КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 464315 томов
Объем библиотеки - 672 Гб.
Всего авторов - 217728
Пользователей - 101015

Последние комментарии

Впечатления

Shcola про Сухинин: Закон долга (Боевая фантастика)

Хорошая серия. Смешная.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sasha-sin про Мухин: Капкан попаданца (Альтернативная история)

Очередной герой как и автор с IQ побольше чем мало и как следствие постный слог и т.д и т.п.
Отмечу хороший баланс между диалогами и описанием, а так же наличии своего сюжета

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Александерр про Nooby: Чемпион. Часть вторая. (Альтернативная история)

В принципе не плохо, но вовторой половине книги второй части как-то много не нужного описания.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Врочек: Межавторский цикл "Метро 2033"-1. Компиляция. Книги 1-24 (Боевая фантастика)

Спасибо за ваши отличные релизы

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 3 (fb2)

- Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 3 (а.с. Война в воздухе -31) 4.63 Мб, 67с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - С. В. Иванов

Настройки текста:



С. В. Иванов Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 3 (Война в воздухе – 31)

«Война в воздухе» №31. 2001 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛB №35 от 29.08.97 © Иванов С. В., 2001 г.

Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская, 14 Тираж: 300 экз.



Производство

Очевидно, ни один из немецких са­молетов не получал такого приорите­та для своего производства, как Ме-262 «Швальбе». В драматичный для Тре­тьего Рейха период конца войны в нем видели одно из чудотворных орудий, которое могло бы помочь избежать поражения и проложить путь в буду­щее. Проблемы производства этого самолета могли бы послужить темой отдельного большого исследования. Но мы рассмотрим эту проблему толь­ко коротко.

Одна часть самолетов Ме-262 про­изводилась на обычных заводах, таких как хотя бы Аугсбург-Хаунстеттен, где строились все прототипы. Но во вто­рой половине 1944 года, когда соб­ственно началось производство Ме-262, ситуация в немецкой промышлен­ности становилась все более трагич­ной. Непрерывные бомбардировки приводили к перебоям в производстве. Практически ни один план, касающий­ся месячных объемов производимых самолетов, не был выполнен. Произ­водственные расходы в несколько раз превышали ожидаемый уровень. Ощу­щался недостаток персонала, топлива, сырья и энергии. Очень часто отклю­чалась электроэнергия, что приводило к большим простоям. Чем ближе был конец войны, тем больше ухудшалась ситуация. Уничтожение во время бом­бардировок фабричных цехов, станков и оборудования, делало выпуск про­дукции вообще невозможным. Случа­лось, что погибала и заводская доку­ментация на выпускаемые узлы. Прав­да, можно было получить ее копии, но до этого производство чрезвычайно осложнялось. Часто заводы не могли отправить готовые узлы на место окон­чательной сборки из-за поврежденных путей сообщения или отсутствия транспорта. Опытные работники, тех­ники и инженеры часто попадали в армию и шли на фронт. Некоторые погибли при бомбардировках фабрик. На их место приходили люди, которые зачастую не имели никакого представ­ления о технике, либо мобилизованные иностранные рабочие. За станки ста­новились женщины, и несовершенно­летние дети. О производительности в таких условиях трудно и говорить.

Решение о децентрализации про­изводства «Швальбе» было принято уже в 1943 году, а привела к этому се­рия налетов союзников на заводы Мессершмитта. 17 августа дневная атака американских бомбардировщиков се­рьезно повредила предприятия в Регенсбург-Пруфенинг. Очередной налет в ночь с 25 на 26 февраля 1945 года ус­корил процесс перевода производства на мелкие предприятия. Реорганиза­ция, решение о которой было принято ранее, проходила поэтапно. На первой фазе должна была быть проведена де­централизация, на второй - производ­ство продукции переносилось в шахты и туннели автострад. Третья фаза пред­полагала новую централизацию на шести крупных, хорошо укрепленных и замаскированных фабриках.


Ме-262 В-Ia» и Ме-262 А-I ( на втором плане) подготовленные для вылета на заводском аэродроме. Обратите внимание на антенны радара у двухместного самолета.


Фюзеляж сбитого Me 262 из JG 7. На заднем плане видны американские солдаты.


Предсерийные самолеты собира­лись на предприятиях в Лейпхейме, а передняя часть фюзеляжа и крылья до­ставлялись из Аугсбурга. Остальные части фюзеляжа прибывали на сборку из Регенсбурга. Названия Аугсбург и Регенсбург могут создать впечатление, что речь идет о единых предприятиях. Но это не так. Аугсбург - это целый ряд находящихся в его районе мастерских, подчиненных материнской фабрике. Та­кая же ситуация была и в Регенсбурге.

Сборка в Лейпхейме происходила в условиях, которые абсолютно нельзя назвать комфортными. Собственно го­воря, это была одна мастерская при аэродроме, которую приспособили к роли производственного предприятия. Надо помнить, что на начальном этапе производства «Швальбе» (конец марта - начало апреля 1944 года) ангары были еще заняты транспортными Ме-323 Gigant и монтаж первых экземпляров Ме-262, доставленных с предваритель­ной сборки завершался... прямо на краю аэродрома.

Очередным этапом рассосредоточения производства была организация малых производственных и сборочных мастерских, складов продукции в юж­ных и юго-восточных районах Герма­нии, а так же в Австрии и Чехослова­кии. Производство деталей для «Швальбе», было поручено так же крупным заводам, находившимся на территории этих стран. Вновь органи­зованные «предприятия» и сборочные участки размещались в местах затруд­нявших их обнаружение самолетами воздушной разведки союзников - в ес­тественных пещерах, туннелях авто­страд, либо просто в лесах.

Лесные фабрики были скрыты под псевдонимом Kuno. Одна из них, Kuno I, находилась недалеко от Лейпхейма. Фабрика, состояла из сборочной ли­нии, участков для выверки стрелково­го вооружения и прогона двигателей, а так же из деревянных и металлических бараков. Однако центральной частью Kuno I, был замаскированный бетонный бункер. Все ее составные части были хо­рошо замаскированы среди деревьев и незаметны с воздуха. Строительство Kuno I началось в марте 1944 года, а пер­вый самолет покинул сборочный «цех» уже через месяц. В середине апреля производство развернулось уже на полную мощность.

Kuno I играло роль сборочного предприятия. Туда доставлялись гото­вые узлы с других фабрик и здесь они собирались в единое целое. Полностью собранные крылья присылались с фаб­рики расположенной в двухэтажном тоннеле автострады около Леонберга недалеко от Штутгарта. Однако пред­приятие в Леонберге в январе 1945 года, по меньшей мере, раз в неделю лишалось электроэнергии, что приво­дило к неритмичности поставок. Фю­зеляжи поступали из нескольких рассосредоточенных мастерских располо­женных в Оберзелл вблизи Пассау, а так же с лесной фабрики в Хагельштадт. Оба этих подразделения непос­редственно подчинялись Регенсбургу. Передние части фюзеляжей поставля­ли предприятия из Гунсбурга. Гондо­лы двигателей присылались из Лаунгена, а элероны и закрылки из Вассербурга. Обе мастерские находились вблизи Лейпхейма. Все упомянутые предприятия получали детали для про­изводства своих сборочных узлов от других небольших мастерских.

24 апреля 1944 года для базы в Лейпхейме настали тяжелые часы. Амери­канские бомбардировщики предпри­няли на нее атаку, в ходе которой были уничтожены 53 готовых самолета Ме-262, из Kuno I, стоящие перед ангара­ми и готовых к отлету. Близлежащие мастерские избегали бомбардировок до 18 ноября 1944 года, когда они так же пострадали от очередного налета союзников.


Ночной «Швальбе» – «красная 6» St.Dizier, уже в британской окраске.


Ме-262 ll-la/Ul (W.№. 110635) – «красная 10» – бывший самолет Велтера, на снимке уже с обозначениями RAF на месте крестов, в St.Dizier летом 1945 года.


Следующий центр Kuno был раз­вернут в конце лета - начале осени 1944 года. Он получил название Kuno II и размещался к востоку от Kuno I, кото­рый был ему подчинен. Другая окон­чательная сборка Ме-262, могла про­изводиться в лесных мастерских Швабиш-Халл, в Обертраублинге вблизи Регенсбурга и в Нейбург-Доннау. Са­молеты из Швабиш-Халл начали по­ступать в боевые части в марте 1944 года, из Обертраублинга в декабре 1944 года и из Нейбург-Доннау в са­мом конце 1944, начале 1945 года. В общей сложности во время первых двух фаз программы сохранения производства - децентрализации, произ­водственные задания которые выпол­няли до этого 27 крупных заводов, были распределены между 300 фирма­ми, объединяющими более 700 малых мастерских и сборочных участков. Ти­повой лесной фабрикой Мессершмитта было предприятие вблизи Хоргау, в одиннадцати километрах на восток от Аугсбурга, производящее переднюю и хвостовую части фюзеляжа, а так же крылья. Производство работало с двухсменном режиме, а количество работающих составляло 845 человек. Предприятие располагалось в 21-ом деревянном здании, из которых семь были жилыми бараками. «Цех», в ко­тором собирались крылья, имел 92 м в длину и 15 м в ширину. Поблизости находился склад, куда доставлялись изготовленные узлы, а так же автостра­да, с которой самолеты стартовали в свой первый полет. Это был типичный, известный уже по предприятиям Kuno, элемент производственного процесса.

102-й километр автострады Монахим-Штутгарт, которой пользовались лес­ные фабрики, характеризовался исключительно длинными и ровными участками. На двухкилометровом от­резке эта дорога имела боковую бетон­ную полосу, окрашенную в зеленый цвет. Именно отсюда и производился первый вылет новых изготовленных машин. Посадка осуществлялась уже на аэродроме назначения, где произво­дились окончательные испытания пе­ред принятием их в состав боевых час­тей. Таким образом, облетывалось по одному самолету в несколько дней. Основными объектами, где производи­лись проверки в полете, были: база Лейпхейм, база Меммингем, база Швабиш-Халл, база Нейбург-Доннау, аэродром предприятия Obertraubling, заводской аэродром Бранденбург-Брест, заводской аэродром предприя­тия Eger.

Крыши бараков Хоргау были ок­рашены в зеленый цвет и «оборудова­ны» ветками и кустами. Дополнитель­ную маскировку обеспечивали маски­ровочные сети, натянутые на вершинах растущих по близости деревьев, благо­даря чему обнаружить фабрику с воз­духа было практически невозможно.


Производство Ме-262 на заводах Мессершмитта до 19 апреля 1945 года
Год 1944 1945
Заводы* Augsburg Regensburg Augsburg Regensburg
Январь - - 163 65
Февраль     166 130
Март 1 - 165 75
Апрель 15   64 37
Май 7   - -
Июнь 28 - - -
Июль 58 - - -
Август 15 - - -
Сентябрь 92 2 - -
Октябрь 108 10 - -
Ноябрь 87 14   -
Декабрь 108 23 - _
Всего 519 49 558 307
Общее количество 1433

* Заводы Messerschmitt AG Ausburg вместе с Leiphcim, Kuno I, Scwabish Hall. Заводы Messerschmitt AG Regensburg вместе с Oberttraubing и Neuburg Donau.


«Красная 8» во время заправки перед перелетом на Британские острова.


Однако союзники знали о децент­рализации и существовании лесных фабрик. Информация поступала от уг­нанных работников, чей труд исполь­зовался при производстве. Другим ис­точником информации были немецкие военнопленные. Уже в марте 1944 года один из них, допрошенный союзной разведкой, оказался бывшим работни­ком заводов Мессершмитта в Аугсбурге. Из его показаний следовало, что большая часть технического и конст­рукторского отделов была переведена в бараки, находящиеся к востоку от Обераммергау, получивших название Nachrichten Kaserne. Этот переезд был произведен в октябре 1943 года, а в марте 1944 года, только работники обслуживающие аэродинамическую трубу, а так же несколько сотрудников конструкторского бюро оставались, в Аугсбурге. Общее количество персо­нала конструкторского и техническо­го бюро достигало в этот период 2000 человек, а сам профессор Вилли Мессершмитт находился в Обераммергау.

Децентрализация была лекарством на короткий период. С самого начала все заинтересованные лица отдавали себе в этом полный отчет. Союзничес­ким бомбардировщикам трудно было уничтожить фабрики, разбросанные на большой территории, и замаскирован­ные среди деревьев. Однако ценой за этот успех была необходимость орга­низации четко работающей транспор­тной системы связывающей производ­ственные подразделения и сборочные участки. В случае если только одно из них не поставило бы своевременно сво­их деталей, это привело бы к значи­тельной задержке и дезорганизации производства. Нельзя было отправлять самолеты, например без колес, поэто­му незавершенные машины оставав­шиеся в подобном состоянии перед сборочными участками и демаскировали их перед союзной авиацией. В ре­зультате все это оканчивалось воздуш­ным ударом. Очевидно, что таким же образом атаковались и дороги, по которым детали и узлы Ме-262 достав­лялись на сборку. Это приводило к большим потерям и часто вообще де­лало производство невозможным. Не­достаток бензина так же вел к перебо­ям производства. Союзники после ок­купации районов, в которых были рас­положены предприятия, находили на обочинах дорог десятки брошенных узлов, и даже целые самолеты. Разбро­санные на большой территории фаб­рики не имели перспектив. Эту пробле­му должна была решить третья фаза сохранения производства - создание крупных, самодостаточных фабрик, которые были бы в то же время необ­наруживаемыми с воздуха. Возникла концепция постройки бетонных, полу­подземных бункеров, полностью вме­щающие производственные линии. Было принято решение о постройке шести таких фабрик вместе с необхо­димой инфраструктурой - железнодо­рожными путями, подъездными доро­гами и т.д. В общей сложности на них должно было производиться до 4000 самолетов ежемесячно. Вся программа получила       кодовое       название «Ringeltaube» (деревянный голубь), а надзор за ней осуществлял Jagerstab. Положение Германии в военной и хозяйственной сферах, в тот период, не позволило окончить ни одну из этих фабрик. Но все же одна из них, наряду с еще продолжающимися строитель­ными работами, начала производство «Швальбе». Ее строительство развер­нулось в апреле 1944 года под зашиф­рованным названием «Werke А» в рам­ках так называемой «Reichsmarschall Hermann Goring Werke» (фабрика Гер­мана Геринга), сокращенно «Reimahg». Она находилась вблизи Кахла в Тюрингии и была админист­ративно подчинена AGO-Flugzeugwerke GmbH из Осхершлебен. В отличие от описанного ниже бунке­ра Weingut II, это не был объект пол­ностью построенный заново. В данном случае были использованы уже суще­ствующие подземные галереи шахты по добычи каолиновой глины в Валперсбурге вблизи Гроссетесдорфа. Подземные пещеры были соединены туннелями. Главная галерея оканчива­лась обширным залом, устойчивым к взрывам союзных бомб любого калиб­ра. Широкими подземными коридора­ми готовые самолеты, транспортиро­вались на огневое стрельбище для про­верки вооружения, после чего, по до­роге почти километровой длины, про­низывающей гору, на участок провер­ки двигателей и заправку. Эта трасса одновременно являлась и стартовой полосой. Однако ее ширина в конце равнялась только пяти метрам, и старт с нее мог быть осуществлен только с использованием ракетных ускорите­лей. Посадка была невозможна. Пи­лотам нужно было любой ценой до­лететь до находящегося на расстоя­нии 130 км аэродрома Зербст, на ко­тором производился осмотр, а затем самолеты передавались в боевые под­разделения.



Ме-262 B-Ia/VI (W.№. 110305) – «красная 8» найденная англичанами в Шлезвиг-Ягел.


К тому времени как американские войска заняли неповрежденным это предприятие, оно успело выпустить 27 Ме-262, а еще десять находились в про­цессе сборки. Следующие пять штук были собраны из находившихся здесь частей уже под надзором американцев.

Программа строительства полнос­тью новых фабрик-бункеров была на­чата практически одновременно с «Werke А». В начале марта 1944 года в лесу Иглингер в окрестностях Кауферинга, в 56 км от Ландсберга на широ­кой скале были начаты строительные работы, смысл которых союзники рас­крыли только по окончанию войны. Только посвященные знали, что здесь рождается крупная фабрика по произ­водству самолетов, «бомбоустойчивая» и не обнаруживаемая с воздуха.

