КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395790 томов
Объем библиотеки - 515 Гб.
Всего авторов - 167322
Пользователей - 89928

Впечатления

Sorri925 про Земляной: Специалист по выживанию (Боевая фантастика)

Как всегда круче нас только Вареные яйца, и то не всегда!! На любителя жанра сыпающихся Роялей..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
OnceAgain про Шепилов: Политическая экономия (Политика)

БМ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Сокол: Очень плохой профессор (Любовная фантастика)

Здесь из фантастики только сиропный хеппи-энд, а антураж и история скорее из современных романов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Вторжение (fb2)

- Вторжение (и.с. Классика мировой фантастики) 300 Кб, 156с. (скачать fb2) - Мюррей Лейнстер

Настройки текста:



Мюррей Лейнстер
Вторжение

Глава первая


Рано утром радар засек нечто странное в воздушном пространстве. Локли проснулся около двадцати минут восьмого. Как обычно. Он расположился на ночлег в уютном спальном мешке в небольшой горной расщелине. Всюду, куда ни бросишь взгляд, были горы. Локли направили повторить замеры основных линий для детализированной карты национального парка у Галечного озера. Такое случалось уже не впервые. Сейчас в районе парка производилась постройка необходимых служебных помещений и станций наблюдения. Измерение основных границ, даже с новейшим электронным оборудованием, являлось более или менее простым занятием для Локли.

Проснувшись утром, он отметил, что ему снова снились сны о Джилл Холмс. Надо было бороться с этой пагубной привычкой. Локли встречался с Джилл раза четыре, и девушка как раз собиралась выходить замуж за другого мужчину. Нельзя позволить себе влюбиться в нее.

Локли сладко потянулся, прежде чем собраться с духом и встать. Примерно в то же время вдалеке от него происходили следующие странные вещи. Пока никакого необычного летающего объекта замечено не было. Это произойдет позднее. Однако далеко-далеко, на Аляскинском радарном комплексе сменилась дежурная смена. Наблюдатель принял пост и вступил в управление гигантской, размером не меньше футбольного поля радарной антенной, показания которой записывались на магнитную ленту. Случилось так, что именно этим утром еще только один радар отслеживал ситуацию в небе над полосой побережья Тихого океана. Неподалеку находилась Аляскинская станция, и вторая работала в Орегоне.

Существовало еще множество мелких наблюдательных пунктов. Из месяца в месяц, из года в год, практически ни одно чрезвычайное происшествие не нарушило царившего в регионе спокойствия. Допустим, Военный Информационный Центр в Денвере еще выполнял полезную работу, но для чего содержать массу небольших передвижных постов вроде того, на котором работал Локли, и еще множество людей в районе Галечного озера? Считалось в порядке вещей то, что каждую станцию обслуживали несколько наблюдателей, связных, радистов, операторов и прочих специалистов. Ни у кого это не вызывало недоумения или хотя бы любопытства.

Когда Аляскинская станция не сообщала ни о чем подозрительном, замеченном в зоне ее действия, персонал остальных станций работал в обычном режиме. Однако в 8.02 утра по Тихоокеанскому времени ситуация кардинально изменилась.

В это время на Аляске засекли кое-что необычное: неопознанный кристаллический объект внушительного размера, находящийся высоко в атмосфере и двигавшийся на удивление медленно для космического тела. Предположительно, объект должен приземлиться где-то в Южной Дакоте. Возможно, речь шла о болиде — большом, тихоходном метеорите. Однако это было только предположение. Подробности предстояло выяснить.

Сообщение достигло Военного Информационного Центра в Денвере в 8.05 утра. К 8.06 его отправили в Вашингтон, и всем самолетам, находившимся в районе Тихоокеанского побережья, было приказано подняться в воздух. Радар на Орегонской станции заметил тот же объект в 8.07 утра. Оператор сообщил, что замеченный объект находился на высоте семисот пятидесяти миль, на расстоянии четырехсот миль от побережья и двигался в сторону Орегона с северо-запада на юго-восток. На его пути не лежало ни одного крупного города. Орегонская станция слежения примерно рассчитала возможную наиболее вероятную точку столкновения — она лежала где-то на территории Южной Дакоты. Как только неопознанный летающий предмет попадал в зону действия очередной наблюдательной станции, ее служащие также принимались за расчеты и выводили примерные координаты встречи предмета с Землей.


Через некоторое время радар Орегонской станции показал невероятную информацию — приближающийся к нашей планете аппарат снизил скорость. Согласно новым расчетам, он должен был приземлиться неподалеку от Галечного озера в Колорадо, где правительство планировало создать очередной национальный парк. Время столкновения прогнозировалось примерно как четырнадцать минут девятого утра.

Все эти события происходили в то время, когда Локли витал в облаках, не подозревая о происходящем и о том, как это изменит его судьбу.

Локли находился на достаточном расстоянии от озера, на берегу которого планировалась постройка туристической базы для любителей отдыха на природе. Очертания береговой линии озера напоминали почти идеальный круг, а вода казалась невероятно синей и неподвижной. Миллионы лет назад на месте озера располагался кратер древнего вулкана. Бульдозеры уже сновали вперед и назад, прокладывая подъездные дороги к базе. Множество машин двигалось от ближайшей автострады к озеру и обратно, подвозя оборудование, инструменты, строителей. Возле озера находился и временный лагерь для работников. Уже был разработан план строительства гостиницы для туристов, и вбиты в землю огромные сваи на случай затопления фундамента. В озере водилось множество большеротых окуней, а в многочисленных ручейках плескалась форель. Огромный трейлер Организации Охраны Дикой Природы громыхал, переезжая с места на место и контролируя все происходящее. Как раз вчера Локли видел трейлер в последний раз — он удалялся в сторону Галечного озера по ближайшей автостраде. Но это было вчера. Этим утром Локли проснулся и увидел над головой бледно-серое небо, сплошь затянутое мрачными тучами. Юноша глубоко вдохнул свежий запах хвои, листьев и тот особенный аромат, который можно ощутить только в горах рано утром. Можно было услышать скрип покачивающихся на ветру деревьев. Тучи медленно плыли высоко в небе. Воздух у земли был практически неподвижен — влажный, наполненный ароматами зелени. Место для туристической базы было выбрано идеально — дикая и почти нетронутая природа в сочетании со всеми современными удобствами высококлассной гостиницы. Что может быть лучше?

Вокруг, куда ни взгляни, виднелись горные вершины. Внизу, на расстоянии нескольких тысяч футов, лежала огромная долина, позади нее еще несколько равнин поменьше, а где-то неподалеку слышались звуки падающей воды — несколько десятков минут неторопливой прогулки, и вы попадаете к средней величины водопаду. Великолепное место для отдыха.

Локли медленно поворачивал голову, осматривая окрестности, не придавая значения увиденному. Голова его была занята мыслями о Джилл Холмс, которая, к несчастью, собиралась замуж за Вэйла, также работавшего на территории парка тридцатью милями к северо-западу отсюда, непосредственно возле Галечного озера. Вэйл занимался примерно тем же самым, что и Локли, только на другой наблюдательной точке. У Джилл был подписан договор с каким-то журналом, она должна была написать статью о начале строительства национального парка, и девушка жила в лагере для работников, собирая материал для журнала. Она многое узнала у Вэйла и инженеров из лагеря, пока Локли мучительно придумывал, о чем бы рассказать красивой журналистке. Всякий раз, думая о Джилл, Локли первым делом вспоминал о ее помолвке с Вэйлом — не самая приятная мысль. Тогда он пытался вообще перестать думать о девушке, но так или иначе, мысли Локли непременно возвращались к Джилл.

Ровно в десять минут восьмого Локли принялся одеваться, придерживаясь какой-то странной закономерности — сначала он поднял с вороха белья, разбросанного по кровати, свою шляпу. Надев ее, мужчина принялся извлекать из той же кучи вещи, по одной вытягивая их из бесформенной кучи одежды.

В восемь часов Локли уже отправился осматривать вверенные ему приборы. Никакие тревожные предчувствия не беспокоили его. Сигналы с Аляскинского поста еще не поступали…

В восемь десять на сковороде уже шкворчала аппетитная яичница с беконом, а на переносном столике в маленькой пластиковой чашке дымился ароматный кофе. Столько всего успело случиться за сегодняшнее утро, а Локли по-прежнему пребывал в безмятежности, нарушаемой только мыслями о Джилл.

Военный Информационный Центр уже получил сигнал тревоги, ознаменовавший начало того, что впоследствии получило название «Операции Террор», а Локли лениво пережевывал яичницу и бекон, запивая их горячим кофе. Молодой человек даже не подозревал о сигналах тревоги, рассылаемых по всем станциям наблюдения. Никто не сообщил ему о замеченном в воздушном пространстве неопознанном объекте и о том, что объект, вероятнее всего, приземлится на территории, прилегающей к Галечному озеру. Когда наступил момент, вычисленный компьютером как время приземления, Локли задумчиво вылил остатки кофе в турку и поставил ее на плитку.

В восемь тринадцать или восемь четырнадцать — приборы зафиксировали время на пленку — имело место небольшое сотрясение почвы, отмеченное сейсмографом в Беркли, Калифорния. Подземный толчок был очень незначительным, примерно равным взрыву сотни тонн бризантного взрывчатого вещества на очень отдаленном расстоянии, однако достаточно мощным, чтобы можно было определить точное место взрыва — район Галечного озера. Причина толчка оставалась невыясненной. Похоже, некий объект, находившийся вне земной атмосферы еще за несколько секунд до своего падения, вдруг упал на землю, даже не нарушив плотность облаков в месте своего падения. Не было также никаких сигналов от населения о том, что кто-либо видел нечто необычное в установленном районе. Сигналов не поступало, но лишь до определенного времени…

Локли на своем посту не ощутил никакого сотрясения почвы. Он неторопливо, медленными глотками, пил вторую чашку кофе и размышлял о собственных проблемах. В это время небольшой камень, лежавший на самом краю обрыва в сотне ярдов от поста Локли, сорвался вниз и спровоцировал небольшой обвал. Поток камней и веток вскоре прекратил свое движение, и лишь самый первый камень укатился довольно далеко.

Эхо от обвала несколько раз прокатилось между склонами и стихло. Никто не обратил на него внимания — сотни причин могли породить небольшой обвал в горах. Вряд ли кто-то мог предположить, что сотрясение почвы вызвано падением неопознанного летающего объекта, незадолго до этого возникшего в поле зрения земных радаров.

Спустя полчаса Локли услышал странный звук, похожий на глухое рычание, доносившийся откуда то с северо-востока. Рычание раздавалось на невероятно низких нотах и многократно повторялось эхом. Взрыв сотни тонн бризантного взрывчатого вещества или эквивалентное ему по мощности землетрясение можно было расслышать на расстоянии тридцати миль, но тогда это уже не было бы первоначальным звуком взрыва.

Локли без особого удовольствия закончил завтракать. К этому времени уже более трех четвертей воздушных сил Тихоокеанского побережья находились в воздухе, и все новые и новые самолеты ежеминутно взлетали со своих баз. Подобная активность военных не могла остаться незамеченной со стороны гражданского населения. Репортеры принялись обзванивать секретариаты воздушных баз, интересуясь, что происходит — запланированные учения или нечто большее.

Активность журналистов была вполне естественной на фоне современной международной обстановки. Весь мир находился в состоянии постоянной боевой готовности. Газеты пестрели сообщениями о многочисленных трагических происшествиях, словно ничего хорошего не происходило ни в одной точке земного шара. Соединенные Штаты находились в состоянии кризиса, однажды уже преодоленного и вновь накрывшего страну. Кроме того, развивался ожесточенный спор между Штатами и Россией по поводу спутников, недавно размещенных на орбите. Имелись подозрения, что сателлиты снабжены атомными бомбами, готовыми в любой момент направиться к заданной цели. Русские обвиняли американцев, американцы русских, и возможно, правы были и те, и другие.

Мир так долго находился на грани новой войны, что на территории от Чилликоты, Огайо и вплоть до Сингапура и Малайзии были сооружены убежища от радиоактивных осадков. На Земле постоянно находилось несколько «горячих точек», и в сотнях мест они могли возникнуть в любой момент. Население всех стран пребывало в состоянии постоянного нервного стресса. Правительства находились под неустанным давлением, испытывали на себе волны критики и оставались бессильны как-либо исправить сложившуюся ситуацию.

Мало кто вспоминал о прежних мирных временах, и большинство рассчитывало дожить хотя бы до средних лет. Появление неопознанного космического объекта стало толчком к эмоциональному взрыву, готовому разразиться на планете в любой момент.

Локли спокойно позавтракал, и никакие тревожные предчувствия не посетили его в это утро. Дул легкий бриз, и с каждой воздушной базы на побережье военные самолеты стреляли в воздух и во все подозрительные крылатые предметы, которые заранее расценивались как ракеты с атомными боеголовками.

В восемь двадцать Локли направился к ящикам с многочисленными приборами, чтобы проверить утренние показатели. Некоторые машины представляли собой модифицированные средства фиксирования искусственных спутников, следовавших по заданной орбите, и измерения расстояния вплоть до нескольких дюймов, несмотря на отдаленность объектов. Приборы, расположенные на станции, служили для создания точной карты парковой зоны Галечного озера. На некотором расстоянии от озера располагалось еще несколько станций, работавших в тех же целях. С помощью рации Локли связывался с учеными на других станциях и сверял свои показатели. Путем сложных расчетов и проверок каждый показатель тщательно проверялся, и итогом долгих расчетов становились точнейшие показатели, необходимые для разработки рекреационного комплекса. С высоты тридцати тысяч футов проводились съемки местности, и сотни фотографий помогали ученым и рабочим планировать строительство на территории парка. С помощью снимков можно было с чрезвычайной точностью обозначить места расположения наблюдательных баз и наметить границы будущей зоны отдыха. Эксплуатация заповедника человеком не должна была нанести вреда природе — такова цель работы Локли и других ученых на других станциях.

До Локли еще не дошли сигналы о некоем неопознанном объекте, прилетевшем из космоса и приземлившемся на территории парка.

Произошло нечто ужасное, и толчок, равный по мощности взрыву сотни тонн бризантной взрывчатки, потряс побережье Галечного озера — на территории парка приземлился инопланетный болид. Никто еще не подозревал о последствиях, которые повлечет за собой это событие.

Итак, в восемь двадцать Локли связался с базой Саттл, располагавшейся на юго-востоке от него. Измерительные приборы работали в режиме микроволн и выдавали расчеты расстояний, считая циклы и фазы, а затем сравнивая их показатели. Принцип действия приборов позволял модулировать волны с помощью микрофона, и, таким образом, один и тот же инструмент можно было использовать как средство измерения и связи одновременно. Однако микроволны направлялись в очень узком диапазоне. Кроме того, вы не могли начать разговор с вызываемым до того, как он не ответил на ваш сигнал.

Локли включил модулятор, и инструмент заработал. «Вызываю Саттл. Вызываю Саттл. Локли вызывает Саттл».

Ему пришлось повторить эту фразу не одну дюжину раз. Терпению Локли подходил конец, он уже отчаялся выйти на связь с Саттлом, решив попробовать связаться с Вэйлом, когда из Саттла пришел ответный сигнал. Вероятно, тамошний наблюдатель проснулся позже обычного. Но вот связь наладилась, и Локли принялся сверять показатели приборов обеих станций.

— Все верно! — наконец ответил он. — Я свяжусь с Вэйлом, а потом мы уточним результаты. Отбой.

Локли задумался, на время выключив прибор. Ему предстояло не самое приятное занятие — общаться с женихом любимой девушки. Однако Вэйл даже не подозревал, что у него есть соперник, претендующий на руку Джилл.

Наконец Локли снова повернул выключатель и попытался выйти на связь с Вэйлом, чтобы сверить полученные цифры. Ровным голосом он принялся монотонно повторять: «Вызываю Вэйла. Вызываю Вэйла. Локли вызывает Вэйла. Прием».

Он нажал кнопку, ожидая ответа. Вэйл отозвался мгновенно, выкрикивая хриплым прерывистым голосом:

— Локли! Слушайте меня! У меня слишком мало времени. Я должен успеть рассказать вам главное. Нечто упало прямо с неба приблизительно час назад. Оно едва не приземлилось возле Галечного озера, и у нас тут раздался ужасный взрыв. Огромная волна накрыла побережье. А этот упавший предмет скрылся под водой. Я сам видел его, Локли!

Локли недоуменно протянул в ответ:

— Что-о-о?

— Нечто упало в озеро прямо с неба! — задыхаясь от волнения, произнес Вэйл. — Оно рухнуло в озеро с ужасным грохотом и ушло под воду. Через несколько минут оно всплыло на поверхность и приблизилось к берегу. Из него стали выдвигаться трубы и антенны. Нечто вроде двери открылось в предмете… он похож на летающую тарелку… и… непонятные существа стали выходить на берег! Это не люди, Локли! Не люди!

Локли нервно моргнул и еле слышно протянул:

— Послушайте меня, Вэйл…

— Не перебивайте меня, черт возьми! — Вэйл сорвался на крик. — Я говорю вам о том, что видел собственными глазами. Оно упало с неба, и существа, прилетевшие на нем, не люди. Они теперь где-то на берегу. Я не знаю, что происходит… Вы меня понимаете? Их корабль до сих пор лежит в воде возле самого берега. Я могу наблюдать за ним и теперь!

Локли судорожно сглотнул. Он не поверить, что слова Вэйла не были шуткой. Но ведь ни с одной радарной станции не поступало сигналов тревоги. Неосознанно Локли обернулся, посмотрел через окно на горный ландшафт, и вдруг услышал нарастающий рев, волной шедший со стороны озера. Возможно, где-то в горах произошел обвал. Но это еще не повод делать безумные выводы! Первое, что приходило в голову — Вэйл не в себе.

— Послушайте! — мягко произнес Локли. — Я только что слышал странный грохот со стороны строительного лагеря. Наверняка там просто использовали взрывчатку доя работ. Они часто пользуются ею. Можете сходить к ним и все проверить, а заодно рассказать о том, что видели. Сначала в парковую службу, а потом попытайтесь связаться с военными.

Вэйл снова перебил Локли. На этот раз в голосе его слышалось отчаяние и безысходность.

— Они же не поверят мне! Они подумают, что я сошел с ума. Сообщите то, что я вам рассказал кому-нибудь, кто займется расследованием. Я вижу существо… Локли, я отлично вижу его! Прямо сейчас! О господи, ведь Джилл тоже находится в строительном лагере…

Локли совершенно несвоевременно расслабился. Если Джилл в лагере, значит, она не с Вэйлом, который явно сошел с ума. Локли не замечал ничего необычного, сигналов тревоги не поступало, и на этом фоне сообщение Вэйла звучало просто нереально.

— Послушайте меня! — снова заговорил Вэйл. — Нечто приземлилось в нашем парке. Раздался ужасный взрыв. Потом все стихло. Некоторое время ничего не происходило. Затем предмет всплыл со дна озера и подплыл к берегу. Странные существа принялись выходить из него на землю. Я могу описать их вам. Они едва видны через мой бинокль, но я отлично вижу, что это не люди! Их очень много, и они начали выгружать что-то из своего корабля. Какое-то оборудование. Я не знаю, что это. Иногда раздаются небольшие взрывы. Я видел клубы дыма со стороны корабля. Локли, вы на связи?

— Я слушаю, — ответил Локли. — Продолжайте!

— Сообщите кому-нибудь о том, что происходит! — надрывно выкрикнул Вэйл. — Направьте отчет в Военный Информационный Центр в Денвере или еще куда-нибудь! Существа еще не подобрались к моей станции, и я буду докладывать вам, чем они занимаются. Сообщите обо всем правительству! Я в своем уме, Локли! Я говорю вам полную правду! Сам не могу поверить, но это так. Передайте мои слова, Локли! Скорее!

Голос Вэйла оборвался. Локли в замешательстве стал вызывать Саттл, располагавшийся в тридцати милях к юго-востоку.

Удивительно, но Саттл отозвался мгновенно. Взволнованным голосом он произнес:

— Привет! Я только что получил сообщение из Центра. Им уже звонили военные и передали, что радары засекли нечто странное в космосе, какой-то летающий объект. Он приземлился недалеко от нас приблизительно в начале девятого утра. Военные хотят знать, не заметил ли кто-нибудь из наших наблюдателей что-либо странное.

У Локли волосы встали дыбом. Рассказ Вэйла удивил его, но мало ли людей сходили с ума? Вэйл просто стал одним из них. И вдруг оказывается, что все сказанное им — правда! Внезапно Локли вспомнил, что Джилл находилась в самом эпицентре случившегося…

— Вэйл только что сообщил мне следующее. — Голос Локли предательски дрожал. — Он видел кое-что необычное в своем секторе. Честно говоря, он нес такой бред, что я не воспринял его слова всерьез. Но если принимать во внимание запрос военных, Вэйл вполне мог говорить правду! Он видел, как нечто спустилось с неба… Полная дикость, но он просил меня доложить куда следует, а сам ждет инструкций… Я расскажу тебе все, что он видел. Он в тридцати милях от меня, и утверждает, что может видеть существ в бинокль. Возможно, они тоже вскоре заметят его. Слушай меня внимательно!

Локли передал Саттлу слово в слово все, что ему рассказал Вэйл. Забавно, но не от первого лица история приземления инопланетян звучала еще более неправдоподобно, но в то же время пугающе. Мысли о Джил ни на секунду не покидали Локли. Судьба же нескольких сот человек, также находившихся поблизости от точки приземления, совсем не волновала его.

Покончив с рассказом, Локли почувствовал, что весь взмок от нервного напряжения. Только подумать — нечто упало к нам прямо из космоса! Любое постороннее проникновение таит в себе опасность для человечества. Локли отказывался верить в возможность того, что некие разумные инопланетные существа смогли построить космический корабль и прилететь на нем на Землю. Но ведь радары четко засекли приближение какого-то воздушного судна, и эта информация придавала некий ореол достоверности словам Вэйла. По крайней мере, теперь Локли уже не сомневался в том, что его соперник находится в здравом уме. Похоже, произошло нечто ужасное, и Джил находится в самом эпицентре событий.

Локли снова настроил передатчик на станцию Вэйла. Руки его дрожали, а в мозгу мелькнула мысль, что воздушные тревоги в наше неспокойное время не должны казаться чем-то сверхъестественным, и на них следует реагировать как на любимый детский способ напугать — громко крикнуть над ухом: «Волк!». Тем не менее никогда не следует забывать, что в один прекрасный день пресловутый волк действительно может придти. Возможно, сегодня произошло именно это…

Локли не сразу удалось настроить аппарат на волну Вэйла — сказывалось нервное напряжение. Он убеждал сам себя, что надо быть глупцом, чтобы вот так разволноваться без всякого серьезного повода. Если что-то ужасное и случится с нашей планетой, то, скорее, по вине человеческой глупости, чем из-за прибытия инопланетян. И тем не менее…

Совсем близко, всего в тридцати милях от Локли находился человек, который уже утратил здоровый скептицизм.

Отчет Вэйла был отправлен в Военный Информационный Центр, а затем и в Пентагон. Немедленно было послано несколько вертолетов с фотографами на борту для съемки территории парка у Галечного озера. В Пентагоне проводилась экстренная разработка нескольких планов действия на случай, если показания двух радаров и одного живого свидетеля вдруг подтвердятся. В таком-то случае предстояло действовать так-то, в другом иначе. Необходимо было предусмотреть все возможные варианты развития событий. Каждый приказ сопровождался многочисленными документами, курсирующими по всем ведомствам и подписанными различными военными и гражданскими начальниками. Никто толком не знал, что происходит, но работа уже кипела вовсю.

Оставалось дождаться результатов работы съемочных групп, отправившихся в район предполагаемой посадки инопланетного корабля.

Локли ничего не знал о том, что происходит за пределами его станции. Иногда до его слуха доносился шум вертолетных винтов — машины проносились на большой скорости куда-то на север, иногда на северо-восток. Один раз над парком пролетел сверхзвуковой военный самолет — Локли не видел его, так как подобные машины летают на очень большой высоте. Самолет явно направлялся в сторону Галечного озера.

Локли снова попытался выйти на связь с Вэйлом и рассказать о показаниях радаров, подтвердивших факт посадки неопознанного летающего объекта, и интересе военных к этому факту. Он вызывал и вызывал станцию Вэйла, но тот не отзывался на сигнал.

Спустя несколько долгих минут, показавшихся Локли вечностью, военный самолет пролетел в обратном направлении. Его по-прежнему можно было заметить лишь по шуму двигателей. Локли не оставлял попыток связаться с Вэйлом, размышляя о том, что могли предпринять инопланетяне, встретившись с рабочими из строительного лагеря, среди которых находилась и Джилл. Воображение рисовало ему картины монстроподобных пришельцев, проводивших жестокие эксперименты над земной фауной. В каком-то смысле такой вариант развития событий казался Локли менее ужасным, чем предположение, что оккупанты на космическом корабле могут оказаться людьми.

— Вызываю Вэйла! Вэйл, отзовитесь! — он несколько раз подряд повторил позывные в микрофон. — Локли вызывает Вэйла! Ну, давай же, отвечай! Отвечай, приятель! Отвечай!

Он отпустил кнопку и прислушался, надеясь получить ответ. Наконец издалека послышался голос Вэйла.

— Я на связи, — голос дрожал от эмоций. — Я пытался выяснить, куда направилась первая группа пришельцев.

Локли нагнулся к микрофону и быстро заговорил:

— Военные запрашивали информацию нашего центра, не видел ли кто-то из наблюдателей чего-нибудь странного в районе Галечного озера. Я передал Саттлу твои слова, и он доложил обо всем, куда следует. Отчет пошел в Пентагон. Два радара засекли прохождение неопознанного летающего объекта поблизости от твоей станции. Теперь слушай внимательно! Отправляйся в строительный лагерь. Скорее всего, они уже сорвались с места, но все равно надо проверить. Убедись, что с Джилл все в порядке! Отвези ее в безопасное место.

Локли снова нажал на кнопку, давая Вэйлу возможность ответить. В голосе Вэйла звучало отчаяние.

— Некоторое время тому назад часть существ отправилась в сторону лагеря. Скорее всего, это разведывательная экспедиция. Я видел клубы дыма оттуда, куда они удалились. Вероятно, они использовали оружие. Боюсь, что они могли найти лагерь, и Джилл…

Локли стиснул зубы.

— Я… так и не узнал, куда они отправились… недавно их корабль отплыл на середину озера и затонул. Они специально затопили его! Понятия не имею, зачем. Но множество существ осталось на берегу. Они могут сделать все что угодно… О господи! — продолжал Вэйл.

Локли, еле сдерживая гнев, повторил в микрофон:

— Иди в лагерь и присматривай за Джилл! Возможно, среди рабочих началась паника. Военные скоро выяснят, что происходит, и наверняка пошлют вертолеты вам на помощь. В любом случае, вы получите помощь. Иди и найди Джилл!

Голос Вэйла изменился.

— Подожди. Я кое-что слышу. Минуту!

Тишина. Локли почти не дышал, ожидая возвращения Вэйла. Только жужжание насекомых нарушало тишину, царившую вокруг, да пение птиц. Только обычные звуки дикой природы, ничего необычного.

Вот из прибора до Локли донесся хриплый голос Вэйла:

— Эти… ужасные существа… Они уже здесь! Должно быть, они могут перехватывать наши сигналы. Они ищут меня! О боже, они меня заметили! Они уже идут сюда…

Раздался странный скрежещущий звук, словно Вэйл уронил свой микрофон. Потом послышался странный свист, звуки ударов и ругательства, выкрикиваемые дрожащим голосом Вэйла. Вот что-то словно взорвалось.

Локли напряженно вслушивался, сжимая и разжимая кулаки, дрожа от собственной беспомощности. Вот словно бы кто-то двигался по траве рядом с микрофоном Вэйла. Однажды Локли показалось, что он расслышал скрежет когтей животного по камню, какой то странный визг. Он понял, что кто-то поднял коммуникатор Вэйла и несет его с собой. Но вот коммуникатор явно упал на землю, раздался звук удара. Тишина.

Почти спокойно Локли переключил рычаг на своем приборе и связался со станцией Саттла. Он повторял позывной ровным голосом до тех пор, пока не получил ответ, потом передал все, что услышал от Вэйла, и после того, как тот замолчал — крики, звуки ударов, визг, скрежет, звук падения прибора…

Саттл явно пребывал в шоке от услышанного. По настоянию Локли он записал каждое его слово, потом сообщил, что из Информационного Центра пришли указания. Военные требовали полной эвакуации людей из паркового комплекса. Локли тоже следовало покинуть базу. Аналогичный приказ получили рабочие из строительного лагеря.

Когда Саттл закончил, Локли выключил микрофон, спрятал его на случай возможного возвращения. Все необходимое для работы оборудование он оставил на месте. Надо было немного спуститься вниз и пройти около четырех миль на запад — там находилась тропа, ведущая к Галечному озеру. К моменту приезда первых туристов тропа превратилась бы в широкую аллею, но сейчас ею пользовались редкие рабочие комплекса. Днем раньше по ней проследовал грузовик с наблюдателями из Общества по охраны дикой природы.

Локли направился в сторону тропы, туда, где стояла его собственная машина. Добравшись до нее, инженер попытался завести мотор. Машина неуверенно сдвинулась с места. Локли знал, что его план был полным сумасшествием, просто самоубийством, но продолжал ехать на север — в сторону Галечного озера.

Машина летела на бешеной скорости, поднимая клубы пыли. То, что он делал, Локли делал против всех инструкций. Он не собирался покидать территорию парка, путь его лежал к строительному лагерю. Джил была там, и Локли не простил бы себе, если бы не попытался сначала спасти девушку, а уж потом собственную шкуру. Он не подчинился приказу.

Коммуникатор Локли был настроен на связь с Саттлом и Вэйлом, а их приборы приспособлены для связи с ним. Все три коммуникатора настроены на голоса своих хозяев, и чужой голос не дошел бы до того, кто находился на связи. И вот после всего услышанного некто убил или устранил Вэйла, подобрал его коммуникатор, а через некоторое время выбросил. Локли не мог понять, каким образом ему удалось услышать скрежет, визг и прочие посторонние шумы, доносившиеся после исчезновения Вэйла.

Не заостряясь на этой мысли, Локли снова вспомнил о Джилл. Она находилась в опасности. Кто знает, что нужно от людей этим пришельцам из космоса? Локли до сих пор не совсем принимал достоверность того, что на Землю проникли инопланетяне, но что бы ни случилось, а Джилл угрожала опасность. Необходимо добраться до лагеря, разыскать девушку и отвезти ее подальше. Локли действовал вопреки доводам разума, повинуясь своим эмоциям, но иначе он перестал бы уважать себя. Он не позволял себе ни на минуту задуматься о том, что необходимо немедленно покинуть территорию парка. Он не думал о странностях в работе коммуникатора Вэйла. Он не думал ни о чем, кроме Джил.

Машина на полной скорости мчалась в сторону Галечного озера.

Глава вторая


Машина пока вела себя превосходно, этот вариант автомобиля сжигал меньше топлива, но и предлагал меньший комфорт в отличие от стандартных моделей. Скоростные характеристики тоже несколько страдали из-за экономии топлива, но Локли гнал во всю мочь, выжимая из машины все возможное.

Вот тропа спустилась в широкую долину, казавшуюся одним сплошным зеленым ковром из-за травяного покрова. Вот снова пошли холмы, затем Локли пересек небольшой мост, соединявший берега стремительного и достаточно широкого ручья. Наконец машина приблизилась к месту, где проводились работы по сооружению тоннеля. От каменистых стен склона эхом отражался звук работающего двигателя.

Ни разу на пути инженеру не встретилось ни одной другой машины, зато он дважды видел оленей. Над головой то и дело проносились маленькие пичужки, встревоженные шумом едущей машины. Вот Локли краешком глаза уловил какое-то движение по левую сторону от себя, и автоматически обернулся, пытаясь разглядеть, что бы это могло быть, но так ничего и не увидел. Возможно, горный лев успел скрыться за горным выступом, или другое крупное животное испугалось приближения человека. К концу пятой мили Локли заметил торговый фургончик, налегке удаляющийся от Галечного озера и строительного лагеря в сторону цивилизованного мира.

Машины поравнялись и разъехались в разные стороны — фургончик явно не торопился покинуть опасную зону, он на небольшой скорости проехал мимо Локли, и инженер отчетливо расслышал стук катающихся по дну кузова инструментов. Было совершенно очевидно, что ни водитель, ни его пассажир ничего не знали об инопланетном вторжении, и покидали лагерь по рабочим нуждам, а не спасались бегством. Водитель мог бы даже остановиться на время и позволить себе легкий завтрак, но на автостраде его ожидал большой грузовик с товаром, и нужно было торопиться.

Локли проехал еще десять миль. Он кипел от злости из-за необходимости нарезать многочисленные крюки, так как тропа отнюдь не была прямым и коротким путем в лагерь. И без того маломощная машина заметно сбавляла скорость на каждом подъеме, доводя инженера до бешенства. Однажды на пути Локли встретился дикий медведь, лакомившийся малиной в ягоднике на холме. Зверь даже не успел испугаться, как машина пронеслась мимо. Попадались еще олени. Вот какой-то небольшой зверек, возможно, койот, убегая с дороги, нырнул в густые заросли кустарника и затаился там, выжидая, пока машина проедет.

Следующие несколько миль Локли провел в полном одиночестве, пока не выехал, наконец, на финишную прямую. Вдалеке он заметил выезжающие из-за холма машины. Они ехали не как обычно, одна за другой по своей полосе — обе полосы были заполнены. Дорога была запружена разнообразными средствами передвижения, и все они явно стремились как можно скорее покинуть район строительного лагеря.

Все эти машины двигались навстречу Локли. Тут были большие грузовики и маленькие фургончики, встречались легковые машины и даже несколько мотоциклов, старавшихся объехать пробку по обочинам дороги. Машины очень плотно теснились на дороге, и, будто по чьему-то глупому капризу, большие неповоротливые грузовики оказались во главе колонны, мешая остальным поскорее вырваться из опасной зоны. Шум моторов, скрежет железа, визг колес заполнили пространство вокруг, и шум этот надвигался прямо на Локли и его миниатюрную малолитражку. Вот водители фургонов принялись сигналить, требуя освободить дорогу.

Локли поспешно отъехал на правую обочину дороги и остановился, выжидая, пока путь снова будет свободен. Ревущее скопище машин поравнялось с ним, а затем пронеслось мимо. Среди проехавших были и совсем громоздкие фуры, и седаны, и покрытые грязью до самых кабин грузовики, встречались и совсем крохотные машинки, наподобие той, которая была у Локли, а также с десяток разнообразных мотоциклов.

Каждое средство передвижения вмещало в себя максимальное количество пассажиров. Кузова грузовых машин заполняли группы рабочих из лагеря. Седаны были набиты инженерами, служащими столовой и прочим обслуживающим персоналом. Даже в кузовах машин, ранее перевозивших груды песка и мусора, сидели люди. Вся эта масса автомобилей заполняла дорогу от края до края. Проносясь мимо, машины оставляли позади себя облака клубящейся пыли и запах выхлопных газов. Когда основная масса проехала мимо, Локли заметил, что в хвосте ехали машины постарше, тоже до отказа набитые людьми. Те, которые оказывались в последних рядах, старались любым способом обогнать ехавших впереди — среди людей явно наблюдался панический страх оказаться самым последним.

