КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 458093 томов
Объем библиотеки - 659 Гб.
Всего авторов - 214905
Пользователей - 100485

Впечатления

lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том V (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том III (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том IV (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Александерр про Поселягин: История одного мальчика, Или отморозок в Поттериане (СИ) (Фэнтези: прочее)

Иногда хочется отвлечься и почитать всякую фигню.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kail1 про Верт: Дух свободы (Публицистика)

Экстремизм?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Прокопенко: СЕПАР (Триллер)

Ты, автор, не «сепар», ты обыкновенный «хатаскрайник». Ты стал чужим для дончан, а у куивлян своим так и не стал и не станешь никогда.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как правильно выбрать ноутбук

Слезы Макиавелли (fb2)

- Слезы Макиавелли (пер. Галина Леонова) (и.с. Лекарство от скуки) 731 Кб, 205с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Рафаэль Кардетти

Настройки текста:




Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!




Рафаэль КардеттиСлезы Макиавелли

Отсюда можно сделать вывод, многократно подтверждавшийся: горе тому, кто умножает чужое могущество…

Никколо Макиавелли. Государь

Агате посвящается

1

Он открыл глаза, и сознание сразу вернулось. Он не мог понять, где находится, и ему потребовалось несколько мгновений, чтобы прийти в себя. Но дыхание быстро успокоилось и стало более размеренным. В онемевшие пальцы снова стала поступать кровь. Он прикрыл глаза, ожидая, когда стены перестанут кружиться вокруг него. Стреляющая боль, пронизывающая череп, начала стихать.

Он напряг мышцы и попытался пошевелиться. Тело осталось неподвижным. Окончательно придя в себя, он сделал глубокий вдох и снова попытался подняться — безуспешно. Как если бы его мозг работал независимо от тела, он лихорадочно изучил все возможные предположения.

На его лице отразилось изумление. Словно со стороны он очень ясно увидел, где находится: совершенно голый, он привязан за щиколотки и запястья к тяжелой столешнице из цельного дерева, туловище перехвачено широким кожаным ремнем. Голову сжимали металлические тиски, вызывая резкую боль в висках. Он почувствовал во рту терпкий привкус стального треугольника, который не давал двигаться языку.

В комнату не проникал ни один звук. Только размеренно капавшая с потолка вода нарушала полную тишину. Несколько факелов, прикрепленных к стене, бросали теплый, умиротворяющий отсвет на поросшие зеленоватым мхом стены. Метрах в четырех над его головой меж двумя стрельчатыми арками был заключен герб, почти полностью стершийся от времени.

Он находился в подвале. Здесь никто не станет его искать.

Он попытался дать знать о себе воплем, но рот был так прочно перекрыт, что он не смог издать ни малейшего звука, а попытка закончилась тем, что он сильно порезал язык о металлическую пластину.

Кровь начала сочиться сначала медленно, потом все быстрее. Он попытался ее выплюнуть, но металлический мундштук не давал этого сделать, и его глотка очень скоро заполнилась теплой и густой жидкостью.

Когда он стал задыхаться, его охватила паника. Лицо мгновенно покрылось каплями пота, и они стали стекать на грудь. Отчаянным усилием он постарался успокоиться, сумел проглотить жидкость и, находясь на грани удушья, освободить легкие.

Как ни странно, сделанное усилие вернуло ему ясность мышления. Все это было невероятно. Кто мог желать зла такому неизвестному художнику, как он? Хотя во Флоренции соперничество было суровым, его талант никак не мог равняться с талантом мастеров, к чьим услугам наперебой прибегали самые знатные семейства. Несмотря на все усилия, которые он прилагал, чтобы изменить то, что было предначертано судьбой, он оставался среди тех посредственностей, которых муза никогда не посещает.

Он знал, что он всего лишь честный ремесленник, даже если и сожалел о том, что превратности жизни помешали ему достичь безупречной техники Филиппино Липпи или драматической силы Луки Синьорелли. И когда к его услугам прибегал краснолицый торговец, довольный, что может за скромную плату заказать приличный портрет, его гордость в очередной раз несла урон, а душу охватывало неодолимое желание утопить разочарование своей участью в добром кувшинчике кьянти.

В конце концов он смирился со своими скромными дарованиями. У него был достаточно трезвый ум, чтобы понять: живопись сулит ему лишь скудные крохи в награду за все жертвы, которые он ей приносит. По крайней мере он не вызывал зависти у других художников. Со своими заурядными способностями он никого не заслонял и был слишком далек от края подмостков, чтобы его могли коснуться лучи славы.

Такое существование он влачил уже около десяти лет, с каждым днем все больше и больше погружаясь в отупение. Но теперь все это было очень далеко. То была другая жизнь, и он ее почти позабыл.

Все изменилось в тот миг, когда Пьеро Адимари переступил порог его крохотной мастерской на задворках Виа деи Маэстри. В тяжелые времена все известные мастера разъехались, а Адимари, который овдовел около недели назад, пожелал украсить могилу супруги «Благовещением». Он предложил за работу шестьдесят дукатов с единственным условием: картина должна быть окончена до конца весны.

Художник без колебаний принялся за работу с ощущением такого счастья, которое он уже давно не испытывал. Это было его истинное возрождение. Отныне он существовал лишь ради того, что станет — он с каждым днем все больше в это