Место, выбранное для ее строитель­ства, было не случайным. В окрестно­стях Ландсберга имелись залежи гра­вия, который был необходим для стро­ительства цехов. Комплекс Ringeltaube должен был включать в себя три полу­подземных бункера, представляющие по существу производственные цеха размером 84 на 400 м (Примечание автора. Бункер никогда не был достро­ен. Окончательное состояние: длина 283 м, ширина 82 м). Бункеры, размещенные на некотором удалении друг от друга, получили названия Walnuss II, Weingut II и Diana II. Наиболее за­конченным строительством был Weingut II. Над землей возвышался полукруглый бетонный свод толщиной 5,5 м, спроектированный профессором Дисхингером из Берлина. Он изготав­ливался следующим способом - на фун­даменте из смеси земли битого камня и гравия насыпался холм в форме фраг­мента свода внутренней части цеха, после чего эту «форму» обливали бе­тоном, подаваемым тремя мощными насосами. После его затвердевания за­полнитель выбирался из-под уже гото­вого свода и использовался для изго­товления «формы» свода следующего сегмента помещения. Весь цех состоял из четырех таких поочередно отлитых сегментов. В конце строительства кам­ни и щебень направлялись в камнедробилку, а затем использовались при ус­тройстве внутренних колонн и стен. Залы закрывались стальными ворота­ми, приводимыми в движение гидроприводом, они были спроектированы так, чтобы выдержать взрыв союзных бомб любого калибра. После своего окончания постройка должна была быть засыпана сверху слоем земли толщиной достаточной для того, чтобы на ней можно было высадить раститель­ность, подобную росшей вокруг. Та­ким образом, фабрика стала бы абсо­лютно нераспознаваемой с воздуха. Планировалось, что готовые самолеты могли бы стартовать после разбега на подземной стартовой полосе. Этим способом до минимума уменьшался бы риск случайного обнаружения бункеров разведывательными самолетами.

На базе Furstenfeldbruck даже нача­лись испытания, имевшие своей целью установить минимальные дистанции разбега Ме-262 и Me-163, чтобы в со­ответствии с этим подготовить подзем­ную полосу. Оказалось, что если Ме-163 могли бы подниматься в воздух уже за воротами, то для Ме-262 возможная длина полосы в цеху была слишком короткой, даже при разбеге с исполь­зованием стартовых ускорителей. Пла­нировалось продолжить ее между стро­ениями и замаскировать сверху. Само­леты должны были взлетать в воздух с минимальным запасом топлива, необ­ходимым для старта, перелета на ближайший аэродром (Лехфельд, Пензинг либо Мемминген) и посадки. Фаб­рика должна была получить собствен­ную железнодорожную ветку, соединя­ющую ее с Монахим и с Аугсбургом. Строительство этой второй трассы на­чались, но работы прервал конец войны.


Самолеты 10./NJG II в Шлезвиг-Ягел вскоре после занятия аэродрома британскими войсками. На первом плане «красная 6» – самолет фельдфебеля Беккера, второй – это «красная 8» – машина обер-лейтенанта Эрхарда.


«Красная 12» – Ме-262 В-Ia/Ul из 10./NJG II – именно на нем 2 мая прилетел в часть Курт Ламм.


Внутри бункера должно было на­ходиться, пять этажей (начато строи­тельство только трех), их общая высо­та составила бы 46 м (внутренняя вы­сота от уровня земли до кровли 26 м). Каждый этаж имел перекрытие из бе­тона толщиной 5 м, усиленное брони­рованными стальными плитами тол­щиной 38 мм. Планировалось, что бла­годаря трехсменной работе, в течение месяца здесь будет производиться 1000-1200 самолетов Ме-262 . Обеспечивать это производство должен был персонал, насчитывающий 90000 человек!

На нижних этажах работали меха­ники. На следующих этажах произво­дились детали, которые затем собира­лись в узлы, комплектовался фюзеляж, крылья и т.д., а так же производилась окончательная сборка самолета. Вер­хний этаж занимала взлетная полоса.

Управление и организация работ была поручена организации Тодта, а при строительстве Weingut II работа­ло 300000 рабочих в основном плен­ных. Строительство бункера было ук­рыто от разведывательных самолетов маскировочными сетями растянутых на кронах высоких деревьев. В строи­тельных и отделочных работах прини­мали участие (либо должны были их выполнять) следующие фирмы:

L. Moll из Монахим - выполняли свод и противовоздушные убежища.

Dyckerhoff & Widmann Utting так же из Монахим - занимались отделоч­ными работами.

Ditto - внутренние работы

Rudolf Otto Meyer из Гамбурга - за­нимались вентиляцией и отоплением

Energe-Ost из Берлина - выполня­ла установку электрического оборудо­вания

Rays & Freitag из Монахим - зани­малась оборудованием водопровода и канализации.

Сначала для наиболее тяжелых ра­бот использовали советских военноп­ленных, но выяснилось, что темп их работы недостаточен, в результате чего их перевели в лагерь Кауферинг расположенного в пяти километрах. Затем на строительную площадку ста­ли прибывать группы из концентраци­онного лагеря Дахау, находящегося в 60 км от Ландсберга. Их разместили в 11 небольших лагерях вблизи строи­тельства. Условия их жизни не намно­го отличались от тех, в которых они находились в Дахау. Скудная еда, и то в минимальных количествах, общая изможденность от предыдущего зак­лючения, грязь, отсутствие нормаль­ных помещений, тяжелая работа, по четырнадцать часов в день, семь дней в неделю - все это приводило к тому, что жизнь этих работников продолжалась здесь только несколько недель. Принимая во внимание необходимость соблюдения секретности, они были бы и так уничтожены, как не нужные сви­детели. Невозможно установить точ­ное число заключенных погибших при строительстве Weingut II. Но это чис­ло находится в пределах 10000 - 20000 человек. Значительную часть из них составляли евреи. Такой была крова­вая жатва «деревянного голубя».


Этот же самолет после закраски немецких крестов и нанесения британских кокард.


Ни одна из шести запланирован­ных к постройке немецких фабрик-бункеров не была окончена. Дальше всего продвинулись работы над Weingut II, но и она была далека от начала выпуска своей продукции. Правда, линия по производству кры­льев, а так же станки с фабрики Леонберг были перевезены в еще не окон­ченный бункер в апреле 1945 года, но до окончания войны никакой продук­ции произвести не успели. В самом конце войны начались работы над вто­рым бункером Walnuss II, но они даже не вышли из фазы подготовки терри­тории.

Сам Weingut II после захвата аме­риканскими войсками 20 апреля 1945 года, не использовался до 1956-57 го­дов, когда его приспособили под во­енный склад.

Несмотря на гигантские проблемы с производством, а так же проблемы связанные с децентрализацией, до окончания воины удалось выпустить 1930 «Швальбе» (Примечание автора. Некоторые источники приводят циф­ру 1933). Однако это число является несколько завышенным, так как в него входят и те самолеты, которые были уничтожены во время налетов союзной авиации на производственных линиях, во время ожидания вылета на промежуточных аэродромах, а так же во вре­мя транспортировки в части. Таких машин было 611 штук. 114 из них уда­лось отремонтировать, поэтому безвоз­вратные потери составляют только 497 Ме-262. В результате можно считать, что в части поступило 1433 самолета.


Ме-262 В-Ia/UI -серийный номер 110305 – «красная 8» на котором летал обер-лейтенант Эрхард.

Боевое применение ночных Ме-262

Идея применения Ме-262 (или во­обще реактивных самолетов) в роли ночных истребителей родилась в сен­тябре 1944 года. Это было вызвано жестокой необходимостью - союзни­ческие «Москито» практически безнаказанно летали даже над самыми круп­ными городами Рейха, не беспокоясь о немецких истребителях, которые были не в состоянии их догнать. Толь­ко реактивные самолеты, благодаря своей очень большой скорости подхо­дили для перехвата этих самолетов-нарушителей. Немцы располагали ре­активными Arado Ar-234 и Messerschmitt Ме-262. Первый из них, в своей первоначальной модификации - Ar-234 B-2 не подходил для выполне­ния ночных заданий, а разработанная соответствующая версия, не была по­строена до капитуляции Рейха. Значи­тельно лучше ситуация обстояла в слу­чае «Швальбе». Не было необходимо­сти строить новый самолет - уже суще­ствовала его двухместная, учебная мо­дификация, которая, в общем, удовлет­воряла предъявляемым требованиям. Кроме того, для новых заданий при­способили несколько десятков одноместных самолетов, которые правда, не были оборудованы радиолокационной аппаратурой, но входили в систему «Wilde Sau», наводясь с земли. Имен­но эти машины составили основу новой созданной части - 10. Staffel Nachtjagdgeschwader 11 - сформиро­ванной во второй половине октября 1944 года на базе Бург под Берлином. Командовать ею доверили одному из наиболее опытных немецких пилотов - майору Герхарду Стампову (он начи­нал как пилот бомбардировщика, на его счету было более 300 боевых мис­сий, затем он пересел на истребитель в JG 300 , где летал как днем, так и ночью). Одними из первых пилотов, ко­торые прибыли в 10./NJG 11 были обер-лейтенант Курт Велтер и фельд­фебель Карл-Хаинц Бекер (ранее слу­жившие в II/NJG 11). Они сразу же при­ступили к обучению и тренировкам полетов на новых машинах - одномес­тных Ме-262 А-la. Вскоре произошла и первая стычка с союзническими са­молетами. Ночью 27 октября одиноч­ный «Швальбе» атаковал над Нейбургом «Москито» из 139 Sgn. которые пилотировали Wing Commander Войс и Sqn. Leader Галлайн. Атака не увен­чалась успехом, и маневренной бри­танской машине удалось уйти от реак­тивного истребителя. В начале ноября командиром части стал Курт Велтер. С этого момента 10 Staffel получил еще одно название - «Коммандо Велтер». 12 декабря свою первую победу на Ме-262 (и вообще первую победу 10./NJG И) одержал сам командир - Велтер, сбив английский бомбардировщик «Ланкастер». В ночь со 2 на 3 января он снова одержал победу - отправив на землю «Москито» (пилот F/L Говард), а тремя днями позднее еще одну, на этот раз жертвой был разведчик из 571 Sqn. Его пилот F/0 Генри спасся, вып­рыгнув из пылающей машины с пара­шютом. 9 января немцы понесли пер­вые потери. При атаке строя «Ланкас­теров» был сбит один «Швальбе». Од­нако фамилия его пилота неизвестна. На следующий день Велтер объявил об уничтожении очередного ««Моски­то»». Но по английским данным, но­чью с 10 на 11 января ни один «Москито» не был потерян. Вероятнее всего, немецкому пилоту удалось только по­вредить английский самолет, которо­му все же удалось добраться до своей базы в Италии. 14 января был уничто­жен следующий ночной «Швальбе». Во время бомбежки Мерсебурга самолеты 6-й бомбардировочной группы были атакованы тремя реактивными истре­бителями. Один из них был сбит, ско­рее всего, огнем стрелков «Ланкасте­ра» из 434 Sqn. - Р. Мак-Кеем и F/S И. Барретом. В конце января - начале фев­раля 1945 года были сбиты еще три Ме-262, принадлежащие 10./NJG 11. Все три их пилота погибли. Это были обер-лейтенант Гейнц Брукман (его самолет разбился 21 января в Виттстокер Хейде), обер-фельдфебель Пауль Брандл и обер-лейтенант Вальтер Эпштен (оба были сбиты ночью с 4 на 5 февраля недалеко от Бреста). В это время часть получила пополнение самолетами и пилотами (одновременно прибыло де­сять очередных Ме-262 А-1а). 7 февра­ля два реактивных истребителя атако­вали «Ланкастеры» из 582 Sqn. Один из них получил попадания в результа­те огня стрелков бомбардировщика «D» и объятый пламенем рухнул на землю. Другому пилоту повезло боль­ше - обер-фельдфебель Вальтер Бокстейгель записал на свой боевой счет другой «Ланкастер». В это самое вре­мя по просьбе Велтера в его команду были зачислены еще два опытных пи­лота - лейтенант Герберт Альтнер и лейтенант Курт Ламм. В ночь с 13 на 14 февраля стрелки «Ланкастера» РВ 593 из 156 Sqn. - F/O Мак-Рой и сер­жант И. Хайтон сбили один реактив­ный истребитель над Магдебургом. В эту же ночь стрелки трех других бри­танских бомбардировщиков - «Галифаксов» из 4-ой Группы заявили о по­ражении еще трех «Швальбе». Однако только один из них нанес повреждения немецкому самолету. Это был самолет фельдфебеля Беккера, который без осо­бых проблем долетел до своего аэро­дрома и совершил вынужденную по­садку не получив никаких травм. Днем позже Беккер при свете дня сбил свой первый самолет. Это был разведчик Р-38 «Лайтнинг». 16 февраля в летном происшествии погиб Вальтер Бокстейгель, когда его самолет разбился вбли­зи Бурга. 20 февраля пилоты 10./NJG 11 объявили об уничтожении трех «Москито», однако эти данные не под­тверждаются данными архивов союз­ников. Возможно самолеты, о которых идет речь, получили только повреждения. С другой стороны тремя днями позднее об уничтожении реактивного самолета объявил экипаж Ланкастера «S» из 101 Sqn. В соответствии с рапор­том стрелков, «Швальбе» был поражен огнем их пулеметов, после чего взорвался и развалился на мелкие части. Но этой ночью ни один «Швальбе» не был сбит. Действительно один из «Шваль­бе» атаковал «Ланкастер», но из-за сильного огня и недостатка топлива прекратил атаки и вернулся на аэро­дром. Он сел в Пренслау всего лишь с несколькими пробоинами.


«Красная 6» (бывший самолет фельдфебеля Карла-Гейнца Беккера – одного из лучших асов NJG 11) после того как он попал к американцам.


Март начался для пилотов Коммандо Велтер довольно неудачно. В ночь с 3 на 4 марта, когда началась последняя крупная ночная немецкая операция направленная против бри­танских бомбардировок - «Операция Гризелла», был сбит «Швальбе» обер-фельдфебеля Августа Вейблинга. Пи­лот погиб в обломках своего самоле­та, который разбился под Магдебур­гом. 7 марта экипаж «Ланкастера» «О» из 428 Sqn., возвращаясь после налета на Хемнитц, подбил и уничтожил оче­редной немецкий реактивный истреби­тель. В ночь на 21 марта фельдфебель Карл- Гейнц Беккер сбил над Берли­ном свой первый «Москито» - машину из 692 Sqn. пилотировавшуюся F/L Саерлсом. Следующей ночью были уничтожены еще два «Москито». Это были последние успехи Беккера на од­номестном «Швальбе», так как он пе­ресел на новый самолет - один из шес­ти полученных 10./NJG 11 двухмест­ных Ме-262 B-la/U1, оснащенных ра­даром, которые были специально переоборудованы для выполнения ночных заданий по перехвату вражеских самолетов без наведения с земли, а так же без необходимости освещения цели прожекторами. 27 марта лейтенант Курт Ламм (который выполнял свой первый боевой вылет), фельдфебель Беккер, и еще один, не установленный пилот, возвращаясь на свой аэродром в Бург, услышали в наушниках, сообщение что над базой кружат неприятельские самолеты. Как вспоминает Курт Ламм: « Когда возвращались на аэродром в Бург, получили по радио предупреждение с земли: «Враг над аэродромом. «Москито» ожидают ва­шего возвращения». Англичане ожида­ли, чтобы перехватить нас при заходе на посадку». Тройка немцев, несмотря на малый остаток топлива, с высоты атаковала вражеские самолеты. Каж­дый из них одержал по одной победе. Последний «Москито» ушел неповреж­денным. Бой над Бургом закончился победой 10 Staffel. 30 марта Курт Велтер заявил о четырех сбитых «Моски­то» «Берлин Экспресс» (так немцы называли ночные налеты «Москито» В Mk XVI сбрасывавших тяжелые бом­бы типа «Cookie», весом 4000 фунтов), однако той ночью на английские базы не вернулся только один DH 98. Веро­ятнее всего Велтер сбил один «Моски­то», другой повредил, а остальные два самолета могли быть Юнкерсами Ju 88G, которые не вернулись на базу из вылета над Берлином (известно, что в ту ночь англичане не заявляли об унич­тожении ни одного немецкого самоле­та, таким образом, и это представляется вполне правдоподобным, сбил их Вельтер - «ошибочно»). 31 марта была одержана последняя воздушная побе­да Карла Бекера, ею стал «Москито» из 418 Sqn., пилотированный F/L Грехемом.