Одна из машин с пятью пассажирами свернула налево и остановилась возле Локли. Водитель, перекрывая шум моторов, прокричал:

— Вы что, собираетесь ехать в лагерь? Поворачивайте назад — всем приказано покинуть парк! Как только появится возможность, разворачивайтесь и езжайте назад.

Сообщив все, что хотел, мужчина теперь пытался вернуться на дорогу и проследовать дальше. Локли вышел из машины и подошел к открытому окну, чтобы воспользоваться возможностью поговорить с тем, кто еще недавно находился в лагере.

— Вы хотите сказать, что подтвердилась версия об инопланетянах? Ужасно! Вы случайно не знаете, в лагере была девушка, ее имя Джилл Холмс. Она журналистка и освещала процесс строительства национального парка. Я хотел бы знать, покинула ли она лагерь вместе со всеми?

Мужчина, предупредивший Локли об опасности, продолжал пристально смотреть на дорогу, ища, куда можно было бы вклиниться. Несмотря на то, что поток машин явно поредел, такой возможности пока не предоставлялось. Наконец он повернулся к Локли и недоуменно уставился на него.

— Черт побери! Кто-то уже просил меня пойти и проверить, где она. Я как раз занимался эвакуацией людей из лагеря. Господи, кажется, я забыл про нее!

Пассажир на заднем сиденье добавил:

— Она не уехала вместе с нами. Я видел ее, но подумал, что она уже договорилась с кем-то насчет места в машине.

Водитель нервно заметил:

— Но мы не видели ее ни в одной из машин! Если только она не в кузове грузовика…

Локли скрежетал зубами. Он внимательно всматривался в кабину каждой проезжавшей машины. Если учесть, что среди спасавшихся были, в основном, мужчины, девушку наверняка посадили бы в кабину рядом с водителем, и он заметил бы Джилл.

— Если ее не будет видно в последней проехавшей машине, я отправлюсь в лагерь и проверю, нет ли ее там! — возмущенно заметил Локли.

Водитель явно вздохнул с облегчением.

— Если она осталась в лагере, это ее ошибка. Если найдете девушку, немедленно поворачивайте прочь от лагеря. Держитесь подальше от озера. Сегодня утром там произошел жуткий взрыв. Трое человек отправились проверить, что случилось, и не вернулись. Потом пошли еще двое, и что-то попало в них по дороге — от них пахло хуже чем от скунсов, а потом их парализовало, словно от удара током. У них были галлюцинации — зрительные и слуховые, и ни один, ни второй не могли пошевелить и пальцем. Их машина перевернулась и упала в канаву, а потом они снова смогли двигаться и вернулись в лагерь — как раз в тот момент, когда пришел приказ всем покинуть территорию парка. Если найдете девушку, будьте осторожнее, и сматывайте как можно скорее. Ну, наконец-то! Мы можем ехать. Счастливо!

Водитель удачно вписался в образовавшийся промежуток между машинами, и его седан рванулся прочь от Локли. Следующая за ним машина едва не врезалась в него, и некоторое время воздух сотрясали громкие сигналы клаксонов. Затем движение выровнялось. Теперь уже было очевидно, что вскоре поток машин иссякнет. Позади оставались только частные легковушки, принадлежавшие некоторым рабочим.

И вдруг, так же неожиданно как появились, машины, ревущие и поднимающие клубы пыли, исчезли. Дорога была свободна. Локли выехал с обочины и направился туда, откуда с бешеной скоростью уезжали строители и обслуживающий персонал. Еще долго слышался позади шум удаляющихся машин и рев моторов, но инженер не обращал на него внимания, отчаянно давя на газ.

Если верить словам водителя седана, на озере прогремел взрыв. Значит, часть информации, поступившей от Вэйла, уже подтвердилась. Трое мужчин отправились проверить, что произошло, и не вернулись. Если верить Вэйлу, то иначе и быть не могло. Следующие двое пошли искать пропавших, и были атакованы чем-то неизвестным, отчего стали пахнуть хуже скунсов и на время потеряли способность передвигаться. Они подвергались зрительным и слуховым галлюцинациям… Локли не мог придумать объяснения происходящему. Разведчики вскоре снова смогли двигаться и поспешно вернулись в строительный лагерь, опасаясь, что паралич возобновится. В лагере все были охвачены паникой и готовились к эвакуации, а возвращение разведчиков и их рассказ поверг людей в еще больший шок. Тем не менее никто пока не видел ничего конкретного.

Первые трое ушедших так и не вернулись. Вероятно, они были либо убиты, либо пленены, если вспомнить сообщения в прессе о контактах с инопланетянами. Быть может, та же судьба постигла и Вэйла. Локли надеялся, что его взяли в плен — как иначе можно объяснить довольно длительный период работы передатчика, на котором необходимо удерживать кнопку для связи с кем-либо? Итак, Вэйла могли взять в плен, но могли потом и убить. Следующих троих смельчаков постигла та же судьба. Последние двое были на время обездвижены, но не убиты, и смогли спастись. Черт знает что.

Машина переехала через мост и повернула. Локли сжал зубы от злости, увидев, сколько еще поворотов ему предстояло.

Вот навстречу ему пронесся одинокий автомобиль, по непонятным причинам отставший от основной массы. На протяжении следующих десяти миль инженеру повстречались еще около дюжины машин. Возможно, у них были какие-то неполадки, которые пришлось устранять прямо перед отъездом. Джилл не было ни в одной из них. Одна из машин ехала медленно, издавая жалобные звуки. Ее водитель старался выжать все, на что была способна его старушка.

Единый порыв, в котором люди поспешно покидали опасную зону, поддавшись панике, свидетельствовал о том, что показания Вэйла оправдались. Приземление неопознанного летающего объекта с разумными существами с иной планеты имело место. Убийство либо пленение первых троих мужчин, отправившихся расследовать обстоятельства сильного взрыва, было достаточным доказательством того, что пришельцы с другой планеты стремятся изучить обитателей нашей Земли, на которую им случилось приземлиться. Временный паралич и последующее выздоровление следующих двоих рабочих можно было бы объяснить тем, что инопланетянам оказалось достаточно троих разумных представителей местной фауны. У них в руках еще оставался и Вэйл. Они не пытались скрыть факт своего появления, хотя даже если бы и захотели, вряд ли бы это им удалось. Итак, инопланетяне пытались собрать информацию о месте, в котором приземлились, значит, они еще недостаточно осведомлены о нас.

Ладно, тут все более или менее понятно, но оставались и другие варианты. Например, пришельцы могли просто уточнять данные о том, что им уже достаточно хорошо известно. В таком случае, их появление на Земле не случайность, и инопланетяне явно имеют какие-то планы на нашу собственность. Локли продолжал жать на газ. Джилл Холмс. Он видел ее четыре раза. Джилл была помолвлена с Вэйлом. Все говорило о том, что девушка не покинула лагерь вместе с рабочими. Локли подумал, что даже если бы она не интересовала его, он все равно бы поехал и проверил, не осталась ли она случайно где-то в одном из строений. Останься девушка в лагере одна, ей грозила бы сильнейшая опасность.

Локли не встретилось больше ни одной машины. Но вот показался довольно крутой поворот — дорога уходила за высокий каменистый выступ. Едва Локли повернул направо, как навстречу ему с грохотом выехал другой автомобиль, и, пронесшись мимо, задел миниатюрную машинку инженера. Автомобиль Локли потерял управление и завертелся волчком, приближаясь к обочине. Боковое стекло разлетелось вдребезги, крыло было помято. Инстинктивно давя на тормоза, инженер остановил машину. Виновник аварии проехал мимо, даже не остановившись и не поинтересовавшись, все ли в порядке с водителем разбитой машины.

Вот мимо пронеслась еще одна машина. Некоторое время Локли сидел неподвижно, ошарашенный произошедшим, а потом впал в ярость. Он выскочил из кабины, надеясь вернуть машину на дорогу в одиночку — не такая уж большая она была, его малышка. Тем не менее сделать это оказалось не так то просто, и, действуя без посторонней помощи, Локли провозился бы не один час. Надо было спешить. Мысли о том, что Джилл по каким-то необъяснимым причинам не покинула вместе со всеми строительный лагерь, прочно засела в мозгу инженера.

До Галечного озера оставалось около пяти миль, и еще примерно столько же до лагеря. Проще будет добраться туда пешком, чем пытаться починить машину. Времени оставалось не так уж и много. Кем или чем бы ни оказались пришельцы, приземлившиеся на территории парка, они уж наверняка поймут, для чего существуют дороги. Кроме того, человек, едущий на машине, явно будет замечен быстрее и покажется инопланетянам опаснее пешехода, которого не так-то просто заметить в лесном массиве. Быть может, ему удастся добраться до лагеря незамеченным.

Решено: надо идти пешком. Локли отправился в путь один, и совсем без оружия. Где-то неподалеку находилось место, в котором приземлился корабль пришельцев, тех самых, которые, как утверждал Вэйл, упали в озера прямо с неба. Локли двигал страх за судьбу Джилл. Ему казалось, что ноги его делают слишком маленькие шаги, и сам он не идет, а ползет по дороге, тогда как время было на вес золота. От скорости зависела, возможно, жизнь девушки.

Свернув с дороги, он направился к лагерю прямо через лесные заросли. Казалось, все вокруг жило обычной жизнью, даже не подозревая, что происходит нечто ужасное. Птицы весело щебетали, насекомые жужжали, перелетая с места на место, дул легкий ветерок, нежно шевеля зеленую листву деревьев. Вот неподалеку пробежал кролик, напуганный вторжением человека в свои владения. Ничего необычного. Локли подумал о том, что сейчас он подвергает себя опасности, разыскивая девушку, которую едва знает, и которая, возможно, не нуждается в его помощи.

В это время мало где было столь же спокойно и безмятежно, как в этом лесу. Войска уже перемещались в железнодорожных вагонах, сопровождая смертоносный груз. Они везли многочисленные самонаводящиеся ракеты, проносясь на предельной скорости вдоль границ Штатов. Каждая военная база на территории побережья находилась в состоянии постоянной боевой готовности; танки и самолеты были заправлены топливом и готовы начать движение в любой момент, как только поступит приказ. Уже весь цивилизованный мир знал о случившемся, и о том, что все рабочие и ученые из национального парка на Галечном озере эвакуированы во избежание контакта с инопланетными существами. Распространились слухи, что пришельцы охотятся на людей и убивают их ради забавы. Говорили, будто у них есть отравляющий газ, парализующие и уничтожающие лучи. Внешность их не поддавалась описанию, и на телевидении сразу появились многочисленные «свидетели», когда-либо видевшие инопланетян. Газеты писали, что пришельцы из национального парка напоминают ящериц или гигантских личинок. Другие сообщали, что на самом деле они похожи на плотоядных птиц, а то и на восьминогих роботов. Художники предлагали многообразные рисованные изображения для иллюстрации статей. Воображение работало на всю катушку. Кто-то изображал инопланетян в агрессивной манере, кто-то как доброжелательных существ, жаждущих наладить контакт с землянами. Вокруг факта исчезновения Вэйла разгорелась жарка полемика: говорили, что пришельцы взяли его с собой, чтобы исследовать и ставить на нем опыты, как на крысе; другие утверждали, что он наверняка служит неизвестным существам гидом, провожая их по территории чуждой планеты. Все-таки пессимистические гипотезы преобладали. Появились картинки, на которых инопланетян изображали направляющими огненные лучи на людей, в муках сгоравших и падающих на землю. Появились версии, что многие женщины были изнасилованы пришельцами. Тот факт, что в строительном лагере находилась всего одна женщина — Джилл Холмс, — никого не смущал.

Население Соединенных Штатов впало в состояние легкой паники. Однако большинство людей оставались на своих рабочих местах, не меняя обычный ритм жизни. Транспорт тоже ходил по расписанию. Люди с небывалой активностью раскупали газеты и слушали сводки новостей по радио. Они сравнялись по популярности с фильмами ужасов и фантастикой, которая однажды может стать реальностью, но пока не стала. Сообщения о приземлении на территории их страны корабля пришельцев волновали и пугали людей гораздо сильнее, чем самый реалистичный фильм ужасов. Но попадались и смельчаки, рассматривавшие происходящее как неплохое развлечение. Впечатлительные граждане содрогались от страха, слушая многочисленные варианты описания пришельцев, один другого отвратительнее, хотя имели место и вполне безобидные. Реалисты и прагматики чаще всего попросту не верили всей этой болтовне, сомневаясь в самом факте существования разумных инопланетян. В этом было что-то сродни «русской угрозе». Теоретически она могла оказаться реальной, но до сих пор ничего страшного не случилось с Америкой.

Комментарии официальных лиц должны были направить мысли людей в безопасное русло. Министерство безопасности распространило заявление: «Некий объект упал из космоса в Галечное озеро, Колорадо. Скорее всего, то был крупный метеорит. Когда поступило сообщение радара о замеченном объекте, министерство просто воспользовалось случаем для проведения учебной тревоги. Была реализована разработанная на случай реальной опасности программа. После того, как метеорит приземлился, вступили в действие распоряжения, нацеленные на проверку боеготовности Военно-Воздушных Сил. Тем не менее, во избежание неожиданностей, на месте приземления объекта проводится расследование».

Локли взбирался по холмам, спускался по склонам, скользя ботинками по осыпающимся под его весом камням. Он пробирался по территории, где ничто, казалось, не вышло за рамки необычного. Солнце сияло, легкие облака медленно плыли по лазурному небу, на две трети остававшемуся ясным. Вокруг раздавались естественные звуки дикой природы. Ничто не нарушало покой лесных жителей.

Вот Локли вышел на пересекавшую его путь недостроенную дорогу. Неподалеку стоял брошенный бульдозер, ковш которого так и остался торчать из начатой траншеи. Дальше путь Локли лежал к началу траншеи — к самому лагерю. Инженер двинулся дальше. Повсюду были следы бурной деятельности человека. На земле осталось оборудование для подрывных работ. Ни одного человека не было видно.

В полумиле Локли заметил несколько кабинок из листового железа. Они были соединены друг с другом тропинками из глины и железных обломков. Рядом явно располагалась столовая — высокий длинный навес, под которым стоял довольно большой стол с двумя скамьями по обе стороны. На столе царил беспорядок. Лагерь представлял собой городок в миниатюре, тут было все необходимое для нормальной жизнедеятельности некоторого количества людей на довольно длительный срок. И во всем лагере не раздавалось ни одного звука, ни одного человеческого голоса. Лишь клубы пара поднимались над покинутой полевой кухней.

Локли переходил от одного домика к другому. Вокруг царила тишина. Лагерь выглядел безжизненным. Инженер в отчаянии огляделся по сторонам, размышляя о том, что ему теперь делать. Явно не было смысла осматривать общие спальни, но Локли все равно направился туда. Несколько тарелок, кофейных чашек и прочей утвари стояло на столиках. Над ними кружились мухи. В кухне царил запах приготовленной пищи. В печах еще горел огонь. Локли заметил голубое пламя сжатого газа. Тут было все необходимое, но не было самого главного — тех, для кого предназначен этот мини-городок.

Все говорило о том, что люди покинули лагерь менее часа назад — совсем недавно. Тем не менее, что-то препятствовало Локли громко выкрикнуть имя Джилл. Он молча стоял в лучах ласкового солнца и созерцал картину покинутого лагеря. Ужасно. Люди явно не съехали отсюда, а в спешке бросили все на произвол судьбы. Ничто не указывало на присутствие Джил. Локли почему-то казалось, что она должна была ожидать прихода Вэйла в лагере, так как он, несомненно, прежде всего подумал бы о ее безопасности. Да. Она осталась ждать Вэйла. Но Вэйл или убит, или находится в плену инопланетян. Он не смог спасти девушку.

Локли поймал себя на том, что смотрит на скол горы, за которым располагалась наблюдательная станция Вэйла. Инженер выискивал глазами отдаленную человеческую фигурку, которой могла оказаться Джилл, направлявшаяся на станцию Вэйла, чтобы сообщить ему о том, что он узнал раньше всех.

Размышления Локли прервал некий едва слышимый звук. Что-то тут было не так. Пульс инженера непроизвольно участился — звук походил на приглушенную человеческую речь. Прямо под небольшим возвышением, на которое взобрался Локли, стояло небольшое здание, увенчанное длинной антенной для приема коротковолновых сообщений — с ее помощью лагерь не терял связи с внешним миром. Недолго думая, инженер спрыгнул прямо на крышу домика. Стук ботинок о кровлю гулко прокатился над опустевшим лагерем. Здание оказалось невысоким, и Локли не составило труда спуститься оттуда на землю.

Остановившись в дверях, он услышал голос Джилл, возмущенно произносившей кому-то, кто был с нею на связи:

— Но я уверена, что он должен был придти и убедиться, все ли со мной в порядке! — Пауза. — Больше тут никого не осталось, и я хочу… — Еще одна пауза. — Но он находился на горной вершине! По крайней мере, вы могли бы послать вертолет…

Локли не выдержал и позвал ее:

— Джилл!

Послышался звук упавшего предмета, потом неуверенный голос девушки:

— Меня кто-то зовет. Подождите минутку.

Она подошла к дверям. При виде Локли лицо девушки омрачилось, она явно ожидала не его.

— Я пришел, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке, — пробормотал инженер, чувствуя, что вот-вот покраснеет. — Ты говорила с кем-то вне парка?

— Да. Ты случайно не знаешь ничего о…

— Боюсь, что знаю, — Локли не дал ей договорить. — Но в данный момент важнее всего доставить тебя в безопасное место. Я передам по связи, что мы выходим немедленно. Хорошо?

Девушка молча стояла возле него. Локли подошел к передатчику, выглядевшему, словно обычный телефон, но соединенному с коробкой, на панели которой горели многочисленные лампочки. Тут же стояло миниатюрное карманное радио — транзисторное радио — на ящике с выключателями. Локли включил микрофон и назвал себя по имени. Он доложил, что пришел убедиться в безопасности Джилл, и как ему пришлось преодолеть бурный поток машин, на которых люди в панике покидали территорию парка. Подробно рассказав обо всем, что видел по пути в лагерь, Локли добавил:

— У меня тут в десяти милях стоит машина. Она опрокинулась в траншею, но, возможно, это поправимо. Было бы лучше, если бы вы прислали вертолет за мисс Холмс и забрали ее отсюда.

Ответ прозвучал несколько неестественно, так, словно говорил гражданский, неудачно пытавшийся подражать военному. Локли сухо отчеканил:

— Конец связи.

Положив микрофон на место, инженер взял себе карманное радио, оно могло пригодиться.

— Они посоветовали нам попробовать выбраться на моей машине, — безуспешно пытаясь скрыть свое возмущение, обратился он к Джилл. — Как гражданские, они вряд ли имеют в своем распоряжении вертолеты. С другой стороны, оно и к лучшему. Если где-то поблизости разгуливают инопланетные существа, не стоит привлекать их внимание летающими и грохочущими машинами. Наверняка они попытались бы атаковать вертолет. Не следует злить их преждевременно. Идем отсюда. Я должен доставить тебя в безопасное место.

— Но я жду здесь… — Девушка выглядела растерянной и огорченной. — Он хотел, чтобы я уехала еще вчера. Мы едва не поссорились из-за этого. Он скоро должен придти сюда и убедиться, что со мной все в порядке.

— Боюсь, у меня плохие новости для тебя, Джилл, — медленно произнес Локли.

Смягчая по возможности детали, он рассказал девушке обо всем, что услышал от Вэйла, и о том, как прервалась связь с ним. Он упомянул и о том, как некоторое время после того, как голос Вэйла пропал, коммутатор продолжал работать и передавать посторонние шумы, пока кто-то не разбил его. Локли не стал упоминать о звуках борьбы и факте падения прибора на землю, после чего его и подняли неизвестные существа. Тому пока не было объяснения. Всего рассказанного и так с лихвой хватало на то, чтобы расстроить девушку. Кровь отхлынула от ее лица, а глаза напряженно следили за переменами в лице Локли.

— Но… но… — едва слышно пробормотала она, — его же, наверное, только ударили… не убили… Он наверняка жив и нуждается в помощи. Если на него напали неземные существа, они же могли не отличить, просто он ранен или убит! Он наверняка пришел бы мне на помощь, и я не оставлю его в беде!..

Локли некоторое время колебался.

— Не похоже на то, чтобы его оставили там раненого. Но если ты хочешь непременно проверить это, то туда пойду я. Кроме того, в одиночку я доберусь до его станции быстрее. Моя машина лежит в канаве не очень далеко от лагеря. Иди к ней и жди меня там. Все-таки это дальше от озера. И там ты будешь в большей безопасности. А я проверю, что случилось с Вэйлом.

Инженер подробно объяснил девушке, как найти машину. Надо подняться вот на тот холм, потом пройти через лес к дороге. Держатся южнее заброшенного бульдозера. Смотреть в оба и двигаться по возможности тихо.

Джилл нервно сглотнула слюну. Девушка явно колебалась, но через несколько секунд произнесла:

— Если Вэйлу нужна помощь, ты сможешь сделать для него больше, чем я. Но я подожду тебя у края леса. Я спрячусь за деревьями… Кто знает, может, я вам пригожусь.

Локли понял — девушка надеется, что он принесет в лагерь раненого Вэйла, и тогда она поможет обработать раны. Он позволил ей остаться. Пройдя через лагерь и отведя Джилл в укрытие из деревьев и кустарников, Локли отдал ей карманное радио, чтобы она могла слушать выпуски новостей. Убедившись, что она находится в относительной безопасности, Локли направился к холму, за которым возвышался горный хребет. Там была станция Вэйла. Наблюдательный пункт располагался в кратере древнего вулкана. Некоторое расстояние Локли пришлось преодолеть по открытой местности. Если разведывательная команда инопланетян все еще неподалеку от Галечного озера, то они могут отлично видеть его передвижения. Зато и агрессия их будет направлена на него, а не на Джилл. По крайне мере, он мужчина, и сможет хоть как-то за себя постоять.

Начался подъем. Все вокруг по-прежнему выглядело безмятежно. Пели птицы, пробегали небольшие дикие зверьки, жужжали насекомые. Через каждые преодоленные пятьсот футов Локли видел все новые и новые высоты, на которые ему предстояло подняться. Небо затянуло облаками. Вот позади еще тысяча футов. Две. Три. Между горными пиками Локли мог видеть приблизительное местонахождение собственной станции в тридцати милях отсюда. На рассвете он мирно пил там кофе… Галечное озеро пока не попало в поле зрения инженера, а значит, и пришельцы еще не заметили его. Только их разведывательная команда могла подойти достаточно близко к лагерю — а заодно и убежищу Джилл — и увидеть его издалека.

Вот Локли достиг точки, где должна была располагаться станция Вэйла. Он двигался медленно и осторожно, внимательно осматриваясь по сторонам. Ветер дул ему навстречу, донося многочисленные шумы. Вот Локли нечаянно задел небольшой камушек, и тот с грохотом сорвался вниз.

Вот отсюда Вэйл уже мог увидеть приближение корабля инопланетян. Вот спальный мешок, угли от погасшего костра, коммуникатор… его явно разбили, ударив тяжелым камнем, но перед этим перенесли в другое место. Коммуникатор всегда располагался на специальной подставке, а сейчас валялся на земле в нескольких футах от нее.

Никаких других признаков, по которым можно было судить о произошедшем. Угли из кострища никто не раскидывал. Спальный мешок Вэйла выглядел так, словно в нем никто не спал, и его только разложили на ночь. Локли внимательно осмотрел камни вокруг — нигде не было заметно кровавых пятен. Вообще ничего… Хотя нет! На мягкой земле между двумя большими валунами виднелись странные следы. Они явно принадлежали не человеку, не лошади, не медведю. Следы не походили на отпечатки копыт горного барана… И вообще они не напоминали следы ни одного земного существа. Тем не менее следы были здесь. Локли поймал себя на размышлениях о том, пищит ли оставившее их существо или рычит. Почему-то инженеру казалось, что оно не делает ни того, ни другого.

Локли внимательно посмотрел вниз, туда, где в полумиле лежало Галечное озеро. Вода казалась невероятно яркого голубого цвета. На поверхности озера отражались горные склоны и растущие на них деревья. Никаких признаков движения. На берегу не оказалось никакого корабля, на котором, по словам Вэйла, приземлись инопланетяне. Тем не менее что-то необычное имело место. Деревья, растущие у самой воды, поломаны, повсюду валялись отсеченные ветки. Некоторые стволы валялись на довольно большом расстоянии от берега. Вдоль береговой линии плавали обломки. Огромная волна, начинающая движение откуда-то из самого центра озера, довольно быстро достигала берегов. Она имела несколько дюймов высоты и походила на морскую приливную волну. Такая волна со всей очевидностью доказывала факт, что нечто огромное упало в озеро с большой высоты.

Однако Локли не заметил ничего движущегося или необычного вокруг. Ни одного постороннего звука, нехарактерного для данной местности.

Зато инженер почувствовал какой-то странный запах.

Ужасный запах, напоминающий неприятный аромат, исходящий от рептилий. Он вызывал в памяти зловоние джунглей, разлагающихся трупов и гниения растений. То было гораздо хуже, чем запах, испускаемый напуганным скунсом.

Инстинктивно Локли приготовился бежать, но тут его ослепил яркий свет. Даже закрытые веки не защищали глаза. В этом свете, казалось, соединились все возможные цвета, невероятно яркие, и они переливались, вспыхивали и затухали. Инженер не видел ничего, кроме этого невыносимого света. Потом раздался звук. Хриплый, какофонный звук. Он напоминал гул толпы, в котором смешивались крики и монотонный рев. Невыносимый звук. Потом Локли охватил ужас — он осознал, что не может пошевелиться! Каждая клеточка его тела словно затвердела, утратив гибкость. Инженер упал на землю, словно лишившийся опоры столб.

Лежа, Локли не утратил способности размышлять. Итак, сначала его ослепил свет, потом он услышал странный звук, и повсюду невыносимо пахло гниющими останками и тухлой водой. Инженеру казалось, что он пролежал на земле целую вечность, мучимый светом, звуком и запахом.

Затем все мучившие его ощущения словно растворились. Он все еще не мог видеть, слишком сильно подействовал на глаза ярчайший свет. Он ничего не слышал. Очевидно, рев на время оглушил его. Локли знал, что может двигаться, но ничего не чувствовал. Руки и ноги словно онемели.

Потом инженер заметил, что положение его тела изменилось. Он попытался подняться, все еще ничего не видя и не слыша, потом ощутил, что руки связаны за спиной и закреплены чем-то твердым, ими невозможно было пошевелить.

Постепенно — очень медленно — зрение и слух возвращались к нему. Вот где-то неподалеку раздался визг. Сначала он был слабым, потому что уши еще не способны были работать с прежней чуткостью. Вот вернулось осязание, хотя все тело оставалось будто ватным.

Как оказалось, кто-то поднял его с земли. Его руки за спиной держало нечто, явно снабженное когтями. Локли стоял, слегка пошатываясь. Чувство баланса исчезло, очевидно, вместе с другими ощущениями, и теперь медленно восстанавливалось. Локли все еще ничего не видел. Когтистые лапы — или руки с когтями — дотронулись. Его кто-то повернул и подтолкнул вперед. Он пошатнулся, сделал несколько шагов, чтобы не потерять равновесия. Толчки продолжились. Его явно куда-то вели. Руки были связаны за спиной чем-то наподобие веревки или лианы.

Спотыкаясь на каждом шагу, инженер послушно двигался туда, куда его вели. А что еще ему оставалось делать? Да, его куда-то направляли, не слишком вежливо, но и не откровенно грубо.

Локли с нетерпением ждал, когда к нему вернется зрение. Но оно все не возвращалось.

Внезапно он осознал, что не может видеть потому, что на глазах повязка!

Время от времени где-то поблизости раздавался визг. Судя по всему, его, пленника, вели вниз с горы. Но кто вел?

Глава третья


Спуск оказался довольно долгим еще и потому, что Локли ничего не видел вокруг и не мог пошевелить руками. Он несколько раз споткнулся, дважды упал. Когтистые лапы поднимали его и продолжали вести в неизвестном направлении. Резкие повизгивания продолжались. Внезапно Локли осознал, что некоторые из них явно предназначены для его ушей — некто обращался к нему. Повизгивание с предупреждающими интонациями должны были предупреждать его о препятствиях на пути, призывая к осторожности.

Локли начал внимательно следить за этими звуками. Ему казалось, что они похожи на резкий писк, издаваемый детскими свистульками. Постепенно все чувства полностью вернулись к инженеру. Повязка на глазах мешала видеть, но сквозь нее можно было разглядеть серые тени — контуры предметов, которые глаза способны заметить сквозь ткань.

Снова визг. Спустя довольно долгое время Локли ощутил, что теперь их путь лежит по траве. Вероятно, они уже прошли около полумили. На протяжении всего спуска пленник не пытался заговорить со своими захватчиками. Какая в этом польза? Если бы его хотели убить, то убили бы. Однако его для чего-то привели вниз, привели живым. Значит, существа рассчитывали получить какую-то пользу от него.

Внезапно его остановили. Локли молча стоял на месте около часа. Вероятно, захватчики занимались некими приготовлениями. Послышались приближающиеся звуки. Визг.

Локли снова толкнули, и он пошел в указанном направлении. Потом лапы или когтистые руки подняли его. Зазвенел металл. Те, кто держал его, отпустили инженера. Снова звон металла. Локли неуверенно сделал три или четыре шага в сторону.

Вдруг человеческий голос иронично произнес:

— Добро пожаловать в наш лагерь! Где они поймали вас?

— На вершине горы. Я пытался проследить за ними. Вы не развяжете мне руки? — ответил Локли.

Кто-то снял веревку с его запястий, и инженер смог, наконец, снять повязку с глаз.

Он увидел, что находится в металлической камере около восьми футов высотой и примерно столько же шириной, а в длину достигавшей двенадцати футов. Пол клетки был песчаным. Через небольшое круглое отверстие в потолке внутрь проникал слабый свет. В камере уже находилось трое мужчин. Они были одеты как рабочие из строительного лагеря. Среди них был высокий худощавый мужчина, толстяк с усами и пухлый коротышка. Очевидно, к Локли обращался коротышка. Он снова заговорил:

— Вы видели кого-нибудь из них? — спросил он.

Локли отрицательно покачал головой. Все трое рабочих переглянулись и удовлетворенно закивали головами. Песчаный пол камеры лишь кое-где запечатлел следы ботинок. Создавалось впечатление, что пленники даже не пытались исследовать свою темницу, а просто сидели на песке, терзаясь от неизвестности.

— Мы тоже их не видели, — вновь заговорил коротышка. — Какой-то чертов взрыв произошел в районе озера этим утром. Мы взяли машину — мою машину — и поехали проверить, что случилось. Потом кто-то напал на нас. На всех сразу. Потом был свет, шум, жуткая вонь. Нас словно парализовали электрошоком. Когда мы очнулись, на глазах у всех были повязки, а руки связаны за спиной. Они привели нас сюда. Вот, пожалуй, и все, что можно рассказать. А что произошло с вами, а точнее, со всеми нами?

— Вряд ли я знаю это на сто процентов, — отозвался Локли.

Он подумал некоторое время, а потом рассказал рабочим про Вэйла и передал все его слова. Никто толком не знал, что же произошло. Если верить Вэйлу, на Землю прибыли инопланетяне. Если не верить… но если не верить, то в парке творилась какая-то чертовщина!

— Может, это пришельцы с Марса, а? — предположил усатый толстяк. — Думаю, мы вели бы себя таким же образом, если бы прибыли к ним на Марс. Они должны как-то наладить с нами контакт, чтобы разузнать все о нашей планете. По-моему, так.

Локли по своему темпераменту был склонен ожидать самого худшего. Предположение, что инопланетяне пленили их, чтобы навести справки о Земле, выглядело слишком уж оптимистично. Локли не верил в эту гипотезу. Очень уж непохоже, что пришельцы из космоса совсем ничего не знают о землянах. Странным был выбор Галечного озера как места приземления корабля. Если для посадки нужна была большая глубина — что, скорее всего, соответствовало истине, — тогда не проще ли приземлиться в океане? Корабль мог всплыть и обследовать озеро, как и рассказывал Вэйл. Но океан со всех сторон гораздо более удобное место для приземления. То, что инопланетяне опустились в кратерное озеро — таких всего два или три на всем континенте, пригодных для посадки корабля, — говорило об их хорошей осведомленности. Они заранее подготовились и рассчитывали попасть именно сюда. Значит, пришельцы наверняка знали хотя бы один человеческий язык, на котором им предоставили информацию о Галечном озере. Кто бы или что бы ни воспользовалось озером как посадочной площадкой, он не был чужаком на Земле!

Да… Они нуждались в глубоководном водоеме и заранее знали, что глубина Галечного озера им подходит. Возможно, существа знали о нас гораздо больше. Однако если они не знали, что Джилл ожидает его в лесу возле лагеря, значит, они не способны подслушивать на расстоянии.

— Я был в команде наблюдателей, делающих необходимые для картографов замеры, когда все это случилось. Утром я как раз связался с одним из наших — Вэйлом.

Снова Локли подробно рассказал все, что ему поведал Вэйл о предмете, упавшем из космоса, и существах, вышедших из него. Потом рассказал о своих действиях, опуская все, относящееся к Джилл. Свой приход в лагерь инженер выставил как акт любопытства. Он не стал упоминать также о гнетущей картине покинутого лагеря. Закончив рассказ, Локли понял, что строители принимают его рассказ не совсем всерьез, но зато и не относятся к нему, как к бреду сумасшедшего.

Усатый толстяк задал пару вопросов, высокий мужчина делал свои предположения. Локли задавал один вопрос за другим, пытаясь понять, что же происходит.

Ответы на вопросы оказывались бессодержательными. Никто не видел захватчиков даже краешком глаза. Все слышали визг по пути в камеру, и визг явно представлял собой манеру разговаривать неких существ, явно не людей. Никто не знал своего местонахождения из-за повязок на глазах. Никто не предложил пленникам ни пищи, ни воды с самого момента захвата. Похоже на то, что всех их поместили в специальную камеру на время, пока похитители решат, какую пользу можно извлечь из землян.

— Может, они хотят научить нас говорить на своем языке, или разрезать и посмотреть, как мы устроены. А может, они хотят проверить, не подходим ли мы в пищу, — скривился усатый.

Коротышка недоуменно спросил:

— А зачем они завязали нам глаза?

У Локли зародились самые ужасные подозрения по этому поводу. Он размышлял о том, каким образом кораблю, сконструированному для плавания в глубоководной среде, удалось приземлиться в кратерном озере. Вслух инженер произнес:

— Вэйл передавал, что они не похожи на людей. Хотя в его бинокле они казались всего лишь черными точками. Так что ничего определенного. А когда он увидел их вблизи, то уже не успел рассказать, что они из себя представляют.

— Наверняка они жуткие уроды, — предположил высокий мужчина.

— Может, и так, — согласился с ним усатый, натянуто улыбаясь. — Наверное, они не хотят нам показываться, чтобы мы не испугались. А скорее всего, они и не думали лишать нас зрения. Может, они не нас боятся напугать своим видом, а просто им противно смотреть на людей, такими уродами мы им кажемся!

Локли резко прервал его тираду:

— Кстати, насчет камеры — она сделана людьми.

