшие ювелиры Северного Королевства создавали для будущей жены наследника престола великолепные драгоценности, начиная от пояса со вставками из полупрозрачных янтарных пластин до изысканного гарнитура, сверкающего россыпью радужных бриллиантов. За разглядыванием последнего как-то и застала княжну Элеонора.

Беатриса стояла у окна и то и дело подносила к щедро льющимся сквозь него солнечным лучам то диадему, то браслет, то колье. Она вертела драгоценности в руках так и эдак, поворачивала во все стороны, склоняла голову и разве что не пробовала на зуб.

-Что вы делаете? - воскликнула шокированная принцесса.

Будущая невестка вздрогнула и едва не уронила браслет, который как раз поднесла к глазам.

-Ах, это вы, дорогая сестрица, - с облегчением выдохнула она, обернувшись и разглядев вошедшую. - Я как раз любуюсь подарками своего будущего супруга. Должна признать, у него безупречный вкус.

-Иначе он не выбрал бы вас, хотите сказать? - ехидно откликнулась Элеонора. - И что же вас смутило в его подношениях?

-Смутило? Вы, очевидно, неверно поняли меня, милая сестра. Я ведь сказала, что драгоценности просто превосходны.

От обращения, употребленного Беатрисой, у Элеоноры свело зубы. Однако же она, мило улыбаясь, подошла к девушке поближе и задала очередной вопрос:

-Тогда что же вы так старательно пытались углядеть, дорогая?

Беатриса бросила быстрый, но внимательный взгляд на лицо собеседницы.

-Элеонора, - тихо, понизив голос почти до шепота, произнесла она. - Я вижу на вашей руке кольцо, подобное моему.

Принцесса кивнула, не понимая, к чему клонит княжна.

-У Эдмира тоже есть перстень с таким камнем, - продолжала девушка. - Он никогда его не снимает. И когда подарил мне это кольцо, тоже строго-настрого запретил давать его в чужие руки. Оно особенное, да? Что-то означает?

-Означает, что теперь вы - член королевской семьи, - сухо ответила Элеонора.

-Но почему его не снимают? - недоумевала Беатриса.

-Традиция такая.

-Ах да, традиция. У вас, жителей Северного Королевства, столько странных традиций.

Элеонора почувствовала, как у нее в груди начинает закипать возмущение.

-Дорогая сестрица, - ядовито произнесла она, - согласившись выйти замуж за Эдмира, вы тем самым дали согласие стать одной из нас. Вашей страной больше не будет Княжество Серебряных Гор. Вы - будущая королева. И сейчас вы противопоставляете себя своему народу?

Глаза невесты наследного принца испуганно округлились.

-Что вы, что вы, принцесса, я вовсе не это хотела сказать. Просто мне еще многое странно и непривычно. И я еще не все до конца понимаю. Например, - она схватила Элеонору за руку и та поразилась тому, насколько горяча ладонь Беатрисы, - раньше я, как и все жители княжества, молилась Духам Гор. Но когда я спросила у жениха, кому же мне молиться теперь, то он ответил, что до свадьбы я вольна возносить молитвы кому угодно.

-И чем вас не устроил его ответ?

-Мне страшно, - прошептала Беатриса.

Элеонора с удивлением отметила, что будущая невестка не шутит. Лицо ее побледнело, губы подрагивали.

-Не понимаю, чего вы боитесь.

-Неизвестности, - призналась девушка. - Знали бы вы, принцесса, каких сил мне стоит не выдавать свой страх. А Эдмир толком не отвечает на мои вопросы и даже злится, если я принимаюсь настаивать. Вот это кольцо, которое нельзя снимать. Вы сказали, что оно - символ принадлежности к роду. Но в нем странный камень! Он словно живой! Я сейчас сравнивала его с иными радужными бриллиантами и обнаружила, что он от них отличается.

-Отличается, - кивнула Элеонора. - Зато он неотличим от моего - видите?

И она протянула Беатрисе руку с кольцом. Та взяла кисть принцессы и придирчиво осмотрела бриллиант, поднеся поближе свою ладонь для сравнения.

-Да, у вас такой же, - наконец была вынуждена признать она.

-Убедились, что кольцо не было подарено вам с недобрыми умыслами? - ехидно спросила принцесса. - Вам нечего его боятся.

Но Беатриса не спешила отпускать ее руку.

-Вы так добры ко мне, дорогая сестра. Позвольте задать вам еще один вопрос.

-И что же вы хотите узнать?

-Это правда, что ваше божество - кровожадное чудовище? - зажмурившись, выпалила княжна.

Элеонора обмерла.

-Кто сказал вам такое? - с трудом выговорила она непослушными губами.

-Где-то услышала.

-Где?

-Я не помню, правда, не помню, - прохныкала Беатриса. - Так это правда, да?

-Нет, - отрезала принцесса.

-Отчего же вы тогда так побледнели, сестрица?

-От вашей глупости, - окончательно вышла из себя Элеонора. - Вот уж не ожидала, что мой брат выберет себе в жены такую... такую...

Задыхаясь от ярости, девушка вырвала руку из цепкой хватки Беатрисы, резко развернулась и бросилась прочь из комнаты, нимало не волнуясь о том, что подумает о ней будущая родственница. Кипя от возмущения, она отправилась разыскивать Эдмира. Старший брат обнаружился в кабинете. На стук двери он недоуменно поднял голову и отложил бумаги, которые внимательно изучал.

-Элеонора? Я рад тебя видеть, дорогая, но ты несколько не вовремя. Я занят.

Не обращая внимания на его слова, сестра подлетела к столу и схватила его за плечо.

-Я только что разговаривала с твоей невестой.

-Замечательно, но не могла бы ты рассказать мне о вашем разговоре чуть позже? Повторяю, я занят, - с нажимом произнес Эдмир.

-Нет, не могла бы! Знаешь, о чем расспрашивала меня твоя драгоценная Беатриса? Правда ли то, что мы поклоняемся кровожадному чудовищу.

К огромному удивлению девушки, ее брат откинул голову и расхохотался.

-Так вот какие страхи преследуют глупышку, - отсмеявшись, сказал он. - Ничего, после свадьбы она успокоится.

-Эдмир, - устало спросила Элеонора, присаживаясь на край стола, - как ты думаешь, откуда бы твоей невесте узнать хоть что-нибудь о Великом Драконе, если о его покровительстве говорить не принято? Последний раз его видели в столь незапамятные времена, что свидетельства об этом событии сохранились лишь в старых свитках, хранящихся в королевской библиотеке. Тогда он уничтожил врагов королевства. Ты и сам прекрасно знаешь, почему иностранцы не должны даже догадываться о существовании Дракона - да всякий ребенок Королевства осведомлен об этом! Так кто рассказал о нем Беатрисе?

-Беатрисе рассказали не о Драконе, а о неком кровожадном чудище, - упрямо возразил Эдмир. - Мало ли какие слухи и догадки ходят о нас в княжестве Серебряных Гор. А глупышка просто боится неведомого.

Имя невесты он произнес с такой нежностью и теплотой, что Элеонора поняла - дальнейший разговор с братом бессмыслен.

Девушка не знала, с кем бы ей поделиться своими опасениями. Она хотела бы поговорить с Чартоном, но ее возлюбленный как раз уехал на несколько дней. Родители от разговора отмахивались, должно быть, старший брат успел внушить им свои мысли о том, что сестра желает устроить переполох из-за ерунды, а младший принц был слишком мал, чтобы с ним советоваться. Элеонора бродила по дворцу, словно неприкаянная. Близость свадьбы, и прежде не слишком радовавшая ее, теперь откровенно пугала. И вот в таком состоянии ее однажды и застал Бенедикт.

-Вы чем-то расстроены, принцесса? - проницательно спросил он. - Вот уже несколько дней вы непривычно грустны и молчаливы. Это не мой брат случаем обидел вас? Если он вам продолжает досаждать - только скажите.

-Нет, я его редко вижу в последнее время. Но все равно благодарю за поддержку.

-Тогда что произошло, Элеонора? Поделитесь своими печалями со мной, вам станет легче.

Принцесса заколебалась. Несомненно, упоминать о Драконе при Бенедикте не следовало, но можно было попробовать выяснить что-нибудь о будущей невестке.

-Дело в вашей сестре, - осторожно сказала она.

Княжич выглядел изумленным.

-Вас обидела Беатриса? - недоверчиво спросил он. - Да быть того не может! Простите, принцесса, я вовсе не желаю подвергать сомнению ваши слова, однако же я слишком хорошо знаю свою сестру. Если ей и случилось сказать что-либо, задевшее вас, то это не со зла, прошу, поверьте мне. Скорее всего, Беатриса даже понятия не имеет о том, что случайно вас зацепила, но все же будет глубоко раскаиваться, если это действительно так.

-Нет-нет, - тут же поспешила возразить Элеонора. - Ваша сестра меня вовсе не обижала.

-Тогда в чем дело? - недоумевал молодой человек.

-Понимаете, скоро Беатриса станет моей родственницей. Близкой родственницей, - уточнила девушка. - А я совсем ничего о ней не знаю.

На лице Бенедикта отразилось облегчение. Элеонора едва не захихикала, настолько ей были явны мысли княжича - он определенно думал, что женщинам свойственно переживать из-за всяких глупостей.

-Это легко исправить, - с улыбкой сказал Бенедикт. - Уверен, вскоре вы узнаете Беатрису получше и полюбите ее. Ее просто невозможно не любить.

-Расскажите мне о ней, - попросила Элеонора. - Я хочу знать о том, чем увлекается моя будущая сестра.

-Увлекается? - Бенедикт задумался. - Она, как и все юные девушки, любит танцы. Вышивает очень красивые картины. Составляет букеты. Даже не знаю, что еще я могу сказать.

-Беатриса, несомненно, весьма образованная девушка, - предприняла еще одну попытку принцесса.

-Разумеется.

-Есть ли какая-то наука, тягу к которой она ощущала? Например, математика? Или история?

-Нет, подобного за ней замечено не было. Вот петь моя сестра любит, да и голосом обладает приятным. А из всех наук она особо выделяла стихосложение - и добилась в нем определенных успехов.

-Да, это я успела заметить, - подтвердила Элеонора.

Что же, определенные сведения она получила. Историей будущая невестка не увлекалась, значит, случайно наткнуться в библиотеке на те самые старинные свитки, о которых упоминалось в разговоре с Эдмиром, Беатриса никак не могла. Следовательно, кто-то ей рассказал о "кровожадном чудовище". Но кто? И с какой целью?

Я никак не могла оторваться от чтения. Мне было понятно, что княжеская семейка замышляет какую-то подлость - и, судя по тому, что Эдмир так и не стал королем, задуманное им все-таки удалось осуществить, пусть и не в полном объеме. Расспросы Беатрисы о Драконе наводили меня на мысль, что эта давно уже умершая девушка оказалась виновна и в части моих проблем, ведь, судя по всему, именно из-за нее на браки членов королевской семьи с иностранками был наложен запрет. Мне очень хотелось перелистнуть страницы и посмотреть, что же именно произошло, но я сдерживалась. Уже стемнело, когда вернувшийся Эдвин отнял у меня дневник Элеоноры.

-Завтра рано вставать, - произнес он. - Давай поужинаем вдвоем?

Я потерлась щекой о его ладонь.

-Давай. Знаешь, - тут же пожаловалась я, - после приезда в Северное Королевство я вижу тебя так редко.

-Я и сам надеялся, что дома мы больше времени сможем проводить вместе, - вздохнул супруг. - Все вопросы, связанные с посольской миссией, давно уже улажены, зато возникли проблемы с алмазными шахтами, будь они неладны. Если ничего не удастся выяснить, придется ехать туда самому.

-А меня ты с собой возьмешь?

Муж покачал головой.

-Северные шахты - место, для женщин совсем неподходящее, Амина.

-А кто там работает? - заинтересовалась я. - Ссыльные преступники?

-Ну уж нет, преступников к радужным алмазам и близко не подпустят, - усмехнулся Эдвин. - А работают там вольнонаемные, в основном молодые неженатые парни. Труд тяжелый, но и оплата хорошая, да и берут туда далеко не всех подряд, так что не только замечательный заработок, но и зависть всех соседей по возвращению домой трудягам обеспечены. Попасть на северную шахту трудно, очередь желающих расписана едва ли не на годы вперед.

-И там совсем-совсем нет женщин? - не успокаивалась я. - Ни жен, ни дочерей? Ладно, работники - молодые и неженатые, но ведь управляющего вы не можете часто менять?

-Не можем, - подтвердил Эдвин. - Но дело вот в чем: до недавнего времени управляющим был старый лорд Говард, вдовец и бирюк. После потери жены - а произошло это еще до моего рождения - он так горевал, что не только не желал вступать в новый брак, но даже стал чураться общества. На старости лет он частенько говаривал, что шахта - самое для него место. Но вот уж три года, как он умер. И с тех пор дела пошли наперекосяк. Разумеется, был назначен новый управляющий. Первое время мы с Эдгаром полагали, что Кронону - так его зовут - просто надо освоиться и все вернется на круги своя. Однако же прошло уже три года, а толку чуть.

-А что именно происходит? Добыча алмазов сократилась?

Эдвин поморщился.

-Нет, пожалуй. Разве что в первый год, но это никого не удивило и не насторожило.

-Тогда в чем же дело? - недоумевала я.

-В странностях, Амина. Не будь их так много, им и не придавали бы особого значения. Во-первых, дело в качестве самих камней. За эти три года не попалось ни одного особого камня - ты понимаешь, о чем я говорю?

Я кивнула и указала на свое кольцо.

-Вот об этом.

-Именно. Ни одного камня с искрой в сокровищнице не появилось. А ведь это не просто побрякушки или обереги для членов королевской семьи. В этих камнях заключена огромная мощь. К примеру, небольшой камешек, вмурованный в камин изнутри, позволяет в любой момент разжечь огонь без дров. И это только лишь малая часть того, на что они способны.

Я припомнила пояснения Изольды.

-Скажи, а подобные камины есть только в королевском дворце?

Мне даже показалось, что Эдвин обиделся.

-Нет, разумеется, - возмущенно ответил он. - Подобные камины стоят в городских лазаретах, в школах, да много где еще!

-А можно эти камни как-то оттуда вытащить? - не унималась я.

-Можно, - супруг удивился. - Только зачем? Он ведь потеряет разом все свои свойства и станет простым алмазом. Это как с нашими кольцами - они служат только нам.

-Понятно, - пробормотала я. - Значит, поступления особых алмазов прекратились. Но ты упомянул целую череду случайностей. Что еще произошло?

Эдвин помрачнел.

-Увольнения. Массовые, но оформлено все так, что и не придерешься. И в довершение всего - несчастный случай.

-Серьезный?

-Более чем. Обвал, при котором погибло трое человек. Эдгар направил на шахту дознавателей, они уже приступили к работе. Вот только никаких результатов пока нет.

-Возможно, им просто требуется время? - предположила я.

-Быть может, - не стал отрицать Эдвин. - Но есть кое-что настораживает: один из погибших был старым приятелем лорда Говарда.

-Вот как, - протянула я. - И теперь вы полагаете, что обвал произошел неспроста?

-У нас есть подозрения, но они бездоказательны. Хотя, опять-таки, столько столетий никаких обвалов не было, а здесь...

И мой муж махнул рукой.

-Погоди! - осенило вдруг меня. - А как же Страж?

-Страж? - удивился Эдвин. - А он здесь причем?

-Ну он ведь может просто посмотреть на этого Кронона и понять, преступник он или нет.

Но, к моему огорчению, супруг только покачал головой.

-Хотел бы я, чтобы все было так просто, Амина. Да, Страж видит в человеке доброе и злое - но, признаться, никто из нас не состоит из одних достоинств и тьмы хватает в душе любого, пусть даже и сам человек не подозревает о ее существовании. Зачастую тьма только ждет удобного случая, чтобы проснуться в сердцах, и лишь от нас зависит, сможем ли мы ей воспротивиться. Единственное, в чем Дракон уверен - напрямую против Эдгара Кронон не злоумышляет. Все.

-Так вы разговаривали уже со Стражем?

-Разумеется. Сразу же, как только возникли первые подозрения.

-А мне он ничего не сказал, - опрометчиво брякнула я.

Эдвин посмотрел на меня удивленно.

-А с чего бы ему сообщать тебе о случае на шахте?

Мне показалось, будто в голове у меня прозвучал ехидный смешок.

-Ладно, - я сжала ладонь мужа. - Все равно сейчас мы не придем ни к каким выводам. Давай ложиться спать, завтра рано вставать.

Утренний воздух был свеж и даже не просто прохладен, а откровенно холоден, но довольно быстрая скачка разгорячила мою кровь. Лес вокруг наполнялся звуками: выкриками, лаем собак, смехом. Я поймала себя на мысли, что прежде мне и в лесу-то бывать не доводилось, приличными местами для прогулок считались парки и сады. Изольда подъехала ко мне.

-Мы можем прогуляться с тобой до реки. Или ты предпочтешь охоту?

Я поморщилась.

-Нет, не хочу. Все-таки загонять несчастного зверя толпой кажется мне несколько жестоким развлечением.

Королева усмехнулась.

-Хорошо, что Ровена сейчас тебя не слышит. Она твою точку зрения уж точно не разделяет. Проедемся верхом или пройдемся?

Я задумалась.

-Давай прогуляемся пешком. Знаешь, сегодня я впервые попала в лес.

-Как? - Изольда изумилась. - Прости, все время забываю, что ты росла иначе, чем девушки в Северном Королевстве. Хочешь, покажу тебе съедобные грибы - если мы найдем грибную поляну, конечно?

-Хочу! - воодушевилась я.

-В детстве мы любили бродить по лесу, - рассказывала Изольда, пока мы шли по едва заметной тропинке. - Мальчишкам позволялось многое, а на мои выходки родители змотрели сквозь пальцы - знали, что я под присмотром братьев, вот и были спокойны. Летом мы собирали землянику, а потом - малину. Знаешь, какая она вкусная, если есть ее прямо с куста? Ну а осенью наступал черед грибов.

-И вы не боялись отравиться? - о грибах я знала очень мало, но то, что из них готовят как целебные настойки, так и яды, было мне прекрасно известно.

-Нет, - покачала головой моя собеседница. - Детям вообще не свойственно опасаться подобного, а нас научил разбираться в грибах отцовский конюх, страстный грибник. В удачный день мы приносили домой несколько корзин с добычей и кухарка готовила и мясо с грибами, и пироги.

За разговорами мы незаметно отдалились от поляны, где слуги суетились, готовя для охотников обед, и где мы оставили своих лошадей. Потянуло сыростью - река была уже близко. И вот тут-то мы услышали голоса.

-...проверяющие уже посланы.

-Этого и следовало ожидать.

Беседовали двое мужчин. Возможно, с кем-нибудь из них я даже была знакома, но опознать говорящих не смогла. Упоминание о проверяющих заставило меня резко остановиться, схватить Изольду за руку и приложить палец к губам, безмолвно упрашивая ее не выдать нашего присутствия. Я не была абсолютно уверена в том, что предметом разговора была именно северная алмазная шахта, но желала узнать как можно больше.