Ночью на 3 апреля датирована пос­ледняя подтвержденная победа 10. Staffel. Был сбит «Москито» из 139 Sqn. (NG 235) пилотированный S/L Довом. Однако не возможно установить со сто процентной гарантией, кому же при­надлежит эта победа. Данный самолет атаковали два пилота - Велтер и Альтнер. Наиболее поздние источники склоняются к тому, чтобы приписать сбитую машину лейтенанту Герберту Альтнеру. Шестью днями позднее, 9 апреля, в атаке на «Галифаксы», бом­бардирующие Потсдам, погиб, подби­тый истребителем «Москито», очеред­ной пилот Коммандо Велтер. В соот­ветствии с английскими источниками двумя днями позднее другой «Швальбе» сбил еще один «Москито» (613 Sqn.). Однако такой факт не отмечен в немецких рапортах. Возможно это ре­зультат того, что немец уже не вернул­ся на свой аэродром, сбитый на обрат­ном пути самолетами неприятеля. 12 апреля база Бург подверглась ожесто­ченной бомбардировке авиацией союз­ников. Правда, налет не был направ­лен только на уничтожение самолетов 10./NJG 11 (в это время в Бурге бази­ровались так же Mistel из KG 200 и Arado 234 из KG 76), однако они пост­радали больше всего. Были уничтоже­ны практически все пригодные к поле­там машины. Избежали этой участи четыре наиболее ценных - двухместных «Швальбе» оснащенных радиолокаци­онной аппаратурой, которые были ста­рательно замаскированы в ближайшем лесу (пятый пригодный к полетам Ме-262 B-la/U1 был уничтожен на аэро­дроме). Когда налет закончился, эти самолеты перебазировали на проходящий поблизости участок автострады Любек-Лек, откуда они могли старто­вать в небо, так как аэродром был уже не пригоден для использования. До конца месяца было выполнено не­сколько десятков боевых вылетов, од­нако без особенных успехов, после чего три еще пригодных для полетов самолета перелетели в Шлезвиг. Туда же 2 мая перелетел из Рехлина Курт Ламм на новом Ме-262 («красная 12»). Это было последнее пополнение Коммандо Велтер, так как вскоре все ос­тавшиеся «Швальбе» попали в руки англичан.

Всего за время своей короткой ка­рьеры 10. Staff el Nachtjagdgeschwader 11 (Коммандо Велтер ) имел около 36 самолетов Мессершмитт Ме-262, из которых большинство составляли од­номестные самолеты. Их серийные но­мера и коды неизвестны, за исключе­нием одной машины, на которой сна­чала летал Карл-Гейнц Беккер - она имела на борту красный номер «2». Несколько лучше обстоят дела с иден­тификацией двухместных самолетов, которых в 10. Staffel насчитывалось семь штук. Это были - «красная 6» (W. Nr. 110306 - фельдфебель Беккер), «красная 8» (W. Nr. 110303 - этот са­молет был уничтожен во время воз­душного налета на Бург, когда на него упала крыша ангара, в котором он сто­ял), другая «красная 8» (W. Nr. 110306 - обер-лейтенант Эрхард), «красная 10» (W. Nr. 110635 - обер-лейтенант Вел-тер), «красная 11» (W. Nr. 110494 - лей­тенант Ламм), а так же «красная 12» (W. Nr. 111980 - лейтенант Альтнер).

Идентифицировать оставшиеся два самолета Ме-262 B-la/U1, на основа­нии имеющихся материалов не пред­ставляется возможным.


Чешский Avia CS-92. Этот самолет был собран на заводе Aria после окончании войны из частей, оставленных немцами.

Список известных пилотов 10./NJG 11.

Список известных пилотов 10./NJG 11.

Лейтенант Герберт Альтнер,

фельдфебель Карл-Гейнц Беккер,

обер-фельдфебель Пауль Брандл,

обер-лейтенант Гейнц Брокманн,

фельдфебель Гейнц Бокстейгель,

обер-лейтенант Вальтер Эпштейн,

обер-фельдфебель Курт Ламм,

майор Герхард Штамп,

обер-фельдфебель Август Вейблинг,

обер-лейтенант Курт Велтер.

Служба за границей

Первый чехословацкий реактивный самолет

Было 27 августа 1946 года. Чехос­ловацкий пилот испытатель Антонин Краус запустил реактивные двигатели первого послевоенного чехословацко­го реактивного самолета. Так в то вре­мя и еще долгое время спустя, писала. о нем пресса стран «народной демок­ратии» - «чехословацкий реактивный самолет Avia S-92». Все в нем было «чешское»: радиостанция LR 16ZY (FuG 16ZY), LR 25A (FuG 25A), реак­тивные двигатели М-04 (Jumo 004), стартовые ускорители RT 502N (RI 502), пушка... МК 108. Не было приня­то вспоминать, что, собственно гово­ря, это был попросту Мессершмитт Ме-262 «Швальбе», история которого началась сызнова.

Под конец войны, когда немцы рассосредотачивали производство «Швальбе» между предприятиями по возможности удаленными от традици­онных трасс и целей союзнических бомбардировщиков, задания на произ­водство частей для этих самолетов по­лучили и фирмы расположенные на территориях «протектората». Одним из них было Avia в Летнанах, которое начало производство передний частей фюзеляжа. Заводы в Семилах, пражс­кий ЧКД, фабрики в Ростоках, Цвикове, а так же в туннелях под Полтава ремонтировали двигатели Jumo 004 и производили мелкие части к ним. После освобождения, техническое оборудова­ние этих «фабрик» было передано фир­ме Avia, благодаря любезному разреше­нию маршала Конева. Однако испыта­ния двигателей и стартовых ускорите­лей проводились в Подмоклах, где был построен стенд для двух Jumo 004.


Ме-262 А-Ia в советской окраске. Возможно это самолет W/№. 170063 обер-фельдфебеля Хельмута Леннартца из JG 7. Под фонарем кабины видна (вероятно) измерительная аппаратура. Сверху и с боков самолет окрашен однотонной зеленой краской (на снимке заметна не равномерность ее оттенка, вызванная первоначальным двухцветным камуфляжем), снизу – голубой краской.


Еще один снимок советского Ме-262 А-Iа, на котором представлена иная, чем на предыдущем, машина, либо та же самая, но в другой окраске. В данном случае это оставшаяся от немцев окраска, на которую нанесены красные звезды. Возможно этот снимок сделан ранее чем предыдущий.


От такого подарка нельзя было от­казаться. Было принято решение, что фабрика Avio в Чаховицах соберет несколько Ме-262, которые предназна­чались для чехословацкой военной авиации. Детали для сборки были све­зены со всей страны, часто их снимали с разбитых самолетов, и случалось, что они оказывались не пригодными для использования. Во время подготовки к сборке первого самолета были до­тошно проштудированы статьи о раз­работке Ме-262, которые к тому вре­мени появились в профессиональных изданиях за границей, документы, ко­торые были оставлены немцами, а так же материалы допросов немецких спе­циалистов в Нюрнберге. Из этих же источников черпал сведения и пилот, который был выбран для первого полета - шеф группы пилотов Avia - Ан­тонин Краус, часто навещавший фаб­рику, чтобы наблюдать за процессом сборки.

В результате интенсивных работ удалось в 1946 году скомплектовать 18 планеров, в том числе один двухмест­ный. Осталось только подготовить двигатели. Это задание получил завод в Малешиках, где был даже подготов­лен специальный стенд для М-04 с ком­плектом измерительных приборов, та­кое обозначение получил «чешский» Jumo 004B-1. За проведение испыта­ний отвечал Ярослав Стихел. Первый двигатель был запущен на этом стенде 5 марта 1946 года, а после серии испы­таний, 9 апреля было определено, что он годится для установки на самолет.

Первый «прототип» был собран на заводах Avia. Официальное обозначе­ние, которое было присвоено этому самолету - S-92. В июне 1946 года S-92.1 получил испытанные по полной про­грамме двигатели, и начались назем­ные испытания. Самолет пока не мог взлететь, так как еще не были установ­лены все необходимые приборы и обо­рудование. 27 мая самолет взвесили, а после полного укомплектования и про­ведения испытаний он был разобран и перевезен на испытательный аэродром в предместьях Праги, выбранный из-за наличия длинной бетонированной взлетной полосы.

Наконец 22 августа 1946 года Краус занял место в кабине S-92.1 и выпол­нил проверочную рулежку по аэродро­му. Пятью днями позднее, в присут­ствии группы специалистов из Avio, группы из пяти механиков «опекав­ших» самолет, представителей других авиационных предприятий, а так же военных и государственных чиновни­ков он впервые взлетел в воздух. По­лет прошел без проблем и Краус летал так же еще 28 и29 августа. Два очеред­ных полета были проведены 3 сентяб­ря, после подробного технического осмотра.

В четверг 5 сентября Краус выпол­нил шестой полет, во время которого должны были замеряться характерис­тики самолета. В пикировании была достигнута скорость 960 км/час на вы­соте 4000 м. Вскоре после этого нача­лись проблемы. Повреждения получил левый двигатель, и после 12 минут 17 секунд полета пилоту пришлось вы­полнять аварийную посадку на поле в окрестностях Хомутова. Самолет уда­рился брюхом о землю на скорости 230 км/час, в результате чего его фюзеляж развалился на две части. Однако каким то чудом пилот вышел из этой аварии без единой царапины.



Сухой Су-9 – советский вариант «Швальбе».

Катастрофа S-92.1 вызвала бурную дискуссию на тему целесообразности производства самолета и оснащения им военно-воздушных сил. В конце концов, было решено продолжать ис­пытания. Два следующих самолета были готовы к октябрю 1946 года. Пер­вый из них был одноместной машиной и обозначался как S-92.2. Он счи­тался прототипом для серийных само­летов. Помня о катастрофе первой ма­шины, был оценен риск, которому под­вергался Краус. Выразилось это в на­значении ему премии в размере 100000 крон за первый вылет. 24 ноября 1946 года S-92.2 пилотируемый Краусом первый раз взлетел в воздух. Краус пилотировал так же и третий прото­тип, который был, однако двухместной машиной, обозначенной как CS-92.3, или попросту Ме-262 В-la. Так как это был самолет уже считавшийся серий­ным, решили, что пилот практически не подвергается опасности. Премия на этот раз составляла только 1500 крон.

Однако риск, в целом был не мень­ше чем ранее. Во время одного из ис­пытательных полетов, на расстоянии 20 км от аэродрома, вышел из строя двигатель. Краус (вторым членом эки­пажа был В.Свобода) летя на втором, еще работающем М-04, пытался дотя­нуть до полосы и посадить самолет. Однако уже перед посадкой произош­ла авария второго двигателя, и пилоту пришлось выпускать шасси вручную. Он успел это сделать буквально в пос­ледние секунды и самолет благополуч­но приземлился.

Проблемы с чешскими Jumo 004 в большой степени были связаны с тем, что чехи не использовали немецкого топлива J2, специально предназначен­ного для Jumo 004. Оно было замене­но производившемся в Залуже LRX, производитель которого, имел пробле­мы с обеспечением его чистоты. Свой­ства топлива были далеки от требуе­мых. Оказалось например, что зало­женная температура при которой топ­ливо загустевало (-20 гр С), в действи­тельности значительно выше и уже при -8 гр С оно не годилось для употребле­ния. Поэтому весьма проблематичной была возможность использования са­молетов зимой, а так же для полетов на большой высоте. Так как это про­изошло в случае с CS-92.3, авария ле­вого двигателя приводила к необходи­мости выпуска шасси вручную, так как гидравлический насос, который пода­вал масло для гидропривода уборки и выпуска шасси, находился на левом двигателе М-04. После летного проис­шествия с Краусом и Свободой, было принято решение сделать то, что немцы хотели, но не успели предпринять. Гид­равлический насос был установлен так же и на правом двигателе. Это же было сделано и на всех уже собранных само­летах. Улучшили и качество топлива.

Довольно неожиданно нашелся покупатель на чешские «Швальбе». Оказалось, что в принятии их на воо­ружение своей авиации заинтересова­на Югославия, которая после предва­рительных переговоров заказала для начала два самолета и шесть двигате­лей. 23 мая 1947 года на борту DC-3 прибыла делегация югославских ВВС во главе с их командующим. И в этот же день они получили возможность ознакомиться с S-92.2. Затем в заднюю кабину CS-92.3 сел гость - майор Зеленек, чтобы с майором Манаком совер­шить ознакомительный полет. Четыре югославских специалиста остались после убытия делегации из Чехослова­кии. Они прошли продолжительное обучение в летных заведениях и уже в середине 1948 года выполняли полеты как пассажиры на CS-92.3. Тем не ме­нее, из-за прекращения производства, после постройки всего нескольких де­сятков самолетов, этот контракт не был осуществлен.

В 1947 году был облетан только один прототип, S-92.4, а выполнил его уже по традиции А.Краус (18 июня). Этот самолет имел сокращенное до двух нижних пушек МК 108 вооруже­ние. Причиной, по которой в 1947 году летал только один этот прототип, были опасения по поводу прочности конст­рукции, которые проявились в войско­вых частях. После этого было решено провести серию статических испытаний. Производитель даже представил ВВС и МО счет за проведение этих ис­пытаний, составляющий 1383641,60 крон. Чтобы иметь большее влияние на проведение испытаний в полете, ВВС направило для их проведения военно­го пилота, которым был майор Иржи Манак, ранее демонстрировавший са­молет югославской делегации. 2 сентября 1947 года он летал на S-92.2 и CS-92.3. Первый из них, пятью днями позднее, был продемонстрирован на воздушном параде в Праге. S-92.2 был уже ранее выбран для проведения большинства планировавшихся испы­таний. С 11 августа 1947 года он взве­шивался, обмерялся, исследовалась работа бортовых приборов, проверя­лись характеристики и поведение в полете, управляемость и легкость пи­лотажа. Ибо если только что-либо не­обходимо было измерить - измерялось на S-92.2.


Ме-262 A-la/U4 (V083) Лехфильд 1945 год.


Измерительное оборудование было собрано в две группы. Первая размещалась на месте двух верхних пушек. Вторая находилась в отсеке, обычно занятом радиооборудованием. В состав аппаратуры входили всевоз­можные измерители давления, термо­метры, спидометр, приборы для иссле­дования выхлопных газов двигателей, указатели расхода топлива и т.д. Па­раметры, которые выдавала аппарату­ра, регистрировал... фотоаппарат, уп­равляемый из кабины пилота. За голо­вой пилота размещался барограф и запломбированный спидометр. Таким образом, оборудованный самолет пер­вый раз стартовал 20 октября 1947 года, а пилотировал его И. Манак. Он выполнил два испытательных полета в районе Лоуна. Следующие полеты должны были проводиться с аэродро­ма Прага-Рузын, где 18 декабря оказа­лись S-92.2 и CS-92.3. Однако когда самолеты были подготовлены для ис­пытательных вылетов, из-за сильных морозов старты пришлось отложить на «позднее». Оказалось, что это «позднее», превратилось в «очень позднее», и тяну­лось до 27 апреля 1948 года, когда пого­да, наконец, установилась и можно было продолжить прерванные на четыре ме­сяца исследования.

В 1948 году в группу пилотов ис­пытывавших S-92 пришел поручик Андрей Костик, который переучился на CS-92.3 под руководством И. Манака. Одновременно команду усилили так же Леопольдом Шромом, и пору­чиком Рудольфом Духоном. В их рас­поряжении, кроме двух, уже упоминав­шихся машин; был еще S-92.4, который 26 июня 1948 года был передан МО.

Если 1947 год с точки зрения коли­чества новых S-92 можно назвать «то­щим», то 1948 год без сомнения принадлежал к разряду «тучных». 17 июня взлетел S-92.6, а 4 июля CS-92.5. Оба самолета облетал Краус (во втором случае с техником Хораком). Седьмой изготовленный самолет был после­дним двухместным - CS-92.7. 20 июля взлетел S-92.8 с Краусом за штурвалом. Этот же пилот облетал вскоре S-92.9 и 24 сентября - S-92.10.

Одновременно с производством самолетов продолжались работы по модернизации двигателя Jumo 004, или, что то же самое М-04. В них при­нимали участие специалисты различ­ных фирм, а результатом их деятель­ности была разработка новых лопаток турбины, камеры сгорания и т.д. Был разработан так же новый, электричес­кий распределитель.

