КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406470 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147319
Пользователей - 92545

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Планета обетованная (fb2)

- Планета обетованная 305 Кб, 168с. (скачать fb2) - Андрей Романов

Настройки текста:



Романов Андрей Планета обетованная

Андрей Романов

ПЛАНЕТА ОБЕТОВАННАЯ

ГЛАВА 1

Какой сегодня выдался багровый закат. Словно кровью из перерезанной вены перепачканы небеса. Ржавые облака, похожие на куски окровавленной ваты, набухшие от выпитой влаги, лениво тянутся вдаль, растворяясь в приближающихся сумерках. Утомленное солнце медленно опускается за горизонт, роняя последние капли лучей на покатые крыши домов, торчащие шпили башен, и наполняя душу черной меланхолией.

В такой вечер особенно хочется, перерезав себе глотку, свести счеты с затянувшейся жизнью. Да и пора бы уже. В душе я давно готов к этому. За содеянное надо платить. За преступлением неизбежно должно следовать наказание. К какому же наказанию я приговорю себя, если преступление, совершенное мной настолько чудовищно, что даже самая страшная смерть (хотя смерть всякая страшна в своей безысходности) будет лишь долгожданным избавлением от душевных мук, терзающих мою душу подобно стае стигийских псов.

Да и какую смерть можно придумать тому, кто поставил человечество на грань гибели? И кто приведет приговор в исполнение если людей, сотворенных Богом по подобию своему и населявших Землю до начала моих научных экспериментов, уже нет. Те уроды, в которых превратились люди по моей вине, ужасны. Но более ужасно то, что сами они до сих пор не осознали кем стали.

И едва-ли уже осознают. Итак, мне нет места в этом мире. Я решил для себя вопрос вынесения приговора и его исполнения. И судьей и палачом буду я сам. Оружие возмездия, выбранное мной, необычно. Оно - плод всей моей жизни; утомительный труд многих бессонных ночей и угрюмых дней, неразличимых в своей однообразности и серости. Оно - источник всех моих радостей и почестей, возвысившее меня над миром; пьянящее вино победы, поднесенное мне коварной судьбой.

Но вместе с тем, оно- трагедия всей моей жизни, трагедия ученого, осознавшего какого монстра он сотворил на благо человечества. Вот оно стоит посреди моей лаборатории: стальной цилиндр десяти футов в высоту и пяти футов в диаметре, с короткой антенной, торчащей сбоку. Раструб антенны направлен в маленькое оконце, похожее на бойницу в средневековом замке.

Сейчас такие цилиндры разбросаны в великом множестве по всей планете. Их можно встретить в непроходимой сельве, на вершине неприступной скалы и даже в открытом океане, установленными на понтонных платформах. А уж в городах такие цилиндры встречаются буквально на каждом шагу. Это приемо-передающие камеры пространственного транспортатора, изобретенного мной.

Это безобидное изобретение, сделанное во благо живущих, произвело революцию в науке и технике. Отпала необходимость в каком - либо транспорте, не нужна стала связь. Природа начала постепенно очищаться от антропогенного мусора. Жилые помещения, офисы, стали оснащаться приемо - передающими камерами и вскоре невозможно было найти дома, в котором бы не было транспортатора. Это было удобно; это было рационально; это стало необходимо.

Но я недолго купался в лучах славы, довольно быстро поняв, что изобрел погибель человечества. Мой прибор расщеплял любое материальное тело, находящееся в передающей камере, на пучок электромагнитных волн и передав его со скоростью света в точку назначения, восстанавливал в приемной камере. Но восстановление не было, да и не могло быть полным. Аппарат убивал человека, восстанавливая его копию, пусть очень точную, но все-таки копию.

Этот факт я осознал гораздо позже, когда на свете уже не осталось ни одного человека. Все люди в мире пользовались моим изобретением, значит все они были убиты мной. Многие неоднократно. Я не знаю, что чувствовал человек, находящийся в передающей камере, когда бушующий смерч электромагнитной энергии расщеплял его тело на молекулы и атомы, а затем посылал их невидимой струей через многие километры в пункт приема.

В приемной камере из тех атомов, которые дошли до нее не рассеявшись на неоднородностях атмосферы, создавалась копия человека. Копия, не помнящая о том, что происходило с ней в передающей камере, ведь момент электромагнитного бытия не запечатлевался в памяти человека. Но, что-то же происходило? Я чувствовал это. Воздух вокруг меня все более насыщался электромагнитными осколками человеческой плоти. Этим воздухом становилось трудно дышать.

Среди людей начались мутации. Сначала незаметные, но впоследствии все более сильные и все более ужасные. Все чаще они заканчивались трагически. Первое время прохожие, спешащие по своим делам, выказывали некоторое любопытство, встретив на улице человека, имеющего какой-либо недостаток, но вскорости перестали чему-либо удивлялся. Все стали такими, а значит подобное стало нормой.

А что-же я? Вы думаете, я сидел сложа руки и молчал, видя, как эшелон цивилизации набирая обороты мчится под откос? Не-ет! Я кричал! Кричал на всех перекрестках. Орал, срывая голосовые связки. Меня слушали, но не слышали. Мне рукоплескали, но не понимали. Я был бог. В бога верят, ему поклоняются, но его заповеди, как правило, не исполняют.

Тогда я заточил себя в тесной комнатушке на верхнем этаже высочайшего небоскреба, среди милых сердцу приборов. Я отгородился железобетонными стенами от всего мира, канул в небытие, растворился в вечности. Не знаю, насколько это помогло человечеству. Прав ли был я? Неизвестно. Адекватно ответить на этот вопрос может лишь тот, кто побывал в моей шкуре. Но таковых нет. Значит вопрос останется без ответа. Да и нужен ли кому этот ответ.

Наконец-то день умер. Ночь приспустила в знак траура свой черный занавес, готовясь окунуть во мрак этот грешный мир. Я уйду когда окончательно стемнеет. Включенный транспортатор негромко гудит. Его передающая антенна направлена в окно, в тот участок неба, где могильную черноту космоса не нарушает даже слабое сияние звезд. Координаты приемного пункта не заданы. Это означает, что я, войдя в передающую камеру и расщепив свое тело и сознание на пучок электромагнитных волн, отправлю его в безвозвратную космическую даль и он будет вечно странствовать по бесконечным, непредсказуемым дорогам мироздания.

Я в последний раз оглядел свою небогато обставленную лабораторию, ставшую мне прибежищем на многие годы, и мысленно попрощавшись с каждой вещью, вошел внутрь аппарата. За мной автоматически закрылась дверь. На потолке загорелась сигнальная лампочка, освещая красным светом приборную панель, на которой находился один-единственный переключатель.

Я нежно коснулся его пальцем, погладил, ощутив приятную прохладу металла, и потянул на себя. Раздалось легкое, почти неслышное, гудение. Я почувствовал как мои ноги подгибаются, будто ватные, потеряв твердость скелета. Поднеся руки к глазам я обнаружил, что они, чудовищно распухшие, с выступившими каплями крови из полопавшихся капилляров, теряют свои очертания, расплываются, словно сделанные из желеобразного вещества. Не успев по настоящему испугаться, я провалился в небытие.

Мое тело, расщепленное на молекулы, продолжало делиться на атомарном уровне, затем, когда закончилось разделение на атомы, начался отрыв электронов от ядер. После этого началось расщепление самого атомного ядра на протоны и нейтроны. В конечном итоге, преобразованная до элементарных частиц, материя начала свою неудержимую пляску, все быстрее закручиваясь в безумном вихре и преобразуясь в плотный сгусток энергии.

Вскоре, в этом сверхпрочном котле не осталось и намека на то, что некогда было человеком - только энергия, которая, сформировавшись в электромагнитную волну, излилась через передающую антенну и со скоростью света унеслась в космическое пространство.

2

Прилетевший неведомо откуда, электромагнитный луч невидимой молнией пронзил безвоздушное пространство и унесся неведомо куда, нанизывая световые годы словно бисер на бесконечную призрачную нить времени. Он давно уже странствовал в таинственных глубинах Вселенной не встречая на своем долгом пути ни звезд, ни планет, ни туманностей - этот безвестный космический странник. Он пересек почти всю галактику и, кто знает, может быть это была уже не первая галактика, пересеченная им.

Далекие звезды полыхали гигантскими кострами в сотнях и тысячах парсек от него и им совершенно не было никакого дела до маленького электромагнитного лучика, прокладывающего себе дорогу среди огромного скопища электромагнитных и гравитационных полей, бесцветными вуалями развешанных на просторах Вселенной. А луч все несся и несся среди галактической пустоты и неизвестно было страдает ли он от одиночества, вынужденный вечно скитаться или же это чувство неведомо ему. Но все когда-нибудь кончается. Кончилось и его путешествие. Встретилась на его пути планета, одна из многих в планетарной системе.

Когда промодулированная в передающей камере транспортатора электромагнитная волна, несущая на себе закодированную сущность ученого, отдала свою энергию планете, на планете уже существовала жизнь. Она принимала разные формы и очертания: от самых крошечных существ, неразличимых человеческим глазом, до таких гигантов, представить которых не хватит воображения. Жизнь постоянно находилась в движении, видоизменялась в зависимости от процессов, происходящих в недрах звезды и самой планеты, принимала новые формы, вступала в новые фазы. На месте одних существ появлялись новые, на смену одним видам приходили другие. Одни умирали, другие рождались.

Слившись с планетой электромагнитный луч внес нечто новое в становление жизни, а именно - наделил жизнь разумом. Кем он был раньше? Человеком. Кем стал сейчас? Человечеством. Его прошлым, настоящим и будущим. Человеческое племя, в жестокой эволюционной борьбе отвоевавшее себе место под солнцем, подобно муравьям расселилось по планете, образовав различные расы и народности.

Гибли и возникали государства; рождались и умирали цари; одни народы сменялись другими; племена враждовали между собой, ведя кровопролитные войны; кровь людская лилась как вода, обагряя степные ковыли. Все шло своим чередом.

ГЛАВА 2

Фотонный звездолет, стартовавший с Земли в незапамятные времена, назывался "Альбатрос". Он носил это красивое имя в честь гордой морской птицы, сопровождавшей в длительных путешествиях древних мореплавателей, бороздивших на утлых суденышках бескрайние земные моря и океаны. Птица альбатрос была вечным странником морских просторов. Ей чужда была земля. Ее жизнь была скитание, ее стихия - море. Звездолет "Альбатрос" тоже был скитальцем. Скитальцем космоса.

Это был красивый современный космический корабль, воплотивший в себя самые смелые замыслы лучших земных звездолетостроителей: самый мощный, самый быстроходный и при этом, самый надежный звездолет из всех существовавших до него. Развивавший скорость до одной десятой от скорости света, он покинул многие тысячи лет назад Землю, устремившись в глубокий космос в поисках новых миров. С малой надеждой на возвращение.

На его борту находился цилиндрической формы контейнер, расположенный в центре пустотелой оси вращения, где искусственно создаваемая сила тяжести равнялась нулю. В контейнере, разделенном на множество крошечных отсеков, хранился захваченный с Земли генный материал, предназначенный для воспроизводства людей на другой планете из биомассы, изрядное количество которой хранилось в другом контейнере, находящемся рядом с первым. Между двумя контейнерами размещался электронный хирург - уникальное устройство, регенерирующее любые биологические объекты по имеющемуся генетическому коду.

Внутри Альбатроса в глубоком анабиозе находились два человека - команда корабля. ГЭМЗ - главный электронный мозг Альбатроса - должен был разбудить их от тысячелетнего сна, когда звездолет приблизится к какой-нибудь звезде, имеющей планеты с условиями, близкими к земным.

"Альбатрос" обследовал уже много миров, но большинство из них не удовлетворяло требуемым критериям. И вот, наконец, он нашел то, что так долго искал. Встреченная им планетарная система напоминала Солнечную систему. Такая же центральная звезда -желтый карлик класса G2 и множество планет, окруженных спутниками. А третья планета... Она была так похожа на далекую родную Землю. Проанализировав ситуацию, ГЭМЗ приступил к выводу звездолетчиков из состояния анабиоза.

Лежащий в первом саркофаге звездолетчик по имени Крис - молодой парень, лет двадцати на вид, - разбуженный командой ГЭМЗа, открыл глаза. На большее у него не хватило сил. Руки и ноги были как ватные и не подчинялись ему. Он долго лежал так, рассматривая белый потолок, освещенный приглушенным рассеянным светом, льющимся из вмонтированных в стены плафонов. Его мысли словно мельничные жернова тяжело ворочались в затуманенном мозгу.

Крис сморщил лоб пытаясь вспомнить, что с ним произошло вчера и где он в данный момент находится. Мозг, привыкший анализировать, а не вспоминать начал со второго.

"Наверняка это больница, - подумал Крис, продолжая глядеть в потолок. - Такие белые, светлые потолки встречаются только в больницах, да еще иногда в правительственных учреждениях. Но там они высокие, а здесь не очень. Значит больница".

Что это за больница установить по одному потолку довольно сложно, хотя и небезнадежно. Крису захотелось, чтобы это была больница где-нибудь на материке, а не в космическом корпусе, базирующемся на островах в Тихом океане. И тем более не лунный госпиталь. Почему? Ответ прост. С материка, если конечно это не Антарктида, легче всего добраться до Нью-Элдридж, где живет его Кэтрин. Она поди уж заждалась своего возлюбленного. Да и Крис соскучился. Ничего, скоро они снова будут вместе. Теперь навсегда. День свадьбы уже назначен. Они поженятся через две недели после окончания его контракта с Космическим корпусом.

Вспомнив о Кэтрин Крис улыбнулся.

"Если это госпиталь на материке, то... постой, постой. А с какой стати я вообще нахожусь в госпитале?" - пришла ему в голову внезапная мысль.

Крис приподнялся на локтях и огляделся. Комната в которой он находился была невелика. На одной стене висел небольшой экран связи, под ним на узкой наклонной панели размещалась клавиатура управления. Вдоль другой стены стояли несколько громоздких медицинских аппаратов, назначения которых он не знал, и невысокий столик из прозрачного материала; рядом со столиком стояли два удобных кресла каплевидной формы. Напротив себя Крис увидел еще один анабиозный саркофаг с откинутой крышкой, подобный тому, в котором находился сам.

В саркофаге лежал немолодой уже человек, роста выше среднего, с внимательным взглядом прищуренных глаз. Лицо его показалось Крису знакомым, однако он не мог вспомнить, где и когда он его видел. Увидев краем глаз движение человек в саркофаге чуть повернул голову и покосился на Криса.

Крис вежливо улыбнулся и наклонил голову в знак приветствия, как это принято у звездолетчиков, знакомых и незнакомых. То, что этот человек звездолетчик Крис не сомневался. Ведь гражданскому лицу трудно попасть в военный госпиталь, тем более принадлежащий Космическому корпусу.

- Тоже здоровье пошаливает? - поинтересовался Крис, обращаясь к незнакомцу.

Незнакомец посмотрел на него, но ничего не ответил.

- Иногда даже приятно немного поболеть. Покой, уединение, -продолжал Крис, пытаясь завязать неклеящийся разговор. - Хотя я сейчас, пожалуй, с большим удовольствием оказался бы в другом месте.

Незнакомец отвел глаза, уставившись в потолок.

- А вы давно здесь? - поинтересовался Крис, размышляя о том, как-бы выудить из несговорчивого собеседника побольше информации.

Человек приподнялся на локте, осторожно опустил ноги на пол и только после этого снова взглянул на Криса.

- Крис, ты не узнаешь меня? Я Стив. Нас познакомили перед отлетом. Мне тогда показалось, что ты был чем-то удручен. У тебя что-то случилось?

- Нет, все нормально, - пожал плечами Крис и поинтересовался. - А где мы находимся? Надеюсь не в лунном госпитале?

- Нет, не в лунном, - отрицательно покачал головой Стив.

- А где-же тогда? - спросил Крис, тоже спуская ноги на пол. Пол был прохладный. Его покрытие напоминало ровно подстриженный травянистый газон. Синтетическая трава приятно щекотала голые подошвы.

- Ты понимаешь, Стив, - пояснил Крис свой вопрос, - мне надо в Нью-Элдридж, а я не знаю где нахожусь. Поверь, со мной впервые такое.

- Я сомневаюсь, что ты попадешь в Нью-Элдридж, - ответил ему Стив, грустно улыбаясь.

- Как это... не попаду? - удивленно спросил Крис. - Меня там ждут, а это значит, что я там обязательно буду. Чего бы мне это не стоило.

- Крис. Ты действительно ничего не помнишь? - спросил Стив, глядя на него.

- Гм. А что я должен помнить? - в свою очередь задал вопрос Крис, недоуменно пожав плечами. - Ну... я конечно не совсем помню как я здесь оказался, но это не беда. Наверное после встречи с друзьями. Они не так давно вернулись с Юпитера. Сам понимаешь, когда встречаешься с друзьями после долгой разлуки...

- Крис. Мы на "Альбатросе", - мягко перебил его Стив.

- Альбатрос? Это кто или что? - упрямо не хотел вспоминать Крис. В это время приятный баритон, донесшийся из скрытого в стене репродуктора, прервал их беседу.

- Здравствуйте друзья! Главный электронный мозг звездолета "Альбатрос" поздравляет вас с благополучным пробуждением. Все системы жизнеобеспечения функционируют нормально. Ваше пробуждение связано с тем, что "Альбатрос" вышел на эллиптическую орбиту вокруг планетарной системы. Данная система не зарегистрирована ни в одном из известных звездных каталогов. Центральная звезда класса G2, по массе и светимости близкая к Солнцу. Расстояние до солнечной системы пятьсот парсек. Советую обратить внимание на третью и четвертую планеты, на которых возможна жизнь. Масса планет...

- Пятьсот парсек! - прошептал Крис и вдруг застонал, закрыв лицо руками. - Кэтрин! Он вспомнил. Он все вспомнил. Стив встал со своего ложа и подошел к нему.

- Ну-ну, не надо, дружище. Не переживай, - он успокаивающе похлопал его по плечу. - Я ведь тоже всех потерял на Земле. И жену и детей. Поэтому нас с тобой и взяли в этот полет из которого нет возврата. Нас ведь ничто уже не держало на Земле.

- Она...она умерла, - отрешенно проговорил Крис. - Она летела ко мне на астероиды в рейсовом звездолете. При переходе в космический челнок из-за плохой стыковки сорвало шлюз. Ее унесло в открытый космос. За две недели до нашей свадьбы. Это я...я виноват в ее гибели.

- Нет, не ты. Судьба, - проговорил Стив. - У меня такая же история. Я работал в лунном городке на космодроме. Как я радовался когда жена сообщила мне, что прилетит с детьми. Я их так ждал, так ждал... И не дождался. Они разбились при посадке. Сбой в компьютерной системе, - лицо Стива болезненно исказилось, на скулах заходили желваки. - У меня на глазах... столб белого пламени... и все. Даже пепла не осталось. Ты ведь знаешь как горят звездолеты. Стив сухо кашлянул, словно проглатывая комок боли, застрявший у него в горле и продолжил. - Я полгода ходил как потерянный. Потом... вот здесь... - он показал рукой на сердце, - ...вот здесь все перегорело. Альбатрос стал для меня спасительной отдушиной.

Головной компьютер наконец-то кончил перечислять параметры планеты, состав ее атмосферы, температуру поверхности и все остальное, что бортовым датчикам, во множестве находившимся на звездолете, удалось зафиксировать с орбиты. После этого он задал вопрос: "Ваше решение, друзья?"

- Ну как, Крис? Посмотрим, что нам судьба подбросила на этот раз? спросил Стив и не дожидаясь ответа проговорил громко в сторону репродуктора.

- Давай ГЭМЗ, снаряжай космический челнок. Мы спускаемся.

Альбатрос остался на орбите. Космический челнок, подобный тем, что поддерживали рейсовые сообщения между астероидами и использовались для переброски людей с межпланетных лайнеров на поверхность, отделился от звездолета и взял курс к планете.

Крис и Стив, сидевшие в пилотских креслах на пульте управления с интересом смотрели на открывающийся перед ними пейзаж, наблюдая его на переднем экране. Зеленовато - синяя поверхность планеты, кое-где завуалированая невесомыми хлопьями полупрозрачных облаков, сливающихся на горизонте в сплошную белую пелену, была оторочена по краям ярко-голубым окоемом, резко контрастировавшим с бархатной чернотой окружающего космоса.

Космический челнок вошел в атмосферу планеты под углом к горизонту и начал постепенно снижаться. Траектория движения была выверена бортовым компьютером и предусматривала возможность визуального обзора как можно большей территории. Помимо беглого осмотра планеты, Крис и Стив подыскивали наиболее благоприятное место для посадки. В конце-концов выбор был остановлен на относительно ровной площадке на вершине куполообразной горы, окруженной со всех сторон скалами.

Посадка прошла успешно. Космический челнок сначала завис над вершиной, а затем осторожно вклинился между двух скал, выравнивая огнем тормозных дюз и направленными ударами плазменной пушки угловатую поверхность камня. Проанализировав структуру гранита, бортовой компьютер начал преобразовывать под него поверхность челнока. Вскоре три скалы, словно три брата высились на вершине горы, неотличимые друг от друга.

- Ну вот, подошла и наша очередь взяться за дело. - удовлетворенно проговорил Стив, когда посадка была закончена.

- Что-же мы должны делать? - поинтересовался Крис. Стив многозначительно посмотрел на Криса и усмехнулся.

- Многое. Мы с тобой боги. Наша цель - создать человечество. Для этого мы должны оценить пригодность этой планеты для жизни людей, в первую очередь, с точки зрения безопасности. Затем нам надо выбрать место для питомника - какой-нибудь остров недалеко от берега, с благоприятными климатическими условиями жизни. На этом острове мы разместим "электронного хирурга", загрузим в него биомассы побольше и будем производить людей, используя для этого генный материал, привезенный нами с Земли. Клонируемые электронным хирургом люди будут уже взрослыми. В их мозг будут заложены те знания, которые имелись у доноров, на момент взятия образца. На каждого из них у нас хранится электронная матрица памяти.

- Сколько же мы должны наштамповать человекообразных? - спросил Крис.

- Не менее двадцати тысяч, - ответил Стив. - Далее они сами расплодятся.

- Не лучше ли было посадить в звездолет побольше людей и колонизовать планету без всяких хлопот? - спросил Крис.

- Делались такие попытки, - ответил Стив. - Ни к чему хорошему они не привели. Как правило, на других планетах люди не приживаются. Они чужие там. Надо родиться на планете, чтобы считать ее своим домом.

Утром, когда первые лучи солнца озарили трехзубую вершину горы, от среднего зуба бесшумно отделился дискообразный предмет. Он стремительно набрал высоту и описав в небе широкий круг, устремился на запад, где цепь невысоких гор, покрытых колючим кустарником, растущим на каменистых склонах, прерывалась пустынным берегом, омываемым жарким морем.

Бурные реки, спрятанные в глубоких извилистых ущельях, сбегали с гор и впадали в море, разбавляя прибрежную зелень морских волн прозрачностью речных вод. Далее начинался бескрайний океан. В его бесконечной синеве плавали редкие лазоревые блюдца островов с золотистой каемкой песчаных берегов, да иногда океанская поверхность вспенивалась белыми барашками волн, рассекаемая плавниками громадных рыбообразных чудовищ, обитающих в его таинственных глубинах.

Похожий на забравшуюся под облака сказочную птицу в серебристом оперении из солнечных лучей, дисколет летел в небе чужой планеты, неся в своем чреве двух существ из другого мира.

2

Стив сидел на берегу небольшого озера, подставив жарким лучам солнца жилистое тело. Он отдыхал. С тех пор как они покинули космический челнок прошло около суток. За это время они почти обогнули эту планету, двигаясь по параллели. Осталось каких-то полтора-два часа пути до ожидающего их челнока и они покинут ее, взяв курс обратно на Землю. Снова пять сотен парсек анабиозного сна и...

Тут мысли Стива путались. Он не знал как их встретит Земля. Кто их там ждет? По космическим меркам прошло всего ничего, а по земным - целая эпоха. Сумеют ли они найти свое место в новом для них мире, который ожидает их по возвращении. И с чем они вернутся? Половина задачи выполнена. Они отыскали подходящую планету, пригодную для жизни, собрали богатый материал по фауне и флоре. Но планета оказалась обитаемой и следовало тысячу раз подумать, прежде, чем решиться колонизовать ее.

С высоты птичьего полета они видели небольшие, но хорошо укрепленные города, раскиданные по берегу теплого моря; наблюдали как озарялась заревом ночь от многочисленных костров степных кочевников, кочующих по бескрайним степям вместе с семьями и немудреным скарбом; как скотоводы перегоняли на новые пастбища бесчисленные табуны низкорослых, заросших длинной бурой шерстью лошадей. Спираль жизни развивалась так как ей и положено было развиваться. И не стоило в это дело вмешиваться.

" Итак, возвращаться или продолжать поиски?" - размышлял Стив. Он совсем разомлел на солнце и даже прикрыл глаза, спасаясь от солнечных бликов, отражавшихся от белесого песка и металлической поверхности дисколета, стоявшего в десятке метров от берега.

Горячий воздух над ультрамариновой поверхностью воды колебался прозрачным маревом, в котором, того и гляди, появятся миражи. Внезапно неторопливое течение его мыслей было нарушено громкими криками, взывавшими о помощи. Стив вскочил на ноги и подбежав к дисколету схватил лежащий на сидении бластер.

Кричал Крис. Он выбежал из небольшой рощицы, стоявшей неподалеку от озера. Его преследовало чудовище с огромной головой, похожей на расщепленное с одного конца бревно, положенное горизонтально на короткую мускулистую шею. Массивное туловище, защищенное спереди светло-желтыми пластинами ороговевшей кожи, расширялось книзу, напоминая гигантскую грушу.

Чудовище передвигалось большими скачками, поочередно толкаясь то одной то другой лапой, волоча за собой толстый хвост. Непропорционально развитые маленькие верхние лапки только подчеркивали колоссальные размеры нижних лап, украшенных громадными загнутыми когтями.

- Это еще что за чудо природы? - воскликнул Стив, прицеливаясь. Смахивает на земного динозавра из мезозойской эры, но явно не динозавр. Вырожденец какой-то. А может быть они здесь все такие? Чувствую, эта планета доставит нам хлопот.

Видя, что чудовище настигает Криса он вскинул бластер и прицелившись нажал спуск. Ослепительная молния пронзила бугристую грудь чудовища. Убегающий Крис оглянулся на громоподобный рев, раздавшийся за его спиной, и запнувшись о камень упал, растянувшись во весь рост.

Пробежав по инерции несколько метров поверженный гигант обрушился на Криса. Его гигантская лапа раздавила в лепешку хрупкую человеческую скорлупу. Подбежавший Стив увидел голову друга, торчащую из под окровавленной туши чудовища. Раздумывать было некогда.

Стив выхватил из-за пояса лазерный нож и одним взмахом отсек голову, отделяя ее от раздавленного тела. Спасти то, что осталось целым - была его мысль. Неся на вытянутых руках истекающую кровью голову Криса он добежал до дисколета и запрыгнув в кабину набрал команду экстренной медицинской помощи. Тотчас с боку в кабину выдвинулся узкий длинный ящик, очертаниями напоминающий человеческое тело - саркофаг электронного хирурга.

Положив голову в саркофаг Стив задвинул его на место и снова пробежал пальцами по клавишам. Замигавшие на панели управления огоньки подтвердили, что его команда принята и операция началась. Прошло несколько томительных минут ожидания, показавшихся Стиву вечностью. Свистопляска сигнальных огоньков, отображавших ход операции закончилась. Снова выдвинулся саркофаг и Стив увидел мозг Криса, заключенный в прозрачную, непроницаемую капсулу. Он бережно вынул капсулу из саркофага и поместил в переносной медицинский кейс с несколькими степенями защиты.

Подсоединив к медкейсу две атомные батареи, служащие источниками питания, он пробормотал: "Потерпи Крис. Сейчас я тебя подключу". Нажав последовательно ряд кнопок на боку медкейса, Стив поставил его на то место, где обычно сидел Крис. Одев экстрасенсорные наушники он спросил:

- Крис, ты меня слышишь? Ответ пришел с некоторой задержкой. Стив воспринял его как чужую мысль, проникшую в его мозг.

- Стив, что случилось? Где я нахожусь? Почему вокруг темно?

- Ты что, Крис, уже не помнишь того милашку - динозаврика, который решил познакомиться с тобой и нечаянно превратил твое тело в котлету? наигранно веселым тоном проговорил Стив.

- Стив, я...умер? - пришла тоскливая мысль. - Да брось ты, Крис. Я ведь с тобой разговариваю. Значит ты жив. А тело... тело ерунда. На "Альбатросе" мы тебе новое тело вырастим. Будешь здоровее прежнего. Ты знаешь как эти аппараты - электронные хирурги - работают? Они по капельке крови могут человека восстановить. Из одной живой клетки мамонта вырастят. Была бы ДНК цела.

- Я как-то непривычно себя чувствую. Ни рукой не могу пошевелить, ни ногой. И ничего не вижу. Только твой голос откуда-то издалека доходит. Будто уши ватой заложены. Где я?

- В медкейсе, - ответил Стив и продолжил. - А зрение я тебе сейчас верну. У этого ящика колоссальные возможности. Такими медкейсами сейчас все космические челноки укомплектованы. Стив выдвинул две телескопические антенны, напоминающие усы рака-отшельника и сняв с них предохранительные колпачки прикрутил на их место две небольшие линзы, по форме напоминающие стрекозиный глаз.

- Ну что? Видишь? - Вижу, и даже неплохо. Круговой обзор.

- Ну вот. Разве мог бы ты, когда был человеком, видеть то, что у тебя за спиной? - пошутил Стив, однако его шутка получилась горькой.

- Берегись! - услышал он в ответ всплеск мысли.

В тот же миг Стив скатился под сидение. И вовремя. На дисколет, прозрачный колпак которого Стив в впопыхах оставил открытым, спикировало странное существо, представляющее собой смесь уродливого человечка и летучей мыши. Сложив кожистые перепончатые крылья человечек схватил когтистой лапой медкейс и взмыл в небо.

- Крис! Держись, я с тобой! - опомнившийся от неожиданности Стив захлопнул колпак и стремительно поднял дисколет в небо.

- Стив, где ты? - дошла до него мысль Криса.

- Не бойся, я лечу следом. Он от нас не уйдет.

Стив преследовал похитителя около часа, боясь предпринимать активные действия и надеясь, что тварь где-нибудь да приземлится отдохнуть. Вот тогда-то он и уничтожит ее первым же залпом бортового лазера. Летающий человек лихорадочно махал крыльями, обтянутыми пергаментной кожей, пытаясь уйти от погони. Он поминутно оглядывался, бросая злобные взгляды на Стива. Стив успел достаточно хорошо рассмотреть его.

По размерам летающий человек не превосходил десятилетнего ребенка. Его худенькое тельце словно цыплячьим пухом было покрыто редкой бурой шерстью. К этому щуплому тельцу была прикреплена маленькая головка, державшаяся на тонкой шее. Сморщенная мордочка с низким покатым лбом и приплюснутым носом, имела явно человеческие черты. Пасть уродца была усеяна иглами острых зубов, Верхние конечности, имевшие наподобие человеческих рук по пять пальцев, кончались длинными когтями, которые без труда могли располосовать тело крупного зверя до самых костей. Дистрофичные нижние конечности, едва ли были приспособленные для долгой ходьбы.

Как и предполагал Стив, летающему уродцу вскоре надоело нести тяжелый, и к тому же несъедобный предмет, и он выпустил его из когтей. Если бы медкейс стукнулся о землю, то неминуемо бы разбился, но они уже более получаса летели над морем. Подняв столб брызг медкейс погрузился в зеленоватые воды, но сделанный внутри из легкого материала, тут же всплыл на поверхность. Несколько минут спустя рядом с ним приводнился дисколет, управляемый Стивом.

- Держись, Крис, держись, - послал он мысленный сигнал. - Сейчас я вытащу тебя.

Медкейс плавал метрах в десяти от дисколета, мерно покачиваясь на волнах. Управляя дисколетом Стив приблизился к нему почти вплотную, следя, однако, за тем, чтобы медкейс случайно не ударило волнами о металлический корпус. Оглядев небо - нет ли еще каких-либо сюрпризов?, - Стив откинул колпак, вылез из кабины и осторожно подойдя к краю дисколета, наклонился, чтобы вытащить контейнер из воды. В этот момент набежавшая волна качнула дисколет и Стив, не удержавшись на покатой скользкой поверхности, полетел головой вниз в воду.

Вынырнув из воды и отплевываясь он ухватился одной рукой за край дисколета, а другой подтянул к себе контейнер, намереваясь забросить его на дисколет, прежде чем залезет сам.

- Держись Крис, держись. Все будет хорошо. Время нашей смерти еще не пришло. Мы с тобой еще погуляем, - проговорил Стив.

Он не видел как гигантская черная тень метнулась к нему из глубины. Он не почувствовал боли, когда мощные челюсти, усеянные несколькими рядами длинных клыков, сомкнулись на его теле, перемалывая кости. Он умер сразу, поглощенный прожорливой тварью. Только несколько капелек крови, брызнувших из растерзанного тела, обагрили поверхность медкейса. Одна из них попав в отверстие, предусмотренное для внешних иньекций, скатилась внутрь и там застыла, сделавшись похожей на зернышко граната.

Крис, наблюдавший смерть друга с помощью телескопических антенн, был шокирован увиденным. Он переживал случившееся так, словно сам обладал человеческим телом и находился в воде рядом со Стивом, а не был кусочком плоти, заключенным в металлическую коробку. С помощью оптических волноводов, соединенных с мозгом он видел как свинцовые воды качают дисколет, то вздымая его на гребне волны, то бросая в пучину. Он видел, как разнося по волнам кровавую пену, расходятся круги на том месте, где минуту назад был Стив. Если бы у него был голос он закричал бы от нахлынувшего ужаса, вызванного не столько боязнью за свою жизнь, сколько безнадежностью своего положения.

Сенсорные датчики, соединенные с мозгом, зафиксировали прямо под медкейсом слабые колебания толщи воды. Чудовище возвращалось. Оно выплыло из глубины и проглотило медкейс даже не прожевывая, словно это была маленькая горошина, а не металлический предмет, совершенно несъедобный. Свет померк для Криса. Он почувствовал как медкейс проходит по пищеводу, проталкиваемый сокращениями глотательных мускулов. Потом движение прекратилось и медкейс замер, погрузившись в густую вязкую жижу.

- Я в желудке, - удрученно подумал Крис, не зная, что предпринять. Совершенно лишенный возможности двигаться он мог только думать. Думать и ждать, надеясь на провидение. Незавидна была его судьба, но все-таки она была лучше участи Стива, тело которого, обильно сдобренное желудочным соком и наполовину разложившееся, перерабатывалось постепенно в набор питательных веществ, давая прожорливой твари возможность жить дальше.

Чудовище, проглотившее Стива и медкейс с мозгом Криса, было известно у племен обитавших в прибрежной зоне под именем морского дракона. По своим размерам превосходящие лодку с двадцатью гребцами, морские драконы наводили панический ужас на беззащитных перед ними людей. Они переворачивали утлые суденышки, на которых рыбаки выходили в море; туманными ночами выползали на берег, подстерегая в камышовых зарослях устьев рек приходящих на водопой животных.

Редко кому из людей удавалось спастись при встрече с морским драконом, но даже те, кто чудом уцелел, навсегда теряли рассудок от пережитого страха. Лишь изредка, при большом отливе, обнаруживали на берегу громадную тушу издохшего чудовища. Но даже самые отважные воины племени, прошедшие через горнило жестоких битв, и те не всегда находили в себе храбрости подойти к мертвому морскому дракону и вырвать торчащий из драконьей пасти длинный клык, считавшийся волшебным. И это несмотря на то, что обладающий священным клыком считался неприкосновенным.

Вот с каким противником свела Криса переменчивая фортуна, решив, как видно, что мало еще бед выпало на его долю. Но нет худа без добра. Под действием желудочного сока сработала первая система защиты медкейса. Его внешняя поверхность, питаемая атомным источником, раскалилась высушивая желудочный сок. От безумной боли морское чудовище выбросилось на берег, где и нашло свою погибель. Множество мелких рачков, крабов и рыбешек освободили тушу морского дракона от лишнего мяса, оставив один скелет, возвышавшийся на морской косе подобно остову погибшего корабля. В центре его, отгороженный от остального мира белыми ребрами скелета, находился медкейс, матово поблескивающий металлической поверхностью.

3

Согласно заложенной в память ГЭМЗа инструкции номер 6547 раздела 456: " Если по истечении контрольного срока члены экипажа, десантировавшиеся на поверхность неизвестной планеты, не выходят на связь, на их поиски отправляется поисково-спасательный зонд".

Ни Стив, ни Крис в положенный срок на связь не вышли. От Альбатроса отделился круглый предмет, стального цвета, размером около двух метров в поперечнике, с многочисленными отверстиями разного диаметра в корпусе, предназначенными для вывода дистанционных датчиков, и взял курс на планету. Это был поисково-спасателный зонд, оснащенный компактным твердотопливным двигателем ограниченной мощности и вспомогательной энергетической установкой на выносных солнечных батареях.

Войдя в плотные слои атмосферы бортовой компьютер включил прямонаправленную плазмотронную установку создавая впереди зонда зону максимального разрежения. Это требовалось для уменьшения сил трения, способных привести к уничтожению спускаемого аппарата за счет разогрева до запредельных температур. Погасив скорость зонд стал спускаться по заложенной в него траектории. Совершив посадку на вершине трехглавой горы зонд выдвинул из круглого бока антенну, похожую на длинный гибкий ус, и прикоснувшись к корпусу космического челнока передал опознавательный код. Получив в ответ от бортового компьютера закодированный пакет информации он обработал ее и передал на Альбатрос.

Информация была недельной давности. Видимо, со дня последней передачи ни Крис и ни Стив на челноке не появлялись. С Альбатроса пришла команда начать поиски. Втянув в себя антенну, зонд стартовал в небо и лег на курс, указанный Стивом в бортовом компьютере. Облетев планету по параллели зонд принял слабый сигнал, шедший из морской глубины, четкая периодичность которого не оставляла сомнения в его искусственном происхождении. Проанализировав обстановку зонд начал погружение, ориентируясь на поступающий сигнал.

Распугивая своим появлением стайки мелких рыбешек, поблескивающих серебристыми боками и разноцветных медуз, поспешно убирающих с его пути расставленные полупрозрачные сети щупалец, зонд опускался вниз, в пугающую глубину. Когда до морского дна оставалось совсем немного зонд был внезапно атакован неизвестным существом. Раскрыв гигантскую пасть, в которой без труда могла бы уместиться спасательная шлюпка, чудовище набросилось на незнакомый круглый предмет.

Сомкнулись мощные челюсти, сминая металлический корпус зонда, не рассчитанный на подобные нагрузки. Пожевав зонд чудовище выплюнуло исковерканные останки и уплыло в неизвестном направлении в поисках более съедобной пищи. Сигнал, поступавший от поисково-спасательного зонда на звездолет, прервался. Автоматически включившаяся спасательная система послала сигнал бедствия.