Усатый мгновенно откликнулся:

— Мы уже это заметили. Камера должна была служить помойной ямой при кухне отеля, который здесь построили бы. Ее закопали бы в землю и складировали туда мусор, а по мере его перегнивания камера бы очищалась. Пришельцы просто воспользовались нашей вещью, чтобы держать нас в плену. Интересно, что будет с нами дальше?

Послышались слабые повизгивания. Овальный люк на потолке камеры открылся, и через него к пленниками упали три живых кролика. Люк захлопнулся. Кролики принялись бегать по камере из угла в угол, напуганные происходящим.

— По их мнению, таким образом нас следует кормить? — недоуменно пробормотал коротышка.

— Черт, еще не хватало! — с отвращением воскликнул высокий мужчина. — Их просто поместили в камеру наравне с нами. Они представляют наш животный мир, как и мы сами. Тут наша временная тюрьма. Пол в камере песчаный — туда можно закопать что-либо или похоронить кого-то… Никаких проблем с очисткой помещения. Так что нам придется жить тут с кроликами до тех пор, пока пришельцы не решат, что делать с нами дальше.

— И что же с нами будет? — спросил коротышка.

Ответа на его вопрос не последовало. Всех их либо убьют, либо нет. Никто не знал, что можно предпринять в данной ситуации. Тем временем Локли оценил трех своих соседей по несчастью как ребят, с которыми лучше быть заодно. В любом случае, сейчас невозможно было совершить что-либо действенное, дабы изменить положение вещей. Существование охранника снаружи, способного парализовать всех троих в любой момент, делало мысль о побеге в светлое время суток глупой.

— Что они за существа? — произнес коротышка. — Может, мы смогли бы понять, что они намерены с нами делать, если бы увидели и оценили их хотя бы по внешним данным…

— У них, как и у нас, есть глаза, — заметил Локли.

Все трое рабочих уставились на него.

— Они приземлились днем. Рано утром. Наверняка они точно рассчитали время своего прибытия. Итак, они опустились рано утром, чтобы обеспечить себе длительный промежуток светлого времени суток, чтобы расположиться до наступления темноты. Если бы пришельцы активизировались по ночам, то и приземлились бы в темноте.

— Звучит разумно. Я как-то не подумал об этом, — заметил высокий мужчина.

— Они увидели меня на расстоянии, — продолжал Локли. — А я не замечал их присутствия. Значит, у них довольно хорошее зрение. Они следили за мной до самой вершины горы и прятались, чтобы узнать, что мне там нужно. Потом они поняли, что я рассматриваю берег озера в поисках Вэйла, парализовали меня и привели сюда. По всему выходит, что глаза у них есть, и довольно зоркие.

— А этот парень, Вэйл. Что с ним случилось? — спросил коротышка.

— Возможно, то же, что и с нами, — ответил Локли.

— И что теперь? — поинтересовался коротышка.

Локли промолчал. Он думал о Джилл, ожидающей его в лесу неподалеку от лагеря. Она могла видеть, как он поднимался на гору, и даже проследить, как он добрался до лагеря Вэйла. Но место похищения выпадало из поля ее зрения, и она наверняка до сих пор ждет, когда он вернется. Вряд ли она отважится повторить его путь, что значит попасться в ту же ловушку, что и они с Вэйлом. Девушка должна понимать, что это место надо обходить стороной.

Возможно, она попробует добраться до его сломанной машины. Она слышала, как Локли по передатчику просил прислать за ней вертолет. Никто не обещал ему, что это случится, по сути, ему отказали. Но если девушка спустя долгое время не объявится, кто-нибудь должен рискнуть и пролететь над лесом на небольшой высоте, чтобы спасти ее. Легкий самолет мог бы приземлиться на дороге… В любом случае, Джил должна найти выход из парка.

Она и так долго ждала в лагере, пока придет Вэйл, подвергая себя опасности. А теперь…

Время шло. Яркое солнце нагрело металлическую камеру, и пленники страдали от жары и духоты. Снова послышались визги. Люк на потолке камеры открылся, и около полудюжины диких птичек были запущены внутрь. Потом люк захлопнулся. Локли внимательно прислушивался. Снаружи на люке определенно была задвижка, чтобы не дать возможности диким животным попасть в контейнер с помоями.

Жара становилась невыносимой, и пленники мучались от жажды. Лишь однажды они смогли расслышать посторонний шум, который даже сквозь толстые металлические стены можно было узнать — шум винтов вертолета. Он становился все громче и громче, а потом внезапно прервался. Вот и все. Больше никакой информации не поступало к четверым пленникам снаружи.

Тем не менее там творились удивительные вещи. Грузовики с войсками прибыли на территорию национального парка Галечного озера уже спустя несколько часов после того, как строительный лагерь был покинут рабочими. Эвакуировавшиеся рассказывали многочисленные версии того, что с ними произошло. Выдвигались сотни предположений, что же случилось с тремя пропавшими рабочими, и все они были одно ужаснее другого. Двое спасшихся инженеров во всех подробностях описывали, как они сначала были парализованы неизвестным оружием, а потом пришли в себя и вернулись в лагерь. Их рассказы немедленно были напечатаны и повторены во всех средствах массовой информации. Со временем выяснилось, что уже дюжины людей собственными глазами видели, как с неба спускалась какая-то штуковина. Однако каждый описывал ее по-своему. Тут был и черный грушевидный предмет, несколько минут паривший в воздухе, прежде чем приземлиться в горах, и детализированные описания серебристого, в форме торпеды, корабля, снабженного ракетами и флагом неизвестного государства…

Естественно, ни одно из описаний не было верным. Скорость падающего объекта, как было доложено с двух радарных станций, такова, что в процессе приземления в горное озеро он никак не мог парить в воздухе столько времени, чтобы предоставить людям возможность полюбоваться невиданным зрелищем.

Тем не менее набралось достаточно сведений от рабочих строительного лагеря, чтобы вынудить Министерство обороны сделать новое официальное заявление. Оно представляло собой скорректированный вариант первого и было призвано успокоить общественность таким образом, чтобы не вызывать подозрений в утаивании фактов.

В сообщении говорилось, что болид — медленно двигающийся, широкий метеоритный объект — попал под наблюдение земных радарных станций за некоторое время до его падения на нашу планету. Работники станций проследили его путь до самой точки приземления — парка вокруг Галечного озера. Видеоматериал, снятый с вертолетов, показал, что имели место мощные колебания воды в озере, характерные в случаях падения больших объектов. Официальным лицам показалось уместным на время эвакуировать рабочих из района приземления объекта и провести заодно учения воздушных и наземных военных соединений для проверки их боеготовности. Также будет проведено расследование факта падения болида.

Автор заявления целиком опирался на сообщение Вэйла и ту информацию, которую донесли до официальных лиц рабочие строительного лагеря — но лишь в той мере, чтобы не вызвать панику среди населения. Кроме того, в заявлении говорилось, что нет почвы для распространившихся по всей стране слухов и многочисленных статей об инопланетянах. Пока не произошло ничего сверхъестественного, просто огромный метеорит прилетел на Землю из космоса и по счастливой для землян случайности упал не в густо населенном месте, а на территории национального парка, да еще и в кратерное озеро. Таким образом, никакого вреда дикой природе не было нанесено.

Само собой, заявление не возымело никакого действия. Было слишком поздно — люди уже поддались панике.

Тем временем невыносимая жара в камере четверых пленников — едва не ставшей для них последним пристанищем — начала спадать. Солнце медленно уплывало за горы, и металлический контейнер накрыла спасительная тень.

Вот уже в который раз люк камеры открылся, и внутрь был брошен дикобраз. Люк захлопнулся. Было уже около пяти часов вечера. Коротышка язвительно пробормотал:

— Если они рассчитывают таким образом кормить нас, то могли бы подбросить что-нибудь попроще, чем дикобраз!

Теперь в камере находилось четверо мужчин, три кролика — до сих пор мечущихся в ужасе из одного угла в другой, полдюжины птиц и новоприбывший дикобраз. Все дикие животные шарахались от людей. При каждом резком движении кого-нибудь из мужчин птицы вспархивали и принимались истерично биться о металлические стены своей темницы.

— Мне кажется, что его предположение наиболее разумно, — произнес Локли, кивком указывая на высокого мужчину. — Кролики, птицы и дикобраз рассматриваются пришельцами как образцы земной фауны, так же, как и мы. А может, нас временно поместили с ними, а потом станут изучать отдельно. Будем надеяться, что им не придет в голову кинуть сюда еще и медведя в довершение всего!

Высокий мужчина добавил:

— Или змей! Интересно, который час… Думаю, с наступлением темноты мне полегчает. Вряд ли они разглядят змей ночью.

Локли ничего не сказал. Если Галечное озеро было выбрано пришельцами для посадки на базе полученной ранее информации, то сомнительно, чтобы медведей или змей поместили вместе с людьми. Проще было бы сразу убить их. Скорее всего, инопланетяне нуждались в людях. Инженер принялся строить догадки. Можно было сделать множество предположений, но ни одно из них не казалось Локли неоспоримым.

Лишь одно казалось более-менее точным, хотя и тут можно было усомниться. Инженер точно помнил, что его подняли в воздух перед тем, как бросить в круглый люк камеры. Значит, металлический контейнер находится на поверхности земли, его не закопали, как предполагалось по плану. Следовательно, контейнер располагался не там, где должен был. Освещение внутри камеры было слабым, однако Локли мог видеть троих рабочих, животных и птиц, а также заклепки, соединяющие стены и крышу контейнера.

Стараясь не привлекать внимания, Локли принялся раскапывать песок на полу. Примерно через четыре дюйма начинался пласт земли. Инженер осмотрелся вокруг, кое-где сквозь песок пробивались стебельки растений. Итак, контейнер стоял на выбранном для его помещения месте, пока не закопанный в землю. Песок… Локли снова задумался.

Некоторое время он сидел молча. Троица рабочих не выказывала особого желания что-либо предпринять. Свет, проникавший сквозь щели неплотно прилегавшего люка, становился все слабее. Внутри камеры практически невозможно было разглядеть что-либо на расстоянии вытянутой руки.

— Кто-нибудь знает, сколько сейчас времени? — не выдержал Локли.

Казалось, прошла целая вечность.

— Кажется, уже наступила среда, — отозвался усатый. — А может, еще только десять или одиннадцать вечера вторника. Похоже, мы тут надолго, и никто не собирается выпустить нас отсюда.

— Думаю, нам лучше не дожидаться, пока за нами придут, — возразил Локли. — Мы вели себя достаточно тихо. Наверняка пришельцы подумали, что мы не сделаем ничего, чтобы выбраться отсюда до их прихода. Да и поздно уже — они, скорее всего, решили, что мы будем спать, а мы устроим им сюрприз и сбежим.

— Но как? — спросил коротышка.

Локли медленно ответил:

— Контейнер стоит на поверхности земли. Я немного покопался в песке и отыскал край металлической стены. Если вся конструкция стоит только на земле, а не на фундаменте, мы наверняка сможем откинуть ее и выбраться отсюда. Я начну копать, а вы слушайте внимательно, не раздается ли звуков снаружи.

Локли принялся копать руками, предварительно отодвинув песочную массу подальше от места раскопок. Он ощущал своеобразный прилив адреналина, размышляя, что может последовать за этими его действиями. Он очень надеялся, что ничего непоправимого.

Было по меньшей мере странно, что пришельцы из космоса сочли бездонную металлическую камеру подходящим местом для содержания животных. Странно также, что пол в камере был песчаным. Откуда бы инопланетянам знать, что подобная штука имеет назначение камеры? Скорее всего, пришельцы решили провести опыт и проверить животных на сообразительность. Практически любой зверь попытался бы сделать подкоп и выбраться на волю.

Локли копал. Земля оказалась довольно плотной и содержала множество мелких камней и корней растений. Инженер нетерпеливо отбрасывал их в сторону. Когда слой корней закончился, копать стало значительно легче. Вот, наконец, рука Локли опустилась под стенку камеры. Он продолжал копать и внезапно ощутил, что пальцы уже достигли свободного пространства снаружи контейнера.

— Теперь кто-нибудь из вас может мне помочь, — тихо произнес он. — Похоже, нам удастся выбраться отсюда. Но сначала надо все обдумать. Нам не следует разговаривать во время работы и даже когда она будет завершена. Кстати говоря, будем ли мы держаться вместе и дальше, после освобождения?

— Нет, конечно! — воскликнул коротышка. — Нам необходимо как можно скорее рассказать всем об этих пришельцах. Надо разделиться. Если им удастся поймать одного из нас, возможно, остальные смогут уйти. Вряд ли мы сможем отбиться от них, если будем идти все вместе. Лучше разделиться. Я уже подумал об этом, и я пойду один.

Он медленно подполз к Локли.

— Где вы копаете? Отлично. Я нашел. Отодвиньтесь чуть-чуть и дайте мне развернуться.

— Все готовы начинать? — спросил Локли.

Да. Все были готовы. Коротышка копал очень энергично. В камере слышались только звуки тяжелого дыхания и отбрасываемой земли. Коротышка тихо пробормотал:

— Ну вот, вроде все в порядке. Теперь надо расширить дыру.

Он приостановился, и высокий мужчина нетерпеливо воскликнул:

— Давай я сменю тебя.

Атмосфера в камере заметно улучшилась. Через отверстие туда проникал аромат свежей травы и прохладный ночной воздух. Усатый тоже принялся помогать, потом снова наступила очередь Локли. Вскоре он прошептал:

— Мне кажется, достаточно. Я пойду первым. Прекратить все разговоры, как только выберетесь наружу.

Он пожал руки своим товарищам по несчастью, пожелал им удачи и стал протискиваться через отверстие в земле. Бесчисленные звезды сверкали на ночном небе. Они отражались в темной воде Галечного озера, вода была совсем близко.

Локли двигался бесшумно. Он почти ничего не видел вокруг, ночь была безлунной. Отвернувшись от сверкающей воды, он некоторое время молча стоял на месте, пытаясь проследить, как будут спасаться его бывшие сокамерники. Вот он расслышал их бормотание. Они уже вылезли наружу, и, похоже, разошлись в разные стороны. Локли пошел дальше, успокоенный. Он надеялся, что еслии встретится с ними, то совсем при других обстоятельствах. Он верил, что они предпримут достаточно усилий, чтобы больше не попасться в лапы пришельцев.

Руководствуясь наблюдениями за Большим Ковшом, Локли двигался в том направлении, где, судя по всему, его должна была ждать Джилл. Судя по расположению звезд, уже наступила полночь. Джилл наверняка подумала, что случилось худшее. Необходимо разыскать девушку.

Было почти два часа ночи, когда Локли добрался до нужного места, вышел на открытое пространство, чтобы девушка смогла увидеть его. Потом тихо позвал ее по имени. Ответа не последовало. Он позвал снова, потом еще и еще раз.

Вот Локли разглядел что-то белое. Это был обрывок бумаги, приколотый к ветке одного из деревьев, с которой явно предварительно оборвали все листья. Локли снял бумагу и заметил, что на ней что-то написано. Отсутствие луны на небосводе не позволяло прочесть записку, оставленную Джилл. Локли продвинулся немного в глубь леса, отыскал довольно глубокую яму, опустился на четвереньки и вытащил из кармана свою зажигалку. Рискуя быть обнаруженным, он быстро прочел те несколько строк, которые уместились на небольшом клочке бумаги.

«Я видела странных существ, бродивших по лагерю. Это не люди. Боюсь, что они охотятся за мной. Я ушла на поиски машины. Надеюсь, я отыщу ее».

Девушка писала на простом английском языке, пребывая в полной уверенности, что инопланетные существа не способны понять смысла ее слов. Локли не был уверен ни в чем. Тем не менее записку явно не обнаружили. Если бы пришельцы нашли ее, то где-то поблизости ждала бы засада. По крайней мере, это казалось логичным.

Инженер отправился сквозь черные лесные дебри на поиски своей застрявшей машины.

Путь показался ему чересчур долгим. Он остановился и попил чистой воды из небольшого горного источника, неподалеку от которого пролегала дорога к лагерю. Ночью, без всякого источника света, еле волоча ноги, трудно было определить, какую дистанцию он уже преодолел. Инженера одолевали сомнения, не прошел ли он уже мимо заброшенного бульдозера, служившего неплохим ориентиром, когда он достиг места раскопок. Путь усложнялся многочисленными стволами поваленных деревьев, разрытыми ямами, некоторые были наполнены водой.

Локли дошел до бульдозера и повернул на юг, к дороге. Машина должна быть где-то неподалеку, не больше чем в четверти мили отсюда. Инженер двигался к ней, стараясь держаться поближе к обочине. Вдруг он услышал музыку. Она звучала очень тихо, но сразу обращала на себя внимание, потому что была последним, что ожидал услышать человек, находящийся в диком лесу в предрассветные часы. Локли вышел на середину дороги. Внезапно музыка оборвалась. Инженер осторожно произнес:

— Джилл?

Он явно слышал ее дыхание.

— Я нашел то место, где находился Вэйл во время нападения. Там нет ни капли крови, и ничто не указывает на то, что его убили. А потом меня самого поймали. Они посадили меня в камеру с тремя рабочими из строительного лагеря, которых уже считали убитыми. Нам удалось спастись. Вполне разумно надеяться, что Вэйл в целости и сохранности, и даже мог спастись, или кто-то спас его.

Тирада Локли получилась слишком длинной, но он хотел убедить девушку в том, что это именно он, Локли, и ей нечего опасаться. Тем не менее он и сам уже надеялся, что Вэйлу удалось бежать или что он, во всяком случае, жив. Человеку свойственно не терять надежду до последнего, как бы ужасно ни складывались обстоятельства.

Джилл вышла из тени машины.

— Я не была уверена, что это ты, — она с трудом выговаривала слова от страха. — Я видела пришельцев с довольно близкого расстояния… Сначала мне показалось, что это люди… Так что теперь я решила перестраховаться. Мне страшно, Локли.

— Жаль, что мне нечем особо тебя порадовать, — отозвался он.

— Нет, что ты! Ты принес очень хорошие новости, — возразила девушка. — Если они поймали его и взяли в плен, он сможет объяснить им… что он человек, и что люди — разумныe существа, а не животные, и что мы должны подружиться…

В голосе девушки звучала уверенность. Локли подумал, что все время, пока Джилл ждала его здесь, она морально готовилась отрицать любую плохую новость до тех пор, пока сама не увидела бы бездыханное тело Вэйла.

— Ты не хочешь поподробнее рассказать мне, что произошло? — спросила она.

— Я буду заниматься машиной, а заодно рассказывать, — ответил Локли. — Нам надо убраться отсюда до восхода солнца.

Он подошел к миниатюрному автомобилю, внимательно осмотрел его со всех сторон и попытался сдвинуть на дорогу. Предпринимая все новые попытки то с одной стороны, то с другой, Локли рассказывал девушке обо всем, что с ним случилось, вплоть до того, как пришельцы кинули в одну клетку с людьми кроликов, птиц и дикобраза.

— Но они не убили вас, — настойчиво произнесла Джилл. — И они не стали убивать тех троих рабочих, и двоих, что потом вернулись в лагерь, когда смогли двигаться после паралича. Считая вместе с тобой, они пощадили жизни шестерых мужчин, не причинив им почти никакого вреда. Так почему бы им вдруг пришло в голову убить седьмого?

Локли не сразу ответил на ее вопрос. Сначала он подумал о том, что никто из шестерых пленников не вступал в противостояние с пришельцами. Только Вэйл явился свидетелем их приземления и высадки на Землю…

— Да, конечно, ты права, — отозвался он через минуту, деловито ковыряя что-то под капотом. — И все же не нравится мне все это.

Потом он опустился на колени и заглянул под машину. Ремонт явно оказался сложнее, чем предполагалось. Поднявшись на ноги, инженер разочарованно произнес:

— Мы плотно застряли. Одно переднее колесо повернуто почти под прямым углом к другому. Поломки оказались куда более серьезными, чем я ожидал… Машина не поедет, даже если мне удастся вытащить ее на дорогу. Похоже, придется идти пешком. Скорее всего, по дороге к озеру уже расположены военные части, и мы наверняка встретим кого-нибудь рано или поздно. По крайней мере, я очень на это надеюсь!

Но Локли явно не везло. Мало того, что машина действительно так и не завелась, но и ни одного военного не встретилось пока на пути инженера и девушки. Впрочем, если бы машина находилась в исправном состоянии, у пришельцев оказалось бы больше шансов заметить большой движущийся объект, чем двух крадущихся вдоль дороги людей. Кроме того, автомобиль мог быть расценен как угроза, и уничтожен вместе с пассажирами.

Локли и Джилл не взяли ничего из вещей, остававшихся в машине, и отправились в путь. Они старались двигаться как можно ближе к дороге, не оставляя надежды повстречать военных. Это был не самый короткий маршрут для выхода из национального парка. Через лес проходили еще тропинки, путешествие по которым заняло бы гораздо меньше времени. Локли ожидал рано или поздно встретиться с войсками, у которых наверняка будут танки. Инженеру казалось, что против наших тяжелых военных машин оружие инопланетян почти бессильно. Итак, Локли и Джилл продолжали двигаться вдоль главной дороги. У инженера не было при себе никакого оружия, не было даже еды. Он вдруг вспомнил, что ничего не ел с самого утра.

Наступил день, серый и мрачный. Росинки поблескивали на стеблях травы и листьях деревьев. Локли углубился в лес, отыскал сломанную ветку и с большим трудом сделал из нее нечто вроде дубины, обломав побочные веточки и сучки. Когда он вернулся на дорогу, Джилл внимательно прислушивалась к голосу, раздававшемуся из поднятого в строительном лагере карманного радиоприемника. Потом она выключила его.

— Я надеялась услышать какие-нибудь новости, — тихо пояснила она. — Правительство знает о корабле с пришельцами, и он — я имею в виду Вэйла — обязательно попытается дать им понять, что мы за существа. Так что в любое время может наладиться дружественный контакт между землянами и жителями другой планеты. Но пока еще нет никаких конкретных сообщений. Наверное, слишком рано…

Локли сдержанно покачал головой в знак согласия. Они вместе пробирались сквозь лесные дебри по сырой траве, старясь не удаляться от дороги более чем на несколько метров. По мере того, как небо прояснялось, Локли все чаще поглядывал на Джилл. Девушка выглядела очень уставшей. Инженер удрученно подумал, что она, должно быть, думает сейчас о Вэйле. Вряд ли хоть раз образ Локли вытеснил из ее сознания лицо любимого. А сейчас, когда неизвестность поглотила Вэйла, Джилл вообще не способна была думать о чем-то другом.

Когда солнце окончательно поднялось над горизонтом, Локли приостановился и обеспокоенно произнес:

— Ты не отдыхала уже целые сутки, и я сомневаюсь, что со вчерашнего утра тебе удалось поесть. Я тоже страшно устал и очень голоден. Если военные машины пойдут по этой дороге, мы услышим шум их моторов. Думаю, нам следует углубиться в лес и немного отдохнуть. Может, я смогу отыскать что-нибудь съедобное.

Дикие лесные заросли таят в себе опасность для человека, далекого от природы, но также предлагают и стол, и кров тем, кто знает, что и где искать. В лесу всегда растут какие-либо пригодные в пищу ягоды, сгодятся и некоторые сорта желудей. Зелень определенных растений очень похожа по вкусу на спаржу. Листья кое-каких колючих растений, если срывать их не переросшими, достаточно питательны, чтобы не дать человеку умереть с голоду. Ну и, конечно, в лесу всегда есть грибы. Даже на камнях растут некоторые грибы, из которых можно сварить суп, предварительно высушив их.

Перед тем, как отправиться на поиски пищи, Локли вдруг обратился к Джилл с запоздалым вопросом:

— Ты говорила, что видела тех существ, и что они не были похожи на людей. Как они выглядели, Джилл?

— Они находились на достаточно большом расстоянии от меня, — ответила девушка. — Мне не удалось как следует разглядеть их. Размером они примерно как мы, но это точно не люди. Они прошли далеко от меня, я не могу сказать ничего точно!

С минуту Локли стоял молча, потом пожал плечами и сказал:

— Отдыхай. Я скоро вернусь.

С этими словами он покинул девушку.

Локли был страшно голоден и внимательно смотрел по сторонам, в надежде найти что-нибудь съедобное. Мысли о еде прерывались невольными попытками сознания нарисовать примерную картину того, как могли выглядеть пришельцы из космоса, если размером они примерно такие же, как люди, но даже издалека видно, что это не земляне. Выходит, они настолько отличаются от нас по внешнему виду, что это бросается в глаза и на большом расстоянии. В конце концов, тряхнув головой и попытавшись отогнать мысли о пришельцах, Локли обратил все свое внимание на поиски пищи.

Ему удалось отыскать небольшую полянку, где росли ягоды. Там было достаточно места для ягодных кустов, но деревьям не хватало площади. Полянку явно посещали медведи, но ягод оставалось довольно много.

Локли насобирал их в свою шапку и отправился назад к Джилл. Она снова слушала радио, уменьшив громкость звука. Инженер положил шапку с ягодами возле нее, но девушка в волнении подняла руку, призывая его помолчать некоторое время. Солнечные лучи проникали сквозь густую листву деревьев и наполняли воздух веселым желтым светом. Поглощая собранные ягоды, Локли и Джилл внимательно слушали сообщение по радио.

Как раз вышло новое, уже третье по счету официальное заявление. Сейчас, спустя двенадцать часов после второго, полного уверенных ноток бюллетеня, уже не имело смысла притворяться, что в Галечное озеро упал простой метеорит.

О том, что в озеро упал естественный природный объект, уже не приходилось говорить. Однако расследование продолжалось. Небольшие аэропланы летали над территорией падения объекта, пытаясь получить фотографии плавающего в озере космического корабля инопланетян. Удовлетворительной информации по этому поводу не поступало, но снимки разрушений, произведенных гигантской волной, образовавшейся в результате падения некоего крупногабаритного объекта, говорили сами за себя — никто уже не сомневался, что на землю опустился инопланетный корабль. По границам национального парка Галечного озера были распределены войска, чтобы предотвратить поток любопытствующих, стремящихся встретить братьев по разуму. Подробности приземления выяснялись. Рабочих из строительного лагеря допрашивали снова и снова, и двое спасшихся мужчин в который раз уже рассказывали историю своей «встречи» с пришельцами. Было доподлинно известно, что еще по крайней мере четыре человека попали в плен к неизвестным существам. Одним из них был Вэйл, свидетель спуска и приземления корабля инопланетян. Трое других отправились исследовать причину мощного взрыва, потрясшего территорию возле озера. Они так и не вернулись, но это вовсе не означает, что они погибли. Вполне возможно, что захватчики — эти пришельцы, гости с другой планеты, приземлившиеся на американской территории, пытаются определить, как следует общаться с его хозяевами — американским народом.

Локли внимательно посмотрел в лицо Джилл. Когда она услышала фразу, относящуюся к Вэйлу, девушка побледнела, но, заметив, что Локли наблюдает за ней, уверенно произнесла:

— Они же не знают, что пришельцы не убили тебя и даже позволили бежать вместе с остальными рабочими. Кто-то должен донести до них эту информацию…

Локли ничего не ответил. Он подумал о том, что ни двое спасшихся рабочих, ни трое его сокамерников, ни он сам не видели своих захватчиков. В отличие от Вэйла. Сообщение по радио продолжалось, в голосе ведущего звучала уверенность в своих словах… Оказывается, прошлым вечером в горы отправился вертолет, чтобы в деталях изучить место посадки инопланетян, поскольку с самолета сделать это невозможно.

Локли вспомнил, что сидя в камере, они слышали звук работающих винтов. Значит, это и был тот вертолет. Оказывается, связь с летчиками внезапно оборвалась. Скорее всего, причина была в неисправности приборов… Позднее дошли слухи о том, что пилот одного из маленьких аэропланов вынужден был опуститься на высоту в пятнадцать тысяч футов и вдруг почувствовал очень неприятный запах. Потом он лишился зрения и не мог двигаться. Он был парализован. Такое состояние длилось всего несколько секунд. Он словно бы попал в своеобразное поле определенной ширины, пролетев которое вновь смог видеть и двигаться. Все неприятные ощущения растворились. Он инстинктивно воспользовался уклончивыми маневрами и полетел прочь от опасной зоны, но еще дважды ему приходилось вновь испытывать нечто подобное. Ученые сравнили показания пилота с показаниями двух рабочих и признали, что они полностью идентичны. Это означало, что кто бы или что бы ни приземлилось на территории парка Галечного озера, оно обладало особым лучом, способным на время выводить из равновесия живых существ на довольно большом расстоянии. Если только трое пропавших рабочих не погибли под воздействием этого луча, его можно считать не смертельным.

Информация, дававшаяся в новостях, излагалась дикторами уверенным тоном, дабы не положить начало панике среди населения. Вполне естественно для пришельцев с другой планеты принять некоторые меры предосторожности против возможно негостеприимно настроенных жителей нового для них мира. Однако все наши усилия будут нацелены на скорейшее установление дружественного контакта с инопланетянами. Их оружие, как кажется, имеет ограниченное воздействие и не является смертельным для землян. Время от времени повторялись случаи временного паралича среди солдат, стоявших на границах национального парка, однако люди довольно быстро обретали возможность двигаться. Тем не менее войска несколько отступили от намеченной зоны, а ракетные установки продолжали доставляться на территорию, откуда они могли бы запустить ракеты с атомными боеголовками в район приземления инопланетян, если возникнет такая необходимость. Правительство собиралось сделать все возможное, чтобы этого не произошло, ведь контакт с представителями цивилизации, продвинувшейся дальше землян по пути прогресса, может стать для нас неоценимым. Поэтому атомные бомбы будут использованы лишь в случае самой крайней необходимости. Бомба способна уничтожить пришельцев вместе с их кораблем, а он пригодился бы нам для научных изысканий. Население призывалось к спокойствию. Если все же корабль будет представлять собой опасность для землян, его можно и нужно будет уничтожить. Выпуск новостей закончился.

— Он заставит их понять, что люди, это не дикобразы и кролики! Когда они поймут, что мы разумные существа, все будет в порядке, я уверена, — произнесла Джилл, имея в виду Вэйла.

Локли неохотно заметил:

— Нельзя забывать кое о чем, Джилл. Пришельцы ведь не ослепляли ни кроликов, ни дикобраза. Они ослепили только людей.

Девушка во все глаза уставилась на инженера.

— Один из рабочих, с которыми я сидел в камере, предположил, что они делают это потому, что слишком ужасны на вид, и не хотят пугать нас. Но я так не думаю, — он немного помолчал. — Может, они делали это как раз затем, чтобы мы не увидели, что на самом деле они вовсе не монстры.

Глава четвертая


— Все говорит в пользу того, что они монстры, и нам предстоит выяснить, действительно ли это так. Было кое-что в этом выпуске новостей, что вызывает у меня подозрения… Надо хорошенько подумать, — пробормотал Локли.

— А если это никакие не монстры, значит, они такие же люди, как мы. А Соединенные Штаты ведут холодную войну только с одной страной, и только она могла выкинуть нечто подобное… Если они не пришельцы, а люди, то убьют всякого, кто это обнаружит, — дрожащим голосом произнесла Джилл.

— И все-таки, — настаивал Локли, — все факты говорят в пользу того, что мы имеем дело с инопланетянами. Так что не стоит заранее хоронить Вэйла. Мы сейчас почти попали в ловушку, а он хотел бы, чтобы ты была в безопасности. Да и мне не очень-то нравится то, что сказали по радио.

— Что ты имеешь в виду?

Локли медленно произнес:

— Две вещи. Об одной из них там упомянули, о другой нет. Ничего толком не рассказали о солдатах, идущих по направлению к Галечному озеру, чтобы поприветствовать гостей из космоса и вежливо сообщить им, чтобы они вели себя именно как гости и не ставили на людях эксперименты со своими парализующими лучами. Мы с тобой примерно на это и рассчитывали. Мы ожидали вскоре увидеть солдат, направляющихся к озеру по дороге. Но мы их до сих пор так и не встретили.

Джилл, все еще бледная, наморщила лоб, анализируя слова Локли.

— Об этом так ничего и не сказали толком в новостях. Зато сказали о другом — о том, что войска установили кордон вокруг парка, и некоторые солдаты подверглись воздействию лучей пришельцев. Еще сказали о том, что войска «несколько отступили от намеченной зоны». Понимаешь? Отступили!

Джилл молча смотрела на него, внезапно осознав, что это все значит.

— Но тогда получается…

— Тогда получается, что эти самые лучи — довольно мощное оружие. Оно способно оказывать влияние на людей на расстоянии в милю, если не в десятки миль. Мы так и не знаем, как противостоять ему. Что бы или кто бы ни прибыл к нам на корабле, который видел Вэйл, оно или они обладают оружием, против которого наша армия пока что бессильна. Так что нам пока не стоит надеяться на скорое спасение. Придется уходить из парка своими ногами, в буквальном смысле. Поэтому можно забыть о дороге. Надо искать более короткий и, самое главное, безопасный выход из леса. Нам предстоит хорошенько подумать об этом.

Джилл потрясла головой, словно стараясь стряхнуть все плохие мысли. Наконец, она произнесла:

— Думаю, ты прав. Вэйл хотел бы, чтобы я пошла с тобой. Если уж я не могу ничем помочь ему, то, по крайней мере, надо избавить его от беспокойства за меня. Что ж, будем думать, как выбираться отсюда. У тебя есть какие-нибудь планы?

Локли повел ее вниз вдоль дороги, ведущей от Галечного озера во внешний мир. Спустя несколько сотен метров дорогу пересекал каменистый уступ. Там не было мягкой земли, на которой могли бы остаться следы ботинок, и оба беглеца стали подниматься вверх по уступу, благо он оказался довольно пологим.

— Мы поднимемся здесь, а потом уйдем в лес, — произнес Локли. — В лесу нас будет гораздо труднее найти, чем на дороге. Я уверен, что пришельцы вполне понимают, для чего у нас предназначены дороги. Если бы только узнать, как избежать воздействия их парализующих лучей… Впрочем, мне кажется, что они активизированы как раз в районах дорог — существа наверняка ожидают атаки оттуда и установили систему наблюдения за ними. По крайней мере, им следовало бы сделать это как можно скорее. Так что мы будем избегать близости к дорогам. Очень хорошо, что у тебя удобная обувь для походов через лес — мы сможем довольно долго двигаться в приличном темпе.

Локли шел первым, помогая Джилл карабкаться вверх. Не останется никаких следов того, что они сошли с дороги. Да и вообще во всем парке не оставалось никаких следов их пребывания, кроме небольшой помятой машины на обочине. Инопланетяне знали о существовании Локли, но не о них с Джилл вместе. Локли чувствовал себя несколько шокированным тем обстоятельством, что Джилл вдруг решила сконцентрировать все мысли на собственном спасении, вместо того, чтобы продолжать поиски Вэйла и пытаться спасти его. Значит, рациональное начало в девушке возобладало над эмоциями. Что ж, в одиночку Локли тем более не стал бы утруждаться поисками своего коллеги по несчастью.

Итак, процесс вторжения продолжался. Это мог оказаться инопланетный террор, и тогда его последствия для землян были неизвестны. Однако Локли все еще допускал возможность того, что все происходящее спроектировано и воплощено гостями из страны, стоящей по другую сторону баррикад от Соединенных Штатов. Мысль об этой возможности хотя бы однажды посетила каждого американца за последние двадцать четыре часа. В таком случае, можно примерно выяснить, к чему следует быть готовым.