Чехи в наследство от Третьего Рей­ха получили не только двигатели Jumo 004, но и BMW 003, которые с такими минимальными результатами пыта­лись использовать на «Швальбе» нем­цы. Обозначенные чехами как М-03 эти двигатели были подвергнуты чешскими специалистами многочислен­ным испытаниям на базе в Подмокле, использовавшейся ранее немцами для этих целей. Было подтверждено, что с точки зрения технических решений двигатели BMW 003 были более про­грессивны, чем Jumo 004. Задание, ко­торое было поставлено перед чешски­ми конструкторами, состояло в увели­чении их тяги с 7,8 кН до 8,8 кН, а в перспективе даже до 9,3 кН. Если бы это удалось, принимая во внимание меньшую массу и размеры, двигатели М-03 были бы гораздо более выгодны­ми для использования в двигательной установке S-92.



Ме-262 A-la/U4 Лексфaильд 1945 год, после занятия аэродрома американцами.


В феврале 1949 года инженер То­мас и его конструкторский коллектив, начал приготовления к установке дви­гателей М-03 на планер CS-92.7. Само­лет в этой конфигурации облетал эки­паж в составе Крауса и Стоека. Одна­ко первый полет был одновременно и последним. После аварии одного из двигателей пилот был вынужден вы­полнить аварийную посадку, во время которой прототип получил легкие по­вреждения. Оказалось, что М-03 не пригоден для использования в качестве двигательной установки S-92 - его ра­бота была неустойчивой, надежность низкой, кроме того, он обладал и еще целым рядом недостатков. Не удиви­тельно поэтому, что после упомянуто­го происшествия дальнейшие работы над этим решением и уже начавшееся переоборудование одного из одномес­тных S-92 были прекращены.

S-92.10 был последним построен­ным S-92, хотя некоторые источники приводят информацию, что были еще собраны самолеты S-92.ll, и так же S-92.12.

Чешские инженеры старались, что­бы S-92 не был просто копией Ме-262, а был бы лучше его. Среди модерниза­ций, которые планировалось выпол­нить на следующих серийных маши­нах, была, кроме прочего, герметичная кабина, работы над которой начались в июле 1949 года. Однако вскоре они были остановлены.



Ме-262 А-Iа FV.Jfs. 121442 (?) в Patuxent River 2 августа 1946 года во время летных испытаний. Этот самолет в США имел нарисованное название «Screemin Meemie».


Не реализованными остались не­сколько пунктов испытательной про­граммы, среди которых были такие базовые, как стрельба, бомбометание и старт с использованием ракетных ускорителей. Чехословацкая авиация получила всего только восемь самоле­тов. Пять из них были одноместными машинами и имели обозначения V-33, V-34, V-36, V-39, V-40. Остальные три были двухместными V-31, V-35, V-37. Они должны были принимать участие в параде по случаю 1 мая 1950 года. Для этой цели с аэродрома Кбели, на котором они базировались, семь ма­шин перелетело в Ружуне. В параде должны были участвовать шесть ма­шин, а одна находиться в резерве. Од­нако из-за сомнений в безопасности самолетов и пилотов, решение об их участии в параде было отменено.

В конце 1950 года Людовит Солар стал командиром 5-й истребительной эскадрильи, которая была оснащена S-92 и CS-92. Заданием подразделения было обучение пилотов полетам на реактивных самолетах. Уже тогда чехи отдавали себе отчет в том, что дальней­шая ставка на S-92 лишена смысла, и направляли его для вспомогательной службы, учитывая, что «братский» со­ветский народ «осчастливил» авиацию союзных государств, своими уже не нужными ему Яками-23.

Майское выступление S-92 состоя­лось годом позднее. 9 мая 1951 года в годовщину окончания войны, над го­ловами стоящей на трибунах публики, пролетело девять Яков-23, а так же шесть S-92 и CS-92, Это была лебеди­ная песня этих самолетов. Вскоре пос­ле этого машины по одиночке были направлены в различные военные и технические заведения, в качестве на­глядных пособий. Они были вынужде­ны уступить место поступающим на вооружение МиГам-15. До настояще­го времени сохранилось два из этих самолетов: S-92 (V-34), а так же CS-92 (V-35). Оба демонстрируются в музее вооруженных сил в Кбели.

Ме-262, и S-92 были для конструкторов базой для проектирования дру­гих самолетов. Дальше всего продви­нулись работы над одноместным L-52. Его концепция была разработана в 1947 году, в коллективе, возглавляемом инженером Жахоре, а проект планера разработал инженер Й.Прахар. В само­лете должны были использоваться многие узлы S-92. Кроме прочего, это были крылья, горизонтальное опере­ние и шасси. Новым был фюзеляж с двигателем, в качестве которого пла­нировался британский Rolls Royce Nene I, тягой 22,46 кН. В одноместном варианте самолет должен был осна­щаться герметичной кабиной с крес­лом пилота, выбрасываемым с помо­щью сжатого воздуха. Без особых из­менений, оно было заимствовано с Хенкеля Не 219. Серийные самолеты должны были получить модифициро­ванные крылья, у которых был вырав­нен излом по задней кромке. Вооруже­ние состояло из ракет и пушек МК 108 либо MG 151/20. Скорость достигала бы 920 км/час, а дальность 1000 км. Самолет имел размах крыльев 12,50 м и длину 12,00 м. Собственная масса достигала 3314 кг, а стартовая 5670 кг. Так же планировалась постройка двух­местной учебной модификации.

Модель L-52 испытывалась в аэро­динамической трубе. Так же были проведены статические испытания крыла и собрано два прототипа. Однако в это время СССР передал Чехословакии лицензию на производство МиГ-15, и разработка собственного самолета ста­ла бессмысленной. Дальнейшие рабо­ты над L-52 и его развитием L-152 были прекращены.


Ме-262 У555 (W.№ 110555), захваченный американцами. Самолет несет уже второй «поздний» вариант камуфляжа – 81/82.

Schvalbe по-американски

Еще недавно казалось, что на чеш­ских S-92 и CS-92 история Ме-262 пол­ностью завершилась. Однако жизнь неожиданно дописала в ней еще одну страницу. Это произошло в США, но истоки следует искать в Германии.

Герберту Тишлеру было четырнад­цать лет, когда он в 1941 году получил правительственную стипендию и был принят в летную школу под патрона­жем авиационной фабрики Хеншель в Берлин-Шонельфельде. Это была одна из шести школ принадлежащих Хеншелю и готовящая техников и авиацион­ных инженеров. Во время обучения Тишлер подробно ознакомился с изго­товлением самолетов на каждом этапе их производства. После обучения наш герой попал в 1944 году в чехословац­кие мастерскую в Бруенн, где чудом избежал смерти во время американско­го налета. Через пять месяцев он по­пал на фронт в окрестностях Мариенбурга и участвовал в боях отражая ата­ки наступающей Красной Армии. Пос­ле окончания военных действий, 9 мая Тишлер попал в плен к советским вой­скам. Четыре с половиной года он ра­ботал, по 12 часов в день на предприя­тиях по выплавке стали и производству стекла. После возвращения в 1949 году в Германию он некоторое время рабо­тал на американской базе ВВС в Эрдинге, затем в Южной Африке, и в кон­це 1957 года вместе с женой иммигри­ровал в США. Здесь он работал в авиа­промышленности, после чего в рамках хобби занялся реконструкцией старых самолетов. Когда это хобби преврати­лось уже в профессию, он основал фирму Texas Airplane Factory, на которой была построена серия тяжелых само­летов Grumman F3F-2, предназначен­ная для различных музеев.

В начале 90-х годов Тишлер полу­чил предложение реконструировать несколько ... Ме-262, которое с радос­тью принял. Система производства фирмы Texas Airplane Factory опира­ется на простую посылку - ничего не менять. Методы какими строились но­вые Ме-262 не отличались от тех, ко­торые использовались в Аугсбурге или Регенсбурге в 1945 году. Единственным отступлением от оригинала является использование для двигательной уста­новки американских двигателей General Electric J 85-CJ-610 с тягой по 12,46 кН. В случае использования ори­гинальных, отремонтированных Jumo 004 самолет не был бы допущен к по­летам американской авиационной службой, кроме того, установка этих так и не доведенных двигателей была бы небезопасной. Новые двигатели размещаются в гондолах Jumo 004, а стремление Тишлера к идеалу, выража­ется в том, что для них изготовлены новые корпуса, являющиеся точными копиями оригинальных двигателей Юнкерса.

При постройке своих Ме-262 Тиш­лер опирался не только на заводские чертежи, которые ему удалось собрать. Основой был и оригинальный Ме-262 В-Ia («белая 35»), являющийся соб­ственностью американского флота, который был «по случаю» отреставри­рован. Это на его базе была разрабо­тана производственная документация новых «Швальбе». В июне-июле 1993 года этот самолет был разобран на части, которые были тщательно скопи­рованы. Выполнить это было не про­сто, так как многие из них были по­вреждены коррозией.


V555 во время демонтажа двигателя американцами.


Ме-262 A-Ia/U4 – в руках американцев. Лекфильд 1945 год.

Каждый хочет свой «Швальбе»

Мессершмитт Ме-262 «Швальбе» оказал, даже по окончанию войны большое влияние на постройку подоб­ных машин в странах, в которых не разрабатывались подобные собствен­ные конструкции. Еще во время вой­ны реактивным истребителем заинте­ресовалась Япония.

Работы над реактивными двигате­лями велись в Стране Цветущей Виш­ни уже с двадцатых годов, однако в то время ими занималась только группка энтузиастов. Официальной поддержки они не имели и результаты их работ никого не интересовали. Однако в кон­це тридцатых, начале сороковых го­дов, когда в Японию попала информа­ция о немецких опытах с реактивными двигателями, собственные работы были подняты на новый уровень. Их результатом стала разработка двигате­лей TR-10 и TR-12, которые, однако, не были вполне удачными.

Перелом наступил в 1943 году пос­ле подписания соглашения с Третьим Рейхом, на основании которого обе стороны были обязаны оказывать вза­имную техническую помощь. Соглаше­ние привело к ознакомлению японцев с последними немецкими достижения­ми и результатами исследований. По­чти сейчас же они заявили о желании получить комплект документации и лицензионные права на самолеты Ме-163 и Ме-262, а так же на двигатели BMW 003 и Jumo 004. Беседы и кон­сультации тянулись до марта 1944 года, в основном из-за нежелания не­мецкой стороны выдавать все свои сек­реты союзнику. Кроме того, имеюща­яся в распоряжении, конструкторская документация, не была исчерпываю­щей, и часть ее необходимо было раз­работать заново. В конце концов, Гер-манн Геринг лично дал разрешение на предоставление Японии лицензионных прав и копий документации. Эти материалы должны были быть доставле­ны в Японию на борту двух подводных лодок. Во время этого рейса первая из них - Satsuki была потоплена. Другой подводной лодке- Matsu повезло не­сколько больше, и она доплыла до Сингапура. Там командор Еичи Ивана вместе с небольшой частью привезен­ных документов пересел на самолет и вылетел в Токио. Matsu должна была приплыть туда же несколькими днями позднее, но на этот раз счастье изме­нило ей, и она была потоплена амери­канцами. Японцам досталась только та документация, которую в небольшом портфеле привез Еичи Ивана, то есть в основном фотокопии инструкции по обслуживанию двигателя ... BMW 003. Видимо немцы не торопились с пере­дачей документации на Jumo 004, пред­лагая союзнику двигатель, который сами считали не совсем удачным.

После анализа оставшихся матери­алов специалисты пришли к выводу, что немецкая конструкция значитель­но опережает испытываемый ими дви­гатель TR-12 Otsu. Было решено про­водить дальнейшие работы, опираясь на BMW 003. В результате, было раз­работано несколько двигателей, наи­более удачным из которых стала раз­работка фирмы Кугишо, обозначенная как Ne-20. Это, собственно говоря, была попытка скопировать немецкий двигатель, но в результате того что Ne-20 был почти на четверть меньше про­тотипа, возникла необходимость в це­лом ряде оригинальных технических решений. Доработка двигателя до та­кого состояния, чтобы он мог исправ­но и безопасно работать, продолжа­лась до июня 1945 года.



Монтажный цех завода Nakajima в Ота. На первом плане видны два фюзеляжа самолета Kikka.


Конструкция самолета, который должен был ими оснащаться, базиро­валась на снимках немецких Ме-262 и на концепции проектирующегося с 1944 года фирмой Накадзима специ­ального штурмового самолета для камикадзе), имевшего кодовое наиме­нование Maru-Ten и оснащенного дву­мя реактивными двигателями TR-120 Otsu. Машина должна была быть про­стой в производстве и дешевой, для чего ее конструкция была максималь­но упрощена. Но в декабре 1944 года было принято решение, что данная конструкция будет развита в «нор­мальный» самолет названный Kikka, для силовой установки которого ис­пользовались новые двигатели Ne-20. Прототип был закончен 26 июня 1945 года, а 7 августа Сисими Такаока вы­полнил на нем первый полет. Самолет показал приличные пилотажные свой­ства, но с двигателями были пробле­мы - пилот был вынужден соблюдать чрезвычайную осторожность при регу­лировке их мощности. 10 августа, во время старта во второй вылет прото­тип в результате ошибки пилота полу­чил серьезные повреждения и больше уже не летал. Пятью днями позднее Япония капитулировала.

Самолеты Kikka предполагалось использовать для миссий камикадзе. Конец войны своевременно разрушил эти планы и не позволил использовать 25 уже находящихся в процессе сборки серийных машин.

Схожесть Kikka и «Швальбе» за­канчивалась на общей концепции. Не­верным является часто повторяемое некоторыми авторами утверждение, что японские реактивные самолеты, это только копия Ме-262. Влияние не­мецкой конструкции очевидно, но эти два самолета невозможно спутать. Накадзима Kikka был одноместным низкопланом, полностью металлической конструкции и трехопорным шасси с передним колесом, которое убиралось в полете. Силовая установка состояла из двух реактивных двигателей Ne-20, имеющих стартовую тягу по 4,9 кН, и нормальной - по 4,3 кН, установленны­ми под крыльями. Вооружение состо­яло из двух пушек Но-105 калибра 30 мм, а так же бомбы весом 800 кг.

Очередная «копия» Ме-262 была создана после войны в Советском Со­юзе. После победы над Германией сюда попало большое количество бро­шенных немецких самолетов. Среди них были и пригодные для полетов «Швальбе». Эти самолеты были пере­везены в СССР в ЦАГИ, где были про­ведены их всесторонние испытания. С их конструкцией смогли ознакомить­ся и советские разработчики. Создан­ная комиссия, оценивавшая получен­ные данные, с точки зрения возможно­сти использования «Швальбе» в СССР, признала, что Ме-262 пригоден для производства. В определенной мере это было логичное решение, вытекаю­щее из того факта, что советские работы над новым видом двигателя, были, деликатно говоря, далеки от успеха. Собственные реактивные самолеты имели Англия и Америка, то есть «гни­лые империалисты», которые из союз­ников превращались в главных врагов Страны Всеобщего Счастья. А СССР не имел вообще ничего - ни собствен­ных двигателей, ни тем более самоле­тов. Развертывание производства «Швальбе» в этих условиях могло бы выправить ситуацию.


Технические данные самолетов Nakajima Kikka и Сухой СУ-9
  Nakajima Kikka СУХОЙ СУ-9
Размах крыльев (м) 10,00 11,20
Длина (м) 9,25 10,546
Высота (м) 2,95 3,4
Площадь несущей поверхности (м²) 13,21 20,20
Масса собственная (кг) 2300 4060
Масса стартовая (кг) 3549-4311 6184
Скорость максимальная у земли (км/час) 622 847
Скорость максимальная на высоте 6000м (км/час) 680 880*
Потолок (м) 10100 12800
Дальность (км) 539 1200

* – на высоте 5000 м


Ме-262 В- Ia/113 («белый 5» NAGr 6) уже в окраске трофейной команды « Watson's Whizzers» . Перед самолетом стоит лейтенант Рой Браун.