-И ты так спокоен? - первый голос, слегка хрипловатый, прозвучал возмущенно.

-А ты как полагал? - в голосе второго собеседника слышалась явная насмешка. - Все-таки король далеко не идиот, он не мог не заинтересоваться происходящим.

Теперь уже Изольда крепко вцепилась в мою руку и даже подалась вперед, стремясь получше расслышать каждое слово.

-Но что, если дознаватели докопаются до сути?

-Да ты никак испугался? Раньше надо было бояться, пока не влез в это дело по уши.

-Прекрати! Ты прекрасно знаешь, что я принял во всем этом участие не по своей воле.

-Слизняк! - насмешку в голосе сменило презрение. - Одна твоя сестра из всей вашей семейки чего-то стоит. Вот ей надо было родиться мужиком.

Тяжелый вздох. Мы с Изольдой, держась за руки, осторожно присели на корточки для пущей уверенности, что говорящие нас точно не заметят за зарослями густого кустарника. К сожалению, надежно скрывая нас от чужих глаз, он и нам самим не позволял ничего разглядеть. Слышали мы отлично, но вот самих мужчин не видели.

-Забудь о моей сестре! - вот теперь первый собеседник разозлился. - Она не для тебя!

-А разве я на что-то намекал? - деланно удивился второй. - Знаю, она у вас девочка честолюбивая, в королевы метила, вот только дорогу ей перешли. И даже в принцессы не взяли.

Пальцы Изольды на моей ладони сжались еще крепче, ногти впились в кожу. А от следующих слов мне и самой захотелось зашипеть.

-Ничего, еще не все потеряно. Возможно, эта южная шлюха долго не протянет. Северные зимы суровы, здоровье у нее слабенькое, так что всякое может случится.

-Это правда? Принцесса слаба здоровьем?

-Да мне-то почем знать? - удивился родственник неведомой честолюбивой особы. - Но народ такое объяснение примет. Сейчас меня больше волнует наше дело. Уверен, что дознаватели ни до чего не докопаются?

-Не уверен, - огрызнулся мужчина. - Как вообще можно быть в чем-то уверенным, если дело зависит не только от тебя? Откуда мне было знать, например, что старый хрыч примется болтать налево и направо, а твой дружок будет просто хлопать ушами? Сообщил бы раньше и мы смогли бы уладить это дело без шума и пыли.

-Да уж, шум вышел знатный, - хохотнул тот, кого совсем недавно обозвали слизняком.

-Нашел повод для шуточек! Да ты хоть понимаешь, что твой приятель из-за своего легкомыслия поставил все дело под угрозу?

-Но все ведь обошлось? Скажи, твои ребята замели все следы? Дознаватели точно ничего не обнаружат?

-Будем на это надеяться. Но, сам понимаешь, они ведь тоже далеко не дураки. И даже если не найдут никаких улик, все равно нас в покое не оставят. Надо будет затаиться на некоторое время, а там, глядишь, обо всем и позабудут.

-Затаиться? Но постой, мы ведь так не договаривались. Осталось совсем немного, а ты предлагаешь все прекратить?

-Нет, ты точно болван! - вспылил второй собеседник.

-Не забывайся! Я не намерен терпеть твои оскорбления. Ты слишком много о себе возомнил.

-Ой ли? А разве не тебя так напугал приезд дознавателей, что ты тут же назначил мне встречу, да еще и на охоте! Не мог придумать ничего поумнее? А если кто-нибудь заметит?

Я закусила губу. Изольда заметно побледнела и вздрогнула от страха. Вот сейчас мужчины догадаются обшарить кусты и обнаружат нас... О том, что будет дальше, думать не хотелось. Сомнительно, чтобы их как-то остановил наш статус, особенно если учесть, что у сестры одного из них были вполне определенные планы. А уж утешать горюющего вдовца предприимчивая девица точно возьмется. Кулаки мои сами собой сжались от злости. Ну уж нет, моего мужа эта особа не получит, что бы она там ни задумала.

-Да ладно тебе, кто нас заметит? - легкомысленно спросил первый и мы с Изольдой дружно выдохнули. - Все заняты погоней, тебе ли не знать, что такое охотничий азарт, когда ни до кого нет дела?

-Я бы не был так уверен, - с сомнением протянул другой мужчина. - Ну да ладно, будем надеяться, что ты прав и никто ничего не заподозрит. Но слушай меня внимательно: с этого дня ты сидишь тише мыши и никуда не лезешь без дальнейших распоряжений. Понял меня?

-Да я и так никуда особо-то и не вмешиваюсь. Во всяком случае, никто пока меня не заподозрил.

-Вот именно - пока. Пусть и дальше так остается.

-Но раз уж мы временно остаемся без прибыли, то у меня есть к тебе одна просьба.

-Кажется, я даже догадываюсь, какая именно, - в голосе второго собеседника звучала насмешка. - Тебе нужны деньги, так?

-А кому они не нужны? - огрызнулся первый мужчина. - Поскольку я оказался на мели по твоей милости, то будет только справедливо, если ты поделишься со мной золотом.

-Надо же, как заговорил. По моей милости, да? А разве не по собственной глупости?

-Ну подумаешь, не так выразился, - заюлил тот. - Но ты ведь дашь? Хотя бы в долг?

-Разве что в долг. И запомни: это в последний раз.

-Хорошо, хорошо, я все понял.

-Ну раз понял, то отлично. А теперь надо нагнать остальных, не то нас хватятся.

Зашуршала уже успевшая опасть листва, негромко заржали кони. Мы с Изольдой выждали еще некоторое время для верности и лишь затем поднялись на ноги, причем обе тут прислонились к деревьям, почувствовав внезапную слабость.

-Надо рассказать Эдгару, - едва шевеля губами с трудом выговорила Изольда. - Не знаю, о чем именно у них шла речь, но явно о чем-то незаконном.

У меня уже почти не осталось сомнений, что собеседники говорили об обвале на шахте, смерти приятеля лорда Говарда и таинственных махинациях с алмазами, но я не была уверена, что следует посвящать во все это Изольду. Не будь она беременна, я не колебалась бы ни мгновения, поскольку нуждалась в союзниках - от верной Фатимы особой помощи ждать пока не приходилось, слишком уж новым и незнакомым было для нее все в Северном Королевстве. Но в положении Изольды лишние волнения ни к чему, поэтому я оставила свои догадки при себе.

Промолчав о своих подозрениях, я согласилась с королевой:

-Надо. Сейчас мы немного успокоимся и вернемся на поляну.

И тут же вспомнила, что ни Эдгара, ни Эдвина на поляне мы не застанем - они ускакали с прочими охотниками.

-Разговор все равно придется отложить до вечера, - уныло подтвердила мои мысли Изольда. - Даже когда наши мужья вернутся, то в суматохе и сутолоке поговорить не получится. Обнадеживает одно - в ближайшие дни злоумышленники ничего предпринимать не собираются, так что задержка нам ни чем не грозит.

-Хочется верить, - безрадостно отозвалась я.

При воспоминании о том, как равнодушно, словно дело давно решенное, обсуждали эти двое мою предполагаемую кончину, внутри становилось холодно и пусто, словно я уже была мертва. Изольда, словно догадавшись о моих чувствах, резко вскинула голову, едва не ударившись затылком о ствол дерева, к которому прильнула.

-Мы их вычислим и примерно накажем, дабы другим неповадно было. Уж не знаю, что за махинации они проворачивают, но один из них высказался вполне определенно: его родня готовит покушение на члена королевской семьи. Это им с рук не сойдет.

-Изольда, - не могла я не спросить, - а ты не узнала их по голосам?

Женщина задумалась.

-Понимаешь, - нехотя сказала она наконец, - в том состоянии, в котором мы пребывали, нетрудно и обознаться, тем более, что они все равно понижали голоса. Да, будь это кто-нибудь из моих близких, из тех, с кем я общаюсь каждый день, то я смогла бы определить точно. А сейчас у меня есть подозрения, но нет уверенности. И все равно, обещаю, тех, на кого я подумала, проверят в первую очередь.

-Но действовать надо осторожно, чтобы не спугнуть преступников, - тут же заметила я. - А мне ты не скажешь о своих подозрениях?

На сей раз Изольда не колебалась и не тянула с ответом.

-Разумеется, я скажу тебе. Не могу не сказать. Вот только голос братца той гадины, что метит на твое место, я так и не опознала. А вот его собеседник... Но ты должна помнить, что я не совсем уверена. И не выдать своего отношения к этому человеку в любом случае.

Я едва не застонала от разочарования. Самой мне мешало не только то, что я была слишком мало знакома с придворными, дабы опознать кого-либо из них по голосу, но и то, что язык Северного Королевства все-таки не был моим родным. Я с таким старанием прислушивалась, боясь что-либо упустить или же не так понять, что ни на что больше моих усилий не хватило. И все-таки я надеялась на то, что Изольде говорившие знакомы. И, как нетрудно догадаться, личность желавшего избавиться от меня типа интересовала меня куда больше, нежели личность второго преступника.

-Не выдам, - нетерпеливо заверила я королеву. - Так кто же он?

-Мне бы и в голову не пришло, что он может быть замешан в чем-то незаконном, - задумчиво протянула Изольда. - Не знаю, доводилось ли тебе уже с ним беседовать, но не заметить его ты не могла. Этакий нескладный рыжий чудак, помешанный на охоте.

-Лорд Уильям? - в удивлении воскликнула я.

-Он самый, - подтвердила собеседница. - Тебе уже пришлось познакомиться с ним? Тогда ты понимаешь мое недоумение. Я всегда полагала его самым добродушным человеком, какого только можно встретить. Да и не похоже, будто он способен составить хитроумный план. Потому я в недоумении. Голос вроде бы его, но, с другой стороны, это просто не может быть он, как ты думаешь?

-Я думаю, - медленно произнесла я, справившись, наконец, с изумлением и вновь обретя способность мыслить здраво, - что охота сама по себе не может быть развлечением для добродушных миролюбивых людей. Все возможно, Изольда. Ты ведь помнишь мою историю? Моего брата едва не погубил тот, которого он считал лучшим другом. Но ты говорила о подозреваемых - следовательно, тебе на ум пришел кто-то еще?

-Это только догадки, - извиняющимся тоном проговорила королева. - Просто когда упомянули о девице, желавшей стать королевой, я сразу подумала об Ирме.

-У нее есть братья?

-Брат, старший. Но я его плохо знаю. Понимаешь, дружила я только с друзьями своих братьев, а прочие мужчины меня занимали мало. С возлюбленным я и вовсе определилась довольно быстро. Так что брата Ирмы опознать по голосу мне вряд ли бы удалось.

-Жаль, - вздохнула я. - Но ничего не поделать. Ладно, расскажем обо всем Эдвину и Эдгару, быть может, они что-нибудь придумают.

Силы понемногу возвращались к нам. Лицо Изольды вновь окрасилось слабым румянцем, губы ее уже не дрожали. Можно было возвращаться.

Я все-таки надеялась, что смогу хоть в нескольких словах обрисовать Эдвину подслушанное, но по возвращению на поляну надежда эта бесследно испарилась. Даже наше с Изольдой появление в общей сутолоке прошло незамеченным, а ведь охота еще не закончилась. Едва мы добрались до стола с прохладительными напитками, как к нам подскочила леди Магера, желавшая поделиться своими впечатлениями, даром что в самой охоте участия она не принимала. Леди раскритиковала стол с закусками, слишком уж, по ее мнению, неподходящими для данного времени суток, зато похвалила выбор напитков. Все эти благоглупости мы были вынуждены выслушивать с серьезными лицами, дабы леди Магера не вздумала на нас обидеться. К тому моменту, когда начали возвращаться охотники, я уже взвыть была готова.

Эдвин появился в числе первых. Соскочив с коня и бросив поводья мигом подлетевшему к нему пареньку, муж подошел ко мне, но тут же был перехвачен любознательной Магерой, желавшей узнать все подробности прошедшей охоты. Мы с Изольдой переглянулись и дружно возвели глаза к небу.

К моменту же возвращения Эдгара поляна была заполнена галдящим народом, смеющимся, что-то восклицавшим, возбужденно размахивающим руками. Среди толпы суетливо сновали слуги, разносившие на подносах напитки и закуски, пока в отдалении поджаривалась на углях сегодняшняя добыча. Естественно, ни о каких серьезных разговорах в такой обстановке и речи быть не могло.

Я увидела спешивающуюся Ровенну и подошла к ней.

-Ну как? Понравилось? - блестя глазами спросила девушка. - Правда, увлекательно?

-Ты о чем? - растерялась я.

-Как это о чем? Об охоте, конечно же! Кто совсем недавно признался, что ранее участвовать в ней не доводилось?

-Так и не довелось, - усмехнулась я. - Мы с Изольдой оставались здесь, на поляне.

На лице Ровенны отразилось разочарование.

-А почему? Неужели вы испугались, принцесса?

Видимо, девушка решила, что от охоты отказалась я, а Изольда просто не пожелала бросить невестку в одиночестве. Раскрывать секрет королевы я не стала, поэтому солгала:

-Я дурно себя чувствовала утром, вот и не рискнула скакать по лесу.

Ровенна окинула меня внимательным взглядом и уже собиралась задать мне очередной вопрос, как ее окликнул незнакомый мне молодой человек:

-Леди Ровенна! - и, ухватив ее за локоть, обратился ко мне. - Принцесса, вы не будете возражать, если я на несколько мгновений похищу вашу спутницу?

-Нисколько, - покачала я головой.

Признаться, короткий разговор с подругой только усилил мое тревожное настроение. Если ранее я полагала, что муж либо же Эдгар смогут припомнить отставших от прочих охотников на довольно продолжительное время мужчин, то теперь я осознала, что особо рассчитывать на это не стоит. Если уж Ровенна не заметила нашего с Изольдой отсутствия, то все прочие и подавно были увлечены погоней за зверем и никак не присматривали за остальными.

Увидав, что Эдвину наконец-то удалось отделаться от любознательной Магеры, я направилась было к нему, но через несколько шагов была остановлена Брайаном - или Брауном?

-Вам понравилось, принцесса? - спросил он. - Правда ведь, увлекательно?

Я едва не застонала. Неужели теперь всем мало-мальски знакомым лордам и леди мне придется объяснять, отчего я оставалась на поляне?

-Разумеется, принцессе понравилось, - раздался из-за моей спины еще один голос. - Я ведь говорил, что охота никого не может оставить равнодушным.

Я обернулась и изо всех сил постаралась удержать на лице приветливую улыбку, узнав лорда Уильяма. Больше всего на свете мне хотелось схватить рыжее недоразумение за плечи и хорошенько потрясти, выбивая подробности аферы и имя его сообщника, но я ни в коем случае не могла дать преступнику понять, что подозреваю его. Да и Изольда признала, что могла ошибиться. И я, по-прежнему мило улыбаясь, старательно прислушивалась к каждому слову Уильяма. Сначала я хотела попытаться определить по голосу, его ли мы подслушивали в лесу, но вскоре убедилась в бесполезности этой затеи и попросту внимательно слушала все, что он говорил, в надежде заметить хоть какую-нибудь несостыковку.

-Браун, дружище, скажи, ты оценил моих гончих? Правда, они великолепны?

Стало быть, Браун. И как только их с братом различают прочие знакомые? Я всегда полагала себя наблюдательной особой, но до сих пор путала близнецов.

Браун охотно включился в разговор о собаках. Я могла бы извиниться и уйти и молодые люди даже не заметили бы моего отсутствия, настолько увлекла их эта тема. Но я стояла и внимательно слушала. И чем дальше, тем большие сомнения охватывали меня. Ведь со слов лорда Уильяма выходило, что он все время преследовал косулю. Как же тогда он мог очутиться возле реки и разговаривать с неустановленным заговорщиком?

Впрочем, долго слушать беседу Уильяма и Брауна мне не дала вездесущая леди Магера, от которой я избавилась не без некоторого труда, препоручив ее с плохо скрытым злорадством на попечение лорда Уильяма. Вид у того стал столь жалким, что мне пришлось напомнить себе о его возможном коварстве, дабы не терзаться раскаянием.

По поляне уже вовсю разносился аппетитный аромат жареного мяса и я только теперь поняла с удивлением, что голодна. Изольда уже устроилась под старым дубом с кубком в руках и я поспешила присоединиться к ней. Несмотря на пережитое недавно испытание, королева выглядела веселой и беспечной, но по той силе, с которой она сжала мою руку, стоило мне подойти и присесть рядом, я поняла, что ее беззаботная улыбка - всего лишь маска.

-Как же я устала, - шепнула она тихо-тихо. - Скорее бы вернуться домой.

-...Значит, тебе показалось, что одним из них был Уильям?

Эдгар в волнении расхаживал из угла в угол. Изольда с ногами устроилась в широком кресле. Она уже успела переодеться в свободное платье и распустить волосы, перехватив их лентой на затылке. Мы с Эдвином устроились на кушетке и муж обнимал меня за плечи.

-Но я не уверена, - уточнила королева. - А о втором могу сказать лишь то, что он, судя по голосу, довольно молод.

-Молод, по уши в долгах и имеет сестрицу, жаждущую попасть в королевскую семью. Да, с приметами у нас негусто. Как ты полагаешь, Эдвин, кто бы это мог быть?

Мой супруг поморщился.

-Да кто угодно. Почти у любой миловидной юной особы имеются братья. А уж в карман к нашим придворным лордам я не заглядывал. Слухи, конечно, ходят разные. Вон лорд Лоренс проигрался в том месяце подчистую.

-И у него есть сестра? - заинтересовалась я.

Несмотря на всю серьезность ситуации, Эдгар не сдержался и хохотнул.

-Есть, - пояснил он. - Даже три. Две из них уже благополучно замужем, а третья никак не может рассчитывать на мужское внимание. Она, дорогая Амина, предпочитает в постели особ своего пола, о чем известно всему королевству. Родные считают ее позором семьи.

-Стало быть, этот самый лорд - как его? - Лоренс отпадает, - рассудительно заметила я. - Кто-нибудь еще есть на примете?

-Да я тебе с десяток подозреваемых легко найду, - уныло ответил Эдвин. - Лорд Доллен не увлекается азартными играми, зато содержит конюшню с очень дорогими скакунами и имеет трех любовниц одновременно, что также крайне затратно.

-Ого! - вклинилась Изольда. - Трех? Вот это мужчина, я понимаю.

Видимо, такая подробность из жизни лорда Доллена произвела на нее немалое впечатление. Меня же, после принятых в Империи гаремов, всего тремя любовницами потрясти было невозможно. Эдгар же, услыхав слова супруги, бросил на брата недовольный взгляд.