Весь мир постоянно находился в нервозном состоянии из-за грядущего столкновения сил двух сверхдержав, казавшегося неизбежным. Их соперничество было бесконечным. Большая часть человечества с какой-то обреченностью ожидала момента, когда грянет гром, считая, что его все равно невозможно предотвратить. Но в таком случае, даже если разразившаяся война и окончится, то лишь вместе с гибелью всех живых существ, даже растений и микробов в глубинах мирового океана. Единственной надеждой для людей, как это ни парадоксально, являлось ожидание того, что одна из враждующих наций вдруг изобретет совершенно новое оружие, доселе неведомое и сверхмощное. Тогда она сможет добиться мирового господства, избавив планету от угрозы ядерной войны.

Атомные бомбы смогли бы играть роль такого оружия, если бы имелись на вооружении только одной из сторон. Но обе сверхдержавы обладали ими, и кто бы ни начал атаку, на нее моментально ответили бы с другой стороны. Таким образом, нападавшие не выжили бы, равно как и ответившие на их атаку. Единственным сдерживающим фактором для обеих сторон являлись наблюдательные системы противника. Только они делали существующую войну холодной — войной провокаций, трюков, шпионажа и контршпионажа, но не войной, истребляющей живых существ.

Однако Локли подозревал — и это была худшая из угроз — что соперница Америки разработала новое оружие, которое достаточно долгое время может оставаться неопознанным. Если в Соединенных Штатах поверят в возможность вторжения из космоса, военные не станут посылать ракеты против людей. Они запросят помощи, и она будет предоставлена даже прежними соперниками, если бы на Землю действительно вторглись пришельцы с другой планеты. Люди всегда объединятся против инопланетян. Но если то был корабль, прилетевший не далее, чем с другой стороны Атлантики, и предназначен для введения противника в заблуждение… Америка может оказаться завоеванной из-за своей веры в пришельцев с другой планеты, тогда как на нее напали всего лишь люди.

Не то чтобы все факты свидетельствовали в пользу этой версии, но ее не надо оставлять без внимания. Тому нет пока никаких доказательств, но сама ситуация не располагает к их изысканию. Кроме того, если на Америку действительно напали русские, то последствия такого нападения могут оказаться гораздо хуже, чем результат инопланетного вторжения. Первое приземление может быть всего лишь тестом, необходимым, чтобы убедиться, что американцам пока неизвестно новое оружие, и они не способны противостоять ему. Экипаж корабля имел в своем распоряжении только два варианта развития событий — либо их эксперимент завершится успешно, либо они будут убиты. В случае если для их уничтожения используют атомные бомбы, они все равно выиграли бы. Другие такие же корабли могут высадиться в американских городах, где никто не станет бомбить их, опасаясь гибели миллионов невинных людей. В таком случае русские могут затребовать капитуляции под угрозой смерти. И добиться своего.

Локли взглянул на солнце, потом на свои часы.

— Юг где-то там, — он указал рукой направление. — Это кратчайший путь добраться туда, где ты окажешься в безопасности, а я смогу рассказать кому следует обо всем, что со мной произошло.

Джилл молча последовала за инженером. Оба они растворились в зелени деревьев, и никто не разглядел бы две движущиеся человеческие фигуры с дороги. Даже с воздуха их вряд ли удалось бы обнаружить. Когда было пройдено около мили, Джилл вдруг эмоционально произнесла:

— Но они не могут не быть монстрами! Я уверена!

— Чем бы они ни были, я не желаю, чтобы ты попала им в лапы, — отозвался Локли.

Они шли дальше. Вот в поле зрения попал участок дороги, хорошо видимый из-за деревьев. Он был пуст. Дорога снова терялась из виду, уходя налево. Локли и Джилл взбирались по холмам и спускались вниз. Сейчас идти стало гораздо легче — подлесок сильно поредел, и ноги не утопали в покрове из опавшей листвы. Вот пришлось огибать залитую солнцем поляну, заросшую низким кустарником. Снова каменистые террасы…

Внезапно Локли замер на месте. Он почувствовал, что кровь отхлынула у него от лица. Инженер схватил девушку за руку и отдернул на несколько шагов от лесной тропинки, на которую они только что набрели.

— Что случилось? — прошептала Джилл, увидевшая выражение его лица.

Локли не ответил. Он принюхивался к чему-то. Запах был слабым, но очень неприятным. Аромат джунглей и тухлой воды. Так иногда пахнет в местах, где обитают рептилии. Отвратительный запах! Хуже, чем вонь скунса.

Тишина. Спокойствие. Где-то неподалеку поют птицы. Ничего не происходит. Абсолютно ничего. Спустя довольно много времени Локли внезапно произнес:

— У меня есть идея. Надо кое-что проверить. Я должен убедиться. Если со мной что-то случится, не пытайся помочь!

Он учуял отвратительный запах почти пятнадцать минут назад и успел отвести Джилл на некоторое расстояние от опасной зоны. Никаких признаков движения монстров. Локли пригнулся и почти ползком стал продвигаться вперед среди кустарников. Вот он приблизился к месту, где почуял запах — там все было по-прежнему. Локли вдохнул еще раз, потом отошел назад. Запах стал слабее, но не менее ужасным от этого. Инженер снова подошел ближе, остановился, отошел назад. Он подходил к этому месту с разных сторон, очень осторожно, выдвинув вперед руку.

Внезапно он остановился, повернулся и пошел к Джилл. Лицо его не выражало ничего, кроме злости.

— Нам повезло, что мы не смогли воспользоваться машиной. Нас точно убили бы в этом случае, — произнес он.

В глазах девушки появился страх.

— То, что парализует людей и животных, это своего рода ловушка, и она расставлена здесь. Это нечто вроде луча. Мы почти попали в зону его действия. Возможно, он представляет собой что-то сродни нашим радарам. Я думал, они поставят наблюдателей вдоль дорог, но они сделали лучше. Они установили этот луч. Когда он блокирует главную дорогу, все, кто двигается вдоль нее, тоже попадают в зону действия. Они сначала видят немыслимые и очень яркие сочетания цветов, а потом слепнут; слышат невероятные шумы и чувствуют оцепенение и тот ужасный запах, который мы улавливаем сейчас. Человек становится парализованным на неопределенный срок. Такой же луч застал меня врасплох вчера перед тем, как меня захватили в плен. Тот же луч парализовал троих пропавших рабочих и тех двоих, что отправились на их поиски и смогли вернуться в лагерь, когда действие луча прекратилось.

— Но мы всего только унюхали неприятный запах! — запротестовала Джилл.

— Да. Но я почти сразу отвел тебя в сторону, потому что узнал его. Потом я вернулся, подошел ближе и увидел те же световые вспышки, что и вчера, услышал те же звуки и даже рука, вытянутая вперед, начала неметь, и ощущение это прошло только тогда, когда я отошел назад. Так что пойдем отсюда, — заключил Локли.

— Что же мы будем теперь делать?

— Придется изменить маршрут движения. Если мы попадем в зону действия луча, нас неминуемо парализует. Луч достаточно мощный, но у него есть свои границы. Мы попытаемся следовать вдоль них и не нарушать опасной близости до тех пор, пока луч не кончится, или мы не доберемся до цели. Если, конечно, этот луч не пересекается другим… Тогда мы в ловушке, — ответил инженер.

Он снова пошел первым, прокладывая путь для девушки.

Они преодолели четыре мили, стоившие обоим неимоверных усилий. Заметив, что девушка нуждается в отдыхе, Локли остановился возле небольшого чистого ручья. В прозрачной воде стремительно мелькали чешуйчатые рыбьи тельца. Увидев их, инженер принялся обдумывать способ выловить их оттуда. Первые попытки завершились провалом. В отчаянии Локли воскликнул:

— В любом случае, ловить рыбу не имеет смысла. Если мы разведем огонь для их приготовления, нас, несомненно, обнаружат — дым от костра отлично виден днем на довольно большом расстоянии. Они наверняка смогут направить на нас луч. Как только ты отдохнешь, мы покинем это место.

Локли внимательно обследовал ручей. Он то поднимался вслед за склонами холмов, то бежал в низину. Луч, по-видимому, действовал на другой стороне ручья. Джилл ожидала его возвращения, еле сдерживая нетерпение.

Локли вернулся, неся охапку каких-то белых корней. Окончания их завивались, словно локоны парика.

— Боюсь, это и есть наш ужин. По вкусу они напоминают сырую спаржу. Их сок не разъедает десен, а мякоть довольно питательна. Но сначала надо хорошенько отмыть их.

— Я займусь этим, — поспешно заявила Джилл.

Впервые за все проведенное вместе время девушка посмотрела прямо в лицо Локли. До тех пор, пока он не исчез в лесу надолго, она, по сути, ни разу не посмотрела на него как на личность. Он был лишь человеком, который помогал ей в отсутствие Вэйла. Теперь Джилл подумала о том, что Вэйл был бы очень благодарен Локли за то, что он не оставил ее в беде.

— Я уже достаточно отдохнула, — добавила она.

Инженер кивнул и занялся осмотром местности. Он отметил расположение солнца. Через некоторое время оба они отправились в путь. Спустя две или три мили Локли вдруг приостановился и сказал:

— Я думаю, парализующий луч должен быть где-то там, — он махнул рукой, указывая девушке направление. — У меня есть кое-какая идея… Пойду проверю.

— Будь осторожен! — дрожащим голосом произнесла Джилл.

Он кивнул и пошел в сторону, двигаясь очень медленно, напрягая все свои чувства. Девушка знала, что он пытается уловить знакомый запах, являющийся предвестником опасности.

Локли отошел уже на полмили от того места, где его ждала Джилл, немного отдохнул и пошел дальше. Девушка внимательно наблюдала за его действиями. Вот он наметил точку позади огромного валуна, встал на месте и вытянул вперед руку. Положив кисть на камень, Локли молча анализировал свои ощущения. Он постучал пальцами по поверхности валуна, поднял руку выше, опустил, взял небольшой камешек, постучал им по валуну. Постояв возле камня еще некоторое время, инженер пошел назад к Джилл, неся с собой нечто, сверкавшее, словно золото. По пути он приостановился и положил камушек — своего рода маркер. Повернувшись к девушке спиной, Локли делал непонятые движения. Время от времени вокруг него в воздухе разливалось золотистое свечение.

Наконец Локли вернулся. Придя, он вынул что-то из небольшого предмета, который держал в руках. Это была одна из пружин в его механических часах. Он показал пружину девушке и произнес с облегчением:

— Теперь-то я знаю, что представляет собой этот парализующий луч. Он является чем-то вроде радиационного луча, устроенного по принципу радара… Его вполне способна уловить антенна, и вот эта пружина как раз послужит нам неплохой антенной. Она не подвержена вредному воздействию со стороны луча, в отличие от моего тела. Когда я поднес ее к тому месту, где почувствовал запах, и рука моя начинала неметь, то снова увидел вспышки света и услышал странные звуки. Антенна является преобразователем. Благодаря ей я смог точно определить направление луча.

Джилл выглядела напуганной.

— Луч исходит от Галечного озера. Ты можешь попасть в зону его действия совершенно случайно, не заметив приближения опасности. Я подозреваю, что если бы мы оказались достаточно сильными соперниками существам, установившим луч, они бы сделали его смертельным для нас, — продолжал Локли.

Девушку слегка трясло, словно в лихорадке.

— Пришельцы просто не используют луч на полную мощность. Они пощадили нас. Пока. Дали нам понять, что мы слабы и беспомощны, и дали время хорошенько подумать об этом. Я почти уверен, что они позволили нам четверым спастись из мусорного контейнера намеренно, чтобы мы рассказали всем о том, что с нами произошло. Если мы обнаружим погибших людей в опустошенных городах, то будем точно знать, кто тому виной, и униженно будем просить пришельцев сделать нас своими рабами, иначе умрем. Вот на то они рассчитывают.

Джилл молча стояла на месте. Когда ей показалось, что Локли закончил свою речь, она произнесла:

— Если они монстры, ты думаешь, они захотят поработить нас?

Локли поколебался, а потом, сделав скорбную мину, ответил:

— Джилл, у меня есть привычка ожидать от будущего в основном неприятностей. Так что я буду очень удивлен и обрадован, если они не захотят сделать нас своими рабами.

— Предположим, что на нас напали не монстры. Что тогда? — спросила девушка.

— Тогда мы имеем дело со своими соперниками по холодной войне, и они предприняли попытку разузнать, можно ли будет нанести нам удар так, чтобы мы даже не догадались, откуда он исходит. Думаю, в таком случае те, кто остался на корабле, скорее уничтожат его вместе с собой, чем позволят аппарату попасть нам в руки, — ответил инженер.

— А это не оставляет особой надежды на… — Джилл не смогла договорить.

Она не назвала имени Вэйла. Не смогла. Локли снова скорчил гримасу.

— Но все же пока это не известно наверняка, Джилл. Все факты говорят в пользу того, что мы имеем дело с монстрами. В любом случае, нам с тобой предстоит во что бы то ни стало добраться до представителей военных и доложить им обо всем, что нам удалось выяснить. Теперь у нас есть антенна, и можно будет с большей или меньшей точностью определить расположение луча. Должно быть, армейский кордон вынужден был отодвинуться от границ парка из-за двигающегося или перемежающегося луча. С такими лучами все гораздо сложнее…Что ж, пойдем.

Девушка поднялась на ноги и молча последовала за Локли. Они взбирались на довольно крутые возвышенности и опускались в низины. Солнце потихоньку начинало уходить на запад. Идти было сложно. Даже для Локли, привыкшему к длительным переходам по дикой местности, сегодняшний день стал весьма трудным. Нечего уж говорить о Джилл.

Наконец они вышли на пустынный склон холма, на котором не росли ни деревья, ни кустарники. Постепенно склон переходил в довольно просторную равнину, несколько акров шириной. Локли осмотрелся вокруг. То там, то тут на равнине росли большие мощные деревья с густыми кронами. Инженер удовлетворенно кивнул.

— Присядем и отдохнем тут. А я пока пошлю сообщение, — скомандовал он.

Локли принялся обламывать ветки с темно-зеленой хвоей. Набрав некоторое количество ветвей, он вышел на открытое пространство и стал раскладывать их определенным образом. Потом вернулся к дереву и снова стал ломать ветви. Дело продвигалось очень медленно, потому что линии должны быть длинными и толстыми. Постепенно темная зелень ветвей превращалась в огромные буквы сообщения: «SОS». Каждая буква была около тридцати футов в высоту. А линии — пяти футов шириной. Их должно было быть хорошо видно с воздуха.

Закончив с работой, Локли с удовлетворением заметил:

— Мне кажется, из этого что-нибудь да получится! Если буквы увидят, за нами должны прислать вертолет, — он с улыбкой посмотрел на Джилл. — А ты скоро сможешь насладить отличным ужином.

— Я хочу кое-что сказать тебе, — медленно произнесла девушка. — Мне кажется, что ты просто хотел подбодрить меня, когда сказал, что… Впрочем, я действительно нуждалась в утешении. Если на нас напали не монстры, то они никогда не позволят спастись тому, кто видел их истинное лицо. Разве не так? А если это так…

— Мы знаем о шести человеках, которые попали в плен, — настаивал Локли. — Одним из них был я сам. Все шестеро спаслись. Вэйл тоже мог бежать. Они не особенно хорошо следят за своими пленниками. Мы не знаем и не можем знать, пока не услышим в новостях, о том, спасся ли Вэйл. Так что пока нет никаких оснований предполагать, что Вэйл мертв.

— Но если он видел их, а потом наверняка пытался сопротивляться…

— Пока мы знаем наверняка только то, что он видел их. Единственный повод сомневаться в его благополучии — то, что пришельцы ослепляли всех остальных, прежде чем захватить в плен.

Казалось, девушка напряженно размышляет о чем-то. Через некоторое время она решительно заявила:

— Я буду надеяться на то, что он жив, до последнего.

— Вот и умница! — вздохнул Локли.

Они ждали. Локли мучился от нетерпения. Он всерьез надеялся, что сигнал рано или поздно заметят. Рано ли? И если заметят, то как скоро придут к ним на помощь? Сам Локли слабо верил, что Вэйл жив, но положение и так было достаточно плачевным, чтобы расстраивать девушку еще больше. Спустя довольно долгое время они услышали слабое жужжание в небе. Позабыв о возможной опасности, Локли и Джилл выскочили на открытое место и уставились вверх. Звуки усиливались. Вдруг стало видно, что все небо над Галечным озером заполнено самолетами. Они кружили большими кругами над озером, надеясь высмотреть что-то необычное. Они летали достаточно высоко, так высоко, что казались лишь едва заметными черными точками.

Что ж, если их не заметят прямо сейчас, то это случится несколькими часами позже, когда пилоты вернутся на базу, и фотографы обработают отснятый материал. На каждом самолете было по одному-два мощнейших прибора, делавших снимки местности, чтобы военные, изучив их, смогли выяснить что-то об упавшем на территорию парка объекте.

Младший лейтенант обнаружил снимок с сигналом «SОS» через полчаса после проявки фотографий. Немедленно было созвано экстренное совещание. Были измерены длины теней, проведены точнейшие подсчеты, и результатом всего этого явилось точное определение места, снятого на данной фотографии.

Очень легкий аэроплан взлетел с ближайшего аэродрома и направился в сторону Галечного озера.

Локли и Джилл услышали шум его двигателей гораздо раньше, чем он попал в их поле зрения. Он летел медленно, огибая каменистые склоны и замедляя ход над долинами. Сидевшие под деревом инженер и девушка сначала услышали легкое жужжание, потом звук стал усиливаться — аэроплан приближался.

Он обогнул ближайший склон и стал кружить над долиной, где Локли соорудил свой сигнал, выискивая место для посадки. Локли и Джилл выскочили из своего укрытия на поляну и принялись размахивать руками, привлекая внимание. Аэроплан все кружил и кружил, присматривая место, где можно приземлиться. Вот он удалился, заходя на посадку.

Вдруг летательный аппарат словно вздрогнул, линия его движения стала неуверенной, он слегка накренился вбок, едва не перекувырнулся в воздухе, и бешено нырнул вниз… Потом еле-еле выровнялся, уже в двадцати футах от земли, поднялся и скрылся за ближайшим горным уступом. Со стороны казалось, что он улетал как можно дальше от места, где только что попал в ловушку.

Локли молча смотрел за движением аэроплана. Лицо его медленно бледнело.

— Идиот! Побежали, Джилл, побежали скорее!

Он схватил девушку за руку и они побежали вместе. Очевидно, что-то случилось с пилотом самолета. Он был оглушен странными звуками и ослеплен вспышками света. Все его ощущения притупились, а мускулы отказывались повиноваться — руки застыли на руле. Он не улетел из зоны действия парализующего луча, а потом полетел прочь. Он улетел, а те, кто послал его, подумают, что он прибыл на место слишком поздно и не смог спасти просивших о помощи. Предположат, что беглецы, оставившие сигнал, были пойманы инопланетянами, а для аэроплана приготовлена засада. Тогда бегство пилота — правильное решение.

Однако военным показался странным тот факт, что летчику не позволили приземлиться прежде, чем направить на него парализующий луч. Можно было сделать это на земле, и тогда он и его самолет оказались бы в руках загадочных пришельцев. Странно.

Локли и Джилл бежали через лес как можно дальше от места, где ждали помощи. Локли плотно сжал губы, чтобы экономить воздух на бегу. Прибытие и попытки самолета приземлиться являлись явным сигналом, что беглецы находились где-то поблизости. Если луч способен парализовать пилота на достаточно большой высоте, то его могут направить и на идущих по земле людей… Надежда на спасение таяла на глазах…

Почти не надеясь на успех, Локли помогал Джилл спускаться с холма и бежать дальше, в следующую долину.

Вот он снова учуял запах джунглей и гниения, ужасная вонь, хуже смрада, испускаемого скунсом! Вспышки невероятных цветов слепили глаза, странные звуки заполнили уши инженера. Мышцы постепенно начинали неметь, ощущения притупляться.

Локли застонал. Он попытался найти место для Джилл, где бы она могла спрятаться так, что пришедшие за ними монстры не нашли бы ее. Инженер ожидал, что вот-вот не сможет двигаться совсем, но… запах постепенно ослабевал. Вспышки света становились все менее интенсивными, и стихали звуки. Что ж, похоже, им с Джилл удалось избежать воздействия парализующего луча. Тот, кто направлял его, решил по непонятным причинам изменить направление своего оружия… Случайность… Или луч просто ослабел сам по себе?

Очень странно.

Глава пятая


Когда сгустились сумерки, Локли и Джилл прошли уже много миль от того пустынного пространства, на котором сосновой хвоей зеленели гигантские буквы сигнала «SОS». Инженер и девушка укрылись в листве у подножия гигантского дерева, чьи огромные корни на целый фут возвышались над землей. Локли тщательно замаскировал убежище, чтобы его не было видно на расстоянии. Неподалеку инженер обнаружил множество растений с вполне съедобными корнями и принялся собирать их на ужин. Набрав достаточное количество корней, он вдруг подумал, что не сможет приготовить их без котелка. Корни следовало сварить перед тем, как употреблять в пищу, иначе от них мало толку.

— Ну что ж, назовем это салатом, — Локли вымученно улыбнулся девушке. — Правда, минус уксус, подсолнечное масло, чеснок… Придется есть так.

Джилл была очень бледной от всех выпавших на ее долю тягот пути через лесные дебри. Солнце только-только скрылось за горизонтом, и теперь она могла отдохнуть. Днем Локли не мог позволить девушке отдыхать дольше, чем это было необходимо. Однажды он предложил нести ее на руках, но она отказалась. И вот теперь, сидя в укрытии из корней и листьев, Джилл наслаждалась долгожданным отдыхом.

— Мы могли бы послушать радио. Вдруг появились какие-то новости, — предложил Локли.

Девушка сделала еде заметный жест согласия. Локли вынул карманный радиоприемник и включил его. Сейчас в эфире не было недостатка в новостях. Всего лишь несколько дней тому назад выпуски новостей по радио представляли собой сжатые до минимума обзоры мировых событий. Обычно они не продолжались дольше пяти минут, но и из них часть времени иногда уходила на рекламу спонсоров. Теперь же, напротив, музыка стала редкой гостьей в радиоэфире. Лишь изредка на некоторых волнах можно было услышать какую-нибудь мелодию, а в большинстве случаев повсюду передавали все новые и новые версии того, что же произошло вчера в районе национального парка Галечного озера, и каких опасностей следует ожидать от падения неопознанного объекта. Любого мало-мальски известного человека приглашали на радио, чтобы он тоже высказал свою точку зрения о том, что он думает по поводу космического корабля и прилетевших на нем существ. Большинство выступающих не имели никаких особенных точек зрения, а просто хотели лишний раз напомнить о себе и пообщаться с большой аудиторией. Но ведущим было все равно, ведь надо же заполнять эфир чем-то, кроме рекламы, и не отставать от конкурентов в частоте информационных выпусков. Людей больше не интересовала музыка, им нужны были новости.

Новости были специфическими. Маленькие городки, ближе всего расположенные к национальному парку, постепенно пустели: жители покидали опасную зону. Иностранные ученые, напротив, ринулись в Соединенные Штаты и располагались как можно ближе к району, оцепленному войсками. Ракетные установки находились в состоянии полной боевой готовности, и в случае экстренной необходимости в кратчайшие сроки могли начать обстрел Галечного озера и прилегающих к нему горных склонов. Специальный подводный аппарат погрузили в воды озера. Аппарат был снабжен водонепроницаемой камерой, передававшей на поверхность все, что попадало в поле зрения ее линз. Через некоторое время, когда камера оказалась под водой и начала работать, передавая сигнал на поверхность, стало ясно, что она не показывает ничего нового. Внезапно изображение на экране сменилось сильнейшими помехами, потом аппарат вышел из-под контроля. Камера, закрепленная на нем, некоторое время продолжала показывать ландшафт, пока тоже не вышла из строя. Военные передатчики с небывалой частотой отправляли сигналы тому, что сейчас повсеместно называли уже не иначе как инопланетный космический корабль. Ни одного ответа пока не было получено. Иностранные ученые согласились, что парализующий луч, луч смерти, имеет электрическую природу.

Локли уже было подумал, что Джилл уснула от неимоверной усталости, как вдруг услышал в темноте ее тихий возглас:

— Ты выяснил это сам! О том, что луч электрический!

— У меня под рукой был постоянный луч для исследования, — отозвался Локли. — А у них нет. И это плохо. Вряд ли кто-то станет делать полезные выводы и объективно наблюдать за тем, что лишает его зрения, слуха и возможности двигаться, находясь в бессознательном состоянии. Кое-то меня беспокоит. Почему они до сих пор никого не убили? С другой стороны, люди и так напуганы до такой степени, что нет необходимости в дополнительных способах устрашения. И почему луч не подействовал на нас с тобой в полную силу, после того как улетел аэроплан? Они запросто могли взять в плен, если бы захотели. Почему этого не случилось?

— Если люди уже бегут прочь из городов, — раздался усталый и сонный голос Джилл, — может, пришельцы считают, что этого уже достаточно. Они могут захватить города…

Локли ей не ответил, и девушка тоже молчала. Вскоре дыхание ее стало ровным и глубоким. Она так утомилась, что даже голод не в силах был заставить ее бодрствовать.

Локли принялся размышлять над событиями прошедшего дня. Кроме того, перед ним остро стояла проблема поиска пищи. Собранные корни были съедобны, но в чем их приготовить? Надо будет утром хорошенько обследовать территорию, наверняка где-то растут грибы. Возможно, опасная зона уже достаточно далеко, чтобы можно было позволить себе уделить больше времени поискам пищи. Локли и Джилл оказались в положении австралийских бушменов, живущих исключительно за счет собирательства и не очень эффективной охоты. Но австралийские дикари не были столь привередливы, как европейцы. Они вполне довольствовались насекомыми и червями. В данном случае предрассудки играли отрицательную роль.

Локли не без улыбки представлял себе, как они будут есть червей. Надо же, два дня без нормальной пищи, а он еще способен улыбаться. Однако он и Джилл будут не единственными, кому придется озаботиться проблемами выживания, если все будет продолжаться так, как идет. Население городов, прилегавших к парку Галечного озера, в спешке эвакуировалось. Военный кордон, окружавший парк, вынужден был несколько отступить, попав в зону действия парализующих лучей. Паника имела место не только в Америке, но повсюду. В Европе ходили слухи о приземлении новых инопланетных кораблей. Биржи, несомненно, закроются уже завтра, если до сих пор не закрылись. Начнется массовый исход людей из больших городов — сначала постепенный, а потом панический. Машины будут стоять в многокилометровых пробках, стараясь уехать как можно дальше от опасной зоны. Если существа, прилетевшие из космоса, хотят добиться чего-то большего, чем исход людей из привычных мест обитания, появятся новые проблемы… Рано или поздно наступит паника среди тех, кто покинул города и оказался вдалеке от торговых центров. Настоящая катастрофа! Со стороны картина выглядела так, словно дюжина или две монстров способна разрушить нашу цивилизацию, не убив при этом ни одного человека.

Вдруг Локли услышал какой-то звук. Он поспешно выключил радио и сжал в руках самодельную дубину, которая вряд ли послужит действенным оружием против реальной опасности. Слышался шелест листьев, потом слабый треск. Кем бы ни оказалось издающее их существо, оно было небольших размеров. Похоже, оно быстро двигалось в ночи по своим делам, не собираясь никого пугать.

Вот звуки раздались снова. Внезапно до Локли дошло, кто может издавать их. Ну, конечно же! Он ведь слышал нечто похожее, когда сидел в контейнере для мусора вместе с тремя рабочими из строительного лагеря. Инженер выбрался из своего укрытия и пошел на шорох. Существо не пыталось убегать. Оно мирно спешило по своим делам, не обращая внимания на шум, издаваемый человеком. Локли взобрался на ствол лежащего рядом дерева, пробежал по нему до того места, где по его расчетам должно находиться животное. Тишина. Локли вытащил карманный фонарик и включил его, направив луч на землю. В свете фонарика он увидел свою жертву. Она тоже услышала приближение человека. Это был дикобраз, из осторожности свернувшийся в колючий шарик, растопырив острые иглы. Дикобраз мог позволить себе пренебречь опасностью, исходящей от любого плотоядного, включая человека. По сути, это единственное животное, у которого нет врагов. Даже люди обычно не трогали его, ведь так часть дикобраз спасал жизнь потерявшимся охотникам и полуголодным путешественникам. Дикобраз упорно отказывался спасаться бегством от кого бы то ни было.

Локли классифицировал себя как полуголодного путешественника.

Собрав немного сухих листьев и веток, он воспользовался кремнем и разжег небольшой огонь. Убив и очистив дикобраза, инженер приготовил его на костре, и дурманящий запах горячей пищи разбудил Джилл от тяжелого сна.

— Что происходит… — пробормотала она.

— Похоже, у нас будет поздний ужин, — серьезно заявил Локли. — Полуночная закуска. Вот, возьми-ка эту палку. На ней кусочек жареного дикобраза. Только осторожно, он горячий!

Джилл восхищенно протянула:

— О-о-о! А тебе досталось что-нибудь?

— Вполне достаточно! — уверил ее инженер. — Я убил его дубиной тут неподалеку, и успел тысячу раз уколоться о его острые иглы, пока чистил и снимал с него кожу.

Джилл жадно набросилась на еду. Когда она покончила с первой порцией, Локли предложил ей еще, но девушка отказалась есть, пока он не возьмет свою долю.

Это был странный ужин при свете мерцающих угольков костра, надежно укрытых от постороннего глаза. Проголодавшимся беглецам так и не удалось одолеть всего дикобраза, он оказался довольно большим. Покончив с едой, Локли предложил:

— Может, стоит еще послушать новости? Или ты хочешь спать?

— Конечно, послушаем, — отозвалась Джилл. И добавила:

— Может, все дело в этом замечательном ужине, но я бы хотела, чтобы ты остался моим другом после того, как весь этот кошмар закончится. Знаешь, вряд ли я сказала бы это кому-то еще.

— Можешь считать, что я красноречиво отблагодарил тебя за это предложение, — ответил Локли.

Однако темнота скрывала несчастное выражение лица инженера. Он влюбился в Джилл, увидев ее всего дважды, и оба раза она была с Вэйлом. Они собирались пожениться. Но сейчас ситуация складывалась таким образом, что Вэйл либо убит, либо пленен пришельцами. Если пленен, то его шансы выжить и жениться на Джилл все же были невелики. Если мертв, нет надобности тревожить его душу.

Локли отыскал волну, по которой передавали новости, довольно быстро. Он подозревал, что большинство радиостанций оставались в эфире всю ночь — ведь теперь даже официальные источники подтверждали, что объект, упавший в Галечное озеро, является не чем иным, как инопланетным кораблем с пришельцами на борту. Чиновники настаивали на том, что инопланетян следует называть не иначе как пришельцами. Публика с большим подозрением относилась ко всему, что говорилось официальными лицами. Если поначалу приземление корабля казалось чем-то вроде очередной страшной истории, благодаря которым выживали многочисленные желтые газетенки, то теперь люди уверовали в суровую реальность. Люди вполне могли забросить работу, приходить в офисы и управлять транспортом, готовясь сорваться с места в любой момент.

Новости зачитывались спокойным и уверенным голосом, и сообщалось в них следующее:

— Жители еще четырех маленьких городков получили приказ об эвакуации из-за своей близости к Галечному озеру. Оружие инопланетян вынудило военный кордон отодвинуться еще на пять миль. Но самой главной новостью было то, что пришельцы, наконец-то, нарушили молчание и отозвались на наши радиопослания. Им удалось найти и починить коротковолновый передатчик, находившийся в кабине сбитого вертолета.

Вскоре после захода солнца, как сообщалось в новостях, военные поймали на своей волне сообщение, зачитанное человеческим голосом. Сначала человек что-то невнятно бормотал, потом заговорил членораздельно, но с явным трудом. Послание было записано на пленку и сейчас предоставлялось слушателям:

«Что это, черт возьми? О… Я не понимаю, что вы от меня хотите? Эта вещь похожа на коротковолновый передатчик, какие обычно бывают в вертолетах… Хм-м… Он включен…Что мне с ним делать? Вас интересуют новости? Я не знаю, хотите вы, чтобы я послал сообщение или поймал вам нужную волну… Может, я должен сказать, что отлично провожу здесь время, и сожалею, что тут нет моих друзей… Но это не так. Лучше бы я был дома… Если меня слышно в эфире, то я — Джо Блэк, радист из вертолета двенадцать. Мы подлетали к Галечному озеру, когда я почувствовал странный запах — жуткая вонь. В следующий момент я потерял зрение. Они ослепили меня. Потом я слышал что-то вроде жуткого грохота. Меня парализовало, невозможно было пошевелить даже пальцем. Я просто сидел в кабине, пока вертолет не упал. Когда я пришел в себя, то все еще не мог видеть, я и сейчас слеп. Не знаю, что случилось с остальными ребятами, я их не видел. Я вообще ничего не видел! Они посадили меня перед этой штуковиной. Все-таки это передатчик, они начали издавать странные звуки, как будто чего-то хотят от меня…»

Голос на пленке внезапно прервался. Снова заговорил диктор. Он сообщил, что летчик успел рассказать еще кое-что, прежде чем пленку выключили.

— Думаю, эта другая информация касалась того, что пришельцы потребовали его передать нам, что жители Земли должны сдаться как можно скорее! — предположил Локли, когда блок новостей закончился.

— Но зачем?

— А что еще они могут сказать? Предложить придти и поиграть в бейсбол, когда они в любую минуту могут отодвинуть армейский кордон еще дальше, не подпускать наши самолеты близко к району озера… Может, они не знают, что у нас есть ядерное оружие, но скорее всего, конечно же, знают. Сообщение пилота могло содержать предупреждение не пользоваться им… Это было бы логично с их стороны.

Джилл медленно произнесла:

— Ты говорил, что они могут оказаться людьми, притворяющимися монстрами. Но это означает, что тот, кого я люблю, возможно, убит ими, потому что он их видел и знает, что они никакие не пришельцы из космоса.

— Думаю, можешь забыть об этом, — ответил Локли. — Они действуют не как люди. Они отпустили аэроплан, прилетевший спасти нас, и не воспользовались лучом, чтобы снова захватить беглецов. Не похоже, чтобы так вели себя люди, стремящиеся подчинить себе континент! А то, что они отодвигают армейский кордон, чтобы расширить пространство передвижения, совсем не похоже на наших наиболее вероятных противников среди людей. Они бы просто увеличили мощность парализующего луча до смертельного, и направили его на военных.

— А если они не могут?

— Ты думаешь, пришельцы приземлились бы на Землю, не имея оружия, способного убивать людей? Нет, скорее всего это монстры, но ведут они себя вполне цивилизованно, — ответил Локли.

Джилл некоторое время молчала.

— Возможно ли, чтобы они хотели наладить с нами дружественный контакт?