Организация этого процесса была поручена П.О. Сухому - конструктору, который, кроме того, что предлагал проекты необычайно высокого (с точ­ки зрения современных советских ус­ловий) уровня, был одновременно, очень не любим Сталиным. Возможно, эта нелюбовь проистекала частично из того факта, что Сухой не отличался беспрекословным выполнением прика­зов. Сразу же после начала реализации заказа, он снова проявил свою храб­рость и вместо того, чтобы как другие просто скопировать самолет до после­дней гайки, решил, что полное повто­рение «Швальбе» со всеми его недо­статками совершенно бессмысленно, предложил взамен собственную конст­рукцию, связанную со «Швальбе» только общей концепцией, но исполь­зовавшей его лучшие решения. В но­менклатуре ОКБ эта машина получи­ла обозначение «К», а потом офици­альное - Су-9. Что интересно, Сухому удалось добиться своего, и в 1946 году было окончательно решено, что в производство пойдет самолет отечествен­ной конструкции, хотя и оснащенный копиями немецких реактивных двига­телей Jumo 004 и BMW 003 получив­шими названия РД-10 и РД-20 соответ­ственно. Естественно, что в советских документах того и более позднего пе­риода бесполезно искать информацию о том, что это были копии. Советы были мастерами такого рода конспи­рации. Наиболее показательной в этом отношении является история с Ту-4, то есть дубликатом американского Б-29. Еще в девяностых годах в советской прессе появлялись статьи, в которых он описывался не как копия, а как «аналог», что со всей очевидностью было и есть полной чепухой. Подоб­ная же история произошла и с двига­телями. До шестидесятых годов боль­шинство советских авиационных дви­гательных установок являлись копия­ми или развитием немецких, американ­ских или британских конструкций. Значительная часть немецких инжене­ров, перемещенных после войны в СССР, должна была работать на сво­их новых хозяев, и именно им Советс­кий Союз обязан тем, что технологи­ческая отсталость от Запада состави­ла десять, а не двадцать лет. В таком контексте укрывания действительных источников советских «технических достижений», по меньшей мере удиви­тельным является факт подчеркивания в советских документах, того что Су-9 это копия Ме-262. Вероятнее всего на это повлияло мнение наилучшего (чи­тай: имеющего наилучшие позиции в Кремле), советского конструктора А. Яковлева, который был по собствен­ному мнению единственным челове­ком, которому стоило поручать пост­ройку всего, что летает. Прежде чем начались работы над Су-9, он уже знал, что: «... самолет этот копия Ме-262 и является опасным в полете, что под­тверждает ряд катастроф, которые произошли в Германии. Если будет принято решение о его постройке, то советские пилоты потеряют доверие к реактивным самолетам вообще (...).



Ме-262 УЗ (PC+UC) с камуфляжем характерным для черных прототипов (RLM74, 79, 76).


Кроме того, постройка копии Ме-262 в нашей стране будет иметь негативные последствия для развития советских самолетов этого типа и для развития нашей реактивной технологии». Адре­сатом был не кто иной, как идол Яков­лева - Иосиф Виссарионович Сталин. Знаменателен тот факт, что уже через несколько лет ОКБ Сухого было рас­формировано (к счастью на короткое время). (Примечание автора. Яковлев остро критикуя Сухого и заявляя что «Швальбе» - неудачная машина имел в этом свой интерес. Он проектировал своей Як-15 и конкуренция была ему не нужна. Пикантности этому добав­ляет факт, что в качестве силовой ус­тановки для своего самолета Яковлев выбрал двигатель РД-10, то есть ... Jumo 004! Как считали сами немцы -именно двигатели были наиболее сла­бой стороной Ме-262 .).

Вернемся, однако, к основной теме этого раздела. Сухой начал работы над самолетом «К» основываясь на своих собственных замыслах, а так же, что очевидно, на планере Ме-262. Однако этот проект значительно отличался от немецкого самолета. Су-9 был одноме­стным, двухдвигательным среднепланом. Его фюзеляж имел эллиптическое сечение. Герметичная кабина была ос­нащена катапультируемым пилотским креслом КС-1, конструкции Сухого, для выброса которого использовалась энергия пороховых газов. Самолет был оснащен тормозным парашютом. Кры­лья имели простую трапециевидную форму с закругленными консолями. Схожесть начиналась, когда речь захо­дила о двигательной установке. Под крыльями были установлены две, прак­тически такие же как на «Швальбе» гондолы вмещающие по одному реак­тивному двигателю Junkers Jumo 004B с тягой по 8,83 кН. Для взлета плани­ровалось использовать дополнитель­ные, ракетные двигатели У-5 тягой по 11,4 кН, установленные по бортам фюзеляжа за крылом. Трехопорное шасси убиралось в фюзеляж и частич­но в крылья. Вооружение состояло из одной пушки Н-37 калибра 37 мм в пе­редней части фюзеляжа и двух пушек НС-23 калибра 23 мм по бокам от него. Дополнительно самолет мог брать две бомбы по 250 кг каждая, либо одну ве­сом 500 кг.

Постройка прототипа самолета «К» была начата после утверждения макета летом 1946 года и закончилась в ноябре 1946 года. 13 числа этого же месяца Г.М.Шиянов первый раз под­нял его в воздух. После посадки пилот очень хорошо отозвался о самолете, заявив, что тот прост и приятен в уп­равлении.

Самолет летал до конца года, пос­ле чего двигатели Jumo 004B были за­менены РД-10 тягой 8,9 кН каждый. Воспользовавшись, случаем поправи­ли систему управления, и с февраля 1947 года испытания возобновились. По их результатам самолет Су-9 был рекомендован для серийного произ­водства.

Однако производство начато не было. Частично это было результатом того, что уже было начато серийное производство МиГ-9, а частично того, что Сухой уже подготовил новую вер­сию самолета - «КЛ», получившую по­зднее обозначение Су-11. Основыва­лась она на собственном проекте модернизированного серийного Су-9 с новыми гондолами двигателей, разме­щенными по оси крыла. Су-11 должен был быть оснащен двигателями Люль­ки ТР-1 с тягой по 13,4 кН. Так как они были больше чем РД-10, пришлось уве­личить гондолы двигателей. Работы над Су-11 были закончены перед 1 мая 1947 года. После серии наземных ис­пытаний, 28 мая Г.М.Шиянов старто­вал на нем в первый вылет. 3 августа Су-9 вместе с Су-11 были продемонст­рированы на параде в Тушино, причем на обеих машинах произошли серьез­ные аварии двигателей. Благодаря ис­кусству пилотов самолеты удалось спа­сти, причем никто с земли ничего не заметил. После этого показа испытания Су-11 продолжались, однако быстрое развитие конструкций новых самолетов, привело к тому, что «КЛ» морально ус­тарел и не попал в серийное производ­ство, уступив место МиГ-15.

Сухой сконструировал еще третий самолет из этой серии - «КД», или Су-13. Он должен был иметь двигатели РД-500 (лицензионные Rolls Royce Derwent V) с тягой по 15,7 кН каждый. Вертикальное и горизонтальное опере­ние было стреловидным, а крылья име­ли прямые консоли. В конце лета 1947 года уже начались работы по сборке прототипа машины, однако они не были закончены.


Стартующий Ме-262 V3.


Кроме Сухого, за строительство реактивного самолета близкого по сво­ей концепции к Мессершмитту Ме-262 «Швальбе», так же брался конструк­торский союз Микояна и Гуревича. Они подготовили проект истребителя оснащенного двумя реактивными двигателями, размещенными в гондолах под крылом и вооружением, сконцен­трированным в носовой части фюзеля­жа. Схожесть с немецкой конструкци­ей и на этот раз ограничивалась двигательной установкой и ее размещени­ем. За исключением этого конструкция была полностью оригинальной. Летом 1945 года была начата подготовка к строительству прототипа, но затем в августе 1945 года Микоян решил отка­заться от этого проекта в пользу новой конструкции имевшей индекс И-300, а в серии получившей название МиГ-9.

Как и Kikko, так и Су-9 появились благодаря Ме-262. Общая концепция была взята без особых изменений, но если считать это доводом в пользу пла­гиата, то нужно было бы причислить сюда еще несколько десятков самоле­тов - хотя бы британские Метеор или Канберра (в конце концов, она так же имела два реактивных двигателя). Японская и советская конструкции де­монстрировали разный технологичес­кий уровень. Преимущество было у советской, учитывая ситуацию в кото­рых разрабатывались обе машины. С большой долей вероятности, конст­рукторы из Накадзимы выполнили вполне самостоятельную работу, од­нако и Сухой так же воспользовался только полученным при «анализе» оригинала опытом. Каждый из этой тройки - немецкий Ме-262, японский Kikka и советский Су-9, был своеоб­разной конструкцией. При этом все же необходимо помнить, что внача­ле был «Швальбе».


Me 262 HG II с двигателями HeS 011


Me 262 HG II с двигателями HeS 011A с V-образным оперением


Me 262 HG III с двигателями Jumo 004


Me 262 HG III с двигателями HeS 011A с V-образным оперением


Me 262 B-Ia


Me 262 B-Ia


Me 262 B-Ia/UI, вооруженный двумя пушками MG 151/20



Me 262 B-Ia/UI


Me 262 B-Ia/UI


Me 262 B-Ia/UI


CS-92.7 – чешская модификация с двигателями BMW 003


Me 262 B-2a


Me 262 B-2a


Me 262 B-2a


Me 262 B-2a с радаром FuG 240 Berlin


Me 262 В-2 с двигателями HeS 011А и дополнительными надкрыльевымн топливными баками


Me 262 В-2 с двигателями HeS 011А


Me 262 В-2 с двигателями DB-021



Me 262 В-2а с буксируемым топливным баком


Me 262 W3


Me 262 A-I с прямоточными двигателями Lorin


Один из проектов Aufklarer 1а и Schnellbomber 1а


Один из проектов Aufklarer 1а и Schnellbomber 1а


Me 262 C-la Heimatschutzer


Me 262 C-Ib Heimatschutzer II


Me 262 C-Ib Heimatschutzer II


Me 262 Interzepter III с ракетными двигателями HWK 509


Me 262 C-Ia Heimatschutzer III


Me 262 W1


Me 262 C-Ib Heimatschutzer II


Проект трехместного ночного перехватчика на базе Me 262 B-2u с двигателями HeS 011А в подкрыльевых гондолах.


Проект трехместного ночного перехватчика на базе Me 262 B-2u с двигателями HeS 011А в корневой части крыла.


Р.1099 В


Р. 1100


Р. 1100 – другой вариант


Р. 1100 – третий вариант


Mistel (Me 262 A-2/02 + Me 262 Grossbombe)


Mistel 4 (Ju 287 B-I + Me 262 A-Ia)




Задняя часть фюзеляжа Мессершмитта Ме-262 V3 (PC+UC), хорошо видно заднее колесо. На заднем фоне транспортный Ме-321 Gigant.


Фрагмент разбитого Ме-262 S3 (V1+АН).


Разбитый Ме-262 S6 (VI+AK).

В чужих руках

Великобритания

С окончанием военных действий в Европе, оставшаяся немецкая боевая техника стала объектом пристального интереса всех трех союзников. Наибо­лее лакомым куском были новейшие типы самолетов принятые на вооруже­ние частями Люфтваффе - Ме-262 «Швальбе», Аг-234, а так же ракетный Me-163 Komet. К поискам брошенно­го (нередко спрятанного) оборудова­ния в последние месяцы войны присту­пили специально организованные и подготовленные группы. Одной из них была группа специалистов RAE (Royal Aircraft Estsblishment) из Фарнборо, посланная в Германию еще во время войны. В ее состав входили как пило­ты: капитан Алан Харде, Wg. Cdr. Р.Й. Фалк, Flt.Lt. Клайв Гослинг (пилот 616 Sqn. летавший на «Метеорах»), Wg.Cdr. Роланд Бемонт, так и ученые (одним из них был доктор Роберт Филден - ближайший сотрудник сэра Фран­ка Уитла, создателя английского реак­тивного двигателя). Начальником этой группы был назначен капитан Эрик «Винкл» Браун. Целью группы был розыск и изъятие как можно большего количества новейших немецких разра­боток, то есть действия, которые были аналогичны проводимым американс­кими и советскими группами. К со­трудничеству привлекались так же и сами немцы. В Ставангере в «подраз­делению» был включен один из пило­тов, летавший во время недавно окон­чившихся боев, на разведывательном Аг-234. Механики и специалисты на­земного обслуживания так же в боль­шинстве своем являлись бывшим пер­соналом Люфтваффе. Свою лепту в помощь англичанам внес даже сам Вилли Мессершмитт, а так же его пи­лот испытатель Герд Линдер. В ходе деятельности на территории Германии было обнаружено большое количество скрытых баз и аэродромов, нередко даже во французской и советской зо­нах оккупации. Удалось добраться даже до Волкенроде, где размещался Luftfahrt Forschungs Anstalt, где англи­чане провели беседы с немецкими учеными занимавшимися проблемами авиационных двигателей. На аэродро­ме Лейпциг-Халле был найден один Мессершмитт Ме-262 в практически идеальном состоянии. Такими же были и два Ме-262 А-2а (112372 и 500210) найденные в Фассберге. Всего британ­ская группа добыла четырнадцать «Швальбе», в том числе четыре моди­фикации Ме-262 B-Ia/UI, один учеб­ный Ме-262 В-Ia, четыре варианта Jabo - Ме-262 А-2а, один Ме-262 С-Iа (VI86), а так же четыре в стандартном истребительном варианте - Ме-262 А-Iа. Большинство этих машин было со­средоточено в Шлезвиге, где находил­ся штаб группы RAE. Оттуда эта цен­ная военная добыча переправлялась к местам назначения на континенте или на Британских островах. Ниже приве­ден полный список машин добытых британцами и их послевоенная судьба: Ме-262 B-Ia/UI (W.Nr. 110305) -«красная 8» - самолет найден в Магде­бурге, затем перевезен в Шлезвиг на­земным транспортом. 19 мая 1945 года он с Wg Cdr. Р.Й. Фалком за штурва­лом перелетел в Фарнборо в Англии (Твенте - Гилзе-Рейн - Мелсброк - Фар­нборо), где получил от Air Ministry (Министерства авиации) номер 50, а так же серийный код RAF - VH519. В октябре и ноябре 1945 года он экспо­нировался на выставке трофейного вооружения в Фарнборо. Затем, после испытаний в RNAS в Форт, а так же в Силенд, в марте 1947 года был передан в SAAF Central Air School в Дунноттар в Южной Африке. Списанный в 1971 году, отремонтированный и пере­крашенный он был передан в Народ­ный Исторический Музей Южной Аф­рики, где и находится до сих пор.

Ме-262 B-Ia/UI (W.Nr. 111980) -«красная 12» оставлен немцами в Маг­дебурге, затем перевезен в Шлезвиг. Оттуда 12 июня 1945 года перелетел в Гилзе-Рейн. Месяцем позже был по­врежден. Перевезен водным путем в Англию, в декабре того же года полу­чил номер Air Ministry -53. Полностью никогда не отремонтирован, разобран в конце 1947 года.


Ме-262 V7 (VI+AB) уже с новым фонарем кабины, который затем устанавливался на серийных машинах.


Стартующий Ме-262 V9 (VI+AD) в конфигурации HGI с заниженным «скоростные» фонарем кабины.


Ме-262 А-2а из KG(J) 51 Edelweiss в типовой для того периода камуфляжной окраске.


Ме-262 B-Ia/UI (W.Nr. 110306) - «красная 6» брошен немцами в Шлезвиге. Передан американцам в июне 1945 года, получил номер 999, обозна­чение USA 2, а так же имя «Ole -Fruit Cake». Затем перевезен в Лехфельд, затем перелетел в Шербург, затем мор­ским путем ( на борту авианосца «Reaper») вместе с другими немецки­ми самолетами он был доставлен в Нью-Йорк. В Соединенных Штатах он получил обозначение FE-610 и исполь­зовался USAAF для испытаний и экс­периментов. В последний раз его ви­дели в пятидесятых годах в Корнуелльском университете.

Ме-262 B-Ia (W.Nr. 110165) - дву­местная учебная модификация Обна­ружена командой RAE в мае 1947 года, однако передана американцам уже июне. Они дали ему название «What was it?», обозначение USA 3 и номер 101. Перевезенный в США на борту авианосца «Reaper», использовался затем для испытаний американским флотом. Разобран в конце 1946, нача­ле 1947 годов.

Ме-262 C-Ia V186 (W.Nr. 130186) -послевоенная судьба этого самолета не ясна. Известно только то, что он был перевезен в Фарнборо в конце 1945 года. Последний раз его видели в RAE в 1946 году. Скорее всего, был разбит во время испытаний.

Ме-262 А-2а (W.Nr. 112372) - «жел­тая 7» - принадлежал к I/JG 7, брошен в Фассберге, затем Wg Cdr Шрейдер из 616 Sqn. перелетел на нем в Любек. Поврежденный во время посадки, он был отремонтирован и 23 июня 1945 года перелетел из Копенгагена в Фар­нборо. Там ему было присвоен регист­рационный код RAF - VK893, а так же номер министерства авиации - 51. Ис­пользовался для испытаний в RAE, a затем передан в Кросфорд, где и нахо­дится по сегодняшний день.