ГЛАВА 3

1

Утомленное солнце неумолимо приближалось к заходу, цепляясь багровым диском за далекий горизонт. Усталые лошади еле-еле перебирали копытами, пытаясь на ходу ухватить большими пожелтевшими зубами клочок травы, чтобы утолить мучивший их голод. Но узда натягивалась, удила впивались в конские губы, а семихвостая сыромятная плеть со свистом опускалась на покрытые пылью и потом бока, заставляя двигаться вперед.

Люди были измотаны не менее лошадей. Их осунувшиеся лица были понуры. Они с затаенной тоской поглядывали на вождя, в надежде, что тот даст сигнал разбить лагерь. Но вождь не щадя ни себя ни других все гнал и гнал вперед могучего жеребца, стремясь как можно быстрее преодолеть Великую Степь и выйти к морю. От этого зависела не только их жизнь, но и жизнь их жен и детей, ехавших в обозе за ними следом.

Великая степь жила по своим законам. Здесь даже легкое облачко на горизонте, безобидное на первый взгляд, стремительно приближаясь могло превратиться в неудержимую лавину полудиких кочевников, способных разметать остатки его народа, подобно злому ветру, рыскающему среди высоких ковылей, разнося по всему свету вырванную с корнем траву. Но бог пока миловал. Несколько раз, однако, припадая ухом к земле, вождь слышал как грозно гудит земля от топота сотен тысяч лошадиных копыт, когда вдали проносилась мимо дикая орда, в очередном набеге на богатых соседей, сметающая все на своем пути.

В такие моменты стихали в обозе детские голоса и воины щетинились древками копий, готовясь погибнуть в неравной схватке. Но Старая Биллуни, разговаривающая с Великим Руту, спасала всех, напуская густой туман, плотной пеленой окутывающий племя, подобно белому облаку, спустившемуся с небес.

Вождь потянул ноздрями прохладный воздух, пахнущий морской солью и удовлетворенно хмыкнул - море недалеко. Здесь можно будет передохнуть. Степные люди не приближаются близко к побережью, опасаясь морских драконов, выползающих из морской пучины на берег в поисках жертв. Поэтому им тоже не следует разбивать лагерь слишком близко от морского берега. К тому же здесь можно нарваться на одно из племен морских людей. Встреча с ними ничего кроме кровавой стычки не сулит. И хотя племена морских людей немногочисленны, победить их будет нелегко. Они у себя дома. Их здесь каждый камень защищает, а его люди утомлены длительным переходом. Поэтому любая битва им сейчас ни к чему.

Когда вдалеке показалась светлая полоска моря, сливающаяся на горизонте с быстро темнеющим небом, вождь остановил коня и вонзил длинное копье с конским бунчуком у острия в землю, отмечая таким образом место стоянки. После этого он произнес несколько фраз, обращаясь к сопровождавшим его воинам, и те, пустив рысью лошадей, разъехались в разные стороны - в дозор.

Это был передовой отряд непокорившегося народа, по воле захватчиков обреченного на скитания вдали от родины. Парии - было имя им. За передовым отрядом следовало основное войско, представляющее собой ополчение всех боеспособных мужчин и состоящее из легкой конницы.

Оружием им служили копья средней длинны с бронзовыми наконечниками, обоюдоострые мечи длинной в два-три локтя и луки с запасом стрел, хранящиеся в кожанных колчанах, закинутых за спину или притороченных к коню. Короткие кинжалы, висевшие на поясах, предназначались для рукопашной схватки.

Командование войском осуществлял Великий вождь, избираемый общим голосованием из числа наиболее достойных воинов. Как правило это был самый сильный и самый опытный воин, закаленный в боях. Ему помогали малые вожди, командовавшие отдельными отрядами. Любой, кто хотел, мог оспорить право Великого вождя на власть. Для этого он должен был сразиться с прежним вождем и победить его. Ежели претендент терпел поражение, то во власти вождя было решить его судьбу - даровать ли жизнь или отнять ее.

Вслед за войском, громыхая на ухабах, тянулась длинная вереница крытых повозок, запряженных круторогими быками. Противно скрипели рассохшиеся колеса, блеяли овцы, мычали коровы, слышались гортанные крики женщин, кое-где раздавался плач маленьких детей. Подъезжавшие повозки ставились в круг, образуя своеобразное укрепление. Разумеется подобное укрепление не было прочным, но могло защитить в случае неожиданной опасности. Из повозок извлекались большие медные котлы для приготовления пищи, другая кухонная утварь, устанавливались походные шатры. В шатрах, скрытые от постороннего глаза, разжигались костры.

После тридцати с лишним лун непрерывного пути племя вышло к морю. Одни опасности сменились на другие.

Последней к месту стоянки подъехала небольшая повозка, запряженная лошадью-альбиносом, совершенно белые грива и хвост которой, старательно расчесанные, опускались до самой земли. В повозке находилась древняя старуха, одетая в длинную полотняную рубаху, белого цвета, по щиколотки скрывавшую ее тело. На ногах у нее были меховые онучи, расшитые разноцветной тесьмой, а на груди висело священное ожерелье, сделанное из зубов морского дракона, оправленных золотом. Ее длинные седые волосы были повязаны на лбу широкой красной лентой.

Это была Старая Биллуни - Та, Которая Разговаривает С Великим Руту. Сколько ей лет точно не знал никто. Однако поговаривали, что серебро лет уже виднелось на ее висках в то время, когда первый правитель из династии ДиургСинов только-только взошел на трон, разгромив в кровавой битве всех своих врагов. А было это ой как давно.

Лошадь, на которой путешествовала Старая Биллуни, вела под уздцы молодая девушка, прислужница старой колдуньи. Звали девушку Мегалана. На ней была короткая туника с глубокими разрезами по бокам; стройные загорелые ноги были обуты в кожанные сандалии, на тонкой талии, прикрепленный к серебряному поясу, висел короткий меч. Серебряные браслеты, украшенные затейливой резьбой, обхватывали тонкие запястья рук, выделяясь белыми полосками на загорелом теле. Водопад темных вьющихся волос, удерживала изящная серебряная диадема с крупным рубином в центре.

Ее лицо, немного смуглое, с плавным изгибом черных бровей, тонким прямым носом и маленьким ртом, выражало ту женскую натуру, кроткую и на первый взгляд даже слабую, в глубине которой скрывается неисчерпаемый кладезь душевных сил и несгибаемой воли, способный преодолеть все тяготы нелегкой кочевой жизни. Но главной достопримечательностью ее лица оставались глаза. Немного печальные, они смотрели приветливо и ласково, скрывая под сенью длинных ресниц некую тайну, разгадать которую было дано не всякому.

Повозка колдуньи остановилась в некотором отдалении от стоянки. Мегалана помогла сойти старой женщине на землю и усадив ее на приготовленную низенькую скамеечку, занялась установкой шатра. Она все делала быстро и слаженно. Когда все было готово она обнесла шатер веревкой из буйволиных жил и воткнула рядом с шатром шест с развивающимся на нем белым бунчуком из конских волос. После этого она сделала руками несколько таинственных пассов в воздухе и прошептала заклинание, отгораживая жилище Старой Биллуни невидимой преградой от остального мира.

2

Когда полная луна взошла на сумрачном небосводе и озарила серебристым светом землю, АрбанСин - Великий вождь племени - направился к шатру Старой Биллуни. Это был кряжистый мужчина, средних лет, настоящий воин, возмужавший в боях, с могучим торсом и сильными ногами, крепко стоящий на земле. Его квадратное лицо обрамляли едва приглаженные темно-русые волосы. Широкий лоб пересекал ряд продольных морщин. Густые брови, изломанные по середине, нависали над глубоко посаженными глазами. Две морщины, образованные от частого стискивания зубов в трудные минуты, отходили от широких крыльев мясистого носа и падали вертикально вниз к твердому подбородку. Плотно сжатые губы, уголки которых были слегка опущены вниз, придавали его лицу несколько надменное выражение.

АрбанСин успел снять с себя доспехи и сейчас был облачен короткую тунику, выкрашенную в красный цвет и скрепленную в талии широким кожаным поясом. На поясе в деревянных ножнах висел обоюдоострый меч - верный товарищ в кровавой сече. На ногах у него были простые кожанные сапоги без всяких украшений с зашнурованными до колен голенищами.

Вождь проходил мимо раскинутых шатров и его мысли обращались в прошлое. Прав ли он был, позвав этих людей за собой. Может быть и прав, кто его знает. Время было суровое, хотя оно и сейчас не легче.

Когда последний правитель из династии ДиургСинов, в день для него несчастный, направил погребальную колесницу в долину забвения, вслед за уходящим солнцем, страх охватил подданных. Умер великий воин, оставив трон слабовольному сыну, предпочитавшему проводить время не в военных походах против воинственных племен, окружавших земли его предков, а в веселых пирах и застольях, поражая всех безрассудной расточительностью, словно желая затмить блеском золотых монет сияние самого солнца.

Но не долго его голова была увенчана золотой короной, отсеченная теми, кто вчера еще клялся ему в любви и верности, одной рукой поднимая заздравный кубок, а другой вытаскивая из ножен кинжал убийцы. И когда алая кровь обагрила горячей струей царское ложе, содрогнулись основы государства, обнажились клинки и разнеслось по всей стране ржание взнуздываемых боевых коней.

Восстали вассалы, растоптав принесенные ими клятвы верности, стремясь стать верховными правителями. В борьбе за власть они готовы были перегрызть друг другу глотки. Опасно стало ездить по дорогам. Злодеи и разбойники размножились без числа, подобно муравьям. Они силой подчиняли слабых, убивали невинных и беспорядки творили великие. Боязно стало жить в собственном доме, не спасали толстые стены. Отряды вооруженных людей заходили в деревни и не было на них управы.

Но всему бывает конец. Из сотни грызущихся псов в живых останутся двое сильнейших, чтобы сойтись в последней драке - и один из них загрызет другого. И раскололся мир на две части. Знатные вельможи объединились в два лагеря. Кончилось время междоусобиц. Настал решающий час.

Встретились два войска на ратном поле: не враги, но соплеменники вступили в кровавый бой. И померкло солнце, закрывшись вуалью скорби, сотканной из черного дыма пожарищ, не в силах смотреть на зло, творимое в мире. И засеяно было поле битвы костями человеческими и полита была земля кровью горячею, чтобы взросли на ней всходы ненависти людской, страшной в своей беспощадности. Не было победителей в этой битве, как не может быть победителей в кровавой ссоре, вспыхнувшей по чьему-то коварному наущению меж двумя родными братьями.

Много было истреблено народу: жены стали вдовами и оделись в черное; белый снег преждевременной седины упал на головы матерей, потерявших своих сыновей; сироты пошли по белу свету и некому их было приютить. Вытоптанные поля, разоренные города, сожженные села - вот что осталось потомкам. Опустошенная страна лежала во прахе, когда злобный недруг вторгся в родные пределы.

Царь соседнего государства пошел войной, сея смерть и разрушения, могилы предков порушил, на живых непосильную дань наложил, рабское ярмо влачить заставил.

Новый владыка страны, воссевший на трон в период раздора, призвал под свои знамена всех, кто остался в живых и мог держать в руках оружие, чтобы защитить отчизну. Но собранное им войско было наголову разбито в страшной сече, а его остатки рассеяны по всей стране. Сам он был пойман, закован в цепи и заточен в глубокое подземелье. Неизвестно долго ли он жил, умер ли от голода и холода, или был растерзан тюремными крысами, растащившими его бренное тело по сырым норам. Да не о нем речь.

Всем жителям завоеванной страны царь-победитель приказал надевать на шею металлический ошейник с бронзовым кольцом и выбривать спереди голову, чтобы издалека можно было признать в них раба. Жизнь их отныне не стоила и меры заплесневелого ячменного зерна.

Многие смирились с такой участью, решив, что жизнь в неволе лучше, чем смерть на свободе. Но были и другие, выбравшие третий путь: жить и быть свободным - жизнь изгнанника. Они сплотились вокруг АрбанСина, талантливого полководца и отважного воина, закаленного в многочисленных битвах, которому сам Великий Руту - верховный бог ДиурСинов - приказал собрать остатки народа и спасти его от неминуемой гибели. Старая Биллуни - Та, Которая Разговаривает с Великим Руту - донесла его повеление до всех уцелевших.

Не все, но многие предпочли судьбину изгнанника тяжелому ярму рабства. Они пошли вслед за АрбанСином. Так возникло племя париев - отщепенцев, вынужденных скитаться вдали от родных пределов. Уже несколько лет минуло с той поры: старики ушли в долину забвения, родились и успели вырасти дети, а племя все кочевало и кочевало. И что будет дальше неизвестно. Вот какие мысли одолевали АрбанСина.

Не дойдя несколько шагов до шатра Старой Биллуни вождь внезапно остановился, наткнувшись на невидимую стену. Это сработало заклятие, наложенное Мегаланой. - Да продлятся годы твоей жизни! - крикнул АрбанСин, ожидая. Тотчас откинулся полог шатра и из него вышла Мегалана. Увидев вождя она подошла к невидимой стене и начертила в воздухе несколько магических знаков, напротив того места, где стоял АрбанСин.

- Проходи, О Великий Вождь! - произнесла она приятным голосом. - Та, Которая Разговаривает С Великим Руту ждет тебя.

АрбанСин шагнул вперед и скрылся в шатре. Мегалана снова поводила в воздухе руками, восстанавливая невидимый барьер и вошла в шатер следом за АрбанСином.

Старая Биллуни сидела на низеньком складном стульчике, спинка и подлокотники которого были искусстно инкрустированы слоновой костью, а сидение устлано несколькими слоями войлока и застелено сверху шерстяной тканью. Возле нее, в большой глиняной чаше, присыпанные серым пеплом тлели уголья, пробиваясь наружу синими язычками пламени. Сбоку от Старой Биллуни стоял невысокий столик, на нем разместились хрустальная чаша, до половины наполненная темной тягучей жидкостью и несколько шкатулок, сделанных из драгоценных пород дерева и покрытых затейливой резьбой, изображающей сцены из завоевательных походов, пленение рабов, охоту на диких зверей. На том же столике лежал древний обсидиановый нож с острой режущей гранью, предназначенный для жертвоприношений.

- Да будет разум твой светел, как вода в священном колодце! Да продлятся нескончаемо годы твои! - произнес АрбанСин, обычное приветствие, прикладывая правую руку сначала ко лбу, а затем к груди, держа ладонь напротив сердца.

Старая Биллуни поглядела на него невидящим взглядом (она была слепа) и указала ему место напротив себя.

- Да не ослабеет в битве за правое дело рука твоя! - произнесла она в ответ на его приветствие. - С чем пожаловал, Предводитель смертных?

- Мы вышли к морю, О Хранительница Мудрости. - начал разговор АрбанСин. - Великая Степь позади. Нелегко нам было, но хвала Великому Руту, что не покинул нас в трудный час. От ордынцев Чергена мы откупились золотом, а черные кочевники Курбунхема, не оставляющие после себя ничего кроме пепла и выжженной земли, не обнаружили нас, благодаря твоим чарам, О Любимица Великого Руту.

- Что золото! - усмехнулась Старая Биллуни. - Жизнь человеческая дорога. Нельзя допустить, чтобы след нашего народа затерялся в череде веков. Нам надо дойти до священного источника. Там Великий Руту даст нам силы, чтобы одолеть злого коршуна, свившего гнездо в священном храме, и вернуть наши земли. Земли, на которых находятся могилы наших предков. Так повелел Великий Руту.

- Но где находится священный источник? В какой он стороне? Как нам его найти? - воскликнул АрбанСин. - Ответь же мне, Мудрейшая. Никогда мы не заходили в своих странствиях так далеко. Никогда еще не подстерегало нас столько опасностей сразу. Дойдем ли мы до священного источника, чтобы смыть в нем наши скорби и печали? И что потом? Найдем ли мы племя слабее нас, чтобы захватить его земли, а людей обратить в рабство? Или нам снова придется убегать, подобно трусливым шакалам, надеясь на быстроту и выносливость наших коней, а не на силу рук и остроту мечей. Приоткрой же мне завесу грядущего.

Вместо ответа Старая Биллуни взяла со стола двумя руками хрустальную чашу и поднесла ее АрбанСину.

- Выпей напиток мудрости, чтобы открыть свою душу для познания.

АрбанСин принял чашу у нее из рук и осушил несколькими большими глотками. Терпкий на вкус напиток немного горчил. Выпив его АрбанСин вскоре ощутил легкое жжение внутри, разливающееся по всему телу. Он хотел пошевелить рукой или ногой, но почувствовал, что силы покинули его. Между тем, Старая Биллуни открыла одну из шкатулок, стоящих на столике, и взяв оттуда щепоть белого порошку, бросила на раскаленную жаровню. Белый дым заструился вверх, окутывая приятным дурманом сознание, заставляя забыть горести и печали.

АрбанСин почувствовал как растворяется в этом дыму, сливается с ним воедино и став частицей его поднимается вверх, чтобы воспарить над уснувшей землей. Ему казалось, что глядя вниз он проникает в самую суть вещей, усматривает то, чего раньше не видел, о чем раньше не подозревал. С высоты небес он видел стоящее лагерем его племя; Великую Степь, уходящую за горизонт; в другой стороне перед ним раскинулась безбрежная гладь моря, окрашенного на горизонте заходящим солнцем в пурпурный цвет.

На севере лежала непроходимая пустыня, а за ней находились горы. Единственный путь проходил по берегу моря, по самой его кромке; далее путь шел через глубокое ущелье с отвесными скалами, нависающими над узкой долиной, и выводил к полноводной реке, противоположный низкий берег которой был сплошь покрыт зарослями тростника. Затем снова шла пустынная территория, а за ней АрбанСин различил хорошо укрепленные города и деревни. Здесь жил воинственный народ, многочисленные рабы трудились день и ночь, возделывая поля, строя военные укрепления, прокладывая дороги.

Среди увиденных им городов его внимание привлек один, обнесенный высокими крепостными стенами, с гигантским храмом в центре, поражающим воображение своими колоссальными размерами. Казалось, что этот храм подпирал небо. Воистину, силен должен быть народ, строящий своим богам такие храмы. Путь сюда грозил для них гибелью. Зато на юге...

На юге лежали плодородные земли. И хотя темнота мешала разглядеть эти места получше, АрбанСин видел, что здесь хорошо. Фруктовые деревья росли в изобилии, их ветви ломились под тяжестью сочных плодов; на вспаханных нивах зеленели молодые всходы. Небольшие селения с проживающими в них жителями не представляли особой опасности для его, пусть малочисленного, но хорошо обученого войска, где каждый стоил десятерых.

Старая Биллуни открыла другую шкатулку с насыпанным в нее черным порошком. Взяв щепоть порошку из этой шкатулки она, как и в первый раз, высыпала порошок на жаровню. Черный дым, словно дым от пожарища, наполнил шатер гарью и разъедая болью глаза, вырвал АрбанСина из сладостных тенет, прояснив сознание и спустив с заоблачных высот на грешную землю. Две струйки дыма: белая и черная, смешивались друг с другом и там где они смешивались появились миражи.

АрбанСин четко различил расплывчатые контуры неизвестного ему животного, которое всплыв из морской пучины на большой скорости приближалось к темнеющему вдалеке берегу. Потом все кончилось. АрбанСин встряхнул головой, прогоняя остатки наваждения. Не в силах объяснить виденное им, он вопросительно посмотрел на Старую Биллуни.

- Морской дракон поможет нам. - произнесла та.

3

Предрассветный туман серой поволокой висел над морем, скрывая от любопытных глаз кажущиеся далекими очертания берега. Тихий шепот набегающих волн, облизывающих влажными губами золотистый песок, не нарушал сонливого спокойствия просыпающейся природы. Лишь изредка раздавался гортанный крик какой-то птицы, может быть одной из разновидностей чаек, во множестве гнездящихся на отвесных утесах прибрежных скал, и разнесясь окрест, затихал вдали.

Внезапно, откуда-то издалека донесся иной звук, напоминающий ритмичные удары чем-то плоским по воде. Этот звук с каждой секундой приближался, становясь все громче и отчетливее. Он звучал диссонансом, нарушая полудрему зарождающегося утра. Вскоре показались размытые очертания двух странных животных - настоящих чудовищ, имевших две головы; причем, одна голова, та, что побольше была вытянутая и напоминала конскую, а та, которая поменьше, похоже, принадлежала человеку. Именно эти животные издавали странные хлюпающие звуки. Впрочем, когда они приблизились настолько, что стало возможным разглядеть детали, оказалось, что ничего особенного в этих чудовищах не было. Да и не чудовища это были вовсе.

На песчаную отмель выехали два всадника. Пустив лошадей вскачь они пронеслись по кромке воды поднимая фонтаны брызг и стремясь обогнать друг-друга. Глядя на то, как они мчатся наперегонки, весело перекликаясь между собой и совершенно не думая о возможных опасностях, подстерегающих на каждом шагу, можно было смело утверждать, что это еще не умудренные жизненным опытом воины. Однако, у каждого вокруг талии были обвиты нити воинов, представляющие собой две специальным образом свитые воловьи жилы, из чего следовало, что они уже не дети.

Из всей одежды на них были только набедренные повязки, сотканные из выбеленной на солнце овечьей шерсти и поддерживаемые кожаными поясами. К поясам крепились короткой перевязью бронзовые ножи в кожанных ножнах, обделанных тонкими полосками меди. Их волнистые темно-русые волосы развевались сзади, подхвачиваемые встречным ветром. Кожа у них была смуглая, но посторонний наблюдатель затруднился бы ответить, что это: принадлежность к определенной расе, результат действия жаркого солнца, или слой пыли, скрепленный в сплошную коросту человеческим потом.

Вдоволь наигравшись они стали купать коней, о чем-то негромко переговариваясь между собой. К этому времени появившийся свежий ветерок разорвал сплошную завесу тумана, а лучи восходящего солнца, оранжевый диск которого уже выглядывал из-за горизонта, рассеяли остатки тумана, растворив их в прогревающемся воздухе. Стал виден пологий песчаный берег, прерываемый вдалеке цепочкой невысоких утесов, образовавшихся здесь в незапамятные времена и до сих пор еще противостоящих разрушающему действию ветра и волн. Морские водоросли, коричневато-зеленые, вынесенные на берег недавним приливом, похожие на длинных змей, выползающих из морской пучины, лежали там и сям сгрудившись небольшими кучами или растянувшись во всю длину на золотистом песке, подставляя восходящему солнцу влажные тела и приправляя сырой воздух специфическим запахом йода.

- Смотри, Хунну, что это? - спросил Ункана, один из юношей, тот, что помоложе, указывая своему товарищу на какой-то непонятный предмет, находящийся в нескольких стадиях от них. - Похоже на плавающую хижину. Ту, на которой морские люди отправляются за горизонт, когда расправляют ей крылья.

- Ты имеешь ввиду рыбацкую лодку под парусом? - уточнил Хунну. - Если это лодка, значит на ней должны быть люди, не правда- ли? А кто они? Друзья или враги? Немного подумав он добавил: - Скорее всего враги. Откуда здесь быть друзьям?

- Но людей не видно, - возразил другой юноша. - Может они все погибли и лодка пустая. Тогда нам нечего бояться и мы можем подойти поближе, посмотреть, что в ней находится.

- Это опасно, - не согласился с ним Хунну, однако было видно, что он тоже заинтересовался находкой. После некоторого раздумья он решился и вскочив на коня крикнул другу. - Подъедем поближе. В случае чего всегда успеем удрать. Они ехали медленно, настороженно озираясь по сторонам, боясь попасть в засаду. Внезапно Хунну остановил коня.

- Это не лодка, - произнес он испуганно. - Это морской дракон.

- Мы погибли! - прошептал побелевшими губами Ункана. - От морского дракона нет спасения. Если мы его видим, значит и он нас тоже.

- Нет, - успокоил его Хунну. - Он мертвый. Это даже не дракон, а его скелет. Давай подъедем поближе. Может нам посчастливится вырвать у него из пасти волшебный клык. Зачем он ему теперь?

- Что ты! - ужаснулся Ункана, услышав от друга безумную, на его взгляд, идею. - Во всем племени только у Мудрейшей есть такой клык. Даже вождь и тот не осмелился бы на такой безрассудный поступок, хотя его никто не может упрекнуть в трусости.

- Много ты знаешь про вождя! - оборвал его Хунну и сказал. - Стой здесь, я пойду один. Он спрыгнул с коня и шагнул вперед, предварительно вынув из ножен кинжал. Бронзовое лезвие блеснуло в его руке подобно лучу солнца, придав ему уверенность. Он шел медленно, стараясь не смотреть на морского дракона, отвернув для этого голову в противоположную сторону, но постоянно наблюдая за ним боковым зрением. Только так можно было противостоять волшебным чарам чудовища.

Скелет морского дракона возвышался белым остовом, словно севшая на мель небольшая лодка с косым парусом на невысокой мачте. Громадный белый череп с пустыми глазницами лежал на влажном песке скалясь частоколом длинных клыков, среди которых один - тот, что торчал спереди - превосходил своих собратьев по размерам. По древнему поверью этот клык обладал волшебными свойствами. Именно им морской дракон умерщвлял свои жертвы, рассекая их надвое.

Хунну подошел почти вплотную к черепу дракона. Ему оставалось только протянуть руку, чтобы обхватить волшебный клык покрепче, да рвануть посильнее. Но боги, как трудно это сделать! Хунну был ни жив, ни мертв от страха. Он знал, что находится не более, чем в двух локтях от гигантской пасти дракона, хотя смотрел в противоположную сторону.

Еле-еле сдерживаясь, чтобы не броситься со всех ног подальше от этого ужасного места, он вытянул левую руку в сторону драконьей пасти и нащупал пальцами что-то острое. Чуть повернув голову в сторону дракона и скосив взгляд он понял, что это и есть волшебный клык. Обхватив его покрепче ладонью он рванул клык изо всех сил на себя. Клык остался на месте. Не так-то просто оказалось его вырвать. Хунну перевел дыхание и приготовился рвануть еще раз, посильнее. В этот момент..

. - Помоги мне! Освободи меня! - донесся до него чей-то голос, шедший, как ему показалось, от дракона. С ним говорил дракон. Мертвый дракон, чей волшебный клык он безуспешно пытался вырвать. Ужасный морской дракон, у пасти которого он находился. Внутри у Хунну все оборвалось. Он рванулся изо всех сил вперед, крепко стиснув зубы, чтобы не закричать от нахлынувшего страха (иначе какой из него получится воин) и кинулся прочь от дракона. Добежав до коня он птицей взлетел на него и вцепившись одной рукой в конскую гриву ударил голыми пятками по невысохшим от купания бокам, направляя его прочь от морского берега, в степь.

Видя, что Хунну чем-то чрезвычайно напуган и удирает без оглядки, Ункана, пришпорив коня, поскакал следом. Хунну опомнился только тогда, когда его взмыленный конь, прорвавшись сквозь заградительную стену поставленных вкруг повозок, остановился на небольшой площадке в центре лагеря и он свалился безжизненным кулем, упав в ноги вышедшему из шатра вождю. АрбанСин смотрел на него сверху вниз. Постепенно их окружила толпа людей.

- Великий Вождь! - произнес Хунну, заплетающимся языком. - Там, на берегу моря морской дракон. Он заговорил со мной, когда я хотел забрать у него волшебный клык. Хунну разжал руку и из нее выпал белый клык в локоть длиной.

- Волшебный клык морского дракона! - пронесся по рядам благоговейный шепот и люди, словно подчиняясь чьему-то неслышимому приказу, отступили назад, образовав круг, в центре которого остались АрбанСин и Хунну.

- Морской дракон? - задумчиво произнес АрбанСин, о чем-то размышляя, потом добавил тихо, так, что кроме него никто не услышал. - Права была Мудрейшая, предсказание сбывается. Он скрылся в шатре и вышел вновь через несколько минут, одетый в боевые доспехи.

- Ты приведешь меня к дракону, - приказал АрбанСин, привязывая к поясу меч.

- О Великий Вождь, Повелитель смертных! - испуганно пролепетал Хунну. - Я не могу идти к дракону. Он будет мстить мне за то, что я лишил его волшебного клыка.

- Веди! - возвысил голос АрбанСин и рывком вскочил на коня, даже не взглянув на трепещущего от страха юношу.

Громадный вороной жеребец, кося черным зрачком, окруженным голубовато-белым молоком глазного яблока, оскалил большие пожелтевшие зубы и взвился на дыбы, но почувствовав властную руку хозяина, смирил дикий норов, став кротким как ягненок.

- А ты, - обратился он к одному из воинов, стоявших в толпе возле его шатра, - скачи к священному шатру и передай Мудрейшей, что я прошу ее сопровождать нас, если она не слишком утомлена вчерашним переходом.

АрбанСин не оглядываясь поскакал по направлению к морю. Следом за ним устремился и Хунну, который хоть и был очень напуган, но ослушаться вождя не посмел. Если с морским драконом еще можно было как-то сладить, мечом-ли, заклинанием или хитростью, то слово вождя было законом для всех в племени. И это было оправдано.Для немногочисленного народа, кочующего вдали от родных пределов, железная дисциплина была единственным спасением. Здесь для сохранения целого нередко приходилось жертвовать частью.

Когда АрбанСин и сопровождающий его Хунну выехали на морской берег их догнал воин, посланный к Старой Биллуни.

- О Великий Вождь! - обратился он к АрбанСину, с трудом переводя дыхание. - Мудрейшая покинула священный шатер. Она исчезла вместе с Мегаланой.

- Мудрейшая лишний раз доказала нам насколько она мудра, - усмехнулся АрбанСин, показывая рукой вперед, где невдалеке от костей морского дракона виднелись две женские фигурки.

Старая Биллуни сидела на маленьком складном стульчике, а Мегалана стояла рядом с белогривой лошадью, запряженной в повозку.

- Я приветствую тебя, Мудрейшая! - произнес АрбанСин и сойдя с коня преклонил одно колено перед старой женщиной. Старая Биллуни, повернула к нему лицо с невидящими глазами, смотрящими вдаль, и положила ему на голову морщинистую руку.

Да возрастут силы твои многократно, - произнесла она и указала второй рукой на белеющий скелет.

- Предсказание сбывается.

- Да, Мудрейшая, - ответил АрбанСин и без опаски шагнув к дракону, поставил на голый череп ногу. Оглядев скелет он обратился к Хунну: - Ты сказал, что дракон разговаривал с тобой?

- О да, Великий вождь. - Почему же он сейчас молчит? - Не знаю, Великий вождь. - пожал плечами Хунну, который до сих пор страшился дракона, хотя сейчас ему было уже не так страшно, как в прошлый раз. Ведь сейчас он был не один. Рядом с ним стоял Вождь, чей меч не знал себе равных в смертной сече. Рядом с ним находилась Старая Биллуни - Мудрейшая, перед которой даже черные воины Курбунхема в почтении склоняли головы.

- В чем-же тайна дракона, Мудрейшая? - спросил АрбанСин, поворачиваясь к Старой Биллуни, но та сделала знак рукой словно просила чуточку обождать. В этот момент Хунну снова услышал далекий зов, который, как ему показалось, исходил от дракона.

- Помогите мне! - взывал дракон.

- О Великий Вождь! - вскричал Хунну, падая на колени. - Он говорит! Он снова зовет меня. Он просит о помощи.

- Говорит? - АрбанСин прислушался. - Я ничего не слышу.

- Здесь не помогут уши, - ровным голосом произнесла Старая Биллуни и указав перстом на Хунну добавила. - Он слышит душой.

АрбанСин обошел вокруг скелета и остановился сбоку. Огромные ребра, словно шпангоуты недостроенного корабля, возвышались над ним. Оглядев скелет он вынул меч из ножен и рубанул по ребру. После нескольких ударов перерубленное ребро отлетело в сторону, освободив проход в чрево дракона.

"Неужели он отважится войти внутрь? - подумал Хунну, поражаясь смелости вождя. Такого он еще не видывал. Бывали люди, которые осмеливались вырвать волшебный клык из драконьей пасти, но чтобы самому войти в его желудок. Ведь у дракона, пусть даже мертвого, есть душа, которая жива и все видит. Она будет мстить ему, до тех пор пока не сожрет его сама или не наведет на его след других драконов".

АрбанСина, как видно, совершенно не волновало это. Не раздумывая долго он протиснулся между ребер и наклонившись поднял какой-то увесистый предмет. "Сердце!" - еще больше ужаснулся Хунну, никогда в жизни не видевший сердца дракона, как впрочем и живого дракона тоже. Но ему почему-то показалось, что это было именно сердце. АрбанСин вынес незнакомый предмет, который Хунну принял за сердце, и поставил его на плоский камень невдалеке от Старой Биллуни.

Серые грани предмета были покрыты зеленовато-белой слизью. Два тонких стебля в локоть длинной, с небольшими утолщениями на концах, торчали из двух симметричных отверстий, напоминая усы рака - отшельника. Предмет был живой. Когда его установили, усы качнулись несколько раз и замерли. Утолщения на концах усов, имевшие небольшие углубления, похожие на зрачки, уставились на АрбанСина, потом изменив угол наблюдения повернулись и поглядели на Хунну.

- Помогите мне, помогите! - снова услышал Хунну голос, взывавший о помощи. Теперь он знал точно. С ним разговаривает душа погибшего дракона, ибо только в сердце ее обитель.

- О Великий вождь! О Мудрейшая! - воскликнул Хунну, указывая рукой на предмет. - Это оно разговаривает со мной - сердце дракона.

- Так ли это, Мудрейшая? - спросил АрбанСин, рассматривая незнакомый ему предмет.

- Великий Руту говорит мне, что этот ларец не имеет к морскому дракону никакого отношения. Это временное пристанище бога, прилетевшего к нам с далекой звезды. Его заточили сюда демоны зла. Великий Руту повелевает тебе, вождь, оказать ему те почести, какие вы оказываете остальным богам и выполнить все его желания. За это он будет помогать нам.

- А есть ли в нем сила? - усомнился АрбанСин, - Нужен ли он моему племени? Если он не смог одолеть демонов зла, не навлечем ли мы на себя их гнев если поможем ему?

Он вынул меч и подойдя к предмету ( а им был медкейс с заключенным в нем мозгом Криса ) ткнул его острием, прорезав при этом тонкий слой несгораемого пластика, прикрывающего верхнюю крышку медкейса и случайно коснувшись клеммы высоковольтной защиты, используемой для внешнего обогрева корпуса. Раздался короткий треск, яркая вспышка ослепила на мгновение Хунну и стоящих рядом с ним людей. В воздухе запахло озоном.

АрбанСин выронил меч из рук и отпрянув назад упал, но тут же вскочил на ноги, готовый к битве. Впрочем, биться было не с кем. Медкейс по прежнему покоился на месте, поигрывая солнечными бликами, отраженными от мокрой поверхности, словно ничего не произошло. Рядом с ним валялся меч АрбанСина, с оплавленным острием.

- О Всемогущий! - почтительно склонился перед медкейсом вождь, припав на одно колено. - Ты доказал свою силу. Прости меня, смертного, что усомнился в ней. Будь нашим защитником, да не обдели нас своим покровительством. А мы будем поклоняться тебе и имени твоему, которое будет тебе отныне СелильУбарум, что означает Бог, Пришедший с Далекой Звезды. В услужение тебе я даю вот этого юношу, - АрбанСин указал на Хунну, - который отныне будет называться УбарСин - Заметивший Бога. Доволен ли ты, Всемогущий? АрбанСин выжидательно посмотрел на медкейс, но ничего не услышал. Тогда он перевел взгляд на Хунну. Тот утвердительно закивал головой.

- Всемогущий Бог - СелильУбарум доволен тобой, О Великий Вождь. Он будет заботиться о нашем племени и защитит нас от демонов зла. Хунну, получивший новое имя и статус жреца, бережно поднял медкейс, обмыл его в морской воде и осторожно поставив на повозку, пошел рядом, ведя под уздцы своего коня.

4

Так Крис оказался в племени париев. Для перевозки медкейса была выделена крытая повозка, наподобие той, в которой путешествовали Старая Биллуни и Мегалана. А когда делали привал, Хунну ставил неподалеку от священного шатра Великого Руту шатер СелильУбарума, на выкрашенных в синий цвет стенах которого были нарисованы белые звезды, говорящие о том, что истинная его обитель - звездное небо.

Во время долгих переходов Крис узнал от Хунну очень много интересного о жизни их племени, о последней войне и о поражении в этой войне, что и явилось причиной их скитаний. Для Хунну было совсем не трудно общаться с Крисом. Он чувствовал, когда тот обращается к нему, воспринимая это обращение как возникшую в его голове мысль, но мысль не свою, а как будто пришедшую извне.

Хунну рассказывал Крису славную историю их племени, начиная от ДиургСина Грозного до ДиургСина Великого, с горечью поведал историю царствования последнего царя - ДиургСина Неразумного. Его рассказ заинтересовал Криса.

- Мне понятно, почему последнего царя прозвали в народе Неразумным, но за что ДиургСину Грозному было дадено такое прозвище? - спросил он.

- Как - за что? - удивился Хунну столь простому вопросу. - За то, что он уничтожил тьму своего народа.

- Зачем? - не понял Крис.

- Искал изменников среди своих подданных, - был ответ.

- А почему Великий? - снова спросил Крис.

- Потому что он уничтожил тьму врагов, - еще больше удивился Хунну непонятливости своего Повелителя.

Крис, в свою очередь, обучал Хунну многим, на его взгляд полезным, вещам; рассказывал о своем небесном дворце и о чудовище, сторожащем вход. У этого чудовища, - рассказывал Крис, - один огромный черный глаз и множество маленьких, разноцветных глазков на плоской морде, среди многочисленных бородавок - кнопочек, тоже разноцветных. А еще на той морде, - объяснял он Хунну, - есть большой клык, серого цвета, похожий на зуб морского дракона, но не такой острый. Этот клык надо без страха взять в руку и потянуть на себя. Тогда чудовище, охраняющее покои Звездного Бога, проснется, заурчит, словно проголодавшись, и раскроет пасть. А в пасти той все черно, как в кромешную ночь. В эту пасть надо поставить медкейс и вернуть клык на место. Тогда чудовище будет охранять своего хозяина, а его - Хунну - не тронет.

- Затем, - поучал Крис, - надо перейти в другую комнату, где живет другое чудовище. У этого чудовища черный глаз еще больше, чем у первого, а вместо одного клыка, несколько. И есть среди этих клыков один, не самый большой, но самый важный. Он находится в углу панели управления, пояснил Крис, тут же спохватившись, что произнес непонятное для его подопечного слово, - Этот зуб шатается из стороны в сторону. Так вот, надо дернуть его на себя. Раздастся негромкий гул, словно в степной дали скачет табун диких лошадей.

После этого, - объяснял Крис, - ты должен выйти из дворца и как можно быстрее спускаться вниз, иначе проснувшийся дракон испепелит тебя своим огненным дыханием.

Хунну был понятливым учеником. Он запоминал все, что ему телепатировал Крис. Через некоторое время, когда племя снова было готово тронуться в путь, Крису представился случай выяснить кое-что важное для себя.

Ранним утром к белому шатру Старой Биллуни подошел АрбанСин, чтобы узнать волю Великого Руту. Крис, увидев вождя рядом с Мудрейшей, телепатировал Хунну, чтобы тот поднес его к ним. Послушный юноша не замедлил выполнить указание. Он поставил медкейс на предусмотрительно захваченную им скамеечку перед Старой Биллуни и обратился к ним.

- О Великий вождь, О Мудрейшая! СелильУбарум - мой повелитель - желает с вами говорить.