— Вряд ли это было случайное приземление, — сдержанно ответил Локли. — Тогда бы они припарковались на Луне и стали бы пищать в нашу сторону до тех пор, пока не привлекли бы наше внимание. Потом им следовало бы договориться о своем приземлении на Землю или встрече с людьми в космосе, или еще о чем-нибудь в этом роде. Но ничего такого не было сделано. Они неожиданно приземлились, взяли под контроль большой участок суши… Если бы пришельцы считали нас животными наподобие кроликов, им было бы проще убить нас, чем захватывать, парализовать своими лучами, держать в клетке, а потом отпускать на волю. Так не повел бы себя ни один монстр в моем представлении!

— Но тогда…

— Тебе надо поспать, Джилл, — прервал ее Локли. — Завтра нам предстоит повторить сегодняшнюю гонку.

— Да, пожалуй, ты прав, — неохотно отозвалась девушка. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Но инженер не пытался заснуть. Ему пришла в голову мысль, что если на них вдруг нападет дикое животное, то им нечем защититься, кроме дубины. В парке было полно хищников, и в любой момент одни из них мог счесть людей неплохой добычей. Локли успокаивал себя мыслью о том, что дикие животные редко первыми нападают на людей, повинуясь инстинкту.

До прихода белого человека медведи гризли с презрением относились к людям. Этих животных можно было считать доминирующим видом на территории Северной Америки. Медведи славились своими набегами на селения индейцев: они похищали людей и ели их. Копья и стрелы индейцев были непригодны для охоты на гризли. Когда лейтенант Стоунволл Джексон служил в армии Соединенных Штатов, расположенной на Западе и защищавшей белых поселенцев, он и отряд рядовых под его началом были без всякого повода атакованы медведем гризли, не проявлявшего ни капли страха при виде людей. Лейтенант ехал на лошади, слепой на один глаз, и попробовал приблизиться к медведю так, чтобы лошадь была повернута к зверю незрячим глазом и не испугалась его. Сильным ударом кавалерийской сабли лейтенант раскроил медвежий череп до самой шеи. Это был единственный случай в истории, когда человек убил медведя с помощью сабли. В наши же дни ни один гризли не нападет на человека, не будучи загнанным в угол. Даже детеныши гризли, никогда не видевшие людей, приходят в ужас, чуя запах человека.

Все это так. Кроме того, устроители рекреационного комплекса тесно сотрудничали с Организацией Охраны Дикой Природы, которая, в свою очередь планировала ограничить ареал обитания медведей. Чтобы звери не испытывали недостатка в пище, им доставляли бы необходимое количество мяса. В озеро и ручьи запускали детенышей форели и прочих рыб, послуживших бы пищей для диких зверей. Грузовик Организации сновал туда-сюда между строительным лагерем и городом, привозя все необходимое. Локли видел его последний раз, когда поднимался на гору за день до приземления. Инженер с иронией подумал о том, как бы представители экологов заставили горных львов охотиться там, где захочет человек.

Много раз Локли засыпал с открытыми глазами и просыпался, мучимый тревогой за Джилл. Он страшно устал, но все равно время от времени откуда-то с задворок подсознания в голову то и дело лезли мысли о том, что он пытался не вспоминать. Но усталость давала о себе знать, и Локли провалился в сон.

Еле слышный шорох вернул инженера к действительности. Что-то шевелилось и медленно двигалось между деревьями по направлению к их убежищу. Это могло быть все, что угодно, хоть существа, приземлившиеся на Галечном озере. Послышался шорох где-то рядом. Еще одно существо. Второе шло вслед за первым, стараясь не отставать от него. Локли насторожился. Инопланетяне вполне могли обладать некими хорошо развитыми чувствами, которые люди давно утратили, например, сверхчутким обонянием.

Подобное существо способно отыскать Локли и Джилл даже в темноте, преследуя их по запаху. Такая примитивная способность у существа, более развитого, чем человек, нагоняла суеверный ужас. Локли в отчаянии сильнее сжал дубину, хотя и не сомневался, что пришельцы могут в любой момент парализовать его свои лучом…

Послышались тихие повизгивания, писк. Они очень походили на те звуки, с помощью которых общались между собой существа, посадившие Локли в контейнер для мусора. Таким же образом они пытались обращаться к инженеру, когда вели его вниз по горному склону. Звуки очень похожи, но все-таки не идентичны. Волосы на голове Локли встали дыбом от ужаса, и он в отчаянии сильнее сжал дубину в руках. Визг становился все громче — издававшие его существа явно проходили где-то совсем рядом с укрытием двух беглецов. Потом послышался неописуемый звук, и существо бросилось прочь. Оно двигалось в густой листве, скопившейся у подножия деревьев, невидимое в ночи.

Внезапно Локли почувствовал сильный неприятный запах, к счастью, хорошо знакомый с детства — запах напуганного скунса. Очевидно, зверек был напуган дикобразом и не смог сдержать эмоций. Значит, угроза парализующего луча пока миновала. Конечно, вонь скунса тоже не лучший аромат, но все же лучше, чем оружие инопланетян. Новое оружие…

Локли уже приоткрыл было рот, чтобы рассмеяться от облегчения, но не стал, боясь нарушить тишину ночи. К тому же его вновь посетила мысль, которую в течение всего дня Локли пытался загнать как можно дальше, в запасники памяти. Страх не покидал инженера.

Проснувшаяся Джилл сонно пробормотала:

— Что случилось? Что происходит, Локли? Этот ужасный запах…

— Всего лишь скунс, — тотчас успокоил ее инженер. — Правда, он принес мне плохие новости. Теперь я знаю, как работает парализующий луч. И против него ничего нельзя предпринять. Совсем ничего. Но так не бывает!

Внезапная ярость охватила Локли, потому что он вдруг со всей ясностью осознал, насколько безнадежно даже пытаться бороться с существами, захватившими район Галечного озера. Не было на земле такого средства, которое могло бы помешать им захватить всю нашу планету, кем бы они ни оказались — людьми или монстрами.

Глава шестая


Примерно в девять вечера Локли посчастливилось убить дикобраза. Джилл, утомленная дневным переходом, уснула в шалаше из веток и листьев около десяти часов, а в полночь Локли проснулся из-за шороха и визга, издаваемых напуганным скунсом. Но где-то в промежутке между этими происшествиями произошло событие гораздо большей важности.

Нечто покинуло территорию национального парка Галечного озера. Предположительно, все люди уже давно покинули опасную зону, оставив ее в распоряжении существ, прилетевших из космоса. И вот что-то пересекло границы парка.

Конечно же, никто не видел, что это было. Никто не мог приблизиться к «вещи», поскольку ни одно разумное существо не имело возможности оставаться в сознании в радиусе семи миль от нее. Вероятно, «вещь» являлась неким транспортным средством, снабженным парализующими лучами, исходившими от него в две противоположные стороны. Когда оно покинуло территорию парка, лучи стали влиять и на людей, находившихся вне оцепленной зоны. Люди, которые однажды уже подвергались воздействию оружия пришельцев даже в небольших дозах, стремились любыми средствами избежать повторной встречи. Поэтому массы людей очищали достаточный для пролета транспорта коридор, отходя на безопасную территорию.

На огромной экранной карте, расположенной в одном из военных штабов, хорошо виден был маршрут продвижения инопланетян. Наблюдатели доложили, что имеет место сильнейшее излучение, идентичное тому, которому подвергались пленники пришельцев. Благодаря парализующему лучу существам с другой планеты удалось беспрепятственно преодолеть плотное кольцо окружения на границе парковой зоны.

Теперь кордон уже не представлял собой замкнутый круг, а если следить по карте, то движущийся транспорт инопланетян вместе с оставшейся частью оцепления походили на гигантскую амебу с длинной ложноножкой, которая продолжала расти и расти. Перед и позади транспорта по-прежнему действовали парализующие лучи — оружие, доселе неизвестное на Земле. Люди не знали, что можно противопоставить ему.

Невидимый ни одним человеком летающий объект не уменьшал мощности лучей. Следя за маршрутом его передвижения, военные предположили, что объект направляется к небольшому городу Маплвуду, располагающемуся в двадцати милях от границы парковой зоны. Джипы и мотоциклы постоянно ехали в авангарде инопланетного транспорта, удалившись на достаточно безопасное расстояние, чтобы избежать контакта с парализующими лучами. Военные проверяли все дома, фермы и вообще населенные места, проверяя, завершилась ли эвакуация, чтобы предупредить воздействие лучей на население. Наблюдатели приехали в Маплвуд и убедились, что там не осталось ни одного человека. Затем они поехали дальше.

Невидимый никем транспорт, покинув пределы парка, продолжал двигаться вперед. Высоко в небе постоянно слышалось легкое жужжание, похожее на отдаленные раскаты грома. Но это не был гром, просто в небо поднялось множество военных самолетов, несущих десятки бомб. В любой момент летчики готовы были выполнить приказ и атаковать транспорт пришельцев, не дав ему возможности продолжить вторжение. Пока из Пентагона пришел приказ наблюдать. До тех пор, пока пришельцы никого не убили, их не станут атаковать. Правительство до последнего момента не хотело терять возможности наладить дружественный контакт с расой, способной путешествовать в межзвездном пространстве. Но были и другие причины, по которым рано еще было скидывать бомбы. Инопланетяне пока никого не убили, но имело место подозрение, что они способны убить сразу не десятки и не сотни, а тысячи и сотни тысяч людей. Поэтому строго-настрого запрещалось сбрасывать на транспорт пришельцев бомбы или ракеты, пока захватчики не проявили открытую враждебность по отношению к людям. Пленников — экипаж вертолета — можно будет освободить, если наладится дружественный контакт. Вот почему военные воздерживались от провокаций до поры до времени.

Транспорт продолжал беспрепятственно двигаться между парком и Маплвудом. В центре, откуда исходили два парализующих луча, направленные в противоположные стороны, возможно, находились и пленники пришельцев. Что бы это ни было, но оно двигалось в Маплвуд, а на расстоянии в семь миль в обе стороны от него двигались отряды военных, следивших за маршрутом транспорта. Артиллеристы держали оружие наготове, чтобы не упустить момента, если придет приказ атаковать. Самолеты несли бомбы и ракеты, готовясь сбросить их в любое время, чтобы избавить мир от захватчиков из космоса. В нескольких точках на земле располагались ракетные установки, приведенные в состояние повышенной боеготовности. Но ничего не происходило. Военные получили приказ не произвести ни единого ружейного выстрела в сторону транспорта. Инопланетяне расценили бы его как проявление враждебности.

Транспорт оставался в Маплвуде на протяжении двух часов, потом стал медленно возвращаться назад в парк. Инопланетяне оставили город почти не тронутым, если не считать нескольких «краж» из магазинов компьютерного оборудования, радиодеталей и пары гаражей. Вылазка в город выглядела так, словно чрезвычайно осторожные существа с другой планеты выбрались из «обжитого» уже места с целью разузнать, какого уровня цивилизации достигли люди. Они могли определить это по архитектуре муниципальных зданий, магазинов и домов, но в наибольшей степени по ассортименту технических магазинов.

Не торопясь, транспорт двигался в сторону парка. Люди так же медленно отходили, давая коридор пришельцам и возвращаясь в освобожденные ранее места. Некоторые решили, что «вещь» вернулась туда, откуда прибыла. Солдаты постепенно входили во вновь покинутый Маплвуд. Специалисты удостоверились, что транспорт, скорее всего, неспособен распространять парализующие лучи более чем на семь миль. Да, территория национального парка недоступна для людей, но сам транспорт не мог покрыть такую же площадь своим оружием. Военные поздравили себя с этим открытием. Значит, люди и животные, находящиеся вне семимильного коридора, могли чувствовать себя в безопасности. Это хорошо.

Вдруг невидимый объект сделал неожиданную вещь: исходящие от него парализующие лучи внезапно удвоились по территории покрытия. Солдаты, только что вошедшие в Маплвуд, неожиданно почувствовали запах джунглей, гниения и тухлой воды. Потом глаза их ослепили яркие вспышки различных цветов, послышались странные звуки. Люди ощущали, как немеют их мускулы, утрачивая способность двигаться. Всего за каких-нибудь пять минут мобильное оружие инопланетян парализовало все живые существа на расстоянии в пятнадцать миль. Затем на протяжении тридцати секунд пришельцы еще увеличили длину лучей до тридцати миль, потом пошло по нарастающей. Все жертвы парализующего луча ощутили на себе его силу и собственную неспособность сопротивляться.

Через некоторое время транспорт инопланетян вернулся на территорию национального парка. Только после этого людям было позволено вернуться на места своего обитания, покинутые при начале движения невидимого никем объекта.

Казалось, что ничего, вроде бы, не изменилось. На самом деле, изменилось все. Если инопланетяне обладали мобильными распространителями парализующих лучей, то люди не одержали бы победы, сбросив одну атомную бомбу на территорию Галечного озера. Возможно, пришельцы имели на вооружении дюжину отдельных передвигающихся транспортов, способных в любое время лишить возможности двигаться и осознавать происходящее людей на огромной территории. В таком случае, пришлось бы многократно усилить мощность ядерной атаки, чтобы быть уверенными в результатах. Вместо одной бомбы, понадобились бы пятьдесят… Кто знает? Пришлось бы полностью уничтожить парк, даже горы его сравнять с землей. Вряд ли люди осмелились бы сделать это, опасаясь последствий ядерного удара. В таком случае, пришельцы казались практически неуязвимыми.

Пока происходили описанные ранее события, Джилл крепко спала в убежище между огромными корнями старого дерева. Локли нервно дремал рядом, не выпуская из рук дубины, так ему казалось, что девушка находится в относительной безопасности.

На рассвете инженер проснулся от веселого птичьего пения. Джилл открыла глаза почти в то же мгновение. Она улыбнулась Локли и попыталась встать. Все тело ее затекло от неудобной позы и жесткой земли, на которой пришлось спать. Но вот наступил новый день, и начинался он вполне оптимистично — с завтрака. Ночью обессиленным путешественникам не удалось одолеть всего дикобраза, и теперь остатки его очень пригодились.

— Кажется, — начала Джилл, обгладывая косточку, — я чувствую себя несколько лучше, чем вчера вечером.

— Напрасно ты так думаешь. Стоит только чему-то порадоваться, как оказывается, что все не так уж замечательно. Лучше начинать день с мыслью о том, что он будет таким же трудным, как предыдущий. Тогда, если он окажется лучше, будет чему порадоваться.

— И у тебя уже есть какие-то предчувствия? — спросила Джилл.

— Однозначно, — отозвался Локли.

И это было правдой. Хоть он и не знал еще ничего о произошедших этой ночью событиях, зато верил, что выяснил принцип работы парализующего луча. Оставалось узнать, каким образом инопланетяне генерируют свое оружие. Локли не представлял себе возможности противостоять действию луча. Ладно, если Джилл проснулась в хорошем настроении, не стоит расстраивать ее плохими новостями. Если окажется, что Вэйл погиб, девушке и так придется нелегко. Зачем заранее вгонять ее в депрессию?

— Наверное, надо послушать новости, — предложила она. — Узнаем, что нового произошло, а уж потом будем строить догадки. Может, твои предчувствия подтвердятся или их опровергнут прямо сейчас.

Ничего не ответив, Локли включил радио, автоматически сделав громкость как можно меньше. Приходилось прислушиваться, чтобы четко расслышать слова диктора. Основной новостью дня был факт передвижения инопланетного транспорта в сторону Маплвуда и обратно в парк. В выпуске очень мало говорилось о фактической стороне проблемы, зато явственно прослеживались пессимистические нотки в голосе диктора. Следовали репортажи о том, что на месте пребывания пришельцев обнаружены следы чьих-то ног. Таких отпечатков не оставляло ни одной известное ученым земное животное. Поступали оптимистические сообщения от специалистов, занимающихся изучением парализующего луча. Кто-то подал идею, кто-то произвел необходимые расчеты, и почти появилась возможность дублировать луч. Если это удастся, то тогда и способ нейтрализовать его воздействие будет найден.

Локли хмыкнул. Прогноз ученых звучал очень уж с большим энтузиазмом. Было много пустых, ничего не значащих слов, но почти никаких фактов. В новостях передали, что в данное время идет эвакуация людей с еще большего пространства, чем предполагалось ранее. Из официальных источников пришло заявление о том, что начавшаяся паника по поводу закупки продуктов в огромных размерах совершенно безосновательна. Локли снова хмыкнул, когда выпуск новостей завершился.

— Идея о том, что если что-то можно дублировать, то можно найти способ уничтожить его, не стоит выеденного яйца, — с горечью заявил инженер. — Мы научились дублировать звуки, но до сих пор не умеем сокращать их до нуля. Вот так вот!

Джилл съела порцию мяса дикобраза, пока продолжался выпуск новостей. Хотя этого было недостаточно, чтобы полностью наесться, но девушка сразу почувствовала себя намного лучше по сравнению с двумя днями голодания.

— Может быть, все изменится, когда ты расскажешь им о своих наблюдениях. Не похоже, чтобы кто-то мог просто находиться где-то вовне и ставить опыты на луче, строить догадки о том, как он работает, — заметила Джилл.

На этом и завтрак, и беседа закончились. Пора было отправляться в путь. Путешествуя в свое время по парку, Локли сейчас получил огромное преимущество. Раньше в его обязанности входило составление новой подробной карты парковой зоны, и теперь он хорошо представлял себе, где находится. Приблизительно было известно и то, где проходит парализующий луч пришельцев. Локли разбил свои часы, которые в дневное время суток замечательно заменяли компас, но все-таки мог представить себе линию прохождения луча.

Путешественники упорно передвигались вверх по горным склонам, через долины, а однажды пришлось довольно долго идти через продуваемый всеми ветрами пустырь, потому что там пролегала кратчайшая дорога к цели. Проходя через пустырь, Локли и Джилл наткнулись на большого бурого медведя, поедавшего ягоды с невысоких кустарников. Он находился не более чем в ста футах от беглецов. Зверь внимательно посмотрел на людей, поднял морду и принялся принюхиваться к их запаху.

Локли на всякий случай поднял с земли камень. Не дожидаясь, пока медведь нападет, инженер бросил камень в сторону зверя. Камень отскочил от земли и упал недалеко от бурого гиганта. Медведь недовольно фыркнул и поспешно стал удаляться в сторону лесных зарослей.

— Я бы ни за что не осмелилась кинуть в него камень, — произнесла Джилл.

— Это был самец. В самку с детенышами я бы тоже не рискнул швырять что попало, — пояснил Локли.

И снова надо идти дальше и дальше. Когда наступило утро, Локли посчастливилось найти немного грибов. Они оказались совершенно безвкусными, и только самый сильный голод мог вынудить человека есть их, но инженер на всякий случай набил грибами полные карманы. Потом еще не раз попадались ягоды. Путешественники останавливались и утоляли ими голод. Локли рассказывал Джилл о съедобных и ядовитых растениях, произраставших в лесу. Джилл слушала очень внимательно. Вскоре пришлось покинуть тропинку, вдоль которой росли ягодные кусты, и повернуть налево, чтобы обогнуть крутой подъем. Внезапно Локли замер на месте. В тот же миг Джилл схватила его за руку. Лицо девушки побледнело.

Локли и Джилл резко развернулись и побежали прочь.

Отбежав на сотню ярдов, Локли сбавил скорость. Они остановились. Отдышавшись, инженер произнес:

— Условный рефлекс. Мы унюхали что-то и побежали. Думаю, это все тот же парализующий луч, который проходит и через дороги на территории парка. Если бы мы столкнулись с передвижным лучом, то сейчас не имели бы возможности обсудить это.

С легким сомнением, отражавшимся на ее лице, Джилл все же кивнула.

— Я хочу кое-что проверить, — сказал Локли. — Следовало сделать это еще вчера, когда я разбил часы.

Не торопясь, инженер отправился по своим следам назад, туда, где они с Джилл унюхали знакомый запах джунглей, гниения и тухлой воды, внезапно заполнивший ноздри.

— Будь осторожен! — негромко воскликнула девушка.

Он молча кивнул. Локли вынул из-за пазухи пакетик с бронзовой пружиной от часов, медленно подошел к тому месту, где уже можно было уловить запах. Встав на достаточном расстоянии, чтоб не попасть под влияние луча, инженер аккуратно ввел один конец пружины в зону действия оружия пришельцев. Потом отвел руку назад и вновь поднес пружину. Изменив свое местоположение, Локли снова принялся маневрировать с пружиной. Это продолжалось довольно долго. Наконец опыт закончился.

Локли вернулся к девушке. На лице его не было никаких эмоций.

— Плохи дела, — произнес он несчастным голосом. — То есть, она работает. Пружина становится чем-то вроде антенны и воспринимает сигнал лучше, чем моя рука. Я попробовал сделать нечто вроде клетки Фарадея. Она останавливает большинство видов электромагнитного излучения, но не в этом случае! Оно проходит сквозь нее, как электроны через радиосетку.

Локли положил пружину назад в пакет и спрятал его за пазухой.

— Что ж, — невесело пробормотал инженер. — Пойдем дальше. У меня еще остается кое-какая надежда, хотя у человека более трезво мыслящего, ее не осталось бы давным-давно.

Они снова отправились в путь. На этот раз путешественники не выбирали удобных для передвижения путей, но поднимались вверх по крутым склонам на сотни футов, чтобы достичь их высшей точки и спускаться вниз. На вершине Локли без всякого выражения заметил:

— Я кое-что обнаружил, если, конечно, это может нам пригодиться. По своим краям луч как бы просачивается наружу. Это всего лишь небольшое просачивание, а не прямое распространение. Пока. Если сравнивать, то он представляет собой как бы луч фары в ночи. Глядя на него, ты видишь размытые края луча, в которых мелькают сотни пылинок, но основная масса света идет напрямую. Так же и тут. Мне сложно представить возможные масштабы распространения луча.

Не останавливаясь, Локли стал спускаться вниз. Джилл следовала за ним. Они прошли уже около двух миль, когда девушка сказала:

— Ты говорил, что понимаешь принцип работы луча… Я подумала о Вэйле. Может быть, он тоже смог догадаться. Тогда он наверняка сможет объяснить это пришельцам, и они поймут, что человек — разумное существо. Наверняка же они отпустят его, правда?

— Да, — сдержанно отозвался Локли, стараясь не выдать своих эмоций.

Еще одна миля, на этот раз по твердой земле. Казалось странным идти по совершенно ровной поверхности после стольких миль по горам и холмам. Солнце вскоре должно было сесть. На достаточно большом расстоянии от дороги находилось здание фермы, едва видимое из-за высоких стеблей кукурузы, росшей вдоль дороги. Дом выглядел заброшенным. Он выглядел аккуратно, его явно не так давно покрасили. Где-то неподалеку слышалось квохтание куриц. На доме же лежала печать запустения.

Локли громко крикнул, надеясь увидеть хозяев. Ответа не было. Он крикнул еще раз. Потом инженер подошел к самой двери и собрался позвать снова, как вдруг заметил, что дверь открыта.

— Жильцы эвакуированы, — произнес он. — Ты заметила, что от дороги сюда протянута телефонная линия?

Пройдя по пустым темным комнатам, Локли отыскал провод, а следом за ним и телефон. Подняв трубку, он попытался вызвать оператора. В ответ ему сначала послышался непонятный шум, а потом на том конце провода воцарилась тишина. Инженер отыскал телефонный справочник и стал набирать один номер за другим. Шериф. Проповедник. Доктор. Гараж. Снова оператор. Супермаркет… Создавалось ощущение, что телефон работал исправно, но на том конце просто некому было взять трубку. Ответа не было.

— Пойду пока загляну в курятник, — деловито заявила Джилл.

Вскоре она вернулась, неся в подоле куртки несколько яиц.

— Курицы ужасно голодны, — заметила девушка. — Я покормила их и оставила калитку в курятник открытой. Интересно, парализующий луч воздействует на них так же, как на людей?

— Да. Точно так же, — ответил Локли.

Он наладил проводку, включил свет, а потом и газовую плитку. Джилл сварила яйца.

Путешественники чувствовали себя довольно странно в этом доме. Казалось, будто хозяин может вернуться сюда в любую минуту и высказать им свое возмущение.

— Надо помыть тарелки, — произнесла Джилл, когда с едой было покончено.

— Нет, — остановил ее Локли. — Нам пора идти дальше. Необходимо как можно скорее разыскать солдат или хотя бы исправный телефон.

— В любом случае из меня плохая посудомойка, — пробормотала Джилл.

Локли положил банкноту на кухонном столике, поставив на нее маленький кофейник, чтобы бумажку не сдуло. Уходя, они закрыли за собой дверь.

Инженер и девушка, наконец-то, досыта наелись вареными яйцами и оставшимся в доме черствым хлебом. Давно уже беглецы не чувствовали себя так хорошо. Они покинули дом и отправились дальше по дороге.

— Нам лучше всего идти на запад, — заметил Локли. — Они блокировали дорогу на восток парализующим лучом.

Солнце уже село, но на улице еще было довольно светло. В небе виднелось еле заметное свечение молодой луны, почти купающейся в отблесках садящегося солнца. Локли и Джилл шли по проложенной дороге, с одной стороны ее тянулась изгородь и стояли телефонные столбы.

— Странно, но я чувствуя себя почти в полной безопасности, — произнесла Джилл. — Все вокруг выглядит таким обыденным и успокаивающим.

— Это не значит, что можно расслабиться. Лучше держи нос по ветру, — отозвался Локли. — Мы знаем, что один луч проходит совсем неподалеку, и наверняка еще один пересекает его, а заодно и дорогу. Кто знает, сколько их всего, этих лучей.

— Да, конечно, ты прав, — согласилась девушка.

Через несколько минут она вдруг ни с того ни с сего заявила:

— Надеюсь, пришельцы решат сделать его чем-то вроде посланника к нашему правительству, чтобы наладить с нами дружественные отношения. Он сумеет убедить их!

Она имела в виду Вэйла. Локли промолчал в ответ.

Наступила ночь. Мириады звезд сверкали на небосводе. Их свет отражался от металлического телефонного провода. Вот провод раздвоился, и одна его часть уходила в сторону, очевидно, к другому фермерскому дому. Хотя, если на том конце провода никто не отвечал, то какой смысл пользоваться телефоном?

Вот где-то неподалеку послышался шум, похожий на тот, который издает работающий двигатель. Путешественники переглянулись в свете луны. Шум приближался.

— Этого не может быть! — воскликнула удивленная Джилл.

— Это шум мотора, — отозвался Локли. Он пока не был уверен в своей догадке. — Похоже на грузовик. Интересно…

Сомнения мучили инженера. Но не доходить же до абсурда! Только человек стал бы пользоваться грузовиком.

Обернувшись, Локли и Джилл увидели две приближающиеся светящиеся точки. Они становились все больше по мере того, как шум мотора усиливался. Вот он уже превратился в рев. Определенно, сюда ехал грузовик. Беглецы могли слышать звуки, которые обычно сопровождают передвижение крупногабаритной машины.

Вот грузовик уже можно было разглядеть в лунном свете, огромная кабина с длинным контейнером позади с ревом мчалась навстречу стоящим путешественникам. Джилл вышла на середину дороги и принялась размахивать руками, чтобы привлечь внимание водителя. Передние фары машины осветили ее, и водитель стал тормозить. Вокруг колес грузовика поднимались клубы пыли. Через некоторое время корпус автомобиля замер на месте. Водитель высунулся из окна кабины и с удивлением выкрикнул:

— А вы-то что здесь делаете? Считается, что все люди эвакуированы в радиусе двадцати миль вокруг парковой зоны. Разве вы не слышали об эвакуации? Тут поселились монстры! Пришельцы с Марса или еще откуда-то. Они едят людей!

Даже в тусклом свете луны Локли разглядел знакомую маркировку на стенке грузовика — Организация по Защите Дикой Природы. Тут он услышал голос Джилл, дрожащий от волнения. Девушка объясняла, что она находилась в строительном лагере, и оставалась там в ожидании Вэйла, одного из наблюдателей, когда Локли увел ее оттуда.

— Нам необходимо добраться до телефона, — добавила она. — У Локли есть кое-какая информация, которую он хочет передать властям. Это очень важно. — Потом она нервно сглотнула и произнесла. — Я бы хотела узнать, не слышали ли вы чего-нибудь о мистере Вэйле. Пришельцы захватили его в плен. Вы не знаете, его не освободили?

Водитель заколебался.

— Нет, мэм. Ни слова о нем я не слышал. Но мы позаботимся о вас двоих! Думаю, вы успели натерпеться всякого, пока пробирались через лес. Джад, отправляйся в кузов и освободи-ка место для этих двоих! — Кивая в сторону кузова, он пояснил:

— Там всякое барахло и пыльные коробки, мэм. Так что залезайте в кабину и устраивайтесь поудобнее.

Вторая дверь кабины открылась, и невысокий мужчина соскочил на землю. Молча он пошел к кузову, и вскоре оттуда послышался звук захлопываемой двери. Джилл вскарабкалась в кабину и уселась на сиденье рядом с водителем. Локли последовал ее примеру. Он все еще ощущал себя как-то неестественно. Списав это на нервное напряжение последних дней, он постарался забыть обо всем плохом.

— Мы перевозим грузы для военных, — пояснил водитель, когда за Локли захлопнулась дверь. — Они сторожат место, где проходит луч, и передают нам, если его расположение меняется. Так и ездим. Вот уж никогда бы не подумал, что на старости лет придется прятаться от марсиан! Вы видели кого-нибудь из них? Как они выглядят?

Он завел мотор, и грузовик, набирая скорость, помчался по дороге. За кабиной слышался грохот кузова, подскакивавшего на выбоинах. Локли злился сам на себя, потому что никак не мог расслабиться и почувствовать себя в безопасности. Что за жизнь?

Глава седьмая


Водитель испытывал всепоглощающий интерес к местности, где не может выжить ни одно человеческое существо. Он задавал великое множество вопросов, особенно интересуясь инопланетянами. Джилл сообщила ему, что видела нескольких своими глазами. Но на довольно большом расстоянии. Они исследовали оставленный рабочими строительный лагерь. Размерами пришельцы мало отличались от людей. Девушка не могла описать их внешность, но это точно не были земляне. Водитель недоуменно качал головой, удивляясь, как же Джилл не разглядела чужаков во всех деталях.

Локли пришел ей на помощь. Он рассказал, что сам лично провел некоторое время в плену у инопланетян и смог спастись. Тут уж водитель и вовсе затрясся от любопытства. Он хотел услышать обо всех деталях захвата и содержания пленника. Локли поверг его в великое разочарование, когда заявил, что даже частично не сможет описать пришельцев. Чтобы дать водителю пищу для размышлений, инженер принялся рассказывать ему о версиях плененных рабочих, сидевших в контейнере для мусора вместе с ним. Локли упомянул о возможном наличии у существ из космоса копыт, словно у лошадей, рогов, как у антилоп, многочисленных рук и выпученных глаз, какие обычно бывают у насекомых.

Казалось, водитель был чрезвычайно доволен тем, что повстречал столь осведомленного человека. Грузовик продолжал двигаться вперед, увозя Локли и Джилл в безопасную зону, подальше от территории, захваченной пришельцами.

Фары освещали путь, и в их свете можно было разглядеть проносившиеся за окнами поля и видневшиеся далеко за ними горные склоны. Время от времени от дороги отделялись ответвления, ведущие к фермам. Нигде не было ни одного светящегося окна, дома молча скрывались в темноте ночи, оставленные жителями. Казалось, будто все вокруг вымерло, и люди уже никогда не вернутся на прежние места обитания.

Джилл задала водителю какой-то вопрос. Мужчина принялся говорить без умолку. Он предоставил девушке точную картину всего, творившегося в мире во время ее путешествия по лесу. Оказывается, человечество сплотилось перед лицом невиданной угрозы, и все межнациональные конфликты на время забыты. Мир установился даже в бывших горячих точках, и многочисленные агитаторы и пропагандисты старались донести до самых непонятливых, что им будет намного хуже, если инопланетяне захватят Землю. Водитель настаивал на том, что в Соединенных Штатах пока царило спокойствие.

— Уж нас-то, американцев, этим не проймешь! — воскликнул он, обращаясь к Локли. — Мы знаем, надо просто дать немного времени ученым, и они обязательно что-нибудь придумают. Вот только вчера в новостях говорили, что один бельгийский малый подвел подсчеты и заявил, что парализующий луч должен быть похож на наши радары или лазеры. А наши ученые находятся буквально на передовой, изучая природу луча. Там еще много народу — англичане, французы, итальянцы, немцы и даже русские. Все лучшие умы человечества работают над этим! Марсианам следовало бы хорошенько подумать и прибыть на Землю в качестве гостей, а не вести себя так, словно они хозяева мира! Пусть радуются, что Марс пока у них в руках!

Локли хотел подробнее узнать о результатах работы ученых. Он не ожидал услышать от водителя что-то вразумительное, но тот знал на удивление много.

Проводились эксперименты с радио по созданию волн, схожих с теми, что генерировали инопланетяне в районе Галечного озера. Они распространялись вовне и достигали мест, где были установлены приборы для их определения. Радар создавал сходные типы волн, но менее мощных, которые отражались от определенных преград. Вроде их называли рябью. Вот такие дела.

Локли интерпретировал для себя этот термин как синусовые волны, закругленные на вершине. Что ж, водитель тоже удачно выразился.

Ученые работают чрезвычайно успешно, настаивал водитель. Все будет хорошо. Надо только немного подождать. Инопланетяне еще пожалеют, что вот так напали на нас.

— Мы не можем ощущать их, — охотно пояснял водитель. — Наши организмы привыкли к подобным волнам. Животные ничего не могут с ними поделать. Во время движения мы ощущаем только давление воздуха на коже, не более того. Мы привыкли к ним! Но это естественные волны, как говорят ученые. А волны, излучаемые инопланетянами, имеют искусственную природу. Они не похожи на рябь. Скорее, это штормовые волны… И вот как раз их мы можем заметить. Они как штормовые волны с острыми краями. Мы замечаем их, потому что они оказывают на нас влияние! Точнее, марсиане пытаются влиять на нас с их помощью. Но теперь-то мы знаем, с чем имеем дело, и скоро разберемся во всем. А уж я приберегу хороший пинок для какого-нибудь марсианина, и непременно награжу его им, как только разузнаю, где у него задница!

Локли испытывал необоснованные подозрения и чувствовал себя раздраженным. Теперь Джилл была в безопасности. Водитель хорошо информирован, но, скорее всего, сейчас все впитывают в себя как можно больше информации об инопланетянах. Что ж, на то есть причины!

Грузовик грохотал по дороге, светя перед собой фарами. Над парком летали дежурные самолеты, не выпускающие из-под контроля ни одного уголка. Одна воздушная эскадрилья отправилась на юго-запад. Там располагались ракетные установки, готовые в любой момент начать обстрел парковой зоны. На ночном небе безмолвно светили мириады звезд.

Локли никак не мог избавиться от тисков волнения и нервозности. Джилл была в безопасности, и инженер убеждал себя, что у него нет повода для волнения. Кабина грузовика тряслась и подскакивала на неровностях дороги. Пассажиры чувствовали себя здесь совсем иначе, чем в салоне легкового автомобиля. Словоохотливость водителя внезапно утихла. Казалось, он размышлял над чем-то, автоматически управляя машиной. Он расспросил путешественников обо всем, что касалось инопланетян, но остался совершенно безучастен к трудностям, которые пережили беглецы на пути к цивилизации. Он не спросил, что они ели все это время. Он думал о чем-то своем.