Ме-262 А-2а (W.Nr. 500210) - «жел­тая 17» - так же как экземпляр 112372 -найден в Фассберге. 9 июня 1945 года Fl. Lt. Аренд перелетел на нем из Шлезвига через Мелсбрук и Манстон в Фар­нборо. Ему присвоили номер 52, а так же RAFoвское обозначение - VH 509. С июня 1945 года до июля 1946 года он интенсивно использовался для испы­таний в Бризе Нортон и в Силанд. В ав­густе 1946 года - на борту торгового суд­на Хейнц «Manchester Shipper» был от­правлен в Монреаль в Канаду. Оконча­тельно пошел на слом в 1947 году.


Ме-262 A-Ia (W. №. 170047) из Stab/JG 7, на котором летал майор Тео Вассенбергер.


«Швальбе» «желтая 8» (IV. №. 112385) из JG 7, апрель 1945 года.


Ме-262 из NAGr 6 после неудачного приземления. Хорошо видно расположение пятен камуфляжа на его верхних поверхностях.


Ме-262 А-2а (W.Nr. 500200) - изна­чально принадлежал II/KG(J) 51. Анг­личане захватили его в Фассберге 7 мая 1945 года. После доставки в Фарнбо­ро, министерство авиации дало ему номер 81, a RAF регистрационный код VP554. После проведения различных испытаний он был погружен в Ливер­пуле на корабль SS «Waipawa», кото­рым был доставлен в Австралию в но­ябре 1946 года, как подарок британс­кого правительства. До 1970 года он находился в экспозиции Australian War Memorial в Сиднее, а после в Treloar Centre в Канбере.

Ме-262 А-Iа - «красная X» - этот самолет был найден в Ахмере и пере­везен в RAE в Фарнборо. Дальнейшая судьба этой машины неизвестна.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. 111690) - «бе­лая 5» - этот «Швальбе» передал в руки британских войск в Фассберге его пи­лот - обер-лейтенант Фриц Штехле. 5 мая 1945 года самолет переброшен в Мелсброек воздушным путем, а затем через два дня стартовал в Фарнборо с промежуточной посадкой в Манстоне. Номер министерства авиации - 80. В 1946 году был передан в Канаду. Унич­тожен в 1949 году на базе RCAF Эл­мер в Онтарио.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. 500433) - «жел­тая 5» - добыт американцами, однако в июне 1945 года передан британским войскам. В ноябре доставлен в Брайз Нортон, затем использовался на базе морской авиации Силанд в Шотлан­дии. В ноябре 1946 года отправлен в Южную Африку, где находился в Benoi South Technical School до 1953 года, после чего был разобран.


Ме-262 А-Ia неустановленной части. Обращает на себя внимание нетипичная однотонная темная окраска самолета, вероятнее всего RLM 82.


Снимок Ме-262 А-Ia (W. №. 110604) с нарисованной красной единицей на передней части фюзеляжа.


Отреставрированный Ме-262 в Air Force Museum с восстановленной оригинальной камуфляжной окраской.

Соединенные Штаты

Так же как и англичане, американ­цы создали группу специалистов, ко­торая отвечала за доставку в США не­мецкой военной техники, характеризо­вавшейся передовыми техническими решениями. Еще в то время когда в Европе продолжались бои, в Air Technical Service Command в Райт Фил-де, был разработан специальный спи­сок техники, которую любой ценой надлежало добыть. Одно из первых мест в нем занимал Мессершмитт Ме-262 «Швальбе». 27 апреля 1945 года в Air Technical Intelligence (ATI) была образована специальная секция, кото­рая безотлагательно выехала в Евро­пу - в Германию. Ее руководителем был генерал Гарольд Ватсон (он обле­тывал Р-59 и был единственным офи­цером ATI, имевшим хоть какой-то опыт полета на реактивных самоле­тах). Кроме Ватсона в состав группы получившей неофициальное название «Watson's Whizzers», а официальное 54th Air Disarmament Squadron (54-я невооруженная эскадрилья - самолеты ей предстояло «добыть» на территории Третьего Рейха) входили капитаны: Далстром, Хиллис, Макинтош, Максфилд, а так же лейтенанты: Стробелл, Анспач, Браун, Холт и Хайнс. Ватсон получил от генерала Эйзенхауэра наи­высшие полномочия, и так называе­мый «Eisenhower Pass», то есть доку­мент, предписывающий любому ко­мандиру американского, английского либо французского подразделения немедленно оказывать помощь, если та­ковая Ватсону потребуется. При этом надо помнить, что 54 th Sqn. действо­вал не только на территории Герма­нии, но и на территориях стран осво­божденных от немецкой оккупации -Австрии, Норвегии, Дании и Франции. Кроме американского персонала в «Watson's Whizzers» служили так же и немцы - пилоты Ме-262 - Людвиг Хоффман и Карл Баур. Команда тщатель­но собирала буквально все, что было связано со «Швальбе» - двигатели, ча­сти конструкции, и конечно же целые самолеты. Все это сосредотачивалось в Лехфельде, где находился штаб этой группы. Всего удалось добыть девять комплектных Ме-262 (из них два «вы­торгованные» у своего британского конкурента - группы розыскников RAE). В июне 1945 года все пригодные для полетов самолеты были перебази­рованы в Мелун, а затем в Шербург, откуда на борту вышедшего из Ливер­пуля вспомогательного британского авианосца «Reaper» были доставлены в Нью-Йорк. Кроме шести «Швальбе» на авианосце находились еще так же девять FW-190, три BF-109, два Do-335, два Ju-88, три Не-219, два Аг-234, два Та-152, а так же один Ju-388.

Самолеты Мессершмитт Ме-262 добытые американцами:

Ме-262 A-Ia (W.Nr. 111711) - пер­вый полученный союзниками «Швальбе». 30 марта 1945 года на нем сбежал к американцам пилот фабрики Мессершмитта Ганс Фау. Самолет не был даже окрашен.

Ме-262 А-I a/U3 (W.Nr. 500098) - «красная 27» - после передачи в 54 th Sqn. получил номер 666, a USAAF при­своили ему код FE-4011. Самолет по­лучил так же и имя «Joanne», а потом «Cook VII».

Ме-262 А-I a/U3 (W.Nr. ?) - в 54 th Sqn он имел номер 222, а так же имена «Marge» и «Ledy jess IV».

Ме-262 A-Ia/U3 (W.Nr. ?) - «белая 5». Группа Ватсона обозначила его как № 444, a USAAF - FE-4012. Самолет носил имена «Connie, the Sharp Article» и «Pick II». Позднее он демонстриро­вался в Ed Moloney's Plans of Fame Museum в Чино.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. ?) -обозначен­ный в USAAF как FE-110 и названный»IаЬо Bait».

Ме-262 A-Ia (W.Nr. 500491) - «жел­тая 7» - или № 888 в 54 th Sqn и FE-111 в USAAF. В настоящее время отрестав­рированный он находится в экспози­ции Национального Аэрокосмическо­го музея в Вашингтоне.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. ?) - № 111 с именами «Beverly Ann» и «Screamin Meemie». В настоящее время демонстрируются на AFB Райт Патерсон в Огайо.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. ?) - № 333 име­новавшийся «Feudin» и «Pauline».

Ме-262 А-Ia (W.Nr. ?) - № 777 и FE-110, называвшийся так же «Doris». Раз­бился в окрестностях Питсбурга.

Ме-262 B-Ia (W.Nr. 110639) - «бе­лый 35» - № 555 в 54 th Sqn. Именовал­ся «Vera» и «Willi».


Отреставрированный Ме-262А «Швальбе» в экспозиции музея. На переднем плане видны две пушки МК 108 (выставленные на отдельном столике), составляющие главное стрелковое вооружение этого самолета.


Этот же экземпляр «Швальбе». Виден открытый отсек вооружения, в котором размещаются четыре пушки МК 108 калибра 30 мм, а так же открытый фонарь кабины пилота.

Франция

Французы сами не добыли ни од­ного «Швальбе» - те, которые к ним попали, они получили от англичан и американцев. Это были:

Ме-262 А-I a (W.Nr. 113332) - добы­тый «Watson's Whizzers» в Лехфельде и обозначенный американским кодом FE-3332. В июне 1945 года он был пе­редан в Corbeilles Armee de Г Air. По­врежден во время посадки в Тюссоне. После ремонта летал до октября 1948 года. Его дальнейшая судьба неизвес­тна.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. ?) - был пере­дан французам в разобранном состоя­нии. Затем был укомплектован и со­бран в Бретигне в декабре 1946 года. Облетан 25 марта 1947 года. Был раз­бит в конце 1947, начале 1948 года.

Ме-262 A-Ia (W.Nr. ?) - первый по­лет во Франции состоялся 15 сентяб­ря 1945 года, а последний - 7 октября 1948 года.


Ме-262 A-Ia (W.№ 111711) захваченный американцами 30 марта 1945 года в Рейн-Майн. В США на нем был выполнен целый ряд испытаний. Обращают на себя внимание заделанные амбразуры пушек МК 108 в носовой части фюзеляжа, а так же зашпаклеванные заклепочные швы планера.


Ме-262 «Швальбе» – видна характерная форма планера.


Ме-262 V6 ( VI+AA, W.№. 130001). Видна форма створки передней ниши шасси и лючков для выброса гильз, отличающихся от лючков на серийных машинах.

Советский Союз

Первые бои между советскими само­летами и Ме-262 показали, что после­дний является необычайно опасным и сильным противником. В конце февра­ля 1945 года была даже организована большая конференция, посвященная ме­тодам борьбы винтовых самолетов с ре­активными. Оказалось, что соотношение боевых возможностей «Швальбе» и, например, Як-9 было таким же, как меж­ду Bf-109 и И-16 в начале войны. Прак­тическим результатом конференции был приказ, который предписывал откры­вать огонь по Ме-262 «Швальбе» уже с дальности 600 м! Шансы попасть в него с такого расстояния были почти нулевыми, а издание подобного приказа свидетельствова­ло о том уважении, с которым относились к немецкой машине. Дальнейшие решения должны были быть приняты уже после зах­вата экземпляра Ме-262 «Швальбе».

Такая возможность представилась только в апреле и мае 1945 года. Тогда части 16 Воздушной армии получили более 20 Me-163 и Ме-262 захваченных на аэродромах Ораниенбурга, Далгов и Темпельхоф. Генерал Савицкий в то время имел возможность ознакомиться с кабиной одного из добытых «Швальбе» в Далгов. «Ассистировал» ему немецкий пленный. Очередной «Швальбе» обнаружили пилоты 2-го ГвИАП (быв­ший 526 ИАП) в Шабиндорфе. Самолеты были перевезены в НИИ ВВС, где с их конструкцией ознакомились советские спе­циалисты.

В апреле 1945 года обер-фельдфебель Хельмут Леннартц из JG 7 (Прим, автора. Что касается пилота и серийного но­мера самолета, от здесь нет полной уверенности, так как ин­формация исходит из западных источников. В списке, вклю­чающем все потерянные и поврежденные во время эксплуата­ции Ме-262, отмечено кратко «Messerschmitt Ме-262 Combat Dialy», вообще не упоминается о происшествии со «Шваль­бе» с таким серийным номером и пилотом) был вынужден совершить аварийную посадку. При этом двигатели его само­лета W. №. 170063 получили дополнительные повреждения от попавшей в них земли. После того так машина попала к со­ветским войскам, ее доставили в НИИ ВВС и под руковод­ством главного инженера - И. Г.Рабкина - отремонтировали. Затем она была передана для проведения летных испытаний.

Первым советским пилотом, который поднял в воздух Ме-262 был Андрей Кочетков. 15 сентября 1945 года он стартовал на отремонтированном «Швальбе» в испытательный полет. До ноября 1945 года он выполнил еще 17 полетов, за которые получил звание Героя Советского Союза. Во время испыта­ний вскрылись те же самые неприятные особенности при по­летах на больших скоростях, с которыми столкнулись раньше немецкие специалисты. При попытке достичь максимальной скорости 870 км/час самолет вошел в неконтролированное пи­кирование. На счастье для пилота это происходило на высоте 11000 м и Кочеткову с большим трудом все же удалось спасти машину. Очередными пилотами, которые имели возможность непосредственно познакомиться с немецким истребителем были: П.Н.Стефановский, А.Г.Прошаков, А.Г. Терентьев, Е.Я.Савицкий и другие. Точно не известно все ли они летали на том же экземпляре, что и Кочетков, или были и другие Ме-262 которые испытывались в полете (что более вероятно). Из­вестна только дальнейшая судьба этой первой машины - W. №. 170063. 17 сентября 1946 года из-за аварии двигателей, са­молет разбился, погребя под своими обломками пилота-ис­пытателя Ф.Ф. Демида. Это был первый летчик НИИ ВВС, который стал жертвой реактивной силовой установки.





Внутренность кабины Ме-262 А-1a. Хорошо видна толщина переднего бронестекла.


Кабина пилота двухместной модификации «Швальбе».


Кабина оператора радара Ме-262 В.


Внутренность кабины пилота и приборная доска музейного экземпляра Ме-262 А-2.

Окраска и обозначения

Основы окраски

Первый прототип Ме-262 VI пер­воначально вообще не был окрашен. Он оставался цвета натурального дю­раля. Затем после установки реактив­ных двигателей все поверхности само­лета были окрашены краской 02. Сле­дующие прототипы (V2, V3 и т.д.) уже имели камуфляж, характерный для пе­риода 1943-1944 годов, то есть состоя­щий из цветов 74, 75 и 76. Это не каса­ется самолетов, переделанных в рамках испытаний в поздние месяцы 1944 года, они получили более позднюю схему камуфляжной окраски, применявшую­ся на серийных самолетах.

Предсерийные экземпляры, так на­зываемой «S серии» были полностью окрашены краской RLM 76 (все повер­хности).

Ме-262 ранних производственных серий (во всяком случае до ноября 1944 года) имели стандартный камуфляж принятый для истребительных самоле­тов Люфтваффе. Согласно ему нижние поверхности крыльев и фюзеляжа ок­рашивались цветом 76 (Hellgrau), вер­хние поверхности фюзеляжа пятнами цветов 74 (Dunkelgrau) и 75 (Grauviolet). Верхние поверхности крыльев покрывались сегментами тех же цветов, что и фюзеляж.

К концу 1944 года RLM (Министерство авиации) ввело но­вые схемы маскировочной окраски. Применявшиеся до этого цве­та были заменены новыми - 81 (Braunviolet), 82 (Dunkelgrun), 83 (ilcllgrun). Нижние поверхности самолетом были оставлены та­кого же цвета, как и в предыдущей схеме камуфляжа - 76 (Hellgrau). Новые цвета обычно наносились на последующих эк­земплярах Ме-262 равномерно, хотя существовали и разновид­ности такой окраски (например, 81/82/83, либо 81/83 и 82/83 или иногда 81/82). Несмотря на обязательные схемы, некоторые са­молеты окрашивались довольно нестандартно. Случалось, что Ме-262 имели окраску, в которой применялись цвета, используе­мые для окраски многомоторных бомбардировщиков - 70 (Schwarzgrun) или 71 (Dunkelgrun). В последние дни войны, «Швальбе» приходящие в боевые части, иногда вообще не име­ли камуфляжа. Особенно если они изготавливались в полевых мастерских разбросанных по лесам, где не было ни условий, ни времени возиться с такими «мелочами» как маскировочная ок­раска, а там так же не всегда имелись возможности для нанесе­ния на них окраски. Таким образом, реактивные истребители часто летали с «некомплектным» составом красок, либо вообще без них. В результате, в тот период головки заклепок на закле­почных швах часто покрывались ржавчиной, которая образовы­вала характерную «решетку». Она имела желтоватый оттенок. Так же как истребители окрашивались и двухместные самолеты учебной модификации - Ме-262 В-Iа.


Правая боковая панель, ручка управления, а тик же пилотское кресло в кабине Ме-262 А-2.


Нижняя передняя часть кабины пилота Ме-262 А-2. Виден рычаг, на котором установлены педали, а так же фрагмент левой боковой панели.


Левая боковая панель в кабине пилота Ме-262 А-2. Хорошо видны рычаги управления тягой двигателей. Снизу в левой чисти снимка видна часть пилотского кресла, правее ручка управления со спусковой гашеткой вооружения.