АрбанСин недовольно поглядел на Хунну, сетуя на то, что ему помешали. Ему надо было узнать волю Великого Руту. Он хотел повести племя на юг, туда, где живет слабый народ, умеющий сеять, но не умеющий воевать.

- Пусть говорит, - кивнула Старая Биллуни. - Наши уши всегда открыты для его слов.

- Куда мы идем? - задал Крис вопрос, интересовавший его больше всего, с тех пор как он оказался в племени.

- Мы ищем священный источник, чтобы омыть свои тела в его звенящих струях, - ответил АрбанСин. - Это придаст нам силы и поможет разбить наших врагов. Так сказала Старая Биллуни, а ей об этом поведал Великий Руту.

- И где же находится этот удивительный источник? - спросил Крис.

- Этого не знает никто, кроме Великого Руту, - ответила Старая Биллуни.

- Я знаю, - сказал Крис. - Он находится на вершине трехзубой горы, что подпирает небо в двух часах полета отсюда на северо-запад. Этот источник бьет лазурной струей из средней скалы, самой высокой среди своих собратьев, но не всегда, а только в тот момент, когда к нему подходит достойный человек, помыслы которого чисты. Я приведу вас к этому источнику. - закончил свою речь Крис, соображая правдиво ли звучат его слова, озвученные Хунну.

- Может СелильУбарум ошибается и священный источник находится вовсе не там, где он указал, или это не тот источник, который нам нужен? вкрадчиво спросил АрбанСин. - К сожалению наши кони не умеют летать. Если мы пойдем в ту сторону, куда ты нам указываешь, О Всемогущий, то нам предстоит пройти через пустынные земли ариманов, на которых ничего не растет, кроме колючих кустарников, не пригодных в пищу ни коню, ни быку, ни овце. Далее, даже если нам удастся победить ариманов, а иначе они нас не пропустят, то мы окажемся в стране марицегов, поклоняющихся Каменному Богу. Марицеги сильны и многочисленны. Нам не одолеть их. Нет! - закончил он свою речь. - Священный источник надо искать в противоположной стороне; там, где встает солнце, откуда дует утренний ветер, приносящий прохладу фруктовых садов. На тех землях живут разрозненные племена, которые редко объединяются под единой властью, даже когда это бывает необходимым. Мы их легко сможем одолеть. Мы будем жить на их землях, а сами они станут нашими рабами. Великий Руту поможет нам.

АрбанСин поглядел на Старую Биллуни, в надежде, что та поддержит его. Крис напрягся, понимая, что сейчас решается его судьба. Будет так, как скажет Старая Биллуни. Вождь не осмелится перечить ей. Если же она поддержит вождя, то Крису едва ли удастся переубедить их обоих повернуть племя в нужную ему сторону. Но Старая Биллуни молчала, смотря вдаль слепыми глазами. Наконец, после долгого молчания, она заговорила.

- О Вождь - Предводитель смертных! - произнесла Старая Биллуни. - Ты должен внимать голосу СелильУбарума. Так повелел Великий Руту.

- А чьи головы полетят с плеч долой, когда войско марицегов обрушится на нас, как ураган на ячменное поле? - недовольно проговорил АрбанСин, не осмеливаясь, однако, открыто противиться воле Великого Руту, высказанной Старой Биллуни.

Итак, желание Криса исполнилось. Наутро, следуя повелению АрбанСина, племя двинулось в сторону далеких гор, где был скрыт космический челнок, а в нем находился электронный хирург с запасом необходимого количества биомассы для создания нового человеческого тела - единственная надежда Криса на спасение.

5

Согласно инструкции номер 6547 раздела 456: "Если по истечении контрольного срока группа, десантировавшаяся на поверхность неизвестной планеты, не выходит на связь, на их поиски отправляется поисково-спасательный зонд".

Согласно инструкции номер 6548 раздела 456: " Если связь с поисково-спасательным зондом прерывается, то на поиски десантировавшихся на неизвестную планету людей и там пропавших, высылается робот-спасатель".

Ни Стив, ни Крис до сих пор на связь не вышли. Поисково - спасательный зонд исчез бесследно, погрузившись в морскую пучину. Главный электронный мозг Альбатроса действовал согласно инструкции. От звездолета отделился продолговатый сигарообразный предмет с закругленной носовой частью и взял курс на планету. Это был робот - спасатель.

Относительно небольшой по размерам - всего-лишь в половину космического челнока - робот-спасатель был оснащен спасательной капсулой, рассчитанной на двух человек. Прибыв в точно заданную точку он завис над местом аварии зонда и начал поиск. Зарегистрировав слабый двойной сигнал, шедший из глубины моря от потерявшегося зонда и дисколета, он начал погружение. Когда в свете мощного носового прожектора показались расплывчатые очертания морского дна, откуда-то сбоку метнулась черная тень и врезалась в металлический бок робота-спасателя, пробив в нем дыру.

Вода быстро заполнила внутренности робота-спасателя, выведя из строя большую часть электроники. Искалеченный аппарат опустился на морское дно, рядом с дисколетом и поисково-спасательным зондом. Сигнал, поступавший на звездолет от робота-спасателя прервался. Автоматически включившаяся спасательная система послала сигнал бедствия.

ГЛАВА 4

1

Медленно, слишком медленно движется обоз. Сдерживает войско. Не дает конникам скакать в полную силу. Это обстоятельство заставляет АрбанСина нервничать. Впереди непрерывной стеной высятся горы. Лишь в одном месте виден проход, похожий на узкую щель. Словно кто-то, обладающий циклопической силой, ударил гигантским мечом и разрубил надвое горный хребет, образовав глубокий каньон. Жуткое место. Многотонные базальтовые глыбы нависают с обеих сторон - того и гляди рухнут вниз. Только неопытный юнец, да выживший из ума старец осмелятся сунуться сюда.

"Зря, зря выбрали этот путь", - досадует АрбанСин, до рези в глазах всматриваясь вдаль. Он нутром чует: что-то здесь не так, что-то должно произойти. Здесь все против них: и камни, готовые сорваться с кручи; и ветер, швыряющий им в лицо колючий песок; и безликое солнце, вбитое в небосклон, следящее неусыпным взором за непрошеными гостями. И то верно. Их сюда никто не звал. Сами пришли, хотя и не по собственной воле. Может еще не поздно повернуть назад и обойти эти горы? Путь неблизкий, но зато не такой опасный. Пусть это его решение будет против воли богов. Ему бы войско сохранить. Без войска все мысли о возвращении будут пустыми. Хоть в ста источниках искупайся: если нет силы, способной сокрушить другую силу - ничто не поможет.

АрбанСин хотел было исполнить пришедшую ему в голову мысль и повернуть племя назад, но промелькнувшая в воздухе черная тень, заставила его оторваться от своих размышлений. Так вот, что его так долго томило. Племя ариманов - крылатых людей - обитало в этих горах. Поздно поворачивать. Они обнаружены. Придется принять бой. От крылатых людей даже на самом быстром скакуне не ускачешь, сколько не погоняй.

Подскакав к повозке СелильУбарума АрбанСин обратился к Крису.

- О Всемогущий! Нам предстоит битва с очень сильным врагом. Что ждет нас впереди? Одолеем ли мы его или сами ляжем костьми?

- Что за вопрос, безусловно одолеем! Готовьте побольше стрел и стреляйте, когда они подлетят поближе. - приободрил Крис АрбанСина, а сам подумал, что стрелы стрелами, но вот если бы здесь, сейчас оказался Стив на дисколете с лазерной установкой, то вопроса о том, кто кого одолеет вообще бы не стояло. Но, к сожалению, теперь это только мечты. Никогда уже больше Стив не сядет за пульт управления, потому что погиб.

АрбанСина удовлетворил ответ Криса. Уезжая он наказал Хунну. - Оберегай СелильУбарума. Головой за него отвечаешь. Хунну покорно склонил голову. После этого он, покопавшись в внутри повозки, извлек оттуда и надел на себя крест-накрест кожаную перевязь с бронзовой пекторалью посередине, служившую ему доспехом, и кожаный колпак вместо шлема; закинул за спину наполненный стрелами колчан, вложил в ножны кинжал и проверил остер ли меч. После всех этих приготовлений он взял медкейс, стоящий на передке повозки и переставил его вглубь, навалив сверху несколько звериных шкур.

- Что ты делаешь? Зачем? - возникла в его голове мысль Криса.

- Великий Вождь приказал оберегать тебя, О Всемогущий, - ответил Хунну. - Вот я и хотел спрятать тебя подальше от посторонних глаз. Сейчас здесь начнется бой.

- Но я не смогу оттуда наблюдать за ходом сражения, а значит не смогу вам ничем помочь, - возразил Крис, горевший желанием отомстить за смерть Стива. В том, что именно ариманы виноваты в смерти его друга он не сомневался.

- Хорошо, - не посмел спорить с ним Хунну и поставил медкейс на прежнее место.

- Ариманы наверняка нападут на обоз, - начал рассуждать Крис, обращаясь к Хунну. - Надо построить оборону так, чтобы ни один из них не прорвался к повозкам, ведь в них женщины и дети. Скачи к АрбанСину и скажи, чтобы его воины заняли круговую оборону в несколько рядов вокруг лагеря.

Выполняя приказ Криса Хунну ускакал. Крис видел как АрбанСин выслушал его и кивнув головой отвернулся, раздавая указания малым вождям.

- Ну что, передал? - спросил Крис, когда Хунну вернулся.

- Да, Всемогущий. Вождь велел мне поблагодарить тебя от своего имени.

- То-то! - удовлетворенно подумал Крис, радуясь, что хоть чем-то смог помочь. - Недаром нам в Космическом корпусе стратегию и тактику ведения войн преподавали. Гляди-ка, пригодилось. Однако, вместо того, чтобы выполнить его указания, Крис увидел, как воины, разделившись на несколько групп поскакали в разные стороны, оставив обоз без защиты.

- Что он делает, идиот! - вскричал разгневанный Крис. - Он же нас всех погубит. Куда он уводит войско.

- Может он решил атаковать их? - предположил Хунну и робко поинтересовался. - А что такое идиот?

- Военный чин в небесных войсках, - ответил смутившийся Крис.

Мимо них проскакал небольшой отряд, направляясь в степь. На воинах были одеты кожанные безрукавные рубахи, опускавшиеся до середины бедер, и защищавшие грудь и спину панцири, сделанные из цельного куска воловьей кожи, с нашитыми спереди металлическими бляхами. Подпоясаны они были широкими кожаными поясами, на которые в деревянных ножнах подвешивались меч и кинжал. Ноги воинов прикрывали бронзовые поножи, в точности повторявшие форму ноги, а голову защищал бронзовый шлем с войлочной подкладкой. Некоторые вместо шлема носили обычные колпаки, сделанные из нескольких слоев кожи. Дополнял вооружение круглый щит, на деревянной основе, обтянутый снаружи кожей и укрепленный медью или бронзой. Снаряжение коня состояло из узды, а круп был застелен шкурой.

Между тем черная туча отделилась от скалы и полетела в их сторону. Это были ариманы. Войско ариманов было действительно войском, а не птичьей стаей и не летающим стадом безмозглых животных. Оно делилось на истребителей и бомбардиров. Истребители пикировали с большой высоты на жертву и пронзали ее тело острыми когтями передних и задних лап, после чего взмывали с нею вверх. Если добыча оказывалась слишком тяжелой, то они выпускали ее, подняв над землей, на сколько хватало сил. Упав с высоты жертва разбивалась. Сил же у истребителей было достаточно, чтобы вырвать из седла взрослого человека и пронести его по воздуху несколько стадий.

Бомбардиры, составлявшие добрую половину войска, использовались в том случае, когда противник был особенно силен или вооружен. Тела бомбардиров спереди были прикрыты кожаным доспехом, сделанным рабами, захваченными в результате многочисленных набегов на человеческие поселения. К поясам бомбардиров прикреплялись кожанные сумки, в которых лежали камни величиной с кулак взрослого человека. Налетев на противника бомбардиры забрасывали его камнями. Брошенный бомбардиром булыжник запросто пробивал насквозь любую броню, будь то панцирь гигантской черепахи, медный щит или деревянная палуба корабля. Попав в конного воина подобный снаряд сражал наповал и коня и всадника.

Увидев, что обоз остался без прикрытия, а войско распалось на несколько групп, скачущих в разные стороны, ариманы решили, что люди испугались и пытаются спастись бегством. Не желая упускать добычу они разделились на несколько частей и каждая часть выбрав себе цель погналась за ней. Истребители накинулись на оставшиеся незащищенными повозки, а бомбардиры, вооруженные камнями, напали на более сильную часть добычи - на воинов АрбанСина, которые отскакав подальше от обоза, рассыпались по степи, словно горох на гладкой поверхности стола. Подлетев поближе бомбардиры стали метать камни в мечущиеся внизу фигуры. Камни попадали в воинов и те разваливались на части, демонстрируя нападавшим набитые травой мешки. Раскрыв обман, бомбардиры, истратившие к тому времени большую часть каменных снарядов, ринулись на помощь истребителям.

А там уже вовсю кипел бой, а точнее сказать - шла бойня. Истребители, понадеявшиеся на легкую добычу, спикировали вниз на повозки и были встречены тучей острых стрел. Под каждой повозкой прятались два воина; один беспрерывно стрелял из лука, не боясь промазать в цель, занимающую полнеба, а второй прикрывал его щитом от возможного попадания камня или нападения прорвавшегося аримана. Пронзенные стрелами ариманы падали на землю как перезревшие плоды. Раненых ариманов добивали мечами, разрубая их на части, кололи длинными копьями, остерегаясь острых когтей и зубов.

Женщины племени чем могли помогали воинам: перевязывали раненых, подавали стрелы и дротики. Первая атака ариманов захлебнулась. К тому времени, когда на обоз обрушились бомбардиры, гонявшиеся по степи за травяными чучелами, большая часть истребителей была уничтожена. Но противник был еще достаточно силен. Несколько ариманов одновременно налетев на повозку опрокинули ее, оставив беззащитными прятавшихся под ней женщин. Другой ариман, преодолевший мощный заградительный огонь из стрел и дротиков, пронесся черным вихрем над головами людей и разорвавший воздух жалобный крик подтвердил, что он не остался без добычи. Рассекая воздух большими кожистыми крыльями кровожадная тварь взмыла вверх, унося в когтях извивающуюся женщину. Где-то упал с проломленным черепом воин. Другому прилетевший с небес каменный окатыш попал в лицо и размозжил голову на куски, разбросав во все стороны кровавые ошметки.

И все-таки перевес в битве наступил. Сгрудившиеся на небольшом пространстве ариманы мешали друг-другу. Они зацеплялись крыльями, не имея возможности хорошо размахнуться бросали камни мимо цели, да и вообще, было видно, что они устали. Сейчас они представляли собой отличную мишень. Ни одна стрела не пропала даром, точно поражая цель. И надо было успевать уворачиваться, чтобы не быть придавленным свалившейся с неба тушей.

- Смотри, смотри! Как мы их! - телепатировал ликующий Крис. - Молодец АрбанСин, Ай да умница!

В это время на их повозку спикировало несколько ариманов. Хунну, расстрелявший к тому времени весь запас стрел, выхватил меч и бросился защищать медкейс. Он нанес несколько разящих ударов, одного аримана разрубил надвое, а второму отрубил крыло, после чего раненный ариман упав на землю закружился вокруг своей оси, пока не испустил дух, пронзенный чьим-то копьем. Может на этом счет сраженных им врагов не кончился бы, но, получив в грудь удар когтистой лапой, распоровшей кожаный доспех, словно это была обычная материя, Хунну отлетел в сторону. Кровь, хлынувшая из рваной раны, залила его грудь. Другой ариман, налетевший внезапно, пользуясь возникшей паникой, схватил стоящий на открытом месте медкейс и взмыл с ним в небо. Вслед ему прозвучал яростный вопль АрбанСина, заметившего, что их бог похищен. Этот вопль, призывающий к мести, удесятерил силы обороняющимся.

Дротики, стрелы, копья, вырванные из тел мертвых ариманов, снова полетели во врагов. Засверкали мечи, отрубая конечности, заблестели топоры, раскалывая черепа. Не выдержав мощного натиска, уцелевшие в битве ариманы ретировались, оставив поле боя за победителем. Усталый АрбанСин, весь забрызганный кровью, как своей, сочившейся из многочисленных ран и царапин, так и чужой, подошел к повозке СелильУбарума, возле которой сидел Хунну, привалясь к колесу. Рядом с ним сидела Старая Биллуни и заговаривала его рану, шепча заклинания. Пальцами рук она делала легкие движения, похожие на те, что делает кухарка, пекущая пироги с начинкой. Только вместо потдатливого теста перед ней была человеческая плоть. Она словно собирала рваные края раны воедино и защемляя их, слепляла в тонкий шов. Кровь больше не текла.

- Где Всемогущий СелильУбарум, предсказавший нам победу? Ты не уберег его? - грозно спросил АрбанСин, пронзая юношу жестким взглядом.

- О Великий Вождь! - прошептал Хунну, оправдываясь. - Я защищался как мог! Я...

- Ты защищал себя! - оборвал его взбешенный АрбанСин. - Ты не исполнил того, что тебе было поручено. Я собственноручно отрубил бы тебе голову, но жизнь твоя, к сожалению, принадлежит не мне, а СелильУбаруму. Ты не можешь после случившегося оставаться в племени. Я не хочу, чтобы гнев Всемогущего, обрушился на наши головы. Пусть СелильУбарум сам решает твою судьбу.

Он подозвал двух воинов и приказал им: - Вы поскачете назад по тому пути, по которому мы сюда пришли. В нескольких часах езды отсюда вы увидите одинокую скалу, что неприступной крепостью возвышается над всей степью. Отведете его на эту скалу и оставите там.

Воины ушли, но скоро вернулись, ведя под уздцы трех оседланных коней. По их лицам было видно, что с одной стороны они не одобряют жестокое решение вождя (лучше бы убил, чем оставил мучиться), но с другой стороны слишком легкое наказание, может не унять гнев СелильУбарума.

- Да будут справедливы решения твои, Предводитель смертных, - произнесла Старая Биллуни и погладив по голове Хунну, прошептала ему на ухо. - Не отчаивайся, будущий вождь. Раны твои зарубцевались. Помни - Великий Руту поможет тебе.

Она встала, оперевшись на его плечо и сопровождаемая Мегаланой, медленным шагом направилась к своей повозке.

Воины, которым был поручен Хунну доставили его к высокой скале, указанной вождем. Одна сторона скалы обрывалась отвесной стеной вниз, а другая была полога. По ней можно было добраться до самой вершины, без опаски сорваться. На вершине скалы воины обвязали Хунну веревкой, сплетенной из воловьих жил и спустили вниз на небольшой уступ, находящийся на отвесной стороне скалы. Выбрав веревку они ушли, оставив юношу одного.

Хунну стоял на уступе, на высоте доброй сотни локтей от поверхности земли. Спрыгнуть вниз означало переломать себе кости. Вылезти наверх не было никакой возможности, Разве что воспарить над землей, как это делают небесные духи. Но Хунну был обыкновенным человеком и с духами ничего общего не имел. Оставалось одно - уповать на милость СелильУбарума и Великого Руту, благосклонность которого обещала Старая Биллуни. Кончился такой трудный день. Наступила ночь.

2

Сильные взмахи кожистых крыльев все дальше уносили Криса от места побоища. Под ним промелькнули стоящие вкруг повозки, многие из них перевернутые, с вывалившимся скарбом; волосатые туши поверженных ариманов со сломанными крыльями, отрубленными головами и конечностями валялись грудами, вперемежку с человеческими телами, но последних было гораздо меньше. Это радовало Криса. Значит они все-таки победили. И хотя дальнейшая судьба его самого оставалась до конца не ясна, он был счастлив, как может быть счастлив человек, которому удалось прыгнуть выше головы.

Крис не обижался на Хунну за то, что он не сумел защитить его от ариманов, понимая, что безрассудно требовать от него больше, чем тот сделал. Хунну дрался как настоящий воин, хотя, по сути дела, был еще почти ребенок. Жаль, что он больше никогда не увидит его. За то, непродолжительное время, что они были вместе, Крис успел привязаться к нему. Крис, видевший как оборонявший его Хунну упал, обливаясь кровью, не знал даже жив он или нет. Если мертв - то пусть земля ему будет пухом, а если жив, то пошли ему Великий Руту удачу на всю оставшуюся жизнь.

Ариман, несший в когтях медкейс, взял курс по направлению к видневшимся вдали скалам. Углубившись в каньон он долго летел по извилистому пути, старательно облетая встающие на его пути скальные выступы. Когда впереди показалась отвесная скала с многочисленными темными пятнами на поверхности, ариман, изменив направление полета, полетел прямо к ней, держа курс на самое большое пятно. Когда он подлетел поближе Крис понял, что эти пятна - пещеры, образованные в результате выдувания мягких минеральных пород, слагающих скалу, под действием сильных ветров и проливных дождей.

Ариман спикировал на площадку перед одной из пещер. Судя по размерам входного отверстия, эта пещера была самой большой из тех, которые Крис успел заметить.

Пробежав по инерции несколько шагов ариман остановился. Оглядевшись он подхватил одной лапой медкейс и переваливаясь с боку на бок, неуклюже двинулся вглубь пещеры. Крылья волочились за ним словно два грязных полотнища. При ходьбе он с трудом опирался на свободную переднюю лапу. Кожаный панцирь, прикрывающий грудь, и пустая сумка из под камней указывали на то, что ариман, похитивший Криса, относился к бомбардирам. Золотая пластина, на которой был выгравирован рисунок расправившего крылья аримана и надпись, сделанная на незнакомом Крису языке, указывали на то, что этот ариман был высокопоставленной особой среди остальных ариманов. Однако Крис, мельком взглянувший на него, обратил внимание, что в глазах аримана застыл страх. Его безгубый рот, полный иглообразных зубов, был полураскрыт, а нижняя челюсть слегка подергивалась. Крису пришло на ум сравнение, что ариман напоминает ему очень испуганного человека, от страха стучащего зубами.

В глубине пещера была перегорожена каменной кладкой, в которой виднелась деревянная дверь, обитая листами меди. Ариман поскреб дверь лапой и что-то тонко пропищал, щелкая зубами. Через некоторое время из глубины пещеры донеслись шаркающие шаги, сопровождаемые легким постукиванием когтей о каменный пол, и дверь распахнулась. Ариман вошел внутрь, таща за собой медкейс. Сопровождаемый двумя стражниками, ариман прошел длинным узким коридором вглубь пещеры и оказался в просторном зале, имевшем сводчатый потолок. Под самым потолком в стене было прорезано несколько круглых отверстий - окон, через которые в помещение поступал рассеянный свет. Однако этих окон было явно недостаточно, так как в помещении стоял полусумрак.

Поставив медкейс на середину зала ариман подобострастно склонил голову и отступил на несколько шагов назад, припадая на все четыре конечности. Оглядевшись вокруг Крис увидел недалеко от себя невысокий подиум со стоящим на нем золоченым троном, сидение, спинка и подлокотники которого были покрыты мягкой черной тканью. На троне восседал ариман, такой старый, что пух, покрывающий его тело был совершенно белым. Потерявшие упругость крылья были аккуратно подвязаны за спиной и прикрыты длинным плащом из шерсти, покрашенной в пурпурный цвет. Голова аримана была увенчана золотой короной. Крис понял, что перед ним царь ариманов, а сам он находится в тронном зале.

Поблекшие глаза старого аримана ничего не выражали. Он с полным безразличием поглядел на стоящий перед ним медкейс и что-то проскрипел на непонятном языке. Усиленные сенсорикой медкейса, обрывки его мыслей коснулись мозга Криса, однако разобраться в них он не смог. Трудно было восприятие человеческим мозгом мыслей, принадлежащих нечеловеку. В ответ на поскрипывание своего царя стражники выволокли на середину тронного зола упирающегося аримана, похитившего медкейс. Тот что-то щебетал, словно оправдываясь.

В его сумбурных мыслях, лившихся бурным потоком, разобраться было не легче, чем в мыслях царя, но Крису это удалось. Он понял, что его похититель - предводитель отряда бомбардиров - обвиняется в том, что поддался на уловку Человека С Длинным Мечом (Крис догадался, что они имеют ввиду АрбанСина). Погнавшись за табуном лошадей, ариман позволил людям уничтожить истребителей, а затем подставил под удар бомбардиров, которые тоже были уничтожены. В итоге ариманы понесли сокрушительное поражение.

Выслушав доводы предводителя бомбардиров царь скрипнул что-то беззубым ртом и закрыв глаза устало опустил голову на грудь. Тотчас стражники, подойдя к обреченному с двух сторон, вонзили ему в шею острые когти и рванули каждый в свою сторону. Пискнув в последний раз ариман испустил дух. Отбросив в сторону его окровавленные останки они подошли к медкейсу. Один из них подцепил медкейс когтем и поднеся его к морде стал с удивлением рассматривать незнакомый предмет, поворачивая перед собой. Поддев другим когтем крышку, закрывающую источник питания он сорвал ее. Стал виден цилиндр атомной батареи. Ариман вынул батарею из гнезда, повертел в лапах, потом попробовал на зуб.

- Поставь на место, урод! - телепатировал ему Крис, но ариман, вместо того, чтобы исполнить его просьбу - приказание, передал батарею другому стражнику. Тот, куснул ее легонько и подобострастно изогнувшись передал с поклоном царю. Царь повертев батарею в лапах, зачем-то потер ее о живот, а после этого вернул первому стражнику, не заинтересовавшись.

- Поставь на место! Тебе говорю! - взорвался бурей эмоций Крис. Возможно это возымело успех, так как ариман вернул батарею на место и даже сумел приладить крышку, чтобы батарея не выпала. После этого он подхватил медкейс в лапу, вышел с ним из тронного зала и направился прямо по коридору.

"Сейчас скинет со скалы, как ненужную вещь, - испуганно подумал Крис. - С такой высоты упасть..."

На его счастье ариман, не дойдя до выхода, свернул в соседний проход и пошел по наклонному коридору вглубь пещеры. Он шел довольно долго в кромешной темноте, пока не уперся в стену. Там он швырнул медкейс в грязь, особенно не заботясь о его сохранности, и развернувшись начал удаляться. Постукивание его когтей вскоре затихло и Крис остался один.

3

Ночь усыпала небо бриллиантами звезд. Тени исчезли, растворившись во мраке. Разогретая за день земля постепенно остывала, отдавая в атмосферу накопленное тепло. Из темноты доносился плач шакала, иногда прерываемый хохотом гиены; где-то рычал леопард или другой ночной хищник, вышедший на охоту. Мимо одиноко стоящего на скале Хунну, безшумно махая крыльями пролетела большая ночная птица, обдав его лицо потоком прохладного воздуха.

К утру стало свежеть. К тому времени, когда первый луч восходящего солнца известил о начале нового дня, Хунну, одетый в короткую тунику, изрядно продрог. И хотя его раны, заговоренные Старой Биллуни, зарубцевались, он чувствовал себя неважно. От большой потери крови кружилась голова. Хотелось пить.

Желтый диск солнца быстро поднимался над горизонтом. День обещал быть жарким. Отрезав с помощью кинжала кусок материи от туники, Хунну обмотал этим куском голову, спасаясь от изнуряющих солнечных лучей. Так он простоял целый день. К концу дня его губы потрескались и стали кровоточить. Он облизывал их сухим языком, чувствуя во рту солоноватый привкус. В горле першило. Кожа на неприкрытых участках тела покраснела и вздулась водянистыми пузырями. От малейшего прикосновения или неловкого движения пузыри лопались, испуская прозрачную маслянистую жидкость причиняя юноше сильную боль и доставляя немилосердные страдания. Чтобы от упадка сил не свалиться со скалы вниз он лег на уступ, заняв все свободное пространство. При этом его ноги, которым не хватило места на уступе, до колен свисали над пропастью.

Нагретый камень нещадно жег обгоревшее на солнцепеке тело. Но надо было терпеть. Надо было превозмочь боль и ждать. Всемогущий бог СелильУбарум, которому он служил верой и правдой, не покинет его. Он поможет. Он вырвет его из когтей смерти. Великий Руту тоже за него. Так сказала Старая Биллуни, а ее слова всегда правдивы. Надо верить. Верить и ждать. Он впал в забытье. Наступила ночь. Дневная жара спала. Стало легче дышать.

Хунну очнулся под утро. Он чувствовал себя несколько лучше, хотя не настолько, чтобы быть уверенным, что у него хватит сил простоять на скале еще один день. Экономя силы он не стал подниматься, а остался лежать на камне, хранящем прохладу ночи. Медленно текло время. Словно тягучая смола капали секунды, отнимая у будущего и пройдя через горнило настоящего, добавляли к прошедшему. Наполняя бокал времени, секунды складывались в минуты, минуты, выстроившись длинной чередой, составляли часы.

- Пить! - шептал Хунну, запекшимися губами. Ему казалось, что он стоит на берегу огромного озера, наполненного вкусной, прозрачной холодной водой. Он наклонялся, чтобы припасть в воде губами и пить, пить, пить. Но как только его губы касались поверхности, вода превращалась в раскаленный песок, который забивал горло, проникал в легкие и жег их нещадным огнем, не давая ни вдохнуть ни выдохнуть. К полудню следующего дня над ним стали кружить две хищные птицы - стервятники. Одна из них спикировала на казавшееся безжизненным тело. Усевшись на него, она деловито огляделась и клюнула в голую ногу.

Очнувшийся от боли Хунну, хотел было отогнать настырную птицу, но вместо этого остался лежать недвижимым, зорко следя из-за полуприкрытых век за птицей. Решив, что жертва мертва стервятник осмелел и потеряв бдительность передвинулся поближе к голове, намереваясь начать пиршество с привычного выклевывания глаз. В тот же момент Хунну сделал неуловимое движение и его крепкие пальцы сомкнулись на голой шее птицы. Вскочив на ноги он выхватил из-за пояса кинжал, вонзил его в грудь пернатого хищника. Все же агонизирующая птица успела зацепить его своими острыми когтями. Из глубокой царапины закапала кровь, но Хунну не обратил на это никакого внимания. Он был доволен и благодарил богов за то, что они послали ему пищу.

Отрезав птице голову Хунну стал пить ее кровь, чтобы утолить мучившую жажду и восстановить силы. Насытившись Хунну прилег отдохнуть. Сквозь сон до его замутненного сознания донесся знакомый голос. Этот голос он узнал сразу. Он узнал бы его из тысячи голосов, как бы громко они не звучали. Ведь это был голос его повелителя - СелильУбарума. Он проникал сразу в сознание, минуя уши.

- Хунну, где ты? Помоги мне! - звал его СелильУбарум.

Он просил у него помощи. Но как может помочь могущественному богу мальчик, который сам нуждается в помощи.

- О Всемогущий! - телепатировал в ответ Хунну. - Где ты находишься? Скажи. Я приду к тебе на помощь.

- Не знаю. Меня унес ариман в пещеру к своему царю. Его стражники бросили меня в подземелье. Здесь темно и сыро. Помоги мне выбраться отсюда.

- Я с тобой, мой повелитель! - воспрянул духом Хунну. Боль и страх, мучившие его, отступили на задний план. Он закрыл глаза и вместо яркого солнца, висящего белым пятном высоко в небе, увидел внутренним взором низкий каменный потолок, нависающий над узким проходом. Проход расширялся и заканчивался большим помещением, стиснутым со всех сторон каменными стенами. Медкейс лежал на боку, наполовину погруженный в зловонную жижу. Это было место, куда ариманы скидывали отбросы.

В поисках живых существ Хунну обшарил мысленным взором все помещение и не найдя никого, продолжил поиски в коридоре. Поднявшись по нему вверх он проник за кирпичную перегородку и оказался в тронном зале. Два телохранителя, те что пробовали раскусить атомную батарею, лежали на полу. Их тела были покрыты многочисленными язвами - следствие скоротечной лучевой болезни. Скрюченные позы, в которых они находились, не оставляли сомнения в том, что они мертвы. Их организм оказался беззащитным перед радиацией. Старый ариман сидел на троне. На его теле тоже были видны страшные язвы, но он был еще жив. К нему-то и обратился Хунну.

- Встань! - приказал он ему. Старый ариман покрутил головой в поисках того, кто с ним заговорил и... повиновался. - Иди и принеси Всемогущего бога, покаравшего тебя и твоих подданных, - продолжил Хунну. Ариман встал и пошатываясь пошел вперед, ведомый волевым усилием Хунну. Найдя медкейс он поднял его и пошел в обратную сторону с трудом преодолевая пологий подъем. Выйдя за перегородку ариман подошел к краю пещеры.

Хватит ли у него сил долететь до племени? - подумал Хунну. - Уж больно он стар". Однако другого выхода не было.

- Лети и верни похищенного бога! - приказал Хунну.

Старый ариман оттолкнулся задними лапами от скалы и расправив перепончатые крылья спланировал вниз. Поймав попутный поток воздуха он полетел по направлению к лагерю, изредка махая крыльями, чтобы не выпасть из несущей его воздушной струи. Добравшись до лагеря он пролетел на бреющем полете над самыми головами людей и приземлился прямо перед повозкой СелильУбарума, до сих пор пустовавшей.

Всемогущий был спасен.

С чувством выполненного долга Хунну открыл глаза. Яркий свет сразу же ослепил его, заставив зажмуриться. Нестерпимо заныло больное тело. Чтобы спасти СелильУбарума он отдал всего себя. Сил на борьбу за свою собственную жизнь у него уже не осталось. В этот момент другой голос зазвучал в его голове. С трудом, но он узнал его. Старая Биллуни звала его.

- Крепись, мой мальчик. Ты воин и должен победить смерть. Победа близка. Помни это. Ты спас Всемогущего, он спасет тебя. Знай также, что Великий Руту спешит тебе на помощь.

До слуха Хунну донесся далекий раскат грома. Взглянув вдаль он увидел маленькую темную полоску на горизонте. Надвигалась гроза. Скоро потоки воды обрушились на его тело, смывая кровь и пот, погружая его в море блаженства. Старая Биллуни не обманула его. Великий Руту действительно пришел ему на помощь. А может, это была просто обыкновенная гроза, которая, однако, разразилась как нельзя кстати.

Приземлившись в стойбище старый ариман поставил медкейс рядом с деревянным колесом повозки и огляделся. К ним уже спешили вооруженные воины, видевшие, как над ними пролетел ариман, несущий что-то в лапах. Первым подоспел АрбанСин с обнаженным мечом в руке. Из своего шатра, стоящего неподалеку, вышла Старая Биллуни. Прилетевший ариман проскрипел что-то на непонятном для людей языке, и завалившись на бок упал, закатив зрачки. Из его беззубой слюнявой пасти вывалился длинный тонкий язык, покрытый белым налетом. По его тщедушному телу пробежала судорога и дернувшись несколько раз он затих. Это был последний из оставшихся в живых ариманов, обитавших в каньоне.

Существовали и другие племена ариманов, обосновавшиеся в других каньонах, но они были далеко и не представляли особой угрозы для племени.

- О Всемогущий СелильУбарум, ты снова с нами! - воскликнул АрбанСин, падая перед медкейсом на колени. - Ты не оставил нас своей заботой...

Он оглянулся в поисках Хунну, который бы смог перевести его слова

- Что ты собираешься предпринять? - спросила у него Старая Биллуни.

- Исправлю свою ошибку, - ответил АрбанСин и поднявшись с колен быстрым шагом направился к своему шатру. Через некоторое время одинокий всадник отделился от стойбища и в клубах пыли ускакал в степь, ведя в поводу второго коня.

4

Согласно инструкции номер 6547 раздела 456: "Ели по истечении контрольного срока группа, десантировавшаяся на поверхность неизвестной планеты, не выходит на связь, на их поиски отправляется поисково-разведывательский зонд".

Согласно инструкции номер 6548 раздела 456: " Если связь с поисково-разведывательным зондом прерывается, то на поиски десантировавшихся на неизвестную планету людей и там пропавших, на их поиски высылается робот-спасатель".

Согласно инструкции номер 6549 раздела 456: " Если связь с роботом-спасателем прерывается, то на поиски десантировавшихся на неизвестную планету людей и там пропавших, высылается большая автономная станция-робот".

Ни Стив, ни Крис на связь так и не вышли. Поисково-спасательный зонд и робот-спасатель потерялись, как в воду канули. ГЭМЗ действовал по инструкции. От звездолета отделился крупный предмет овальной формы, размерами в полтора раза превышающий космический челнок, и взял курс на планету. Это был БАРС-9У - большая автономная станция-робот, модель девятая усовершенствованная.

Прибыв к месту катастрофы и зарегистрировав слабый тройной сигнал, шедший из глубины моря БАРС-9У стремительно вошел в воду, вспоров тупым носом морскую гладь и начал погружение. Когда морское дно было совсем рядом, черная тень метнулась навстречу БАРСу, намереваясь потаранить незнакомое существо, без спросу вторгшееся в его владения. Навстречу чудовищу из корпуса БАРСа выдвинулись две металлические руки с механическими зажимами и обхватили в двух местах гибкое извивающееся тело, одновременно подтягивая его к корпусу.

Когда чудовище было прижато к металлической поверхности, так, что не могло даже пошевелиться, из корпуса вылезла третья механическая рука с длинной иглой на конце. Вонзив иглу в тело чудовище БАРС произвел отбор крови и клетчатки для идентификации ДНК пойманного существа с ДНК Стива и Криса, заложенными в управляющий компьютер. После этого он наградил сопротивляющееся чудовище мощным разрядом тока и ослабив зажимы выпустил оглушенное животное на свободу. Расправившись с морским разбойником БАРС-9У опустился на дно, где среди густых водорослей обнаружил затонувший дисколет с откинутой крышкой, изжеванный поисково-разведывательный зонд и исковерканного робота-спасателя. Следов Криса и Стива обнаружено не было.

Сообщив о находке на звездолет, БАРС получил от ГЭМЗа новое задание: продолжить поиски людей, которые могли пристать к одному из кочевых племен. Выполняя приказ БАРС всплыл на поверхность и стартовав с воды поднялся в воздух. Пролетая над горным хребтом он был атакован стаей крылатых людей, облепивших добычу со всех сторон, как мухи облепляют кусок хлеба, намазанный медом.

Заскребли по металлической обшивке острые когти, от хлопанья кожистых крыльев поднялся ветер. Не обращая внимания на происходящую возле него возню, БАРС выдвинул несколько длинных рук, и поймав каждой рукой по одному крылатому человеку сжал их в нежных, но крепких объятиях. Затем выдвинулась еще одна рука с иглой на конце. Вонзив иглу поочередно каждому из пойманных человеколетов в спинной мозг, БАРС произвел отбор образцов.

Проанализировав структуру ДНК, станция-робот разжал механические зажимы, отпуская пленников на свободу. Структура ДНК заметно отличались от человеческой, поэтому человеколеты уже не представляли для БАРСа особого интереса. Втянув в корпус механические руки БАРС поднялся повыше, где его не могли достать назойливые человеколеты, и направился через широко раскинувшуюся степь, туда, где еще ранее обнаружил крупное скопление людей.

ГЛАВА 5

1

НгуерТанг стоял один посреди бескрайней степи. Его зловещая фигура, издалека казалась маленькой черточкой на фоне затянутого иссиня черными тучами неба. Как он оказался здесь, вдали от людей? Прилетел-ли черным коршуном на склоне дня, приполз-ли скользкой змеей под покровом ночи или просто материализовался из воздуха - то неведомо. На то он и колдун, чтобы пугать народ чудесами.

Он возник нежданно-негаданно перед целым войском - глашатай печали, собираясь один одолеть силу? Когда до него оставалось несколько стадий, он взмахнул руками и широкие рукава его черного одеяния затрепетали, подхваченные налетевшим ветром, словно крылья черной птицы, угрюмой предвестницы смерти. Передовые воины в страхе остановились. Конь АрбанСина, ехавшего впереди, захрипел и шарахнулся в сторону, приседая на задние ноги.

- Чего тебе угодно, Властитель Тьмы? - прокричал АрбанСин, приподнимаясь на стременах. - Мы можем дать тебе богатый выкуп, если ты пропустишь нас с миром, через свои владения. Звонкое серебро, червонное золото, драгоценные каменья умилостивят ли твою душу? Возьми любого коня из наших табунов. Возьми сколько пожелаешь овец и баранов из наших отар.

- Ха-ха-ха! - разнеслись по округе раскаты хриплого хохота. - Презренный червяк! Ты хочешь откупиться мертвым металлом и разноцветными безделушками? Ты разве не знаешь, что я сам могу усыпать всю землю этим навозом.

При этих словах НгуерТанг взмахнул рукой и Крис явственно услышал как по крышке медкейса забарабанили крупные градины. Это падали с неба драгоценные камни: изумруды, рубины, алмазы. Они падали и тут же исчезали, лопаясь с сухим треском при соприкосновении с землей.

- Чего же тебе надо, Предводитель Черных Сил?

- Мне нужна голова той, чья мудрость не знает границ! Пусть Воинственная Дева принесет мне ее на золотом подносе.

- Не подойдет ли тебе взамен моя голова? - крикнул АрбанСин, незаметно кладя руку на эфес меча. Понукая коня, по бархатной шкуре которого пробегала мелкая дрожь, он выехал вперед.

- Безмозглый человечишко! - загрохотал голос НгуерТанга. - Твою голову я возьму и так, чтобы бросить ее на съедение трусливым шакалам.

Он воздел руки кверху и глухо забормотал, произнося заклинания. Крис увидел как от него начали отделяться небольшие светло-серые шары, будто наполненные туманом. Шары медленно плыли по воздуху в сторону воинов АрбанСина, постепенно снижаясь.

В тот момент, когда они касались поверхности земли, они темнели, словно втягивая в себя земные соки, увеличивались в размерах и разбухали, одновременно изменяя форму, становясь похожими на неумело вылепленные человеческие фигурки, угловатые, с непропорциональными частями тела. Вскорости множество уродливых человечков, маленьких ростом, но коренастых и длинноруких, стояло на земле. Их огромные головы, походили на гигантские клубни съедобного растения манику-таху, собираемого по осени. Такие же несимметричные, эти головы были насажены на широчайшие плечи. Их лица были уродливы и имели землистый цвет. Большие мясистые носы, выступающие над низкими покатыми лбами, нависали над толстогубыми ртами. Тяжелая нижняя челюсть отвисала до самой груди, обнажая большие лошадиные зубы.

Это было зловещее войско черного колдуна. НгуерТанг громко крикнул, произнося новое заклинание, и армия уродов, подвластных его зову, двинулась вперед. В руках они сжимали длинные мечи с непомерно широкими лезвиями, у некоторых вместо мечей были тяжелые топоры-секиры и увесистые дубинки, с массивными набалдашниками, утыканными острыми металлическими шипами.

- О всемогущие боги! - воскликнул в ужасе Хунну. - Мы пропали! Он позвал на помощь подземных жителей. Это урды - демоны мрака, живущие во тьме подземелий.

- При чем тут демоны? - телепатировал ему Крис. - Ты что, не видишь? Он же просто создает психотропные формы с нескомпенсированным электрическим зарядом. Как он это делает я пока сказать не могу, потому что не знаю. Но могу предположить, что этот парень достаточно силен в парапсихологии и обладает недюжинными способностями воздействовать на природные электромагнитные поля, видоизменяя и перераспределяя их должным образом. Теперь, когда мы установили причину появления этих уродцев, поищем способ, как их уничтожить.

Задумавшись на секунду Крис телепатировал Хунну новую мысль.

- Пусть воины стреляют в них горящими стрелами, - посоветовал он. Огонь, как известно, является низкотемпературной плазмой. Будем надеяться, что плазма нарушит электромагнитную структуру этих монстров. Не связанные электрическим полем они тут же рассыпятся. От них останутся только кучи земли.

- Мы их расколошматим в пух и прах, - добавил Крис, испытывающий некоторую гордость, от того, что смог так быстро пораскинуть мозгами единственное, что у него осталось- и предложить относительно простой способ, как разделаться с порожденными черным колдуном чудовищами.

Хунну без промедления передал совет Криса АрбанСину. Тот выслушал его и кивнув в знак согласия гаркнул команду. Воины извлекли из колчанов острые стрелы с привязанными к ним клочками материи, пропитанной горючей жидкостью. (по несколько таких стрел, ждущих своего часа, всегда имеется в колчане). Застучали кресала, высекая огонь. И вот уже сотни огненных стрел взвились в воздух, похожие на маленькие кометы, оставляя за собой дымный след. Но что это? Стрелы втыкались в тела урдов, сотворенные из мокрой земли, и гасли, не причинив им никакого вреда. Темное воинство надвигалось.

- Гм-м. Не сработало. - телепатировал смущенный неудачей Крис, - Может предложенная нами гипотеза не совсем верна? Или мы не учли какой-нибудь второстепенный фактор, оказавшийся, на самом деле, достаточно важным? Надо подумать. Его глаза-линзы лихорадочно задвигались в разные стороны, выдавая охватившее его волнение.

- Сейчас, одну минуту. Что-нибудь придумаем, - телепатировал он Хунну, успокаивая того, хотя успокоиться больше требовалось ему самому. Как назло в голове не было ни одной мало-мальски приемлемой мысли.

Когда расстояние между войском АрбанСина и урдами сократилось до броска дротика, ряды воинов раздвинулись и вперед вышла Старая Биллуни, одетая в неизменную полотняную рубаху белого цвета, скрывающую ее тело самых пят. ее сопровождала Мегалана в серебряных наплечниках и длинном, до середины бедер, чешуйчатом доспехе, изготовленном из медных блях овальной формы. Голени Мегаланы были прикрыты серебряными поножами. На голове у нее был медный островерхий шлем, из под которого выбивались черные волосы, струящиеся множеством ручейков по плечам и спине. В правой руке она держала меч, а в левой - копье, блестящее острие которого сверкало наподобие солнечного луча. Они медленным шагом направились в сторону урдов.

- Останови их, они же погибнут! - вскричал Крис.

- Я не могу. Мудрейшая не подвластна никому. Она внемлет только Великому Руту, - развел руками Хунну.

В это время Старая Биллуни и Мегалана прошли сквозь ряды урдов, которые расступились пропуская их, а затем сомкнулись за их спинами, окружив, таким образом, с трех сторон и оставив лишь узкий проход, ведущий прямо к НгуерТангу. Черный колдун ожидал Старую Биллуни, уперев руки в худые бока и зловещая улыбка играла на его искаженном злобой лице.

- Ты просил мою голову? Вот она. Возьми ее, - проговорила Старая Биллуни, останавливаясь в десятке шагов от него.

- Я возьму твою душу, чтобы высосать ее без остатка, до последнего вздоха, - процедил сквозь зубы НгуерТанг, взбешенный ее спокойствием. После этих слов он взмахнул руками и стал расти. Вскоре он возвышался черной скалой, нависая над маленькой белой фигуркой старой женщины.

Грозовые тучи загромоздили небо, повиснув гигантскими бурдюками над землей. Сразу стало темно, хотя был полдень. Пронзительный ветер, завывая как цепной пес, пригнул к земле стройные ковыли и взметая пыль закрутил ее в неистовый хоровод. Кони шарахнулись прочь, от страха прядя ушами и роя копытами землю. Мегалана прикрыла лицо согнутой в локте рукой, защищая глаза от мельчайших песчинок, поднятых ураганом. Даже урды (уж им-то чего бояться?) и те отступили, освобождая место для битвы.

Одиноко стояла Старая Биллуни, освещенная дивным внутренним светом, исходящим, казалось, из самых заветных уголков ее доброй души.

И столкнулись во вселенской круговерти извечные враги; силы зла и добра обрушились друг на друга. Тьма сомкнулась над светом, стремясь поглотить его, растворить в своей черноте.

НгуерТанг взмахнул рукой, сделав жест, словно что-то бросая в Старую Биллуни, и черный вихрь вырвался из его открытой ладони, толстой змеей обвившись вокруг тонкой фигуры. Но соприкоснувшись со светом вихрь тотчас съежился и опал к ее ногам, превратившись в плотный черный туман, не причинив Старой биллуни никакого вреда. НгуерТанг, после первой атаки несколько уменьшившийся в размерах, но все еще громадный, снова взмахнул рукой и следующий вихрь, врезавшись в прозрачную стену, окружавшую Старую Биллуни со всех сторон, рассыпался на мелкие осколки, превращаясь в прах.

С каждым новым взмахом руки, НгуерТанг становился все меньше и меньше, теряя свою колдовскую силу. Каждый вихрь, разбиваясь о непреодолимую преграду, уносил с собой частичку его энергии. Однако и силы Мудрейшей были небезграничны. Окружавший ее защитный энергетический барьер ослабевал с каждым ударом, Вот НгуерТанг в последний раз взмахнул рукой и вместо яростного вихря, пляшущего в неистовстве, слабое облако серого тумана окутало Старую Биллуни. От этого усилия НгуерТанг ослабел настолько, что у него уже не хватило сил стоять и он упал на колени. Ему нужно было время, чтобы восстановить колдовские силы, но этого времени у него не было.

Сквозь окружавшую Старую Биллуни полупроницаемую завесу проглядывали слабые очертания женской фигуры. Внезапно повеял свежий ветерок и разнес остатки тумана. Старая Биллуни исчезла. Легкое светлое облачко, оставшееся от нее растворилось в воздухе. Она победила, но за эту победу ей пришлось заплатить дорогую цену. Она отдала победе всю себя без остатка. Увидев, что Мудрейшая исчезла, урды жавшиеся во время битвы к земле, теперь осмелели и ринулись на Мегалану.

Отважная воительница заработала мечом и копьем, кромсая их земляные тела, опрокидывая наземь, одновременно стараясь уклониться от ответных ударов, сыпавшихся на нее со всех сторон. Она билась не хуже любого мужчины, но врагов было слишком много. Они накинулись на нее скопом и погребли под своими телами.

Одновременно с исчезновением НгуерТанга и Старой Биллуни, АрбанСин, с великим напряжением ждавший этого момента, издал боевой клич и погнал своего коня вперед. За ним рванулись в бой остальные воины. Яростная лавина конников пронеслась диким галопом по полю, сметая все на своем пути.

Копыта разгоряченных коней обрушивались на головы урдов, сокрушая их черепа; копья пронзали их тела; тяжелые булавы размалывали их без остатка. Оставшиеся без поддержки колдовских чар НгуерТанга, призванные им духи подземного царства не смогли долго сопротивляться. После того, как живой ураган пронесся над их головами, от страшного воинства остались только невысокие холмики земли, да и те исчезли бесследно после первого же хорошего дождя.

Сам НгуерТанг так и не смог оправиться после понесенного им поражения. В легендах не упоминается его дальнейшая судьба, но ходят слухи, что он кончил жизнь, сраженный острой стрелой полудикого кочевника, возвращавшегося в родное стойбище после очередного набега. Он подох как шелудивый пес, хотя и был рожден человеком. И некому было совершить священный обряд над его телом. Глаза его выклевали хищные птицы, те, что питаются падалью, а кости обглодали трусливые шакалы, лающие в ночи, так что даже следа не осталось.

2

В тот день великая скорбь, расправив крылья, скользнула невидимой птицей над головами примолкших людей. Небеса всхлипнули мелким моросящим дождем, оросив истоптанную конскими копытами землю: ветер взвыл, теребя хвосты склоненных бунчуков. АрбанСин подошел к повозке Мудрейшей.

Пуста была повозка. Не было больше Старой Биллуни, видящей сквозь годы и через расстояния, не было отважной воительницы Мегаланы. Лишь старая белогривая лошадь грустно трясла головой, словно отгоняя назойливую мошкару. Вождь отвел ее в сторону, снял узду, отпуская на волю. Затем он взял приготовленный горящий факел и поднес его к прикрывающему вход войлочному пологу.

Засаленная за долгие годы материя вспыхнула как сухая береста. Жадные языки всепожирающего пламени взметнулись вверх, рассыпая в разные стороны огненные искры. Хунну смотрел на бушующее пламя, на окружавших его людей, завороженных зрелищем пожара. Лица многих женщин были заплаканы, Дети, молчаливо взиравшие на происходящее, робко жались к материнским ногам. Мужчины смотрели, кто исподлобья, кто прямо, но у всех на лицах была написана растерянность. Лишь властное лицо АрбанСина, с плотно сжатыми губами выражало мрачную решимость. Внезапно Хунну показалось, что он увидел знакомый облик.

Старая Биллуни стояла среди всех в толпе и с легкой улыбкой на губах смотрела как горит ее дом на колесах. Хунну никогда не видел ее такой. Она была молода и красива. Не было морщин избороздивших ее лицо, волосы были черны как смоль, а лучистые глаза по прежнему излучали добро. Несмотря на разительную перемену, произошедшую с ней, несомненно это была она. У Хунну в этом не было никаких сомнений. Хунну вытянул по направлению к ней руку и хотел было крикнуть: " Люди! Не печальтесь! Мудрейшая среди нас! Смотрите! Вот же она!" Но в это время подул ветер и видение исчезло. Как ни всматривался Хунну, ничего он больше не увидел. Однако очущение того, что и Старая Биллуни и Мегалана находятся среди них долгое время не покидало его.

3

Через несколько дней после боя с НгуерТангом АрбанСин, встав поутру, вышел из своего шатра, одетый, как всегда, в боевые доспехи, и направился в сторону небольшого шатра, охраняемого двумя воинами, вооруженными длинными копьями и тяжелыми топорами. Когда он подошел к шатру, воины сомкнули копья, преграждая путь. АрбанСин вынул из ножен свой меч и воткнул его в землю, рядом с входом. Воины расступились, пропуская его. АрбанСин откинул полог и вошел внутрь.

В шатре находилась молодая девушка необычайной красоты, с длинными распущенными волосами, цвета спелого пшеничного колоса. Ее прекрасные глаза разлились по лицу бирюзовыми озерами и манили в свою таинственную глубину, грозясь поглотить всякого, кто решится в них взглянуть. Длинные пушистые ресницы стеснительно порхали вверх-вниз, оттеняя голубизну глаз. Алые губы, еще по детски пухлые, обрамляли маленький рот. Звали девушку Анакеттум.

Вождь сел рядом с ней на циновку и начал речь:

- Ты знаешь, какая беда нас постигла? Мудрость покинула наши шатры. Великий Руту больше не защищает нас. Готова ли ты войти в небесный шатер СелильУбарума и просить у него милости для нашего народа?

- Готова, О Великий Вождь, - без раздумий ответила Анакеттум, глядя в глаза АрбанСину. - Я выполню то, что предначертано мне самой судьбой. Я выпрошу у него милости для нас.

- Благодарю тебя, - произнес АрбанСин, прикладывая к сердцу правую руку.

- Когда священный обряд? - поинтересовалась Анакеттум.

- Немедленно, - ответил вождь и добавил, поднимаясь с колен. - Я оповещу всех, чтобы готовились к торжеству.

Уже выходя он оглянулся и спросил: " Можешь ли ты сама приготовить волшебное зелье, чтобы без страха предстать перед Всемогущим? Раньше это зелье готовила Мудрейшая, но теперь ее нет." Анакеттум отрицательно покачала головой.

- Хорошо, - тяжело вздохнув произнес АрбанСин. - Я приготовлю зелье сам. Ты только ничего не бойся.

4

- О Всемогущий, к нам идет Великий вождь, - телепатировал Хунну Крису.

Тот повращал глазами-антеннами, словно рак-отшельник усами и увидел АрбанСина. Вождь вел за собой девушку, одетую в короткую юбочку, сшитую из продолговатых лоскутков, отороченных по краям бахромой и напоминающих перья сказочной птицы. Пышный головной убор в виде диадемы из золотых листьев венчал ее голову. Удивительное по красоте ожерелье состоящее из нескольких рядов лазуритовых бус, висело на ее тонкой шее, закрывая плечи и грудь.

Девушка не поспевала за широким шагом вождя и поэтому ей приходилось почти бежать за ним. Крис узнал эту девушку. Она частенько проходя мимо его повозки бросала исподтишка на медкейс торопливые взгляды, а несколько раз, когда Хунну по какой-либо причине не оказывалось поблизости, клала рядом с медкейсом букетик собранных ею степных цветов, расшитую цветными нитями тряпицу или какой другой предмет, принося его в дар Всемогущему.

Крис не говорил Хунну об этом, хотя тот искренне удивлялся, обнаружив рядом с медкейсом незнакомые вещи. Крис не знал какие чувства испытывает к нему девушка: благоговение? почтение? или что-то другое? В своих чувствах он тоже не мог разобраться, но все чаще ловил себя на мысли, что девушка не безразлична ему. Он старался загнать становящуюся навязчивой мысль вглубь сознания, скрыв ее под спудом насущных проблем, боясь, что Хунну случайно узнает его тайну.

- Разбуди Всемогущего, УбарСин, - властно приказал АрбанСин, усадив девушку наземь перед стоящим на небольшом возвышении медкейсом и обнажив меч.

- Он не спит, о Великий Вождь, - робко ответил Хунну, потупив взор. Он готов слушать Тебя.

- О Всемогущий! - почтительно начал АрбанСин, уважительно склонив голову, Его обнаженный клинок грозно блестел в опущенной руке.

- Нравится ли тебе эта девушка, СелильУбарум? - продолжил он вкрадчивым голосом. - Это самая красивая девушка моего племени. Ее стан гибок как лоза, кожа нежна, а грудь упруга. Она не знала в своей жизни еще ни одного мужчины. Она чиста как вода в священном колодце, что находится в обители бога.

- Симпатичная, - мечтательно подумал Крис, на мгновение ослабив контроль над собой и дав вою эмоциям. - Такой действительно в пору прислуживать богам.

Услужливый Хунну тотчас передал его мысль вождю.

- Я рад, что она тебе понравилась, - произнес довольный АрбанСин. Будь благосклонен к нам и прими ее в дар нашего уважения к тебе.

- Поклонись СелильУбаруму и приготовься принять зелье, которое я тебе дам, - шепнул вождь, обращаясь к Анакеттум.

В тот момент, когда девушка склонила голову, широкое лезвие его меча хищно блеснув в воздухе, упало на ее шею. Горячая струя алой крови обагрила медкейс. Иссушенная земля жадно впитывала в себя кровавую влагу. Обезглавленное тело невинной жертвы бессильно упало к ногам вождя. Голова с глухим стуком покатилась по земле. Глаза девушки, широко открытые, заволакивала пелена смерти. Красивый рот, обрамленный обескровленными губами был широко открыт в беззвучном крике. От нахлынувшего ужаса Крис телепатировал Хунну такой всплеск эмоций, что тот упал на колени и изо всех сил сдавил виски руками, словно спасаясь от неистовой боли.

- Ты доволен, О Всемогущий? - спросил АрбанСин.

- Ты убил ее, изверг! - телепатировал разъяренный Крис. Но вождь не услышал его гневного крика. Он не умел напрямую контактировать с Крисом, а Хунну, безжизненным кулем валявшийся на земле, по видимому, был без сознания.

- Я вижу, что ты доволен, - удовлетворенно произнес АрбанСин, бросивший пару взглядов на лежавшего в обмороке Хунну и поэтому решивший сам разгадать чувства бога. - Эта девушка будет рабыней в твоем чертоге. Она согреет твое ложе и разожжет очаг, чтобы приготовить тебе пищу. А если тебе будет мало одной рабыни я прикажу принести в жертву столько красивых девушек, сколько ты пожелаешь. Я также принесу тебе в жертву много воинов из числа захваченных врагов. Мои воины понесут их головы на своих копьях впереди тебя, возвещая о приближении самого могущественного из всех богов, живущих на небесах. Только помоги нам, СелильУбарум, отыскать священный источник. Без него мы никогда не сможем победить недругов, захвативших наши земли. Так нам повелел Великий Руту.

Крис постепенно успокоился. Умом он понимал, что АрбанСин поступил согласно существовавшим у них обычаям - что с него взять. К тому времени очнулся и Хунну. Он тупо вращая глазами уставился на вождя, после чего перевел взгляд на медкейс.

- Скажи ему, - телепатировал Крис, - что я доволен. Но не надо больше никаких жертв. У меня на небесах очень много рабов и рабынь. Мне нужны рабы здесь, на земле. Передай, что если он нарушит мой совет, я сделаю с ним то-же самое, что сделал с его старым мечом - разорву на части.

- О Всемогущий! Вождь может обидеться на такие слова, - робко проговорил Хунну. - Ведь он хотел как лучше. Бог, воцарившийся в храме вместо Великого Руту, после того как наше войско было разбито, очень любил кровь жертв. Вождь не поймет тебя если ты откажешься от жертвоприношений. Он может подумать, что ты слабее того бога.

- Гм-м-м. Скажи ему, что я хочу, чтобы он построил для меня просторный... как бы это сказать... дворец... шатер... в общем большой ящик из чистого золота. В этот ящик пусть поставят мой медкейс. А чтобы удобно было переносить пусть приделают к ящику ручки. Если окажется немного тяжеловат - не беда. По крайней мере буду застрахован от того, что какая-нибудь летающая тварь снова украдет меня.

- А как быть с жертвами? - напомнил Хунну.

" Похоже без крови не обойтись, - подумал Крис. - Тогда опробуем обойтись малой кровью".

- Пусть всем рабам, которых Вождь решит принести мне в жертву, - обратился он к Хунну, - на правой части груди, там где сердце, выжигают раскаленным металлом знак солнца. Это и будет жертвоприношение мне. Я на своей планете этот знак - эмблему звездного корпуса - десять лет носил.

На взгляд Криса, придуманный им обряд был хоть и жесток, в какой-то мере, но гораздо более безобиден, по сравнению с тем взмахом меча, который вождь продемонстрировал несколько минут назад.

- Да, кстати, пусть заколят барашка и изжарят передо мной. Да так, чтобы дым от жаркого попадал вон на те отверстия в моем боку. - Крис ужасно соскучился по обычной людской пище. И пусть мясо нечем есть, зато хоть запах жаркого почувствовать через анализаторы воздуха.

- А мясо куда, Всемогущий? - спросил Хунну. - Ешьте сами, во славу мне, - ответил Крис, засыпая. Его мозг переутомился от увиденного и требовал отдыха.

5

Грозный Курбунхем - повелитель степных народов, отдыхал в шатре, умостив грузное тело на мягких подушках. Полуголые рабыни в полупрозрачных юбках, обвешанные длинными нитями бус, прислуживали ему, подавая заморские вина в золотых кубках, поднося на серебряных подносах различные яства. Здесь были куски мяса - нежной молодой жеребятины, зажаренной в собственном соку; тонкое рассыпчатое печенье и медовые пряники, привезенные из далекой страны, где встает солнце; сладкие кусочки льда, тающие во рту, вкусные сочные плоды, доставленные скороходами с юга, к пиршеству владыки, и другие деликатесы.

Величественный шатер Курбунхема раскинулся на вершине холма, видимый издалека. Со всех сторон его окружали шатры удельных князей и мелких ханов сопровождавших повелителя вместе со своими родами. Далее, до самого горизонта шли юрты простого народа. Тучные стада овец, табуны лошадей паслись на привольных пастбищах, набирая вес к зиме. Все было тихо и спокойно. Начальник стражи, охранявшей покой великого владыки, первым увидел в небе черную точку, приближавшуюся к стойбищу.

"Птица?" - подумал бдительный страж, - вглядываясь в незнакомый предмет. Когда предмет подлетел поближе стало видно, что это не птица. И вообще неизвестно что. Выкрикнув приказ другим стражникам начальник стражи юркнул в шатер и ползком, не поднимая головы, приблизился к окруженному рабынями Курбунхему.

- О Великий Хан всех ханов! - проговорил он заплетающимся от страха языком. - Летающая юрта приближается к нам.

- М-м-м? - промычал Курбунхем нечленораздельно, потом тяжело поднялся и перешагнув через распростертого у его ног стражника направился к выходу. Выйдя из шатра он увидел, что охранявшая его стража пропала. Не понимая причины их исчезновения - или жить надоело? - хан повертел головой в разные стороны, удивляясь необычайной тишине, повисшей над стойбищем. Все будто вымерло.

Внезапно неведомая сила подхватила его под мышки и вознесла вверх. Он попытался барахтаться, но почувствовав как гигантская рука сдавливает его тело со всех сторон, замер, мысленно призывая на помощь бога войны Арханана, которому поклонялось его племя. Что-то острое вонзилось в поясницу, заставив вскрикнуть, однако боль вскоре утихла, только место укола онемело и не чувствовалось. После этого Курбунхем был возвращен на землю. Стоя на коленях он боязливо поднял голову и взглянул вверх. Прямо над собой он увидел нечто, чему не смог дать определения. Круглое, занимавшее полнеба, с огромными красными глазами, которых он насчитал несколько. Повисев немного над шатром нечто внезапно взвилось вверх и исчезло, будто его и не было.

Поднявшись на ноги Курбунхем крикнул охрипшим голосом. Тотчас из соседнего шатра высунулась чья-то голова, следом показалась еще одна. Охранявшие покой Курбунхема воины один за другим появлялись перед его глазами, подползая на коленях и моля о пощаде. Курбунхем крикнул еще раз. На его зов прибежали военачальники, в сопровождении многочисленной стражи. Разъяренный Курбунхем выхватил у одного из них кривой меч и размахнувшись снес голову ближайшему к нему провинившемуся стражнику. Остальных ожидала та же участь. Их тела были разрублены на куски и разбросаны по степи, в назидание другим.

ГЛАВА 6

1

И снова путь, прямой как стрела. И пыль клубится до небес, сливаясь с полуденной дымкой. Круторогие быки тянут тяжелые повозки. Лошади бегут рысью, подгоняемые седоками. Скоро конец пути. А может это только начало? Но тогда начало чего? Пройдено полсвета - сколько еще предстоит пройти? Прожито полжизни - много-ли осталось?

Хунну с медкейсом на плече и АрбанСин, первыми вышедшие к реке, стояли на обрывистом берегу и смотрели вдаль. Противоположный берег представлял собой широкую заилинную низменность, поросшую высокой травой, в которой мог с головой скрыться всадник.

- Это пограничная река, - произнес АрбанСин, обращаясь к Крису. Дальше начинаются земли марицегов, поклоняющихся Каменному Богу. В нескольких конных переходах отсюда расположена их столица, где властвует свирепый Ишшинкулл - Верховный Жрец Каменного Бога. А сам Каменный Бог живет в огромном многоступенчатом храме - зиккурате, возвышающемся над городом, подобно черной горе, закрывающей солнце. В зиккурат ведет широкая лестница: по ней поднимаются пленники, предназначенные в жертву Каменному Богу. Никто из них не спускается обратно. Внутри зиккурата, окруженный толстыми каменными стенами есть источник, вода в котором, освещаемая только светом факелов, черна как смоль. Там живет демон смерти. В одно и то же время он выныривает из глубины и тогда слышится подземный гул, сотрясающий землю. Каменный бог повелевает тем демоном. Он кормит его трупами жертв, осле того как высосет их души.

- Откуда ты все это знаешь? - спросил Крис подозрительно. - Ведь оттуда никто не возвращался, значит и свидетелей, которые могли бы тебе все это рассказать тоже нет.

- Мудрейшая поведала мне, - ответил АрбанСин. - Она видела демона смерти. Демон хотел выгрызть ее душу, но Великий Руту защитил ее. Нет никого могущественнее на свете, чем Великий Руту. Мудрейшая покинула нас. Значит так было угодно Великому Руту. Теперь ты наш бог.

АрбанСин помолчал немного, потом заговорил снова:

- Ответь же мне СелильУбарум, что ждет нас на том берегу? Стоит ли нам переходить реку или повернуть вспять?

- Знают ли марицеги о нашем приближении? - спросил в свою очередь Крис.

- Ишшинкулл знает все, - проговорил АрбанСин. - Он смотрит на землю глазами орла, парящего в поднебесье; он чует добычу нюхом лисицы, прячущейся в зарослях; он может обернуться хищной рыбой и плавать в морской глубине.

- И что же он предпримет, узнав о нашем приближении? - продолжал расспрашивать Крис.

- То, что предпринял бы любой на его месте: соберет войско и двинет его против нас. Он знает, что с нами женщины и дети. В лучшем случае он наложит на нас дань и пропустит с миром через свои земли, а в худшем... - АрбанСин усмехнулся. - Мы для него легкая добыча.

- Что он потребует в качестве дани: серебро, золото, драгоценные камни? - Конечно, он возьмет и серебро и золото и другие драгоценности, но это будет впридачу к тридцати самым красивым девушкам и тридцати самым сильным мужчинам. Каменный Бог только тогда будет доволен, когда человеческая кровь обагрит жертвенный камень в зиккурате.

- А если мы вернемся? - поинтересовался Крис.

- Это невозможно, - категорически ответил АрбанСин.

- Ариманы собирают новое войско. Мы разбили только одно племя, а их много. На этот раз они будут умнее. Нам против них не устоять.

- Выходит, у нас нет выбора. Пойдем вперед и будем надеятся на лучшее, а готовится к худшему, - подвел черту Крис.

- Если переходить на тот берег, то делать это надо незамедлительно, сказал АрбанСин, - чтобы не оказаться в ловушке. Войско Ишшинкулла наверное поведет Абиссарих. Это опытный полководец. И воины у него хорошо обучены. Большинство его воинов пешие - они везде пройдут. Наша же сила в коннице, а кони не пройдут по топкой местности. Да и трава будет мешать. Если не успеем выбраться на ровное место, Абиссарих прижмет нас к реке и тогда быть беде.

- Про Абиссариха тебе тоже Мудрейшая сказала? - поинтересовался Крис.

- Нет, - ответил АрбанСин. - О нем я узнал от степных странников, встречавшихся на нашем пути.

2

Переправив через реку небольшой конный отряд, АрбанСин развернул его в боевой порядок, выслал вперед дозоры и только после этого начал переправлять остальное войско и обоз. Предосторожность была не лишней. Высланные вперед лазутчики донесли, что не более как в двух днях пути от них находится Абиссарих, имеющий десятикратное превосходство в военной силе. Узнав об этом АрбанСин с войском спешно выступил им навстречу, чтобы дать бой на равнине. Для защиты обоза он оставил небольшой отряд. Хунну с притороченным к седлу лошади медкейсом следовал за войском.

К концу второго дня измученное длинным переходом войско остановилось на привал. Высланные вперед разведчики вскоре вернулись ни с чем. На войско Абиссариха не было и намека. Оно словно растворилось в воздухе, будто его и не было вовсе. Исчезло, как исчезает вода, пролитая в песок. Но ведь лазутчики не могли ошибиться. Решено было ждать.

Когда следующий день подходил к концу на горизонте показался всадник, скачущий во весь опор. Роняя с удил кровавую пену загнанный конь остановился, тяжело поводя мокрыми боками. Всадник вывалившись из седла рухнул на иссушенную дневным зноем землю. Его кожанные доспехи были изрублены, зерцало погнуто, щит и шлем потеряны. Кровь запеклась на многочисленных ранах. Сам он готовился предстать перед Великим Руту. АрбанСин узнал его. Это был воин из отряда, оставленного им для охраны обоза.

- Что случилось? - нетерпеливо воскликнул вождь, обхватив его за плечи. Лицо раненого исказилось от боли:

- Они... напали на нас. Мы рубились до последнего. Но их было слишком много. Все воины кроме меня убиты. Женщины и дети взяты в плен. Я скакал весь день и всю ночь, чтобы предупредить вас. Сказав это раненый дернулся в последний раз, крупная дрожь пробежала по его телу и он затих, отойдя в мир иной. АрбанСин поднялся с колен.

- Абиссарих перехитрил меня! Старый лис! - воскликнул он в сердцах. Мне надо было предвидеть это.

- Что ты собираешься делать? - спросил Крис.

- Я обрушусь на его войско подобно урагану и... - И будешь раздавлен превосходящим противником, как букашка, - закончил за него Крис. - Сам погибнешь и людей погубишь.

- Что-же ты предлагаешь, СелильУбарум? - спросил АрбанСин, ярость которого немного улеглась, уступив место рассудку.

- Абиссарих думает, что обманул нас. Утвердим его в этой мысли. Сейчас его войско отягчено большой добычей. Он будет ждать нас, чтобы сразиться. Это ему выгодно. У него превосходство в живой силе, он у нас в тылу, мы без обоза. Но мы не будем драться.

- Как!? - взревел АрбанСин, хватаясь за меч. - Ты призываешь нас бросить родных и близких, стариков и детей? Оставить их в рабстве, чтобы демон смерти выпил их души? Ты, которому мы поклонялись, предлагаешь нам забыть прошлое и отказаться от будущего? - Умерь свой пыл, Вождь, и выслушай меня до конца, - усмехнулся Крис. - Никто не предлагает оставить наших соплеменников в рабстве. Подумай лучше, куда двинется Абиссарих с войском, отягченный богатой добычей, когда мы не примем боя?

- В столицу, - предположил АрбанСин после некоторого раздумья. - Куда-же ему еще идти?

- Вот в том то и дело, - телепатировал Крис. - Но мы его опередим. Прикажи седлать коней, Вождь. К тому времени, когда войско Абиссариха подойдет к столице город должен быть нами взят, а Ишшинкулл убит.

- А Каменный бог - Балитум? - спросил АрбанСин. - Как быть с ним? Ни один смертный не смеет тягаться с богом.

- Не твоя забота. С Балитумом я разберусь сам, - успокоил его Крис и добавил. - О пленных не беспокойся. С ними ничего не случится. Ведь они теперь, насколько я понял, принадлежат Балитуму, а кто же осмелится отобрать у него добычу.

- Ты согласен с моими доводами? - спросил он, видя что вождь не торопится исполнить его совет.

- Благодарю тебя, СелильУбарум, - ответил АрбанСин. - С твоим появлением мудрость снова поселилась в наших шатрах.

3

ДакатЛу - начальник ночной стражи - взошел на крепостную стену и остановился, вслушиваясь в ночные шорохи. Он пытался рассмотреть, что творится по ту сторону крепостной стены, но тьма была непроглядная. Их небольшой городок находился на полпути от границы к Тилле - столице могущественного государства марицегов - и был первым населенным пунктом, оказавшимся на пути АрбанСина и его войска

. Город окружала массивная стена, сложенная из бутового камня толщиной в шесть локтей и высотой в несколько человеческих ростов. Жилые кварталы города состояли из глинобитных домов с плоскими крышами, тесно лепившихся друг к другу, разделенных узкими кривыми улочками.

"Надо бы удвоить стражу, - подумал ДакатЛу, обходя стоящих в дозоре солдат. - Время неспокойное настало. Говорят, орда чужеродных прорвалась через границу. Эти люди - чистые варвары. Они разговаривают на непонятном языке и поклоняются странному богу, которого возят за собой в небольшой повозке, а иногда и просто в переметной суме. Что это за бог такой - позволяет таскать себя привязанным к лошадиному хвосту и не требует, чтобы ему выстроили просторный храм, который бы удивлял всех своей величиной и богатством. Не бог это - идол да и только".

Над всем этим сбродом властвует могучий вождь, не то Арбанас, не то Арбанис. Его сила так велика, что он без труда разрубает одетого в медный доспех всадника, вместе с лошадью. А ростом он таков, что два самых рослых мужчины встав один другому на плечи едва-ли смогут дотянуться до его макушки. Благодарение Великому Ишшинкуллу - Верховному Жрецу Того, Кто Живет В Небесном Доме. (ДакатЛу даже в мыслях боялся упомянуть имя Каменного Бога, чтобы не навлечь беды на свою голову).

Всевидящее око Ишшинкулла вовремя рассмотрело надвигающуюся опасность. Выступившее заранее к границе войско доблестного Абиссариха уже захватило вражеский обоз и возвращается с богатой добычей. Так сказал гонец от Абиссариха, посланный к Ишшинкуллу. Он сменил коня в их городе и опорожнив поднесенный ему кубок, наполненный пенистым ячменным пивом, ускакал дальше в степь, не задержавшись дольше ни минуты.

Обоз взят, но самого вождя с кучкой верных ему воинов изловить пока не удалось. Однако, Абиссарих - великий воин. Он приволокет на аркане варвара, дерзнувшего сопротивляться воле великого Ишшинкулла каким бы сильным тот не был. Потому что никто не может сравниться в доблести с Абиссарихом.

"Завтра, - подумал ДакатЛу, - надо будет пустить конные дозоры, чтобы разъехались по степи, ловить оставшихся в живых чужеродцев. Пленных можно будет использовать как рабов, а еще лучше отдать Ишшинкуллу, чтобы он принес их в жертву Каменному Богу".

Проскакавший вчера гонец сообщил ему, что среди захваченных много детей. Это хорошая весть. Все они войдут в небесный дворец Балитума. Их должно хватить на много лун и тогда, может быть, не покажется на горизонте черный всадник и не въедет в ворота их маленького городка, чтобы собрать страшную дань детьми, не достигшими возраста одевания первого пояса. Это тот возраст, когда заканчивается воспитание матери и ребенок переходит под покровительство отца.

Появления черного всадника ДакатЛу боялся больше всего на свете. Он был для него страшнее даже, чем огненная колесница, катящаяся по ночному небу - предвестница великих несчастий. В тот год, когда огненная колесница прокатилась по небу в первый раз, (ДакатЛу помнил это, хотя был мал) черная оспа унесла много жизней. Его мать и трое братьев вошли в черные воды таинственной реки Хабр и омыли в ней свои стопы, освобождаясь от суеты жизни, чтобы никогда не вернуться обратно.

А боялся он появления этого всадника потому, что подрастал его сын единственная надежда. Его очередь предстать перед грозным взором Балитума была близка. Но оставалось совсем немного времени до того светлого дня, когда ему повяжут на поясе шнурок зрелости, сделанный из раскатанного в тонкую нить серебра. И тогда он перешагнет первый и самый опасный рубеж своей жизни.

ДакатЛу зябко поежился, когда прилетевший с недалеких гор, ветер разогнал духоту ночи и словно невесомой вуалью обвил его полуголое тело утренней прохладой. Занималась заря. Край неба на горизонте уже розовел и сумрак ночи вот-вот должен был смениться яркими красками нарождающегося дня. Начальник стражи сладко зевнул. Дремота начала одолевать его. Самое время пойти спать. Если бы не эта орда, он бы так и сделал, доверив проверять посты своему помощнику. Ну да ладно. Будет время отоспаться.

Бояться особенно нечего. Их город - крепкий орешек. Не по зубам будет всякому бродячему сброду, не имеющему к тому-же ни стенобитных орудий, ни баллист, ни катапульт. Если разобраться, то ДакатЛу больше боялся не того, что орда нагрянет, а того, что она пронесется мимо. В душе он надеялся, разбив вражеское войско, получить свою долю добычи, взяв пленных и превратив их в рабов.

Обойдя посты он хотел уже было уйти со стены, как вдруг до его слуха донесся далекий гул. Казалось, гудела сама земля. ДакатЛу вытянул шею, чтобы получше рассмотреть, что там вдалеке творится. Но в серости надвигающегося утра не сумел ничего различить. Он подумал, что может это пастухи перегоняют табуны на дальние луга, однако заподозрив неладное, решил на некоторое время задержаться. Он так и не смог различить что-либо в темноте, однако его внимание привлек тихий шорох, раздавшийся у самых городских стен. Взглянув туда он заметил бесшумно скользящие тени, окутанные утренним туманом. Тени были совсем рядом и он с ужасом распознал в них всадников.

Это был передовой отряд прорвавших границу варваров. Копыта их коней были обмотаны чем-то мягким, именно поэтому они сумели бесшумно подойти почти к самым стенам города. Само же войско надвигалось сзади и его появление у городских стен было также неотвратимо как сама смерть.

ДакатЛу не мешкая выхватил из-за пояса бронзовый топорик с узким, лезвием и небольшим, расплющенным в лепешку обухом. Нашарив рукой закрепленный за спиной небольшой круглый щит, обитый листовой медью, он извлек его и размахнулся, чтобы, ударив металлом о металл, поднять тревогу. Но в это время в воздухе раздался тонкий, едва слышный свист, и что-то острое больно стукнуло его по горлу. Словно кто-то невидимый нанес ему в гортань удар ребром ладони.

Горячий ручеек потек по шее на голую грудь и далее по животу на ткань набедренника, пропитав ее липкой массой. Следом за ручейком невыносимая боль разлилась по всему телу. ДакатЛу хотел было закричать, но вместо крика из горла раздался булькающий хрип. Скосив глаза вниз он увидел торчащую из горла вражескую стрелу, деревянное древко которой еще слегка покачивалось, дрожа черным оперением.

Удивленный ДакатЛу протянул руку к стреле, намереваясь сломать ее, но не смог. Перегнувшись пополам он рухнул вниз головой с крепостной стены. Глядя мертвыми глазами в светлеющее небо, он уже не видел как взметнулись в воздух тонкие веревки с привязанными к ним крючьями; как перелетев через стену они зацепились острыми зубьями за неровности в камне; как темные фигуры людей стали карабкаться на стену, один за другим проникая в город. Раздался сдавленный крик и что-то тяжелое опрокинулось наземь. Послышалось звяканье мечей, затем все затихло, чтобы через некоторое время нарушить тишину уходящей ночи скрипом открываемых городских ворот. Застигнутые врасплох стражники были все до одного перебиты.

И вот уже лавина дико кричащих и улюлюкающих конников на гривастых лошадях вливается через распахнутые настежь ворота в город и неудержимым потоком растекается по кривым улочкам, как кровь по капиллярам. Опьяненные битвой воины выламывали двери, врывались в дома, убивая без разбору всех кто попадался под руку. Они хватали беззащитных людей за волосы, руки, цеплялись за одежду, если таковая имелась, и наносили кинжалами колющие удары снизу в живот, в грудь или горло; перерезали глотки; вспарывали животы, отрезали головы.

Вырванные из тенет сна люди не могли оказать достойного сопротивления нападавшим. Они умирали, пронзенные мечами, заколотые дротиками, так до конца и не поняв в чем дело. Те, кому удалось выбежать из тесных помещений на улицу, находили свою смерть под копытами бешено мчащихся коней. Резня продолжалась до тех пор, пока в городе оставались живые люди. Смерть в ту ночь собрала обильную жатву.

Немногочисленное население городка было вырезано полностью. Восходящее солнце озарило золотистыми лучами безжизненные улицы мертвого города. Везде валялись трупы людей в лужах крови: в тесных переулках и внутренних двориках; на плоских крышах домов, используемых для сна в жаркое время года, и в темных помещениях, освещаемых маленькими оконцами, проделанными в потолке. В хлевах жалобно блеяли овцы, загнанные на ночь, в загонах мычали коровы, слышалось ржание лошадей. Некормленная скотина просилась на волю из тесных загородок.

Далеко в степи клубилось серое облако пыли, с каждой секундой удаляясь от разграбленного городка. Это рвущийся к Тилле АрбанСин, не захотевший оставлять у себя за спиной укрепленный город, уводил своих воинов, опасаясь подхода армии Абиссариха. Хунну, не имевший возможности скакать наравне со всеми, из-за медкейса, стоящего у него на коленях, въехал в город, когда основное войско уже покинуло его. С ним находилось несколько воинов, выделенных вождем для охраны СелильУбарума.

Они медленно ехали по кривым улочкам мертвого города. Их кони переступали через лежавшие там и сям трупы людей, тела которых еще не остыли. Вездесущие мухи роились тысячами, облепив страшные раны, с жужжанием перелетая с одного трупа на другой. В жарком воздухе сразу же начались процессы гниения. Тлетворный запах смерти пропитал все вокруг.

- Что здесь произошло? - с ужасом телепатировал Крис, содрогаясь от увиденного. - Кто это все сделал?

- Великий вождь АрбанСин совершил это, - гордо сообщил Хунну. - Он поверг во прах этот город, на страх нашим недругам.

- Безумец! Что он натворил! - воскликнул Крис. - Мы же в чужой стране. Среди врагов. Ну как мы теперь сможем договориться с Абиссарихом, чтобы он не причинил вреда нашим соплеменникам, находящимся у него в плену.

- А разве нам надо с ним договариваться? - недоуменно спросил Хунну. - Разве ты, О Всемогущий, не указал нам путь, который приведет нас к победе?

- Какой путь? - удивленно спросил Крис. - Свергнуть власть Каменного Бога - Балитума и убить его верховного жреца Ишшинкулла.

- Ну, это еще шкура неубитого льва, - смешался Крис, сетуя в душе на то, что его слова были неправильно истолкованы. - Конечно, я сказал, что существует такая возможность. Но ведь это не значит, что мы должны предавать смерти всех и каждого, кто встретится на нашем пути.

- Но если мы не убьем их, тогда они убьют нас, - резонно заметил Хунну. Крис промолчал. Ему, не одобрявшему в душе действий АрбанСина, не оставалось ничего другого, как смириться и молча взирать на происходящее. В какой-то мере в том, что случилось он винил и себя. Ведь это была его идея - захватить Балитума и убить Ишшинкулла, в надежде, что тогда Абиссарих будет сговорчивее и дарует пленникам свободу. Но до Тиллы еще далеко, а кровь невинных людей уже обагрила землю и неизвестно сколько ее еще прольется и чьей.

4

Столица марицегов - город Тилла был огромен. В нем проживало народу, больше, чем было песчинок в пустыне. Город располагался посреди плодородной долины, окруженной со всех сторон невысокими холмами и представлял собой скопище одно-двух, реже трех-этажных домов, обнесенных двумя поясами мощных крепостных стен. Внешняя стена была сложена из огромных каменных блоков, доставленных сюда из близлежащих каменоломен многочисленными рабами, количество которых постоянно пополнялось за счет ведения бесконечных захватнических войн. Толщина внешней стены была такова, что по ней свободно могла проехать повозка, запряженная двумя лошадьми. Внутренняя стена была образована стоящими вплотную друг к дружке двухэтажными домами, глухие стены и плоские крыши которых служили продолжением внутренней стены.

Крепостные стены окружал широкий ров, заполненный водой из протекающей неподалеку реки. На поверхности воды во рву плавали длинные толстые бревна. Такие же бревна валялись там и сям на берегу. Однако не стоило их использовать для переправы, ибо это были крокодилы, питающиеся человеческим мясом, в основном трупами рабов, умерших от непосильного труда или казненных за какую-нибудь, порой незначительную, провинность.

Дома, находящиеся под защитой крепостных стен, были отделены друг от друга кривыми улочками, такими узкими, что два всадника, движущихся друг навстречу другу, с трудом могли бы разъехаться, не говоря уже о колесницах. В центре города, на широкой площади, отделенный от остальных строений свободным пространством, стоял гигантский храм-зиккурат, в котором обитал Каменный бог - Балитум.

С виду зиккурат напоминал многоступенчатую пирамиду, покоящуюся на могучем квадратном фундаменте, сложенном из громадных базальтовых плит. Сам массив зиккурата был сложен из сырцового кирпича и выкрашен асфальтом в черный цвет. В стенах зиккурата имелись потайные ходы, лестницы, ведущие из темных сырых подземелий в верхние этажи, где размещались кельи жрецов, а на самом верхнем этаже находились апартаменты грозного Балитума. С верхнего этажа зиккурата до самого его основания вел глубокий колодец, оканчивающийся водоемом. Снаружи к зиккурату была пристроена широкая лестница с высокими ступенями. По этой лестнице поднимались те, кто был предназначен в жертву Балитуму.

- Мы у цели, СелильУбарум, - проговорил АрбанСин, показывая на город. - Это Тилла. А вон та черная гора, что вознеслась в самое небо - зиккурат Балитума. Что нам делать дальше? - обратился он к Крису с вопросом.

"Откуда мне знать! - подумал про себя Крис, весьма удрученный увиденным. - Разговор шел о простом городе, а это настоящая крепость. Чтобы ее захватить необходимо разрушить крепостные стены, но для этого нужна лазерная пушка или, на худой конец, взрывное устройство... а тут еще эти крокодилы".

Крис повращал глазами-антеннами. АрбанСин, Хунну и окружающие их воины выжидательно смотрели на него. Вера и надежда светились в их глазах.

- Приходилось ли тебе, Вождь, брать города? - обратился Крис к АрбанСину.

- Приходилось, - ответил тот и добавил. - У нас были стенобитные машины, время, пища и сильное войско. Да и город был не так уж сильно укреплен.

- Сколько же вы потратили времени на осаду?

- Дважды ночная богиня умирала и рождалась вновь, - ответил АрбанСин, имея ввиду вращающуюся вокруг планеты небольшую луну, - Когда она умерла в третий раз разрушенный город лежал у наших ног.

- Около трех месяцев? - подсчитал Крис. - Нам это не подойдет. В нашем распоряжении не более двух дней...

В это время до их слуха донесся победный треск барабанов.

- У нас нет ни минуты, - перебил его АрбанСин. - Абиссарих снова обманул нас. Мы окружены.

- Как он догнал нас? - удивился Хунну.

- Спроси об этом у него самого, если представится такая возможность, - раздраженно проговорил АрбанСин.

Слева и справа от них на гребнях холмов показались воины Абиссариха. Они стремительно приближались. Впереди бежали пешие воины, вооруженные бронзовыми топорами, заткнутыми за пояс и тугими луками, вместе с запасом стрел висевшими за их спинами в колчанах. Из всей одежды на них были черные набедренные повязки, на голове войлочные шапки, на ногах легкие кожанные сандалии с твердыми подошвами.

Это были лучники, которые, нападая первыми, осыпают противника тучами стрел и тут же отходят, прячась за спинами тяжеловооруженных копьеносцев, идущих следом.

Вооружение копьеносцев состояло из длинных копий, с наконечниками в локоть длинной и огромных, в рост человека, щитов, изготовленных из натянутых на деревянную раму нескольких слоев кожи или войлока, обитых сверху медными пластинами. Их головы прикрывали медные шлемы на войлочной подкладке, укрепленные под подбородком кожаными ремешками. Доспехом им служили длинные толстые войлочные плащи с нашитыми поверх медными бляхами, надежно защищающие грудь и ноги до самых щиколоток. На ногах были кожанные сапоги. Сражались неповоротливые тяжеловооруженные воины в сомкнутом строю и не было силы, которая могла бы устоять против них.

Помимо этого, АрбанСин, оглядевшись по сторонам, заметил впереди выстроенные в ряд боевые колесницы, имевшие форму ящика, поставленного на четыре сплошных колеса, обитых по краям медными пластинами. В каждой колеснице находилось по два воина: управляющий лошадьми возница и стрелок, вооруженный луком со стрелами и десятком дротиков, помещенных в большой колчан, притороченный к передней стенке колесницы.

- Назад! - вскричал АрбанСин, разворачивая в спешке своего коня. Но было поздно. Сзади проход закрыла конница Абиссариха. Мышеловка захлопнулась. С трех сторон войско АрбанСина окружали воины противника, с четвертой стороны возвышались неприступные крепостные стены Тиллы и ров, кишащий крокодилами.

- Умрем как воины! - зазвучал сильный голос АрбанСина, вытаскивающего из ножен меч.

Послушные его приказу воины развернулись лицом к врагу, ощетинившись остриями копий. Когда расстояние между противоборствующими сторонами сократилось до двух-трех стадий, лучники Абиссариха остановились и натянули луки. От группы всадников, стоящих на вершине холма отделился один и поскакал по направлению к АрбанСину. АрбанСин выехал ему навстречу.

- Кто это? - спросил Крис у Хунну.

- Это сам Абиссарих, полководец Ишшинкулла, - ответил тот.

- Чего он хочет? - Не знаю. Наверное предлагает нам сдаться, чтобы не проливать кровь своих солдат.

Абиссарих был уже стар. Его седые волосы, были коротко подстрижены. Под седыми кустистыми бровями прятались пронзительные глаза. Торс полководца прикрывал позолоченный панцирь, поверх которого сзади был накинут короткий плащ, красного цвета, крепившийся спереди золотой пряжкой, выполненной в виде львиной головы. Короткий меч в позолоченных ножнах висел на поясе. Остановившись в нескольких метрах друг от друга командующие двумя противоборствующими армиями приветствовали друг друга.

- Я наслышан о тебе, Воин, - произнес Абиссарих, после некоторого молчания. - Ты смел и силен, а рука твоя не знает усталости, Победитель ариманов. Но зачем ты вторгся в наши земли? Или ты не знал, что здесь властвует великий Ишшинкулл, Верховный жрец Балитума, Повелителя небес. На что ты надеялся?

- Мы идем с миром, - дипломатично ответил АрбанСин, - Отпусти наших сородичей, полоненных тобой, и мы пройдем стороной, чтобы никогда больше не появиться здесь.

- Хорош мир! - усмехнулся Абиссарих. - А город, в котором не осталось ни одного живого человека? Мне только что донесли об этом. Под стены Тиллы вы тоже с миром пришли? Зачем же тогда твои воины обнажили мечи?

- А что нам остается делать, если твои воины окружили нас со всех сторон, - спросил АрбанСин.

- Вам действительно ничего не остается делать, кроме как сдаться или погибнуть, - жестко сказал Абиссарих.

- Не слишком ли ты торопишь события, полководец? - дерзко спросил АрбанСин. - Мне кажется, что у нас есть и третий путь.

- Какой-же? - удивленно вскинул мохнатые брови Абиссарих.

- Биться и победить! - ответил АрбанСин.

- Победить? - Абиссарих расхохотался. - Оглянись вокруг, доблестный воин. Вы окружены. Стоит мне дать знак, как тучи стрел, выпущенных моими воинами, затмят солнце. Уцелевших после этого смертоносного дождя раздавят копьеносцы, а конница завершит побоище. Вам не на что надеяться.

- Пусть так, - сурово произнес АрбанСин, глядя в глаза Абиссариху. Но зато мы умрем как воины.

- Можно поступить иначе, - произнес Абиссарих, - Твое войско хорошо обучено. Мне нужны хорошие воины. Я бы пополнил ими свою армию. Взглянув на АрбанСина он добавил, усмехнувшись:

- Впрочем, к тебе это не относится, хотя ты первый из первых и нет тебе в битве равных. Тебе выпала большая честь быть приглашенным на обед к Балитуму. Произнеся имя Каменного Бога Абиссарих понизил голос до шепота. Нельзя было упрекнуть в трусости старого вояку, для которого жизнь - тонкая ниточка, вьющаяся меж пальцев: чуть прижал и уже оборвалась, но было видно, что и он робеет при упоминании имени Балитума.

- Как вы нас догнали? - поинтересовался АрбанСин. - Мы скакали без остановок, нигде не сворачивая с пути.

- Я никого не догонял, потому-что никуда не уходил, - ответил Абиссарих. - У Ишшинкулла достаточно воинов, чтобы снарядить два войска: одно отправить навстречу вам, а другое оставить под стенами Тиллы, дожидаться когда вы придете.

В это время к ним подскакал Хунну. Остановившись в нескольких шагах от них он наклонил голову, приветствуя Абиссариха.

- Кто это? - спросил Абиссарих, обращаясь к АрбанСину. - Разве законы вашего племени позволяют вмешиваться в военные переговоры безбородым юнцам?

АрбанСин вперил свой тяжелый взгляд в Хунну:

- Как посмел ты, дерзновенный, приблизиться к нам!? - процедил он сквозь зубы.

Да простят меня Великий Вождь и доблестный Абиссарих, - ответствовал Хунну. - Не по собственной воле я нарушил закон. Мой повелитель, Всемогущий СелильУбарум, живущий в небесном шатре, повелел мне сообщить его волю. Он хочет видеть Каменного бога - Балитума. Он приготовил для него богатые дары и просит сообщить об этом Ишшинкуллу, чтобы тот до конца встречи Всемогущего с Балитумом не причинял вреда, людям его племени.

Абиссарих молчал. Он не знал, что ответить. Он мог разбить неприятельское войско, разрушить до основания город и обратить в рабство всех его жителей, но в дела богов предпочитал не ввязываться. Это дело Верховного Жреца. Пусть он и разбирается.

- Хорошо, - наконец молвил Абиссарих. - Я сообщу Ишшинкуллу желание вашего бога. Как он решит, так и будет.

- А войско? - спросил АрбанСин. - Оно так и будет стоять под стенами Тиллы? Или ты позволишь нам соединиться с нашими семьями?

- Чтобы вы набрались сил перед боем? - усмехнулся Абиссарих. - Каждый сытый и отдохнувший воин в твоем войске - это убитый или раненый в моем войске. Я не настолько глуп, чтобы позволить вам это. Вот если вы сложите оружие, тогда не будет никаких препятствий и вы сможете вернуться к своим шатрам.

- Об этом не может быть и речи, - ответил АрбанСин.

- В таком случае, единственное, что я вам могу предложить это отвести войско в соседнюю долину. Там вы сможете накормить коней.

Конечно не из любви к животным Абиссарих проявил милосердие. Соседняя долина представляла собой узкое ущелье, зажатое между холмами и горной грядой. Здесь конница АрбанСина теряла всякую возможность маневрировать и представляла собой отличную мишень для засевших на вершинах холмов стрелков Абиссариха.

- Ты что-то задумал, Всемогущий? - спросил АрбанСин, когда они возвращались к своему войску после переговоров.

- Да, вождь, - перевел Хунну ответ Криса. - Мне нужен небольшой ларец с плотно закрывающейся крышкой из свинца, а если нет свинца то из золота или меди. Когда подойдет обоз, нас отведут туда и мы с УбарСином приготовим свой дар.

"Придется пожертвовать на благое дело одну из своих атомных батарей". - подумал Крис про себя.

5

Ишшинкулл, Верховный Жрец Балитума, заложив руки за спину сумрачно ходил по тесной келье, скрытой в громаде зиккурата. Это был высокий плотный мужчина, с несколько одутловатым безбровым лицом, наголо выбритый. Его водянистые глаза светились холодным блеском, выдавая в нем человека жестокого, не знающего жалости. Он был одет в длинную мантию кровавого цвета, отороченную снизу золотой бахромой. Его шею и плечи украшало тяжелое ожерелье, состоящее из нескольких рядов золотых пластин, на каждой пластине были выгравированы таинственные письмена, понятные только посвященным.

Тяжелое предчувствие сжимало и без того холодное сердце Ишшинкулла ледяной рукой неизвестности. Прошлой ночью черная завеса встала перед его внутренним взором, когда он попытался заглянуть в будущее, мысленно перебирая призрачную нить времени. Такое уже было с ним однажды, когда острая стрела пронзила сердце волка, глазами которого он в тот момент смотрел. Тогда он почувствовал как умирает, и умер бы, если бы вовремя не покинул остывающий труп, уставившийся остекленевшими глазами в сумеречное небо. Но то было чужое тело. Поэтому и черная вуаль была не так черна, как сегодня.

Чтобы выяснить причину тревоги он заглянул в души пленников. Мысли АрбанСина - их вождя - и этого мальчишки - жреца - были ясны как день и понятны ему. Он знал, что они собираются предпринять и, при желании, мог бы даже внушить им сделать то, что выгодно ему, Ишшинкуллу. Но вот ларец, сделанный из неизвестного ему материала: не золотой, не медный, не бронзовый. Он живой. Это их бог - СелильУбарум, как они его называют. Именно от него исходила угроза. И угроза эта состояла в том, что Ишшинкулл не мог прочитать его мыслей, не мог предугадать его действий. Когда он пытался установить с ним контакт, как он это делал множество раз с Балитумом, то натыкался на холодную серую пустоту. Некий барьер, преодолеть который он был не в силах, вставал на его пути.

Пока страшиться особенно было нечего. Абиссарих точно выполнил все его повеления. Он захватил в плен женщин и детей непокорного племени, окружил вражеское войско на подступах к городу, прижав ко рву, кишащему крокодилами-людоедами, Теперь пленники ждут его - Ишшинкулла - решения: рабство или беспощадное истребление. Говорят, что эти люди гордые. Посмотрим, будут ли они также горды, когда рабский ошейник, соединенный с тяжелой цепью, замкнется на их шеях, а сыромятная плеть надсмотрщика сдерет кожу с их спин.

Мужчины будут работать в каменоломнях или исполнять другую тяжелую работу, до тех пор пока не издохнут, а когда издохнут то будут скормлены крокодилам. Та же самая участь ждет старых и больных женщин. Из молодых женщин будут отобраны самые красивые, которые предстанут перед Балитумом. Остальные достанутся войнам Абиссариха. Что с ними будет дальше Ишшинкулла особенно не интересовало.

А дети...дети это пластичный материал. Из него можно вылепить все, что угодно. И он - Ишшинкулл - вылепит. Он превратит их в избумов, страшных уродов, одного вида которых будут бояться враги. Это будет непобедимое войско. Оно будет повиноваться только ему и завоюет весь мир. Во славу Каменного бога.

Завтра, когда огненная колесница Бога Солнца скроется из виду, пронесясь во весь опор по небосклону, и черная птица ночи опустится с небес на землю, тогда и только тогда АрбанСин ступит на лестницу смерти, ведущую в чертоги Балитума. Его будут сопровождать мальчик-жрец, несущий дары от их бога. Их обоих ждет смерть. Ишшинкулл еще раз прошелся по келье, освещаемый трепещущим светом масляных факелов, окрашивающих стены в красновато - оранжевый цвет. Его черная тень перелетала при ходьбе со стены на стену, изламываясь на углах. Приближалось время полуночи.

6

Балитум дремал, смежив отвислые веки и опустив лобастую голову с тяжелым квадратным подбородком на могучую грудь, поросшую жестким черным волосом. Его грузное тело, заметно ожиревшее за последние годы, покоилось в массивном золотом кресле, незыблемо стоящем на высоком каменном постаменте на верхнем этаже гигантского многоступенчатого храма - зиккурата, возведенного много десятилетий назад, для прославления его могущества.

Несколько поколений людей сменилось с той поры, когда он появился на свет - отпрыск ли великого царя, наследовавший верховную власть, или некое проявление дьявольского вмешательства, могущественных сил, неизвестных и неподвластных человеку. Он не интересовался жизнью людей, хотя и был одним из них. Для него люди, наряду с жертвенными животными, были лишь источником питательных веществ, необходимых для продолжения его жизни. Он, имевший человеческий облик, осознавал ли себя человеком, мнил - ли богом, об этом у него некому было спросить. Балитум не помнил своего прошлого. Его прошлое помнил Ишшинкулл, сотворивший Каменного бога.

В тот день, - вспоминал Ишшинкулл, - злой ветер-суховей, прилетевший из пустыни, поднял в воздух тучи песка и застил солнце, предвещая беду. И точно: беда - госпожа незваная - не заставила себя долго ждать. В стране марицегов умер царь. Отношение к нему подданных было разное. Многие радовались смерти тирана, хотя и побаивались говорить об этом вслух, страшась мести со стороны сородичей усопшего. Его злобный необузданный нрав внушал им страх.

Кое-кто искренне сожалел о случившейся утрате, страшась перемен, сопутствующих смене власти. К этой категории относились и те, кто видел в умершем царе единственного защитника, способного как противостоять внешним врагам, так и навести порядок внутри страны, уничтожив бунтовщиков и вольномыслящих. Ритуал погребения происходил на берегу священного озера, представляющего собой небольшую заполненную водой котловину, диаметром около ста локтей, образовавшуюся в доисторические времена.

Согласно древней легенде это озеро питалось водами таинственной реки Хабр, текущей во мраке подземного царства. В этом месте обитал бог смерти ужасный Каргал - гигантский червь с мордой змея - прародитель всего живого и его же великий пожиратель. Когда он приближал свою безобразную голову к дыре, пробитой им в твердом камне, и выдыхал, то от его горячего дыхания вода в озере бурлила как в кипящем котле. Когда же он вдыхал, то вода вливалась в его бездонную глотку и уровень ее в озере понижался до тех пор пока не оголялось каменистое дно.

И тогда те, кто посмелее могли заглянуть в раскрытую пасть чудовища, похожую на гигантский грот, пугающий своей чернотой, а при желании пройти дальше в чрево, уклоняясь от торчащих сверху и снизу каменных зубов. Но пока таковых не находилось: дерзнувший столкнуть челн своей жизни в черные воды озера едва-ли мог надеяться на благополучное возвращение.

Траурная процессия, приблизившаяся к месту погребения, состояла из многочисленных царских жен и наложниц, дворцовых людей, жрецов и простого люда, любопытного до всякого рода зрелищ, будь то свадьба или похороны. Царские домочадцы стояли неподалеку, разбившись на несколько групп, в каждой из которых выделялся один из сыновей царя. Плакальщицы в черном сновали между ними, оглашая воздух плачем.

ШарамАдад - старший сын царя и наследник престола - расположился в некотором отдалении, окруженный многочисленной свитой и свысока смотрел на происходящее. Он уже чувствовал себя повелителем и лихорадочно стискивая рукоять меча думал о том, как расправится с неугодными. Простолюдины стояли поодаль, боясь помешать суетившимся жрецам, готовящимся к священнодействию, одновременно не желая попадаться на глаза вельможам из дворцовой свиты, охраняемой телохранителями.

Войско, состоящее из конницы и нескольких отрядов легковооруженной пехоты, заняло места на дальних подступах, готовое в случае надобности отразить внезапное нападение шайки разбойников или одного из воинственных кочевых племен, прорвавшегося сквозь пограничные заставы, и защитить безоружных людей.

Десяток обнаженных жрецов с выбритыми головами, похожие один на другого, суетились вокруг умершего владыки, собирая его в последний путь. Командовал ими Ишшинкулл, не так давно ставший Верховным жрецом, сменив на этом посту своего отца, умершего от неизвестной болезни. Он бросал мрачные взгляды из под насупленных бровей на толпу, ожидавшую начала священнодействия.

В определенный час, когда уровень воды в священном озере достиг критической точки, отмеченной каменным столбом, вбитым в утрамбованную землю, спокойная гладь священного озера внезапно подернулась крупной рябью. Тотчас два высокорослых жреца, в напряжении ожидавших этого момента, столкнули на воду небольшой деревянный плот с установленной на нем колесницей царя, запряженной его любимым конем. Сам царь, облаченный в боевые доспехи, с золотым венцом на голове, сидел в на месте возницы держа в руках вожжи. Специальные тесемочки, привязанные к колеснице, поддерживали его тело в нужном положении, не давая ему упасть. Узкая повязка из плотной черной материи закрывала его глаза, резко контрастируя с восковой желтизной сморщенного лица.

Увидев вокруг себя воду, конь стал проявлять признаки беспокойства. Он неистово бил копытом в деревянный настил и жалобно ржал, запрокинув вверх голову, насколько позволяла обвивающая его тонкую шею цепь, приколоченная к деревянному основанию плота массивной скобой.

Плот медленно поплыл по озеру, слегка раскачиваясь на волнах. Когда он был почти на середине вода в центре озера внезапно вспучилась гигантским пузырем, который лопнув с громким треском, окатил стоящих поблизости людей фонтаном брызг, заставив их отпрянуть прочь. На месте лопнувшего пузыря образовалась большая воронка, засосавшая плот.

Предсмертное ржание захлебывающегося животного оборвалось на самой высокой ноте в тот момент, когда жадные волны сомкнулись над его головой. Следом за этим уровень воды в озере начал стремительно понижаться. Обнажились каменные стены берега, отвесно уходящие вниз.

В скале стали видны мокрые осклизлые ступени, вытесанные в камне неизвестно кем и неизвестно когда. Ступени круто спускались к небольшой площадке, на которой лежала плоская каменная плита, по форме напоминающая крест. Это был жертвенный камень. Напротив него в стене виднелось темное отверстие, похожее на ворота в загробный мир - вход в подземный грот.

Вода с клокотанием вливалась в отверстие и исчезала во тьме. Когда пучина поглотила колесницу с телом царя, унеся ее в глубину подземного грота, стоящие на берегу люди упали ниц, боясь поднять глаза, чтобы не встретиться взглядом с ужасным Каргалом. Ишшинкулл величественно взмахнул рукой, подавая знак. Настало время жертвоприношения.

Юная жена старого царя, должна была спуститься вслед за своим супругом в мир мертвых, чтобы сопровождать его во время долгих скитаний, поддерживать огонь в очаге его походного шатра и согревать своим теплом его ложе. Те же самые жрецы, что сталкивали в воду плот с царской колесницей, свели молодую женщину, находящуюся в полуобморочном состоянии, по каменным ступеням и поддерживая ее под руки подвели к жертвенному камню, вытесанному из цельной глыбы гранита.

Верховный жрец сорвал с нее черное покрывало, надетое в знак траура, и отбросил прочь. Покрывало печальной тенью взлетело над водой, коснулось прозрачным крылом черной поверхности и подхваченное бурлящим потоком исчезло в пещере. Юная царица предстала перед Верховным жрецом совершенно нагая. ее стройное тело покрылось гусиной кожей, то ли от прохлады, идущей от воды, то ли от страха, а может быть и от того и от другого. Был заметен ее едва округлившийся живот, не оставлявший, однако, сомнений в том, что она готовится через определенное время стать матерью.

По правде сказать, именно этот факт и решил ее участь, когда разгорелся спор о том, кому идти в царство мертвых. Узнавший через своих соглядатаев о беременности юной царицы, ШарамАдад настоял на ее кандидатуре. Он должен был занять трон отца и ему не нужны были лишние разговоры в государстве о справедливости его наследования. Пробормотав низким голосом несколько заклинаний, Верховный жрец дал сигнал помогавшим ему младшим жрецам и те, подхватив женщину с двух сторон разложили ее на жертвенном камне. Чтобы она не могла вырваться и тем самым помешать совершению жертвоприношения ее руки и ноги поместили в специальные пазы, выбитые в граните, и закрепили каменными втулками.

Верховный жрец подошел к распростертому перед ним телу и занял положенное ему место с левого бока. Он старался не смотреть в широко раскрытые глаза обреченной царицы, в которых читался страх перед тем, что должно случиться. Она что-то беззвучно шептала побелевшими губами, глядя в высокое небо, словно прося заступничества у него. Обмакнув указательный палец левой руки в услужливо поднесенную младшим жрецом чашу, наполненную красной охрой, верховный жрец провел пальцем по телу жертвы, намечая путь для жертвенного ножа.

Бронзовое лезвие ножа, покрытое ржавыми пятнами, оставшимися от предыдущих жертвоприношений, должно было рассечь грудь несчастной, чтобы Верховный жрец мог беспрепятственно вынуть бьющееся сердце и сжечь его здесь же на приготовленной жаровне, полной горящих углей. Дым от сожжения укажет царю дорогу к небесному дворцу, а пролитая в воду кровь поможет ему быстрее доплыть до цели. Сделав все необходимое Ишшинкулл коснулся ножом обнаженного тела, прицеливаясь для удара. Священный обряд вступал в заключительную фазу.

Прежде, чем нанести удар, Верховный жрец поднял голову и посмотрел в небо, приготовившись произнести заклинание. Неожиданно его взгляд пересекся с колючим взором ШарамАдада, подошедшего к самому краю опустевшего озера и теперь пристально наблюдавшего за его действиями. Во взгляде ШарамАдада Ишшинкулл увидел открытую угрозу для себя. Он понял, что возможно этого дня ему не пережить. Слишком большую силу имел Верховный жрец, чтобы наследник оставил его в живых.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, Ишшинкулл произнес заклинание: не то, которое хотел произнести ранее - другое, таившее в себе забытые знания древних. И случилось невероятное. В прозрачном воздухе сверкнула молния, похожая на тонкую стрелу из расплавленного золота и вонзилась в распластанное на камне тело. Следом за этим в небе раздался негромкий, но отчетливо слышимый треск, будто кто-то разорвал кусок холста.

Женщина изогнулась дугой, ее мышцы напряглись до предела, готовые лопнуть, она дико вскрикнула, словно ее больно хлестнули кнутом, и забилась в агонии. При этом, вместо мелодичного голоса, подобного звуку свирели, каким она всегда отличалась, из ее горла вырывался ужасный стон, больше напоминающих хрип полузадушенного волка. Возгласы удивления, сменившиеся испуганными криками, раздавались в толпе. Первые ряды, напуганные случившимся, попятились в страхе назад, а задние, ничего не видевшие, но почувствовавшие, что произошло нечто необычное, а значит интересное, напирали на передних. Началась давка.

- Боги против того, чтобы царица пошла вслед за своим повелителем! провозгласил во всеуслышание Верховный жрец. - Они хотят, чтобы она родила сына - наследника. Это будет великий царь. Он прославит наш народ.

- Только ты не доживешь до этого времени! - процедил сквозь зубы ШарамАдад, взбешенный дерзостью верховного жреца. Вскочив на коня он с досады хлестнул его плетью и поскакал галопом прочь от священного озера. Многочисленная свита последовала за своим господином. Глядя на его спешный отъезд, Ишшинкулл усмехнулся, понимая, что пути назад уже нет и сказал что-то стоящим рядом с ним жрецам. Те, освободив женщину, подхватили ее бесчувственное тело и устремились вверх по лестнице. Наверху они бережно опустили царицу в поднесенные слугами носилки, а затем выхватив из окружавшей их толпы первую попавшуюся женщину, поволокли ее, упирающуюся, к жертвеннику, не заботясь о том, что она поскользнувшись на мокрых ступенях волочится за ними, сбивая в кровь колени.

Когда новая жертва была бесцеремонно брошена на жертвенный камень и распластана на нем, а жрецы навалились на руки и ноги не давая ей двинуться, верховный жрец поднял нож. Он торопился. Вода начала прибывать. Еще немного и озеро снова наполнится до краев, скрыв жертвенник. Тогда быть беде. Не получив положенной жертвы умерший царь не найдет успокоения в стране мертвых и будет мстить живым. Что будет в этом случае предсказать трудно, однако ясно одно - смерть соберет обильную жатву.

Взмах ножа. Крик боли и ужаса. Жрец сунул руку в раскрытую рану и нащупав там что-то рванул изо всех сил. Подняв вверх окровавленную руку он показал стоявшим на берегу людям истекающее кровью живое сердце со свисающими обрывками сосудов и артерий. Мгновение назад это сердце билось в груди человека, даже не подозревавшего, что демон смерти, посланный Каргалом, уже занес над ним свой карающий меч. Ишшинкулл кинул вырванное сердце на раскаленные угли и бегом устремился вверх. Вода уже лизала подножие жертвенного камня.

От жаровни повалил черный дым. В воздухе противно запахло горелым мясом. Вдыхая этот запах люди входили в экстаз и затягивая монотонную песню начинали равномерно раскачиваться из стороны в сторону в такт мелодии. Жрец вытер пот с лица. Он успел закончить ритуальный обряд и жертвоприношение, хотя времени у него оставалось совсем немного. Он выиграл первый бой.

И потекли дни, отнимая у будущего и прибавляя к прошлому. Царица безвыездно жила во дворце. С каждым днем ее тело наливалось соком будущего материнства. Множество нянек прислуживали ей. Покой венценосной особы охраняли отборные воины из личной гвардии умершего владыки. ШарамАдад, так нежданно-негаданно лишившийся трона, обитал в загородном дворце, затаив злобу и собирая вокруг себя верных людей, готовых в нужный момент перевесить чашу весов в свою пользу.

Желая обезопасить себя от козней ШарамАдада Верховный жрец преподнес ему в дар дивной работы кинжал, рукоять которого была украшена драгоценными камнями, а длинное обоюдоострое лезвие покрыто затейливой вязью. Когда ШарамАдаду принесли дорогой подарок, лежащий в опечатанном ларце. он вынул кинжал и взяв его в руку процедил сквозь зубы: " Чьей-то кровью обагрится этот клинок". Он не почувствовал боли, когда крохотный шип вонзился ему в ладонь, однако, через несколько дней скоропостижно скончался. Никому и в голову не пришло связать его смерть с подарком верховного жреца.

А тем временем царица родила сына. Роды были тяжелые. Мать, жившая в постоянном страхе за свою жизнь и жизнь своего ребенка, не смогла их пережить. Отпрыск великого рода родился крепким малышом и рос не по дням, а по часам. Заботясь о здоровье будущего царя (а может с какой другой целью?) Верховный жрец приказал ежедневно натирать его нежное тельце специальной мазью, продлевающей жизнь, рецепт приготовления которой знал лишь он один. Поговаривали, что в состав этой мази входит корень травы бессмертия, собираемой там, где солнце останавливается на ночлег, и желчь гигантского слепыша, живущего глубоко под землей в темных пещерах.

В результате действия мази физиологические процессы, протекавшие в организме ребенка, многократно замедлились; во столько же раз удлинилась его жизнь. Он стал практически бессмертным, а значит стал богом. Каменным богом, ибо под действием мази в его организме стали вырабатываться специфические вещества, способствующие ороговению кожного покрова.

Кожа Балитума стала твердой как иссушенная солнцем древесина железного дерева и по прочности превосходила шкуру единорога, обитающего в саванне на юге страны. Его не интересовали ни власть, ни богатство, никакие другие соблазны, ничто из того, к чему стремится человек. Кроме животного желания набить желудок. Именно этого и добивался Верховный жрец, втирая мазь в нежную кожу ребенка.

В память о случившемся на месте священного озера решено было заложить многоступенчатый храм-зиккурат, который вознесясь в высь на десятки метров, утверждал бы силу и могущество Верховного жреца, показывая насколько сильна его власть над миром. Строившие зиккурат рабы от непосильного труда умирали как мухи. День и ночь трудились они в многочисленных каменоломнях, высекая из гранитных скал многотонные глыбы и доставляя их к месту строительства. Для пополнения запаса рабов пришлось пойти войной на соседнее государство, потом на второе, третье... А храм все рос и рос, устремляясь верхушкой в небо, утверждаясь на человеческих костях.

Постепенно вокруг зиккурата стали селиться люди. Для того чтобы уберечь зиккурат, а заодно и дома поселенцев, от набегов враждебных племен, изредка прорывавших границу, его обнесли высокой каменной стеной и выкопали глубокий ров, наполнив его водой из протекавшей вблизи реки. Так возник город, ставший впоследствии столицей могущественного государства марицегов.

7

Два ряда мощных квадратных колонн, сложенных из грубо обтесанных базальтовых блоков, поддерживали тяжелые каменные плиты потолка. Толстые стены зиккурата, ограничивавшие свободное пространство, делали просторное помещение тесным, похожим на узкую келью монаха-затворника. Это и был тронный зал Балитума. В центре зала, прямо перед троном, стоящим у глухой стены, находилось темное отверстие бездонного колодца, уводившее к подножию храма к священному озеру и далее в глубокие подземные пещеры, о существовании которых можно было только догадываться. В тронном зале было сумрачно.

Дневной свет проникал сюда через три дверных проема и несколько квадратных отверстий, сделанных под самым потолком, и предназначенных скорее для вентиляции, чем для освещения. Привыкший к темноте, Балитум не любил яркий свет, Свет резал ему глаза и раздражал, вызывая приступы нечеловеческой ярости. И тогда сотрясались стены от могучих ударов и звериный рев разносился на притихшим городом, вселяя смертельный страх в души слышавших его людей, заставляя их прятаться в своих тесных жилищах.

Балитум ревел, когда был голоден. Для Ишшинкулла это означало, что его грозный повелитель требует жертв. И тогда с трех сторон поднимались по крутым лестницам, ведущим в поднебесье, "избранные", в основном рабы или пленные, подталкиваемые сзади окружавшими их стражниками, вооруженными короткими копьями и мечами. Стражники вталкивали несчастных, отупевших от страха, в тронный зал, а сами оставались охранять выходы, чтобы жертвы не могли убежать.

Обреченные на смерть люди, оказавшись в тронном зале, должны были чувствовать себя букашками, представшими перед Вседержителем, не в силах сопротивляться его воле. Они походили на кроликов, загипнотизированных немигающим взглядом удава: маленькие комочки живой плоти со сломленной волей, предназначенные для утоления голода Каменного Бога. Балитум ловил их и поедал, разрывая беззащитные тела могучими руками, способными переломить ствол дерева в пол-локтя толщиной, как тонкую стрелу. У воинов, стороживших выход, тряслись поджилки, когда до их слуха доносились хруст костей и смачное чавканье.

Никто из них никогда не видел Балитума, хотя для этого им стоило сделать всего лишь один шаг. Суеверный ужас охватывал их от одной мысли об этом. Заслышав тяжелую поступь Балитума они падали ниц, не надеясь на спасение. Но днем Балитум не выходил наружу. В ночную же пору частенько раздавался сдавленный крик, а наутро начальник стражи не досчитывался одного - двух своих воинов, охранявших покой Каменного бога.

Лишь Ишшинкулл осмеливался входить в покои Балитума, чтобы предстать перед его грозными очами. Но на то он и был верховный жрец. Естественно, Ишшинкулл никому не признавался, что перед тем, как войти к своему повелителю, он кормил Балитума до отвала. Под его присмотром рабы прибирались в тронном зале, убирали остатки пиршества, предотвращая процессы гниения. Они скидывали объедки в колодец, где этого момента уже поджидал демон подземелья, живущий в глубокой пещере, находящейся прямо под зиккуратом.

О существовании этой пещеры знали только Ишшинкулл и несколько наиболее приближенных к нему жрецов, которым он для большей надежности вырвал языки, чтобы они хранили молчание. Здесь Ишшинкулл, по традиции верховных жрецов, передаваемой тайно при посвящении, совершал на крестообразном жертвенном камне человеческие жертвоприношения, предназначенные богам подземного царства.

Насытившийся Балитум смотрел на копошащихся перед ним людей, не понимая смысла их бытия, иногда он играл с ними как кошка с мышью, хватая своей лапой за ногу и поднимая вверх. При этом он скалил зубы, подносил человека к открытой пасти, и весело хохотал, видя как тот начинает мочиться от страха. Побывав несколько раз в положении мыши, Ишшинкулл, стал держаться подальше от божественного чудовища, подсылая к нему рабов, которых, если Балитум и прижимал сильнее обычного и ломал кости, скидывали в тот же колодец, а оставшихся в живых ждал жертвенный камень в недрах зиккурата, на дне священного колодца.

8

В тот день Балитум проснулся перед заходом солнца. Он потянулся до хруста костей, рыкнул спросонок, разлепляя заспанные глаза с увеличенными зрачками и встал со своего ложа. Отвисшие нижние веки, окаймлявшие красными полосками светлые белки глаз, придавали его взгляду выражение непомерной жестокости и кровожадности. Его рык во второй раз разнесся над притихшим городом. Ишшинкулл, сидевший в золотом кресле перед главной лестницей, ждал этого момента. Он подал знак рукой. Тотчас дюжие воины из числа его личной стражи, подвели к нему двух человек. Это были АрбанСин и Хунну.

- Настал великий час! - произнес Ишшинкулл торжественно. - Скоро вы предстанете перед Величайшим из Величайших, перед Тем, Кто Сотрясает Миры, внушая страх и ужас врагам нашим.

Он пристально посмотрел на АрбанСина и Хунну и произнес: "Я думаю, что он оценит ваши дары".

Было видно, что ему небезынтересно, что спрятано в ларцах, но забрать их он не посмел. Вовсе не потому, что он боялся этих людей. Нет. Разве могут они справиться с ним, обладающим таинством древних: всевидящим и всеслышащим, С ним, который может предсказывать будущее. Он боялся их бога, странного и непонятного. Непредсказуемого. Конечно, можно было бы уничтожить оба этих ларца и дело с концом. Но к богам, чьи бы они ни были, надо относиться с должным уважением. Неизвестно, какие силы стоят за ними. А тут еще это видение, озадачившее его. Он так и не смог понять, что оно ему предвещает, хотя знал, что от этого зависит его жизнь. Воины тем временем сорвали с обоих пленников одежды, оставив их стоять нагими.

- Ты отважный воин, - произнес Ишшинкулл, пристально глядя на АрбанСина. - Ты умен и силен. Я давно наблюдаю за тобой. С тех пор как упавшая с неба звезда предсказала мне твое появление здесь. Я проследил ее путь и определил то влияние, которое она оказала на судьбы мира. Осколок этой звезды находится в ларце, что держит в руках этот молодой жрец.

- Если ты все знаешь наперед, - дерзко сказал Хунну, сам удивляясь своей смелости, - то должно быть знаешь насколько близка твоя гибель.

- Ты, живущий во смерти, - угрожающе произнес Ишшинкулл, вперив в него тяжелый гипнотический взгляд. - Не спеши закрывать врата своей жизни раньше назначенного срока.

От этого взгляда Хунну стало не по себе. Он почувствовал как его шею захлестнула холодная змея и теперь стискивает свои смертельные объятия, не давая возможности вздохнуть.

- Помоги мне, Всемогущий! - мысленно взмолился Хунну, обращаясь к Крису.

- Я здесь, мой мальчик. Что случилось? - сразу же откликнулся Крис на телепатический сигнал. - Тебя обижает этот болван. Покажи мне его получше.

Ободренный словами Криса, Хунну почувствовал, что холодные кольца соскользнули с его шеи. Он снял медкейс с плеча и повернул его так, чтобы Крису был виден сидящий перед ним Ишшинкулл.

- Ну и морда! - телепатировал Крис. - Приснится такая ночью, вряд ли проснешься. Но ты его не бойся. Судя по всплескам его мыслей он нас сам побаивается.

Ишшинкулл не мигая смотрел на медкейс. Он слышал мысли молодого жреца, словно тот говорил вслух, и неясное бормотание, доносившееся из ларца. Но он не мог понять смысл бормотания и это его удручало. Вдруг он почувствовал чье-то присутствие в своем мозгу. Это Хунну, увидев, что верховный жрец задумался над чем то и ослабил гипнотический контроль над пленниками, украдкой проник в его сознание, чтобы разведать его мысли.

"Из этого волчонка вырастет достойный противник, если я не убью его раньше", - подумал Ишшинкулл, мысленно ставя перед собой защитный экран.

Переведя взгляд на АрбанСина он ткнул концом кожаной сандалии продолговатый сверток, лежавший у его ног: "Принеси это в дар Могущественнейшему".

АрбанСин поднял сверток и чуть отогнул краешек материи, в которую был завернут переданный ему предмет. В свертке находился его пояс, с прицепленным мечом. Вождь не выказал своего удивления, однако про себя подумал, что бы это могло означать?

Стражники погнали их вверх по лестнице. Движением пальца, унизанного драгоценным перстнем, Ишшинкулл поманил стоящего за его спиной жреца и что-то тихо шепнул ему на ухо. Тот, взяв у одного из стоящих рядом телохранителей копье, догнал поднимающихся по лестнице стражников и присоединился к ним. Когда пленники были уже наверху, он молча протянул Хунну копье и втолкнул его внутрь, вслед за АрбанСином.

АрбанСин с ларцом, в котором лежала атомная батарея, и Хунну с медкейсом на руках оказались в тронном зале.

- Скажи АрбанСину, - телепатировал Крис, обращаясь к Хунну, - чтобы он поставил ларец перед Балитумом и был готов удрать прежде, чем этот Каменный болван его откроет. Да и сам не теряйся, иначе погибнешь.

К этому времени уже несколько раз доносился громоподобный рев, издаваемый проголодавшимся Балитумом. И вот наконец появилась долгожданная пища. Двое существ предстали перед его грозным взором. Один из них, тот, что покоренастее, поставил перед ним небольшой ларец и отошел назад. Другой, державший в руках еще один ларец, начал что-то говорить на незнакомом языке.

Балитум глядя на них маленькими глазками и слушая в пол уха непонятный говор начал злиться. Такое бывало с ним всегда, когда он хотел есть. Он сделал несколько шагов вперед, окидывая кровожадным взглядом стоящих перед ним людей и из его толстогубого рта по подбородку тонкой струйкой потекла слюна. Люди тоже отступили назад, чтобы не оказаться в его объятиях. Разведя руки в стороны Балитум резко бросился вперед, намереваясь поймать их. Но споткнувшись о стоявший у его ног ларец упал, растянувшись во весь свой гигантский рост.

Взбешенный неудачей он вскочил на ноги и со всего размаху пнул злосчастный ларец, так, что тот перевернувшись несколько раз в воздухе упал в колодец. После этого Балитум кинулся ловить разбежавшихся в разные стороны людей. Выбрав того, что держал ларец он устремился в его сторону. Человек, спасаясь от преследовавшего его монстра, хотел убежать, но споткнулся и выронил ларец. Описав в воздухе дугу, ларец исчез в темном провале. Спустя некоторое время из колодца донесся слабый всплеск воды.

Грозно урча Балитум надвигался серой громадной на отползающего от него человека, чувствуя, что того охватывает страх. Но когда до жертвы оставалось несколько шагов что-то больно ударило его по пояснице. Оглянувшись назад, он увидел другого человека. До него было ближе, чем до того, который лежал на полу. Чтобы схватить его надо было только протянуть руку. Для Балитума не было особой разницы, кого есть первым. Поэтому, не раздумывая долго, он круто развернулся и вытянул в сторону ближайшей жертвы громадную грязную лапу с заскорузлыми обгрызенными ногтями, покрытую толстым слоем жира. Однако, вместо того, чтобы дать себя поймать и разорвать на части, стоящий перед ним человек взмахнул рукой с зажатой в ней тонкой полоской металла, блестевшей как луч лунного света, иногда проникавший в логово Балитума.

В тот же момент Балитум ощутил острую боль в протянутой руке. Инстинктивно отдернув руку он недоумевающе поднес ее к глазам и увидел, что на ней не хватает двух пальцев, которые лежали, скрюченные, у его ног, напоминая толстых жирных гусениц, покрытых каким-то серым налетом. Из раны фонтаном била красная кровь и тут же сворачивалась, превращаясь в липкую густую патоку, расплывавшуюся на каменном полу темной лужицей.

Придя в себя от боли Балитум разъярился еще больше и взревев так, что содрогнулись колонны, бросился на обидчика, намереваясь смять, раздавить, растоптать ногами. Ему было уже не до еды. Дикая ярость застила его глаза. Все в мире исчезло, погрузившись во мрак, сузившись до размеров небольшого светлого пятна, мельтешившего перед ним из стороны в сторону. Это АрбанСин стоял перед самым носом Балитума и вертел в руках меч, как тореадор, махающий красной тряпкой перед мордой обезумевшего быка, подогревая его ярость.

Когда Балитум ринулся вперед, человек быстро отпрыгнул в сторону, спрятавшись за колонной. Не сумев во время затормозить Балитум врезался со всего разгона в колонну, так, что разноцветные искры посыпались у него из глаз. Помотав головой, прогоняя охватившую его одурь, он огляделся, ища обидчика, но прежде чем нашел его глазами, резкая боль в пояснице подсказала ему, что враг сзади. Это Хунну воткнул ему в спину копье и теперь изо-всех сил дергал за древко, безуспешно пытаясь выдернуть глубоко засевшее острие, чтобы успеть нанести еще один удар.

Балитум резко развернулся всем корпусом и Хунну, описав в воздухе большую дугу, грохнулся на пол в нескольких шагах от разъяренного зверя, каковым сейчас выглядел Каменный бог. Балитум не успел сделать в направлении Хунну ни одного шага, как град ударов обрушился на его ногу, разрубая твердую кожу, перерубая сухожилия и мягкие ткани, кроша кость. Это АрбанСин орудовал мечом. Как опытный боец, нанеся несколько ударов, он отскочил назад, оказавшись недосягаемым для длинных рук Балитума. Он издали дразнил чудовище, отвлекая на себя его внимание и давая возможность Хунну оправиться от удара.

Вырвав торчащее из спины копье, Балитум швырнул его изо-всех сил как палку, пытаясь попасть в АрбанСина. Понимая, что ему не удержать летящее в него копье, брошенное со страшной силой, даже если он и изловчится перехватить его, АрбанСин благоразумно пригнулся. Хунну к этому времени уже спрятался за колонной. Увидев, что копье пролетело мимо и ударившись о пол отлетело к противоположной стене, он бросился к нему. Подобрав копье он оглянулся в поисках АрбанСина и увидел, что тому приходится туго.

Сбитый с ног неожиданным ударом, вождь катался по полу, с трудом увертываясь от молниеносных ударов Балитума, который стоя на коленях и упираясь в пол одной рукой, другой, сжатой в гигантский кулак, колотил, словно тяжелым молотом, по каменным плитам, пытаясь попасть в верткого человечка. И если бы Балитум был более расчетлив и менее возбужден, то от АрбанСина давно бы уже осталось мокрое место. Подбежав к Балитуму Хунну издал боевой клич и когда Балитум, перестав на мгновение махать кулаком, обернулся на звук, повернув к нему искаженное яростью лицо, он с разгону вонзил копье в выпученный глаз и отпрянул прочь.

В то время, как Балитум отвлекся на крик Хунну, оставив АрбанСина без внимания, вождь вскочил на ноги и рубанул несколько раз мечом по руке, на которую он опирался и тут же отскочил назад. Взревев от неистовой боли Балитум закружился на месте. Вырвав копье из пустой глазницы он отбросил его прочь от себя и уже не рыча, а жалобно поскуливая огляделся оставшимся глазом по сторонам ища убежище.

Он впервые почувствовал боль. Он впервые узнал, что такое страх. Он был изранен. Кисть одной руки была почти отрублена и висела на веревках сухожилий и кусочках кожи, из нее ручьем лилась кровь; на другой руке не хватало двух пальцев; разрубленная нога нещадно болела, на нее невозможно было наступить; один глаз был выбит и растекся по щеке кровавым месивом. Сейчас он больше походил на затравленного пса, а не на грозного Каменного бога, от одного имени которого трепетали народы. Ему бы отлежаться где-нибудь в глубокой норе, да зализать раны, а потом, придет время...

Но время его не пришло. АрбанСин стоял перед ним, сжимая в руках копье. Балитум попятился назад, не бросаясь в бой как прежде, а желая уползти подальше от этого страшного существа, доставившего ему столько боли и мучений. Но не успел. Сильно размахнувшись АрбанСин метнул копье и оно вонзилось в оставшийся глаз Балитума, проникая глубоко в мозг. Балитум упал вперед, наткнувшись на копье и вонзая его еще глубже, потом завалился на бок и опрокинулся на спину. Издав приглушенный рык, переходящий в тяжелый вздох он замолк.

Он умер быстро, оставшись лежать окровавленной тушей на том самом полу, где так любил отдыхать, развалясь после сытного обеда или ужина и забавляясь тем, что хватал убиравших остатки пиршества рабов за ноги или поперек талии и швырял их в колодец смерти, вслушиваясь в затихающий крик.

Когда каменный колосс был повержен, АрбанСин устало опустился на пол, обернулся к Хунну, и улыбнулся, впервые за много дней.

- Благодарение Всемогущему, что даровал нам победу, - проговорил он. - Наш бог оказался сильнее. Кстати, где он?

Хунну вздрогнул, как будто его ударили кнутом. Забыть в пылу битвы о боге! И это уже не в первый раз.

Взгляд АрбанСина потяжелел.

- Он в колодце! Я найду его, - быстро произнес Хунну. Он закрыл глаза, пытаясь освободить мозг от ненужных мыслей и эмоций. Черная пустота встала перед его внутренним взором. Он прислушался, стараясь услышать далекий голос СелильУбарума и установить с ним телепатический контакт.

"Отзовись, Всемогущий! Где ты?" - взывал Хунну, надеясь на чудо.

Одновременно с этим он мысленно сканировал огромное пространство зиккурата, обнаруживая в его толще множество запутанных коридоров, потайных ходов, ловушек, келий, темных ниш со скелетами замурованных заживо людей. СелильУбарум не отзывался. Хунну совсем было отчаялся, но в это время до него донеслось слабое колыхание мысли.

- Я здесь, мой мальчик! - проник в его сознание едва различимый голос. - Со мной все в порядке. Вот только кто вытащит меня из этой лужи?

- Я спешу к тебе на помощь, Всемогущий! - обрадованно вскричал Хунну. - Только не замолкай, чтобы я смог отыскать тебя.

- Ты нашел его? - спросил АрбанСин, видя как посветлело лицо Хунну. Тот утвердительно кивнул головой.

- Ну так вперед! - приободрил его АрбанСин, вручая ему копье. - Найди СелильУбарума и возвращайся. А я пока разведаю, что творится снаружи. Много ли воинов нас там поджидает.

Отправив Хунну на поиски медкейса АрбанСин осторожно подкрался к выходному проему и увидел, что снаружи его охраняют с десяток воинов, вооруженных копьями и короткими мечами. Появившись внезапно из своего укрытия АрбанСин с громкими криками набросился на них, как лев на стадо овец. Бешено вертя мечом он успел убить трех-четырех охранников, нанося им молниеносные удары, прежде чем они опомнились и смогли оказать сопротивление. Оставшиеся в живых, поняв, что выскочившее из тронного зала существо вовсе не страшный Балитум, а обыкновенный человек, ощетинились копья и обнажили мечи.

Закипела битва. Снизу им на помощь устремилось еще несколько воинов. Храбро отбивавшийся от наседавших солдат АрбанСин понял, что ему не пробиться сквозь их заслон. Он благоразумно решил отступить и поискать другой путь для выхода.

9

Вернувшись в тронный зал АрбанСин от усталости едва смог перевести дух. Преследовавшие его воины, испытывающие перед этим местом суеверный ужас, не решались окунуться в зловещий полусумрак жилища Каменного бога. Отдышавшись АрбанСин огляделся, ища другой выход. В это время он услышал крик о помощи. Кричал Хунну. Забыв об усталости АрбанСин устремился в темный проход, в котором ранее скрылся Хунну, ушедший на поиски СелильУбарума.

Коридор петлял. От него ответвлялись боковые отверстия и АрбанСин непременно бы заблудился, если бы не приглушенное стенами лязганье мечей. Где-то кипел бой. Завернув в очередной проход АрбанСин увидел в оранжевых отсветах неровно горящего факела нескольких сражающихся людей, перегородивших собой узкое пространство коридора. В одном из дерущихся он признал Хунну. Прижавшись к стене юноша отчаянно отбивался копьем от трех наседающих на него жрецов. Четвертый жрец с распоротым животом лежал у его ног в луже крови с выпущенными наружу внутренностями. Еще один жрец - пятый - стоял в некотором отдалении, и наблюдал, не принимая участия в битве.

В отличие от остальных жрецов, которые были раздеты, на нем была длинная юбка, пурпурного цвета, обрамленная снизу золотистой бахромой. Юбка поддерживалась на поясе широким золотым поясом. На поясе в золотых ножнах висел богато отделанный кинжал. Шею жреца украшало массивное ожерелье, состоящее из нескольких рядов золотых пластин. Несмотря на то, что лицо жреца было скрыто в полутьме коридора, АрбанСин узнал его. Это был Ишшинкулл.

Дравшиеся с Хунну жрецы были вооружены короткими, в локоть длинной, мечами. Их голые тела поблескивали каплями пота, выступившими на смуглой коже. По тому, как они сражались было видно, что меч в руках они держали не часто.

- Держись, УбарСин! - зычно крикнул АрбанСин, ринувшись в бой. Несколько взмахов меча и вот уже крайний жрец валится на пол, обливаясь кровью, хлещущей из разрубленной головы. Грудь второго жреца изловчившись пронзает Хунну. Силы выровнялись. Двое против двух. Последний из нападавших на Хунну жрецов немного замешкался и тут же его голова после удара АрбанСина покатилась по полу, удивленно моргая глазами.

Оставшийся в одиночестве Ишшинкулл, вместо того, чтобы спасаться бегством, остался стоять на месте. Он даже не обнажил кинжала, висевшего у него на поясе. Вместо этого он вперил немигающий взгляд в АрбанСина и тот почувствовал как неимоверная тяжесть пригибает его к земле. Ноги наливаются свинцом, глаза закрываются, смертельная усталость сковывает длани, и нет сил держать меч.

"Почему бы тебе не прилечь на эту мягкую леопардовую шкуру, растеленную специально для тебя посреди красных ковров, - шепчет АрбанСину ласковый убаюкивающий голос. - Ты имеет полное право на отдых. Ты победил сегодня опаснейшего врага, грозившего уничтожением основам великого государства".

Поддавшись соблазну, АрбанСин готов был внять дружескому совету и прилечь, но услышал как за его спиной кто-то шумно вздохнул. Молниеносно обернувшись он увидел, что стоящий сзади него человек - несомненно враг - взмахнул мечом и вот-вот готов опустить поднятое оружие на голову АрбанСину.

Рука АрбанСина рванулась к висевшему на поясе мечу, а сам он отпрянул в сторону, ободрав спину о шершавую поверхность стены. Вовремя. Меч врага опустился и вождь почувствовал как горячая кровь брызнула из рассеченной щеки, обагрила грудь. Повторный удар враг не успел нанести. АрбанСин рубанул мечом снизу вверх, выбив у него из рук оружие, а другой рукой нанес сильный удар кулаком в лицо. Враг упал. АрбанСин подошел к нему и хрипло рассмеялся, радуясь быстрой победе. Его душа жаждала крови. Он приставил меч к груди поверженного противника, намереваясь проткнуть ему сердце.

Перед ним на полу лежал молодой воин, почти ребенок, с еще не опушившимся подбородком. Ему в игрушки играть, а не воевать. А впрочем, какая разница молод он или стар. Его надо убить, иначе он когда-нибудь убьет его, как он пытался сделать это несколько мгновений назад. Единственное, что он - АрбанСин - может совершить для этого юнца, так это даровать ему быструю смерть, пронзив его грудь мечом или перерезав горло. Подумав так, АрбанСин поднял двумя руками меч, готовясь нанести последний удар, но что-то остановило его.

. "... Да будут справедливы деяния твои!" - пришли на ум произнесенные кем-то давно, но такие знакомые ему слова. Где он слышал их? Кто и когда их произносил? К кому они относятся? Что-то очень родное и близкое коснулось его души, всколыхнуло память.

"... Ты должен собрать оставшихся в живых и уберечь их от истребления!" - снова пронеслись в его затуманенном мозгу слабые отголоски чьих-то почти забытых речей.

- Убей его! Убей! Чего ты ждешь! - перекрывая воспоминания грохотал в ушах чужой шепот и черная злоба вползала в его сердце ядовитой змеей, заставляя до судорог в кистях стискивать окровавленный меч.

"... Оставьте его на скале. Пусть Всемогущий сам решит его судьбу", произнес чей-то властный голос. АрбанСин почти узнал этот голос. Не он ли в свое время обрек кого-то на жестокую смерть. Но кого? И тут АрбанСин вспомнил. Наваждение черным покрывалом сползло с его глаз.

- УбарСин!? - воскликнул он удивленно. - А где...

Оглянувшись он увидел Ишшинкулла, пристально глядевшего на него, безуспешно пытаясь подчинить его своей воле. Поняв, что это ему не удалось, Ишшинкулл попятился назад, приседая на полусогнутых ногах, как кошка перед прыжком. Он отступал в темноту, не спуская с АрбанСина настороженных глаз. Подняв с пола оброненный им факел, АрбанСин сделал шаг вперед и выставив меч двинулся на Ишшинкулла.

Тот развернулся и бросился бежать. Свернув в первый проход он исчез в темноте. Сзади, нагоняя его бежал АрбанСин. Следом за ним, далеко отстав, плелся Хунну, до конца еще не пришедший в себя. После нескольких поворотов Ишшинкулл вдруг резко остановился посреди длинного коридора и повернувшись лицом к настигающему его противнику, замер в ожидании, оперевшись рукой о стену.

Увидев, что верховный жрец остановился, АрбанСин перешел на медленный шаг, ожидая очередного подвоха с его стороны. Когда расстояние между ними сократилось до десятка шагов, Ишшинкулл быстро засунул руку в выемку в стене, издали не замеченную АрбанСином, и в тот же миг вождь почувствовал, что пол уходит у него из под ног.

Под действием скрытого в стене механизма каменная плита, служившая частью пола, выдвинулась из пазов и опрокинулась одним концом вниз, повиснув на удерживающих ее канатах. Оттолкнувшись в последний момент от уходящей из под ног плиты АрбанСин сделал прыжок и уцепился руками за противоположный край пола. Его ноги повисли над бездной.

- Благодарю вас, бессмертные боги, что вы не дали ему разбиться и даровали мне возможность убить его собственными руками, - проговорил Ишшинкулл и хищно улыбаясь обратился к АрбанСину. - Как посмел ты, презренный раб, поднять руку на меня! На того, перед кем трепещут народы! За одно это ты достоин смерти. Но я милосерден. Я могу даровать тебе жизнь, если захочу. Тем более, что ты сослужил мне хорошую службу, разделавшись с каменным болваном. Он давно изжил себя. Просто не находилось достаточно смелых воинов, чтобы прервать его затянувшуюся жизнь. Но ты сделал это. Ты убил его.

Ишшинкулл расхохотался, затем, внезапно оборвал смех.

- Не думай, - произнес он. - Каменный бог и дальше будет оставаться нашим богом. Но жить он будет на небе, где и положено жить богам. Там, где он не будет мешать мне управлять государством. - А тебя я готов вознаградить за совершенный подвиг, - высокомерно проговорил Ишшинкулл, возвышаясь над цепляющимся за кромку каменного поля АрбанСином. - Я назначу тебя командующим моей непобедимой армией, вместо Абиссариха, этой старой развалины. Но прежде ты должен дать мне клятву, что не обнажишь меча против меня.

- Клянусь, подлый жрец, - ответил АрбанСин, - что убью тебя, как только мне представится такая возможность.

- Так умри же, непокорный! - процедил сквозь зубы взбешенный Ишшинкулл, выхватывая из ножен кинжал.

В это время в свете оброненного АрбанСином факела что-то блеснуло и острое копье, брошенное рукой вовремя подоспевшего Хунну, вонзилось в сердце Ишшинкулла.

Ишшинкулл тупо уставился на торчащее из груди древко. Теперь он понял, что за черная стена вставала перед его внутренним взором. Так выглядела смерть. Качнувшись вперед он упал в бездну.

Выбравшись из пропасти АрбанСин приказал Хунну: "Прыгай!".

Тот, отступив на несколько шагов назад, разбежался и сильно оттолкнувшись перепрыгнул через страшный провал.

- Продолжим поиски СелильУбарума, - сказал АрбанСин. - Веди!

Хунну пошел вперед, освещая дорогу факелом. За ним следовал АрбанСин. Свернув несколько раз и спустившись по крутой лестнице на нижние уровни они оказались в просторном помещении, имевшем круглую форму. Посреди помещения находился одетый в камень водоем - священное озеро марицегов на поверхности которого плавал медкейс.

- Я достану его, - ринулся вперед Хунну, намереваясь прыгнуть в воду.

- Стой, не делай этого! - остановил его АрбанСин. оглядываясь по сторонам. - Неизвестно, что скрывается в этом омуте.

- Может это и есть тот самый священный источник, который мы ищем? спросил Хунну. - СелильУбарум говорил, что он должен быть где-то рядом?

- Не говори ерунды, - донесся до него голос Криса. - Разве может эта грязная лужа, полная объедков, быть священным источником.

- Что-то мне не очень хочется омыть свое тело в этом болоте, - отрицательно покачал головой АрбанСин. - И если бы Мудрейшая была жива она бы подтвердила, что это не священный источник. Взяв прислоненное к стене копье он подцепил медкейс за ручку и осторожно вынеся из воды, поставил на невысокий каменный парапет.

- Слава Великому Руту! СелильУбарум снова с нами! - возликовал Хунну, бережно взяв медкейс в руки.

10

Они собирались покинуть это мрачное место, как вдруг темная затхлая вода, с маслянистыми пятнами на поверхности, слегка заволновалась, и пошла кругами. Из воды высунулась тупая морда неизвестного существа с лупоглазыми глазами и мощными надбровными дугами. Разгребая плоскими лапами воду, оно быстро поплыло к берегу и преодолев невысокий парапет вылезло на каменный пол, таща за собой длинный круглый хвост.

Это была гарида - хищный обитатель глубоких пещер, выросшая до гигантских размеров. Ее пятнистая кожа неприятно блестела, словно смазанная толстым слоем жира. Открыв широкую пасть, усеянную множеством острых зубов, гарида кинулась на АрбанСина и Хунну. Хунну в ужасе отпрянул, прижимая к груди медкейс, а АрбанСин остался на месте и ждал, выставив вперед копье с широким наконечником. Когда чудовище подбежало на расстояние удара, он размахнувшись всадил копье в открытую пасть и навалившись всем телом на древко, пригвоздил кровожадную тварь к каменным плитам. Извиваясь в конвульсиях гарида взмахнула тяжелым хвостом. Деревянное древко копья сломалось с сухим треском, словно соломинка. Разъяренное чудовище с торчащим из пасти обломком копья снова ринулось вперед.

АрбанСин ждал, обнажив меч. Когда чудовище было совсем рядом он отпрыгнул в сторону. Гарида по инерции пронеслась мимо, подставляя под удар незащищенную шею. Вложив в удар все свои силы, АрбанСин рубанул мечом, отсекая ей голову. Удар был настолько силен, что меч, перерубив шейные позвонки гариды, переломился пополам, стукнувшись о камень. Агонизирующая безголовая гарида еще некоторое время скребла когтями по каменным плитам и яростно колотила хвостом. Наконец она затихла.

- Всего-то! - презрительно усмехнувшись промолвил АрбанСин, ставя ногу на тушу убитого чудовища. Вместо страшного дракона - демона смерти в этом болоте жила пожирательница падали.

В это время вода в озере забурлила, вспухла громадным бугром и по пещере разнесся звук, похожий на чей-то тяжкий вздох. Плотное серое облако отделилось от поверхности воды и поднявшись на несколько локтей вверх, замерло на мгновение, затем начало разрастаться. От него протянулись в разные стороны извилистые прозрачные плети. Едва заметные в полусумраке подземелья, они начали колебаться со все возрастающей амплитудой, словно пытаясь нащупать прижавшихся к стене людей и втянуть их в свою неистовую пляску.

АрбанСин почувствовал дыхание смерти. В его голове зазвучал могучий сонм, сплетенный из множества голосов тех жертв, что нашли свою смерть на жертвенном камне. Они тянули его за собой в неведомую пучину, призывая разделить их участь. Он почувствовал как душа его рвется наружу из телесной оболочки, подчиняясь их настойчивому зову, и уже нет никаких причин, способных удержать ее.Клетку, в которой жила птичка, открыли, предоставив ей возможность улететь. И то, что она еще не покинула своей обители, объяснялось только тем, что она пока еще не обнаружила выхода.

АрбанСин упал. Он не видел как Хунну, стоявший во время его битвы с гаридой у стены, теперь подскочил к нему и взвалив на плечи обмякшее тело, потащил в ближайший проход, неся в свободной руке медкейс. Музыка взревела воинственным аккордом, когда прозрачные плети рванулись вперед, пытаясь ухватить ускользающую добычу, и тут же сменилась жадным поскуливанием, когда они вернулись ни с чем обратно.

11

Углубившись в проход АрбанСин и Хунну бежали в темноте, натыкаясь на холодные стены.

- Осторожней! - предупредил АрбанСин. - Впереди могут быть другие ловушки.

Через некоторое время впереди показался слабый свет, похожий на отблеск факела. Это был выход. Подбежав к нему АрбанСин и Хунну поняли, что сделав круг, вокруг колодца оказались на том же самом месте. Безголовая гарида по прежнему валялась на каменном полу. Но что-то изменилось в обстановке. Таинственное облако исчезло, растворившись в окружающем воздухе. Вода в озере почти ушла, обнажив каменное дно. Взгляду беглецов предстали высокие ступени, уводящие вниз. Напротив них в стене виднелась черная дыра, в которую журча стекали последние ручейки воды.

- Смотри, что это? - спросил Хунну, показывая на ступени.

- Выход! - воскликнул АрбанСин и устремился вперед. - А если нет? усомнился Хунну. - Это больше похоже на вход в подземное царство мертвых, чем на выход в царство живых.

- У нас нет выбора, - ответил АрбанСин, поднимая с пола потухший факел и поднося его к стоящей на треножнике жаровне, наполненной тлеющими бордовыми угольками. - Нам не найти дороги обратно. Мы всю оставшуюся жизнь будем скитаться по этим темным коридорам, пока нас не сожрут крысы или какие-нибудь другие твари, подобные той, которую мы не так давно убили. Надо рискнуть. Тем более... ты чувствуешь дуновение свежего ветерка? Это путь наверх к солнцу. Великий Руту помогает нам.

Они сбежали вниз по скользким ступеням и пробежав по дну озера оказались перед входом в грот.

- Это не дорога к солнцу! - сдавленным голосом произнес Хунну, указывая на жертвенный камень, оставшийся у них за спиной. - Смотри. Здесь умирали люди, приносимые в жертву духам зла. Страх и ужас поджидают нас в этом месте.

- Страх и ужас поджидают нас на каждом шагу, - усмехнулся АрбанСин. Чего нам бояться? С Балитумом мы разделались; Ишшинкулл лежит в преисподней, пронзенный твоим копьем; дракон, наводивший на всех ужас, повержен мною; неужели нам страшен еще кто-либо?

Углубившись в грот они стали медленно продвигаться вперед, освещая себе дорогу факелом. На их пути встречались исковерканные колесницы, с оторванными колесами и дырами в деревянных боках. Некоторые из них были раздавлены в лепешку нечеловеческой силой. На немногих колесницах, тех, что могучий водный поток вынес на отмель, сохранились скелеты седоков и отдельные кости когда-то впряженных в колесницы лошадей. Все пространство вокруг них было усеяно человеческими и конскими костями. Человеческие черепа таращились пустыми глазницами на проходивших мимо людей; скалились лошадиные морды; зловеще улыбались золотые маски страшных чудовищ, полузанесенные песком и илом.

- Это погребальные колесницы! - прошептал Хунну. - Мы на кладбище царей.

- Я вижу! - оборвал его АрбанСин и скомандовал. - Проси помощи у СелильУбарума. Пусть оградит нас от злых духов. Пусть поможет найти верную дорогу.

- СелильУбарум говорит, что надо идти туда, откуда дует ветер, - ответил Хунну и добавил, счастливо улыбаясь. - А еще он говорит, чтобы мы не боялись ни душ тех, кто нашел здесь свое успокоение, ни стерегущих их злых духов. Он сильнее их всех вместе взятых.

- Вот видишь, нам нечего бояться! - крикнул АрбанСин и поторопил его, устремляясь вперед. - Быстрей! Вода прибывает!

На бегу он подобрал валявшийся среди камней меч с потемневшим от времени лезвием и большим черным камнем, вставленным в эфес. Сунув подобранный меч в пустые ножны, взамен своего меча, сломанного им в битве с гаридой, он удовлетворенно хмыкнул, почувствовав на боку тяжесть оружия, довольный тем, что снова вооружен.

Подземный грот постепенно начал сужаться и в конце-концов беглецы уперлись в стену, с темнеющими в ней несколькими проходами. Из самого большого прохода, высотой в несколько человеческих ростов, с шумом бежала вода, заливая пол пещеры. Остальные проходы, имевшие меньшие размеры, были похожи друг на друга и трудно было угадать, какой из них ведет наверх - к жизни, а какой вниз - к смерти.

- В этот! - указал АрбанСин на один из проходов и не долго думая ринулся вперед в понравившееся ему отверстие. Пробежав несколько метров он запнулся о камень и упал, выронив при этом факел, Рассыпав фейерверк искр факел зачадил и погас. Они оказались в кромешной тьме. Вскочив на ноги АрбанСин шагнул вперед. Хунну пошел за ним следом. На краткий миг он прикрыл глаза и тут же почувствовал нечто такое, что испугало его, наполнив душу могильным холодом. Как будто бездонная пропасть разверзлась впереди, поджидая их в свои объятия.

- Стой! - крикнул он что есть мочи. АрбанСин остановился.

- Что случилось? - спросил он.

Хунну молча подошел к нему и нашарив на полу камень размахнувшись бросил вперед. Камень влетел в пустоту. Прошло несколько томительных мгновений, прежде, чем до их слуха донесся далекий всплеск воды, раздавшийся глубоко внизу.

Выбранный АрбанСином проход оканчивался глубокой пропастью, а может, это был еще один грот, подобный тому, в котором они находились, но расположенный ниже. В любом случае, сделай они еще десяток шагов вперед и их бы ждала неминуемая гибель. Они повернули обратно. Снова оказавшись на распутье перед оставшимися проходами

АрбанСин обратился к Хунну: " Веди ты. Тебе помогают боги."

Хунну закрыл глаза и не раздумывая шагнул в сторону самого крайнего прохода. Следом за ним пошел АрбанСин, неся на плече медкейс. Через некоторое время дорога пошла вверх. Стало суше. Вода уже не капала с потолка. Пройдя по подземному лабиринту АрбанСин и Хунну оказались перед вертикальным колодцем, образовавшимся в результате разлома скалы во время одного из случавшихся здесь ранее землетрясений.

Солнечные лучи проникали в подземелье сквозь узкую щель между стенкой колодца и рухнувшей каменной плитой, придавившей сверху выходное отверстие. Они лежали золотистым крапинками на шероховатых стенах и на полу, не запятнанном следами человеческих ног. Цепляясь пальцами за многочисленные неровности в камне АрбанСин и Хунну поднялись вверх по колодцу и с трудом протиснувшись в узкую щель, оказались на вершине холма, скрытые от посторонних глаз невысокими скалами.

В то время, как люди выбирались из карстовой пещеры, образованной водами подземной реки, озеро внутри зиккурата снова наполнилось водой, скрыв жертвенный камень. Золотой ларец, с атомной батареей внутри, нетронутый покоился на дне. Детеныш убитой гариды, покинувший свое логово в поисках матери, подплыл к ларцу и начал с ним играть. Он ткнул его тупым носом, подкидывая вверх, обхватил лапами, потом уцепился зубами за кольцо, прикрепленное к крышке и рванул его. Ларец открылся, контакты соединились...

12

Подземный ход вывел АрбанСина и Хунну далеко за город, лежащий перед ними как на ладони. Над городом возвышалась мрачная громада зиккурата. По другую сторону холма, они видели свое племя, окруженное неприятелем, и войско, зажатое в узкой долине.

- Что будем делать теперь? - спросил Хунну, обращаясь одновременно к Крису и АрбанСину.

- Дождемся ночи, а потом незаметно проберемся к войску, - высказал свое предложение АрбанСин. - Всемогущий нам поможет.

- Посмотрим как будут дальше развиваться события, - телепатировал Крис, в последнее время ставший осторожным в своих высказываниях.

Вдруг земля под их ногами содрогнулась. Подземный гул донесся до их слуха. Неведомая титаническая сила тряхнула холм, как хозяйка, вытрясающая пыльную шкуру. Столб огня вырвался изнутри зиккурата, снеся крышу верхнего этажа и раскидав на большое расстояние обломки каменных плит и битого кирпича. Тяжелые каменные колонны от сотрясения рухнули вниз, подняв столбы пыли. Гигантское облако, белое сверху и кроваво-красное снизу поднялось над городом.

- Ложись! - крикнул Хунну АрбанСину, увлекая его за собой на землю. Это месть СелильУбарума! Она коснется всякого, кто на нее посмотрит.

Когда пыль рассеялась их взглядам предстал обезглавленный зиккурат, с разрушенным верхним этажом. Свирепый ураган смел прилегающие к храму жилые кварталы, обратив их в пыль. В городе начались пожары.

- Теперь нечего думать! - телепатировал Крис. - Идем к Абиссариху, пока он не опомнился. Сейчас он сделает все, что мы пожелаем.

Спустившись по склону, а затем поднявшись на вершину соседнего холма, они подошли к большому желто-красному шатру, возле которого развевалось золотистое полотнище с изображением стоящего на задних лапах большегривого льва - штандарт Абиссариха. Возле шатра они увидели стоящего на коленях Абиссариха и его военачальников, распростертых ниц. Посеревшее лицо Абиссариха было скорбно.

- Ты убедился в силе нашего бога? - грозно спросил АрбанСин, обращаясь к Абиссариху. - Он поверг Балитума, покарал Ишшинкулла и разрушил вашу столицу. Если вы не отпустите нас с миром он напустит небесный огонь на всю вашу страну. Абиссарих перевел взгляд на АрбанСина.

- Ваш бог силен, слов нет, - проговорил он, снова уставившись остекленевшим взглядом на охваченный огнем город. - Не в моих в силах удержать его. Я отпущу вас, чтобы не навлечь гнев на тех, кто остался в живых.

- Отец! Что ты такое говоришь? - раздался гневный возглас и вперед вышел молодой воин.

- Ты погляди туда, - он показал рукой на горящий город. - Там наша мать и сестры. Там тысячи наших соплеменников. Они все погибли в огне. А ты хочешь отпустить виновников их смерти, вместо того, чтобы отрубить им головы за все то зло, которое они нам причинили?

- Молчи, безумец! - проскрипел зубами Абиссарих и растянул губы в резиновой улыбке. - Не слушай его, вождь. Юность пылка и безрассудна.

- Где твоя доблесть, отец? У тебя громадное войско, а ты боишься покарать двух ничтожных людишек, таскающих за собой какой-то ящик, говоря, что в нем живет всемогущий бог, - воскликнул юноша и разгневанный, взмахнул мечом, намереваясь поразить медкейс.

Но АрбанСин был начеку. Молниеносно выхватив меч из ножен, он отразил удар и сам начав атаку, выбил меч из рук нападающего, приставив клинок к его горлу.

- Пощади его, Вождь! Горе лишило его разума, - взмолился Абиссарих, падая на колени. АрбанСин опустил меч. Абиссарих облегченно вздохнул и... замер, завороженно глядя на опущенный меч в руке вождя.

- Этот меч... откуда он у тебя? - спросил он.

- Я отобрал его у демонов мрака, охранявших проход через подземелье. - ответил АрбанСин и видя изумление Абиссариха спросил. - Ты узнаешь этот меч?

- Да, - ответил Абиссарих. - Это священный меч Марицегов, подаренный первому царю небом. Кто владеет этим мечом, тот владеет всем государством.

- Вот как? - АрбанСин озадаченно посмотрел на Абиссариха (не лукавит ли?), но видя, что тот остается серьезным, произнес. - Я дарю тебе этот меч, полководец, и властью, даденой мне небесами, объявляю тебя новым правителем государства Марицегов. Ты достоин этого. Но... - АрбанСин сделал паузу, - ты должен отпустить нас, не причинив вреда.

- Да будет так. - сказал Абиссарих, бережно принимая меч из рук АрбанСина.

- Почему ты сам не стал царем? - шепотом спросил Хунну у АрбанСина, Ведь у тебя в руках был меч Марицега. Наше племя привольно бы разместилось на этих землях.

- Мы здесь чужие, в этой многолюдной стране, - ответил АрбанСин. Осядь мы на этих землях и нас бы повырезали через несколько лет. А если бы и не вырезали, то мы все равно бы рассеялись среди здешнего народа. И через одно - два поколения никто бы даже и не вспомнил, что существовало племя Диургов.

Взяв под уздцы подведенного ему коня, АрбанСин обернулся:

- Ответь мне, царь марицегов, трудна ли дорога к горе, на вершине которой три скалы стоят обнявшись словно три брата.

- Трудна, но не на столько, чтобы внушить страх тому, кто победил ариманов и ниспроверг могущественного Балитума, - ответил Абиссарих и пообещал. - Я дам вам провожатых. Они покажут вам дорогу в болотную страну, а от нее до трехглавой горы уже рукой подать.

13

Проанализировав структуру ДНК по образцам спинного мозга и крови, взятым у толстого человека, появившегося из шатра БАРС сравнил ее с ДНК Стива и Криса. Обнаружив некоторые незначительные отличия (Стив и Крис относились к другой расе) БАРС вернул испуганного человека на землю и продолжил поиски. Его целью был большой город, расположенный на северо западе, на пересечении караванных путей.

Приблизившись к городу БАРС облетел его по периметру, двигаясь вдоль крепостной стены. При появлении неведомого чудовища улицы и площади города моментально опустели. Напуганные люди попрятались по своим домам, скрылись в погребах и подвалах; заполнили храмы, уповая на помощь богов, Лишь стражники у бойниц остались на своих постах, готовые обороняться.

БАРС приземлился на угловой башне, там, где скопилось побольше народу. В него полетели копья, дротики, сотни стрел взвились в воздух, барабаня частым дождем по металлической поверхности, но не причиняя ему вреда. Громоздкие катапульты развернулись в сторону врага и несколько каменных ядер размером с крупный арбуз ударили в корпус, разлетевшись на мелкие кусочки.

БАРС не обращал внимания на обороняющихся. Механическими руками он ловил снующих в панике людей и удерживал их до тех пор, пока отбирал образцы спино-мозговой ткани и крови, после чего отпускал на свободу. Подобная операция не представляла опасности для исследуемых. Однако психологический эффект от нее был велик.

Внезапно раздался треск, затем послышался страшный грохот, будто на землю обрушились небеса. Тучи пыли взметнулись в воздух, затянув все серой пеленой. Когда пыль рассеялась, БАРСа на башне не было, как, впрочем, не было и самой башни, рухнувшей под многотонной тяжестью. БАРС, упавший в ров с водой оказался погребенным под толстым слоем битого кирпича и каменных глыб, из которых была сооружена стена.

От соударения в управляющем компьютере БАРСа произошел сбой. Все собранные им образцы, разделенные силовым полем, перемешались. Электронному хирургу, которым был оснащен БАРС, на случай оказания пострадавшим первой медицинской помощи, поступила команда воссоздания индивидуума по имеющемуся набору генов. Немного "подумав" электронный хирург выдал ответ: "Исходные материалы не сопоставимы. Приступаю к оптимизации".

Через некоторый промежуток времени из под завала показалось нечто, напоминающее толстого червяка, желеобразное тело которого без труда протискивалось меж камней, как бы обтекая их. Выбравшись на поверхность существо свернулось в клубок, изменив форму, затем снова развернулось, превратившись в плоскую лепешку с бугрообразным наростом в центре.

Размером существо было с крупную овцу. В бугрообразном наросте находился жидко-кристаллический процессор - основная часть управляющего компьютера БАРСа, " позаимствованный" у него электронным хирургом. Используя процессор в качестве головного мозга электронный хирург синтезировал из имевшегося в его распоряжении количества биологической массы и различных ДНК невиданное в природе существо.

Несколько тонких телескопических ножек подняли это нелепое создание над завалом. Перешагивая через нагромождения битого кирпича и каменные глыбы, существо преодолело завал и оказавшись на ровном месте в очередной раз изменило свою форму. Длинные ноги втянулись внутрь, поля "лепешки" "раскатались" в тонкий блин, превратившись в импровизированные крылья. Взмахнув ими существо поднялось в воздух и стало удаляться от места гибели БАРСа, после удаления процессора представлявшего собой груду мертвого металла.

ГЛАВА 7

1

Прошло несколько дней после того, как племя двинулось дальше. Снова гремели на ухабах колеса, понурые быки тащили тяжелые повозки и казалось, что нет конца и края пустынному плоскогорью. Впереди был перевал, разорвавший горный хребет на две части. Щебнистая желто - коричневая поверхность перевала пестрила каменными останцами и скатившимися с крутых склонов большими валунами, затруднявшими движение.

Много трудностей пришлось испытать на этом пути. Наконец дорога пошла вниз и воодушевленные люди увидели вдали зеленеющие луга, поросшие сочной травой. Среди изумрудной зелени лугов блестели голубые блюдца озер, соединенные белыми нитями проток. Прекрасная долина лежала перед ними как на ладони. За ней шла гряда невысоких холмов, сплошь покрытых вечнозеленым кустарником, а за холмами возвышалась куполообразная гора с трехглавой вершиной. Это была цель, к которой шло племя, в надежде отыскать священный источник. Почуяв близость воды животные стали двигаться быстрее. Людям, глядевшим на прекрасную долину казалось, что они стоят на пороге рая. Один вождь не разделял их веселья.

Перед последним спуском проводники, два невысоких худощавых человека, один бронзовокожий, а другой почти черный, видимо житель пустыни, подошли к АрбанСину и беспрестанно кланяясь стали что-то говорить на непонятном языке, скрывая за подобострастными улыбками пугливую ненависть, проглядывающую в мимолетных взглядах.

Кликнули переводчика, который выслушав проводников сообщил , что они просят отпустить их назад домой. Идти осталось немного, спуск несложен, к вечеру племя доберется до воды. А им предстоит трудный обратный путь через каменистую пустыню. АрбанСин долгим испытующим взглядом поглядел на их лица и кивнул в знак согласия.

- Дайте им по паре лошадей и снабдите пищей и водой на обратный путь, - приказал он и отвернулся. К нему подошел Хунну.

- Какие красивые места! - восхищенно произнес он. - Здесь в пору жить богам. Достаточно места, чтобы привольно разместиться всему нашему племени. На заливных лугах хватит пищи для наших табунов, озера наверняка богаты рыбой, а в тростниковых зарослях всегда можно подстрелить дикого кабана или какого-нибудь другого зверя. АрбанСин хмуро поглядел на него, но промолчал.

- Благодарение Абиссариху, что он указал нам дорогу сюда, - продолжал говорить Хунну. - Отсюда недалеко и до трехзубой вершины. Там, наверху, Всемогущий СелильУбарум откроет нам тайну священного источника и наконец-то мы обретем мир и покой.

В это время к ним подошел шаркающей походкой седобородый старец, опиравшийся на высокий посох, нижняя часть которого, обитая потемневшей медью, стерлась от времени. Его белые волосы разметались по спине.

- Да будут дни твои долги, Предводитель смертных, - проговорил он, обращаясь к АрбанСину, и прищурив слезящиеся глаза произнес. - В гиблое место пришли мы. Опасность таится в зарослях.

- Какая опасность? Откуда? - недоуменно спросил Хунну. - Мы ведь не сами забрели сюда. Нас привели проводники, посланные самим Абиссарихом. Он обещал помочь нам найти дорогу к вершине и сдержал свое обещание.

- Кхе-кхе-кхе, - откашлялся старец. - Говоришь, Абиссарих сдержал обещание? Видишь, там, вдалеке, верхушки тростника наклонены друг к другу, так, что образуют конус. Это не ветер их так наклонил и не дождем их так прибило. Так строят свои жилища фолиаги - пожиратели крокодилов. Я видел подобное, когда служил в войске ДиургСина Великого. Мы обошли пол мира и нигде не знали поражения. До тех пор, пока не столкнулись с фолиагами. Много воинов полегло в тот раз, но еще больше полегло бы, не помоги нам Великий Руту, наславший песчаную бурю из пустыни.

Он дал нам возможность скрыться.

Старец замолчал, видимо предаваясь воспоминаниям давно ушедшей молодости. АрбанСин напряженно смотрел на него, ожидая дальнейших слов.

- Там деревня фолиагов. И путь наш лежит прямо через нее. Судя по количеству хижин, их немного, но если они соберут все свои силы - быть беде. Если бы Великий Руту не забрал к себе Мудрейшую, она бы подтвердила справедливость моих слов.

- Фолиаги!? Пожиратели крокодилов? - испуганно воскликнул Хунну.

- Абиссарих! Старый лис! - прорычал АрбанСин. - Я подозревал, что неспроста он был так доброжелателен к нам, но не думал, что он поступит так подло.

- В чем ты можешь упрекнуть его? - спросил старец. - Он выполнил свое обещание.

- Я надеялся на его благородство, - ответил АрбанСин.

- Почему он так поступил? - спросил Хунну.

- Кому охота иметь у себя под боком чужое войско, - хмыкнул АрбанСин и приказал стоящим рядом с ним воинам. - Здесь сделаем привал. Пока фолиаги нас не обнаружили приготовимся к битве.

- Может пронесет? - с надеждой в голосе спросил Хунну.

- Надейся на лучшее, а готовься к худшему, - ответил АрбанСин. Он сделал несколько шагов вперед, обернулся, желая что-то сказать, но неожиданно его ноги подкосились и он потеряв сознание упал на землю. Подскочивший к нему Хунну поднял его голову и заглянув в лицо увидел, что его цвет изменился до мертвенно-бледного. Подоспевшие воины бережно подняли своего вождя и уложили на повозку. Никто не знал причины его недомогания, но в преддверии битвы со страшным противником это известие всполошило всех.

2

АрбанСин лежал в своем шатре и метался в горячем жару. Правая рука вождя, лежавшая поверх укрывающих его шкур, распухла до неузнаваемости. Иногда, теряя сознание, он начинал бредить, выкрикивал приказы, командовал войсками, вел воинов в атаку.

Хунну пришел в его шатер и принес с собой медкейс. Одного взгляда не распухшую руку вождя было достаточно, чтобы установить, что началось заражение. Но отчего? Никаких ран и порезов на теле вождя не было видно, кроме отметины на лбу, сделанной мечом Хунну, но эта рана уже затягивалась, не вызывая никаких осложнений.

- Осмотри внимательно руку, - подсказал Крис. - Надо установить причину болезни.

Выполняя его совет Хунну обнаружил небольшое гнойное образование на тыльной стороне руки, чуть повыше локтя. На фоне опухоли оно было почти незаметно. Продолжая ощупывать руку АрбанСина он слегка коснулся пальцами пораженной кожи. АрбанСин открыл глаза. Оробевший Хунну отдернул руку.

- Не бойся причинить мне боль, - произнес вождь и обратился к Крису. - Ответь мне, Всемогущий, скоро ли мой конь останется без хозяина?

- Я думаю, что об этом пока рано говорить, - перевел Хунну ответ Криса. - Положение серьезное, но не настолько, чтобы паниковать. Я боюсь, как бы не началась гангрена. Тогда придется отнимать руку.

Хунну снова прикоснулся к руке АрбанСина.

- Ну, что ты там копаешься? - телепатировал Крис.- Выдавливай гной. Только резко надави, чтобы не было сильно больно.

Хунну обхватил с двух сторон пораженный участок кожи своими тонкими пальцами и надавил изо все сил. АрбанСин стиснул зубы, но не издал ни звука. Толстая заноза в полмизинца длинной вылезла вместе с гноем из образовавшейся ранки. Она была вся покрыта дурнопахнущей слизью серого цвета.

- Это щепка от копья, - предположил Хунну, разглядывая занозу. - Повидимому она заражена ядовитой слюной убитого вождем дракона.

- Почему ты так думаешь? - поинтересовался Крис. - Один край занозы имеет ровный срез, вогнутый во внутрь. Такой срез может быть оставлен только зубами, - пояснил он свою догадку.

- Молодец, - похвалил его Крис. - В наблюдательности тебе не откажешь. А теперь прикажи женщинам вскипятить воду и пусть приготовят чистых тряпок для бинтов. Надо будет перевязать руку.

- Мы обычно делаем так, - произнес Хунну и вытащив из-за пояса кинжал, сунул его в огонь.

- Ты хочешь прижечь рану? - догадался Крис. - Но ему же будет больно!

- Немного, - ответил Хунну, соглашаясь и добавил. - Зато быстрее заживет. - Ты умеешь врачевать раны? - удивился Крис.

- Мудрейшая меня научила, - скромно ответил Хунну. Крис замолчал и стал наблюдать за действиями Хунну, не задавая лишних вопросов.

Когда острое лезвие кинжала раскалилось докрасна Хунну взял кинжал и быстро прикоснулся раскаленным концом к ранке. Запахло горелым мясом, струйка сизого дыма потянулась к дымоходу.

- Все это хорошо, - телепатировал Крис. - Но как бы не началось заражение крови. Антибиотик бы не помешал. Где же его взять? Из чего сделать?

- Я дам ему выпить целебный настой, очищающий кровь и укрепляющий тело. Думаю - это поможет, - сказал Хунну.

- Где ты его возьмешь? - поинтересовался Крис.

- Мудрейшая дала мне его, чтобы я быстрее восстановил силы, после битвы с ариманами. У меня осталось немного, - ответил Хунну, снимая с шеи шнурок, на котором был привязан небольшой плоский флакон, на треть наполненный темной густой жидкостью. Разжав запекшиеся губы вождя он вылил содержимое флакона ему в рот.

На следующий день Хунну с Крисом пришли навестить вождя. Его здоровье пошло на поправку, но он был еще слишком слаб, чтобы думать о битве с фолиагами.

3

На следующее утро у повозки Криса один за одним собрались все малые вожди и предводители отрядов. Сюда же подошли старейшины. Не было только АрбанСина, который был еще очень слаб.

- Похоже, что мы обнаружены. - начал разговор один из малых вождей, Деревня фолиагов напоминает растревоженный пчелиный улей.

- Придется принять бой, - телепатировал Крис.

- А кто будет биться в поединке? - послышался вопрос.

- Это право Великого вождя. Но АрбанСин болен.

- Ты будешь, - телепатировал Крис, обращаясь к Хунну.

- Но Всемогущий, это верная смерть! - ответил Хунну.

- Никто из рожденных женщиной не сможет победить фолиага в честном бою. - Ты испугался? - спросил Крис.

- Нет, - ответил Хунну, на щеках которого заиграл легкий румянец. - Я готов сразиться с фолиагом, чтобы отдать свою жизнь, ради других, если это потребуется.

- Не бойся, - обнадежил его Крис. - Я не стал бы посылать тебя на верную смерть, если бы не был уверен в победе. Но прежде мы должны разработать с тобой план битвы. Во первых: ты должен приготовить несколько бурдюков из тонкой кожи и наполнить их маслом. Пусть такие же бурдюки имеют при себе всадники, которые после вашего поединка первыми вступят в битву. Во вторых: мы соорудим тебе шлем, какой носят небесные воины в моем дворце. Этот шлем мечет молнии, когда в него попадает луч солнца. Поэтому тебе придется выбрать такую позицию, чтобы солнце светило тебе в глаза.

- Но в битве все наоборот стараются встать так, чтобы солнце было у них за спиной и слепило противника, - возразил Хунну.

- Так делают те, кто видит в солнце врага. Для тебя же солнце будет другом, - пояснил Крис. - Когда вы начнете биться ты бросишь в него бурдюки с маслом, пусть он немного промаслится. Потом повернешься лицом к солнцу и оно отдаст тебе свои силы, чтобы ты мог победить врага. Солнечные лучи отразятся от вогнутого зеркала, которое мы установим на твой новый шлем, и пройдя через несколько собирающих линз приобретут силу молнии, чтобы воспламенить промасленную одежду фолиага. Он вспыхнет как факел. Хунну согласно кивал, мысленно внимая Крису.

- Когда вождь фолиагов будет повержен, - телепатировал Крис, объясняя собравшимся стратегию завтрашнего боя, - пусть первая цепь конников, стоящих наготове обрушится на их ряды и забросает их бурдюками с маслом. Вторая цепь конников обстреляет их горящими стрелами. Хунну доходчиво доложил предложенный Крисом план битвы окружавшим их малым вождям и командирам отдельных отрядов. Крис же был озабочен другим.

" План хорош, слов нет, - думал он. - Но из чего сделать увеличительное стекло?"

"Пусть поймают в озере жука-невидимку", - произнес чей-то голос. Это ты сказал про жука-невидимку? - спросил Крис, обращаясь к Хунну.

- Про какого жука-невидимку? - удивился Хунну. - Я не слышал о таком.

" Наваждение какое-то," - подумал Крис и телепатировал Хунну. - Прикажи воинам изловить в озере несколько жуков-невидимок.

- А как мы узнаем, что поймали жука-невидимку? Ведь он же невидим, задал Хунну резонный вопрос.

- Ничего, вы поймете, что поймали именно его, - неуверенно произнес Крис. Через некоторое время посланные за жуком-неведимкой воины вернулись, неся большегорлый сосуд, наполненный кристально чистой водой. Когда его поставили перед Крисом, тот пошевелил усами-линзами, заглядывая внутрь. Сперва ему показалось, что кроме воды в сосуде больше ничего нет, но приглядевшись повнимательнее увидел, что иногда в водной толще видны слабые завихрения, словно там плавает какое-то невидимое существо.

- Хорошо, - телепатировал Крис и руководя действиями Хунну, приступил к изготовлению оптического устройства. - Поймай этих жуков, оторви им крылья и не вытаскивая из воды приложи эти крылья друг к другу. После этого склей их чем-нибудь, чтобы они не разъединились, когда ты их вытащишь на воздух, и вода из них не вытекла. Должно получиться что-то похожее на увеличительное стекло. Таких стекол тебе надо сделать несколько. Получилось? Прекрасно. Теперь возьми эти стекла и укрепи их на своем шлеме. За ними поставь большое бронзовое блюдо. Оно заменит нам вогнутое зеркало. Только отполируй его получше, так, чтобы видеть в нем свое отражение.

Хунну все исполнил как ему указывал Крис. Получилось несколько громоздкое приспособление, одев которое Хунну стал похож на странное существо с телом человека и большой блестящей головой.

- Помотай головой, проверь крепко-ли держится, - предложил ему Крис. - Если у тебя все в порядке, то проведем юстировку получившейся системы, то бишь настройку. Нам надо добиться того, чтобы солнечные лучи, попадая в зеркало точно отражались в стоящее первым увеличительное стекло, затем во второе и в третье. Теперь встань лицом к солнцу и проверь на каком расстоянии солнечные лучи зажгут кусок пропитанной маслом материи.

Отойдя на несколько шагов Хунну стал медленно приближаться к растянутому на двух шестах куску материи, предварительно облитому маслом. Материя вспыхнула как свеча, когда Крис приблизился на расстояние не более четырех локтей. - Конечно, немного близко от противника, но делать нечего. Лучше мы вряд ли изготовим. Придется тебе половчее быть, - резюмировал Крис, и подумал про себя: "Кто же мне, все-таки, сказал про этого жука?"

4

Наутро Хунну построил войско для битвы. Фолиаги, подошедшие из нескольких деревень, стояли неровным строем, в двух полетах стрелы, готовые вступить в схватку. Но прежде должен был состояться поединок. Единоборцы - вождь фолиагов и Хунну - вышли вперед и направились друг к другу. Они встретились на середине ровной площадки, где должен был состояться их поединок. Хунну впервые видел перед собой фолиага и теперь имел возможность хорошо рассмотреть его.

У фолиага была плоская голова с недоразвитым черепом, но с мощными челюстями, горделиво сидевшая на толстой шее. Коричневато-зеленая кожа, светлеющая к животу, была покрыта бугрообразными наростами. Пятипалые верхние конечности были вооружены трехдюймовыми когтями, острыми как лезвия кинжалов. Сплюснутое с боков туловище, расширяющееся к низу, опиралось на мощные нижние лапы, в отличие от верхних лап трехпалые, и толстый хвост, сужавшийся к концу. Грудь и живот - самые уязвимые места на теле фолиага - были прикрыты большими кусками крокодиловой кожи, прикрепленными к телу ремнями, и играющими роль доспехов. Вооружение фолиага состояло из огромной дубинки, сделанной из корня дерева и длинной заостренной палки, используемой вместо копья.

Начался бой. Громадный фолиаг взмахнул дубиной. Хунну кинул в него один за другим два бурдюка с маслом и отскочил в сторону, выставив перед собой копье.

- Становись против солнца и подбирайся к нему поближе, - телепатировал Крис.

Пока фолиаг, не ожидавший такого ведения боя, обтирал с удивленной морды масло, Хунну ткнул ему в грудь копьем и ловко поднырнув под ответный удар, оказался у него за спиной, успев нанести удар копьем в незащищенную спину. Но ему недолго пришлось радоваться своей уловке. Взревев, фолиаг круто развернулся и ударом мощного хвоста опрокинул Хунну на землю. Хунну вскочил на ноги, но вместо того, чтобы убежать, бросился на фолиага, выставив вперед копье. Копье, прорезав толстый доспех, вонзилось в живот фолиага.

Этот удар был встречен радостными криками со стороны человеческого племени. Но фолиаг вырвал копье из раны и размахнувшись, рубанул им, как мечом. Хунну успел пригнуться, но его высокий головной убор, над которым они с Крисом трудились всю ночь, разлетелся вдребезги.

- О-о-о! - в отчаянии простонал Крис, наблюдавший за поединком. - Я погубил тебя и себя тоже! Хунну выхватил меч. Фолиаг стоял напротив него, поигрывая дубиной. Его мясистые губы растянулись в усмешке, обнажая покрытые желтым налетом клыки. Хунну сделал ложный выпад и когда фолиаг обрушил на него удар дубины, увильнул, снова оказавшись от него сбоку. Вонзив в бок противника меч, он выдернул его, намереваясь нанести еще один удар, но не успел. Разъяренный фолиаг резко повернулся и тяжелый хвост во второй раз обрушился на Хунну, сбив его с ног. Меч отлетел в сторону.

- Берегись! - воскликнул Крис, когда Хунну растянулся во весь рост перед фолиагом. Внезапно Крис почувствовал, что с Хунну что-то произошло. Некий мощный источник заработал в нем. Если бы Крис или кто-либо другой заглянули бы в этот момент в лицо Хунну они бы увидели разительную перемену, произошедшую с ним. Его всегда улыбчивые глаза смотрели немигающим взором на фолиага. В них светилось нечто такое, отчего фолиаг, взметнувший над головой Хунну свое оружие, застыл на мгновение, скованный неведомой силой, коснувшись неосторожно лупоглазым взглядом этого страшного взора.

На одно лишь мгновение его горло оставалось неприкрытым, но этого мгновения хватило, чтобы кинжал, брошенный рукой Хунну, вонзился по самую рукоять между хрящевых позвонков, чуть повыше защитного края доспеха. В тот же миг страшной силы удар обрушился на то место, где только что находился Хунну, а следом рухнула громоздкая туша мертвого фолиага. Хунну вскочил на ноги и подобрав выбитый у него меч подошел к поверженному гиганту.

Отрубив фолиагу голову, он поднял ее на вытянутой руке и показал своим соплеменникам, после чего сильно размахнувшись швырнул в сторону фолиагов.

- А-ла-ла-ла! - раздались радостные крики людей, тотчас потонувшие в диком реве разгневанных фолиагов. Сломав строй они бросились вперед, шлепая по утрамбованной земле обширными ступнями.

- А-ла-ла-ла! - снова разнесся по округе боевой клич и лавина конников, рассыпавшись длинной цепью стремительно понеслась вперед. Войско под предводительством Хунну пошло в атаку. Действовали по намеченному ранее плану. Сблизившись с противником конники забрасывали фолиагов бурдюками с маслом. Бурдюки, сделанные из тонкой кожи, попадали в их объемные туши и лопались от удара, заливая их тела липкой массой. Израсходовав запас бурдюков конники вернулись на прежние позиции. Пока еще не было ни одного убитого из их числа.

Рядом с воинами показались женщины, державшие в руках зажженные факелы. Они поджигали стрелы, обмотанные пропитанной маслом паклей, а воины выпускали эти стрелы по врагу. Фолиаги один за другим вспыхивали огромными кострами и сгорали, издавая истошные крики. Те, кто успел добежать до воды плюхались в нее, поднимая столбы брызг и исчезали в густых тростниковых зарослях. Ряды фолиагов заметно поредели, но их было еще достаточно много, чтобы представлять из себя грозную силу.

Во второй раз лавина конников сорвалась с места и обрушилась на врага. Ободренные удачным началом, воины, подскакав на дистанцию удара били острыми стрелами, стремясь попасть в незащищенные места: глаза, горло, ушные раковины, светлые бока, видневшиеся между сочленениями крокодиловых панцирей. Выпустив по пять-шесть стрел, разворачивались на полном скаку и возвращались назад, освобождая место другим. Не выдержав мощного натиска, войско фолиагов разбежалось в разные стороны.

- Надо быстрее проходить, - сказал старец, тот, который предупреждал АрбанСина о грозящей опасности. - Скоро они опомнятся и собрав свежие силы нападут снова.

Авангард, возглавляемый Хунну двинулся в путь. За ним потянулись повозки, охраняемые с обеих боков воинами, державшими наготове лук с вложенной в него стрелой. Извилистая насыпь, построенная в древности и полуразрушившаяся от времени, тянулась длинной змеей, иногда теряясь среди высокой травы. По обе стороны от нее лежала непроходимая топь. Настороженные люди видели как иногда раздвигались тростниковые заросли и оттуда высовывалась отвратительная морда фолиага. Но нападать на людей в одиночку фолиаги не решались.

Наконец насыпь была пройдена. Среди сплошного ковра зеленой травы появились проплешины песчаных отмелей, на которых грелись крокодилы, подставив бугристые спины жаркому солнцу. Они раскрывали зубастые пасти, не желая уступать дорогу, но когда оперенная стрела вонзалась в их тело, поспешно ретировались, прячась в глубине водоемов.

5

Неизвестно откуда она появилась в здешних местах. Жители страны Шад прозвали ее КурИгишь - Летающая Гора. Такое название было ей дано, потому, что она и впрямь издалека походила на гору, плывущую по небу среди облаков. Вблизи ее никто никогда не видел. Любопытные, желавшие рассмотреть ее поближе, обратно не возвращались.

КурИгишь видела все, словно у нее было сто глаз. Она слышала как на расстоянии в тысячу локтей шуршит в сухой траве мышь, словно у нее было сто ушей. Спастись от нее было невозможно. Она налетала внезапно на торговые караваны, следующие из города в город с грузом товара; на военные отряды, спешащие на войну или возвращающиеся с нее; нападала на мирных жителей и на их скот.

Многие герои выходили биться с ней один на один. Никто не вернулся обратно. Правители городов больших и малых высылали против нее военные дружины. Дружины исчезали бесследно. Страх поселился в душах людей.

ГЛАВА 8

1

Впервые за много дней Крис был уверен в завтрашнем дне. Пройден последний переход. Все трудности позади. Племя разбило лагерь под самой горой. Отсюда рукой подать до космического челнока, в котором находится электронный хирург - последняя надежда Криса на спасение. Не успеет солнце пройти по небосклону шестую часть своего ежедневного пути, как хороший бегун достигнет вершины, поднимаясь по не очень крутому гребню.

"Добраться бы до электронного хирурга, создать новое тело и вернуться на Альбатрос. Затем положить звездолет на обратный курс, лечь самому в анабиоз и не просыпаться до самой Земли. Прилететь поутру, выйти из звездолета, пройти по космодрому и скинув ботинки упасть в зеленую траву, раскинув руки. Лежать в траве, чувствуя как храбрый муравьишка перебежит с травинки на щеку и побежит по ней, щекоча лапками. И смотреть долго-долго на тянущиеся вдаль белые облака, утопающие в ультрамариновой синеве высокого неба, очущать спиной прохладу земли, вдыхать полной грудью изысканный земных аромат цветов и слушать щебет земных птиц".

Ждать этого момента, по подсчетам Криса, осталось совсем немного. Сейчас полдень. Значит завтра с восходом солнца он сообщит народу, где находится священный источник, найти который, со слов Старой Биллуни, завещал Великий Руту. После этого Хунну - его преданный ученик - взойдет на вершину и выполнит то, чему он так долго его учил.

Итак: полдня и ночь. Затем какое-то время на создание нового тела, непродолжительный полет на Альбатрос, несколько тысяч лет в анабиозе эти года пролетят как одно мгновение - и он на Земле.

" Таким образом, - подсчитывал Крис, - от Земли меня отделяет не более двух суток. Имеет смысл потерпеть." О том, что будет с племенем после его отлета, Крис как-то не задумывался. А что об этом думать? Осядут где-нибудь на новых землях. Места здесь хорошие, привольные. А не понравится здесь, так можно обойти гору и поселиться на берегу моря - территория никем не занята. Короче говоря, вариантов хоть отбавляй.

Медкейс стоял перед шатром на невысоком подиуме, сделанном специально для этой цели. Напротив него был раскинут шатер АрбанСина. Другие шатры стояли рядом, образовывая некое подобие площади.

Хунну, облаченный в боевые доспехи, с мечом на поясе, прохаживался взад-вперед перед медкейсом, думая о чем-то своем. На его шее висел, поблескивая в золотой оправе, добытый им волшебный клык морского дракона. Крис обратил внимание на то, что его воспитанник чем-то взволнован, однако, голову, при этом, держал высоко, с некоторой высокомерностью, чуть запрокинув назад.

- Что-то стряслось, мой юный друг? - поинтересовался Крис.

- Ничего особенного, мой Повелитель, - ответил Хунну, продолжая мерять землю ногами.

В это время послышались крики. К площадке между шатрами стали собираться молодые воины. Они скучились возле Хунну, продолжая громко кричать. Привлеченные их криками начали собираться другие люди. Часть из них присоединилась к группе, стоящей рядом с Хунну, другая часть окружила шатер АрбанСина. Между ними образовалось свободное пространство.

- Да здравствует Великий вождь - УбарСин - Победитель Фолиагов! кричала молодежь, потрясая в воздухе мечами.

- У нас нет другого Великого вождя, кроме АрбанСина, - отвечали им старые воины. - Что здесь происходит? - телепатировал Крис. - Что надо этим людям, объясни?

- Помоги мне, О Всемогущий, стать Великим вождем и я положу к твоим ногам весь мир! - получил он в ответ мыслеграмму Хунну. - Ты будешь единственным богом, которого будут почитать все, от холодных северных гор до теплых южных морей.

В это время на середину площади вышли старейшины - несколько седовласых стариков, длинные белые бороды которых развевались на ветру.

- По закону племени, - начал говорить один из них, - тот, кто претендует на право называться Великим вождем, должен сразиться с тем, кто это право уже имеет. Готов ли ты - УбарСин - вступить в поединок с АрбанСином, нынешним Великим вождем нашего народа, чтобы в кровавой битве доказать, что ты более достоин носить это звание?

Вместо ответа Хунну вынул из ножен меч и поднял его над головой. Старейшина кивнул головой и обернувшись назад что-то сказал воину, стоящему рядом с шатром АрбанСина. Тот скрылся в шатре. Через некоторое время полог шатра откинулся и из шатра вышел АрбанСин Он был облачен в боевой доспех, прикрывающий грудь, однако стоял без шлема и без щита.

- Готов ли ты, Великий вождь, принять брошенный тебе вызов и сразиться с тем, кто хочет поставить знак Великого вождя у своего шатра? спросил старейшина.

- Не делай этого! Он убьет тебя! - телепатировал Крис, предчувствуя, что с идеей возвращения на Землю, возможно, придется надолго распрощаться. - Зачем начинать междоусобицу? Или мало внешних врагов? Неужели мы живем так хорошо, чтобы проливать кровь друг-друга?

икто кроме Хунну призывав Криса не слышал, а Хунну было сейчас не до того. Он готов был обрушить на соперника весь свой боевой пыл и все свое умение, желая одного - перерезать ему глотку, если удастся, забыв о том, кто стоит перед ним и что он сделал для народа.

- Если вы не можете решить дело миром, тогда пусть боги рассудят, кто из вас более достоин называться Великим вождем нашего народа! - провозгласил старейшина и отступил прочь, освобождая место для битвы.

Они стояли друг против друга, обнажив мечи: умудренный годами вождь и молодой воин, не так давно познавший вкус победы. АрбанСин держался прямо, выставив меч в сторону Хунну. Хунну кружил вокруг вождя, прикрывшись небольшим круглым щитом. Подбадриваемый криками своих сторонников он сделал первый выпад. АрбанСин легко парировал удар и нанес ответный. Хунну подставил под его удар щит и взмахнул мечом, будто намереваясь нанести удар сверху.

Когда обманутый АрбанСин приготовился отбить этот удар меч, Хунну стукнул его щитом по больной руке. Лицо вождя исказилось от боли, но он не издал ни звука, лишь продолжал стойко обороняться от наседающего противника. Войдя во вкус битвы Хунну рубил мечом со всего размаху, забыв о защите. Его боевой пыл подогревало то, что АрбанСин не атаковал, а лишь защищался. Молодому воину казалось, что победа близка. Еще удар и соперник дрогнет. Но пока этот удар Хунну не удавалось нанести. Его меч всегда натыкался на вовремя подставленный меч АрбанСина.

Внезапно отступающий АрбанСин запнулся, зацепившись ногой за камень, и нелепо взмахнув руками, отвел руку с мечом в сторону, оставив грудь открытой.

"Вот она, победа!" - возликовал Хунну и в длинном выпаде выбросил руку с мечом вперед, намереваясь нанести смертельный удар в грудь вождя, чуть повыше края доспеха.

Но АрбанСин неуловимо ушел от удара и развернув меч плашмя ударил Хунну со всего размаху по голове. Защищающий голову бронзовый шлем гулко зазвенел. Оглушенный Хунну рухнул на землю.

"Какой простой прием, а работает безотказно, - подумал АрбанСин. Надо обучить ему своих воинов".

Он подошел к распростертому на земле Хунну и носком сапога перевернул его на спину. Хунну застонал, постепенно приходя в себя. Приоткрыв глаза он поглядел на стоящего над ним вождя, держащего меч в опущенной руке.

- У народа не должно быть двух вождей, - произнес АрбанСин, приблизив острие меча к его горлу. - Иначе начнется раздор. Я должен убить тебя, чтобы сохранить порядок и не дать нашему народу разделиться на два враждующих лагеря. В единстве наша сила, в единстве наше спасение.

- Проси у него милости! - телепатировал Крис, взволнованный как никогда раньше. - Пусть пощадит тебя, ради меня!

Хунну молчал. Он поймал встречный взгляд АрбанСина, пытаясь отвлечь его внимание, одновременно резко выбросил руку вперед. Брошенный его рукой кинжал был направлен в незащищенную грудь вождя, но АрбанСин предугадал это движение и в момент броска успел толкнуть носком ноги Хунну под локоть. Кинжал пролетел мимо цели. - Вот и ты жаждешь моей смерти, будто мы с тобой враги, - с грустью проговорил АрбанСин. - Я должен убить тебя или... Он замолчал, что-то обдумывая, затем улыбнувшись закончил: - ...или объявить своим преемником!

АрбанСин вложил меч в ножны и подал руку Хунну, помогая ему подняться.

- Вы все слышали!? - обратился он к соплеменникам. - Правом, данным мне Великим Руту, я объявляю его своим преемником.

"Хвала Великому Руту, - облегченно подумал Крис. - АрбанСин оказался более мудрым, чем я предполагал".

2

- О Всемогущий! Ты нас покидаешь? - грустно спросил Хунну.

- Да, мой друг. Я должен лететь. От меня зависит результат экспедиции. Нельзя, чтобы труд многих людей, то есть я хотел сказать богов, подобных мне, пропал даром.

- Но как мы будем жить без тебя? У каждого человека должен быть бог, чтобы помогать ему в битве и оберегать от злых духов. Только у нас не будет своего бога. Кто же нас защитит? Мы погибнем.

- Не сотвори себе кумира, - телепатировал Крис. - Лучший бог - это вера в свои силы. Запомни это.

Крис повращал глазами-антеннами, оглядывая стоящих на некотором отдалении людей. Все племя от мала до велика собралось у подножия трехглавой горы, на вершине которой замаскированный под скалу, находился космический челнок, доставивший Криса и Стива на планету. Молчаливо стояли насупившиеся люди, изредка бросавшие боязливые взгляды на медкейс и стоящего возле него Хунну. Их страшила неизвестность, на которую они обрекались с исчезновением этого небольшого и с виду невзрачного ларца, с заключенной в нем такой большой силой. Как можно жить без бога, на помощь которого всегда надеешься, приходит она или нет, без веры, без надежды.

"Надо бы успокоить людей, - подумал Крис. - Нельзя оставлять их без веры."

- Слушайте меня, дети мои... - начал Хунну переводить речь Криса. - Я обещал вам раскрыть тайну и указать, где находится священный источник, отыскать который вам завещал Великий Руту. Знайте же, люди! Священный источник находится внутри каждого из вас. Он бьет невидимой струей из ваших сердец и сливается в могучий поток, текущий сквозь время не ослабевая, становясь лишь сильнее и полноводнее. Он не иссякнет до тех пор, пока вы вместе, пока вы связаны единой целью. Не дайте ему зарасти ядовитой травой ненависти друг к другу, затянуться грязной тиной властолюбия и корысти, когда попираются все законы добродетели. И тогда вам не страшен никакой враг. Помните: в единстве ваша сила.

Крис говорил долго и убедительно, стараясь вселить уверенность и надежду в стоящих перед ним людей, поверивших в него. Это он завел их сюда, в далекое от их страны место. И это накладывало ответственность на него. Он уже не мог просто так взять и отказаться от них. Они стали близкими ему. Он слился с ними. Он был в ответе за них перед небесами, перед Великим Космосом, в конце-концов перед самим собой, перед своей совестью.

- ... я навсегда останусь в ваших душах, чтобы оберегать вас от земных неудач, - закончил Крис, чувствуя, что его мозг гудит от перенапряжения.

- Вперед, мой друг! Делай то, чему я тебя учил столько времени, - телепатировал Крис, предоставив судьбе самой решать его участь.

Однако он зря беспокоился. Хунну сделал все как надо. Взбежав на гору он вскарабкался по отвесной стене, зацепив аркан за верхушку скалы. В указанном месте приложил к шершавой поверхности руку, открывая аварийный люк. Оказавшись внутри космического челнока он отыскал нужную комнату. Это было нетрудно, так как он поддерживал постоянный телепатический контакт с Крисом. Найдя то, что искал, он затолкнул медкейс в пасть невиданному чудовищу, сторожившему вход в таинственную обитель Всемогущего бога, как тот и предсказывал. После этого он нажал красный глаз, один из многих, имевшихся у чудовища.

Чудовище сразу же проснулось и тихонько заурчало, проглатывая медкейс. От страха Хунну чуть было не потерял рассудок, но помня, что его миссия еще не окончена, крепился изо-всех сил. Он проник через узкую дверь в соседнее помещение, где его ожидало другое чудовище, не менее страшное, чем первое. Преодолевая нараставший в его душе страх, Хунну подошел к самой морде чудовища, на которой тоже находилось множество маленьких глазков, казалось, исподтишка подсматривающих за ним, а в центре торчал металлический клык.

Хунну, решившись, выбросил руку вперед и обхватив клык ладонью покрепче рванул его на себя, вспоминая, что вот так же, давным-давно, он пытался вырвать волшебный клык из пасти морского дракона. Тогда он тоже боялся, но добился своего: теперь священный клык висит на его шее. Включив тумблер запуска Хунну услышал негромкое гудение, донесшееся изнутри бортового компьютера. Приняв это гудение за рычание разбуженного зверя он опрометью бросился вон из рубки, натыкаясь на косяки. Выбежав из космического челнока он стремглав помчался вниз, по мелкой осыпи.

Спуск занял у него значительно меньше времени, чем подъем. Когда он уже стоял внизу, окруженный соплеменниками, вершина горы окуталась дымом и земля содрогнулась от громоподобных раскатов. Блеснул огонь и огненная колесница СелильУбарума - Всемогущего бога - унеслась на небо. Все было так, как предсказывал СелильУбарум. Значит Хунну правильно выполнил его завет.

Люди пали ниц. Лишь вождь продолжал стоять, с непокрытой головой, провожая печальным взглядом исчезающий в бездонной глубине неба космический челнок. Он думал о том, что бог улетел и теперь неразделенная забота о племени целиком ляжет на его, еще сильные, но уже стареющие плечи.

ГЛАВА 9

1

Крис спал. Тишина, в которую погрузился мир, доставляла ему почти физическое наслаждение. Электронный хирург, орудовавший тончайшим лазерным лучом, действовал как опытный сварщик высочайшей квалификации. Создаваемые им разности электрических потенциалов возникали на окончаниях зрительных нервов и проецировались в его мозгу в виде маленьких разноцветных искорок, похожих на капли метеоритного дождя, загорающиеся и тут же гаснущие на черном бархате ночного небосвода.

Атом за атомом, молекула за молекулой создавался костный скелет. Разрасталось ветвистое древо нервной системы, прокладывались русла кровеносных сосудов, формировались внутренние органы: сердце, печень, легкие, желудок. На костный скелет, скрепленная сухожилиями, наращивалась мышечная масса, которая затем облекалась гладкой эластичной кожей.

А потом пришла боль. Адская боль, способная свести человека с ума. Боль пульсировала в каждой клеточке его тела, растекалась по артериям, венам и капиллярам, заполняя собой все пространство, погружая его в бездонную пучину невыносимых страданий. Эта боль была проверкой работоспособности всего организма. И то, что боль пришла, означало, что операция прошла успешно.

Когда саркофаг электронного хирурга выдвинулся, Крис с трудом поднялся и пошатываясь направился к выходу, однако был остановлен звуковых сигналом. Обернувшись он увидел на электронном табло мигающую надпись: "ДЛЯ ЗАВЕРШЕНИЯ ОПЕРАЦИИ НЕ ХВАТАЕТ БИОМАССЫ. ПОПОЛНИТЕ ЗАПАС БИОМАССЫ ИЛИ

ПЕРЕНЕСИТЕ ОБЪЕКТ В БАЗОВУЮ УСТАНОВКУ НА ЗВЕЗДОЛЕТ".

У Криса не было с собой биомассы и он, не отдавая себе отчета в своих действиях, взял медкейс и направился к выходу. Космический челнок к тому времени уже причалил к звездолету и находился в посадочном отсеке. Крис перешел на Альбатрос и пройдя знакомым коридором вошел в медотсек. Там он засунул медкейс в базовую установку электронного хирурга и нажал пуск. После этого, выйдя их медотсека, он направился в свою каюту, где упав на заправленную кровать заснул беспробудным сном смертельно уставшего человека.

2

Крис проснулся оттого, что кто-то тряс его за плечо. Он открыл глаза и увидел сидящего перед ним Стива.

- Что, уже утро? Пора собираться? - спросил Крис, сладко потягиваясь. - Ты знаешь, мне приснился удивительный сон. Будто мы с тобой уже побывали на планете. И там с нами приключились такие события, что только во сне и могут присниться.

Внезапно Крис подскочил на кровати, словно сжатая стальная пружина распрямилась у него внутри. Вытаращенными от удивления глазами он уставился на Стива.

- Ты кто? - Судя по тому, что ты назвал меня Стивом, я и есть Стив, ответил незнакомец. - И мы с тобой сейчас должны куда-то лететь.

- Ты не Стив! - воскликнул Крис. - Стив погиб на планете. Его разорвал морской дракон.

- Да, я что-то подобное припоминаю, - сморщив лоб проговорил Стив. Море, серые волны... дальше смутно.

- Но как ты очутился здесь, на Альбатросе?

Стив пожал плечами.

- Я находился в темноте в узком ящике. Потом ящик раскрылся и я оказался в комнате, освещенной ярким светом. Кроме меня там никого не было. Помню только, что там стоял большой аппарат квадратной формы и у этого аппарата с боку была приделана приборная панель, а на ней множество разноцветных светодиодов. Когда я встал из ящика, он задвинулся обратно внутрь аппарата, а я пошел искать людей и вот... оказался здесь.

- Ты был в медотсеке? - спросил Крис и тут его осенило. - Так значит ты... нет, не могу поверить. Неужели на медкейсе остались следы твоей крови? Я должен убедиться, что это так. Пойдем, покажешь мне эту комнату.

Они вышли из спального отсека и пошли по коридору.

- Это далеко отсюда? - полюбопытствовал Крис, шагая впереди Стива.

- Не особенно, - ответил Стив и спросил. - Мы не одни на Альбатросе?

- Одни. Кому здесь еще быть? - пожал плечами Крис и поинтересовался. - А почему ты спросил об этом.

- Когда мы проходили перекресток, я заметил мелькнувшую в конце соседнего коридора человеческую фигуру.

- Где? - воскликнул Крис, круто разворачиваясь и устремляясь назад.

Добежав до перекрестка он свернул в указанный Стивом коридор, в конце которого заметил обнаженную женскую фигуру с длинными распущенными волосами.

- Что за чудеса творятся на этой старой посудине! - воскликнул он бросившись в погоню.

Стив догнал его и теперь бежал рядом с ним. Завернув за поворот они увидели удаляющуюся фигуру молодой девушки. Обернувшись на топот их ног, девушка бросилась бежать, пытаясь скрыться от преследователей.

Она буквально летела над полом, едва касаясь настила стройными ногами. Крису и Стиву пришлось здорово попотеть, прежде, чем они догнали ее, да и то больше потому, что девушка по ошибке свернула в коридор, заканчивающийся закрытой дверью. Поняв, что оказалась в тупике, девушка обернулась, намереваясь исправить свою ошибку, но было поздно. Дорогу ей преграждали Крис и Стив. Поняв, что ей не вырваться, девушка чуть присела напружинившись как дикая кошка перед прыжком и выставила вперед руки с оттопыренными пальцами, угрожая подходящим мужчинам десятью острыми коготками.

- Постой! Не пугайся. Мы не причиним тебе зла, - попытался успокоить ее Стив. - Объясни нам только, кто ты и как оказалась на Альбатросе?

Девушка молчала и лишь затравленно следила глазами за действиями мужчин.

- А я тебя кажется знаю! - приглядевшись к девушке повнимательней вдруг вспомнил Крис. - Ты Анакеттум, Священная дева, предназначенная СелильУбаруму! Не правда ли?

Неизвестно, поняла ли девушка его слова, но она тихонько качнула головой, в знак согласия. Видя, что ей не собираются причинить зла она опустила руки, не переставая однако внимательно следить за действиями Криса и Стива.

- Так знай, что я и есть СелильУбарум, твой повелитель. И я рад приветствовать тебя в моем небесном дворце, - произнес Крис перейдя на язык ДиургСинов и показав на Стива он добавил.

- Познакомься, это мой друг Стив. Он тоже бог, такой же как и я. - Ты меня понимаешь? - спросил он.

В ответ Анакеттум упала на колени и что-то невнятно пробормотав, коснулась лбом пола и замерла в такой позе.

- Что ты делаешь!? Встань! - изумился Крис. - Встань немедленно, Я приказываю тебе. С той минуты, как ты вошла в мой дворец, ты тоже стала богиней и поэтому ты не должна никому кланяться. Мы равны. Ты запомнила?

Девушка утвердительно кивнула головой.

3

- Вот, собственно, и вся история, - закончил Крис свой рассказ.

Они сидели в гостиной - Крис, Стив и Анакеттум. Сверху на них смотрел оптический глаз ГЭМЗа.

- Я нигде не ошибся, ГЭМЗ, все так и было? - спросил Крис, подмигнув оптическому глазу.

- Что касается той части истории, которая произошла на Альбатросе, под моим присмотром, - раздался из репродуктора приятный баритон, принадлежавший ГЭМЗу, - то здесь все верно. Что же касается событий, произошедших на планете, то...

- То здесь тоже почти все верно, хотя это повествование можно дополнить, - раздался чей-то голос и на пороге появился незнакомый мужчина.

Он был в годах, имел худощавую фигуру и скуластое лицо с глубоко посаженными смешливыми глазами и разбегающейся к вискам сеточкой морщин. Тонкая шея и голый череп придавали ему сходство со старым общипанным грифом. Одет он был в старые потертые брюки и клетчатую рубашку с рукавами закатанными до локтей.

- Не удивляйтесь моему появлению среди вас, господа, - произнес приятным голосом незнакомец, видя неподдельное изумление, написанное на лицах Стива и Криса. - Я попытаюсь объяснить вам как я здесь оказался.

- Постой, я сам угадаю, кто ты, - Крис наморщил лоб. - Ты из команды звездолета. Лежал в анабиозе, до тех пор, пока мы не потерялись на планете. После этого ГЭМЗ оживил тебя, чтобы ты смог довести звездолет до Земли. Еще одна подстраховочная задумка тех, кто нас отправил в это путешествие? Правильно?

- Не совсем. - уклончиво ответил незнакомец, - Я не человек, в том смысле, в котором вы привыкли это понимать.

- Надо полагать! - произнес Стив, скептически оглядывая незнакомца. Если ты не со звездолета, то значит ты не человек, это точно. Люди в одной рубашке и брюках в безвоздушном пространстве не летают.

- А-а-а! - махнул рукой Крис. - Они там на планете и не такое вытворяют. Старая Биллуни, например, - Крис ударился в рассуждения, - хорошая женщина, но с причудами. Захочет туман напустит, захочет грозу вызовет. А был еще один - слава богу, что помер, - так тот руками поведет, фантомы из рукавов так и сыпятся. И ведь не просто призраки, а настоящие - с мечами, с дубинками. Кстати, - прервал свою речь Крис. - Я тебя где-то видел, - он хлопнул себя рукой по лбу. - Точно! Вспомнил! Вы со Старой Биллуни частенько рядом бывал. И про жука-невидимку мне тоже ты подсказали. Ты Великий Руту!

Незнакомец в раздумье пожал плечами:

- Не совсем так. Великий Руту - это не кто, а скорее что, - сказал он. - Это некая, окружающая планету субстанция, первоначально возникшая как результат действия обобществленного разума, а в последствии многократно усиленная жизнедеятельностью тех разумных существ, которых она же и создала. Эффект обратной связи. Так вот, я лишь проявление этой субстанции. А чтобы вам было легче со мной обращаться зовите меня Джэймсом. Это один ученый, живший много лет назад на другой планете. У меня с ним много общего.

Разговор длился долго Джэймс рассказывал о планете, Крис и Стив делились своими воспоминаниями и впечатлениями. Анакеттум все больше слушала и лишь иногда согласно кивала головой.

- Как там мое племя? - спросил Крис.

- Нормально, - ответил Джэймс. - Но впереди их ждет суровое испытание. Посмотрим, как они из него выпутаются.

- Еще одно враждебное племя? - поинтересовался Крис.

- Нет. На этот раз дело посерьезней, - задумчиво произнес Джэймс.

- Я бы хотел им помочь, - произнес Крис и сощурив глаза посмотрел на Джэймса, - Слушай, если ты все можешь, верни меня на планету. Я конечно могу и на челноке улететь, но это долго.

- Зачем? - поинтересовался Джэймс.

- Я должен им помочь вернуться в свою страну, - ответил Крис. - Ведь это я их сюда завел. Их ожидает столько опасностей на обратном пути.

- Не надо, - отрицательно покачал головой Джэймс. - Ты сделал свое дело - заставил их поверить в свои силы. Больше ты им не нужен. У них осталась вера в тебя. Этого достаточно.

- Нужен! - не согласился Крис. - И они мне нужны.

- Как знаешь, - пожал плечами Джэймс. - Но учти - ты сам попросил об этом.

Крис согласно кивнул головой и тут же, почувствовав сильную резь в глазах, непроизвольно моргнул, а когда открыл глаза, увидел, что стоит один посреди бескрайней степи. Если бы не свежий ветер, разметавший его волосы он подумал бы, что спит. Вдали клубилась пыль. До его слуха донеслись знакомые звуки, ослабленные расстоянием: скрип повозок, мычание быков, блеяние овец. Это приближалось его племя. Когда передовые конники подъехали поближе, Крис радостно улыбнулся и скорым шагом пошел им навстречу, предвкушая встречу с людьми, с которыми он сроднился за долгие месяцы пути. Подойдя поближе он увидел в первых рядах приближающихся всадников АрбанСина, гарцевавшего на своем громадном жеребце.

- Здравствуй, Великий вождь! - воскликнул Крис, преграждая ему путь. Конь АрбанСина от неожиданности всхрапнул и отпрянул в сторону, тряся оскаленной головой.

- Я СелильУбарум, - проговорил Крис. - Я вернулся, чтобы помочь вам возвратиться домой.

- Прочь с дороги, - проговорил АрбанСин, скользнув по нему безразличным взглядом.

Остановись! Это же я, - попытался вразумить его Крис.

- Ты видно сошел с ума, коли осмеливаешься выдавать себя за бога! проскрипел зубами АрбанСин.

Он толкнул Криса ногой, так, что тот упал навзничь, и проехал мимо, не удостоив его больше своим вниманием. Крис стоял на коленях и смотрел как мимо него проезжают суровые воины, как женщины погоняют круторогих быков, тянущих за собой тяжелые повозки. Никто не обращал на него внимания, словно его и не было вовсе.

Внезапно он увидел свою повозку. На месте возницы сидела молодая девушка. Рядом с ней на облучке стоял блестящий предмет, в котором Крис узнал свою бывшую обитель - обделанный золотыми пластинами ларец, сделанный по приказу вождя для переноски медкейса. Рядом с повозкой ехал верхом на коне Хунну.

- Мальчик мой! - кинулся к нему Крис. - Как я рад тебя видеть. Это я - твой Повелитель. Ты помнишь, как нашел меня в желудке у морского дракона?

- Эту историю знают все, у кого есть уши, - усмехнулся Хунну и спросил. - Чего тебе надобно, странник? Если ты хочешь есть попроси и тебя накормят. Если тебе негде спать, у нас ты найдешь крышу над головой. Но зачем ты выдаешь себя за бога?

- Я хочу помочь вам, - повторил Крис. - Впереди вас ждут большие трудности.

Хунну подъехал поближе и остановил коня.

- Так ты утверждаешь, что ты СелильУбарум? - спросил он.

- Ну конечно! - обрадованно воскликнул Крис. - Ты всегда меня понимал.

- Я поверю тебе, если ты ответишь мне на один вопрос. произнес Хунну.

- Спрашивай, - улыбнулся Крис. - Я помню все, что со мной здесь приключилось.

- Был ли на лице СелильУбарума вот такой знак? - спросил Хунну и внезапно приподнявшись на стременах с силой ударил его плетью.

На щеке Криса вздулся багровый рубец. Он закрыл голову руками, опасаясь следующих ударов.

- Ну как, ты доволен? - раздался знакомый голос Джэймса.

Крис открыл глаза и отнял руки от лица. Он снова находился на звездолете. Рядом с ним за столом сидели Джэймс, Стив и Анакеттум.

- Ты все это специально подстроил! - зло проговорил Крис, пепеля Джэймса ненавидящим взглядом.

- Нет, Крис, - покачал головой Джэймс. - Я ничего не подстраивал. Все произошло так, как должно было произойти. Ты должен смириться со случившимся. И я скажу больше - ты можешь гордиться ими. Они доказали, что уже выросли из пеленок и могут постоять за себя. Не стоит теперь за них опасаться.

- Посмотрим! - упрямо ответил Крис. - Еще не конец пути.

ГЛАВА 10

1

Возвращение на родину всегда приятнее бегства на чужбину. Скоро несут кони и радостно на душе. И каждый мечтает переступить порог своего дома, увидеть могилы предков, но не каждому это будет дано. Чьи-то кости останутся лежать на чужой земле, омываемые дождями. Путь оставался недолог. Уже пройдены ничейные земли, впереди страна Шад, а за ними исконные земли ДиургСинов - конец пути.

АрбанСин ехал, как всегда, впереди. В это раз рядом с ним ехал Хунну.

- Я бывал в этих местах, когда служил в армии ДиургСина Великого, да будет память о нем светла, - рассказывал АрбанСин. предаваясь воспоминаниям,

- Мы возвращались домой после военного похода против диких людей, живущих в северных лесах. Нас нанял правитель страны Шад. Он здорово натерпелся от этих разбойников.

- Почему вы не завоевали страну Шад? - спросил Хунну. - Земли здесь хорошие, леса, реки.

- В последний раз диурги воевали против шадианцев лет двести назад, во времена ДиургСина Грозного и потерпели сокрушительное поражение. Шадианцы - народ мирный. Они больше приучены ходить за плугом, чем размахивать мечом. Но надо признать, что в момент опасности все как один встают на защиту отечества. Нельзя рассчитывать на победу, воюя с народом. Конечно, у ДиургСина Великого были силы, чтобы поработить их, хотя бы на время, но он поступил мудрее, оставив им их земли. Во первых, они торгуют с диургами, везут в нашу страну хлеб, который выращивают на своих полях, пушнину, рыбу и многое другое. Во вторых, они выступают живым щитом между нами и дикими северянами. А за оказываемую им военную помощь, они платят ежегодную дань золотом. Нам было не выгодно их завоевывать.

Хунну согласно кивнул головой, удовлетворенный ответом. В это время их внимание привлекли удивленные возгласы, раздавшиеся среди следовавших за ними воинов.

- Смотри, что это? - АрбанСин указал своему молодому спутнику на маленькую точку в небе. - Птица? Хунну глядел на приближающееся существо, пытаясь мысленно проникнуть в него, чтобы определить, что это такое. Внезапно его лицо побелело как полотно.

- Спасай людей, вождь, это смерть! - проговорил он, спешно разворачивая коня. - Пусть рассыпятся по степи, так хоть не все погибнут. А я спрячу обоз в лесу за холмом. Как стемнеет собирайтесь там.

Он поскакал в обратную сторону, нахлестывая плетью коня. АрбанСин выкрикнул несколько фраз и первые ряды войска рассыпались по степи, как горошины по столу - всех не изловить.

Приближающееся существо, размеры которого были колоссальны, погналось за одним из воинов. Настигнув его оно выпустило несколько щупалец и обвив всадника и коня, втянуло их внутрь. На мгновение чудовище задержалось на месте, переваривая добычу. Затем из него посыпались раздробленные кости, вперемешку с медными и кожаными предметами - все, что осталось от человека и животного. После этого оно погналось за следующей жертвой.

Быстро темнело. Поймав еще несколько человек неведомое существо прекратило охоту и полетело в том направлении, откуда появилось. По одиночке собирались разбежавшиеся воины. Потери были невелики, но страх был большой. Когда АрбанСин, собиравший в степи своих воинов, приплелся одним из последних, к нему подошел Хунну. Его сопровождали два воина, ведущие под руки упирающегося человека.

- Он прятался в лесу, - объяснил Хунну. - Это местный житель. Они все покинули свои жилища, опасаясь гнева богов, наславших на них летающую смерть.

АрбанСин устало опустился на срубленный ствол дерева и едва взглянув на пленного приказал: " Говори!"

Пленник запричитал что-то на непонятном языке, одновременно жестикулируя руками.

- Он говорит, что мы повстречались с КурИгишь - Летающей Горой. КурИгишь послали разгневанные боги, чтобы наказать провинившихся в чем-то жителей страны Шад.

- Можно ли от нее укрыться? - спросил АрбанСин.

Пленник отрицательно покачал головой и произнес несколько быстрых фраз.

- Он говорит, что от КурИгишь нельзя спрятаться. Она везде отыщет. Теперь, когда она вас обнаружила, она не оставит вас в покое, пока не переловит всех.

- Можно ли ее победить? - задал АрбанСин следующий вопрос. Пленник снова отрицательно покачал головой.

- Она непобедима. Много смелых воинов выходило на битву с КурИгишь больше их никто не видел.

- Завтра я сам буду биться с ней, - глухо проговорил АрбанСин и добавил, обращаясь к Хунну. - Я постараюсь отвлечь ее на некоторое время. А ты за это время уведешь людей подальше от этого места. Спустишься к югу, там найдешь дорогу. На север не ходи - войско загубишь. Конь через лес не пройдет.

- Ты хочешь принести себя в жертву? - спросил Хунну.

АрбанСин устало махнул рукой: " Ты знаешь другой способ избежать гибели?"

2

Крис, Стив и Джэймс сидели в главной рубке Альбатроса и смотрели на большой экран, на который выводилась информация, передаваемая поисково-разведывательными зондами, висевшими на высоте нескольких сот метров от поверхности земли, в районе нападения КурИгишь на войско АрбанСина.

- Что это за существо такое? - спросил Джэймс, - Откуда оно взялось?

- Оно сгенерировано электронным хирургом из генного материала, собранного большой автоматической станцией-роботом БАРС-9У, - ответил мягкий голос, принадлежащий ГЭМЗу. - Незаконченный образец. На завершение восстановительной операции не хватило биомассы. Электронный хирург поместил внутрь его жидко-кристаллический процессор, взятый из головного компьютера БАРСа.

- И что-же, теперь эта тварь летает по планете и собирает необходимое количество биомассы, чтобы завершить операцию? - спросил Стив. - Кстати, сколько ей нужно этой биомассы?

- Вероятно во время падения БАРСа в управляющей схеме электронного хирурга произошел сбой, - начал объяснять ГЭМЗ. - Возникшее существо будет достраивать себя до тех пор, пока сила тяжести не раздавит его в лепешку. Но этого не произойдет, потому что находящийся внутри ее процессор оптимизирует процедуру наращивания массы. Оно изменит форму. Поэтому предел по биомассе отсутствует. Чем больше тем лучше.

- Представляю, что будет, если у нее хватит ума создать еще один процессор и продолжить свой род, - покачал головой Крис. - Любая другая жизнь на планете будет уничтожена.

- Н-да. Нерадостная перспектива, - покачал головой Джэймс. - Скажи-ка друг, какова у людей вероятность победить этого монстра имеющимся у них оружием?

- Вероятность равна нулю, - ответил ГЭМЗ.

- Придется помочь своим чадам, - хмыкнул Джэймс. - Я думаю, что смогу уничтожить ее с помощью молнии.

- Интересно будет посмотреть, - заинтересовался Стив. - Ну, начинай.

- Ты думаешь это так просто сделать? - возмутился Джэймс. - Надо испарить достаточное количество воды, чтобы образовались тучи, создать турбулентности в атмосфере, чтобы возникший ветер доставил эти тучи к месту назначения, затем столкнуть их между собой и высечь молнию. на все это требуется время.

- Сколько же тебе надо?

- К утру все будет готово, - заверил Джэймс.

3

АрбанСин готовился к бою. Он сосредоточенно осматривал доспехи, особенно места креплений; перебрал стрелы в колчане, взвешивая каждую на руке, проверяя остроту наконечника и оперение; наточил меч и кинжал. Подошел Хунну. Посмотрев на его приготовления он с сомнением покачал головой.

- Ты все-таки хочешь сразиться с КурИгишь? - спросил он, заранее зная ответ.

АрбанСин утвердительно кивнул головой.

- Ты не сможешь одолеть ее. - проговорил Хунну.

- Почему? - спросил АрбанСин ничего не выражающим голосом.

- В прошлый раз мне удалось коснуться ее мыслей, - ответил Хунну.- Ее мысли отличаются от человеческих.

- Естественно, - пожал плечами АрбанСин. - Она же не человек.

- Я согласен с тобой, но... - поднял указательный палец Хунну. - У животных мыслей нет вообще.

- Кто же она тогда? - удивленно спросил АрбанСин, отложив в сторону шлем, который осматривал.

- Не человек и не животное, - ответил Хунну.

- Похожие мысли были у неведомого зверя, который охранял покои СелильУбарума, когда он призвал меня в свой небесный дворец.

- Ты думаешь, что КурИгишь - это демон, сбежавший от небесного Властелина? - изумленно спросил АрбанСин.

- Может быть, - уклонился от прямого ответа Хунну. - Но теперь ты понимаешь, как опасно биться с ней. Ведь если она из небесного дворца значит она бессмертна.

- Что же делать? - спросил АрбанСин. - Если ее оставить, то она опустошит всю страну, а потом доберется и до диургов.

- Ты не сможешь победить ее обычным оружием, но если у тебя будет волшебное оружие, подобное тому, которое используют боги, то у тебя появится шанс на победу, - сказал Хунну и немного подумав произнес. - Я сделаю тебе особое копье. Только им ты сможешь одолеть КурИгишь.

- Ты сумеешь сделать такое копье? - усомнился АрбанСин.

- Попробую. Всемогущий кое-чему научил меня, - ответил Хунну.

Он призвал к себе лучших оружейников. Всю ночь напролет горели горны, разгоняя тьму, стучали молотки раскатывая медный прут в тонкую ленту, шириной в пол-ладони. Отдельно были выкованы два плоских наконечника, каждый в локоть длинной, в форме сильно вытянутых лепестков с несколькими зазубринами, какие бывают у гарпунов. К каждому наконечнику была прикована лента, после чего эти ленты соединили воедино, проложив между ними слой сухой бычьей кожи. Древко сделали из тонкого ствола молодого деревца, разрезав его повдоль и выдолбив середину, так, что бы медные ленты поместились внутрь. Деревянные половинки скрепили воедино кожаными ремешками. Получившееся копье, несмотря на внушительную длину - более восьми локтей - было достаточно легким и удобно ложилось в руку.

Выпроводив оружейников Хунну долго сидел один в шатре, совершая магический обряд над копьем, превращая его из оружия убийства в грозное орудие возмездия. Шепча заклинания он водил руками над острием, делал легкие пассы, нагнетая невидимую энергию внутрь копья.

Под утро он вышел из шатра, неся копье на вытянутых руках и сопровождаемый толпой народу медленным шагом взошел на вершину невысокого холма, за которым укрылось племя. Там он укрепил копье в расщелине между двух камней, направив острие в небо. После этого он воздел руки кверху и прокричал громким голосом: "Всемогущий! Дай нам силу!"

- Силу! - подхватила его крик толпа.

Дважды кричал Хунну и дважды толпа подхватывала его возглас, усиливая его голос тысячами своих голосов, донося его призыв до небес. В третий раз прокричал Хунну и словно в ответ на его просьбу небеса раскололись. Проливной дождь хлынул на землю, засверкали молнии, загрохотал гром. Одна из молний ударила в копье, отдав ему свою колоссальную энергию. Металлическое острие раскалилось добела. Гроза быстро прошла, двигаясь в ту же сторону, куда улетела КурИгишь.

Хунну взял копье и подошел к АрбанСину.

- Светает, - произнес он, вручая ему копье. - Скоро Летающая гора выйдет на охоту. Ты должен поразить ее этим копьем. В нем заключена большая небесная сила. Но остерегайся прикасаться к наконечнику, иначе эта сила убьет тебя.

АрбанСин взял копье и стал спускаться с холма. Вскочив на коня он отъехал в степь, спешился, хлестнул коня, чтобы тот ускакал обратно, и оставшись один стал ждать.

4

К утру Стив вернулся в Главную рубку, где оставался Джэймс. н взглянул на экран и увидел, что внизу творится сплошной ад. Молнии, одна за другой били в гигантскую тушу КурИгишь, однако не причиняли ей никакого вреда. Джэймс был мрачен.

- Ну как? - поинтересовался Стив.

- Эта тварь пустила корни! - раздраженно произнес Джэймс. - Электрический заряд стекает в землю.

- Видно придется мне самому заняться ею, - проговорил Стив. - ГЭМЗ, подготовь челнок к вылету, да не забудь проверить боезапас.

- Что ты хочешь предпринять? - поинтересовался ГЭМЗ.

- Спущусь и разнесу вдребезги этот блин, пока он не опустошил всю планету.

- В этом нет нужды, - произнес ГЭМЗ. - Есть более простой способ нейтрализовать созданную особь.

- Какой? - в один голос спросили Джэймс и Стив.

- Я могу вывести из строя жидко-кристаллический процессор, находящийся у нее внутри, - ответил ГЭМЗ. - Для этого надо просто-напросто послать радиосигнал с соответствующей командой самоуничтожения.

- А частота известна? - спросил Стив.

- Естественно. Я имел прямой канал связи с БАРСом.

- Что же ты раньше молчал?

- А вы меня раньше и не спрашивали, - ответил ГЭМЗ. - Ну так как, начинать?

- Конечно, не то этому смельчаку с хворостинкой скоро придется туго, - сказал Стив.

К ним подошел Крис, до этого тихонько сидевший в углу и не проявлявший особого интереса к судьбе вождя. Видимо он обиделся на АрбанСина и Хунну, за то, что они не признали его. Но обида обидой, а когда речь идет о жизни и смерти - тут уж не до обид.

- Ну как он там? - спросил Крис, глядя на экран.

- Держится, - ответил Стив. - Смелый парень.

- Ну, что ты медлишь с лучом! - воскликнул крайне взволнованный Крис. - Она же сожрет его. Тогда я сам полечу, чтобы сделать из нее котлету.

- Выполняю, - ответил ГЭМЗ.

- Поздно, - покачал головой Стив. - Он в пределах досягаемости. Даже с разрушенным процессором эта тварь достанет его.

5

Первые лучи солнца скользнули по земле, разгоняя ночные тени. Вождь внимательно смотрел по сторонам, боясь прозевать момент нападения. И все-таки КурИгишь удалось подобраться к нему незамеченной, налетев со стороны восходящего солнца. За прошедшие сутки чудовище еще больше увеличилось в размерах.

" КурИгишь - Летающая Гора! - АрбанСина охватил страх. - Разве под силу простому человеку одолеть летающую гору?"

Однако он не сделал ни шагу назад, лишь крепче сжал древко копья.

Приблизившись на расстояние броска копья, КурИгишь повисла в воздухе. Ее огромные крылья, гладкие сверху, а снизу мохнатые, словно покрытые растущей вниз травой, слегка колыхались, обдуваемые ветром. Из куполообразного нароста показался длинный тонкий отросток с небольшим круглым глазом на конце. Глаз уставился на АрбанСина, рассматривая его.

АрбанСин приготовился метнуть копье, но пока медлил, отыскивая на теле чудовища наиболее уязвимое место. Разглядев стоящего перед ним человека глаз втянулся внутрь бугра, после чего Летающая гора трансформировалась в плоскую ленту и одним концом потянулась в сторону АрбанСина. На конце ленты возникло небольшое утолщение и в центре утолщения появилась едва заметная точка, которая разрослась в тонкую линию, образовав некое подобие рта. Под эластичной кожей заиграли мышцы и монстр разлепил пасть.

В тот же момент, сильно размахнувшись, АрбанСин метнул в открытую пасть копье. Прежде, чем пасть захлопнулась он увидел короткую вспышку, после чего неведомая сила подбросила КурИгишь на добрую сотню локтей вверх, где она заметалась из стороны в сторону, завалилась на бок и рухнула наземь. Страшная конвульсия пробежала по ее громадной желеобразной туше. АрбанСин

пошатываясь побрел обратно. Душевное напряжение довлевшее над ним спало. У него не было сил радоваться своей победе. Он очень сильно устал.

6

Сфокусированный луч, посланный ГЭМЗом, разрушил находящийся внутри чудовища жидко-кристаллический процессор, в тот самый момент, когда АрбанСин метнул свое копье. Лишенное управления чудовище упало наземь.

- Слава Великому АрбанСину, победившему КурИгишь! - кричали люди, издалека наблюдавшие за битвой.

- Слава мудрому Хунну, давшему вождю заговоренное копье!

- Вот так всегда и бывает. Один делает всю работу, а слава достается другому, - шутливо сказал Джэймс, обращаясь к ГЭМЗу. - Но ты, надеюсь, не в обиде на них, дружище, что почести победителя достались не тебе?

- Ну что ты, Джэймс, - вежливо произнес ГЭМЗ. - Еще не известно, чей удар был смертельным.

7

- Ну вот и все, - произнес Джэймс, обращаясь к Стиву и Крису. - Куда вы теперь?

- Я, пожалуй, останусь, - после некоторого раздумья произнес Крис. Мы останемся, - поправил он себя, взяв руку Анакеттум в свою и поглядев ей в глаза. - Только на этот раз не в качестве богов, а как простые люди. Уж это ты сможешь?

- А я полечу, - сказал Стив. - Взгляну на родную Землю. Посмотрю какая она стала за мое отсутствие.

- Я выполню все, что вы просите, друзья, - сказал Джэймс. - Крис и Анакеттум - вы будете жить на планете, там, где пожелаете. Можете поселиться на этих землях, можете на соседнем материке, он пока не занят. Кроме вас там никого не будет. А тебе Стив я желаю легкого путешествия. Не знаю, что ждет тебя на Земле, но, в любом случае, если прилетишь поклонись ей от меня. - Кстати, - добавил он. - Альбатрос безнадежно устарел. Где это видано, чтобы столько лет в анабиозе спать, будто других дел нет. Я кое-что изменил в конструкции звездолета, ГЭМЗ расскажет тебе. Надеюсь, что это здорово сократит время твоего путешествия.

ЭПИЛОГ

После победы над КурИгишь АрбанСин скорым шагом двинул войско к границам бывшего государства Диургов, откуда был изгнан много лет тому назад. Он искал битвы, которая должна была стать последней для его народа, в долгой череде непрерывных скитаний и войн. Но битвы не произошло.

В страхе перед расплатой тиран поспешно бежал под покровом ночи в неизвестном направлении, бросив все: многочисленных жен и наложниц, не успев взять ни серебра ни злата, ни другого награбленного добра. Ускакал одинокий, боясь врагов, опасаясь друзей, чтобы исчезнуть навеки и не воскреснуть никогда в памяти людей. Мир воцарился на землях ДиургСинов. Надолго ли?

1997.