Локли принялся обдумывать то немногое, что водитель успел сообщить о себе. Итак, он занимается перевозками грузов для армии. Войска наблюдают за расположением лучей и сообщают ему об изменениях по радио. Что ж, выглядит достаточно правдоподобно, но…

— Меня беспокоит одна вещь, — прервал его размышления водитель. — Пришельцы на время ослепили вас и тех других парней. Как вы думаете, для чего они это сделали?

— Наверное, чтобы мы не смогли разглядеть их, — коротко ответил Локли.

— Но почему они не хотят, чтобы люди увидели их в лицо?

— Потому что они могут оказаться никакими не марсианами, — ответил Локли. — Они могут быть обычными людьми.

На какое-то мгновение он горько пожалел о том, что произнес это вслух. В конце концов, не стоит открыто рассказывать о своих догадках посторонним людям. Водитель прямо-таки подскочил на своем сиденье, потом уставился на Локли.

— Как вам пришла в голову подобная мысль? У вас есть серьезные основания так думать? Ответьте же мне, наконец!

— Они ослепили меня, — коротко отозвался Локли.

Последовала пауза. Потом водитель несколько раздраженно произнес:

— Забавно с их стороны внушить вам мысль, что они такие же люди, как мы! Черт побери! Простите меня, мэм. У них могла быть куча причин, чтобы ослепить вас! Может, это особый ритуал в их религии.

— Может, и так, — отозвался Локли.

Он до сих пор злился на себя за то, что сболтнул лишнего.

— Значит, других поводов считать их людьми у вас нет? — спросил водитель. — Совсем никаких?

— Совсем никаких, — сдержанно ответил инженер.

— Ну, по-моему, так это просто сумасшествие, думать, что они люди.

— Вполне возможно, — согласился Локли.

Водитель выразился невежливо, но не более того. Локли просто сказал вслух то, что думал. Может, он не смог сдержаться оттого, что на сознание давила пустота, царившая вокруг, абсолютное запустение. Кроме того, надо было как-то отвлечь молчащую Джилл от мыслей о Вэйле или хотя бы не дать ей потерять надежду на то, что он жив.

— А куда мы едем? Я бы очень хотела добраться до телефона — мне надо разузнать кое о ком… А мой спутник должен непременно поговорить с военными, — произнесла Джилл.

— Мы направляемся к военным складам. Надо отвезти кое-какое барахлишко тем ребятам, которые наблюдают за парком. Сейчас мы проезжаем Серену. Забавно. Военные выселили всех отсюда, но так надо. Прошлой ночью марсиане летали в Маплвуд, и если бы не эвакуация, тамошние жители наверняка натерпелись бы от них вдоволь, — охотно ответил водитель.

Трейлер целенаправленно несся в ночи по дороге, в сторону военных складов. Водитель уже почти дремал за рулем, стараясь в то же время следить за дорогой. Огни фар высветили перекресток, вторая дорога вела к бензоколонке, окна которой сейчас ничем не выделялись в ночной темноте. Рядом с ней стояло несколько домиков, заброшенных хозяевами на время, а может и навсегда. Трейлер пронесся мимо. Спустя милю Джилл вдруг напряглась, вглядываясь куда-то через лобовое стекло, а потом радостно воскликнула:

— Свет! Там впереди город! Смотрите, окна светятся!

— Это Серена, — отозвался водитель. — Фонари горят потому, что электричество поступает с дальней электростанции. Кроме того, они служат указателями для летчиков, они могут узнать, где находятся, и как далеко отсюда парк.

Казалось, белые лампочки фонарей подмигивали путешественникам, когда трейлер проносился мимо них. Длинная череда лампочек словно приветствовала громадный автомобиль. Вот грузовик въехал в город. Мимо проносились деловые районы, совершенно безлюдные, а потом показалась и главная улица. Трейлер повернул направо. На улицах стояли трех — и четырехэтажные дома. Все окна были темны и ничем не выделялись на фоне стен. Ни одного живого существа нигде, равно как и никаких следов разрушения. Тем не менее город был мертв. Теперь огни фонарей выглядели как нечто постороннее, и Джилл мечтала скорее снова погрузиться в темноту ночи. Вдруг девушка заметила что-то и воскликнула:

— Смотрите! Вон на то окно!

Впереди, в мертвом и покинутом городе, одно-единственное окно светилось электрическим светом. Зрелище было угнетающим.

— Пойду-ка я взгляну, что там такое, — заявил водитель. — Вроде всех жителей давно выселили.

Трейлер медленно остановился, и водитель вышел на улицу. Позади послышалась возня, и из кузова спрыгнул на землю маленький человечек, уступивший Джилл свое место в кабине. Локли заметил название местной телефонной компании, написанное на дверях ближайшего здания. Он подошел к дверям и открыл их. Джилл мгновенно последовала за ним. Вся четверка — водитель, его помощник, Локли и Джилл — ввалились в холл здания, чтобы разузнать, почему светится окно в городе, который давно покинули все двадцать тысяч человек населения. Впереди была стеклянная дверь — за ней-то и горел свет. Водитель повернул дверную ручку и вошел в комнату. Внутри стоял запах винных паров. Мужчина с загорелым лицом спал прямо в кресле, тяжело дыша и охая. Голова его свесилась на грудь.

Водитель потряс его за плечо.

— Эй, парень! Просыпайся! — громко сказ он. — Всем горожанам приказано покинуть город. Ты хочешь, чтобы сюда пришли солдаты и выпроводили тебя вон?

Он снова тряхнул спящего. Сонный человек слегка приоткрыл глаза. От него определенно пахло спиртным, мужчина был сильно пьян. Он поднял голову и свирепо уставился на водителя.

— А ты кто такой, черт возьми? — произнес он, с трудом выговаривая слова.

Водитель снова повторил о приказе на эвакуацию города. Мужчина выслушал его, помолчал немного, а потом уверенно заявил:

— Я намерен оставаться тут, что бы ни случилось. Вот так вот! Да кто ты такой, чтобы лишать честного налогоплательщика его прав? Ты что, марсианин? Мне так не кажется.

Он снова уронил голову на грудь и засопел.

Водитель раздраженно пробормотал:

— Он не должен здесь оставаться! Но у нас все равно нет места, чтобы взять его с собой. Пожалуй, надо передать военным по радио, чтобы прислали за ним свою машину. Он вполне может спьяну устроить пожар и сжечь весь город!

На этом водитель покинул комнату, направившись к грузовику. Помощник последовал его примеру. Он не произнес ни слова. Локли что-то проворчал себе под нос, а Джилл, прерывисто дыша, произнесла:

— Отсюда можно соединиться с удаленными абонентами. Я знаю, как пользоваться таким оборудованием. Может, стоит попробовать?

Локли без энтузиазма согласился. Девушка села в кресло оператора и принялась нажимать какие-то кнопки. Она вставила провод в гнездо и нажала выключатель.

— Кажется, получается! Хэлло! Вызывает Серена. У меня есть чрезвычайно важное сообщение для армейских офицеров, находящихся в кордоне вокруг парка. Ответьте мне!

Локли отметил, что Джилл довольно ловко справлялась со сложным оборудованием. Девушка подняла голову и улыбнулась инженеру. Потом она снова принялась вызывать абонента на том конце провода. Затем она произнесла:

— Один момент, пожалуйста.

Прикрыв микрофон ладонью, Джилл обратилась к Локли:

— Я не могу поговорить с генералом. Его помощник передаст наше сообщение, и если оно покажется достаточно важным…

— Оно действительно важное, — прервал ее Локли. — Дай-ка мне микрофон.

Девушка освободила кресло и передала инженеру операторские наушники и микрофон.

— Меня зовут Локли, — начал инженер. — Я находился в парке в качестве наблюдателя и составителя карты рекреационной зоны в то утро, когда корабль инопланетян упал в Галечное озеро. Это я передал сообщение Вэйла с описанием приземления и выхода существ, прибывших на объекте. Я как раз разговаривал с Вэйлом по передатчику, когда они захватили его. Тогда я отправил доклад на станцию Саттл. Возможно, вы слышали об этом.

Хриплый голос на том конце провода с формальной вежливостью заявил, что да, действительно, слышал.

— Мне только что удалось выбраться из парка, — продолжал Локли. — Мы имели неплохие возможности поэкспериментировать с парализующим лучом. У меня есть важная информация, как распознать приближение луча до того, как он начнет действовать.

Хриплый голос поспешно заявил, что Локли следует поговорить с самим генералом. Послышались щелчки, потом долгая пауза. Локли нетерпеливо качал головой. Когда на другом конце линии раздался голос, он стал рассказывать об обстоятельствах своего спасения.

— Я сейчас в Серене. Нас захватил грузовик Организации по охране дикой природы, на нем мы выехали из парка. Кажется, сейчас водитель направляется как раз к военным. Так вот, я должен передать вам важную информацию…

Быстро, сдержанно и емко Локли выложил все, что ему удалось узнать о принципе действия парализующего луча, о том, что не обязательно подвергаться воздействию, чтобы обнаружить его. Он рассказал также о бесполезности клетки Фарадея, о том, где именно в парке установлены лучи, о потерявшем управление пилоте, летевшем слишком низко над землей. Кроме того, он начал излагать свою теорию о том, что монстры могут оказаться вовсе не монстрами, а…

Новый голос на том конце провода резко прервал его. Локли попросили подождать. Его информация будет записана на пленку. Локли ждал, нервно кусая губы. Пауза была слишком долгой, потом голос велел инженеру продолжать рассказ.

Водитель грузовика довольно долго пытался выйти на связь с военными. Лучше бы он воспользовался телефоном, чем коротковолновым передатчиком.

Военный, слушавший Локли, властно приказал ему продолжать рассказ. Очень осторожно, оговаривая все детали, инженер высказал свои предположения и опасения, вызванные поведением захватчиков. Во-первых, ослепление людей. Во-вторых, ту легкость, с которой четырем пленникам удалось бежать из мусорного контейнера — их словно толкали на такой шаг, чтобы они рассказали о том, что их содержали в одной клетке с птицами, кроликами и дикобразом. Пришельцы вряд ли поступили бы таким образом. Люди же, проникшие на чужую территорию, наверняка предприняли бы меры, чтобы их считали пришельцами с другой планеты.

— Так вот, — продолжал Локли, — мне кажется, что мы имеем дело отнюдь не с пришельцами, которые случайно и впервые приземлились на нашей планете. Во всяком случае, их корабль приспособлен для погружения на большую глубину. Для первого приземления они наверняка выбрали бы водоем побольше, да хотя бы море. Но они откуда-то знали, что Галечное озеро имеет достаточную глубину для погружения. Откуда им это знать? Они не стали убивать нас, но поместили в одну клетку с животными, которые, тем не менее, не способны нанести существенного вреда человеку. Зачем им запугивать людей, а потом давать возможность бежать?

Голос на том конце провода кратко спросил:

— И какие выводы вы сделали из своих наблюдений?

— Они отлично подготовлены — много знают о нашей планете и ее обитателях. Кто-то рассказал им о человеческой психологии и предложил план завоевания без масштабных разрушений городов, заводов и порабощения человечества. Ведь покорить планету таким образом гораздо выгоднее! Думаю, кто-то из людей сотрудничает с инопланетянами и дает им советы. Наверняка, они заключили сделку. Я хочу сказать, что мы столкнулись не с чисто инопланетным захватом, но также с определенными людьми, контактирующими с пришельцами. Я…

— Мистер Локли! — прервал его собеседник. — Мистер Локли, кто научил вас всему этому? — Не дав времени на ответ, голос продолжал: — Где вы набрались знаний и опыта, чтобы выдвигать теории, противоречащие теориям военных и ученых специалистов? Разве вы обладаете достаточным авторитетом, чтобы учить нас? Вы просто тратите зря мое драгоценное время. Вы…

Локли молча снял наушники, отложил их в сторону, рядом с микрофоном, потом встал с кресла и посмотрел на Джилл. Аккуратно выключив передатчик, он стоял у стола, размышляя о чем-то.

Водитель и его помощник вернулись в комнату. Они подняли спящего мужчину и понесли его к дверям. Что-то выпало из его кармана — бумажник. Они не заметили его, идя дальше и таща на себе пьяного человека. Джилл остановилась и подняла бумажник, потом посмотрела на Локли.

— Что…

— Я пытаюсь понять, что нам делать дальше. Пока что мой план не сработал, — пробормотал инженер.

— Я сейчас вернусь, — сказала девушка.

Она пошла к грузовику, чтобы отдать бумажник водителю, который получил наказ от военных забрать подвыпившего мужчину и отвезти его подальше от города.

Когда она вернулась, Локли в волнении расхаживал по комнате, сжимая и разжимая кулаки. Он метался, словно тигр в клетке.

Лицо девушки было бледным, как мел.

— Они открыли кузов трейлера, чтобы положить туда мужчину, и я увидела, что у них там еще несколько человек. Несколько! И какое-то оборудование! Никакие не клетки для животных, а машины — генераторы, электроника! Я боюсь, Локли! — тонким дрожащим голосом произнесла Джилл.

— А я, — прервал ее инженер, — просто кретин. Следовало сразу же догадаться, что не так все просто! Смотри-ка сюда…

Стеклянная дверь открылась, и в комнату вошел водитель. В руке его был револьвер.

— Очень плохо! Да, молодые люди, нам следовало проявить большую осторожность… Однако, леди видела уже слишком много. А сейчас…

Дуло револьвера смотрело прямо в лицо Локли. Джилл, не говоря ни слова, бросилась на водителя. Локли, тут же оценив ситуацию, размахнулся и нанес ему молниеносный удар в челюсть. Водитель потерял равновесие и от неожиданности выпустил пистолет из рук. Инженер перехватил оружие еще до того, как водитель рухнул на пол.

— Скорее! — воскликнул Локли. — Где ты видела оборудование? В начале или в конце контейнера?

— Да он весь набит машинами, — ответила Джилл. — Но большая часть в начале. А что ты…

— Скорее в холл! — выдохнул Локли. — Поищи заднюю дверью.

Инженер вывел девушку из комнаты. Она побежала к другой стороне здания, а Локли рванулся к трейлеру.Огромный грузовик ясно вырисовывался в ночи. Вот из кузова спрыгнул помощник водителя, а вслед за ним еще один мужчина. Еще один…

Локли принялся стрелять прямо из дверей здания телефонной компании. Одна пуля угодила в часть кузова, начинающуюся прямо за кабиной. Вторая в середину контейнера. Третья вошла в стенку между первыми двумя. Трое вышедших из кузова мужчин упали на землю, думая, что Локли целится в них. Но вот он услышал невнятные выкрики Джилл откуда-то из задней части темного холла. Инженер тут же побежал на крики девушки. Она ждала его, дрожа от страха. Вместе они вышли на улицу через заднюю дверь, и Локли тихо прикрыл ее за собой.

Он взял девушку за руку, и они побежали прочь в темноту ночи, подальше от грузовика и горящих на улице фонарей. В темной части города даже троим пособникам пришельцев будет очень сложно разыскать их. Приостановившись на минуту, Локли шепотом сказал девушке:

— Мы должны вести себя очень тихо. Может, мне удалось повредить часть их оборудования, а может, и нет. Если нет, нам конец!

Задние дворы, аллея, ведущая вниз. Пришлось пересечь невыносимо ярко освещенную улицу. На другой ее стороне находились коттеджи — беглецы прибежали в компактный район проживания бизнес-элиты. Локли отыскал ворота, тихо открыл их, провел Джилл внутрь и осторожно закрыл дверцы. Впереди пролегала достаточно широкая аллея, по обе стороны которой располагались два темных, мрачных, мертвых здания, в которых когда-то жили люди, а теперь не осталось и следов от прежнего оживления.

Задний двор. Ограда. Локли помог Джилл перелезть через нее. Еще один переулок, еще одна улица. Ее уже не пересекали никакие пути, ведущие назад к зданию телефонной компании. Вокруг было темно, и никто не мог заметить бегущую прочь пару.

Пришлось преодолеть многочисленные улочки и переулки, то ведущие куда-то вверх, то вниз. Они бежали и бежали, пока Джилл не начала задыхаться. Локли весь покрылся потом от быстрого бега и боязни почувствовать так хорошо знакомый запах, предвещающий приближение парализующего луча. Сначала комбинация неприятных ароматов, потом вспышки яркого света, слепящего глаза, а потом резкие звуки, от которых едва не лопались барабанные перепонки. Все это в конечном итоге вело к параличу всех мускулов и потере сознания.

Беглецы услышали звук мотора грузовика. К тому времени они уже пробежали много кварталов. Рев гигантской машины приближался — водитель и его помощники объезжали темные улицы в надежде разыскать беглецов.

— Я попал в генератор, — простонал Локли. — Я должен был попасть! Иначе они бы просто направили на нас парализующий луч!

Инженер остановился. Впереди простирался район больших домов, перед которыми были разбиты ровные прямоугольники газонов. Дорожки вдоль домов освещались фонарями, но сами здания казались темными и пустынными громадами. С другой стороны улицы росли большие деревья, попадались и клумбы, огороженные низенькими решетками.

— Пока мы еще не в безопасности, — произнес Локли. — Но я совсем недавно понял, что вряд ли в нашем мире вообще остались совершенно безопасные места.

В тишине слышно было, как у Джилл от страха стучат зубы.

— Что мы будем делать? Ты знаешь, какое оборудование они везли в грузовике? Я просто подумала, что он наврал нам, и там вовсе не хлам и не клетки для животных, как он сказал тебе. Но что они везут?

— Думаю, у них там генератор парализующего луча. У пришельцев должны быть пособники среди людей. Для нас они являются шпионами. Наверняка водитель и его помощники скооперировались с монстрами. Возможно, им даже доверили генератор луча, — ответил Локли.

Он стоял молча, размышляя и прислушиваясь к грохоту грузовика по пустынным улицам города. Разъезжать на ревущей машине в поисках беглецов — не самая удачная мысль. Они запросто могут спрятаться при приближении трейлера, выждать, а потом пойти в другую сторону. Нет, что-то тут не так. Наверняка водитель и его помощники разделились, и пока кто-то ездит на машине, остальные прочесывают город пешком. Но и это не дает гарантии, что беглецы найдутся. В любом случае, стоит пока оставаться на месте и не предпринимать необдуманных шагов.

— Нам надо заняться поисками гаражей на две машины, — произнес Локли. — Не факт, что повезет, но если кто-нибудь имел два автомобиля, то вполне мог оставить один здесь. В случае чего я смогу завести двигатель без ключа. В любом случае, мы будем заодно выбираться из города, хотя бы и пешком!

Беглецы старались избегать освещенных фонарями улиц и пробираться в темноте, прислушиваясь к посторонним шумам. Инженер и девушка проходили район особняков, иногда шли прямо через цветущие клумбы. Однажды Джилл едва не упала, споткнувшись о валяющийся на земле шланг, а Локли сильно ударился ногой о колесо незаметной в темноте садовой тележки. В большинстве гаражей вообще ничего не было, в некоторых остались кое-какие инструменты и детали.

Вдруг что-то заставило Локли посмотреть наверх. Узкая, подобная стреле башенка устремлялась в небо. Она располагалась во дворе дома, хозяева которого явно были богаты. Об этом говорили художественные узоры на изгородях, шикарный ухоженный садик и… гараж на две машины. Одна дверь в гараже была открыта.

— Есть ли у них радиопередатчик?.. — пробормотал Локли. — Интересно…

Сначала он заглянул в гараж. Там стояла машина. О чудо — она выглядела так, словно находилась в рабочем состоянии. Инженер подошел к автомобилю и открыл дверцу. В кабине загорелась лампочка. Даже ключ был на месте! Локли повернул его и посмотрел на показания приборов: бензобак на три четверти полон. Необыкновенная удача!

— Наверное, хозяева хотели воспользоваться ею, а потом передумали, — предположил Локли. — Я, пожалуй, открою дверь и совершу небольшую кражу. Всего лишь одну. Надеюсь, владелец машины держит дома хотя бы один аккумулятор!

Войти в дом не составило труда. Инженер подошел к одному из окон веранды, и оно оказалось не закрытым на задвижку. Локли пробрался внутрь, и Джилл последовала за ним. На полу стоял переносной радиопередатчик с комплектом батарей — обычный предмет для современного американского жилища. В случае шторма или другого стихийного бедствия, когда случаются повреждения линии электропередач, рация является единственным средством связи с внешним миром, по радио операторы доносили до граждан сведения чрезвычайной важности. Передатчик находился в отличном состоянии. Локли нажал несколько кнопок и рычажков, потом принялся негромко вызывать ровным голосом:

— Майский день! Майский день! Майский день! — подобный позывной имел приоритет над всеми остальными, за исключением «SОS», хотя имел то же значение. Просто слова «майский день» более разборчивы, тут уже не ошибешься, даже если человек будет говорить тихо.

Через несколько минут пришли ответы на вызов. Локли тихо просил их оставаться на связи, пока он соединится с остальными. Около полудюжины человек ожидали, пока инженер свяжется с остальными, и поведает миру чрезвычайное известие. Локли говорил по возможности тихо и разборчиво, чтобы все поняли наверняка, о чем идет речь. Потом он произнес «Отбой!» и нажал кнопку, ожидая вопросов от слушателей. Но вопросов не последовало. Его передача была заглушена. Какая-то другая станция транслировала бессмысленное шипение на полную громкость, явно откуда-то неподалеку. Локли не знал точно, когда его голос исчез из эфира. Может, он еще не успел сказать вообще ни слова, и тогда никто так и не узнал страшной правды о пришельцах. Но тогда работающий передатчик поможет тем, кто заглушил его сигнал. Им будет легче обнаружить Локли и Джилл.

Глава восьмая


Вывести машину из гаража на улицу оказалось не сложным делом. Локли опасался, что звук заводящегося двигателя в абсолютно пустом городе будет слышен далеко вокруг. Однако машина завелась практически мгновенно. Преследователи могли услышать шум, и прислушаться, но не более того. Вряд ли им удалось бы определить местонахождение автомобиля, двигавшегося почти бесшумно. Кроме того, громадный трейлер все еще разъезжал по городу, громыхая посильнее любой другой машины. Надо было как можно скорее уезжать прочь, как можно дальше от водителя грузовика и его помощников, вступивших в сговор с инопланетянами.

Локли направил машину вперед по дороге, старясь производить как можно меньше шума. Он не стал включать фары. Остановившись на мгновение, инженер прислушался, откуда доносился шум, издаваемый трейлером, и повел машину в противоположном направлении. Вдруг холодок пробежал по спине Локли — ему в голову пришла страшная мысль: преследователи могут воспользоваться коротковолновым передатчиком для определения местонахождения автомобиля беглецов… Если они воспользуются этой возможностью, то легко смогут разыскать Локли и Джилл. Инженер вел машину, прислушиваясь к любому звуку, который мог предвещать опасность. Медленно, не торопясь, инженер выехал из района резиденций деловых людей Серены. Огромных усилий стоило заставить себя ехать медленно. В местах, где пересекались освещенные улицы, очень хотелось нажать на газ и мчаться прочь. Но Локли, сжимая зубы от напряжения, старался не поддаваться панике. Едущая медленно машина производила гораздо меньше шума, чем мчащаяся на всех парах. Казалось, прошла вечность, прежде чем беглецы выехали из города.

Наконец последний светящийся фонарь остался позади. Впереди самым ярким источником света были звезды. Локли предстояло сложное занятие — вести машину по незнакомой дороге с множеством поворотов и рытвин в абсолютной темноте. Иногда на обочинах виднелись дорожные знаки, но какая польза от них, если нельзя включить фары и прочесть написанное? Очевидно, знаки предупреждали о рытвинах, ямах и прочих недостатках дороги, но Локли приходилось узнавать об их существовании на собственном опыте. Любой свет, тем более яркий свет фар, может оказаться указателем для едущих в трейлере помощников инопланетян.

Звездный свет — не лучшее освещение для быстрой езды ночью, тем более, когда дорога проходит по лесистой местности. Нервы Локли были на пределе. Инженер не мог позволить себе расслабиться ни на минуту — каждый мускул его тела дрожал от напряжения. Но нельзя остановиться и отдохнуть. Не сейчас. Лишь проехав довольно приличное расстояние по лесной дороге, Локли остановил машину.

— Что случилось? — испуганно спросила Джилл, заметив, как он посмотрел на приборы.

— Думаю, я повредил что-нибудь в грузовике, — отозвался инженер. — Иначе они уже давно направили бы на нас парализующий луч.

Он размышлял, способны ли водитель и его помощники починить неисправное оборудование самостоятельно, без помощи инопланетян. В любом случае, у монстров оставалось еще много генераторов лучей в запасе. Наверняка большая их часть имеет стационарный характер, а несколько транспортируются на всякий непредвиденный случай. Что ж, со стороны помощников пришельцев очень разумно использовать для перевозки аппаратуры грузовик Организации по охраны дикой природы.

Локли нажал на какую-то кнопку, открыв нечто вроде бардачка. Оттуда инженер извлек моток проволоки и принялся крутить его в руках, размышляя вслух:

— Если они догадаются, что у нас есть машина, то будут надеяться на блокирующий дорогу луч, встретившись с которым мы уже не сможем избежать захвата. Я попробую соорудить нечто вроде предупредительного приборчика. Вот, посмотри, — Локли положил конец проволоки на ладонь девушки. — Это провод от автомобильной антенны. Он должен предупреждать нас о лучах на дороге, действуя по принципу пружины в моих часах. Держи его.

— Хорошо, — согласилась Джилл.

— Еще один момент, — продолжил инженер.

Он вышел из машины и быстро закрыл за собой дверь. Послышался звук разбиваемого стекла, потом Локли вернулся со словами:

— Больше никаких тормозных огней. Теперь надо избавиться и от лампочки внутри.

Одним резким ударом он разбил ее.

— Вот теперь мы можем ехать дальше, не опасаясь погони.

Джилл вздрогнула, когда машина вновь двинулась вперед.

— Так, значит, ты думаешь, что…

— Я почти уверен, что водитель грузовика и его помощники собственными персонами посетили Маплвуд, распространяя парализующий луч во все стороны. А шины на колесах вполне могут иметь рисунок, схожий с контурами следов какого-нибудь неземного существа. Так что это люди, а не инопланетяне обокрали магазины радиотехники в Маплвуде. Наверняка они же создали имитацию похищения и содержания в клетке людей вместе с животными — будто бы для дальнейшего изучения.

Локли ехал не быстрее пятнадцати миль в час, так что машина двигалась практически бесшумно. С воздуха доносился негромкий монотонный гул. Высоко в небе территорию парка и прилегающую к ней зону патрулировали самолеты армии Соединенных Штатов. Некоторое время беглецы ехали молча, потом Джилл осторожно спросила:

— Мне показалось, тебя что-то огорчило во время разговора с генералом. Что-то еще случилось?

— Да, я расстроился. Я и сейчас несколько обескуражен. Просто генерал не считает нужным принимать во внимание мнение человека неизвестного, далекого от науки и политики. Он не готов признать собственную некомпетентность, а мои соображения противоречат официальным гипотезам. Надо будет поискать кого-то рангом пониже или наоборот — повыше. Может быть…

Резким голосом Джилл воскликнула:

— Стой!

Локли резко нажал на тормоза.

Девушка медленно произнесла:

— Я почувствовала этот ужасный запах…

Локли прикоснулся к проводу и тоже ощутил неприятный аромат.

— Парализующий луч пересекает дорогу, — спокойно произнес он. — Может, он рассчитан как раз на нас, а может, был здесь и раньше. Ну что ж, придется немного отъехать назад, там была объездная дорога.

Инженер развернул машину и поехал назад в поисках другого пути. Примерно милю спустя в свете звезд они разглядели боковую дорогу. Локли свернул на нее и поехал вперед.

— Тормози! — воскликнула Джилл через полчаса.

Эта дорога тоже была перерезана невидимым лучом. Любой водитель, едущий на нормальной скорости, непременно столкнулся бы с ним, не успев ничего понять.

— А вот это уже плохо, — сухо проронил Локли. — Они могли поймать нас в ловушку, блокировав определенный квадрат. Нам придется ехать практически наугад, не приближаясь вплотную к дорогам, ведущим из парка. Не знаю, насколько нам это удастся, но попробовать все равно придется.

Вдруг в небе что-то сверкнуло. Локли поднял голову вверх и посмотрел по сторонам. Вот вспышка повторилась. Небо постепенно затягивало тучами.

— Не везет! — воскликнул Локли. — С темнотой еще можно как-то смириться, но мне надо хотя бы видеть расположение звезд, чтобы знать, куда ехать. Что же делать? Без звезд я, скорее всего, заблужусь…

Инженер продолжал ехать вперед. Тучи все сгущались, закрывая собой все небо. Однажды Локли заметил слабый проблеск в небе и сжал зубы от беспомощности. А что, если это светился один из огней Серены, и теперь они едут назад в город прямиком в лапы негодяев? Инженер повернул в сторону при первой возможности. Дважды Джилл предупреждала его о пересекающих дорогу лучах. Нервы Локли были совсем на пределе, однажды он не отреагировал вовремя и еле успел остановить машину. Когда автомобиль замер на месте, девушка уже начала ощущать, как немеют ее руки. Локли и сам увидел яркие вспышки, почувствовал жуткую вонь джунглей и тухлой воды. Из последних сил он отвел машину назад и свернул в сторону. Быть может, корпус автомобиля слегка ослабил действие луча.

Когда беглецы успешно выбрались из этой передряги, небо стало постепенно проясняться, и вновь проступили звезды. Теперь Локли мог ориентироваться по ним.

Вскоре пошел дождь. Несколько раз сверкнула молния. Дорогу размывало водой, и дважды машина крутилась на поворотах, словно волчок, потеряв управление. Оба раза Локли удалось выровнять ее и продолжить движение вперед. С каждой минутой управлять ею становилось все сложнее, а беглецам надо было до рассвета уехать как можно дальше от Серены, потому что водитель грузовика и его помощники вполне могли починить поврежденное оборудование и направить на беглецов парализующий луч в любой момент. А если они сочтут, что Локли и Джилл знают слишком много, их могут попытаться даже убить. Но самое главное — необходимо срочно разыскать кого-нибудь из военных, кому можно рассказать о случившемся — рассказать с пользой, а не потратив время впустую. И все-таки инженера не покидали сомнения, что в темноте, под дождем он мог сбиться с пути и ехать в сторону проклятого города, в лапы к своим преследователям.

— Думаю, надо повернуть к ближайшей ферме. Я попытаюсь спрятать там машину на время. Кто знает, может, мы едем совсем не туда, куда надо, — наконец решился Локли.

Он повернул на боковую дорогу, ведущую к одной из ферм. Инженер догадался, что она ведет к дому по почтовому ящику, стоявшему на обочине. Возле дома стоял сарай. Локли вскочил из машины и внимательно осмотрел двор. Открыв ворота сарая, он вернулся в машину и загнал ее внутрь сарая.

— Тут ее никто не заметит, а нам надо убедиться, что мы едем в нужном направлении.

Беглецы сидели в машине, молча глядя в темноту за окнами и прислушиваясь к шуму дождя. Нигде вокруг не видно никаких источников света. Лишь изредка в небе сверкала молния, освещая большой деревянный дом, растущие возле него деревья и постройки во дворе. Неподалеку от сарая стоял курятник, огороженный проволочной сеткой.

— Придется ждать до утра, — с сожалением произнес Локли, вглядываясь в сплошную пелену дождя. — Нельзя ехать дальше, пока не определимся с маршрутом. Если мы уже отъехали от Серены на достаточное расстояние, то поедем вперед. Если нет, то будем прятаться до темноты и надеяться, что ночь будет звездной.

Джилл, стараясь сдержать дрожь в голосе, сказала:

— Хорошо, подождем. Но куда мы поедем потом?

— Все равно куда, лишь бы подальше от Галечного озера, и туда, где меня будут считать нормальным здравомыслящим человеком, а не гражданским, у которого мозги съехали набекрень от страха. Туда, где я смогу объяснить все, что выяснил, людям, которые меня выслушают. Если, конечно, еще не слишком поздно.

— Надеюсь, что не поздно, — уверенным голосом отозвалась Джилл.

Последовала напряженная пауза. Дождь лил как из ведра, сверкали молнии, гремел гром.

— Я не подозревала, — осторожно начала Джилл, — что ты веришь, будто люди помогают инопланетянам захватить Землю.

— В целом, картина кажется однозначной: на нас напали пришельцы с другой планеты. Но некоторые детали говорят о том, что инопланетяне хорошо изучили людей и их психологию, прежде чем принять решение приземлиться в национальном парке. Прежде всего, пока еще никто не убит, по крайней мере, нам неизвестно ни одного случая убийства. Думаю, это устроили те, кто понимает, что в случае появления жертв люди будут бороться до последнего за свою свободу и научат детей ненавидеть захватчиков.

Девушка некоторое время молча обдумывала услышанное, а потом медленно произнесла:

— Наверное, ты поступил бы так. Некоторые люди готовы на многое, лишь бы остаться в живых. Но ты не стал бы унижаться перед монстрами.

По крыше сарая усыпляющее барабанил дождь. Локли, стараясь снять напряжение, пытался высказать накопившиеся за последние дни мысли:

— Люди окажутся по разные стороны баррикад, Джилл. Те, кто планировал захват нашей планеты, примерно подозревали, кого им не удастся запугать. Если мы столкнулись с чем-то вроде Перл Харбора, устроенного врагами в человеческом облике, ты сама можешь догадаться, кто они, то нас должны начать убивать в огромных масштабах прежде, чем мы полностью осознаем происходящее. Если бы на землю случайно приземлился корабль с инопланетянами, которые ничего не знают о нас, они наверняка устроили бы хорошую резню, надеясь запугать людей. Но никакой резни не было. Так что мы столкнулись не с проявлением холодной войны в чистом виде и не с непредвиденным нашествием монстров. Не все так просто. Мысль о сотрудничестве людей и пришельцев пока тоже лишь догадка. Просто она кажется мне наиболее вероятной на данный момент. Не могу сказать, что я удовлетворен своей версией, но ничего лучшего в голову не приходит.

Долгое время Джилл молчала, а потом неуверенным тоном пробормотала:

— Ты, наверное, был хорошим другом… другом…

— Вэйла? — прервал ее Локли. — Нет. Я знал его, но не более того. Он присоединился к нашей команде всего пару месяцев назад. Я не думаю, что мы больше дюжины раз болтали с ним не по работе. Из них четыре раза он был с тобой. С чего ты взяла, что мы хорошие друзья?

— Ну, ты так много для меня сделал, — тихо ответила Джилл.

Локли подождал, пока вспышка молнии высветила лицо девушки. Она молча смотрела на него.

— Я делаю это не ради Вэйла, — ровным голосом произнес инженер.

— Тогда ради чего?

— Я сделал бы то же самое для любого другого человека, — сухо вымолвил Локли.

В каком-то смысле он сказал правду, конечно же. Но он не отправился бы в строительный лагерь, чтобы убедиться, что там никого не осталось. Такая идея попросту не пришла бы ему в голову.

— Не думаю, что ты говоришь искренне, — заметила девушка.

Инженер не ответил. Если Вэйл жив, то он помолвлен с Джилл. Если бы Локли представилась возможность, он, конечно же, не сделал бы показной джентльменский жест и не опустил руки, дав этим двоим спокойно пожениться, он бы испытал свое счастье и попробовал завоевать сердце девушки. Если же Вэйл мертв, Локли дал бы Джилл достаточно времени, чтобы оправиться от удара, а потом предложил бы ей стать женой. Времени понадобилось бы немало: девушка может простить себе быструю забывчивость по отношению к живому человеку, но не к мертвецу, которого окружает ореол трагичности.