Верхняя поверхность левого крыли Ме-262 А-2 «Швальбе». Видны предкрылки на его передней кромке.


Очень интересная система окраски применялась в раз­ведывательных подразделениях. Этот довольно специфи­ческий вариант камуфляжа состоял в окраске всех боко­вых и верхних поверхностей самолета тонкими, нерегуляр­ными извилистыми линиями из красок цветов имеющихся в данном подразделении (чаще всего это были краски но­меров 81, 82, 83, а так же 76). Этим узором покрывались даже верхние поверхности крыльев.

Из общего ряда выпадала и камуфляжная окраска, ис­пользуемая в подразделении ночных истребителей - 10/ NJG 11. Она приближалась к схеме, используемой в слу­чае двухмоторных Ju-88 или Не-219. Чаще всего самоле­ты имели нижние поверхности фюзеляжа, крыльев и дви­гателей черного цвета (хотя это и не было правилом), а оставшаяся часть машины была окрашена краской цвета 76, а которую были наложены мелкие нерегулярные пят­на серого (74,75 02), либо зеленого оттенка (81,82,83). Слу­чалось, что серые пятнышки сочетались с зелеными. Это же относилось и к верхним поверхностям крыльев. В большинстве случаев они были окрашены так, как и остальная часть планера, однако не исключено, что некоторые самоле­ты несли и «дневной» вариант камуфляжа (окраска сегмента­ми), либо были полностью зелеными. Описанный выше спо­соб окраски новых истребителей относится в основном к двух­местной модификации. Одноместные Ме-262 «Швальбе» из Коммандо Велтер, вероятнее всего, были окрашены так же (такое сочетание красок имел самолет фельдфебеля Бекера), однако не исключено, что на них (во всяком случае, на пер­вых экземплярах прибывших в подразделение предваритель­но модифицированных до стандарта ночного истребителя в Бурге) был оставлен неизменным камуфляж прежнего владель­ца, либо оригинальный - фабричный.

Обозначения

В основном подразделения, имевшие Ме-262, следовали той же системе обозначений, которая применялась и в других частях. Знаки национальной принадлежности, наносились, так же как и в остальных полках в тот период, либо в упрощен­ной форме, то есть на фюзеляже и верхних поверхностях кры­льев кресты были белые, либо черные без обводки, а на ниж­них поверхностях крыльев полной формы (черный крест с белой обводкой ограниченной тонкой черной линией). Свас­тика на вертикальном оперении была чаще всего черная с бе­лой обводкой, хотя встречалась и без нее. В полках Jabo - KG(J) - иногда встречались свастики белого цвета. Серийный номер поме­щался на оперении под свастикой. Он всегда имел шесть цифр и наносился чер­ным цветом (за исключением серии S, на которой номер был белым и находился под горизонтальным оперением).

Прототипы «Швальбе» имели че­тырехбуквенные кодовые обозначения размещавшиеся на правом и левом борту фюзеляжа (например, PC+UC), а так же номер прототипа (VI, V2 и т.д.) на вертикальном стабилизаторе. Прототипы, перестраивавшиеся из се­рийных экземпляров, имели только номер прототипа (чаще всего белого цвета), например - V056, на бортах фюзеляжа перед кабиной пилота, а так же серийный номер самолета. Во вре­мя испытаний в исследовательских центрах часть из них получала так же соответствующие коды (например, V078 обозначался ЕЗ+32).

Мессершмитты серии S, кроме бук­венного кода (например, VI+AF), пос­ле прибытия в часть получали допол­нительные обозначения в виде красных номеров, рисовавшихся на бортах фю­зеляжа перед кабиной пилота.

Когда самолеты попадали в боевые части, им присваивали обозначения типичные для нового хозяина, так (чаще всего) радио номера появлялись на бортах фюзеляжа в истребительных частях, либо в виде буквенно-цифрового радио кода в бомбардировочных полках. Например, B3+BR - В3 это обозначение полка (в данном случае KG 54), a BR обозначение, соответ­ствующее эскадрильи (Staffel) к кото­рой данный самолет принадлежал. Бомбардировочно-истребительные полки и бомбардировочные оснащен­ные Ме-262 имели следующие номера: KG(J) 51 - 9К, KG(J) 54 –В3 и KG76 -F1. Самолеты разведывательных час­тей (NAGr 6, а так же NAGr 1) имели так же как истребительные, только цифровое обозначение, наносившееся на передней части фюзеляжа.

Кроме кодовых обозначений на ис­требительных самолетах наносились, я элементы быстрого распознавания в виде полос на задней части фюзеляжа. Ekdo 262, III/EJG 2 и Kdo Nowotny чаще всего применяли желтую полосу вокруг фюзеляжа перед опознавательным зна­ком. Самолеты JG 7 - красно-голубую полосу «Обороны Рейха» вокруг после­днего сегмента фюзеляжа, перед верти­кальным стабилизатором, а машины ISS (оборона промышленных объектов) -разноцветную шахматку, размещенную в том же месте. «Швальбе», находящие­ся на вооружении штабных групп, до­полнительно обозначались литерой «S» (белой, красной либо черной).


Тактико-технические данные Ме-262 А-1а

Самолет последних производственных серий с бронированием за головой пилота, усиленной конструкцией и топливными баками на 2570 л.

Размеры:

Размах крыльев 12,510 м

Размах горизонтального оперения 3,740 м

Длина фюзеляжа 10,605 м

Высота на стоянке 3,850 м

Высота на стоянке нагруженного самолета 3,700 м

Площадь крыльев 21,700 м²

Поперечное V крыла 5,0°

Угол стреловидности крыла по передней кромке 17,0°

Площадь поверхности закрылков 2,08 м²

Поверхность элеронов 1,19 м²

Колея колес основного шасси 2,550 м

База шасcи 3,880 м

Веса:

планер (окрашенный с оборудованием управления и шасси) 1676 кг

двигатели и топливная система 1959 кг

приборы и оборудование 239 кг

вооружение 334 кг

бронирование 196 кг

собственная масса оборудованной машины 4404 кг

стартовые ускорители 95 кг

полезная нагрузка (пилот, топливо, масло, боеприпасы) 2573 кг

стартовая масса без стартовых ускорителей и без подвесных баков 6977 кг

стартовая масса с двумя стартовыми ускорителями RI 502, но без дополнительных топливных баков 7072 кг

Характеристики:

Максимальная скорость у земли 828 км/час

Максимальная скорость на высоте 6000 м 870 км/час

Максимальная скорость на высоте 10000 м 820 км/час

Посадочная скорость 175 км/час

Скорость отрыва 190 км/час

Максимально достижимая скорость:

в горизонтальном полете 900 км/час

с полностью выпущенными закрылками…. 300 км/час

с выпущенным шасси 300 км/час

в пикировании 1000 км/час

Разбег 1005 м

Разбег со стартовыми ракетами 825 м

Скороподъемность на уровне земли 20 м/с

Скороподъемность на высоте 6000 м 11 м/с

Скороподъемность на высоте 9000 м 5,5 м/с

Время подъема на высоту 6000 м 6,8 мин

Время подъема на высоту 9000 м 13,1 мин

Время подъема на высоту 10000 м 26 мин

Максимальный потолок 11400 м

Дальность при полете на уровне земли 480 км

Дальность на высоте 6000 м 845 км

Дальность на высоте 9000 м 1050 км

Время нахождения в воздухе 70 мин


Потери скорости Ме-262 А-2 в зависимости от количества и вида подвески
Вид подвески Обороты двигателя Потеря скорости
1xSC250 8700 об/мин 40 км/час
1xWikingershiff 8400 об/мин 35 км/час  
2xSC 250 8700 об/мин 75 км/час
2xWikingershiff 8400 об/мин 65 км/час  
1xSC 500 8700 об/мин 55 км/час
1 xWikingershiff 8400 об/мин 45 км/час

Сравнение эффективности прицелов REVI 16 и EZ42, в зависимости от различного вооружения самолетов Me-262 Schwalbe

Параметры испытаний
Размеры цели Бомбардировщик размеров самолетов Beaufighter  или Mosquto
Расстояние до цели 400 либо 800 м
Высота полета 6000 м
Собственная скорость 850 км/час
Скорость цели 750 км/час

Скорострельность вооружения
МК 103 400 выстр/мин (6,6 выстр/с)
МК 151 650 выстр/мин (1 0,8 выстр/с)
МК 108 600 выстр/мин (10,0 выстр/с)
Расстояние до цели: 400м
Ме-262 А-1а со стандартным прицелом REVI 16
Вооружение 2 х МК103 2 х MG151/15 2 х МК108
Угол прицеливания 15° 30° 15° 30° 15° 30°
Процент попаданий* 4,61 2,21 0,901 4,61 2,26 0,918 4,87 1,06 0,397
Попадания за 1 сек. 0,61 0,29 0,12 1,00 0,49 0,20 1,95 0,42 0,16
С какого снаряда начались попадания 21,7 45,2 111,0 21,7 44,2 108,9 20,5 94,3 251,9
Длина очереди до первого попадания    в секундах 1,64 3,45 8,33 1,00 2,05 5,05 0,51 2,36 6,29
Ме-262 А-Iа со стандартным прицелом EZ 42
Вооружение 2 х МК103 2 x MG151/15 2 х МК108
Угол прицеливания 15° 30° 15° 30° 15° 30°
Процент попаданий* 5,99 649 5,46 5,99 6,53 5,49 6,16 5,34 3,47
Попадания за 1 сек. 0,79 0,86 0,72 1,29 1,41 1,19 2,46 2,14 1,39
С какого снаряда начались попадания 16,7 15,4 18,3 16,7 15,3 18,2 16,2 18,7 28,8
Длина очереди до первого попадания в секундах 1,27 1,16 1,39 0,78 0,71 0,84 0,41 0,47 0,72
Расстояние до цели: 800м
Ме-262 А-Iа со стандартным прицелом REVI 16
Вооружение 2 х МК103 2 x MG151/15 2 х МК108
Угол прицеливания 15° 30° 15° 30° 15° 30°
Процент попаданий* 1,291 0,484 0,193 1,291 0,454 0,176 1,014 0,217 0,079
Попадания за 1 сек. 0,17 0,064 0,025 0,28 0,098 0,038 0,41 0,087 0,032
С какого снаряда начались попадания 77,5 206,6 518,1 77,5 220,3 568,2 98,6 460,8 1265,9
Длина очереди до первого попадания в секундах 5,88 15,6 40,0 3,58 10,2 26,3 2,54 11,5 31,7
Me-262 A- Ia с прицелом EZ 42
Вооружение 2 х МК103 2 x MG151/15 2 х МК108
Угол прицеливания 15° 30° 15° 30° 15° 30°
Процент попаданий* 1,79 1,67 1,27 1,79 1,65 1,23 1,21 1,14 0,726
Попадания за 1 сек. 0,24 0,22 0,17 0,39 0,36 0,27 0,49 0,45 0,29
С какого снаряда начались попадания 56,0 59,8 78,9 56,0 60,5 81,5 82,4 88,0 137,7
Длина очереди до первого попадания в секундах 4,17 4,55 5,88 2,56 2,78 3,70 2,04 2,22 3,45

* независимо от количества пушек.

Составлено на основании протокола В. № Е6 5809/44 geh. IIE, датированного 30 января 1945 года испытаний проведенных в E-Stelle Tamewitz.


В бомбардировочных частях элемен­тами идентификации служили окрашен­ные цветом полка либо соответствую­щей эскадрильи законцовки вертикаль­ного стабилизатора либо передние час­ти капотов двигателей. Кроме того, KG(J) 51 и 54 наносили на свои самоле­ты эмблемы - соответственно «эдель­вейс» и «мертвая голова», но это не но­сило регулярный характер.

Надписей или личных девизов пи­лотов, как правило, не наносилось.

Исключением был самолет Генриха Вюбке из JV 44, на котором пилот по­местил красную надпись «Ich fliege fur das Reichsbahn» - «Летать, чтобы ез­дить» (Вюбке был три раза сбит, каж­дый раз спасался, выпрыгивая с пара­шютом, и каждый раз возвращался в свою часть поездом). Так же не прак­тиковалось размещение на самолетах (так же часто как в других частях) знач­ков обозначающих сбитых противни­ков, хотя согласно свидетельству одного из пилотов JG 7 Германа Бхнера, они имелись на машинах Георга-Пете­ра Эдера и Франса Шалла.


Технические данные Ме-262 различных модификаций

Модификация Me   262 A-Ib Me   262 А-2а Me 262 В-Ia/III Me 262 В-2а (projekt,  2  х Jumo 004B) Me 262 С-Ia Ме262 HG-III (projekt, 2 x HeS 011) Avia S-92
Размах (м) 12,51 12,51 12,51 12,51 12,51 11,080 12,51
Длина (м) 10,605 10,605 10,605 11,68**** 10,605 10,605 10,605
Высота (м) 3,85 3,85 3,85 3,85 3,85 3,85 3,85
Несущая поверхность (м²) 21,70 21,70 21,70 21,70 21,70.   21,70
Собственная масса (кг)     4420 4760 4550 4323 4420
Стартовая масса (кг) 6500 7100* 7000 7700   6697 6400
Стартовая масса макс, (кг)         8195   7060
Макс, скорость у земли (км/час)           1050 827
Макс,  скорость  на высоте 6000м (км/час) 802 730 770 - 800 785   1100 855
Макс, скорость на высоте 9000м (км/час)   720"   710 900***** 820  
Время подъема на 6000м (мин)       10,0 2,55 6,8  
Время подъема на 9000м (мин)   20,5***   17,80 4,08 13,4******  
Потолок (м) 11000 10300 11000 10500 12000 11000  
Дальность (км)     830 1300 745 845-1050  

*- с 2400 л топлива и 500 кг бомб.

** - эти данные приведены для высоты 8000 м с бомбодержателями Wikingershiff, при массе 5900 кг.

*** - подъем на 8 км при стартовой массе  7100 кг. Для массы 6400 кг (без бомб, только с бомбодержателями) время подъема на 8 км составляло 14,3 мин.

**** - нужно принять во внимание оригинальные обводы этого прототипа с радаром FuG 218. Согласно другим источникам длина -11,752 м.

***** - на высоте 12000 м с включенным ракетным двигателем

****** - подъем на высоту 8700 м.


Сравнение Ме-262 с другими реактивными истребителями того периода
Самолет Ме262А-1а Gloster Meteor Mk 1 (Mk III) De Havilland Vampire Mk 1 Bell P-59A Lockheed P-80A Nakajima Kikko
Параметр            
размах (м) 12,65 13,11 12,20 13,87 12,06 10,00
длина (м) 10,605 12,57 9,38 11,84 10,50 9,25
масса собственная (кг) 4404 3692 (3996) 2893 3606 3630 2300
масса стартовая (кг) 6977 5350 (6030) 3895-4758 4909-5897 5315-6360 3549-4311
скорость   макс,   у   земли (км/час) 828 619(737)   898 622  
скорость макс (км/час) на высоте:            
3050м         882  
6000 м 870         680
8000м     854      
9144м   659 (793)   665    
10000м 820         697
потолок (м) 11400 12200 (13410) 8700 14082 12200 12000
дальность (км) 1050 800(2156) 1175-1842 604-884 860-2300 584-889
вооружение 4 х 30 mm 4 х 20 mm 4 x 20 mm 1 x 20 mm 3  x 12,7 mm 6 x 12,7 mm 2 x 30 mm (проект)
тяга двигателей 2 х 8,71kН 2 к 7,6 kH (2 х 8,924 kH) 1 x 11,01 kH 1 x 8,92 kH 1x17,8kH 2 x 4,66 kH

Описание конструкции Ме-262А-1а

Ме-262А-1а являлся одноместным, двухдвигательным реактивным истре­бительным и истребительно-бомбардировочным самолетом полностью металлической конструкции, с убира­ющимся в полете трехопорным шасси с передним опорным колесом. Он был построен по схеме свободнонесущего низкоплана с двигателями, размещен­ными в гондолах под крыльями.

Фюзеляж. В сечении близкий к тре­угольнику, имел цельнометаллическую полумонококовую конструкцию. Тех­нологически состоял из трех частей. В передней части размещался фотопуле­мет BSK 16, вооружение с бронирова­нием, защищающим боезапас, ниша передней стойки шасси вместе с меха­низмом его уборки и восемь баллонов со сжатым воздухом. От остальной ча­сти фюзеляжа, его передняя часть была отделена противопожарной перего­родкой. В центральной части фюзеля­жа размещались передние и задние топливные баки, а так же находящая­ся между ними ванна кабины пилота защищенная спереди броней. В ней было установлено пилотское кресло (на самолетах последних серий за го­ловой пилота помещалась дополни­тельная, наклоненная вперед броневая плита), а так же комплект органов уп­равления и навигационного оборудо­вания. Они размещались на приборной доске перед пилотом и на боковых па­нелях. Перед креслом находилась ру­коятка управления KG 13B с переклю­чателем вооружения и спуском. При­борная доска была разделена на две части. В левой части размещались при­боры контроля полета, а в правой -работы двигателей и некоторых сис­тем. В первую группу входили: указа­тель скорости, авиагоризонт, варио­метр, высотомер, указатель AFN-2 и часы. Правую часть занимали: тахометры, указатели давления выходных газов, термометры выходных газов, указатели давления впрыска топлива, указатели давления масла, а так .же топливомеры. Под левой частью при­борного щитка находились счетчик боеприпасов, а так же рукоять тормо­за переднего колеса. В истребительно-бомбордировочном варианте (А-1а/Jabo или А-2а) под основным щитком устанавливался дополнительный, на котором размещались приборы обслу­живания бомбосбрасывателей, вместе с переключателем метода бомбарди­ровки (из горизонтального полета или с пикирования). На левой приборной панели в кабине пилота размещались: рукоять компенсации руля направле­ния, гнездо для подсоединения элект­роразъема обогреваемых перчаток пи­лота, рычаги управления газом двига­телей с выключателями аварийных стартеров, рычаг установки компенса­ции рулей высоты, переключатель топ­ливных баков, указатель установки руля высоты, рукоятка выпуска и убор­ки шасси, рукоятка выпуска закрыл­ков, указатель положения шасси, ука­затель величины давления в воздушной системе, кран кислородной системы, аварийная ручка выпуска закрылков, аварийная рукоять выпуска шасси, пе­реключатели запуска стартовых уско­рителей и их сброса, указатель расхо­да кислорода в системе, а так же мано­метр кислородной системы. На правой панели кабины пилота находились: рукоятка открывания фонаря пилотс­кой кабины, главная панель переклю­чателей, переключатель отстрела сиг­нальных ракет, кнопка аварийного сброса бомб (в варианте истребителя-бомбардировщика), переключатели радиооборудования, переключатель радиочастот FuG 16ZY, индикатор радиочастоты, стартер, а так же гнез­до подсоединения шлема пилота.

Кабина закрывалась трехсекционным фонарем каплевидной формы, со­стоящим из переднего козырька с бро­нестеклом толщиной 90 мм, установ­ленным под наклоном 35 гр, откиды­вающейся на правый борт крышки и неподвижной задней части. За топлив­ными баками находился отсек радио­оборудования. Третья, задняя часть фюзеляжа являлась в основном опорой для оперения, вмещая так же механизм установки горизонтальных стабилиза­торов. Шпангоуты изготавливались из профилированных отливок, к которым были приклепаны стрингеры. На вы­полненный таким образом каркас фю­зеляжа, накладывались листы обшив­ки толщиной 2 мм, прикрепленных к нему заклепками. После сборки, перед покраской поверхность фюзеляжа по­лировалась.

Крыло - имело угол стреловиднос­ти по передней кромке -17 гр, а так же угол поперечного V - 5 гр. Крылья име­ли двухлонжеронную конструкцию и полностью изготавливались из метал­ла. Технологический разъем проходил вдоль их длины, по линии основного лонжерона, изготовленного из стали.


Крупный план передней створки ниши передней стойки шасси Ме-262 «Швальбе». Надпись на створке «ВНИМАНИЕ! не буксировать за переднюю стойку».


Передняя стойка шасси Ме-262 «Швальбе», вид спереди.


Передняя стойка шасси Ме-262 «Швальбе», вид слева.


Колесо привой основной стойки шасси, вид с чади. На переднем плане видна антенна типа Могапе.


Вид на это же колесо со стороны фюзеляжа.


Вспомогательный лонжерон распола­гался за ним и был выполнен из алю­миния. Лонжероны связывались двад­цатью основными и шестью вспомо­гательными нервюрами. Крыло при­креплялось к фюзеляжу снизу, с помо­щью четырех 10 мм болтов и сорока двух заклепок, диаметром 8 мм. Об­шивка крыла состояла из дюралевых листов толщиной 2-2,1 мм. Только на нижней части крыльев, за предкрылка­ми находились сегменты из стального листа толщиной 0,25 мм. По всей пе­редней кромки крыла, кроме участков занятых гондолами двигателей, распо­лагались выдвижные автоматические трехсекционные щелевые предкрылки типа Hendley Page, изготовленные из стального листа толщиной 1,0 мм. На задней кромке находились закрылки с углом установки от 0 до 55 гр, а так же элероны типа Frise, отклоняемые вверх и вниз на 20 гр. Закрылки были двух­секционными, а разделяли их гондолы двигателей. Элероны так же были раз­делены, но здесь причиной было жела­ние избежать их заклинивания в ре­зультате аэродинамической деформа­ции крыла. Элероны, так же как и зак­рылки имели металлическую конструк­цию и дюралевую обшивку. Под кры­льями устанавливались гондолы дви­гателей.

Поверхность крыльев перед окрас­кой полировалась. На законцовке ле­вого крыла размещалась трубка Пито. Крыло включало в себя так же ниши основного шасси с механизмом его выпуска и уборки.

Оперение - классическое. Состояло из вертикального стабилизатора с ру­лем направления, имеющим аэродина­мическую и массовую компенсацию с углами отклонения 30 гр, а так же переустанавливаемого при помощи элек­тродвигателя горизонтального опере­ния с рулями высоты, имеющими ве­совую компенсацию и углы отклоне­ния 35 гр вверх и вниз. Их конструк­ция была цельнометаллическая. Как рули высоты, так и направления были оборудованы триммерами. Вертикаль­ный стабилизатор технологически со­ставлял единое целое с задней частью фюзеляжа. Угол стреловидности гори­зонтального оперения равнялся 23 гр , а вертикального - 45 гр.

Шасси трехопорное с передним колесом и масляно-воздушной аморти­зацией выпускалось и убиралось при помощи гидравлики. Давление в амор­тизаторе переднего колеса составляло 0,987 МПа, а в основных - 1,974 МПа. Покрышки Continental имели размеры 600x160 мм (часть машин получила покрышки 660x190 мм) на переднем колесе, и 840x330 мм на основных. Тор­моза основных колес управлялись педалями из кабины пилота. Тормоз пере­днего колеса управлялся ручкой. Дав­ление воздуха в покрышке переднего колеса составляло 0,444 МПа, а в по­крышках основных колес - 0,493 МПа.

Двигательная установка состояла из двух реактивных двигателей Jumo 004 В-1 с тягой 8,83 кН, при 8700 об/ мин и температуре в выходном сопле 610 гр С, либо 6,54 кН на высоте 6950 м. Каждый двигатель имел восьмиступенчатый осевой компрессор, шесть камер сгорания и одноступенчатую осевую турбину. Сечение выходного сопла регулировалось подвижным внутренним конусом, из-за своей фор­мы получившим название Zwiebel (лу­ковица). Длина двигателя составляла 3860 мм, диаметр 760 мм, вес 740 кг. Запуск производился с помощью двух­цилиндрового двухтактного стартера Riedel, имеющего обороты 10000 об/ мин. В качестве топлива для Jumo 004 служило авиационное моторное масло J2, а для двигателя Riedel - бензин В5. Расход топлива реактивным двигате­лем составлял 22 дм³/с. Двигатели Jumo 004 были установлены под кры­льями в гондолах. Последние могли быть полностью сняты, обеспечивая тем самым полный доступ механикам к двигательной установке. Дополни­тельные лючки, обеспечивающие дос­туп к частям двигателей находящимся под крыльями были расположены на их верхней поверхности.

Ме-262 был так же приспособлен для старта с помощью двух подвеши­ваемых под фюзеляжем стартовых ус­корителей на твердом топливе типа HWK RI 502 с тягой по 4,9кН.

Топливная система состояла из двух резиновых самозатягивающихся основных баков емкостью по 900 дм³ с электрическими помпами и вспомо­гательного бака емкостью 170 дм³.


Вид на двигатель Jumo 004 и отсек вооружения Ме-262 А-la «Швальбе». Капоты двигателя сняты.


Ранняя модификация двигателя Jumo 004 на сборке.


Передний основной бак находился пе­ред кабиной пилота, а задний за ней. На поздних сериях запас топлива был увеличен за счет установки за задним баком дополнительного бака емкос­тью 600 дм³ . Благодаря этому общий запас топлива возрос с 1970 дм³ до 2570 дм³. В варианте истребителя-бомбар­дировщика дополнительный задний бак стал стандартным, но заполнялся только на 2/3 своего объема. Основные баки могли питать как правый, так и левый двигатель, а управлял этим пи­лот с помощью переключателя на ле­вой боковой панели кабины. В случае, когда остаток топлива уменьшался до 250 дм³ , на приборной доске зажига­лась сигнальная лампочка. Топливная система для сервомоторов была неза­висимая для каждого двигателя и включала в себя бачки емкостью по 15 дм³ . Топливо для стартеров Riedel (1,5 дм³) размещалось в бачках на передней части двигателей Jumo 004. На реактив­ных двигателях так же находились бач­ки емкостью 20 дм³ вмещавшие топли­во, расходуемое в момент запуска.

Масляная система замкнутая без маслорадиаторов. Баки масла по 12 дм³ были укреплены в передней части двигателей. Еще один масляный бак находился с левой стороны фюзеляжа в корне крыла. Гидравлическая помпа производительностью 18 дм³/мин раз­мещалась на левом реактивном двига­теле. Гидравлический привод имели механизм уборки и выпуска шасси, зак­рывания створок его ниш, а так же выпуска закрылков. В случае аварии системы, можно было заменить масло сжатым воздухом.


Двигатель Jumo 004 В-2, вероятно во время испытаний в США.


Обвязка двигателя Jumo 004 модификации R-2 (слева) и более ранней модификации (справа).


Двигатель Jumo 004 вид спереди и сзади.


Воздушная система состояла из восьми шарообразных баллонов для хранения сжатого воздуха под давле­нием 14,805 МПа, размещенных на пе­регородке между передней и средней частями фюзеляжа. В задней части фюзеляжа находилось еще два таких баллона с запасом кислорода для кисло­родной системы пилота. Сжатый воздух предназначался для аварийного выпус­ка шасси и закрылков, а так же для пере­зарядки бортового вооружения.

Электрическая система включала в себя два генератора установленных на реактивных двигателях, мощностью по 1000 Вт каждый и напряжением 24 В, аккумулятор за пилотским креслом и проводку. Система питала стартеры двигателей, топливные помпы, меха­низм установки горизонтального опе­рения, строевые огни, систему подачи орудийных снарядов, запалы старто­вых ускорителей и сигнальных ракет.

Радиооборудование состояло из коротковолновой приемо-передающей радиостанции FuG 16ZY с кольцевой антенной на гребне фюзеляжа и шты­ревой антенной под его центральной частью, а так же из ультракоротковолной аппаратуры идентификации «свой-чужой» FuG 25a Ersting со шты­ревой антенной размещенной под ка­биной пилота. FuG 16ZY работала в частотном диапазоне 38,5-42,3 МГц, FuG 25a имела дальность 100 км и по­давала сигналы на частоте 160 МГц, а принимала на частоте 125 МГц.

Стрелковое вооружение состояло из 4 (в варианте Ме-262 А-2 только двух) пушек МК 108 калибра 30 мм размещенных в верхнем отсеке пере­дней части фюзеляжа. Две пушки ус­тановленные выше имели боезапас по 100 снарядов, а две установленные ниже - по 80 снарядов на ствол. Масса пушки составляла 62 кг, а скорострель­ность 600 выстрелов в минуту, при на­чальной скорости снаряда 520 м/с. Длина пушки составляла 1,054 м, а ее ствола 0,54 м. Электроспуск находил­ся на рукоятке управления пилота. Перезарядка пушек была электро­пневматическая, за что они получили прозвище «пневматический молоток». Около 60 Ме-262 Ala было оборудо­вано подкрыльевыми деревянными направляющими для ракетных снаря­дов R4V (2x12). Которые описаны в первой части монографии в разделе«Огневая мощь». В состав системы во­оружения входили так же фотопулемет BSK 16, размещавшийся под обтекате­лем в носу фюзеляжа, а так же прицел Revi 16B, который находился над при­борной доской в кабине пилота. Часть машин получила гироскопический прицел Askania EZ 42, обеспечивавший более высокую точность, однако он не пользовался популярностью среди пило­тов, так как был сложен в обслуживании и часто отказывал в неподходящий мо­мент. Результаты испытаний обоих при­целов представлены в таблице № 4.

Бомбардировочное вооружение устанавливалось на истребительно-бомбадировочных вариантах Ме-262 A-Ia/Jabo и Ме-262 А-2а. Оно могло подвешиваться на двух пилонах Wikingerschiff ETC 503 либо ETC 504 Пилоны устанавливались под фюзеля­жем в месте стыковки его носовой и центральной частей. Подвешиваемые под ними бомбы могли иметь вес до 500 кг. Чаще всего бомбовая нагрузка состояла из двух SC 250 или SD 250, но бывало, что подвешивалась только одна бомба SC 500. Пилот управлял их сбро­сом с дополнительной приборной пане­ли в кабине. Пилоны и бомбы ухудшали летные характеристики самолета.


Музейный экземпляр двигателя BMW 003 без капотов. Вид 3/4 спереди.


Отсек вооружения Me 262 А


Отсек вооружения Ме-262 А, вид 3/4 сзади.


Пилон Wikingerschiff под фюзеляжем Ме-262.


Me-262 B-Ia /UI, пилот – лейтенант Герберт Альтнер, Бург, апрель 1945 года.


Ме-262 B-Ia /UI «красная 12», последний самолет 10./ NJG 11, пилот – лейтенант Курт Ламм, Шлезвиг апрель-май 1945 года.


Ме-262 A-Iа/U3 «белая 3» – один из первых разведывательных «Швальбе», Einzatzkommando Brauneeg, Мюнстер-Херзогенаурах лето-осень 1944 года.


Ме-262 A-Ia/U3 из 1./NAGr 1. Аэродром Цербст, апрель 1945 года. Это самолет ранних версий, прежде использовавшийся в Finzatzkommando Brauneeg, а так же в NAGr 6.


Ме-262 A-Ia/U3 «34» из 2.1 NAGr 6, апрель 1945 года.


Ме-262 A-Ia/U5 самолет Гейца Бара (в JV 44 он летал в основном на нем) на котором 27 апреля 1945 года он сбил два Р-47.


Кабина пилота Me 262А


Ме-262 B-Iа/UI – самолет одною из самых успешных ночных асов летавших на «Швальбе» – фельдфебеля Карла-Генйца Беккера.


Ме-262 A-Ia «красная 2» – на этой машине первоначально летал в 10./NJG 11 Карл-Гейнц Беккер.


Ме-262 С-Ia Heimatschutzer 1, пилот – Герд Линдер, Лехфельд. январь 1945 года.


Ме-262 C-Ib Heimatschutzer II. во время испытаний в Лехфельде в марте 1945 года. Пилот – Карл Бар.


Ме-262 A-Ia W.№ 110556 «красная S» пилоты: обер-фельдфебель Пелингер, унтер-офтицер Мюллер и фельдфебель Штейнер, JV 44, Брандербург-Брест, Мюних-Рием, февраль-март 1945 года


Avia S-92 PL-01. училище противовоздушной обороны в Оломунсе, пятидесятые годы.


Avia CS-92 V-31, 5-я истребительная эскадрилья, середина пятидесятых годов.



Оглавление

  • Производство
  • Боевое применение ночных Ме-262
  • Список известных пилотов 10./NJG 11.
  • Служба за границей
  •   Первый чехословацкий реактивный самолет
  •   Сухой Су-9 – советский вариант «Швальбе».
  •   Schvalbe по-американски
  •   Каждый хочет свой «Швальбе»
  • В чужих руках
  •   Великобритания
  •   Соединенные Штаты
  •   Франция
  •   Советский Союз
  • Окраска и обозначения
  •   Основы окраски
  •   Обозначения
  • Сравнение эффективности прицелов REVI 16 и EZ42, в зависимости от различного вооружения самолетов Me-262 Schwalbe
  • Описание конструкции Ме-262А-1а