-У лорда Лаверна тоже вечная нехватка денег, - словно не замечая, какую реакцию вызвали его слова, продолжал Эдвин. - На сей вина целиком и полностью лежит на супруге лорда, желающей потрясти весь двор роскошью своих нарядов и драгоценностей. Затем лорд Питер. Тоже игрок, пусть более удачливый, нежели уже упомянутый мною Лоренс, но все же деньги у него водятся редко - слишком уж большие суммы спускает при проигрыше. Лорд Джейден. Здесь дело проще. Состояние предков было промотано еще его покойным отцом и лорд срочно нуждается в деньгах на восстановление доставшегося ему в наследство поместья. По слухам, он старательно выискивает невесту при деньгах, рассматривая в основном кандидатуры купеческих дочерей. Далее лорд Ростон...

-Постой, - перебила я мужа. - Я уже поняла, что нуждающихся в деньгах молодых лордов в королевстве хватает. Да я и половины их имен не запомню, так что перечислять их бесполезно. А если взять другую сторону?

-О чем ты, Амина? - удивился Эдгар.

-О девушке с честолюбивыми устремлениями. Помните, сначала она хотела стать королевой, а затем - принцессой?

-Из всего этого явствует только одно, - безрадостно заметил король. - Раз уж у нее были такие мечты, то она, определенно, хороша собой. Ну еще можно предположить, что она относится к знати. Но при дворе много привлекательных девушек.

-Но эта девушка должна была оказывать знаки внимания сначала тебе, а затем и Эдвину, - настаивала я. - Неужели вы не можете припомнить, кто именно из придворных леди старательно вас очаровывал?

Братья недоуменно переглянулись.

-Ну, - протянул Эдгар, - все девушки при дворе довольно любезны. Да-да, любезны, вот именно.

Его супруга, заинтересованно подавшаяся было вперед, откинулась обратно на спинку кресла и язвительно рассмеялась.

-Здесь ты от них ничего не добьешься, Амина, - доверительно сообщила она мне. - Насколько я поняла, мой дражайший супруг, если подобная леди и была в его жизни, напрочь позабыл об этом. Твой, как я полагаю, тоже.

Я припомнила историю своего знакомства с Эдвином. Да, пожалуй, Изольда права. О моих чувствах к нему северный принц догадался только после поцелуя - да и то мне пришлось поцеловать его первой.

-Меня еще интересует вот что: почему у нас нехватка только тех алмазов, которые мы именуем особыми? - сказал между тем Эдвин.

Мы дружно повернулись к нему.

-Как раз из-за их свойств, - раздраженно заявил Эдгар.

-Ну и какой тогда в этом смысл? - непонятно спросил мой муж.

-О чем ты?

-О том, что без искры Дракона эти алмазы - просто красивые камешки. Никаких сверхъестественных свойств у них нет. Значит, либо те, кто их предположительно ворует, просто выбирает камни получше, не зная обо всех их возможностях, либо дело куда серьезнее, нежели мы полагали поначалу: кто-то целенаправленно наносит ущерб королевству. И цена его куда выше, нежели просто стоимость алмазов.

-Ты прав, - подумав, сказал Эдгар. - Значит, мы имеем дело либо с беспечными людьми, которым все равно, что красть, либо с преступниками, состоящими в сговоре с кем-то из иностранных правителей.

-Я бы сказала - с желающими ослабить королевскую власть с неясной пока целью, - добавила я.

-Да, вполне возможно. Я распоряжусь установить за лордом Уильямом наблюдение. Больше, боюсь, мы на данный момент ничего предпринять не можем. Но просто так эту ситуацию я не оставлю. Эдвин, жду тебя завтра утром, - распорядился король. - Возможно, нам удастся нащупать еще какую-нибудь нить или прийти к новым выводам. А сейчас все мы слишком устали, Изольде так и вовсе давно пора отдыхать.

Спорить ни у кого желания не возникло. Усталость действительно брала свое после долгого напряженного дня. В самом мрачном настроении мы разошлись.

На следующее утро, стоило Эдвину уйти, я вновь достала дневник принцессы Элеоноры и погрузилась в чтение. Вероятно, мне следовало бы вместо этого в который раз воскресить в памяти подслушанный вчера разговор, но я и без того не спала полночи, вспоминая и обдумывая каждую реплику, однако так и не пришла ни к каким выводам. Уставшая и разбитая, несмотря на то, что даже до полудня было еще далеко, я велела Фатиме принести мне кувшин с прохладительным напитком и позаботиться о том, чтобы меня никто не беспокоил.

Свадьба наследного принца и княжны праздновалась широко и пышно. Гуляло все королевство. На городских площадях стояли бочки с вином, которым угощали за королевский счет всех желающих. В огромных котлах побулькивала сытная мясная похлебка, на бесплатную порцию коей мог рассчитывать всякий горожанин. А свадебный кортеж жители столицы забросали цветами - причем в ответ в толпу летели щедро разбрасываемые монеты. Целую неделю устраивались для народа всевозможные развлечения: и ярмарки, и выступления скоморохов, и танцы, и пения менестрелей. Во дворце же ежевечерне проводились балы, а через день после свадьбы придворных и гостей позвали на охоту, весьма любимую северянами и в те времена.

Новобрачные, казалось, сияли от счастья. Элеонора же имела свой, тайный повод быть довольной радостным событием: уже очень скоро семья невесты должна была отбыть обратно в свое княжество, а значит, навязчивое внимание Радгора ей оставалось терпеть совсем недолго. Конечно, Бенедикт нравился принцессе, ей были приятны беседы с умным образованным молодым человеком, наделенным чувством такта, но ухаживания его брата стали слишком уж назойливы. Иногда Элеонора сожалела, что нельзя распрощаться с младшим княжичем, но оставить подольше погостить старшего. Незаметно, исподволь Бенедикту удалось вытеснить из ее мыслей даже Чартона и при виде возлюбленного в душе принцессы вспыхивало легкое чувство стыда, тут же, впрочем, приглушаемые раздражением: ведь сам лорд все реже искал повод остаться с принцессой наедине. И на смену стыду приходило злорадство: раз уж Чартон не желает развлекать свою возлюбленную, то найдутся и другие молодые люди, которые почтут внимание принцессы за величайшую честь.

Обыкновенно, заметив Радгора, Элеонора старалась либо укрыться от слишком навязчивого поклонника, либо завести беседу с ненароком оказавшимися рядом лордами и леди, дабы княжичу было неудобно отвлекать ее. Но если где-нибудь поблизости находился Чартон, то принцесса, напротив, старательно делала вид, будто рада нежеланному кавалеру. Она выслушивала любезности Радгора с улыбкой, смеялась над его остротами, пусть бы даже и находила их скучными и натянутыми, позволяла брать себя за руку. Чартон хмурился, сдвигал сердито брови, закусывал губу, но ни слова упрека Элеонора от него не услыхала.

Эдмир и Беатриса мало появлялись на празднествах в их честь, предпочитая уединение в своих покоях. К их поведению все относились с пониманием, хотя порой придворные лорды и подшучивали беззлобно над наследным принцем. А ежели ушей Элеоноры случайно достигали шутки, на присутствие дам не рассчитанные, то она покрывалась румянцем так, что огнем вспыхивали даже уши. Но, надо сказать, уединение молодоженов принесло свои плоды - уже через пару месяцев стало известно, что Беатриса вскоре подарит своему супругу сына.

Не будь нерожденный еще младенец следующим после своего отца в очереди на престол, об этом не узнали бы так скоро, не говоря уже о том, что о поле ребенка никто не догадался бы до появления его на свет. Но счастливому молодому супругу явился во сне Дракон и сообщил радостную весть, коей он и поделился со всей семьей. Беатриса, чувствовавшая в последнее время себя неважно и догадывавшаяся о причинах своего недомогания, несколько раз переспросила мужа, уверен ли тот в грядущем появлении на свет именно мальчика, а получив утвердительный ответ, без промедления отписала своему отцу. Князя новость тоже обрадовала и он сообщил, что непременно навестит дочь и зятя по рождению внука. Прибудут ли с ним сыновья, в письме сказано не было, но Элеонору обрадовала возможность вновь повидать Бенедикта. Оказалось, она скучала по своим долгим беседам со старшим княжичем. Воспоминания же о том, как преследовал ее младший, успели уже несколько выветриться из памяти.

При дворе известие тоже вызвало немалый ажиотаж. На будущих родителей дождем пролились подарки, предназначенные будущему младенцу, причем придворные изо всех сил старались перещеголять друг друга богатством, выдумкой и вычурностью подношений. Тяжелую золотую погремушку, усыпанную разноцветными бриллиантами, Беатриса задумчиво повертела в руках, поблагодарила преподнесшую ее леди, а оставшись с мужем наедине заметила, что этакую игрушку младенец попросту не удержит.

Отношения Элеоноры с Чартоном тоже понемногу налаживались. Они опять много времени проводили наедине и нередко в их беседах всплывала тема возможной помолвки. Молодой лорд вновь стал пылким влюбленным, но принцесса никак не могла позабыть странного отчуждения, что еще не столь давно царило между ними. Она не смогла бы сказать, что именно омрачает их отношения, но чувствовала перемены. Сам же Чартон вел себя так, словно ничего не произошло. Он даже ни разу не упомянул при Элеоноре Радгора, к которому в свое время ревновал ее.

Отложив дневник в сторону, я устало потерла воспаленные глаза. Возникло большое искушение перелистнуть страницы и заглянуть в конец исписанной чернилами века назад книжицы, но я его поборола. И все же мне была подозрительна семья новоявленной принцессы, да к тому же я предполагала, что в семье Эдмира произошла какая-то трагедия, раз уж трон достался его брату. Желая отвлечься от мрачных раздумий, я погрузилась в давнюю загадочную историю, вот только и там разгадка пока была мне недоступна.

-Прислуга сказала, что ты не обедала, - голос мужа раздался совсем рядом, а я испуганно оглянулась.

-Я не заметила, как ты вошел, полагала, что одна здесь.

-Ты зачиталась, - Эдвин ласково убрал с моего лица прядь волос. - Так как насчет обеда?

Я поморщилась.

-Я совсем не голодна. Ты поешь, а я просто посижу рядом с тобой, хорошо?

-Нет, так не пойдет, - твердо сказал мой муж. - Ты тоже должна поесть. Я понимаю, вчера у тебя был нелегкий день, но это не повод морить себя голодом. За завтраком ты съела совсем мало, а теперь собираешься отказаться от обеда? Не выйдет.

И Эдвин, позвав служанок, распорядился накрыть стол.

-Попробуй хоть чуть-чуть, - уговаривал он меня. - Вдруг аппетит проснется.

Я положила себе на тарелку немного свежих овощей, но Эдвин тут же добавил к ним запеченное с грибами мясо в сливочном соусе. Я принялась за еду, поначалу почти не ощущая вкуса, но все-таки смогла съесть всю порцию, запивая вином.

-Вот и молодец, - похвалил меня Эдвин, словно маленького ребенка. - А теперь съешь пирожное, хорошо?

Я машинально кивнула.

Пока служанки суетились, накрывая стол для чаепития, я вспомнила, о чем хотела попросить мужа еще до того, как вчерашнее неприятное происшествие заняло все мои мысли.

-Эдвин, - обратилась я нему, - мне бы хотелось переговорить с братом, я очень соскучилась. Могу ли я воспользоваться шаром?

-Разумеется, - ответил мой супруг. - Вот закончим обед и пойдем в кабинет Эдгара - шар находится у него.

Связь по магическому шару отнимала почти столько же энергии, сколько и создание портала, потому пользовались ею крайне редко, предпочитая обходиться письмами. Но расстояние между Империей и Северным Королевством было слишком велико, так что первые письма от Селима я могла получить очень нескоро. Да и не любил мой брат доверять свои мысли бумаге, а мне очень хотелось узнать, как обстоят дела у родных.

Чашку чая я осушила одним глотком и потребовала у мужа:

-Ну вот, обед закончен. Пойдем к Эдгару.

-А пирожное? - поддел меня Эдвин.

Я уже намеревалась съесть и пирожное, причем как можно быстрее, но муж, рассмеявшись, сказал:

-Ладно, я вижу, что тебе не терпится переговорить с братом. Пойдем, а к чаю и пирожным еще вернемся.

Меня не нужно было уговаривать. Я тут же вскочила с места и устремилась за Эдвином.

Эдгара в кабинете не было. Эдвин отпер дверь и достал из шкафа ларец с магическим шаром.

-А твой брат не рассердится, что мы воспользовались связью без разрешения? - заволновалась я.

Муж покачал головой.

-Как ты заметила, у меня есть доступ в кабинет. Я могу пользоваться им в любое время, когда сочту нужным. И шаром, кстати, тоже.

-Но одно дело - государственные вопросы, а другое - прихоть твоей жены.

-Это не прихоть, Амина. Желание узнать, как обстоят дела у родственников, вполне естественно. Разумеется, никто не полагает, что будешь болтать с Селимом и Салмеей ежедневно, но и я, и Эдгар прекрасно знали, что ты захочешь получать вести с родины. Кстати, когда я ездил в Империю с посольством, мы с братом тоже поддерживали связь таким вот образом. Обратился я к нему, правда, всего однажды.

-За разрешением на брак? - догадалась я.

-Именно. Ну а теперь, если Селим находится в своем кабинете, то вы сможете переговорить - только недолго.

-Понимаю, - произнесла я и, подойдя к шару, положила на него руку и закрыла глаза.

Первое время за смеженными веками просто было темно, потом словно бы заклубился туман, а когда он развеялся, я разглядела до боли знакомый кабинет брата. Селим стоял у стола, точно так же, как и я, положив руку на шар. Только в моем видении глаза у него были открыты, что, разумеется, не соответствовало действительности.

-Амина! - обрадовался мне брат. - Сестренка! Как ты?

Он даже дернулся в мою сторону, будто собираясь обнять, но вовремя спохватился, осознав, что видит лишь иллюзию.

-У меня все хорошо, - заверила его я. - Король Эдгар и королева Изольда приняли меня просто замечательно.

-У тебя достаточно прислуги? - подозрительно осведомился Селим. - Удобные покои?

Только после его вопроса я сообразила, что обхожусь помощью всего двух служанок, хотя Изольда и предлагала мне выбрать себе девушек из числа прочей обслуги. Но события, случившиеся со мной, напрочь вымели из головы мысли о прислуге, хотя об этом Селиму говорить не следовало. То, что в мое распоряжение королева предоставила только одну служанку, возмутит и оскорбит Императора и никакие мои пояснения, что я сама не озаботилась выбором для себя прислуги не помогут. Ну а рассказ о грозящей мне опасности напугает брата. Если бы я была уверена в том, что Селим сможет мне помочь, я рассказала бы ему обо всем, но в данной ситуации всемогущий владыка Империи был бессилен. Поэтому я ответила просто:

-Да, у меня всего в достатке и я всем довольна. Понемногу знакомлюсь с придворными лордами и леди. И уже побывала на охоте.

И захихикала, словно девчонка, увидев, как вытянулось от изумления лицо брата.

-На охоте? О чем только думают эти северяне?

-У них женщины имеют куда больше прав, нежели на юге, но я опишу тебе все подробно в письме, дабы не тратить сейчас время. Лучше расскажи, как дела у тебя? Как Фирузе?

Селима, похоже, настолько поразила мысль о том, что женщинам могут предоставить большую свободу, нежели в привычной ему среде, что ответил он не сразу.

-Фирузе растет, - сказал он наконец с нежностью в голосе. - И постоянно спрашивает о тебе.

-Я пришлю ей подарок, - пообещала я. - А как Салмея?

Мне показалось, что брат смутился.

-У нее все хорошо, - пробормотал он, но я заподозрила неладное.

-И как зовут твою нынешнюю фаворитку?

-Гюльнара и еще Ирия, - отвел взгляд в сторону Селим. - Я не оказываю предпочтения ни одной из них, дабы они не возомнили о себе слишком много.

Определенно, пока две неизвестные мне девицы сражаются друг с другом, ни одна из них не задумается о том, чтобы причинить вред жене Императора - во всяком случае, я надеялась на это. Но все-таки спросила:

-Салмею они не трогают?

-Они смотреть в сторону ее покоев боятся, - усмехнулся Селим. - Хотя из кожи вон лезут в надежде, что я оставлю их при себе и потом, после...

-После чего?

-Салмея ждет ребенка, - внезапно выпалил Селим. - Мы очень надеемся, что на сей раз будет мальчик - Империи нужен наследник.

Мне все стало понятно. По традиции беременная жена Императора жила в загородном дворце, дабы никому из обитательниц гарема не пришло в голову устроить ей какую-нибудь каверзу, могущую плохо повлиять на еще нерожденного ребенка. Селим, конечно же, навещал жену, но я прекрасно знала своего брата и понимала, что хранить верность супруге и не придет ему в голову. Да и сама Салмея вряд ли рассчитывала на это. Но если судить по нежности, прозвучавшей в голосе Селима при рассказе о беременности жены, положение Салмеи во дворце заметно укрепилось и обе фаворитки, скорее всего, довольно скоро окажутся в роли подарков для какого-нибудь особо отличившегося шейна.

-Пусть Небесный Отец ниспошлет вам крепкого здорового малыша, - сказала я.

-Ну а ты, Амина? Не собираешься подарить мне племянника?

Пришла моя очередь смущаться.

-Пока нет.

-Но вы с Эдвином работаете над этим вопросом?

Я залилась краской, но все же съязвила:

-Усиленно, дорогой братец. Это основная наша задача.

Но Селим сарказма не уловил и удовлетворенно кивнул.

-Вот и хорошо. Я рад, что ты счастлива со своим северянином, сестренка. Признаться, я несколько переживал о том, как ты будешь жить на севере, в непривычной обстановке, но я вижу, что ты в порядке.

Я с трудом сдержала усмешку - все-таки проницательность не была сильной стороной моего брата.

-Я напишу тебе подробное письмо, - пообещала я. - И передам подарки для Салмеи и Фирузе. И если будет на то воля Небесного Отца, приеду в гости взглянуть на малыша.

Мы тепло распрощались с братом и я открыла глаза, возвращаясь в кабинет.

-Наговорилась? - спросил у меня Эдвин.

-Разве можно наговориться с родным человеком, которого давно не видел? Но спасибо за предоставленную возможность.

-Не стоит благодарить, Амина. Я ведь уже говорил, что твое желание пообщаться с братом вполне естественно и понятно. Как у него дела?

-Хорошо, - я улыбнулась. - Даже замечательно. Скоро он во второй раз станет отцом - Салмея ждет ребенка!

-Это действительно замечательная новость, - одобрительно сказал супруг. - И Салмея мне тоже нравится. Для меня странен обычай иметь несколько жен, так что я рад, что у обоих детей Императора будет одна мать. Мне кажется, так они будут более близки между собой.

-Возможно, - не стала я спорить. - Еще Селим интересовался, когда же мы с тобой подарим ему племянника.

-И что ты ответила?

-Что мы работаем над этим вопросом.

-Правильно, - сказал Эдвин, запирая кабинет. - И я предлагаю уделить этому вопросу немного времени прямо сейчас.

Я невольно вспомнила подобную ситуацию в другом кабинете, кабинете моего брата. Тогда я только-только узнала о том, что меня отдают в жены северному принцу. Но на сей раз мы не собирались останавливаться на полпути.

Я сидела на столе, обвивая шею мужа руками и скрестив ноги за его спиной. Его губы легкими касаниями прошлись по скуле, прикоснулись к мочке уха и спустились по шее. Платье словно само собой соскользнуло с моего плеча, обнажая его для жадных поцелуев. Эдвин заставил меня лечь спиной на стол и склонился надо мной, оттягивая вырез платья вниз и высвобождая грудь. Губы его обжигали все сильнее, иногда он даже слегка прихватывал кожу зубами. Я протяжно застонала, привлекая его теснее к себе, но коварный супруг высвободился и опустился на колени. Я опять поднялась, с интересом наблюдая, как Эдвин снял туфельку с моей левой ноги и прижался губами к щиколотке. Его руки поднимали подол платья все выше, а губы покрывали поцелуями открывающиеся участки кожи. Я закусывала губы, но все равно не могла сдержать стонов. Оставалось надеяться лишь на то, что дверь кабинета Эдгара достаточно прочна и никто из придворных, случись им пройти мимо, не догадается о том, что здесь происходит.

Когда я всхлипнула и выгнулась дугой, содрогаясь от наслаждения, Эдвин поднялся на ноги и притянул меня к себе. Дождавшись, пока я немного успокоюсь, шепнул мне на ухо:

-Продолжим?

-Продолжим, - охотно согласилась я и попыталась соскользнуть со стола, дабы доставить мужу подобное удовольствие.

-Не сейчас, - он улыбнулся. - У нас есть цель, помнишь? Мы заботимся о появлении наследника.

-Я уже забыла, - повинилась я. - Прости. Но я исправлюсь.

И слегка откинулась назад, притягивая мужа к себе и опять обхватывая его поясницу ногами...

Узнав о беременности невестки, Элеонора обрадовалась скорому появлению на свет племянника. Однако же она отчего-то полагала, что нрав Беатрисы изменится и она начнет всех доводить капризами и придирками. Но нет, ничего подобного не произошло, молодая жена Эдмира была по-прежнему со всеми любезна, а с губ ее не сходила улыбка. С лордом Чартоном она общалась довольно часто и явно выделяла его среди прочих придворных. Элеонора старательно гасила вспышки гнева: смешно, право слово, ревновать возлюбленного к женщине, тем более что состояние Беатрисы давно было для всех очевидно. Живот молодой женщины уже не могли скрыть платья, расширяющиеся от груди. Кроме того, бедняжка Беатриса страдала от отеков и не могла более носить красивые узкие туфельки на каблуках. Походка ее утратила изящество и сделалась тяжелой. Цвет лица жены наследника испортился, приобрел сероватый оттенок, а на лбу и щеках проступили некрасивые рыжеватые пятна. Но Эдмир смотрел на жену с неослабевающим восторгом и обожанием.

Иной раз Элеонора ловила себя на мысли, что ее отношение к невестке несколько переменилось. Нет, она не воспылала к Беатрисе родственными чувствами, но теперь к былой неприязни примешивалась изрядная толика жалости. Помимо всего прочего, первые месяцы беременности Беатриса страдала от внезапных приступов дурноты и головокружения, что тоже не могло не вызвать сострадания у новой родственницы.

Весной, когда сошел снег, зазвенели ручьи, запели вернувшиеся из теплых краев птицы и зацвели первоцветы, пришло письмо из Княжества Серебряных Гор. Князь Гордон сообщал о скором приезде и выражал надежду, что поспеет еще до того, как его единственная дочь разрешится от бремени. Вопреки ожиданию Элеоноры, саму Беатрису известие о скором прибытии отца и братьев, похоже, не слишком-то и обрадовало. Прилюдно она высказала, как счастлива будет обнять родственников, но принцесса подметила в зеркале хмурое выражение лица невестки, когда она на мгновение отвернулась от собравшихся придворных.

Поначалу Элеонора даже сочла, что гримаса, исказившая все еще привлекательное несмотря на отечность и нездоровый цвет лицо Беатрисы, ей почудилась. Но со временем принцесса убедилась, что невестку приезд родственников скорее расстраивает. Жена Эдмира лично озаботилась подготовкой покоев для отца и братьев и постоянно заставляла служанок что-то в них менять либо переделывать. Окружающие видели в этом проявление заботы и умилялись, но Элеонора замечала, что настроение Беатрисы день ото дня все портится. Однажды принцесса и вовсе застала молодую женщину в слезах.

-Что-то случилось? - встревоженно спросила Элеонора. - Тебя кто-то обидел?

Беатриса охнула, видимо, только после этого вопроса обнаружив, что ее одиночество нарушено. Она огляделась по сторонам и убедившись, что кроме них с Элеонорой никого в комнате нет, ответила:

-Со мной все в порядке, дорогая сестра. Будущие матери часто бывают подвержены резким сменам настроения, а мой срок произвести на свет ребенка вот-вот придет. Я просто немного волнуюсь, вот и все. Скажи, есть ли какая-нибудь молитва Великому Дракону о благополучном разрешении от бремени? Или подаренное супругом кольцо должно защитить меня?

-Я не знаю таких молитв, - честно ответила Элеонора. - И кольцо не спасает от болезней. Оно может тебя согреть в холод или выявить яд в твоем кубке, но излечить немощного ему не под силу, а о его влиянии на женщин на сносях я и вовсе не слыхала.

-Но Эдмир говорил мне, что я теперь член королевской семьи и нахожусь под покровительством Дракона! - воскликнула Беатриса. - Разве это не так?

Принцесса задумалась. В семейных летописях она встречала упоминания о предках, некогда видевших Дракона и даже говоривших с ним. Но никто из ее родных не мог похвастать тем, что ему была оказана подобная честь. Потому девушка и не могла сказать определенно, в чем же именно заключается покровительство Дракона. Знала только, что он приходит на помощь в трудный момент.

-Находишься, - наконец сказала она, постаравшись придать своему голосу побольше уверенности. - Конечно же, ты теперь одна из дочерей Великого Дракона и можешь рассчитывать на его помощь.

Элеонора желала поддержать испуганную женщину и вселить в нее уверенность в том, что роды пройдут благополучно. Однако ее слова не удовлетворили Беатрису.

-Скажи, ты веришь в то, что Великий Дракон - не просто волшебное существо из сказок? - требовательно спросила она.

От такого кощунства дар речи на мгновение покинул принцессу и она не сразу нашлась с ответом.

-Почему ты задаешь подобные вопросы? Откуда взялись у тебя сомнения? Или все дело в том, что в Княжестве Серебряных Гор ты поклонялась иным богам и все еще не приняла нашу веру в своем сердце?

-Я не знаю, - всхлипнула Беатриса и закрыла лицо руками. - Все верят в Дракона, но никто его не видел. Говорят, что алмаз в кольце связывает меня с ним, но я не чувствую никакой связи. И ты говоришь, что камень не в силах мне помочь! Так какой же в нем прок?

-Так-таки и никакого? - ехидно спросила рассерженная принцесса. - Разве камень не защищал тебя от пронизывающего ветра? Разве он не подсказал тебе, что ягоды, которыми ты хотела полакомиться в лесу, несъедобны? И ты все еще полагаешь его обычной безделушкой?

-Нет, вовсе нет, - быстро ответила Беатриса, словно чего-то испугавшись. - У кольца действительно есть волшебные свойства. Но могу ли я с его помощью позвать Дракона? Или отдать ему приказ?

Услыхав эти слова, Элеонора ощутила, как ее охватывает возмущение.

-Никто, - отчеканила она, - никогда не смел отдавать приказы Дракону! И не тебе пытаться указывать ему!

И, резко развернувшись, вышла из комнаты, оставив рыдающую Беатрису в одиночестве.

Я отложила дневник Элеоноры в сторону и задумалась. Еще в Наргази получила я в подарок от будущего супруга радужные бриллианты баснословной стоимости, но без каких-либо особых свойств. Камень с искрой Дракона в моем кольце был, конечно же, далеко не крохотный, но вряд ли сильно превосходил размерами подаренные ранее. И Эдвин упоминал, что малое число добытых алмазов годится стать вместилищем драконьего огня. Но, судя по всему, дело не в размере - вернее, не только в размере.

-О чем задумалась? - спросил вошедший в комнату супруг.

Я вытянула перед собой руку и полюбовалась переливами света в бриллианте моего кольца.

-Рабочие шахты знают об огне дракона?

-Разумеется, - Эдвин не выглядел удивленным. - Не все, само собой, но особо доверенные люди - да. Ведь как бы иначе они сортировали камни?

-И чем отличаются те алмазы, что пригодны для заключения в них огня - назовем их драконьими - от прочих, обычных? Сначала я думала, что все дело в размере, но, видимо, ошибалась.

-Размер тоже важен, - заметил Эдвин. - Небольшой камень - драконий, как ты его назвала - не может вместить в себя достаточно огня для обогрева, например, здания городской бесплатной школы для детей из бедных семей. Для этого годятся только крупные камни. А вот в наших кольцах уже камешки поменьше, но свойств у них больше, потому что они обмениваются энергией со своими владельцами. Потому-то драконий бриллиант погибает, если расстается с носившим его. А что касается других характеристик, то важную роль играет еще прозрачность камня. Но самое главное - если на камни Дракона положить ладонь, то можно почувствовать исходящее от них тепло.

-Но если я правильно помню, то добытые алмазы необходимо привезти во дворец, чтобы они обрели свои свойства? - уточнила я. - В противном случае они ни чем не будут отличаться от прочих драгоценных камней, ведь так?

-Разве что ценой. Радужные алмазы - редкость, добывают их только в одной северной шахте и ценятся они весьма высоко.

-Судя по тому, что один из преступников крайне нуждается в деньгах, их стоимость вполне может оказаться единственной причиной недостачи, - заметила я. - При условии, что речь шла именно об алмазах, конечно, а не о какой-то другой афере. А что происходит с камнями, когда они попадают во дворец? Их сразу же отправляют в сокровищницу, да?

-Не совсем так, - возразил мой супруг. - Опустим сейчас процедуру учета и описи. В сокровищницу помещают обычные камни, а вот драконьи алмазы король или его родственники - причем кровные, это очень важно! - относят в подземное святилище, то самое, в котором ты нашла дневник Элеоноры.

-И забрать камни оттуда может только поместивший?

-Не обязательно поместивший. Любой, принадлежащий к королевской семье по праву рождения. Например, если я отнесу камни в святилище, Эдгар вполне сможет забрать их.

-Итак, - рассуждала я вслух, - вход в подземный храм Дракона могут открыть только члены королевской семьи, а камни относят и вовсе лишь в этой семье рожденные. Значит, украсть или подменить их невозможно, так?

Эдвин кивнул.

-Это исключено. Все драконьи алмазы, попавшие во дворец, в конце концов оказывались в сокровищнице. Ночь на алтаре Дракона придавала им волшебные свойства. Каким образом это происходит - знает только сам Дракон. Но утром мы всегда забирали камни с искрой.

-А как насчет тех камней, что потом изымались из сокровищницы? Например, тех, что помещались в кольца? Что с ними происходит после смерти владельца?

-То же, что и в случае кражи - бриллиант умирает.

-А с камнями в каминах? Если их каким-то образом извлечь оттуда?

-Это маловероятно, - ответил Эдвин. - Алмазы закладываются, как правило, в фундамент здания. Исключением является только королевский дворец.

-Здесь в каждом камине по алмазу?

-Нет, это было бы расточительством. Но во многих каминах камни есть - небольшого размера, конечно, так и обогревать они должны только одну комнату, а не целое здание.

-И незаметно извлечь их вряд ли получится, - продолжала размышлять вслух я. - В королевском дворце пропажу обнаружат сразу, а прочие строения надо разбирать до фундамента. Кстати, а не происходило ли каких-нибудь несчастных случаев с такими зданиями? Скажем, школа сгорела или больницу ураганом разрушило?

-За время правления Эдгара - нет. А вот во времена нашего деда одну из школ действительно пришлось отстраивать заново после наводнения. Я не знаю точно, использовали тогда новый камень или нет.

-Проверь, если это возможно, хотя времени прошло слишком много, скорее всего, это ложный след. И вот еще: в домах придворных тоже имеются драконьи алмазы?

-Нет. Ими распоряжается только королевская семья. Школы, больницы и дворец - вот и все. Да, еще северные шахты.

-Шахты? - тут же настороженно переспросила я. - Их несколько?

-Да, и не все они принадлежат нашей семье, но почти во всех мы имеем свою долю. Но эти камни проверяются раз в год в обязательном порядке.

-Кстати, а что еще они могут, кроме как обогревать и обнаруживать яд?

-Откуда тебе известно про яд? - спросил Эдвин.

-Прочла в дневнике Элеоноры. Так какие у них есть еще свойства?

-Вообще-то обнаруживать яд и открывать потайные двери способны только камни в кольцах, - пояснил мой муж. - Остальные дают свет и тепло.

-Когда-то ты говорил мне, что камни способны на большее, нежели огонь в камине, - припомнила я.

-Правильно, - согласился супруг. - Слишком яркий свет ослепляет, а огонь, разбушевавшись, может уничтожить все на своем пути. Если использовать силу всех алмазов королевской сокровищницы одновременно, можно уничтожить даже небольшую вражескую армию.

-Знаешь, - задумчиво сказала я, - было бы понятно, если бы кто-нибудь попытался похитить уже наполненные огнем бриллианты из сокровищницы. Тогда у нас было бы множество версий и догадок. А так я могу только предположить, что на шахте просто воруют алмазы из-за их редкости и, соответственно, высокой цены. А лорда Говарда убили, чтобы освободить место для своего человека. Тогда получается, что либо новый управляющий сам в сговоре с преступниками, либо он недостаточно дальновиден и не замечает, что на шахте творится что-то неладное. А вот старый приятель Говарда что-то заподозрил - потому и случился обвал.

-Достаточно правдоподобная версия, мы с Эдгаром уже рассматривали ее. Дознаватели, помимо прочего, пытаются выявить причину трагедии - ведь обвалы на шахте случаются крайне редко, а уж чтобы со смертельным исходом - такого и вовсе не припомню. Но ничего необычного пока обнаружить не удалось. И в любом случае, ты ведь понимаешь, что на севере, скорее всего, работают простые исполнители. Тот, кто задумал эту аферу, находится здесь, в столице. Более того, во дворце.

Я невольно поежилась. Второй раз в жизни я ощутила ужас из-за того, что где-то рядом был преступник, способный на убийство - смерть лорда Говарда я все-таки склонна была считать убийством, а уж в искусственном происхождении обвала и сомневаться не приходилось. Но, как и в Наргази, я вовсе не была намерена позволить убийце ускользнуть от правосудия, тем более, что на сей раз он намеревался покуситься и на мою жизнь.

Утром Изольда уговорила меня прогуляться.

-Скоро вовсю зарядят дожди, - убеждала она меня. - И вот тогда нам останется только сидеть у камина, потягивать горячие напитки и болтать обо всяких пустяках. Видишь, листья уже начали желтеть? Скоро они опадут и парк будет темным и безрадостным до первых снегов.

-Хочу увидеть снег, - мечтательно заявила я. - Я столько раз пыталась представить себе ваши снегопады: огромные сугробы, которые лежат и не тают до самой весны.

-А в Империи снегопадов не бывает? - тут же спросила увязавшаяся за нами Ровенна.

-В горных провинциях иногда идет снег, - пояснила я. - Только на самом деле это редкие снежинки, которые не успевают толком даже коснуться земли.

-Зато теперь ты сможешь увидеть метели и бураны, - улыбнулась Изольда. - Они еще успеют тебе надоесть. Слушай, - она понизила голос, - я вчера решила, что надо бы немного поднять Эдгару настроение. Вот и станцевала ему тот танец, что ты меня научила.

-И ему понравилось?

Королева залилась румянцем.

-Полагаю, что да. Во всяком случае, поднялось у него не только настроение.

-Что за танец? - тут же заинтересовалась Ровенна.

-Вот как выйдешь замуж - научим, - пообещала ей Изольда. - Ой, смотри, это не твой брат?

Ровенна сделала несколько шагов вперед и присмотрелась.

-Точно, - пораженно выдохнула она. - И Ирма!

Нас молодые люди не заметили. Один из близнецов - я так и не смогла определить, кто именно из них - страстно целовал леди Ирму, прижав ее спиной к дереву. Девушка крепко его обнимала и, похоже, наслаждалась происходящим. Во всяком случае, вырывающиеся у нее стоны свидетельствовали об этом.

-Да как он... - задохнулась от возмущения Ровенна и рванулась вперед.

Изольда ухватила ее за руку.

-Стой! - шепотом приказала королева. - Ты что, хочешь их смутить?

Парочка между тем перешла к довольно откровенным действиям. Брайан - или все-таки Браун? - задрал подол платья девушки и гладил обнажившееся бедро, целуя Ирму в шею. С губ леди срывались невнятные восклицания.

-Смутить? - зло переспросило Ровенна. - Да эта... легкодоступная особа ведет себя просто вызывающе! Подумать только, среди бела дня! Да еще прямо в парке!

-В глубине парка, - уточнила Изольда, делая шаг назад и не выпуская руки Ровенны.

Девушка вынуждена была отходить вместе с королевой.

-И все равно, - бушевала она, - я ему скажу! Как он мог? Я-то полагала, что все уже в прошлом, а он... Еще и женится на этой змее, с него станется!

Услышав последние слова Ровенны, я задумалась. Значит, у Ирмы был роман с одним из близнецов? Вероятно, он прекратился из-за того самого розыгрыша братьев, о котором Ровенна обмолвилась на балу. Но тогда получается, что Ирма вовсе не пыталась в свое время соблазнить Эдвина? Хотя ко мне она все-таки отнеслась с неприязнью. Впрочем, кому, как не мне, знать, что любовь вовсе не является обязательным условием для брака. Да, договорные браки в Северном Королевстве заключались редко, замуж идти никого не неволили, однако же честолюбивая девушка могла бы выбрать для себя нелюбимого супруга и сама. Титул принцессы Ирма вполне могла поставить выше любви. Или же рассчитывала иметь любовника. Насколько я успела узнать, супружеская измена в Северном Королевстве порицалась и даже являлась поводом бросить неверную жену, но казни для изменниц не предусматривалось. В Империи законы относительно женщин были куда как более суровы.

-Ну полно, успокойся, - уговаривала тем временем Ровенну королева. - Я понимаю, что Ирма тебе неприятна - признаться, и сама ее недолюбливаю - но ведь необязательно же она станет твоей невесткой. Вполне возможно, что ее отношения с твоим братом зашли не так уж и далеко и ограничиваются только поцелуями, пусть и весьма страстными.

Но успокоить подругу Изольде так и не удалось. Ровенна хмурилась, пребывала в раздраженном расположении духа, что пыталась скрыть весьма неумело, и мы вынуждены были вернуться во дворец. А после обеда я вновь достала дневник давно покойной принцессы, раскрыла его и погрузилась в чтение.

До прибытия князя с сыновьями оставалось несколько дней. Уже были подготовлены покои для высоких гостей и продуманы мероприятия для их развлечения - не слишком долгие и утомительные, поскольку Беатриса уставала все быстрее.

-Бедняжка, - пожалел ее как-то лорд Чартон, беседуя с возлюбленной. - Ей так одиноко.

Элеонора взглянула на собеседника с удивлением.

-С чего бы ей быть одинокой? Эдмир обожает свою супругу, король с королевой благосклонно относятся к невестке, придворные ею восхищаются. Беатриса редко когда остается одна, стоит ей пожелать, как все тут же устраивают развлечения для супруги наследного принца.

-И все же у нее нет настоящих друзей, - стоял лорд на своем. - Я знаю, она сама мне говорила.

-Вот оно как, - ехидно протянула принцесса. - И на что же жаловалась тебе всеобщая любимица?

-Ты не понимаешь, - горячо принялся убеждать ее Чартон, - Беатриса переживает, что придворные льстецы просто пытаются с ее помощью приблизиться к трону. Мало с кем во дворце она может поговорить по душам, поскольку опасается доверять кому-либо.

-А вот тебе доверяет, получается? И каким же образом тебе удалось расположить ее к себе?

-Она видит, что мне не нужны от нее никакие блага, - уверено заявил Чартон.

Принцесса расхохоталась невеселым злым смехом.

-Значит, ты ее бескорыстный друг, да?

-Я поддерживаю ее в нелегкое время!

-А поддержки любимого супруга нашей Беатрисе уже не хватает?

-Прекрати, Элеонора! - возмутился Чартон. - Ты ведешь себя как избалованная капризная девчонка. Твоя глупая ревность просто смешна. Беатриса действительно сильно переживает. Она очень боится, что над новорожденным проведут какой-нибудь опасный обряд.

Последние слова так заинтриговали Элеонору, что она даже решила временно оставить без внимания упрек в глупой ревности. Впрочем, совсем забыть о неосторожной фразе возлюбленного она не собиралась.

-Какой еще обряд? - спросила она. - И откуда у Беатрисы столь странные мысли?

-Я ведь уже сказал, что у нее здесь нет друзей. Вот бедняжка и надумывает разные ужасы, услыхав какие-то обрывочные сведения.

-Погоди, - принцесса прижала пальцы к вискам. - Какие сведения? О чем? И причем здесь друзья?

-Она расспрашивала меня о Драконе, - нехотя признался Чартон. - Сказала, что больше ей спросить не у кого. Эдмир только повторяет, что все будет хорошо, а с прочими придворными она говорить на эту тему опасается.

Элеонора прикусила губу. Уж ей-то прекрасно было известно, что подобные вопросы Беатриса задавала отнюдь не только Чартону.

-И о чем она спрашивала тебя? Как отдавать Дракону приказы?

-Нет, что ты, - собеседник казался шокированным подобным предположением. - Разве подобное возможно?

-А что именно хотела узнать у тебя наша несчастная Беатриса?

-Ну она, например, поинтересовалась, как выглядит Дракон.

-А по статуям, разумеется, получить представление о Драконе невозможно, - опять не сдержавшись, съехидничала Элеонора.

-Ну зачем ты так, дорогая? Откуда Беатрисе знать, насколько статуя может быть похожа на оригинал. Быть может, художник при ее создании руководствовался исключительно своим воображением. А уж о размере Дракона по статуям и вовсе судить затруднительно.

-И что же ты ответил на этот вопрос?

Во взгляде Чартона промелькнула растерянность.

-Правду, - спустя несколько мгновений сказал он. - Что я понятия не имею о том, как на самом деле выглядит Дракон. Что никто из ныне живущих никогда его не видел. Что мы возносим к нему свои молитвы, но не знаем, слышит ли их кто-нибудь. Что, согласно нашим преданиям, раньше он показывался людям, но я вовсе не уверен в правдивости этих легенд. И что вряд ли Беатриса сможет хоть когда-нибудь увидеть Дракона воочию.

Элеонора потрясенно посмотрела на своего возлюбленного.

-Я никогда не думала, - медленно выговорила она, - что ты можешь оказаться таким глупцом.

-Что? - в голосе Чартона прозвучала неподдельная обида. - Как ты можешь так говорить?

-Ты поделился с Беатрисой своими соображениями, которые весьма близки к ереси. Из твоих слов можно сделать заключение, будто Дракона и вовсе не существует.

По изумленному лицу лорда было понятно, что ему и в голову не приходила такая трактовка его высказываний.

-Я вовсе не...

Не пожелав выслушивать его оправдания, Элеонора бегом бросилась в свои покои. Разумом она понимала, что надо бы рассказать матери и отцу о промахе Чартона, но ей было нестерпимо стыдно - ведь совсем недавно она яро отстаивала возлюбленного перед родными. И теперь девушка не знала, что же ей делать, ведь признавать свои ошибки было весьма нелегко.

До приезда князя Гордона оставалось два дня...

Я захлопнула дневник Элеоноры и отложила его в сторону.Бедная девочка разочаровалась в первой любви и разочарование это далось ей нелегко. Ничего удивительного, что она постыдилась признаться родителям в своей ошибке, я не обнаружила. Но вот поведение Беатрисы внушало опасения и мне. Наученная горьким опытом, я знала, что доверять иногда нельзя даже самым близким людям. Близость к трону пьянит и слепит глаза. Похоже, что либо сама жена Эдмира, либо ее родственники очень уж желали поторопить передачу власти от правящего короля его еще нерожденному внуку.

-Читаешь? - спросил Эдвин, опускаясь на кровать рядом со мной. - Спустимся на ужин к остальным или побудем вдвоем?

Я задумалась. В Империи подобные общие трапезы приняты не были, и меня они, признаться, изрядно утомляли. Иногда я находила их веселыми, но все же чаще предпочитала ужинать с Эдвином, с Изольдой или в одиночестве. И сегодня с удовольствием осталась бы с мужем в наших покоях. Но...

-Спустимся, - вздохнула я. - Сейчас позову служанок, чтобы помогли мне переодеться.

-Хотя ты хочешь остаться, - проницательно заметил Эдвин.

-Хочу, - ответила я немного печально. - Но если мы редко будем трапезничать вместе с придворными, то это никак не прибавит им любви ко мне. И без того я чужестранка, невесть как женившая на себе их принца. Не стоит добавлять к этому еще и пренебрежение принятыми во дворце правилами.

Супруг хотел было возразить, но я прижала пальцы к его губам.

-Не стоит. Я понимаю, что ты хочешь сказать. Но, пусть даже тебе и удастся пресечь любые разговоры за моей спиной, любви ко мне это не прибавит. Скорее уж наоборот.

-Если бы не я, тебе не пришлось бы менять свою жизнь, - неожиданно горько сказал Эдвин.

-Если бы не ты, то мне пришлось бы выйти замуж за Баязета, планировавшего сместить моего брата на троне Империи, - отрезала я. - Или за Искандера, чья любовница, несомненно, попыталась бы меня извести. Я сама выбрала свою судьбу и я счастлива с тобой.

Муж взял мою руку, прижал к щеке и поцеловал ладонь.

-Я люблю тебя, - шепнул он.

-Знаю, - с улыбкой отозвалась я.

Позвав Хильду и Фатиму, я велела им приготовить мне платье для выхода к ужину и уложить мне волосы. Судя по тому, как держались женщины, первоначальная настороженность между ними растаяла. Более того, мне даже показалось, что их отношения уже близки к дружеским. Я порадовалась за Фатиму: моя верная наперсница уже освоилась во дворце, раз обзавелась подругой и возлюбленным. Не далее, как вчера я заметила ее рядом с одним из стражников. И, судя по тому, как парочка держалась за руки, время они проводили вполне приятно.

-Ты, случаем, замуж не собралась? - поддела я Фатиму, расчесывающую мне волосы.

Хильда как раз возилась в гардеробной, а супруг поджидал меня в соседней комнате, так что мы ненадолго остались одни. К моему удивлению, Фатима смутилась и на смуглых щеках ее проступил румянец.

-Мы с Варном еще не заговаривали о свадьбе, - пробормотала она, опустив глаза.

-Варн, значит? Отважный воин, покоривший ледяное сердце моей Фатимы? - не унималась я. - Помниться, ранее ты была куда более смелой с мужчинами.

-Он не такой, как другие, - неожиданно горячо зашептала Фатима. - Особенный.

-Похоже, ты все-таки влюбилась, - с некоторым удивлением констатировала я.

В то же время мне было немного грустно. За все те годы, что верная служанка была рядом со мной, я привыкла быть единственным предметом ее обожания. Сколько бы раз я ни предлагала ей выбрать себе мужа, она всегда отвечала, что предана только своей госпоже. И вот теперь нашелся мужчина, которого она все-таки впустила в свое сердце. Впрочем, мне ли не знать, как может вскружить голову любовь?

-Я дам за тобой хорошее приданое, - решительно объявила я. - И пойму, если ты захочешь оставить службу.

-Никогда, - не менее решительно отозвалась Фатима. - Я никогда не оставлю вас, принцесса. Что же до приданого, то говорить об этом пока рано.

-Но радует, что ты от него не отказываешься, - неловко пошутила я.

-Что вы, принцесса. Разумеется, такая жена, как я - сама по себе сокровище, но даже мою ценность приданое способно повысить.

Я рассмеялась и хотела расспросить служанку о ее Варне подробнее, но тут из гардеробной с платьем в руках показалась Хильда, и я отложила столь личный разговор на потом.

В темно-зеленом платье, с высоко зачесанными волосами и в колье из изумрудов я вскоре была готова спуститься к ужину. Эдвин, в очередной раз заметив, как я великолепно выгляжу, подал мне руку и повел в трапезный зал. Места рядом со мной, которые ранее занимали лорд Даймон и его жена, теперь оказались заняты незнакомым мне седовласым лордом и, к моему ужасу, верной подругой леди Магеры - леди Дарикой. Стоило мне увидеть почтенную даму, как я пожалела о своем решении принять участие в общей трапезе. И точно - леди Дарика умудрялась есть и болтать одновременно. Для начала она обсудила едва ли не все блюда, поданные на стол.

-Я полагаю, принцесса, что много мясного есть на ночь вредно, - доверительно склонившись ко мне, разглагольствовала она. - Вы со мной согласны?

-Разумеется, - подтвердила я и положила себе на тарелку изрядный кусок фаршированного грибами цыпленка.

-После плотной трапезы могут присниться кошмары, - продолжала неугомонная леди. - Впрочем, вам, принцесса, без сомнения это известно.

-Несомненно, - равнодушно откликнулась я и потянулась за пирогом с зайчатиной.

У самой леди Дарики на тарелке сиротливо лежала крохотная отваренная в сливках морковь - должно быть, леди долго придирчиво рылась в блюде в поисках самого маленького овоща. Зато мне было прекрасно известно, что уж на сладком Дарика отведет себе душу - о ее любви к десертам при дворе ходили шутки.

Я была так занята тем, что старательно пропускала мимо ушей нравоучения пожилой леди, что смена ею темы беседы прошла для меня незаметно.

-...слишком много голубых бриллиантов, - внезапно уловила я.

-Простите? - упоминание о драгоценных камнях заинтересовало меня.

-Я говорю, что сейчас очень уж многие придворные леди с ног до головы увешиваются голубыми бриллиантами, принцесса, - пояснила леди Дарика. - Они объясняют это модой. А по мне, так никакая мода не может оправдать столь вопиющее дурновкусие, уж простите, что завела об этом речь, принцесса. Вот у вас правильный наряд, всем бы поучиться...

От резкого голоса леди у меня сильно заломило виски и я толком не разобрала, чему именно стоит у меня учиться прочим молодым особам. Но высказывание о бриллиантах и дурновкусии показалось мне по меньшей мере странным.

Дарика продолжала о чем-то рассуждать, хищным взором окидывая выставляемые прислугой на стол многочисленные десерты. Я не вслушивалась в ее речи, потому до меня долетали лишь обрывки фраз: "...распущенная молодежь...", "...поверьте, принцесса, во времена моей юности подобного не терпели...", "...не представляю, как ее супруг только это выносит...". А потом мой слух резануло знакомое имя - Дарика упомянула леди Ирму. К сожалению, я успела прослушать, чем именно не угодила девушка пожилой даме. Я повернулась к собеседнице, всем своим видом выражая высшую степень заинтересованности. Леди Дарика как раз нагружала свою тарелку пирожными со взбитыми сливками и обжаренными в тесте ломтиками яблок, поливая последние медом.

-Вижу, принцесса, вы тоже не в восторге от данной особы, - понимаю усмехнулась она. - Действительно, Ирма потеряла всякий стыд. Всем при дворе ведь известно, что этот близнец ее оставил ради богатой доченьки лорда Седрика - и только лишь когда девушка по неизвестной причине разорвала помолвку, Браун вернулся к прежней пассии. И что вы думаете - она приняла его с распростертыми объятиями, словно так и надо! А когда молодой человек вовсю увивался за леди Селенией, она пыталась делать вид, будто ее это и не трогает вовсе. Даже флиртовала с молодым принцем... кхм...

Тут леди Дарика закашлялась, видимо, вспомнив наконец, с кем именно она разговаривает. Меня ее реакция скорее позабавила, ведь ревновать своего супруга к прошлому я не видела причин. Да и о попытках Ирмы стать принцессой я тоже была прекрасно осведомлена. А вот о романе Брауна с некой Селенией, дочерью богатого лорда, слышала впервые. Хотя, возможно, дело было давним и упоминать о нем ни близнецы, ни их сестра не сочли нужным. Мало ли что могло произойти между молодыми людьми, раз свадьба так и не состоялась. А еще была вероятность, что эту юную леди Браун действительно сильно любил, и никто не вспоминал о ней из нежелания причинить молодому лорду боль.

Леди Дарика попыталась сменить тему в надежде, что я позабуду о ее промахе. Теперь она завела долгий и нудный рассказ о своей юности и о царящих тогда при дворе нравах. Из ее речей следовало, что во времена ее молодости девушки были целомудреннее и благонравнее, а молодые люди - учтивее. Пожалуй, ее речь можно было бы даже принять за продолжение прежнего разговора - до упоминания о леди Ирме. Сокрушаясь о падении нравов, пожилая леди не забывала подкладывать себе на тарелку сладости, которые она умудрялась уничтожать, почти не прерывая свою речь. Я тоже положила на свою тарелку кусок фруктового пирога, рассудив, что буду уделять внимание ему, а не нравоучениям соседки.

От скуки я принялась исподтишка разглядывать присутствовавших за трапезой леди и лордов и вынуждена была признать, что кое в чем Дарика оказалась права - обилие голубых бриллиантов просто бросалось в глаза. Редко можно было остановить взгляд на украшениях из других камней. Холодную красоту Изольды подчеркивал гарнитур из сапфиров, две дамы слева от нее блистали рубиновыми ожерельями, еще одна девушка была буквально замотана в жемчуга - вот, пожалуй, и все. Внезапно мне пришла в голову мысль, что недавно упомянутая Селения тоже может присутствовать за столом, и я ощутила сильное желание взглянуть на несостоявшуюся супругу Брауна. Весьма кстати леди Дарика как раз замолчала, сунув в рот ложку воздушного суфле, благодаря чему я и смогла задать ей вопрос.

-Дочь лорда Седрика? - переспросила у меня собеседница. - Конечно, вон она.

И пожилая дама кивком указала мне на девушку с почти белыми волосами. У Селении были грустные серые глаза и неожиданно темные брови. Пожалуй, красавицей я бы ее не назвала, но внешность ее, безусловно, привлекала к себе внимание.

Девушка как раз беседовала с молодым лордом, соседом по столу. Схожие черты лица и одинаковый оттенок волос давали понять, что молодые люди - близкие родственники, скорее всего, брат и сестра. Удивительное дело, но вот как раз родственник Селении показался мне мужчиной незаметным и малопривлекательным. Все-таки причудливым образом природа может сделать одинаковые черты притягательными у одного члена семьи и невзрачными - у другого. Вот леди Селения расхохоталась, откинув голову. Я нашла глазами Брауна - тот беседовал с незнакомой мне дамой средних лет, но время от времени бросал пылкие взгляды и улыбки в сторону сидящей неподалеку Ирмы. Девушка заливалась румянцем и мечтательно улыбалась в ответ. На бывшую невесту Браун не смотрел. А вот меня леди Селения заинтересовала и я решила при случае с ней познакомиться.

-Сильно тебя утомила эта старая старая сплетница? - сочувственно спросил Эдвин, снимая с моей правой ноги туфельку и разминая мне пальцы.

-Признаться, да, - со вздохом ответила я. - Все-таки лорд Даймон и леди Лорена были более приятными собеседниками.

-Скоро они возвращаются, - сообщил супруг, в то время как его руки поднялись по голени к колену.

-Это хорошо, - от нежных прикосновений кружилась голова и я утрачивала нить разговора. - А платье снять поможешь?

-Помогу, - жарко шепнул Эдвин. - А вот чулки мы оставим, да?

Шелковые чулки оказались еще одним новым для меня предметом, незнакомым по жизни в Империи. Да и в Северном Королевстве, насколько я поняла, они являлись новомодным изобретением, доступным пока еще только очень богатым особам. Но вот их воздействие на собственного супруга я уже вполне успела изучить. Пожалуй, в искусстве соблазнения они были равны по силе традиционным имперским нарядам для танцев.

-Оставим, - пообещала я.

Вероятно, мужу нравилось прикосновение гладкой ткани к его обнаженной коже во время постельных утех.

Нежные сильные руки медленно расстегнули застежки, позволяя платью соскользнуть вниз. Горячие губы прижались к плечу, прикоснулись к основанию шеи и спустились вдоль позвоночника.

-Нагнись, - охрипшим голосом велел мне Эдвин. - Еще ниже. Обопрись руками о спинку кровати и прогни поясницу. Да, вот так, любовь моя.

Я не оглядывалась, лишь подавалась бедрами ему навстречу и тихо постанывала. Его руки гладили грудь, сжимали, сначала слегка, потом сильнее, еще сильнее...

-Эдвин! - выкрикнула я и обессиленно рухнула на подушки.

Муж со стоном опустился рядом, удерживаясь на локте. Погладил по спутавшимся волосам, по спине, слегка задержался на ягодицах. Я перевернулась и притянула его к себе для поцелуя.

-Я люблю тебя, - хватая ртом воздух после каждого слова, сообщила ему.

-И я тебя люблю.

Стащив наконец чулки с ног, я устроилась рядом с мужем, натянула одеяло до подбородка и спросила:

-Ты знаком с леди Селенией?

Эдвин выглядел изумленным.

-К чему ты вспомнила о ней в такой момент?

-Значит, знаком, - сделала нехитрый вывод я.

-Тебе что-то сказала о ней старая змея? - догадался муж. - Я прав?

-Сказала, - подтвердила я. - Так что ты думаешь об этой леди?

-И за что только Дракон послал мне такую супругу? - притворно возмутился Эдвин. - Даже в постели она думает не о том, как ублажить мужа, а о каких-то посторонних девицах.

Я слегка укусила его за мочку уха.

-Разве я недостаточно ублажила тебя сегодня?

-Хорошо, - сдался супруг. - Только о самой Селении я знаю крайне мало. Куда лучше я знаком с ее отцом.

-А с братом? - тут же спросила я. - Вы ведь с ним ровесники?

Эдвин покачал головой.

-Нет, Сесил младше меня лет на пять. Вроде бы и немного, но в детстве такая разница кажется существенной. Так что ни с ним, ни с его сестрой я не дружил. А вот с лордом Седриком у нас отношения деловые. Видишь ли, Амина, Седрик - единственный, пожалуй, из богатых лордов, кто вообще никак не связан с добычей алмазов.

-И откуда тогда его состояние? - заинтересовалась я.

-Его семья владеет золотыми приисками. Причем на них добывается едва ли не половина всего золота нашего королевства. Так что можешь представить себе размер его состояния. Пожалуй, богаче его семьи только наша.

Я призадумалась. Если дело обстоит именно так, как сказал мне муж - а его словам я доверяла - то незнакомые мне Сесил и Селения просто не могли быть в числе заговорщиков. Я прекрасно помнила, что брату амбициозной девицы, желавшей во что бы то ни стало попасть в королевскую семью, срочно требовались деньги. А сын лорда Седрика нуждаться вовсе не должен. Хотя...

-А лорд Седрик балует своих детей? Или ограничивает их в расходах?

-А вот на этот вопрос мне трудно ответить, Амина. Наряды и драгоценности у брата с сестрой роскошные, в средствах они явно не стеснены. Но вот чтобы кто-либо из них сорил деньгами - такого я не припомню. Но дело ведь может обстоять и так, что все свои расходы они согласовывают с отцом.

Я кивнула.

-Понимаю. При всем внешнем богатстве сами деньгами они не располагают.

-Я не утверждаю, что так оно и есть, - уточнил Эдвин. - Но такая вероятность все же существует.

-Значит, Сесил и Селения вполне могут оказаться нашими подозреваемыми.

-Да ими кто угодно оказаться может, - вздохнул Эдвин. - Изольда вон уже не утверждает с уверенностью, что одним из заговорщиков был Уильям. У нее вообще сейчас настроение постоянно меняется, утром она плачет, днем смеется, вечером грустит. Эдгар с ней даже обсуждать что-либо боится, слишком уж близко к сердцу она все принимает.

-Но ведь мы уверились, что Уильям - преступник, - растерянно прошептала я.

-Этой версии мы пока и придерживаемся, - пояснил супруг. - Но Изольда переживает, что могла оклеветать невиновного.

-Понятно, - пробормотала я.

-Сейчас за Уильямом тщательно наблюдают и осторожно проверяют все его дела, но, сама понимаешь, быстро сей вопрос не решить.

-А что с Селенией? - вернулась я к началу нашего разговора.

Эдвин поморщился.

-Сказать честно, я не припоминаю, чтобы юная леди вообще выделяла кого-то из молодых людей. Ни со мной, ни с Эдгаром она флиртовать вроде бы не пыталась. Кажется, за ней пытался ухаживать один из близнецов, но я плохо осведомлен о том, что именно у них произошло, поскольку как раз в то время отбыл с посольством в Южную Империю.

-Браун, - уточнила я. - За леди Селенией ухаживал именно он. И вроде бы даже состоялась помолвка, но девушка ее разорвала.

-Это тебе леди Дарика сообщила?

-Она самая.

-Я узнаю, что именно послужило причиной расторжения помолвки, - пообещал Эдвин. - Пусть и не уверен в том, что эти сведения будут нам полезны. А теперь давай спать, я устал. Спокойной ночи, жена.

-Спокойной ночи, муж.

И Эдвин загасил светильник, погружая нашу спальню в темноту.

День приезда князя с сыновьями выдался солнечным, но ветреным. Элеонора, стоявшая на смотровой площадке, всерьез опасалась, что ее вот-вот может сдуть вниз. А временами ей приходила в голову шальная мысль раскинуть руки и полететь, и тогда она отступала от края, жалась к стене в боязни, что дикая фантазия претворится в жизнь. Порой девушка косилась на Беатрису, упрямо поднявшуюся, несмотря на запреты Эдмира, на опасную высоту. Обеими руками женщина обхватывала свой огромный живот, словно защищая еще неродившееся дитя.

-Дорогая, давай спустимся в наши покои, - в который раз попросил наследный принц. - Обещаю, что тебе сразу же доложат о прибытии твоего отца.

Но Беатриса только упрямо покачала головой. Она даже рвалась высматривать родственников с городской стены, но тут уж воспротивились король и королева, и невестке пришлось подчиниться. Эдмир взялся приглядывать за супругой, а вот Элеонора даже сама себе не могла пояснить причины, побудившие ее присоединиться к брату. Но теперь она стояла на продуваемой ветром площадке, зябла, пока не догадалась наконец повернуть кольцо на пальце, чтобы согреться драконовым огнем, и никак не решалась уйти. Ожидание ей порядком надоело и девушка нетерпеливо притопывала на месте, надеясь, что новые родственники не заставят себя долго ждать.

Рассказать кому-либо о разговоре с Чартоном она так и не решилась - слишком стыдно ей было. Самому молодому лорду принцесса объявила о том, что более не желает иметь с ним ничего общего. Недоумевающий бывший возлюбленный неоднократно искал с ней встреч наедине, но девушка была непреклонна.

-Едут, - взволнованно выдохнула Беатриса.

Элеонора прищурилась, вглядываясь вдаль. Действительно, на горизонте показалась кавалькада всадников, а следом - две сверкающие на солнце позолотой кареты. Князь Серебряных Гор очень любил подчеркивать свое высокое положение, пусть даже это обходилось казне его государства в почти неподъемные для небогатого княжества суммы.

-Многовато князь на сей раз прихватил с собой народу, - непочтительно проворчала принцесса.

К счастью, Беатриса не расслышала ее слова, не то скандал мог бы выйти знатный. И Эдмир, скорее всего, поддержал бы находящуюся на сносях жену, а вовсе не сестру. Но Беатриса подошла опасно близко к краю площадки, пусть и огороженному парапетом, и принц бросился оттягивать супругу обратно.

-Пойдем вниз, - приговаривал он. - Надо достойно встретить твоих родственников, а у тебя вон вся прическа растрепалась.

Дело было вовсе не в прическе, выглядевшей, как и всегда, безупречно, но Беатриса покорно позволила мужу увести себя. Элеонора постояла немного в одиночестве. Ей-то как раз вовсе не хотелось встретиться побыстрее с князем, а уж с его младшим сыном - и того меньше. Скорее всего, до Радгора быстро дойдут слухи о разладе между принцессой и лордом Чартоном, и молодой человек вновь примется преследовать Элеонору. Девушка не обольщалась, полагая, будто княжич без памяти влюблен в нее. Нет, Радгор просто подыскивал себе супругу побогаче, а разве найти ему невесту выгоднее, чем принцесса Северного Королевства? И даже мысль о скором свидании с Бенедиктом больше не грела душу. Непонятным образом и на него распространилась та неприязнь, что питала Элеонора к его сестре и брату. Долгие разговоры по душам почти забылись, а уверенность в том, что от княжеской семейки ничего хорошего ждать не приходится, все крепла, пусть и без особых на то оснований.

Но спуститься, дабы встретить гостей, как подобает, все равно пришлось. Князь Гордон мимолетно прикоснулся губами к руке Элеоноры и больше не обращал на нее внимания, погрузившись в беседу с королем и зятем-принцем. Бенедикт радостно улыбнулся, но тоже быстро отошел в сторону и принялся что-то горячо обсуждать с Беатрисой. А вот Радгор все никак не желал выпустить руку девушки из своей.

-Я так счастлив видеть вас вновь, принцесса.

-Благодарю вас, княжич.

Холодный тон Элеоноры не остудил пыл навязчивого поклонника.

-Это кажется совершенно невозможным, но вы стали еще прекраснее с нашей последней встречи, принцесса, - соловьем заливался Радгор. - Вы поистине звезда, способная осветить мой путь во мраке. Моим глазам даже больно смотреть на вашу прелесть...

Его славословия прервал исполненный боли громкий стон. Лицо Беатрисы посерело, на лбу выступили крупные капли пота, женщина обессиленно повисла на руках подхватившего ее брата. Эдмир тут же метнулся к супруге, а королева велела звать повитух - похоже, у ее невестки начинались роды. Беатрису унесли в ее покои, некоторое время туда-сюда еще шмыгали служанки, а затем двери захлопнулись, оставив родственников мучиться неизведанностью. Побледневший Эдмир мерил шагами комнату, где сидели родные его и его жены. Князь налил себе вина из стоящего на столике кувшина и залпом выпил. Бенедикт, заметив это, наполнил два бокала, один из которых отдал зятю. Эдмир непонимающе повертел бокал в руках и осушил его одним глотком, судя по всему, даже не осознав, что именно он выпил. Бенедикт подлил ему еще вина, князь вновь наполнил свой кубок, Радгор счел нужным присоединиться... Когда рано утром из покоев Беатрисы выглянула одна из фрейлин и сообщила, что супруга родила принцу наследника, мужчины были уже изрядно пьяны, потому уставшей женщине потребовалось повторить свою новость, дабы присутствующие смогли ее осознать.

-Селения? - Изольда слегка нахмурилась. - Ты полагаешь, что это ее семья затеяла заговор?

-Не знаю, - честно ответила я. - Признаться, я словно блуждаю в темноте. Все-таки я слишком мало прожила в Северном Королевстве и почти не осведомлена о местных интригах.

-И от меня помощи мало, - с сожалением констатировала королева. - Что-что, а уж интриги меня никогда не интересовали.

Я припомнила слова Стража. Отчего-то я вовсе не досадовала на него за отсутствие помощи, напротив, была благодарна, что он меня предупредил об опасности. Ведь если подумать хорошенько, то боги редко вмешиваются в дела людей, предоставляя им самим решать свои проблемы. Дракон заботился о сохранности королевства и преемственности династии - и только. И я прекрасно его понимала.

-Леди Дарика сказала, что Селения расторгла помолвку, - вслух рассуждала я, - но не назвала причины этого поступка.

-Постой-ка, - внезапно оживилась Изольда, - Ровенна рассказывала мне об этом. Точно, рассказывала. Вроде бы Браун поначалу ухаживал за Ирмой, и вся его родня опасалась, что он сделает девушке предложение. А Ирма, как ты могла уже заметить, ни Брайану, ни Ровенне не по нраву.

-Да я сама от нее далеко не в восторге, - хмыкнула я.

-Так вот, это случилось незадолго до отъезда Эдвина в Империю. Лорд Седрик привез во дворец свою дочь, и Браун мгновенно пал жертвой ее чар. Ирма очень злилась, конечно, но ничего не могла поделать. А Брауну удалось-таки поладить с отцом Селении и уговорить того отдать за него дочь.

-С отцом? - удивилась я. - А Эдвин мне говорил, будто северянки сами решают, за кого им идти замуж.

Изольда кивнула.

-Чаще всего так оно и бывает. Но только не в семье лорда Седрика. Он держит своих детей в ежовых рукавицах. Ни Селения, ни Сесил шагу без позволения отца ступить не смеют.

Я вспомнила выражение лица Селении за ужином - мне юная леди как раз-таки никоим образом не показалась безвольной куклой, во всем подчиняющейся суровому отцу. Впрочем, я могла и ошибаться.

-А у нее есть подруги, у этой Селении?

Изольда задумалась.

-Что-то не припоминаю. Чаще всего я видела ее в обществе брата, Сесила. Иногда леди сопровождал отец. Ну и, само собой, Браун - когда они были помолвлены. Но даже тогда по пятам за Селенией ходила какая-то пожилая дама, вроде бы дальняя родственница. Селению и Брауна ни на минуту не оставляли наедине. Лорд Седрик весьма печется о репутации дочери. До сих пор, кстати. Если отец или брат по каким-либо причинам не могут составить ей компанию, то она всегда находится в обществе сей пожилой особы.

-А на охоте она была, ты не помнишь?

-Точно уже и не припомню, но скорее всего да. И она сама, и ее брат.

Здесь я осознала, что разговор наш свернул в сторону от первоначальной темы.

-И все-таки, почему не состоялась свадьба?

-А этого никто не знает, - ответила Изольда. - Даже Ровенна. Она была очень расстроена, что помолвку разорвали, но что там произошло между ее братом и его невестой - она даже предположений не имела. Да и странно все это. Я вот только сейчас поняла, что, раз уж Брауна с Селенией не оставляли наедине, то они даже поругаться не могли. Что же тогда стряслось?

-Действительно странно, - согласилась я. - Быть может, решение принял отец девушки?

-Весьма вероятно, но ума не приложу, чем он руководствовался, сначала давая согласие на свадьбу, а затем отменяя ее. А вот Ирма, услыхав эту новость, ходила на редкость довольная.

Да уж, кто бы сомневался.

-Вот только Ирме Браун предложения все равно так и не сделал, - продолжила Изольда. - Так что зря она радовалась.

Я припомнила сцену в парке, свидетелями которой мы стали.

-Может, и не зря, - сказала задумчиво. - Похоже, у них все налаживается.

-Возможно, - в голосе королевы слышались сомнения. - Вот только и Брайан, и Ровенна сделают все, чтобы не допустить этого брака.

Тем временем мне в голову пришла очередная мысль.

-Я правильно понимаю, что Селения живет сейчас во дворце?

-Да, хотя у Седрика имеется особняк в Эддинстоуне. Вероятно, он все же желает выдать дочь замуж и полагает, что лучше ей находиться при дворе постоянно.

-Что ж, тогда я попробую разузнать об этой юной леди побольше.

-Попытаешься с ней подружиться? - заинтересовалась Изольда.

Я покачала головой.

-Я видела Селению только один раз, вчера за ужином, но глупой она мне не показалась. Напротив, леди произвела на меня впечатление весьма разумной девушки. Конечно, нельзя судить только по внешнему виду, но в нашем случае необходимо быть осторожными. Что, если мой интерес вызовет у девушки подозрения?

-Тогда что же ты задумала?

-Полагаю, что помимо верной компаньонки, у леди имеются еще и служанки. А у меня есть Фатима, способная разговорить кого угодно.

-Ты замечательно придумала, - похвалила меня королева. - Служанки обычно многое знают о тайнах своих господ.

Я только улыбнулась. Уж кому-кому, а мне прекрасно была известна данная истина. И Фатиме выполнять подобное поручение было не впервой.

Мальчик, названный Эдрианом, родился слабым и болезненным. У Беатрисы от переживаний поднялась температура и пропало молоко, поэтому для новорожденного принца спешно была найдена кормилица. Дворец, шумно отпраздновавший рождение Эдриана, погрузился в тревожную тишину. Даже князь Гордон, казалось, спал с тела и почернел лицом. Видимо, он действительно сильно любил единственную дочь, раз так переживал. Бенедикт сделался молчаливым и угрюмым и больше не развлекал Элеонору забавными историями. И только лишь Радгор почти не переменился. Болезнь сестры и племянника не заставила его прекратить добиваться внимания принцессы - и тем омерзительнее казался он девушке.

Эдмир почти не покидал спальню супруги, самоотверженно ухаживая за ней. Несмотря на квохтанье фрейлин, он заявил, что не оставит Беатрису и будет сам заботиться о жене. Взглянув на его мрачное решительное лицо, возражать никто не осмелился. Элеонора же большей частью проводила время в молитвах, раскаиваясь, что недолюбливала невестку.

Эдриан пошел на поправку быстрее, нежели его мать. Но только когда Беатрисе стало настолько лучше, что она смогла самостоятельно подняться с постели, дворец будто ожил вновь. Опять звучали в его стенах громкие голоса и звуки смеха, а лица собиравшихся в трапезном зале за ужином утратили выражение напряженного ожидания.

А когда Беатриса впервые за долгое время вышла к ужину, королевская семья устроила настоящий праздничный пир. Малютка Эдриан к тому времени уже достаточно окреп и стал любимцем придворных дам, а вот собственную родительницу даже не узнал, перепугался и заплакал - отвык.

-Ничего, - утешал плачущую супругу Эдмир, - ты уже поправляешься и будешь играть с малышом. Он тебя любит, просто давно не видел.

-Он меня не узнал, - всхлипнула Беатриса.

Но прошло время, и все наладилось. Эдриан подрастал, к лицу его матери вновь вернулся румянец. А князь засобирался обратно, в Серебряные Горы.

-Загостился я у вас, - пояснял он, - и не думал ведь надолго оставаться, да только как бросить дочь и единственного внука в болезни?

В честь отъезда Гордона и его сыновей были устроены торжественные мероприятия, а незадолго до прощального бала князь предложил устроить прогулку, да не простую.

-Знаю я одну долину в предгорье, - рассказывал он, - красоты неописуемой. В молодости мне повезло побывать там благодаря одному магу. Хотел я устроить туда постоянный портал, да вот незадача - маг-то тот помер, а сам я точного месторасположения долины не знал. И вот совсем недавно мне повезло, я наткнулся в библиотеке на старинную рукопись, где сие чудо природы и описывается. Представьте себе: синее-синее озеро, горные пики и покрытая ковром из невиданных цветов поляна. Я взял рукопись с собой, ваши маги смогут вычислить местность и пробить к ней портал.

Портал во все времена был удовольствием недешевым, ибо требовал огромных затрат магической силы. Но Беатриса с такой мольбой посмотрела на супруга, что Эдмир только рукой махнул.

-Хорошо, дорогая, будет тебе прогулка в долину.

И уже на следующий день небольшая группа придворных во главе с королем и королевой отправилась в путешествие.

Долина действительно поражала красотой и каким-то неземным умиротворением. Ярко-голубое небо с редкими пухлыми облаками отражалось в кристальной прохладной воде озера, горы нависали совсем рядом, однако же не давили своим присутствием, а трава была нежной и мягкой и так и манила поваляться на ней - чего собравшиеся, разумеется, не могли себе позволить. А на берегу озера росли цветы. Удивительные розовые, фиолетовые и нежно-сиреневые соцветия источали тонкий пьянящий аромат. Никто из присутствующих никогда прежде подобных цветов не видел. Очень скоро придворные дамы и кавалеры ощутили себя словно вернувшимися в детство. Они вновь стали радостными и беззаботными, с веселыми вскриками носились вокруг озера и недоумевали, отчего еще совсем недавно стыдились лежать на траве - ведь это было так удобно и приятно. Изумленная Элеонора не отрываясь смотрела на строгую чопорную дальнюю родственницу по материнской линии: леди, сбросив обувь и самым неприличным образом задрав юбки, со смехом бродила по колено в воде. Не поддались общему безумию только две семьи: княжеская и ее собственная.

-В горах есть пещеры редкой красоты, - раздался громкий голос Гордона. - Предлагаю их осмотреть.

Это предложение было встречено радостными возгласами. Глядя на расшалившихся и будто бы не осознававших своих действий придворных, король и королева хмурились. Элеонора пребывала в недоумении, Беатриса имела растерянный вид, и только князь с сыновьями вели себя невозмутимо, будто и не происходило ничего из ряда вон выходящего.

-Хорошо, - наконец нехотя сказал король. - Раз все желают осмотреть пещеры, так и быть, пойдемте.

И нестройная вереница потянулась к подножию гор. Как-то так само собой получилось, что обе правящие семьи замыкали шествие. И когда в сумраке исчезло последнее яркое пятно нарядного платья одной из юных леди, король с королевой только-только подошли ко входу в пещеру. Но войти им было не суждено.

Раздался дикий грохот, содрогнулась земля. Элеонора в ужасе зажмурилась, а когда открыла глаза, то заметила, что вход завален камнями. Ее родители, по счастью, не пострадали. Отец помогал матери подняться. У Эдмира правая рука висела безвольной плетью. А рядом надрывно кричала Беатриса.

-Нам надо вернуться в Эддинстоун, - неестественно спокойным тоном произнес король, - и отправить сюда магов, чтобы они расчистили завалы.

-Не торопитесь, дорогой родич, - раздался ехидный голос Гордона. - Вам вернуться так и вовсе не судьба.

Элеонора в изумлении резко повернулась к князю и опешила. За спинами Гордона и его сыновей стояли невесть откуда появившиеся воины, каждый из которых держал в руках по арбалету. Их намерения нельзя было истолковать двусмысленно при всем желании.

-Так вот оно что, - устало протянул король. - Полагаю, вы вовсе не разыскивали эту долину долгие годы, не так ли, князь?

Гордон усмехнулся.

-Разумеется, я прекрасно знал, где она находится. Это - Долина Ядовитых Цветов, чей аромат лишает разума, если не принять противоядие. Полагаю, вас спасли камни в кольцах - Беатриса говорила, что они реагируют на яд.

-Значит, вы поняли, что просто отравить нас не получится, и решили заманить в ловушку? Что же, неплохо придумано.

-Вы напрасно тянете время. На помощь все равно никто не придет. А теперь...

-Нет! - закричала внезапно Беатриса и бросилась на колени перед отцом. - Нет! Ты ведь обещал, что не тронешь Эдмира! Он мой муж, я люблю его!

-Дура!

Бенедикт размахнулся и ударил сестру по лицу. Элеонора даже вскрикнула от неожиданности - подобное поведение больше уж подходило Радгору, а Эдмир бросился к жене.

-Я... я... убью себя, - всхлипывала Беатриса. - И Эдриана... и его тоже... и тогда у вас не будет... не будет наследника.

-Точно дура, - сплюнул Гордон. - Все младенцы похожи друг на друга. Неужели я не найду мальчонку соответствующего возраста? И кто догадается, что он мне не внук?

Радгор неожиданно подмигнул принцессе.

-Вот видите, дорогая, - сказал он ей столь безмятежным тоном, будто бы они просто прогуливались по парку, - зря вы меня отталкивали. Был бы шанс сохранить вам жизнь, а так - увы.

И он развел руками. Элеоноре стало противно до такой степени, что отвращение даже перебороло в ней страх.

-Вы мне омерзительны, - процедила она. - И вы, и ваш брат, и вся ваша семья.

-В таком случае, дорогое дитя, - обманчиво ласковым голосом произнес князь, - давайте прощаться.

-Простите, если помещал, - внезапно раздался громоподобный голос, - но я не успел к началу. Вас не затруднит повторить все еще раз - специально для меня? А то я чувствую себя несколько неловко.

Все присутствующие, включая воинов, резко повернулись к произнесшему эти слова и остолбенели. Прямо на берегу озера лежал Дракон и смотрел на них немигающими желтыми глазами. Кое-кто из воинов даже выронил арбалеты.

-Не может быть, - прошептал изумленный Гордон. - Его ведь не существует!

-О ком вы, простите? - Дракона, похоже, откровенно забавляла сложившаяся ситуация.

-Это видение! - тоненько, как-то по-женски взвизгнул Радгор. - Просто обман зрения!

-Это вы обо мне? - осведомился Дракон. - Молодой человек, крайне рекомендую вам осторожнее выбирать выражения. Видите ли, я очень не люблю, когда сомневаются даже просто в моих словах. А вы позволили себе усомниться в моем существовании.

-Беатриса! - взревел пришедший в себя Гордон. - Как это понимать? Ты ведь уверяла, что чудовище - всего лишь выдумка!

Вся королевская семья затаила дыхание, ожидая взрыва. Но услышала совсем неожиданное - Дракон расхохотался.

-Очаровательно, - пробасил он. - Ну же, милая девочка, поведайте нам, кто вам сказал подобную ерунду.

Элеонора, позабыв про свой испуг, с восхищением смотрела на Дракона. А вот Беатриса ее восторгов никак не разделяла.

-Мне сказал Чартон, - всхлипнула она. - Я у всех спрашивала, но никто не захотел мне отвечать! Кроме Чартона. Он жалел меня, говорил, что сочувствует мне...

-Мерзавец, - перебил ее король глухим голосом.

И Элеонора впервые согласилась с мнением отца о бывшем возлюбленном.

-Так значит, это лорд Чартон заверил тебя, что меня не существует? - обманчиво мягким голосом переспросил Дракон.

-Да, он. Он сказал, что это просто сказка, легенда...

-Ох, - вздохнул Дракон, - и вот что мне теперь со всеми вами делать?

Он прикрыл глаза - всего лишь на мгновение, но этого мгновения хватило, чтобы Гордон с сыновьями словно сбросили с себя оцепенение.

-Убейте чудовище, - прорычал князь, выхватывая у одно из своих воинов арбалет.

Но уже в следующее мгновение огненное дыхание Дракона испепелило его и тех воинов, что собирались повиноваться его приказу. Среди них оказался и Радгор, подхвативший упавшее оружие. Все взоры оказались обращены на несчастных, чем и воспользовался Бенедикт. Обезумевший от потери отца и брата и от крушения честолюбивых планов, он молниеносным движением выхватил кинжал и метнул его в Эдмира. И попал бы, если бы Беатриса не прикрыла собой мужа.

-Прости меня, - с трудом выговорила женщина. - Я любила тебя, правда любила.

По светлой ткани платья быстро расползалось алое пятно. Эдмир опустился на колени рядом со стремительно слабеющей супругой и завыл от отчаяния, как раненый зверь. И уже не увидел, как вспыхнул огнем и развеялся пеплом убийца.

Отложив дневник Элеоноры, я вытерла покрасневшие глаза. Теперь мне многое стало понятно. А еще очень сильно было жаль всех невольных участников трагедии: и Элеонору, и ее родителей, и Эдмира, и крошку Эдриана, и даже Беатрису, запутавшуюся между любовью к отцу и к супругу. Да, с какой стороны ни посмотри, она совершила предательство по отношению к своей новой семье, но кто знает, каким образом Гордон вынудил дочь шпионить для него? На последних страницах дневника Беатриса предстала передо мной запуганной, едва ли не сломленной женщиной. Хотя, разумеется, мое впечатление могло оказаться и неверным.

В любом случае, мотивы предательства принцессы никакой роли в дальнейшей истории не играли. Поскольку от князя, его сыновей и воинов не осталось даже пепла - его развеял ветер - то их даже не пришлось хоронить. Княжество Серебряных Гор расплатилось за коварство своего правителя утратой независимости, войдя в состав Северного Королевства. Пару раз пытались вспыхивать мятежи, но были быстро и беспощадно подавлены.

Придворные, освобожденные из заточения в скале, удивительным образом на следующий день не смогли вспомнить ничего из своих приключений. В иные времена Элеонора не упустила бы случая подшутить над особо вредными и напыщенными из них, но теперь ей было не до шуток. Похороны принцессы Беатрисы прошли тихо и скромно. Эдмир был убит горем, да и остальные члены семьи скорбели о глупышке. Чартона отправили в ссылку на северные границы, и Элеонора даже порадовалась, что бывший возлюбленный не будет ежедневно попадаться ей на глаза живым напоминанием о собственной глупости - девушка ощущала и свою долю вины в случившемся. Ведь если бы она поборола свой стыд и рассказала о разговоре с Чартоном, то, возможно, трагедии удалось бы и избежать.

Решением Дракона Эдмир и его сын утратили право на престол. Более того, они оказались изгнаны из королевской семьи. Эдмир - за то, что потерял голову от своей супруги и не смог догадаться о ее шпионаже, а Эдриан - за поступки матери и деда. А на браки членов правящей семьи с иностранками во избежание повторения ситуации Драконом налагался запрет.

Право наследования перешло к младшему брату Эдмира и Элеоноры. Сам Эдмир с сыном удалился от двора, уехал в западные земли. О его потомках принцесса, разумеется, ничего не писала, поскольку знать об их судьбе никак не могла, но, похоже, в истории Северного Королевства они не всплывали.

Я устало помассировала виски. Оказывается, ответ на мучавший меня вопрос скрывался в толще веков. Теперь я наконец узнала причину, по которой Эдвин столь долго не решался сделать мне предложение. И понимала, что нам невероятно повезло: нашим детям всего лишь запретили наследовать престол, но я и сама не желала бы им судьбы королей - слишком уж велика ответственность.

В дверь тихо постучали, и на пороге возникла Фатима. Вид у моей служанки был чрезвычайно довольный.

-Ты уже успела что-то разузнать? - удивленно спросила я. - Так быстро?

Фатима кивнула.

-Да, принцесса. Сведений пока не так уж много, но я решила рассказать вам все, что мне удалось узнать, немедля.

-Ты правильно поступила, - одобрила я. - Проходи, присаживайся и рассказывай.

Молодая женщина грациозно опустилась на ковер и уселась, скрестив ноги - давняя привычка, оставшаяся еще от жизни в Империи, где слугам не было позволено сидеть на одном уровне с господами.

-Я познакомилась с Тильдой, служанкой этой самой леди Селении, - начала она. - Причем Тильда была просто счастлива поговорить со мной. Она меня расспрашивала о моей прежней жизни в Наргази с таким интересом, что я лишний раз убедилась - о нашей стране здесь ходят самые разнообразные сплетни и слухи.

-Разумеется, - усмехнулась я. - Но что же тебе удалось выяснить?

-Эта глупая девица и не заметила, как выболтала мне все, что ей известно о своей хозяйке, - самодовольно заявила Фатима. - Она-то до сих пор уверена, что это ей удалось меня разговорить. Что же, она узнала немного нового о гаремных обычаях.

Я рассмеялась. Да, куда уж наивной девушке до прожженной интриганки Фатимы!

-Так вот, Тильда мне рассказала, что это их - леди Селении и ее - первый приезд в столицу. До того они жили в поместье и жили, по словам моей новой знакомой, весьма скучно. Леди было позволено читать, вышивать, прогуливаться по саду и музицировать. Общалась она в основном с соседками, среди которых не было ни одной в возрасте от одиннадцати до сорока пяти - все либо моложе, либо старше. Брат леди, лорд Сесил, имел большую свободу, вот только ограничен был в деньгах.

-Что же, почти все, рассказанное Фатимой, я знала и раньше. Но продолжала внимательно слушать в надежде узнать нечто новое.

-Поездке в столицу леди обрадовалась, словно неожиданному подарку. Лорду Седрику невесть с чего втемяшилось выдать дочь замуж, да поскорее. Довольно скоро он сговорил ее за Брауна - это, госпожа, вам известно. Но вот что любопытно: дело уже близилось к свадьбе, когда Селения заявила, что за Брауна ни за что не пойдет.

-Это было решение именно Селении? - спросила я. - На нее никто не влиял?

-Да, леди сама так решила, - энергично закивала Фатима. - Тильда сказала, что Селения впервые в жизни поругалась с отцом, даже поскандалила. Разбила в его кабинете старинную вазу. Слуги все перепугались и попрятались - они-то даже и не подозревали, что молодая хозяйка так кричать может. У них вообще заведено так, что слово лорда Седрика - закон. А тут молчаливая обычно девушка разошлась так, что даже отец присмирел. И она смогла его убедить, свадьбу отменили. А вот теперь самое главное: за день до скандала леди Селения получила письмо.

Рассказ Фатимы становился все более интересным.

-От кого письмо?

Служанка пожала плечами.

-Тильда не знает. Сказала только, что в тот вечер леди была очень задумчива и попросила помочь ей улизнуть из ее покоев. Тильда еще подумала, что та собралась к жениху. Вернулась Селения странной: вроде бы и не расстроенной, но какой-то отстраненной и в то же время решительной. Ну, это Тильде сейчас так кажется, тогда-то она не придала значения тому, как выглядит леди.

Это были все сведения, что удалось выяснить Фатиме. Поблагодарив верную служанку и отпустив ее, я задумалась. Не нравилась мне вся эта история со сватовством Брауна, но чем именно - сказать я затруднялась. Похоже, пришла пора самой познакомиться с загадочной леди Селенией.

Селению я обнаружила в парке. Она сидела на скамье под облетевшим кустом и зябко куталась в плащ. Рядом прохаживалась пожилая леди, та самая дальняя родственница. При виде меня девушка вскочила со скамьи.

-Принцесса!

-Леди Селения, вы не откажетесь составить мне компанию на прогулке?

-С удовольствием, принцесса.

Сопровождающая ее дама дернулась было в нашу сторону, но, поймав мой взгляд, опустилась на скамейку, пробормотав, что подождет возвращения воспитанницы. Некоторое время мы шли молча. Я поражалась тому, как быстро уходили из Северного Королевства остатки летнего тепла. Деревья уже почти утратили листву, побуревшими грудами лежащую сейчас на земле. Небо было затянуто низкими темными тучами, дул холодный ветер, и, казалось, вот-вот должен был пойти дождь.

-Стремительно как похолодало, - заметила я.

Селения резко остановилась.

-Принцесса, - обратилась она ко мне, - я постараюсь ответить на все ваши вопросы. Спрашивайте.

Ее реплика была столь неожиданна, что я замерла в недоумении.

-Откуда вам известно, что я желаю о чем-то вас спросить?

-Это же очевидно, - Селения усмехнулась. - До этого дня вы даже не замечали меня. И вдруг сами подошли, назвали по имени, да еще и предложили прогуляться вдвоем. Полагаю, если бы тетушка Шарлотта все-таки увязалась за нами, то вы вскоре отправили бы ее во дворец с каким-нибудь поручением.

Несколько мгновений я изучала ее невозмутимое лицо.

-Вы разумная девушка, леди Селения.

-Приходится, - она пожала плечами. - С моим отцом иначе нельзя. Так о чем вы хотели узнать?

Я не знала, могу ли доверять ей, однако сказала напрямик.

-О вашем бывшем женихе.

-О Брауне? - казалось, она удивилась. - Мы расторгли помолвку уже довольно давно.

-По вашей инициативе.

-Да, - не стала отрицать девушка. - Это я не захотела свадьбы.

-Почему?

Некоторое время Селения молчала, рассматривая свои руки в серых шелковых перчатках.

-Из-за письма?

-Вам известно и о письме? Полагаю, Тильда проболталась? Или Ирма? Хотя нет, вряд ли Ирма рассказывала хоть кому-нибудь об этой истории. Все же, на мой взгляд, произошедшее никак не красит сию леди.

-Это Ирма написала вам письмо?

-Да, она попросила о встрече, желала сообщить мне кое-какие сведения о Брауне.

-Они были любовниками, да? Ирма и Браун?

-Если бы только это, - Селения горько усмехнулась. - Я могла бы простить жениху добрачную связь. Но на самом деле все оказалось гораздо хуже. Браун - игрок и мот. Об этом мало кому известно, но они с братом пустили по ветру почти все доставшееся им от родителей состояние. Им повезло, когда на принадлежащем им шахте добыли крупную партию алмазов, но вот ума на то, чтобы продавать камни партиями, близнецам не хватило. Они выбросили все добытое на рынок, и в результате голубые бриллианты сильно упали в цене.

Я припомнила свой разговор со старой сплетницей за ужином. Так вот чем объяснялась мода на голубые алмазы - их большим количеством и относительной дешевизной.

-Между тем их образ жизни требовал немалого количества денег, - продолжала моя собеседница. - Да еще имеется и леди Ровенна - а ей, как всякой девушке, хотелось блистать нарядами и драгоценностями. Словом, вырученные за алмазы деньги тоже разошлись довольно быстро, спрос на эти камни упал, да и добыча их сократилась. И вот тогда Браун решил поправить свое финансовое положение при помощи выгодной женитьбы на нелюбимой девушке. На мне. А с Ирмой он предполагал встречаться и после свадьбы.

-И вы поверили ей на слово?

-Нет, принцесса. Она принесла мне письма от Брауна. Ну и я ведь далеко не глупа, сопоставила кое-какие уже известные мне факты и убедилась, что леди говорит правду. Если вы позволите, мне не хотелось бы припоминать скандал сначала с отцом, а потом и с отвергнутым женихом по поводу разрыва помолвки. Результат в любом случае вам известен.

-Да, конечно же, леди Селения. Благодарю вас за то, что рассказали мне об этой поистине некрасивой ситуации. Поверьте, я не буду распространять о вас слухи.

Девушка посмотрела мне прямо в глаза.

-Верю. Я мало что знаю о вас, но мне известно, что вы не из любительниц поболтать языком, принцесса. Простите.

-Не стоит. И - еще раз спасибо.

Дальше я пошла в одиночестве, оставив Селению наедине со своими воспоминаниями. Мне тоже необходимо было обдумать то, что я услышала. Занятая мыслями, я толком не замечала, куда иду, и даже удивилась, обнаружив в конце концов, что вышла к реке.

В этом месте берег не превращался в пологий пляж, а обрывался довольно высоко над водой. Сейчас, без пронизывающего воду солнечного света, река казалась свинцово-серой, мрачной и угрюмой. Ветер усилился, на землю упали первые тяжелые холодные капли. Я повернулась и собралась возвращаться во дворец, как вдруг заметила выступившую из-за деревьев фигуру. Сердце сжалось от страха, но в следующее мгновение я облегченно выдохнула - Ровенна!

-Вы тоже гуляли неподалеку? - спросила я у девушки.

Та медленно покачала головой.

-Я видела вас с Селенией, принцесса. Вы о чем-то разговаривали с ней, а потом ушли по направлению к реке. Селения же - глупая! - не вернулась к своей надсмотрщице, а устроилась в беседке. Одна, в безлюдном месте. И я решила, что мне никак нельзя упускать столь удобный случай.

-Удобный для чего? - не поняла я.

-А вот для этого!

И Ровенна изо всех сил толкнула меня в грудь. Я не удержалась на ногах, покачнулась и полетела с обрыва прямо в реку. Напоследок передо мной мелькнуло лицо той, кого я считала едва ли не подругой, а затем ледяная вода сомкнулась над моей головой. Отчаянно барахтаясь, я всплыла на поверхность и попыталась отплеваться, но тут же снова с головой ушла под воду. Намокшее платье стало невероятно тяжелым, сковывало движение и тянуло вниз. Воздуха отчаянно не хватало. И почти теряя сознание, я вложила остаток сил в один мысленный посыл:

-Страж! Помоги!

-Амина! - услышала я слабый далекий голос. - Амина! Продержись еще немного, хорошо? Я уже близко.

-Хорошо.

Кажется, я сказала это вслух, потому что тут же ощутила во рту воду с мерзким привкусом - привкусом страха. Изо всех сил я била по воде руками в надежде, что меня не утянет на дно. Течение относило все дальше от места падения, но пугало вовсе не это - такое расстояние Дракону нипочем. Я не была уверена в том, что смогу продержаться, но запрещала себе паниковать, мысленно повторяя, что все будет хорошо. Левую ногу внезапно скрутило судорогой и я опять скрылась под водой с головой. Все реже мне удавалось продержаться на поверхности достаточно долго для того, чтобы вдохнуть поглубже, все тяжелее становилось всплывать. Под ребрами уже даже не кололо, а нестерпимо жгло. И когда паника и отчаяние уже захлестывали меня, я ощутила резкий рывок. Открыв глаза, я увидела, что река, парк, дворец - все это осталось далеко внизу. И потеряла сознание.

Холодно мне не было. Одежда осталась все та же, в которой я упала в реку, вот только была она абсолютно сухой. А совсем рядом горел без всяких дров согревавший меня огонь. Я поморгала, устало протерла глаза и поднялась на ноги. Находилась я где-то в предгорье, но где именно - определить, разумеется, не смогла. Причем находилась в полном одиночестве - Дракона рядом не было. Озадаченная, я обошла костер, нашла камень поудобнее, присела и принялась ждать. Я не верила, что Страж мог бросить меня одну в неизвестной местности надолго, следовательно, он должен был вот-вот появиться. И вскоре я убедилась, что не ошиблась в своих расчетах. Огромная тень закрыла солнце, и я увидела стремительно приближающегося Дракона. А когда он подлетел поближе, то разглядела и фигуру человека у него в когтях.

Снизившись, Страж без особой осторожности опустил Ровенну на землю и сам улегся поблизости.

-Как ты? - спросил он меня.

-Вроде бы в порядке.

-Я ведь предупреждал тебя, - ворчливо произнес Дракон. - Просил быть осторожной. А ты? Хорошо еще, что с ребенком ничего не случилось.

-С каким ребенком? - не поняла я.

Страж усмехнулся.

-В тебе горит искра новой жизни, Амина. Скоро ты сама ощутишь ее.

Я была ошеломлена даже более, чем после нападения Ровенны. Приложила руку к животу, прислушалась к ощущениям - нет, ничего.

-А ты не..?

Дракон хмыкнул.

-Я не ошибаюсь, Амина. Не в таких вещах. Пусть твой сын никогда не унаследует престол, но в нем все же течет кровь королей Севера.

Мой сын! Блаженная улыбка сама собой расплылась по моему лицу. Пусть я вовсе не предполагала узнать о собственной беременности столь необычным способом, но все равно была счастлива.

-И как давно? - спросила я, смущаясь.

-Где-то недели две, точно сказать не могу. Супруга обрадуешь?

-Да, наверное, - я никак не могла перестать улыбаться. - Сама поверить не могу никак!

Тут взгляд мой упал на недвижимую Ровенну, и внутри вскипела волна злобы. Получается, мнимая подруга покушалась не только на меня, но и на моего еще нерожденного сына!

-Как ты понял, что это она?

-Увидел в твоих мыслях, когда ты звала меня. К тому же она не ушла с берега - стояла и смотрела, как тебя относит течением, ожидая, пока ты захлебнешься.

-Надо же, - удивилась я. - Мне казалось, будто прошла вечность и река унесла меня далеко-далеко от дворца. Но зачем Ровенна пыталась убить меня? Получается, это Браун был тогда на поляне? Селения сказала, что его семья разорена. Ровенна планировала выйти за Эдвина, да? А кто был ее сообщником?

-Не трещи, Амина, - прервал поток вопросов Дракон. - Сейчас все узнаем. Милая леди сама нам все расскажет.

Только теперь я обратила внимание на то, что Ровенна застыла в несколько неестественной позе. Из ее широко распахнутых глаз текли слезы, но она даже не пыталась утереть их. Лицо девушки исказила страдальческая гримаса, но пошевелиться она была, похоже, не в силах.

-Что ты с ней сделал? - шепотом спросила я.

-Воздействовал на ее разум и парализовал тело. Задавай свои вопросы, она ответит без утайки.

-Ровенна, - начала я, - ты сказала, что не можешь упустить столь удобный случай. Что ты подразумевала под этим?

-Все просто, - ответила девушка странным глухим голосом. - Ты ушла с Селенией и не вернулась. Меня никто не видел. Если бы возникли вопросы о том, каким образом ты оказалась на берегу реки, то спрашивали бы у этой высокомерной дряни. Вряд ли ее бы прямо обвинили в убийстве, но вот нервы потрепали бы изрядно.

-За что ты так ненавидишь Селению? - пораженно спросила я.

-А какое право эта деревенщина имела отказывать моему брату? Да она сапоги должна была ему целовать за то, что выбрал ее себе в жены. Сидела в своем поместье, общалась с полоумными старухами, вот и сама рехнулась.

-Понятно, - горько усмехнулась я. - А денежки лорда Седрика проплыли мимо вашей семейки. Этого ты простить Селении не в силах.

-Из-за нее брат снова связался с Ирмой, - продолжала Ровенна. - А та, мало того, что бедна едва ли не как побирушка, но и настраивала Брауна против меня. Хорошо еще, что Брайан открыл ему глаза на так называемую любимую.

-Это когда они подшутили, по твоим словам, над девушкой?

-Брайан пришел на свидание вместо брата, - призналась та, которую я полагала подругой. - Было темно, но Ирма все равно поняла, что это не Браун. Вот только поздно - Браун уже успел увидеть, как ее целует другой. А Брайан потом сказал, будто Ирма и с ним была близка. Будто они встречались за спиной у брата. Потом-то, конечно, этой змее удалось каким-то образом убедить Брауна в своей невиновности. Но долгое время он и слышать об Ирме не желал.

-Понятно, - медленно произнесла я. - Вы находились на грани разорения. Деньги от продажи голубых алмазов уже заканчивались. Выгодный брак, что мог бы спасти ваше положение, не состоялся. И вот тогда вы решили воровать камни у короля. Сами придумали аферу или подсказал кто?

-Уильям, - сказала Ровенна. - Он как-то узнал о наших неприятностях. Сам пришел к Брауну и предложил ему долю от продажи похищенных алмазов. Люди Уильяма в то время уже были среди рабочих шахты, но ему нужен был человек, который подошел бы на место управляющего. Такой, который выдержал бы все проверки, но не мешал бы ему обстряпывать свои делишки. И еще - для управляющего главным должен быть Браун. Сам Уильям желал держаться в тени.

Что же, получается, Изольда не ошиблась. Все-таки Уильям, добродушный весельчак, интересующийся только охотой да своими собаками. Признаться, к этому откровению я была готова, и оно не ранило меня.

-Зачем ему алмазы?

-Продавал кому-то. Покупателя мы не знали. Нашим делом - вернее, делом братьев - было переправить камни в Эддинстоун. Там они вручали контрабанду Уильяму и получали свою долю, вот и все.

-Не нравится мне все это, - заметил Дракон. - Что-то я плохо представляю, кому именно могли понадобиться радужные алмазы столь крупными партиями - во всяком случае, камни эти нигде не всплыли.

-Полагаешь, она врет? - спросила я.

-Это невозможно. Скорее, просто не знает всего.

-И что будем делать?

-Разбираться непосредственно с Уильямом, - хмыкнул Страж. - Раз уж теперь мы знаем преступника, вытряхнуть из него сведения будет делом недолгим.

Затем он обратился к Ровенне и медленно произнес:

-Ты никогда никому не расскажешь о произошедшем здесь. Ты ни словом не упомянешь о том, что видела меня. Нынче же ты покинешь дворец и отправишься в Обитель Скорбных Дев, где и посвятишь себя уходу за неимущими немощными стариками.

Ровенна, с которой разом спало оцепенение, низко поклонилась. По лицу ее текли слезы, она всхлипывала, но мне не было ее жаль. Спорить с Драконом или молить его о милосердии девушка и не пыталась - видимо, хорошо понимала бесполезность данного занятия.

-А теперь, - сказал Страж, - пора возвращаться во дворец.

Уильма допрашивали уже без моего участия. Когда Страж принес нас с Ровенной во дворец и вызвал Эдвина и Эдгара, Ровенна безостановочно рыдала, а я сохраняла удивительное спокойствие, поразившее даже меня саму. Потом пришла внезапная догадка и я с подозрением уставилась на Дракона.

-Это ты повлиял на мои чувства?

-Я, - похоже, он был крайне собой доволен. - Я заблокировал страх и нервозность - на время, конечно. Тебе нежелательны излишние переживания. Да и вино, наверное, пить не стоит. Лучше лечь поспать.

Я была вынуждена с ним согласиться. Разговор с супругом тоже, пожалуй, следовало ненадолго отложить. Им с братом предстояло разобраться с проворачиваемой Уильямом аферой, вряд ли известие о моей беременности поспособствует сохранению ясного ума.

Так что я последовала совету Дракона и отправилась отдыхать. Эдвин долго не желал выпускать меня из своих объятий, гладил по волосам, покрывал поцелуями лицо. Лишь когда подоспела помощь в лице Изольды, мне удалось-таки отправить его обратно к брату.

-Я посижу с Аминой, - пообещала ему королева. - Уверяю, с ней ничего не случится.

Неохотно, но все же Эдвин покинул наши покои.

А Изольда опустилась в кресло у моей кровати и взяла меня за руку.

-Поверить не могу, что Ровенна оказалась способна на такое, - расстроенно произнесла она. - Я ведь ей доверяла, считала подругой.

-Я тоже верила ей, - горько сказала я. - Подозревала Ирму, затем Селению. Ошибалась.

Еще некоторое время мы просто молча держались за руки. А потом я уснула и проснулась только с возвращением Эдвина.

Он выглядел усталым и, пожалуй, расстроенным.

-Эдгар ожидает нас в соседней комнате, - сообщил он. - Вы ведь желаете узнать все в подробностях, ведь так?

Разумеется, мы желали. Я быстро оделась и заплела волосы в косу. Эдгар, ожидая нас, потягивал вино из кубка. Эдвин налил и себе и бросил на меня вопросительный взгляд. Я покачала головой:

-Я бы выпила чего-нибудь горячего. Липового отвара с медом, например. А ты, Изольда?

Изольда тоже высказалась за отвар. Спешно вызванная Фатима принесла нам напиток и блюдо с пирожными, после чего удалилась. А мы принялись слушать рассказ Эдгара, забывая иной раз даже сделать глоток.

Все оказалось достаточно просто. Под маской недалекого веселого простака скрывался хитрый и циничный человек. Причем маску эту Уильям надел столь давно, что никто при дворе и не знал-то его настоящего. Вернее даже так - во дворец юный лорд прибыл, уже имея цель.

-Я не собирался покушаться на королевскую власть, - рассказывал он на допросе. - Не дурак, чай, знаю, что ничего бы не получилось. Но я хотел основать свое государство, в котором был бы полноправным правителем.

И Эдгару, и Эдвину показалось поначалу, будто они ослышались.

-Как это - основать свое государство? - спросил король. - И зачем тебе понадобились радужные алмазы?

-Я планировал объединить под своей властью кочевые племена юго-запада, - признался Уильям. - И алмазы способствовали бы претворению моих планов в жизнь.

-Ты желал править пустыней? - переспросил Эдвин.

Уильям усмехнулся.

-Я дал бы пустынникам место, где они могли бы основать город. Полагаю, после этого они стали бы почитать меня, словно божество.

-Безумец, - прошептал Эдгар. - Совсем рехнулся.

-Полагаешь? - Уильям рассмеялся неприятным скрежещущим смехом. - О нет, я все продумал. Я наладил связи с кочевниками. Все, что мне было нужно - достаточное количество радужных алмазов.

-Но почему именно они? - не выдержал Эдвин. - Кому ты их продавал?

-Никому, - допрашиваемый ухмыльнулся. - Видите ли, дорогие мои родственники - да-да, мы с вами родственники, хоть и дальние - я обнаружил весьма любопытное свойство у этих камней. Почти случайно, надо сказать.

-А теперь подробнее, - сквозь зубы процедил Эдгар. - Сначала о родственниках, затем об алмазах.

-Как скажешь. Итак, я веду свой род от принца Эдриана, того самого, что лишь волею случая не стал королем.

-Волею Дракона, - поправил его Эдгар. - И ты лжешь. Ты никак не можешь быть потомком Эдриана - у того никогда не было жены.

-Я не могу лгать под взглядом Стража, о чем вам всем прекрасно известно, - парировал Уильям. - Жены у моего предка не было, это верно. Зато сын был. От любовницы, между прочим, замужней особы. Полагаю, обманутый супруг так и не узнал, что воспитал чужого отпрыска.

-Что же, ты достойный потомок столь славных предков, - вновь вмешался Эдвин. - А что с алмазами? Ведь они поначалу ни чем, кроме окраски, не отличаются от прочих камней.

-Секрет алмазов я раскрыл случайно, - заявил Уильям. - Оказывается, для того, чтобы вдохнуть в камни жизнь, необходима кровь. Ваши алмазы оживил сам Дракон, но королевская кровь тоже годится. Пусть по силе эти камни и будут уступать драконьим, но если собрать много алмазов, то я обойдусь и без Стража. Я - потомок королей, следовательно, тоже могу их оживить.

-Это так, - подтвердил доселе молчавший Дракон. - В его случае недостаток силы можно было бы компенсировать количеством камней.

-Потому мне нужно было большое количество алмазов, - вдохновенно вещал Уильям. - С их помощью я смог бы создать оазис посреди пустыни и оградить свое новое государство защитой от вторжения. Долгие годы я занимался расчетами и понял наконец, как осуществить свою мечту. Оставалось только внедрить своих людей на шахту.

-И тебе это тоже удалось, - заметил Эдгар. - Вот только лорд Говард дураком не был, и таскать алмазы у него из-под носа твоим дружкам не удавалось.

-Да, старый хрыч изрядно попортил мне крови. Причем убрать его можно было легко, но ведь на освободившееся место могли назначить кого-нибудь еще более дотошного, нежели Говард. А управляющие, как ни крути, не могут ежегодно отправляться в небесные владения Великого Дракона. У меня же подходящего человека не имелось, вот и пришлось обратиться к мальчишке Брауну. Тот, само собой, поначалу был удивлен и озадачен моим предложением, но нужда в деньгах перевесила все его сомнения. Не знаю, где он отыскал Кроннона, но меня его кандидатура устроила. Жаль только, что оказался Кроннон недальновидным малым. Он не обращал внимание на пьяную болтовню одного из старых рабочих, а когда все-таки прислушался и забил тревогу, то пришлось принимать срочные меры. От недостатка времени мои ребята сработали топорно, но вроде бы все обошлось. Во всяком случае, нас никто не заподозрил.

-И вам удалось бы избежать ответственности, если бы Ровенна не припомнила сегодня, что Амина не умеет плавать и не попыталась убить мою жену, - зло прошипел Эдвин.

О том, что мы с Изольдой подслушали разговор в лесу, братья решили не упоминать - пусть преступники винят в срыве своих планов только Ровенну.

-Я переоценил девчонку, - равнодушно произнес Уильям. - Думал, что она будет поумнее своих братцев. А оказалось, что дурость у них - черта семейная. Зря я с ними связался, надо было еще немного потерпеть и подыскать более подходящих компаньонов. Сказал бы, что произошедшее будет для меня уроком, но, полагаю, второго шанса вы мне не предоставите?

-Даже не сомневайся, - зловеще пообещал ему Эдгар.

Эдгар закончил свой рассказ и замолчал.

-И что теперь с ними будет? - спросила я. - С Уильямом, с Ровенной, с ее братьями?

-Ровенне наказание определил Дракон, - хмыкнул Эдвин. - Полагаю, нелегко ей будет после балов и развлечений ухаживать за немощными стариками: кормить их, мыть, переодевать. Не такой судьбы она себе желала. Что же касается ее братьев и Уильяма, то их сейчас отправили в городскую темницу. Хищение радужных алмазов - преступление серьезное, так что наказание им грозит нешуточное. А если добавить еще и убийство лорда Говарда и работников шахты, то дело, вероятнее всего, закончится казнью. Если бы они ограничились воровством, то остались бы живы.

Изольда всхлипнула. Во мне же словно не осталось никаких чувств. Не было ни сострадания, ни жалости к преступникам. Эдвин был прав - они-то отняли жизнь у незнакомых мне людей без сожалений.

Когда же королевская чета удалилась к себе, я прильнула к мужу и прошептала ему на ухо:

-А у меня есть для тебя новость. Знаешь, сегодня Дракон мне кое-что сказал...

Год спустя я настолько освоилась во дворце, будто прожила в нем всю жизнь. Вот только малыш Патрик то и дело будил меня по ночам, отчего днем я пребывала в полусонном состоянии.

-Ничего, скоро они подрастут, - оптимистично заявила Изольда, передавая няне наследного принца Эдина. - И тогда мы с тобой сможем отдохнуть.

Я покосилась на нее с сомнением. Разумеется, многочисленные служанки сильно облегчали нашу жизнь, но вот кормить своих детей и в Империи, и в Северном Королевстве женщины предпочитали самостоятельно, так что вставать по ночам нам предстояло еще долго. Фатима, совсем избаловавшая Патрика своей заботой, не отходила от него ни на шаг, но она и сама через полгода должна была стать матерью. Ее брак со стражником, похоже, был очень счастливым - моя верная служанка умела преподносить мужу свои мысли так, что тот был уверен, будто сии идеи принадлежали исключительно ему.

Салмея родила близнецов, и теперь у Фирузе были братик Ибрагим и сестренка Амина. А сама племянница давно уже упрашивала Селима позволить ей посетить Северное Королевство и навестить меня. Девочка ничего не знала о дипломатии и подготовке визитов на самом высоком уровне - потому хныкала и капризничала, пока Император не сдался. И теперь во дворце царила суматоха - все готовились к приему правителя дружественной державы. И пусть до его приезда оставалось еще около двух месяцев, но приготовления шли уже полным ходом. Ими руководила вернувшаяся во дворец Лорена. И, несмотря на то, что подруга клятвенно обещала не беспокоить нас с Изольдой по мелочам, она то и дело обращалась ко мне с вопросами о привычках Селима и Салмеи или обычаях Империи.

Подружиться с Ирмой мне так и не удалось, хотя девушка смогла-таки забыть предавшего ее Брауна и недавно вышла замуж, а вот Селения стала нам с Изольдой почти близкой подругой. Почти - потому что ближе Изольды у меня все равно никого не было. Ну если не принимать во внимание Эдвина и Патрика, разумеется.

Эддинстоун действительно стал моим вторым домом, и я полюбила его не меньше, чем Наргази. И лишь иногда по ночам мне снились шумные улицы, над которыми плыл в знойном мареве сложный аромат жасмина, специй и кофе. Но я была уверена, что не раз еще мне предоставится случай побывать в городе своего детства. Вот только пусть Патрик немного подрастет...