— Думаю, нам надо сменить тему разговора, — решительно произнес Локли. — Я могу рассказать тебе, почему решил вернуться за тобой на озеро после того, как сбежал из плена. У меня были на то причины. Они и сейчас у меня есть. И я объясню тебе, в чем дело, понравится это Вэйлу или нет. Но не сейчас.

Оба беглеца долго молчали. Ничто не нарушало тишину, кроме шума дождя. Внешний мир скрывался где-то в темноте за густой пеленой воды. Лишь вспышки молнии выхватывали на мгновения его частицы.

— Спасибо, — очень тихо сказала Джилл. — Мне очень приятно.

Потом они оба сидели молча. Шли часы, и утомленные путешественники не заметили, как заснули под монотонный стук капель. Локли проснулся, когда на улице уже рассвело. Небо все еще было затянуто тучами, земля под ногами превратилась в жидкое месиво. Тут и там виднелись многочисленные лужи. Крыша сарая протекала, и в некоторых местах сквозь щели просачивалась вода.

Теперь через лобовое стекло хорошо было видно огромный дом во дворе, хозяйственные строения и три высоких дерева позади дома.

Локли открыл дверцу машины и бесшумно спрыгнул на землю. Джилл еще спала. Инженер зашел в курятник, откуда раздавалось громкое кудахтанье куриц. Внутри, в ящиках, выложенных сеном, лежало несколько яиц. Взяв их, Локли направился в дом, старясь идти по островкам зелени и не соскользнуть в одну из многочисленных луж. Прежние хозяева оставили в доме хлеб, масло, небольшие запасы консервов и несколько алюминиевых банок с пивом. Выйдя на улицу, Локли осмотрел двор. К счастью, дождь смыл все следы шин на земле, и теперь никто не догадался бы, что прошлой ночью сюда въехала машина. Инженер удовлетворенно кивнул и отправился назад к сараю.

В стене ветхого строения имелось всего лишь одно небольшое окошко. Локли тщательно прикрыл за собой дверь, оставив лишь небольшую щель, чтобы из сарая можно было наблюдать за двором. Теперь машина стояла в надежном укрытии от посторонних глаз, и во дворе не осталось никаких следов недавнего присутствия человека.

— Зачем ты закрыл двери? — сонным голосом спросила Джилл.

Он неохотно ответил:

— Мне кажется, мы сейчас не в лучшем положении, чем в самом начале пути. Если я не ошибаюсь, то вчера из-за плохой погоды и темноты мы запутались в боковых дорогах, и парк начинается где-то рядом. Перед нами не то шоссе, по которому я ехал в лагерь искать тебя, и где осталась моя машина. Это другая дорога. Не думаю, что мы больше чем в двадцати милях от Галечного озера. Вот уж чего мне меньше всего хотелось, так это оказаться здесь!

Локли принялся молча разгружать карманы.

— Я нашел кое-какую еду в доме. Нам придется сидеть тихо и дожидаться темноты, а потом ехать прямиком к кордону, рассчитывая только на звезды.

Беглецы принялись есть, погрузившись на время каждый в свои мысли. Только стук падающих с крыши капель нарушал тишину. Локли никак не мог успокоиться, к тому же его одолевали невеселые мысли. Инженеру казалось, что пытаться выбраться из эвакуированной зоны на машине — полный идиотизм, но других вариантов не было. Вчера он потерял бдительность, решившись сесть в грузовик, ехавший по дороге, которая — Локли был в этом уверен — перегорожена парализующим лучом. А у него не возникло никаких подозрений! Может быть, напрасно он отказался говорить с Джилл о том, почему поехал в строительный лагерь на ее поиски, когда все вокруг получили приказ покинуть опасную зону.

На улице по-прежнему моросил дождь, и воздух казался сероватым от отсутствия солнечного света. Через щель между дверями сарая Локли мог видеть дом, узкую тропинку, ведущую к хозяйственным постройкам, деревья во дворе и часть трассы.

Инженер молча пережевывал найденную в доме еду, как вдруг замер, почувствовав пробежавший по спине холодок и стал внимательно прислушиваться. Предрассветную тишину нарушил звук работающего двигателя внутреннего сгорания. Звук показался беглецам до боли знакомым, и он приближался. Падающие с листьев и крыш капли воды — вот и все звуки, которые существовали в целом мире минуту назад… А теперь еще этот пугающий рев. Шум мотора становился все громче. Джилл бессознательно сцепила пальцы рук.

— Не думаю, что после такого дождя на дороге или во дворе остались следы наших колес, — тихим голосом произнес Локли. — Вода смыла все следы, и вряд ли водитель заподозрит, что мы можем оказаться именно здесь. Но если что, у меня в пистолете еще осталось несколько пуль. Может быть, тебе лучше выйти и укрыться на кукурузном поле, пока они не уедут? Если мне не повезет, я скажу, что оставил тебя где-нибудь по дороге.

— Нет, — спокойно возразила девушка. — Я оставлю следы ботинок на размокшей земле, и они непременно найдут меня.

Локли молча сжал зубы. Он взял в руку пистолет, отобранный у водителя грузовика в Серене, мрачно посмотрел на него. Наверняка, оружие не пригодится, и все-таки…

Инженер стоял у щели в дверях сарая и наблюдал за дорогой. Девушка вышла из машины и встала позади него, глядя Локли в лицо. Рев трейлера становился все громче, машина приближалась. На некоторое время звук заглушила зелень деревьев, водителю пришлось через просеку объезжать огромную лужу на дороге. Но вот грохот снова усилился. Грузовик явно ехал рядом с фермой, на которой укрылись беглецы.

Локли, сжимая пистолет в руках, напряженно всматривался в открытое пространство дороги.

Гигантский трейлер с маркировкой Организации по охране дикой природы проезжал мимо. Мотор ревел, и звук его казался громоподобным. Послышался сильный всплеск, словно колеса машины проехали по луже рядом с воротами сарая.

Вот автомобиль поехал дальше, и вскоре скрылся из виду. Джилл глубоко вздохнула от облегчения. Локли сделал ей предупреждающий жест не шуметь и внимательно слушал. По его подсчетам, грузовик отъехал примерно на милю от фермы. Потом шум внезапно прекратился: машина остановилась. Только очень сильно напрягая слух Локли смог услышать звук работающего вхолостую мотора. Может, это была игра воображения. Хотя, если бы вокруг не царила такая тишина, он не смог бы ничего услышать. Джилл едва слышно прошептала:

— Ты думаешь…

Он снова сделал ей знак молчать. Отдаленный шум работающего мотора все еще доносился до слуха. Одна минута. Две. Три. Потом снова грохот и рев двигающегося трейлера. Грузовик поехал дальше. Грохот становился все тише и тише, а потом и вовсе растворился.

— Они добрались до того места, где дорога перерезана парализующим лучом, — пробормотал Локли. — Потом они остановились и связались с кем-то по коротковолновому передатчику, и луч убрали. А когда они проехали дальше, его наверняка вернули на место.

Инженер молча обдумывал ситуацию, а потом коротко заявил:

— Сначала мы закончим завтракать. Яйца придется есть сырыми. Это не очень приятно, но поесть необходимо. А после завтрака решим точно, что делать дальше. Может, придется забыть о машине и пробираться к кордону пешком, ища еду на фермах… Кто знает, тут может оказаться довольно много… предателей. Надо двигаться предельно осторожно.

На минуту Локли замолчал, открывая банку консервов, а потом продолжил:

— Тебе, конечно же, лучше ехать на машине, поэтому мы все равно дождемся ночи и посмотрим, будет ли она звездной.

Джилл вдруг вспомнила о радиоприемнике и предложила:

— Давай послушаем новости.

Руки девушки дрожали, когда она доставала карманное радио. Локли заметил это. Он вспомнил все тяготы пути через лес, опасность, которой они подвергались ежеминутно, постоянный стресс… У него никак не укладывалось в голове, как люди могут пойти на сотрудничество с инопланетянами. Казалось невероятным, что кто-то мог предать не только свою страну, но и всю человеческую расу. Мысли об этом не укладывались у него в голове. Это не могло быть правдой! И тем не менее…

Сначала включенное радио издавало какие-то нечленораздельные звуки. Локли покрутил колесико в другую сторону. На следующей волне транслировали музыкальную передачу. Джилл старалась не выдавать переполнявших ее эмоций.

Вот послышался голос диктора:

«Срочный бюллетень! Срочный бюллетень! Официальные лица из Пентагона заявляют, что впервые ученые добились почти стопроцентного успеха в дублировании парализующего луча, используемого инопланетянами с Галечного озера! Работая круглосуточно, команды иностранных и американских ученых соорудили проектор совершенно нового типа, с помощью которого и добились небывалых результатов! Пока дубликат луча менее мощный, чем оригинал, и его воздействие на подопытных животных не влечет за собой полного паралича. Нашлись волонтеры, готовые попробовать на себе разработки ученых. Со слов испытуемых, подтвердилось, что ощущения от воздействия дубликата луча практически идентичны тем, которые испытали на себе рабочие из строительного лагеря на Галечном озере. В данное время ведутся разработки средств для защиты людей от парализующего луча и получены кое-какие результаты. Официальные лица выражают уверенность, что защитные средства от таинственного оружия пришельцев вскоре будут получены. Больше нет оснований опасаться, что наша планета окажется неспособной защитить себя от вторжения инопланетных существ!»

На этом оптимистический прогноз прервался, и последовало рекламное сообщение о чудесных пилюлях от аллергии. Джилл посмотрела в лицо Локли. Судя по всему, инженера не успокоили сообщения диктора.

Выпуск новостей продолжался. Уверенным тоном диктор говорил о скором получении защитных средств от оружия пришельцев. Потом передали, что важно ни в коем случае не уничтожить корабль инопланетян, но захватить его, если представится благоприятная возможность, и тщательно изучить. На использование атомного оружия пока было наложено вето. Однако в случае экстренной необходимости военные не замедлят воспользоваться всеми имеющимися у них на вооружении средствами. На случай непредвиденных ситуаций зона эвакуации будет расширена. Людей перевезут подальше от парка, так как воздействие атомных бомб на приближенные территории может сказаться на них.

Снова реклама. Локли выключил радио.

— Что ты думаешь обо всем этом? — тихо спросила Джилл.

— Лучше бы они не передавали этот выпуск, — отозвался Локли. — Если бы в дело были вовлечены только монстры, не понимающие английского языка, тогда еще куда ни шло. Но, учитывая наличие сообщников среди людей, нам следует опасаться худшего. Когда пришельцы узнают, что мы почти нашли защиту от их оружия, они наверняка нападут первыми, не дожидаясь, пока мы завершим работу.

Последовала пауза, потом инженер продолжил:

— Сразу после Второй мировой войны наступил момент, когда только у Америки была атомная бомба, и ни у кого больше. Тогда ни о какой холодной войне не могло быть и речи! На протяжении нескольких лет мы могли уничтожить какое угодно государство, и его гражданам было бы нечего противопоставить нашему решению. А теперь уже не мы, а кто-то другой находится в похожей ситуации. Они могут в любой момент уничтожить нас, а нам ничего не остается, разве что ждать. Так может продолжаться неделю или две, максимум — три. Будет странно, если они не попытаются извлечь пользу из своего преимущества.

Джилл пыталась заставить глотать принесенную Локли еду, но не могла. Кусок не лез ей в горло. Девушка начала тихонько плакать. Локли мысленно корил себя за то, что выложил ей все сразу, к тому же все — плохое. Не в силах смотреть на слезы Джилл, он строгим голосом произнес:

— Ну-ка, перестань плакать! Пока еще ничего толком не известно. Кто знает, может, все совсем не так, как я тут навыдумывал!

Девушка пыталась сдержать слезы.

— Да, мы находимся в затруднительном положении! — спокойно заявил Локли. — Похоже, что в ближайшие дни на Землю прилетят еще несколько кораблей инопланетян. Но все-таки монстры пока не убивают людей. Им нужна планета, на которой люди бы работали им на пользу. Им не нужны мертвецы, и они уже доказали это своим поведением. Пришельцы избегают кровопролития и не позволяют своим сообщникам среди людей действовать необдуманно.

Джилл сжала кулаки.

— Уж лучше умереть, чем жить по их правилам!

— Ну, не стоит забегать так далеко вперед! — запротестовал Локли. — Ученые уже почти дублировали луч. Думаешь, они остановятся на достигнутом? Люди, которые могут создать оружие против инопланетян, рассредоточатся по разным местам, так что всех их вряд ли будет возможно найти. Они смогут продолжить работу даже тогда, когда пришельцы выйдут из тени и предъявят нам свои требования. Кому-ибудь точно удастся найти защиту от парализующих лучей, а может, даже изобрести еще более мощное оружие! Нас невозможно завоевать! Мы будем бороться до последнего!

— Но ведь, — всхлипывая, начала Джилл, — ведь ты же сам говорил, что не существует защиты от парализующего луча! Ты говорил!

— Я просто был сильно напуган, — возразил Локли. — Надо просто хорошенько подумать. Вот посмотри, без всякого оборудования я смог найти способ узнавать о существовании луча до того, как его воздействие будет необратимым. Ты же сама держала провод и знаешь, о чем я говорю. А ученые имеют под рукой массу инструментов и уже почти научились дублировать луч. У них все пойдет быстрее и эффективнее, чем у меня. Ты даже не представляешь, какими возможностями обладает человек, наделенный знаниями и необходимой аппаратурой.

Локли на время замолчал. Джилл глубоко вздохнула.

— Но другое оружие…

— Может, у них больше и нет ничего. Не надо волноваться преждевременно, Джилл. Мы знаем, как определить местонахождение луча, и я понял еще кое-что. Луч как бы истончается по краям, он преломляется ионами в воздухе, и поэтому не является плотной субстанцией. Ионы в воздухе представляют собой нечто вроде мельчайших капель тумана, они отражают солнечный свет и создают радугу после дождя. Перед параличом мы ощущаем, прежде всего, обонятельные раздражители, а это значит, что и тут отражение имеет место.

Локли внимательно посмотрел в лицо девушки. Она нервно сглотнула слюну. То, что он сказал, по сути своей почти ничего не значило для нее, и даже не было уверенности, что он говорил правду. Все говорило в пользу того, что обонятельные рецепторы более чувствительны, чем зрительные или слуховые, тогда как мускульные и суставные нервные окончания сопротивлялись действию луча дольше всего. Локли пока не чувствовал себя уверенным ни в чем, но ему просто необходимо успокоить Джилл.

Вдруг глаза инженера широко открылись и он уставился на что-то позади девушки. Пока он говорил с ней, пытаясь одновременно излить собственные переживания и успокоить Джилл, какая-то часть его мозга продолжала контролировать окружающее пространство. Внезапно новая ошеломляющая идея возникла в голове инженера.

Несколько секунд он молча стоял, устремив взгляд в неизвестность, а потом тихо и спокойно произнес:

— Ты заставила меня пораскинуть мозгами. Не знаю, почему я не делал этого до сих пор. Парализующий луч представляет собой не плотную субстанцию, нечто вроде света фары в тумане. Он рассеивается с помощью ионов… Ну, конечно же!

Он замолчал, размышляя. Джилл нетерпеливо воскликнула:

— Продолжай!

Его слова мало о чем говорили девушке, но в интонациях голоса она уловила обнадеживающие нотки. Кроме того, Локли явно считал свою идею едва ли не спасительной.

— Ну, понимаешь, свет фары тормозится густым скоплением мельчайших капель воды, составляющих туман. Он продолжает распространяться до тех пор, пока не натыкается на преграду, которую не может преодолеть! — казалось, Локли просто не может поверить, что такая очевидная вещь ускользала от его внимания столько времени. — Если мы сможем создать облако ионов, оно остановит парализующий луч, так же как туман гасит свет фар! Мы могли бы…

Он снова замолчал. На лице девушки появилось уверенное выражение — слова инженера явно успокоили ее. Джилл ощущала нечто сродни гордости, глядя на Локли, погрузившегося в размышления и бессознательно постукивающего пальцами по капоту машины.

— У нас с Вэйлом, — внезапно начал Локли, — были специальные измерительные приборы. Часть из них хранилась в пластиковых пакетах, иначе они стали бы ионизировать воздух и… впрочем, неважно. Если бы эти инструменты оказались у меня теперь… Нет. Пришлось бы лишь снять пластик и…

— И чтобы случилось? — спросила Джилл.

— Возможно, мне удалось бы создать приспособление, с помощью которого можно генерировать облако ионов вокруг человека, держащего его. Оно могло бы отражать часть парализующего луча и рассеивать остаток, так что человек даже не ощутил бы, что луч где-то рядом!

Джилл с надеждой пробормотала:

— Тогда сегодня ночью мы пойдет в заброшенный город и украдем инструменты, которые тебе необходимы…

Локли решительно прервал ее:

— Нет. В чем я нуждаюсь, так это в терке для сыра и карманном радио. Думаю, в доме должна быть терка…

Локли выглянул во двор, потом приоткрыл дверь сарая и вышел на улицу. Через несколько минут он вернулся, неся в руках две терки — одну для сыра, другую для мускатных орехов. Обе они были изготовлены из тонкого листового металла со множеством маленьких отверстий. Локли сложил принесенные из дома вещи в кабине и сел на сиденье, отодвинув с него пистолет, в котором еще оставалось три пули. На случай непредвиденной ситуации оружие предназначалось для обороны девушки, хотя инженер почти не сомневался, что им не удастся воспользоваться пистолетом.

С помощью перочинного ножа Локли вскрыл корпус карманного радиоприемника и нашел пружину, которая вибрировала, если радио включено. С помощью приемника и двух терок — какая ирония! — можно было создать защитное поле, нейтрализующее действие невиданного доселе на Земле оружия. Кто бы мог подумать, что все окажется настолько просто! Сооружение прибора заняло некоторое время. Закончив, Локли сообщил Джилл:

— Сейчас я попробую проверить, все ли получилось как надо. Если прибор работает, то возле заостренных краев терок должны появиться небольшие вспышки. Тогда я пойду на дорогу, туда, где останавливался грузовик. Почему-то меня не покидает уверенность, что пришельцы снова установили там луч после проезда трейлера.

Нервничая, дрожащими руками инженер нажал кнопку. В то же мгновение раздался ужасный взрыв. Пистолет на втором сиденье разнесло на части, одна из них разбила боковое стекло, остальные вспороли обивку. Все три пули взорвались одновременно.

Локли выскочил из машины и схватился за вилы, готовый к любой неожиданности.

Порох оседал в воздухе. Больше ничего не случилось…

Спустя несколько долгих напряженных минут Локли медленно сказал:

— Это могло быть следствием применения нового оружия инопланетянами. Следовало ожидать чего-нибудь в таком роде. Наверняка их помощники тоже слышали выпуск новостей и передали своим хозяевам все до последнего слова. Возможно, у пришельцев есть специальные детонаторы, которые заставляют срабатывать все взрывчатые вещества на расстоянии. Вероятно, они решили разоружить солдат, стоящих в кордоне. Если я прав, то инопланетянам достаточно направить свое оружие в небо, и все наши атомные бомбы взорвутся без предупреждения… О боже!

Локли тревожно прислушивался. Слышны были лишь звуки падающих с крыши и листьев капель дождя. Никакого грохота, никаких взрывов. Ветер колыхал ветви деревьев…

— Что ж, пока они уничтожили только наше оружие, — ровным голосом заметил Локли. — Значит, у них есть направленное оружие, способное заставить взорваться наши атомные бомбы, если, конечно, химический состав ядерного топлива поддается управлению с расстояния. А они совсем не глупы, эти монстры!

Инженер резко развернулся к выходу из сарая и приказал девушке:

— Идем! Теперь нам просто необходимо как можно скорее попасть туда, где люди смогут извлечь пользу из нашей информации!

— Идем куда? — спросила потрясенная Джилл.

— Будем прятаться в лесу до темноты. Может, представится возможность протестировать мой прибор. Хотя, если у пришельцев действительно есть новое оружие, то нам он уже не пригодится. Идем же!

Локли молниеносно распихал остатки еды по карманам и отправился в путь.

Утро наконец наступило, и на горизонте появилось красноватое солнце.

— Ступай только по траве! — скомандовал Локли.

Незачем было оставлять после себя следы, хотя вряд ли взрыв пистолета слышал кто-то посторонний. Инженер подозревал, что если инопланетяне только что испробовали ранее скрытое оружие, то большие и маленькие взрывы так или иначе прогремели в разных местах на всей эвакуированной территории, а возможно, и не только. Вряд ли хотя бы на одной ферме обошлось без взрывов, ведь фермеры всегда держат при себе оружие. Если монстры обладали не только парализующим лучом, но и сверхмощным детонатором, то вся надежда человечества на спасение могла быть похоронена.

Беглецы повернули к дому, прошли вдоль стены и бегом направились к лесу, стремясь как можно скорее скрыться с хорошо просматриваемой территории. И Локли, и Джилл мгновенно вымокли с головы до ног. Мокрые листья прилипали к ботинкам, капли воды, падающие с ветвей, стекали за воротник. Одежда промокла до нитки. Локли постарался сначала как можно дальше отойти от фермы, а потом обходными путями пробираться к тому месту, где, по его предположению, дорогу пересекал парализующий луч. Джилл держала в руках медную пружину, извлеченную из часов инженера и служившую антенной, предупреждающей о приближении луча.

Беглецы прошли уже порядочное расстояние, когда Локли, глубоко вдохнув воздух, произнес:

— Что-то мне тут не нравится! Надо бы нам…

— Кажется, — прервала его Джилл, — я его чувствую.

— Давай я попробую, — ответил Локли.

Он взял в руки пружину и прошел немного вперед. Вот он, отвратительный запах джунглей, гниения и тухлой воды! Инженер отвел девушку назад.

— Подожди меня здесь, возле этого дерева. Если что, я буду ориентироваться на него. Не отходи отсюда ни на шаг.

Он повернулся, приготовившись идти, когда Джилл сказала ему в спину:

— Пожалуйста, будь осторожен!

— Еще совсем недавно мне казалось, что я необходим тебе, чтобы выжить. А теперь ты и сама уже достаточно опытная. Но все равно я боюсь оставлять тебя одну, так что непременно буду осторожен, — с улыбкой ответил Локли.

— Конечно, ты мне очень нужен! — воскликнула Джилл. — И ты прекрасно это знаешь. Уж лучше бы я…

— Я обязательно вернусь, — повторил Локли.

Он действовал чрезвычайно осторожно. Запах становился все отчетливее, и инженер уже начал видеть яркие вспышки — первый симптом парализующего луча где-то неподалеку. Потом послышался странный шум, постепенно нарастающий где-то прямо в мозгу. Локли включил сооруженное из радиоприемника и двух терок устройство. Запах исчез, вспышки света растворились, никакой шум не нарушал тишину леса.

Инженер выключил прибор. Все симптомы вернулись. Еще несколько раз Локли повторял проделанный опыт, потом сделал шаг вперед и снова включил прибор. Еще шаг. Никаких видимых глазу эффектов, и тем не менее, прибор работал, нейтрализуя воздействие парализующего луча — пока основного оружия пришельцев с Галечного озера. Локли пошел вперед и почувствовал слабые вспышки света, едва слышные звуки и легкое онемение конечностей. Все это длилось лишь мгновение, а потом все ощущения разом исчезли. Еще не совсем веря в свою удачу, дрожа от радости, инженер выключил устройство и остановился. Он прошел сквозь парализующий луч.

Повернувшись и включив прибор, он пошел назад, приостановившись на том месте, где проходил основной ствол луча, и чувствовал неприятные запахи и звуки. На этот раз Локли вообще ничего не заметил.

Вдруг он едва не подскочил на месте от неожиданности: Джилл отчаянно закричала. Он бросился к дереву, возле которого оставил девушку. Один раз Локли упал, зацепившись ногой о торчавший из земли корень. Когда инженер добежал до дерева, Джилл там уже не было. Он посмотрел вниз и увидел на влажной поверхности мха следы ее ботинок. Они вели к дороге.

Локли услышал, как захлопнулась дверца машины, и завелся мотор. В отчаянии, не зная, чего ожидать, инженер рванулся к дороге.

Шум работающего двигателя удалялся, и когда Локли вышел из леса, то увидел лишь уезжающую прочь машину, раскрашенную в зелено-коричневые цвета. Она объехала огромную лужу на трассе и помчалась дальше. Машина ехала туда, где дорогу пересекал парализующий луч, направляемый, очевидно, с Галечного озера.

Локли отчетливо представлял себе, что случилось. Со своего места возле дерева Джилл заметила приближающуюся военную машину, а ведь они как раз стремились добраться до армейского кордона. У девушки не было причин подозревать в чем-то людей в военной форме, и она наверняка побежала к дороге, чтобы привлечь их внимание. Машина остановилась, чтобы преодолеть преграждающий дорогу луч, и девушка подошла к стоящему автомобилю. Потом что-то напугало ее, и она закричала.

Ее схватили, посадили в машину и увезли неизвестно куда.

Глава девятая


В это мгновение Локли ощущал боль, отчаяние и ненависть к самому себе. Он считал себя в ответе за то, что случилось с Джилл. Если люди сотрудничали с пришельцами, то девушка выплеснет на них гораздо больше злости и презрения, чем на самих инопланетян. Кроме того, подозрение в сотрудничестве падало почти исключительно на одну нацию, только ее представители могли согласиться помогать монстрам в завоевании планеты. А уж отношение этих людей к мирным гражданам было хорошо известно, а Джилл угораздило попасть к ним в плен.

Локли добрался до того места, где дорогу пересекал парализующий луч. Защитная раскраска машины говорила о том, что ее, скорее всего, украли у военных, либо преднамеренно выкрасили подобным образом. Инженер не сомневался, что Джилл побежала к машине в полной уверенности, что автомобиль принадлежит солдатам армии Соединенных Штатов, и обнаружила свою ошибку слишком поздно.

Локли бежал вслед за машиной, забыв обо всем на свете и почти утратив способность логически мыслить. Разум его помрачился от гнева и отчаяния, и инженер был уверен: если бы он догнал машину, то смог бы уничтожить ее и ее хозяев только силой своей ненависти.

Внезапно Локли услышал странные звуки, явно издаваемы человеком, бежавшим на пределе сил, и осознал, что это из его собственного горла вырывается хриплое неровное дыхание. Машина увозила Джилл все дальше и дальше, и не было никакой возможности догнать ее. Локли остановился, глубоко вздохнул и попытался собраться с мыслями. Через несколько минут мозг его вновь обрел способность генерировать идеи. Только сейчас все усилия серых клеточек были направлены на одну единственную цель — разыскать Джилл и вырвать девушку из лап пособников инопланетян. Очевидно, ее везли в сторону Галечного озера. Что ж, придется пойти туда и неважно как, но уничтожить всякого, кто попытается помешать.

С одной стороны, решение казалось Локли вполне естественным, но в такой же мере и трудновыполнимым. Но в данном случае ничто не имело значения, кроме спасения Джилл.

Инженер стал двигаться вдоль дороги, обретя второе дыхание. Никто во всем мире не знал, что происходило в его душе, да никому и не было до него дела, людей переполнял страх перед неизвестностью.

Соединенные Штаты вдруг обрели популярность даже среди тех людей, которые отрицательно относились к любой американской вещи, кроме тех, которые им раздавали бесплатно, продолжая, тем не менее, неприязненно смотреть в сторону дарителей. Сейчас же Соединенные Штаты оказались объектом нападения пришельцев с другой планеты, которые к тому же использовали доселе неизвестное человечеству оружие. Если бы Америку завоевали, всем остальным нациям недолго пришлось бы оставаться свободными. Теперь антиамериканские настроения отошли на задний план, и все жители Земли отчаянно желали Штатам успехов в деле самообороны.

Более того, предвидя возможные посадки новых инопланетных кораблей на Землю, Соединенные Штаты выразили готовность поделиться своим запасом атомного оружия с любым государством, у которого возникнет в нем нужда. Популярность Америки росла как на дрожжах. Тот факт, что Советский Союз не сделал подобного заявления, тоже возымел определенный эффект. Америка пригласила к себе ученых всех стран, чтобы принять участие в разработке противодействия парализующему лучу, и заявила, что не утаит от остального мира ни крупицы полученных знаний. Такая политика не могла не улучшить отношение к Штатам в мировом сообществе.

Но Локли ничего не знал. Его карманный радиоприемник больше не передавал выпуски новостей, теперь он являлся частью прибора, способного оградить человека от парализующего воздействия оружия инопланетян. Впрочем, даже если инженер и узнал бы об изменении мирового общественного мнения в пользу его страны, это знание не принесло бы ему никакой пользы. Сейчас Локли мог думать только об одном — как спасти Джилл.

Он крался вдоль дороги, ведомый своей ненавистью к пришельцам и тем, кто помогал им завоевывать его родную планету. Машины у него не было, и приходилось идти пешком, к тому же — без оружия. На какое-то мгновение Локли показалось, что все население Земли находилось на положении безоружных. Если не буквально, то в переносном смысле. Инженер не строил никаких планов по освобождению девушки из плена, руководствуясь лишь слепой ненавистью.

На пути к цели предстояло пройти через несколько расставленных пришельцами в парке лучей. Чтобы преодолеть их все, прибор, сооруженный Локли из радиоприемника и двух терок, должен находиться в исправном состоянии. В целях экономии батареек, инженер на время выключил аппарат. Он шел, думая только о Джилл, и еще о том, как можно отомстить предателям, переметнувшимся на сторону инопланетян. Одна идея сменяла другую, но все они казались одинаково невыполнимыми. Что ж, человеческий мозг — отличная машина для генерирования идей, так что еще не все потеряно.

Вот Локли уловил едва заметный запах — луч где-то рядом. Инженер включил прибор и уверенно шагнул вперед. Звуки и запахи растворились, будто их и не было, луч не мог противостоять рассеивающей силе прибора. Вдруг Локли услышал звук мотора. Машина или грузовик остановились на дороге где-то совсем рядом. Очевидно, водитель ждал, пока некто выключит преграждающий дорогу луч.

Инженер прилагал все силы к тому, чтобы не броситься к машине сломя голову — еще не время. От всей души ненавидя похитителей Джилл, он не мог позволить себе сделать необдуманный шаг и проиграть.

Когда машина появилась в поле его зрения, инженер тщательно укрылся за ветвями деревьев. По дороге ехала обычная легковушка, оставляя за собой клубы выхлопных газов. Автомобиль уверенно мчался вперед, как вдруг, примерно через сотню ярдов, послышались взрывы. Внезапно машина резко дернулась в сторону и оказалась в канаве, выкопанной вдоль дороги. Оттуда с трудом выбрался хромающий мужчина, обеими руками схватившийся за свою ногу. Скорее всего, револьвер взорвался прямо в кобуре вместе со всеми пулями. Кожаная кобура спасла мужчину от серьезных травм, но одежда на нем загорелась. Другой мужчина, а точнее двое, поспешно выскочили из машины. На задних сиденьях тоже что-то взорвалось. Все трое ожесточенно ругались.

Один из них что-то сказал товарищам, и они пошли по дороге прочь от застрявшей в канаве машины. Хромавший мужчина недовольно смотрел на быстро удаляющихся друзей.

Локли внимательно наблюдал за происходящим и был уверен, что парализующий луч вновь преграждает дорогу — он мог ощущать слабый аромат джунглей даже из своего укрытия. Взрывы в машине случились, когда она находилась в зоне действия парализующего луча. Мужчины, приехавшие на машине, знали, что вскоре луч снова начнет работать, и поспешно покидали опасное место, чтоб не попасть под его воздействие.

Локли отметил про себя, что инопланетяне не снабдили своих пособников среди людей собственной защитой от лучей. Кто знает, возможно, и сами монстры находились в безопасности только возле проекторов. Это немаловажно знать для спасения Джилл и мести пришельцам. Вдруг инженеру пришла в голову мысль, что оружие в машине взорвалось точно так же, как его собственный пистолет на ферме. Казалось странным, чтобы инопланетяне, обладающие детонирующим лучом, стали направлять его на своих помощников.

Нет. Разумные существа не стали бы противоречить сами себе.

Взгляд Локли упал на прибор для защиты от лучей его собственного производства — маленький приемник и две терки, взятые у хозяев фермы. Ведь его пистолет взорвался в тот момент, когда инженер включил прибор, чтобы проверить его действие. Оружие в машине троих мужчин взорвалось, когда машина находилась в непосредственной близости от него, Локли.

Надо было хорошенько поразмыслить… Он отлично помнил, что выключил прибор, чтобы экономить энергию батареек, необходимых для спасения Джилл. Как только инженер вспомнил о девушке, мысли его вновь захлестнула ненависть к пришельцам.

Спустя две мили вдоль дороги в сторону Галечного озера Локли наткнулся на очередную ферму. Осторожно глядя по сторонам, он подошел к заброшенному зданию. Дверь оказалась заперта. Не задумываясь о законности своих действий, инженер взломал ее и вошел в дом. Отыскав кладовку, он обнаружил в ней пистолет и полкоробки патронов к нему. Осмотрев оружие, он взял лишь три патрона и вышел на улицу. Один из патронов Локли положил на дороге. Отойдя на двадцать пять ярдов, он положил второй, и на таком же расстоянии от него третий и отошел на триста футов. Машина во время взрыва в ней оружия находилась примерно на том же расстоянии от Локли и его прибора.

Инженер включил аппарат. Два из трех патронов мгновенно взорвались. Третий остался лежать на дороге.

На лице Локли не отразилось никаких эмоций, он просто молча пошел дальше, в сторону Галечного озера. Что ж, теперь у него есть возможность взрывать любое оружие на расстоянии ста двадцати пяти футов. Это может пригодиться в деле мести пришельцам и их пособникам. Значит, было нечто особенное в сооруженном Локли из приемника и терок приборе, что заставляло детонировать любую взрывчатку на довольно приличном расстоянии. Шагая вдоль дороги, инженер размышлял о причинах такого действия аппарата и тех преимуществах, которые оно давало.

Наконец Локли добрался до места, где дорога, ведущая непосредственно к Галечному озеру, сворачивала в сторону от основной трассы. Инженер уверенно свернул.

Пройдя приблизительно три мили, Локли услышал звук мотора где-то позади себя. Он покинул дорогу и спрятался в лесу, приготовившись включить прибор. Вот вдалеке показался грузовик. Громыхая, он подъезжал все ближе и ближе.

Локли повернул выключатель, и в то же мгновение в грузовике взорвалось оружие. Машина резко затормозила и повалилась на бок прямо на дороге. Локли не стал подходить к ней. Возможно, водитель остался жив, а ненависть, сжигавшая инженера, не позволила бы ему оставить в живых человека, связанного с похитителями Джилл. Локли через лес обогнул лежащий на дороге грузовик и пошел дальше.

Спустя семь миль он заметил еще один грузовик, который спускался вниз. Он явно ехал со стороны Галечного озера. Локли вновь спрятался за деревьями и включил свой прибор. С ужасным грохотом в кабине грузовика взорвалось оружие. Машина на всей скорости врезалась в дерево и остановилась. Локли отметил тот факт, что двигатели автомобилей переставали работать примерно в то же время, когда взрывалось оружие. Что ж, ионизированный воздух вполне мог стать причиной остановки работы цилиндров.

На пути к озеру Локли еще дважды встречались машины, обе они ехали ему навстречу, и обеих постигла участь грузовика и легковушки. Локли шел к тому месту, где Вэйл впервые заметил приземление корабля инопланетян. Сколько дней прошло с тех пор? Три? Четыре?

Тогда Локли еще был спокойным добропорядочным гражданином, не питавшим никаких иллюзий относительно своего будущего и признававшего права каждого на личное счастье. Теперь он изменился. Инженер испытывал лишь одно чувство — ненависть, и только она управляла всеми его помыслами. Единственное, чего ему хотелось, так это со всей возможной жестокость отомстить за то, что сделали с Джилл.

Он все шагал и шагал вперед. За время, прошедшее с момента пленения девушки, он уже преодолел не менее двадцати миль. Приходилось передвигаться пешком, так как дорога многократно перерезалась лучами инопланетян, а двигатель автомобиля преставал работать, когда включался прибор, защищающий от их воздействия. Локли не мог запастись оружием из сломанных машин, потому что все оно взрывалось в момент остановки двигателя. Он казался сам себе маленькой песчинкой, одиноко ползущей по горам и вознамерившейся уничтожить пришельцев из космоса, почти захвативших Землю. Для подобной цели Локли обладал довольно нетипичным оружием, сооруженным к тому же из карманного радиоприемника и двух терок.

В карманах оставалась еда, но у Локли пропал аппетит. К полудню постукивающие друг о друга консервные банки стали действовать на нервы, и инженер выбросил их под куст волчьих ягод. Сильно хотелось пить. Не один раз он отыскивал небольшие ручейки и с жадностью пил их прохладную чистую воду.

Около трех часов по полудни с дороги послышался шум приближающейся грузовой машины. Локли как раз проходил углубление между двумя горными утесами, сожалея, что поблизости нет укрытия надежнее. Дорога проходила через ущелье, и местность вокруг довольно хорошо просматривалась. Спрятаться было негде. Услышав рев двигателя, инженер остановился и стал ждать приближения автомобиля. Водитель грузовика подобрал почти всех людей из машин, сломавшихся от действия прибора Локли. Среди них были и раненые — кто-то серьезно, кто-то — нет. Все они пострадали от взрывов собственного оружия. Подобрав пострадавших, водитель вел грузовик прямо к тому месту, где стоял Локли.

Он спокойно ожидал приближения машины, сознавая, что вряд ли эти люди догадаются обвинить его во взрывах и авариях. Ни водитель грузовика, ни его пассажиры даже и не думали ни о чем подобном. Для них стоящий на дороге человек казался очередной жертвой поломки.

Грузовик замедлял скорость. Предполагалось, что на территории национального парка Галечного озера не находилось ни одного постороннего человека, кроме тех, кто помогал пришельцам. Локли хорошо это понимал. Следовательно, машина останавливалась, чтобы подобрать одного из своих и помочь ему добраться до места. Дождавшись, пока автомобиль пересечет барьер в сто двадцать пять футов, Локли включил прибор и все оружие, находившееся в грузовике, мгновенно взорвалось, а двигатель престал работать. Машина резко затормозила, съехала с дороги и перевернулась.

Локли развернулся и спокойно пошел дальше. Он отчетливо сознавал, что самый надежный и безопасный способ добраться до цели — идти пешком, по возможности обезоруживая своих потенциальных врагов. Некоторое время пассажиры грузовика будут приходить в себя. Но потом они наверняка попытаются связаться со своими хозяевами по радиоприемнику, который, скорее всего, остался цел.

Спустя полчаса Локли почувствовал легкое покалывание на поверхности кожи. Прибор надежно защищал своего владельца от парализующих лучей. Покалывание продолжалось всего несколько секунд и вскоре прекратилось. Однако через пятнадцать минут все повторилось. Лучи устанавливались через различные интервалы времени — пять, семь, девять, шесть, одну минуту. Каждый раз луч должен был парализовать Локли и остановить его продвижение вперед. Человек, не обладающий защитным прибором, уже давно сошел бы с ума, принюхиваясь к окружавшим его запахам.

Локли спрашивал себя, почему такой способ установки лучей не использовался раньше. Для незащищенного человека такие перепады от почти полного паралича до обретения способности двигаться могли оказаться смертельными. Новый способ работы лучей использовался пришельцами или их помощниками на протяжении полутора часов. Любой другой на месте Локли, защищенного облаком ионов, рассеивающих субстанцию луча, давно бы впал в истерику. Внезапно феномен с лучами прекратился. Тем не менее инженер не торопился выключать прибор.

Спустя полчаса — примерно около пяти — инопланетяне, вероятно, решили, что любой враг больше не способен сопротивляться, и его можно захватить в плен. Они послали экспедицию на поиски того, кто стал причиной поломки грузовиков и взрыва оружия.

Локли видел четыре трейлера и одну легковушку, двигавшиеся в его сторону со стороны Галечного озера. Они ехали медленно, словно напрашиваясь на ту же участь, которая постигла все предыдущие машины. Доклады, полученные их водителями от пострадавших сообщников, казались невероятными, тем не менее была снаряжена экспедиция на расследование столь необычных происшествий.

В каждой машине находилось по пять человек, и каждый был вооружен винтовкой с одним-единственным патроном и без всяких магазинов. Винтовки они держали вертикально. Большее количество оружия находилось в легковушке, ехавшей позади, и все оно было готово выстрелить в любой момент. В случае взрыва железный кузов машины предотвратил бы осколочные ранения. Локли внимательно наблюдал, как приближалась вереница машин. Ему предстояла встреча с неизбежным, и он чувствовал себя готовым к очередной схватке. Инженер вскарабкался на скалистый уступ и постарался укрыться как можно лучше, чтобы с дороги никто не обратил на него внимания. Предстояло немного подождать, пока машины подъедут ближе.

Вот кавалькаду из четырех грузовиков и легковушки стало отчетливо видно. Автомобили ехали со скоростью приблизительно тридцать миль в час и неуклонно двигались в сторону Локли. Расстояние между машинами составляло около десяти ярдов. Легковушка держала самую маленькую дистанцию. Каждый вооруженный мужчина напряженно оглядывался по сторонам, боясь не заметить что-то, представляющее опасность. С высоты сорока футов Локли наблюдал за ними.

Он ничего не делал — только ждал. Прибор был давно включен, и инженер спокойно ожидал результата его работы. Вдруг первая машина резко остановилась, словно врезавшись в кирпичную стену, а из кузова послышались взрывы патронов в винтовках. Второй грузовик столкнулся с ней, потом третий и четвертый. Легковушка врезалась в скопление грузовиков и загорелась от мгновенного взрыва содержащегося в ней оружия.

Локли шел вперед. Теперь он решил держаться подальше от дороги. По его подсчетам, до Галечного озера оставалось около полутора часов ходьбы. К тому времени Джилл должна была находиться в руках захватчиков уже около двенадцать часов. Прежде чем начинать карабкаться в гору, Локли остановился у маленького ручейка и утолил жажду.

Глава десятая


В небе уже появилась молодая луна, когда последние краски дня растворились за горизонтом. Луна висела низко, и свет ее был довольно тусклым — не намного ярче, чем свет одиноких звезд. Однако Локли благодарил бога за то, что ночь была темной. Он знал дорогу к Галечному озеру, хотя и опасался ошибиться ненароком. Приходилось идти через густой лес, потому что выходить на открытое пространство значило дать пришельцам возможность обнаружить себя.

Тусклый свет луны как нельзя лучше подходил для освещения дороги к озеру. Локли продолжал упорно взбираться по горам, иногда соскальзывал, едва не падал, но ни на минуту не останавливался. Мозг его был занят мыслями о мести, о том, как после спасения Джилл он уничтожит логово пришельцев вместе с их сообщниками среди людей. Аварии, происходившие с грузовиками на дорогах, а также взрывы оружия могли навести инопланетян на мысль, что на территории парка находится человек, способный причинить им вред. Значит, к его приходу готовились.

В типичной для себя манере Локли во всех деталях представлял различные преграды, которые могли встретиться на его пути, все неприятности и способы их преодоления. Во время получасового подъема в гору инженер размышлял о способах, которыми пришельцы могли заставить его обнаружить себя. Если их помощники просто расположат на дороге патроны от винтовок на определенном расстоянии и пересекут пространство парализующими лучами, Локли не сможет пройти незамеченным — включенный прибор вынудит пули взорваться, и присутствие постороннего в парке станет явным. Думая об этом, инженер чувствовал, как на лбу у него выступают капли холодного пота.

Однако никто, кроме него самого, не догадался бы разметить пространство пулями, потому что ни пришельцы, ни их помощники не знали принципа действия прибора, которым пользовался Локли. Значит, им нечего пока противопоставить ему.

Преодолевая лесные заросли и взбираясь на горные склоны, инженер неуклонно приближался к Галечному озеру. Остановившись на минуту, он обернулся по сторонам. Силуэты горных склонов смутно вырисовывались на фоне звездного неба. Локли кинул взгляд туда, где темнела поверхность Галечного озера, на берегу которого всего через несколько месяцев построили бы шикарный отель для отдыхающих.

С тех пор, как он последний раз смотрел на озеро, а потом пришельцы или их помощники захватили его в плен, многое изменилось. Глядя вниз, Локли представлял себе, что все вокруг уже оккупировали монстры, и вскоре, возможно, не только парк у Галечного озера, но и вся наша планета окажется под их властью. Мысли об этом были невыносимы, и инженер старался думать о чем-нибудь другом. Ярость переполняла его. Ярость и ненависть.

Во всем остальном мире люди пока испытывали совершенно иные эмоции по отношению к пришельцам. Соединенные Штаты объявили на весь мир, что американские ученые, и ученые других стран, работавшие вместе, разрешили загадку таинственного оружия инопланетян. Они смогли создать дубликат парализующего луча, не менее эффективный, чем его оригинал, то есть полностью скопировать неизвестное доселе человечеству оружие. Кроме того, была почти найдена защита от него, и сейчас ученые занимались ее доработкой. Экспериментальные антилучевые генераторы будут отправлены на границы национального парка, чтобы показать пришельцам, что люди тоже кое на что способны. Отряды военных под защитой генераторов двинутся к Галечному озеру на закате. На рассвете следующего дня инопланетяне либо попадут к нам в плен, либо будут уничтожены, а их корабль станет объектом научного исследования.

Более того, Соединенные Штаты готовы в самое ближайшее время поделиться с другими странами секретом разработки антилучевых генераторов. В течение кратчайшего времени каждый континент и каждое государство на Земле будут оснащены защитой от парализующих лучей и готовы к возможному приземлению новых инопланетных кораблей. Мир обретет способность защитить себя. Таковы были намерения Соединенных Штатов, потому что мир не может существовать наполовину свободным или наполовину порабощенным существами с другой планеты. Об этом беспрестанно говорилось во всех выпусках новостей. Теперь секрет неведомого ранее оружия найден, и найдена защита от него. Вскоре все страны узнают метод создания антилучевых генераторов. Весь мир вздохнул свободнее, ибо люди обрели хотя бы тень надежды.

Надежда появилась, но пока не окрепла в умах людей: крохотный кусочек их планеты все еще находился в руках пришельцев. Только после его освобождения можно будет говорить о победе человека над инопланетянами. Тем не менее новости хоть немного сняли стресс, в котором жили все представители человечества на протяжении последних дней.

Локли не знал ничего о разработках ученых. Он едва сдерживал собственный гнев, ибо то, что он видел перед собой в данный момент, казалось невероятным.

Внизу, там, куда он смотрел, пространство было освещено. Повсюду горели прожектора, распространяя свет на огромную территорию. Несколько человек попали в поле зрения инженера. Прожектора оказались обычными осветительными приборами, какие можно найти на прилавке любого магазина, они изготовлены руками человека. Никакого космического корабля в озере Локли не увидел, зато увидел трехступенчатую ракету, находящуюся в полной боеготовности. Стоило ее хозяевам нажать несколько кнопок, и ракета взлетит в воздух. Подобные ракеты использовались людьми для вывода на орбиту Земли искусственных спутников. Локли даже примерно помнил, как они устроены. В этом типе ракет применялось особое твердое топливо для движения.

Итак, в логове так называемых пришельцев из космоса и не пахло ничем инопланетным. Сколько не пытался, Локли так и не смог увидеть ничего, что выглядело бы хоть немного нетипичным для Земли. Не выдержав, инженер невольно заскрежетал зубами, поняв, что с самого начала тут не было ничего сверхъестественного — никаких пришельцев и их корабля.

Монстров не существовало. Никогда. Впрочем, истина вызывала еще больший гнев и ненависть Локли, чем легенда о покорении человечества инопланетянами.

Почему? Да потому, что теперь возможность гибели нашей планеты многократно увеличивалась. Налицо была попытка устроить на Земле новую — на этот раз, несомненно, последнюю войну. Обычные люди прилетели на территорию Соединенных Штатов под видом инопланетян, вынудив Америку сражаться с фантомами, в то время как ее могущественный военный противник делал вид, что помогает разрабатывать защиту от парализующих лучей.

Ну, конечно же, это вполне логично. Открытая атака с помощью смертельных лучей неминуемо вызвала бы ответную реакцию Америки. Против врага немедленно направили бы множество ракет, уничтоживших города противника вместе с их населением. Атака, начатая людьми против людей, втянула бы другие страны в войну, ставшую мировой и, скорее всего, последней в истории человечества. По окончании такой войны на земле вообще не осталось бы ни одного живого существа. И не важно, оказалось бы начало такой войны успешным для нападающих, в конце концов погибли бы все вместе. Совсем другое дело, если жертвы нападения думают, что на них напали пришельцы с другой планеты. Тогда американское оружие использовалось бы на американской же территории фактически против призраков.

Локли отправился дальше. Пока только он один знал истинное положение дел. Даже размышления о том, как отомстить за Джилл, отошли на второй план. Предстояло разработать детальный план, а самое главное — осуществить его. Преисполненный решимости, Локли двигался вперед, к цели.

Он потихоньку начал спускаться вниз, туда, где горели прожектора, не думая о том, что в его выводы могли закрасться ошибки. Например, яркий свет наверняка хорошо виден с воздуха, этот факт не пришел Локли в голову. У него не было времени на размышления, ненависть к врагам вытеснила все остальные чувства. Инженер уверенно шел вперед.

Он подходил все ближе к освещенной территории, и теперь уже не шел, а крался, напрягая слух на случай опасности. Если бы только можно было добраться до гигантской ракеты и спровоцировать взрыв с помощью прибора!

Такой исход казался одновременно и местью, и целесообразным выходом из ситуации. Если бы ракета взорвалась, взрыв уничтожил бы лагерь со всеми его обитателями — и людьми, и животными. Но от ракеты непременно останутся обломки, а по лагерю будут разбросаны тела погибших. И тела эти явно человеческие. Последней войны на Земле не избежать простым уничтожением первых нападающих. Самое главное — обнаружив тела, понять, что к чему, Америка нанесет удар по своему главному врагу, а не по воображаемым монстрам.

В общем, за это стоило умереть, но Джилл…

Стоя в нерешительности на самой границе освещенной прожекторами территории, Локли вдруг услышал слабый шум, словно где-то в небе летали самолеты. Шум раздавался откуда-то издалека. Вокруг слышалось только крики ночных птиц, шелест листвы и стрекот насекомых.

Никаких посторонних звуков. Вот что-то новое. Невозможно объяснить, на что оно похоже. Локли показалось, что он уже слышал нечто подобное. Характерный ритм… знакомый ритм…

Инженер продолжал ползти дальше. Вдруг что-то зашевелилось слева от него. Это мог быть человек, стоящий на страже. Локли замер на месте, а потом снова пополз, стараясь быть максимально осторожным. На земле валялось множество сухих веточек, которые в любой момент могли сломаться под его весом и выдать присутствие постороннего в лагере.

Странный звук все не прекращался. Внезапно Локли осознал, что это человеческий голос. Он раздавался откуда-то издалека, так что невозможно было разобрать слова.

Пришлось подниматься наверх, сквозь густые кустарники. Тембр голоса изменился, но человек продолжал говорить. Локли прижался к земле. В сотне футов от него проходили люди. Они двигались от стоящих возле лагеря автомобилей — легковушек и грузовиков — в сторону гигантской ракеты. Ни у кого из мужчин не было видно винтовок, возможно, они вообще не имели оружия. Скорее всего, продвижение Локли по дороге и многочисленные взрывы патронов предупредили их о бесполезности огнестрельного оружия. Сейчас жители лагеря внимательно следили за ракетой, опасаясь проникновения на их территорию постороннего. Наверняка сторожей было много, просто они находились с разных сторон от лагеря.

Вот Локли заметил еще несколько мужчин. Они в беспокойстве расхаживали неподалеку от ракеты.

Звуки голосов становились громче. Локли почти мог уловить слова. Пришлось подползти к ракете еще ярдов на сто, когда вдруг произошло невероятное. Локли не поверил своим ушам, но голос обращался к нему. Более того, его называли по имени!

— Локли! Локли! Не делайте глупостей! Вам все объяснят! Да вы же знаете мой голос! Вспомните, вы разговаривали со мной по телефону из Серены!

Действительно, голос был знакомый. Он принадлежал тому самому генералу, который отказался выслушать инженера, усомнившись в его умственных способностях. Теперь тот же голос раздавался из многочисленных репродукторов, только на этот раз он звучал убедительно и в нем чувствовалась решимость.

— Вы поразили меня, догадавшись, что в дело с космическим кораблем вовлечены люди. Было чрезвычайно важно, чтобы информация не распространилась дальше. Я пытался запугать вас, но ошибся в своих расчетах. Наш с вами разговор прослушивал водитель грузовика. Я пытался внушить вам страх, но вы человек не того склада. Тем не менее, Локли, мы все можем вам объяснить. Все! Кстати, Вэйл тоже здесь!

Последовала короткая пауза, а затем из репродуктора раздался голос Вэйла:

— Локли, это Вэйл! Все, что произошло — фальсификация. На то были серьезные причины, поверь мне. Им необходимо соблюдать тайну, и я ничего не говорил даже Джилл. Это не предательство, Локли. Мы не предатели! Иди сюда и выслушай объяснения. Саттл тоже здесь.

Снова пауза, а потом голос Саттла:

— Локли, Вэйл говорит правду! Я ничего не знал, и меня надули больше всех. Но все в порядке! Слышишь? Когда ты выслушаешь, то поймешь, что они были вынуждены ввести тебя в заблуждение, так же как и меня. Обещаю тебе, ты все поймешь!

Локли криво усмехнулся. Каким образом, интересно знать, Саттл оказался здесь? А генерал из войск, стоящих в оцеплении вокруг парка? Более того, почему они пытаются говорить с ним, вместо того, чтобы убить? Почему люди, сторожившие ракеты, стремятся объяснить ему что-то, а не убить на месте? Каким образом они надеются обмануть его после случая с Джилл?..

Последовала пауза, а затем произошло самое неожиданное — из репродуктора послышался голос Джилл:

— Пожалуйста, Локли, иди к нам и выслушай! Позволь им все объяснить! У них были причины устраивать все это — я все обдумала и решила, что им можно верить. Это правда, Локли. Тут нет никакого предательства. Локли, я умоляю тебя, иди сюда и позволь им объяснить, что происходит…

Голос Джилл сорвался от напряжения, задрожал… Тут что-то не так. Локли тихо выругался, как вдруг снова зазвучал голос генерала:

— Локли! Локли! Не делайте глупостей! Вам все объяснят! Вы же знаете мой голос — вы говорили со мной по телефону в Серене!

Голос слово в слово повторил то, что Локли уже слышал — слово в слово, интонация за интонацией. То же самое произошло и с остальными голосами в том же порядке. Они были записаны на пленку.

Инженер, уже почти готовый поверить в услышанное, тихо выругался. Теперь он уже был в состоянии отметить, что голос Джилл звучал так, словно ее мучили, а потом заставили произнести лживые фразы. У девушки не оказалось ни малейшей возможности предупредить Локли об опасности, потому что ее мучители заставляли снова и снова повторять слова сообщения, пока она не произнесла все как надо.

Что ж, он, Локли, отомстит за нее. Отомстит за все. Он сделает так, что девушка будет испытывать к нему благодарность, даже если не удастся встретиться еще раз. Будет благодарна за мощный взрыв, уничтоживший логово этих исчадий зла. Локли пришла в голову мысль, как можно еще чуть-чуть увеличить степень отмщения. Спрятавшись в густых зарослях низких кустарников и слушая голоса знакомых ему людей, записанные на пленку, инженер просто нажал на кнопку, включавшую прибор, защищавший от действия парализующих лучей и заставлявший детонировать взрывчатые веществ. Если отпустить кнопку, прибор сработает. Итак, необходимо лишь подойти к ракете на расстояние не менее ста двадцати пяти футов, показаться врагам и рассказать им о том, что их ожидает, и за что.

Действуя необычайно осторожно, Локли подобрался почти к тому периметру, по которому расхаживали стражники, охранявшие ракету. Он ждал. Охранники явно нервничали. Им не нравилось охранять что бы то ни было без оружия. Бесконечные повторения сообщения — генерал, Вэйл, Саттл, Джилл — давили им на нервы и вынуждали резко вздрагивать при каждом шорохе.

Их волнение позволило Локли провернуть старый добрый трюк — подобрать с земли камень и бросить его в сторону, чтобы отвлечь внимание противника. Камень упал довольно далеко, произведя в кустах много шума от ломающихся веток и падения тяжелого предмета. В то же мгновение охранники бросились на шум, чтобы узнать, что явилось его причиной.

Они бежали со всей прыти, натыкаясь друг на друга.

Локли тоже побежал. Голоса все еще раздавались из репродукторов. Добежав до ракеты и прижавшись спиной к ее стенке, инженер помахал своим прибором, сооруженным из карманного радиоприемника и двух терок, и громко закричал.

В лагере воцарилась тишина, лишь голос Саттла без запинки произносил:

— …в порядке. Это правда. Когда ты выслушаешь их, то поймешь, что так было надо. Выходи к нам, и они…

Кто-то выключил магнитофонную запись. На какое-то мгновение тишина оглушила Локли. Вдруг неизвестно откуда появился человек в военной форме с двумя звездочками на погонах и подошел прямо к нему.

— А, Локли! — хрипло произнес он. — Так вот, значит, чем вы взрываете оружие и останавливаете машины! Думаете, ваш трюк сработает и с ракетой?

— Во всяком случае, я намерен попробовать! — ответил Локли. — Послушайте меня.

Он объяснил военному, что при любой попытке схватить его, прибор сработает.

— Я хочу, чтобы вы знали это! Где Джилл? Джилл Холмс? Одна из ваших машин увезла ее сюда. Где она сейчас?

— Мы послали ее, — начал генерал, — в строительный лагерь, на тот случай, если вам вдруг удастся достичь того, чего вы уже достигли. Другими словами, она в безопасности. Вскоре она прибудет сюда. Ее должны были уведомить в тот момент, когда вы появились. Пока не взорвалась ракета.

Локли заскрежетал зубами.

— Что ж подождем, пока она доберется сюда!

Вдруг откуда-то появился Вэйл. Он тоже подошел к ракете и встал возле генерала.

— Мы проделали отличную работу, Локли, — печально сказал он. — Я сотню раз повторял свою роль в спектакле, пока все не стало звучать идеально. Что вызвало твои подозрения? А? Ты заметил, что коммуникатор оставался включенным слишком долго, так что ты слышал все до конца? Молодец. Мы слишком поздно поняли свою ошибку.

Со стороны строительного лагеря приближался свет фар машины.

— Видишь ли, — продолжал Вэйл, — все следовало проделать именно так! Саттл сначала долго возмущался, потому что чувствовал себя обманутым. Но существуют вещи, которые нельзя делать открыто.

Локли чувствовал себя изможденным. Джилл была — по-прежнему была — помолвлена с Вэйлом. Она волновалась за него. Она любила его. А он помогал захватчикам! Локли с трудом разлепил пересохшие губы, чтобы излить накопившиеся эмоции, когда появился Саттл. Он встал в один ряд с генералом и Вэйлом.

— Они и меня одурачили, Локли, — сухо произнес он. — Но так было необходимо. У них не оставалось другого выбора. Они думали, что ты попался на удочку. Те трое мужчин, которые сидели в одном контейнере с тобой, уверяли нас, что ты поддался на фальсификацию. А ведь они работают в секретных службах и разбираются в человеческой психологии!

— Ты говоришь очень убедительно, но… — взорвался Локли.

— Ты думаешь, что я вступил в сговор с предателями и шпионами. Ты веришь… — прервал его Саттл.

Он описал в точности то, о чем в последнее время только и мог размышлять Локли. Что призрак инопланетян создан врагами Америки, тогда как никаких пришельцев нет и в помине… В точности всю картину, которая постоянно стояла перед глазами инженера.

— Но все совсем не так! — настаивал Саттл. — Они проделали всю работу на благо американцев. Трюк ради собственной же безопасности. Это трюк, который призван предотвратить то, о чем ты подумал.

Отдаленный свет фар становился ярче, но ни одна машина не могла бы добраться сюда из строительного лагеря за столь короткий срок.

— Дело в том, — продолжил генерал, — что наши шпионы получили информацию, согласно которой другая великая нация разрабатывает производство парализующего луча, который мы недавно продемонстрировали всему миру. Мы продемонстрировали. Мы никогда не использовали бы его в тех целях, которые они могли преследовать. Поэтому пришлось предупредить возможное нападение и провернуть все, свидетелем чего ты явился. Нам пришлось инсценировать вторжение, чтобы убедить все страны найти защиту от конкретного оружия. А что могло быть лучше нападения на Землю инопланетян? Какое другое событие заставило бы мир задуматься над опасностью? Вот и подумай сам, верить нам или нет.

Генерал смотрел Локли в лицо и видел, что инженер не доверяет ему. Тогда он добавил:

— То, что при этом не пострадал ни один человек, свидетельствует в нашу пользу. Изобретя новое оружие, мы не начали новую войну. А если постоянно держать людей в уверенности, что еще множество космических кораблей с инопланетянами курсирует поблизости от нашей планеты, то Третьей мировой войны вообще не случится.

Локли казалось, что он спит и видит странный сон. Все должно происходить совсем иначе! Это не могло быть правдой! Как только он отпустит кнопку, ракета за спиной взорвется, и трое мужчин, убеждавших его в своей правоте, исчезнут с лица земли. Мощный взрыв уничтожит все вокруг.

— Это было довольно интересно, — сказал Вэйл. — Военные сбросили в озеро сотни тонн мощной взрывчатки, оба радара, сообщивших о приближении неопознанного летающего объекта, управлялись нашими людьми, получавшими указания непосредственно от президента. Мы дождались облачной погоды; операторы радаров поставили необходимые записи и сообщили о вторжении; военные доставили и сбросили в озеро взрывчатку. Оставалось только использовать парализующий луч.

— Я хочу подчеркнуть, — вкрадчивым голосом вставил генерал, — что в результате нашей операции не пострадал ни один человек. Неужели вы думаете, что предатели повели бы себя таким образом? Или шпионы?

Локли хрипло ответил:

— Вы стоите тут и пытаетесь заставить меня поверить в свои слова. Но где Джилл?! Что с ней случилось? Как вы заставили ее записать сообщение? Где она? Не думаю, что она скажет мне, что все в порядке!

Свет фар стал невыносимо ярким, машина остановилась прямо возле ракеты.

Из нее вышла Джилл. Она увидела Локли, прислонившегося спиной к стене ракеты, и побежала к нему.

Девушка остановилась возле генерала, Вэйла и Саттла. Она выглядела очень утомленной и взволнованной.

— Что они с тобой сделали? — резко спросил Локли.

Джилл отрицательно покачала головой.

— Н-ничего. Я просто не могла оставаться в лагере, когда убедилась, что ты попытаешься спасти меня. Поэтому я приехала сюда. Я пока не знаю, что они тебе сказали, но все в порядке. Нас одурачили, как и всех остальных. Поверь мне! Пожалуйста!

— Что они с тобой сделали? — грозно повторил Локли.

— Что они сделали с миром? — спросила Джилл. — Они заставили весь мир посмотреть на нас как на гарантов их свободы. И мы действительно являемся таковыми! Мы помогли всему миру обрести оружие на тот случай, если наши враги вздумали бы воспользоваться им раньше! Разве предатели поступили бы так?

Локли понимал, что необходимо как можно скорее принять решение. На нем сейчас лежала огромная ответственность. Инженер чувствовал, что слова Джилл не усыпили его бдительность, но все-таки подточили былую уверенность в своей правоте.

— Почему вы меня не убили? — спросил он. — Можно было просто выстрелить с большого расстояния. У вас не было необходимости подходить близко, чтобы поговорить со мной. Если бы ракета взорвалась, что тогда?

— У вас есть защита от парализующего луча, — спокойно произнес генерал. — У нас тоже. Но наша весит две тонны, а вы можете легко носить свою в руке. И… — глаза генерала опустились на терку для сыра, — и ваше оружие способно вызывать взрыв оружейных патронов и взрывчатых веществ вообще. Если бы мы снабдили человечество подобной защитой, на земле воцарился бы мир!

Локли криво усмехнулся и ехидно спросил:

— Похоже, вы хотите и из меня сделать предателя? Хорошо. Что я буду от этого иметь? Что вы можете мне предложить?

Генерал пожал плечами, взгляд его стал жестче. Вэйл молча развел руками. Саттл хмыкнул. Джилл нервно облизнула губы. Локли повернулся к девушке.

— Ты хочешь, чтобы я поверил им, — хрипло сказал он. — Что ты можешь мне пообещать, если я передам свое оружие этим людям, которых ты называешь честными. Что ты можешь мне пообещать?

Девушка смотрела на него широко открытыми глазами, потом тихо ответила:

— Ничего.

Локли довольно долго колебался, потом принял совершенно неожиданное решение, о нем не догадался бы никто из тех, кого подкупили или запугали предатели.

— Что ж, тогда я сделаю по-своему.

Он спокойно разломал на части свой прибор, состоявший из радиоприемника и двух терок, и бросил все на землю.

— Позднее я объясню, как он работал, — устало произнес Локли. — Если, конечно, я не совершил ошибку.

Генерал подошел ближе. Локли почти поверил, что ему говорили правду. Реакция охранников свидетельствовала в их пользу, они смотрели на инженера со смесью уважения и сердечности во взгляде. Вряд ли предатели или захватчики вели бы себя таким образом.

— Мы будем работать над этим прибором, Локли, — удовлетворенно произнес генерал. — Он идеален для наших целей! Гораздо лучше, чем двухтонная конструкция! Великолепно! Вы хоть понимаете, что это значит? Весь мир верит в то, что нас атаковали пришельцы из космоса, а мы устроим грандиозный спектакль по возвращению Галечного озера!

— Как вы это сделаете? — без особого интереса спросил Локли.

— С помощью ракеты, — ответил генерал. — Когда войска войдут в парк, ракета взлетит. Она нацелена на пустынное пространство. После ее взлета останутся следы, и мы скажем, что корабль инопланетян покинул землю, когда обнаружили, что их оружие перестало действовать на нас.

— А, — устало протянул Локли.

— Но самое замечательное последствие случившегося, — продолжил генерал, — это ваш аппарат! Можно сконструировать миллионы его копий. Да и стоить он будет копейки. Каждое государство захочет приобрести множество защитных аппаратов, а мы станем продавать их. Ни одно правительство не сможет остановить своих граждан — даже русское. Спрос на аппараты будет огромным. Вы хоть понимаете это, Локли?

Инженер покачал головой. Он всегда имел привычку размышлять сначала о плохом. Для него будущее отнюдь не казалось радужным.

— Разве вы не понимаете? — переспросил генерал, покашливая. — Ваш прибор заставляет детонировать взрывчатку! Не причиняя никому особого вреда, он приносит массу пользы. Надо просто убедиться, что в зоне его действия не находятся люди. Впрочем, в девяти десятых государств мира гражданам не позволено иметь дома оружие. Вы только представьте себе масштабы!

Локли чувствовал себя чрезвычайно уставшим. Голос генерала, продолжавшего говорить и говорить, действовал на нервы.

— Когда мы запустим ваше устройство в оборот, никто — даже полицейские — не смогут носить при себе оружие. Знаете, что произойдет в итоге, Локли? Холодной войне придет конец, потому что не останется почвы для конкуренции. Танки исчезнут с лица земли, так же как и оружие и машины. Чтобы начать вторжение, агрессорам придется воспользоваться конным транспортом и вооружить армию луками и копьями. Полное разоружение! Да вы только представьте себе, Локли! Я не в силах выразить вам свое восхищение и благодарность!

Инженер наконец-то получил возможность поговорить с Джилл. Девушка держалась очень сдержанно. Локли понимал, что, по большому счету, им не о чем говорить — Вэйл жив и здоров, а Джилл не угрожала опасность. Локли протянул ей руку на прощание.

— Мне кажется, — вдруг сказала девушка дрожащим голосом, — мне кажется, я должна сообщить тебе о том, что я больше не… помолвлена… Я сказала Вэйлу, что не могу выйти замуж за человека, работа которого вынуждает его иметь от меня секреты.

Локли напрягся и едва смог выговорить:

— Ты не собираешься выходить замуж за Вэйла?

Она отрицательно покачала головой и тихо ответила:

— Не-ет. Я уже сказала ему об этом.

Локли нервно сглотнул слюну.

— И что он ответил?

— Ну, ему это не понравилось, но он понял меня. Я объяснила ему кое-что, и он… он просил передать тебе свои поздравления.

Локли подошел к девушке и крепко обнял ее. Джилл доверчиво прижалась к его груди.

— Я так боялась, что ты не… что ты…

Локли убедил ее, что он любит ее и страстно хочет жениться на ней. Некоторое время спустя, немного успокоившись, Локли спросил:

— А что такого ты сказала Вэйлу, что он решил передать мне свои поздравления?

— Я сказала… что нас с тобой могут связать куда более тесные узы. А ты не хочешь поздравить меня?

Ракета поднялась в воздух и улетела прочь. Вот-вот начнется рассвет, и сообщения военных об освобождении Галечного озера поступят во все средства массовой информации. Люди во всем мире узнают, что инопланетный корабль улетел, а сами пришельцы, вероятно, испугались успехов наших ученых. Этой информации вполне достаточно, тем более что репортерам откроют доступ в парк, и они снимут место взлета корабля. Потом с сожалением напишут об отсутствии каких-либо приборов ли, вещей, принадлежавших пришельцам.

Вскоре появятся другие сообщения — о том, что Соединенные Штаты запустили в массовое производство приборы, защищающие человека от воздействия парализующих лучей — чрезвычайно миниатюрные и дешевые. Подобные действия добавят популярности Америке — что может быть лучше? Американцы предложили мировому сообществу объединить усилия по обороне планеты на случай новых посещений инопланетян.

Мир объединится против монстров, и люди перестанут думать о том, как бы напасть на себе подобных. Они почувствуют себя защищенными от парализующих лучей, с которыми можно будет бороться с помощью прибора, сходного по размерам с пачкой сигарет, а вскоре обнаружат еще одно достоинство приборов — способность заставлять взрываться патроны в огнестрельном оружии и прочие взрывчатые вещества. Армии отныне смогут брать на вооружение только луки, копья и мечи.

Что ж, будущее предстает перед нами в новом свете.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая