КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412079 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150990
Пользователей - 93934

Впечатления

кирилл789 про Богатикова: Ведьмина деревня (Любовная фантастика)

идеализированная деревенская жизнь, которая никогда такой не бывает. осилил половину. скучно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: На Калиновом мосту над рекой Смородинкой (СИ) (Любовная фантастика)

очень душе-слёзо-выжимательно. девушки рыдают и сморкаются в платочки: "вот она какая, настоящая любофф". в общем, читать и плакать для женского сословия.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Меньше, чем смерть (Боевая фантастика)

Вторая часть (как ни странно) оказалось гораздо лучше части первой, толи в силу «наличия знакомства» с героиней, то ли от того, что все события первой книги (большей частью) происходили «на заштатной планетке», а тут «всякие новые миры и многочисленные интриги»...

Конечно и тут я «нашел ложку с дегтем», однако (справедливости ради) я сначала попытался сформировать у себя причину... этой некой неприязни к героине. Итак смотрите что у меня собственно получилось:

- да в условиях когда «все хотят кусочка от твоего тела» (в буквальном смысле) ты стремишься к тому, чтобы обеспечить как минимум то — чтобы твои новые друзья обошлись «искомым кусочком», а не захотели бы (к примеру) в добавок произвести и вскрытие... И да — тут все правильно! Таких друзей, собственно и друзьями назвать трудно и не грех «кинуть» их при первом удобном случае... но...

- бог с ним с мужем (который вроде и был «нелюбимым», несмотря на все искренние попытки защитить жизнь героини... Хотя я лично ему при жизни поставил бы памятник за его бесконечное терпение — доведись мне испытывать подобные муки, я бы давно или пристрелил героиню или усыпил как-то... что бы ее «очередная хотелка» не стоила кому-нибудь жизни). Ну бог с ним! Умер и ладно... Но героиня идет тут же фактически спасать его убийцу (который-то собственно и сказал только пару слов в оправданье... мол... ну да! Было... типа автоматика сработала а мы не хотели...)... Но сам злодей так чертовски обаятелен... что...

- в общем, тема «суперзлодеев» и их «офигенной привлекательности» эксплуатируется уже давно, но вот не совсем понятно что (как, и для чего) делает героиня в ходе всего (этого) второго тома... Сначала она пытается что-то доказать главе Ордена, потом игнорирует его прямые приказы, потом «тупо кладет на них», и в конце... вообще перебегает на другую сторону!)) Блин! Большое спасибо за то что автор показал яркий образец женской логики, который... впрочем не понятен от слова совсем))

- И да! Я понимаю «что тонкости игры» заставляют нас порой объединяться с теми..., для того что бы решать тактические задачи и одержать победу в схватке стратегической... Все это понятно! И все эти союзы, симпатии напоказ, дружба навеки и прочее — призваны лищь создать иллюзию... для того бы в один прекрасный момент всадить (кинжал, пулю... и тп) туда, куда изначально и планировалась. Все так — но вся проблема в том что я просто не увидел здесь такую «цельную личность» (навроде уже упоминавшейся мной героини Антона Орлова «Тина Хэдис» и «Лиргисо»). И как мне показалось (возможно субъективно) здесь идет лишь о вполне заурядном человеке (пусть и обладающем некими сверхспособностями), который всем и всякому (а в первую очередь наверное самому себе), что он способен на Это и То... Допустим способен... Ну и что? Куда ты это все направишь? На очередное (извиняюсь) сиюминутное женское желание? На спасение диктатора который заслужил смерть (хотя бы тем что он косвенно виноват в смерти мужа героини). Но нет — диктатор вдруг оказывается «белым и пушистым»! Ему-то свой народ спасать надо! И свои активы тоже... «а так-то он человек хороший... и добрый местами»... Не хочу проводить никаких параллелей — но дядя Адя «с такого боку», тоже вроде бы как «был бы не совсем плохим парнем»: и немцев спасал «от жестоких коммуняк», и раритеты всякие вывозил с оккупированных территорий... (на ответственное хранение никак иначе). А то что это там в крематориях сожгли толпу народа — так это не со зла... Так что ли? Или здесь сокрыт более глубокий (и не доступный) мне смысл?

В общем я лично увидел здесь очередного героя, который считает что вокруг него «должен вертеться мир», иначе (по мнению самого героя) это «не совсем справедливо и так быть не должно».

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Техника и вооружение 2012 09 (fb2)

- Техника и вооружение 2012 09 5.28 Мб, 140с. (скачать fb2) - Журнал «Техника и вооружение»

Настройки текста:



Техника и вооружение 2012 09

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера,сегодня,завтра

Научно-популярный журнал

Сентябрь 2012 г. На 1 стр. обложки: БМД-4.

Фото на 1-й, 4-й стр. обложки и 29-31-й стр. вкладки А. Чередника, Н. Донюшкина и Е. Мешкова.



Легкие штурмовые

Семен Федосеев


Статья подготовлена на основе материалов, предоставленных корпорацией «Защита».


Принятие на снабжение Российской армии новых семейств автомобилей типа 4x4,6x6 и 8x8 – «Уральских» «Мотовозов» и КамАЗ-овских «Мустангов» – отнюдь не решило вопроса о новом легком автомобиле повышенной проходимости для замены старых добрых УАЗов. Между тем такой автомобиль – и в качестве транспортного, и в качестве высокомобильной авиатранспортабельной платформы для установки специального оборудования и некоторых образцов вооружения – насущно необходим современным вооруженным силам, да и другим силовым ведомствам государства. С другой стороны, локальные военные конфликты, контртеррористические и миротворческие операции возродили интерес к такому типу боевых машин, как легкий бронеавтомобиль на полноприводном шасси повышенной проходимости.

Начиная с 1980-х гг. наблюдается процесс возвращения бронеавтомобилей в вооруженные силы различных государств в качестве патрульных и разведывательных машин, легких бронетранспортеров, санитарно-эвакуационных машин, носителей или тягачей вооружения. Особенно вырос интерес к ним по опыту военных конфликтов первого десятилетия XXI века. В ведущих странах открыли программы создания многоцелевых войсковых небронированных и бронированных автомобилей «легкой» и «средней» категории (например, американская программа JLTV, германская AMPV).

В России за последние годы представлен ряд машин колесной формулы 4x4, призванных заполнить указанные «ниши». Некоторые из них прошли определенные этапы испытаний в Вооруженных Силах. Среди них «легкий штурмовой автомобиль» ЛША и «легкий штурмовой автомобиль, бронированный» ЛША-Б, разработанные и представленные корпорацией «Защита» (известной ранее работами по бронированию специальных автомобилей). Рассмотрим подробнее эти машины как один из интересных примеров решения упомянутых задач. Тем более – на фоне планов закупки для отечественных Вооруженных Сил машин, базирующихся целиком на зарубежных шасси.


Опытный легкий бронированный автомобиль, выполненный на основе УАЗ «Барс» для участия в индийском конкурсе.


Легкий «штурмовой»

Определение «легкий штурмовой автомобиль» – практически дословный перевод англоязычного Light Strike Vehicle (LSV). Именно к «штурмовым» (или «ударным», как можно перевести «strike») относят ряд военных автомобилей «легкого» и «среднего» класса нового поколения. Дело, видимо, не только в «эффектности» и броскости подобных определений. В кругу задач, решаемых многоцелевыми автомобилями повышенной проходимости, заметно усилилась «боевая» составляющая, задачи боевого обеспечения.


Появление ЛША связано именно с зарубежным опытом.

В 2007 г. корпорация «Защита» приняла участие в конкурсе на легкий бронированный многоцелевой автомобиль для вооруженных сил Республики Индия. Был представлен бронированный вариант существенно переделанного автомобиля УАЗ «Барс» с трехдверным кузовом, установкой дизельного двигателя и «правым рулем» – в соответствии с требованиями заказчика. На завершающем этапе конкурса определилось также требование независимой подвески колес автомобиля, что вызвало дальнейшие изменения конструкции. Наконец, в 2009 г. индийские военные заявили о потребности в «легком штурмовом» (ударном) автомобиле. Это побудило корпорацию «Защита» заняться разработкой собственного шасси.

Прототип нового автомобиля был готов к августу 2010 г. Индийский заказ корпорация не получила, но «легкий штурмовой автомобиль» (ЛША) заинтересовал представителей ГАБТУ Минобороны РФ. В сентябре 2010 г. первые образцы передали для опытной эксплуатации в войсках. Всего с осени 2010 г. по лето 2011 г. опытную эксплуатацию (в том числе на базе 45-го отдельного полка специального назначения ВДВ и 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады) прошли десять обычных и два бронированных автомобиля. Параллельно шли лабораторные испытания на базе Научно-исследовательского испытательного центра исследований и перспектив развития автомобильной техники 3-го ЦНИИ МО РФ (бывшего 21-го Испытательного НИИ Минобороны) в подмосковных Бронницах. По опыту этих испытаний были уточнены тактико-технические требования к автомобилям, проведена существенная доработка их конструкции, и в сентябре 2011 г. фактически сложился нынешний облик ЛША и ЛША-Б. У этих машин есть и коммерческие обозначения – «Скорпион-2М» и «Скорпион-Б» соответственно.

ЛША несколько «выбивается» из привычного ряда внедорожников своей грузоподъемностью. При достаточно ограниченных габаритах и снаряженной массе (вместе с водителем) 2400 кг его грузоподъемность доведена до 1000 кг. В сочетании с удачно скомпонованной кабиной это позволяет легкому автомобилю перевозить восемь (включая водителя) полностью экипированных бойцов, практически – одно мотострелковое отделение или группу, если речь идет о спецподразделениях. Плоский пол кабины, откидные съемные сиденья и широкие задние двери облегчают использование ЛША для перевозки раненых на носилках, транспортировки тяжелого вооружения (например, 82-мм миномета с расчетом и боекомплектом), габаритных грузов, а также приспособление автомобиля для монтажа специального оборудования, комплекса радиоаппаратуры и т.п. Возможна установка автоматического вооружения, ПТРК, ПЗРК.

Как уже отмечалось, для нового автомобиля не бралось готовое отечественное или зарубежное шасси – оно создавалось заново с использованием готовых или доработанных агрегатов. С точки зрения «локализации» поставок, в настоящее время шасси – «смешанное». Скажем, дизельный двигатель «Андориа» – польского производства (двигатели моторостроительного завода «Андориа» в г. Андрюхов вообще широко поставляются в Россию), 5-ступенчатая коробка передач – корейской фирмы «Даймос» (аналогичная коробка стоит на УАЭ-3159 «Барс» Ульяновского автозавода; легкий вездеходный «Скорпион-1», представленный корпорацией «Защита», выполнен на основе УАЭ-3159), раздаточная коробка аналогична устанавливаемой на ГАЗ-66, шины – широко распространенной марки «Купер Дискавер» ЭП, главная передача, узлы подвески – собственной разработки, гидравлика – отечественных поставщиков и т.д.

Впрочем, корпорация «Защита» заявила о возможности (при получении серийного заказа) практически полного перевода ЛША на комплектующие отечественного производства, включая организацию лицензионного производства двигателей. Базой для непосредственного выпуска автомобилей может стать действующее предприятие корпорации в подмосковном Фрязино.

Шасси автомобиля – рамной конструкции, с мощным рядным 4-цилиндровым дизельным двигателем с турбонаддувом, подключаемым полным приводом с межколесными блокировками, независимой подвеской всех четырех колес. Необходимость обеспечить высокую подвижность как небронированной, так и бронированной машине требовала двигателя мощностью не менее 100 кВт (136 л.с.). Специалисты «Защиты» совместно со специалистами «Андориа» провели соответствующие доработки польского дизеля, и сейчас ЛША и ЛША-Б представлены с двигателем «Андориа» 0501 ADCR такой мощности.


Автомобиль ЛША («Скорпион-2М») со съемным тентом и бортовыми креплениями.


Автомобиль ЛША с жестким кузовом и бортовыми грузовыми полками.


Панель управления с вмонтированным телеметрическим бортовым вычислителем ТБВ-М1.




Узлы независимой подвески колес автомобиля ЛША.


Трансмиссия – механическая, с 5-ступенчатой коробкой передач, синхронизированной на всех прямых передачах, и двухступенчатой раздаточной коробкой с отключаемым приводом передних колес. Два топливных бака размещены по бортам вдоль лонжеронов рамы. Подвеска всех колес – независимая, пружинная, на сдвоенных поперечных рычагах, с винтовыми цилиндрическими пружинами и телескопическими гидроамортизаторами двухстороннего действия на всех колесах. Тормоза на всех колесах-дисковые с антиблокировочной системой. Ширина колеи приближена к армейским грузовикам, что не только увеличивает вместимость и поперечную устойчивость машины, но и облегчает движение в колонне по плохим дорогам.

Набор органов управления и приборов обеспечивает управление машиной водителем квалификации ниже средней, т.е. обычным солдатом-срочником. Имеются гидроусилитель руля, гидравлический приводи вакуумный усилитель тормозной системы. Легкий доступ к агрегатам моторного отсека и трансмиссии облегчает обслуживание и ремонт в полевых условиях. Представлен вариант ЛША(«Скорпион-2М») с двигательной установкой в «арктическом» исполнении – с подогревателем.

Многоцелевому назначению способствует модульная конструкция корпуса, составленного из заменяемых штампованных панелей. Производитель может собирать автомобиль в варианте с жесткой кабиной и тентом, с жесткой кабиной и жестким верхом (с круглым верхним люком, допускающим установку вооружения), с открытым кузовом и жестким каркасом безопасности. Заменяемые съемные панели облегчают и ремонт машины. На кузове предусмотрены приспособления для крепления маскировочной сетки и другого маскировочного материала.

Набор приспособлений вполне типичен для современного внедорожника, предназначенного не для гонок по пляжу, а для эксплуатации в экстремальных условиях, – рама для запасного колеса, лебедка для самовытаскивания, усиленные бамперы, передний и задний буксирные крюки, крепления для установки багажного отделения на крыше жесткого корпуса, грузовых полок по бортам кузова и т.п.



Легкий штурмовой автомобиль бронированный ЛША-Б.



Установка 7,62-мм пулемета ПКМ на бронированной турели автомобиля ЛША-Б.


Рама автомобиля ЛША-Б.


Сборка защитной капсулы автомобиля ЛША-Б.


Легкий бронированный

Бронированный ЛША-Б действительно относится к разряду «легких». Достаточно сравнить его полную массу (4,5 т), скажем, с отечественными ВПК-3927 «Волк» (7,5-11,5 т), ВПК-233114 «Тигр-М» (7,8 т), ВПК-3924 «Медведь» (12 т), KAMA3-43269 «Выстрел» (10,5 т), южноафриканскими «Мамба» Mk II (6,8 т) и RG-31 «Ньяла» (8,4т), польским «Тур» (6,2т). Любопытно, что еще накануне Второй мировой войны к «легким» относились бронеавтомобили массой до 7 т. По вместимости ЛША-Б превосходит таких представителей бронеавтомобилей «легкой» категории, как, например, британский трехместный S52 «Шорлэнд» (4,4 т), и близок германскому LAPV «Енок» (5,4 т).

ЛША-Б выполнен на шасси ЛША. Для увеличения его подвижности в перспективе возможно использование дизельного двигателя мощностью 115 кВт (156 л.с.). Рама усилена и дополнена кронштейнами для крепления бронекорпуса (защитной капсулы) и топливных баков, подвеска усилена. Современные «бронеавтомобили» в значительной части своей отличаются от предшественников локализацией бронирования. Вот и в ЛША-Б забронировано только «обитаемое отделение». Задача такого «капсюльного» бронирования – не превратить машину в «колесный легкий танк», а увеличить шансы экипажа и десанта на выживание в случае обстрела или подрыва, не сокращая подвижность автомобиля-внедорожника.

Бронекорпус сварен из броневой стали, сварные швы снаружи усилены накладками, а окна выполнены из броневого стекла. В соответствии с тактико-техническими требованиями, бронекорпус и бронестекла обеспечивают круговую защиту по 5-му классу по ГОСТ Р 50963-96 («Защита броневая специальных автомобилей»). Точнее, лобовая, кормовая и бортовые проекции защищены от попадания по нормали пуль ПС автоматного 7,62-мм патрона с термоупрочненным стальным сердечником (автомат АКМ) и пуль ЛПС снайперского 7,62-мм винтовочного патрона (винтовка СВД) с нетермоупрочненным стальным сердечником при обстреле с дальности 5-10 м; крыша, соответствующая 3-му классу по тому же ГОСТ, защищает от тех же пуль при попадании их под углом к нормали 45" и больше. Кроме механических свойств собственно брони, защищенность обеспечивается и разнесенной конструкцией корпуса.

Протектированные взрывобезопасные топливные баки вынесены за пределы бронекорпуса и установлены на раму по бортам. Ячеистый наполнитель уменьшает опасность детонации паров топлива; самозатягивающееся покрытие препятствует вытеканию топлива при повреждениях (например, в случае попадания мелкого осколка или малокалиберной пули). Силовая установка и агрегаты трансмиссии не бронированы, но колеса выполнены боестойкими за счет пластиковых жестких вставок – ограничителей деформации шины, позволяющих при поврежденной шине продолжить движение с уменьшенной скоростью.

Предусмотрена возможность усиления бронирования корпуса до класса 6а – наивысшего класса противопульного бронирования по ГОСТ Р 50963-96, предполагающего защиту от бронебойной пули Б-32 7,62-мм винтовочного патрона, выпущенной из винтовки СВД с дистанции 5-10 м. Это достигается навешиванием дополнительных блоков из керамической брони: для них предусмотрены крепления на бронелистах корпуса.

К особенностям исполнения бронекорпуса стоит отнести сочетание бронезащиты с хорошим обзором для водителя (практически на уровне обычного автомобиля), V-образную форму нижней части и стремление соблюсти требования эргономики. Для быстрой посадки-высадки служат три сравнительно большие двери, откидываемые на петлях. В стыках дверей выполнены «пулеулавливатели» или уплотнения типа лабиринт, причем защита стыков заранее предусмотрена по классу 6а. Двери и откидная крышка верхнего люка снабжены автоматически срабатывающими фиксаторами, удерживающими их в открытом положении при наклоне корпуса машины. Необходимость обеспечить достаточное пространство для работы водителя и разместить (в соответствии с требованиями заказчика) фильтровентиляционную установку для защиты от ОМП заставила сдвинуть левый (походу) ряд сидений десантников назад, а правый ряд – вперед. Но в результате взаимное смещение рядов сидений позволяет десантникам не упираться друг в друга коленями. Обитаемый объем постарались освободить от выступающих внутрь деталей, создающих опасность для бойцов.


Рабочее место водителя ЛША-Б. На монитор выведено изображение с цифровой камеры заднего обзора.


Вид на десантное отделение ЛША-Б. Справа от двери смонтирована ФВУ.


Сиденья десанта и бортовая амбразура. Заслонка амбразуры откидывается внутрь.


Проекции с схема компоновки автомобиля ЛША-Б


Одна из наиболее актуальных проблем современных военных транспортных средств – противоминная защита. В ЛША-Б для ее обеспечения принят ряд конструктивных мер: уже упомянутая V-образная форма нижней части корпуса, многослойная структура днища, крепление сидений экипажа и десанта к бортам машины с использованием деформируемых деталей, поглощающих часть энергии взрыва, ремни безопасности на всех сиденьях, многоточечные замки бронедверей. Испытания подрывом показали, что машина может обеспечить выживание экипажа и десанта при подрыве под серединой корпуса заряда, эквивалентного 600 г тротила; до 2 кг в тротиловом эквиваленте – под задним колесом и до 4 кг – под передним колесом.

ЛША-Б также может приспосабливаться для размещения различных грузов, раненых на носилках, монтажа вооружения и специального оборудования. Окна снабжены свертываемыми занавесками для светомаскировки, внешние световые приборы оснащены светомаскировочными устройствами.

В бортах корпуса и кормовой двери выполнены амбразуры с откидными бронезаслонками, предназначенные для ведения огня из индивидуального оружия, и небольшие окна для бойцов десанта. Верхний круглый люк с откидываемой назад крышкой служит не только для спешной эвакуации или обзора местности. Над ним может монтироваться бронированная турель, рассчитанная на установку, например, 7,62-мм пулемета ПКМ, 12,7-мм пулемета «Корд» или 30-мм автоматического гранатомета АГ-17. Для удобства работы стрелка служит убираемая подставка (в сложенном виде она убрана под сиденья, чтобы не мешать сидящим в корпусе бойцам). В крыше корпуса выполнен также и небольшой вентиляционный люк.

Машина представлена с такими элементами оборудования, как видеокамера заднего обзора и кондиционер. Предусмотрена установка информационно-управляющей системы и терминала спутниковой навигационной системы.

Немаловажным показателем боевой бронированной машины является ее авиатранспортабельность. Соответствующих испытаний ЛША- Б пока не проводилось, но примечательно появление на его крыше четырех мощных петель, позволяющих перевозить автомобиль на внешней подвеске десантно-транспортного вертолета (хотя для наших Вооруженных Сил это не слишком характерно).

Весной 2012 г. автомобили ЛША и ЛША-Б переданы для проведения приемо-сдаточных испытаний на базе Научно-исследовательского испытательного центра автомобильной техники 3-го ЦНИИ МО с расчетом на выход на государственные испытания в сентябре.



Испытания обстрелом подтвердили, что защитная капсула ЛША-Б обеспечивает защиту по 5-му классу.



Автомобиль ЛША-Б после испытаний подрывом. 2012 г.


Тактико-технические характеристики автомобилей
  ЛША ЛША-Б
  («Скорпион-2М») («Скорпион-Б»)
Длина, мм 4810(по запасному колесу) 4890
Ширина, мм 2100 2150
Высота, мм 2100 2190
Длина колесной базы, мм 3050 3050
Ширина колеи, мм 1784 1784
Дорожный просвет, мм 300 300
Полная масса, кг 3500 4500
Снаряженная масса, кг 2400 3500
Грузоподъемность, кг 1000-1100 700
Посадочных мест 2 + 6 2 + 6
Двигатель:
-тип Дизельный, 4-тактный, 4-цилиндровый Дизельный, 4-тактный, 4-цилиндровый
- объем, см³ 2636 2636
- мощность, л.с. (кВт) 116(85)либо 136(100) 136(100) при 3700 об./мин
- крутящий момент, Нм 280 либо 300 300
- охлаждение Жидкостное Жидкостное
Емкость топливных баков, л 2x68 76 + 62
Удельная мощность, л.с./т 33 либо 39 30
Коробка передач Механическая, Механическая,
  5-ступенчатая 5-ступенчатая
Раздаточная коробка 2-ступенчатая 2-ступенчатая
Колесная формула 4x4 4x4
Подвеска Независимая, пружинная, с амортизаторами и стабилизаторами поперечной устойчивости Независимая, пружинная, с амортизаторами и стабилизаторами поперечной устойчивости
Тормоза Дисковые с АБС Дисковые с АБС
Максимальная скорость, км/ч 150 130
Запас хода, км 1000 950
Преодолеваемые препятствия:
- угол подъема, град. 30 30
- уклон (косогор), град. 20 20
- глубина брода, м 0,7 0,7
Базовый уровень противопульной защиты — 5-й класс по ГОСТ Р 50693-96


Легкий штурмовой автомобиль бронированный ЛША-Б



Фото С. Федосеева и П. Никольского.

Противоминная защита современных бронированных машин – пути решения и примеры реализации


А.М: Кимаев, началник-отдела ОАО «НИИ Стали»


На протяжении сравнительно короткой истории бронетанковой техники (БТТ) сухопутных войск, составляющей около ста лет, характер ведения боевых действий неоднократно менялся. Эти изменения носили кардинальный характер – от «позиционной» до «маневренной» войны и, далее, до локальных конфликтов и контртеррористических операций. Именно характер предполагаемых боевых действий является определяющим при формировании требований к военной технике. Соответственно, менялось и ранжирование основных свойств БТТ. Классическое сочетание «огневая мощь – защита – подвижность» неоднократно обновлялось, дополнялось новыми компонентами. В настоящее время утвердилась точка зрения, согласно которой именно защищенности отдается приоритет.

Значительное расширение номенклатуры и возможностей средств борьбы с БТТ сделало ее живучесть важнейшим условием выполнения боевой задачи. Обеспечение живучести и (в более узком смысле) защищенности БТТ строится на основе комплексного подхода. Не может быть универсального средства защиты от всех возможных современных угроз, поэтому на объекты БТТ устанавливаются различные системы защиты, взаимно дополняющие друг друга. К настоящему времени созданы десятки конструкций, систем и комплексов защитного назначения, начиная от традиционной брони и заканчивая системами активной защиты. В этих условиях формирование оптимального состава комплексной защиты является одной из важнейших задач, решение которой определяет в значительной степени совершенство разрабатываемой машины.

Решение задачи комплексирования средств защиты строится на основе анализа потенциальных угроз в предполагаемых условиях применения. И здесь следует вновь вернуться к тому, что характер боевых действий и, следовательно «представительный наряд противотанковых средств», сильно изменились по сравнению, скажем, со Второй мировой войной. Наиболее опасными для БТТ в настоящее время являются две противоположных (как по технологическому уровню, так и по способам применения) группы средств – высокоточное оружие (ВТО), с одной стороны, и средства ближнего боя и мины – с другой. Если использование ВТО характерно для высокоразвитых стран и, как правило, приводит к достаточно быстрым результатам по уничтожению группировок БТТ противника, то широчайшее применение мин, самодельных взрывных устройств (СВУ) и ручных противотанковых гранатометов со стороны различных вооруженных формирований носит длительный характер. Весьма показателен в этом смысле опыт боевых действий США в Ираке и Афганистане. Считая такие локальные конфликты наиболее характерными для современных условий, следует признать – именно мины и средства ближнего боя наиболее опасны для БТТ.

Уровень угрозы, которую представляют сейчас мины и самодельные взрывные устройства, хорошо иллюстрируют обобщенные данные по потерям техники армии США в различных вооруженных конфликтах (табл. 1).


Таблица 1
Конфликт Потери техники от мин и СВУ (%)
Вторая мировая война 23
Корея 56
Вьетнам 70
Операция «Буря в пустыне» (Ирак) 59
Операция «Возрождение надежды» (Сомали) 60

Анализ динамики потерь позволяет однозначно утверждать, что противоминный компонент комплексной защиты БТТ является сегодня особенно актуальным. Обеспечение противоминной защиты стало одной из главных проблем, стоящих перед разработчиками современных машин военного назначения.

Для определения путей обеспечения защиты в первую очередь следует оценить характеристики наиболее вероятных угроз – тип и мощность применяемых мин и взрывных устройств. В настоящее время создано большое количество эффективных противотанковых мин, отличающихся, в том числе, принципом действия. Они могут оснащаться взрывателями нажимного действия и многоканальными датчиками – магнитометрическими, сейсмическими, акустическими и др. Боевая часть может быть как простейшей фугасной, так и с поражающими элементами типа «ударное ядро», имеющими высокую бронепробивную способность.

Особенности рассматриваемых военных конфликтов не подразумевают наличия у противника «высокотехнологичных» мин. Опыт показывает, что в большинстве случаев применяются мины, а чаще СВУ, фугасного действия с радиоуправляемыми или контактными взрывателями. Пример самодельного взрывного устройства с простейшим взрывателем нажимного типа показан на рис. 1.

В последнее время в Ираке и Афганистане зафиксированы случаи применения самодельных взрывных устройств с поражающими элементами типа «ударное ядро». Появление подобных устройств является ответом на повышение противоминной защиты БТТ. Хотя, по понятным причинам, изготовить высококачественный и высокоэффективный кумулятивный узел «подручными средствами» невозможно, тем не менее, бронепробивная способность таких СВУ составляет до 40 мм стали. Этого вполне достаточно для надежного поражения легкобронированной техники.

Мощность применяемых мин и СВУ зависит в значительной степени от доступности тех или иных взрывчатых веществ (ВВ), а также от возможностей по их закладке. Как правило, СВУ изготавливаются на основе промышленных взрывчатых веществ, обладающих при той же мощности гораздо большими весом и объемом, чем «боевые» ВВ. Сложности по скрытой закладке таких громоздких СВУ ограничивают их мощность. Данные по частоте применения мин и СВУ с различными тротиловыми эквивалентами, полученные в результате обобщения опыта боевых действий США за последние годы, приведены в табл. 2.

Анализ представленных данных показывает, что более половины применяемых в наше время взрывных устройств имеют тротиловые эквиваленты 6-8 кг. Именно этот диапазон следует признать наиболее вероятным и, следовательно, наиболее опасным.

С точки зрения характера поражения различают типы подрыва под днищем машины и под колесом (гусеницей). Характерные примеры поражения в этих случаях показаны на рис. 2. При подрывах под днищем весьма вероятным является нарушение целостности (пролом) корпуса и поражение экипажа как за счет динамических нагрузок, превышающих предельно допустимые, так и за счет воздействия ударной волны и осколочного потока. При подрывах под колесом, как правило, утрачивается подвижность машины, но основным фактором поражения экипажа являются только динамические нагрузки.

Подходы к обеспечению противоминной защиты БТТ в первую очередь определяются требованиями по защите экипажа и лишь во вторую – требованиями по сохранению работоспособности машины.

Сохранение работоспособности внутреннего оборудования и, как следствие, технической боеспособности, может быть обеспечено за счет снижения ударных нагрузок на данное оборудование и узлы его крепления. Наиболее критичными в этом плане являются узлы и агрегаты, закрепленные на днище машины или в пределах максимально возможного динамического прогиба днища при подрыве. Количество узлов крепления оборудования к днищу следует по возможности минимизировать, а сами эти узлы должны иметь энергопоглощающие элементы, снижающие динамические нагрузки. В каждом конкретном случае конструкция узлов крепления является оригинальной. В то же время, с точки зрения конструкции днища, для обеспечения работоспособности оборудования следует уменьшать динамический прогиб (увеличивать жесткость) и обеспечивать максимально возможное снижение динамических нагрузок, передаваемых на узлы крепления внутреннего оборудования.

Сохранение работоспособности экипажа может быть достигнуто при выполнении ряда условий.

Первым условием является минимизация динамических нагрузок, передаваемых при подрыве на узлы крепления кресел экипажа или десанта. В случае крепления кресел непосредственно на днище машины, на узлы их крепления будет передаваться практически вся энергия, сообщаемая этому участку днища, поэтому требуются чрезвычайно эффективные энергопоглощающие узлы кресел. Важно, что обеспечение защиты при большой мощности заряда становится сомнительным.



Рис. 1. Самодельное взрывное устройство с взрывателем нажимного типа.


Таблица 2
Тротиловый Количество
эквивалент, кг применяемых мин (%)
0-1 0
1-2 3,5
2-3 2
3-4 0
4—5 10
5-6 17
6-7 24,5
7-8 29
8-9 3,5
9-10 5,5
> 10 5



Рис. 2. Примеры поражения бронетанковой техники при подрыве под днищем и под колесом.


При креплении кресел к бортам или крыше корпуса, куда не распространяется зона локальных «взрывных» деформаций, на узлы крепления передается лишь та часть динамических нагрузок, которые распространяются на корпус машины в целом. Учитывая значительную массу боевых машин, а также наличие таких факторов, как упругость подвески и частичное поглощение энергии за счет локальной деформации конструкции, ускорения, передаваемые на борта и крышу корпуса, будут сравнительно невелики.

Вторым условием сохранения работоспособности экипажа является (как и в случае внутреннего оборудования) исключение контакта с днищем при максимальном динамическом прогибе. Этого можно достичь чисто конструктивно – за счет получения необходимого зазора между днищем и полом обитаемого отделения. Повышение жесткости днища ведет к уменьшению данного необходимого зазора. Таким образом, работоспособность экипажа обеспечивается специальными амортизирующими креслами, закрепленными в местах, удаленных от зон возможного приложения взрывных нагрузок, а также путем исключения контакта экипажа с днищем при максимальном динамическом прогибе.

Примером комплексной реализации данных подходов к обеспечению противоминной защиты является сравнительно недавно появившийся класс бронеавтомобилей MRAP (Mine Resistant Ambush Protected – «защищенные от подрыва и атак из засад»), обладающих повышенной стойкостью к воздействию взрывных устройств и к огню стрелкового оружия (рис. 3).

Следует отдать должное проявленной США высочайшей оперативности, с которой были организованы разработки и поставки в больших количествах подобных машин в Ирак и Афганистан. Выполнение данной задачи было поручено довольно большому количеству фирм – Force Protection, BAE Systems, Armor Holdings, Oshkosh Trucks/Ceradyne, Navistar International и др. Это предопределило значительную разунификацию парка MRAP, но зато позволило в короткие сроки осуществить их поставки в необходимых количествах.

Общими особенностями подхода к обеспечению противоминной защиты на автомобилях данных фирм являются рациональная V-образная форма нижней части корпуса, повышенная прочность днища за счет применения стальных броневых листов большой толщины и обязательное применение специальных энергопоглощающих сидений. Защита обеспечивается только для обитаемого модуля. Все, что находится «снаружи», в том числе моторный отсек, либо не имеет защиты вовсе, либо защищено слабо. Эта особенность позволяет выдерживать подрыв достаточно мощных СВУ за счет легкого разрушения «наружных» отсеков и узлов с минимизацией передачи воздействия на обитаемый модуль (рис. 4). Реализуются подобные решения как на тяжелых машинах, например, Ranger фирмы Universal Engineering (рис. 5), так и нелегких, в том числе IVECO 65E19WM. При очевидной рациональности в условиях ограниченной массы данное техническое решение все-таки не обеспечивает высокой живучести и сохранения подвижности при относительно слабых взрывных устройствах, а также пулевом обстреле.



Рис. 3. Бронеавтомобили класса MRAP (Mine Resistant Ambush Protected) обладают повышенной стойкостью к воздействию взрывных устройств и к огню стрелкового оружия.



Рис. 4. Отрыв колес, силовой установки и наружного оборудования от обитаемого отделения при подрыве автомобиля на мине.



Рис. 5. Тяжелые бронированные машины семейства Ranger фирмы Universal Engineering.



Рис. 6. Автомобиль семейства «Тайфун» с повышенным уровнем противоминной стойкости.




Рис. 7. Картины деформированного состояния различных защитных конструкций при численном моделировании воздействия взрыва.


Рис. 8. Картина распределения давлений при численном моделировании подрыва автомобиля «Тайфун».


Простым и надежным, но не самым рациональным с точки зрения массы, является применение толстолистовой стали для защиты днища. Более легкие структуры днища с энергопоглощающими элементами (например, шестигранными или прямоугольными трубчатыми деталями) применяются пока весьма ограниченно.

К классу MRAP относятся и автомобили семейства «Тайфун» (рис. 6), разработанные в России. В данном семействе автомобилей реализованы практически все известные в настоящее время технические решения по обеспечению противоминной защиты:

– V-образная форма днища,

– многослойное днище обитаемого отделения, противоминный поддон,

– внутренний пол на упругих элементах,

– расположение экипажа на максимально возможном удалении от наиболее вероятного места подрыва,

– защищенные от прямого воздействия оружия агрегаты и системы,

– энергопоглощающие сиденья с ремнями безопасности и подголовниками.

Работа над семейством «Тайфун» является примером кооперации и комплексного подхода к решению задачи обеспечения защищенности в целом и противоминной стойкости в частности. Головным разработчиком защиты автомобилей, создаваемых автомобильным заводом «Урал», является ОАО «НИИ Стали». Разработкой общей конфигурации и компоновки кабин, функциональных модулей, а также энергопоглощающих сидений занималось ОАО «Евротехпласт». Для выполнения численного моделирования воздействия взрыва на конструкцию автомобиля были привлечены специалисты ООО «Саровский инженерный центр».

Сложившийся подход к формированию противоминной защиты включает несколько стадий. На первом этапе выполняется численное моделирование воздействия продуктов взрыва на эскизно проработанную конструкцию. Далее уточняется внешняя конфигурация и общая конструкция днища, противоминных поддонов и отрабатывается их структура (отработка структур также производится сначала численными методами, а затем испытывается на фрагментах реальным подрывом).

На рис. 7 приведены примеры численного моделирования воздействия взрыва на различные структуры противоминных конструкций, выполненные ОАО «НИИ Стали» в рамках работ над новыми изделиями. После завершения детальной разработки конструкции машины моделируются различные варианты ее подрыва.

На рис. 8 показаны результаты численного моделирования подрыва автомобиля «Тайфун», выполненные ООО «Саровский инженерный центр». По итогам расчетов производятся необходимые доработки, результаты которых проверяется уже реальными испытаниями на подрыв. Такая многоступенчатость позволяет оценивать правильность технических решений на различных стадиях проектирования и в целом снизить риск конструктивных ошибок, а также выбрать наиболее рациональное решение.

Общей чертой создаваемых современных бронированных машин является модульность большинства систем, в том числе защитных. Это позволяет адаптировать новые образцы БТТ к предполагаемым условиям применения и, наоборот, при отсутствии каких-либо угроз избегать неоправданных затрат. В отношении противоминной защиты такая модульность дает возможность оперативно реагировать на возможные изменения типов и мощностей применяемых взрывных устройств и с минимальными затратами эффективно решать одну из главных проблем защиты современной БТТ.

Таким образом, по рассматриваемой проблеме можно сделать следующие выводы:

– одну из самых серьезных угроз для БТТ в наиболее типичных сейчас локальных конфликтах представляют мины и СВУ, на долю которых приходится более половины потерь техники;

– для обеспечения высокой противоминной защиты БТТ требуется комплексный подход, включающий в себя как компоновочные, так и конструктивные, «схемные» решения, а также применение специального оборудования, в частности, энергопоглощающих сидений экипажа;

– образцы БД имеющие высокую противоминную защиту, уже созданы и активно используются в современных конфликтах, что позволяет анализировать опыт их боевого применения и определять пути дальнейшего совершенствования их конструкции.


ФОТОАРХИВ

«Стальная рука» инженера Сафронова

По материалам РГВА подготовили к печати А. Кириндас и М. Павлов.

К 1938 г. автомобильные стартеры (эдакие стальные руки, раскручивающие винт самолета), используемые для пуска авиационных двигателей, стали непременным атрибутом аэродромной службы. Стартеры могли (хотя и имели ограничение по проходимости из-за малого клиренса) использоваться и для транспортных перевозок, различных поездок, а также для обеспечения охраны аэродрома.

Инженер НИАБТП А. Сафронов выступил с инициативой создания стартера на базе уже устаревшей танкетки Т-27, который, «будучи забронирован и имея на себе вооружение, является средством защиты полевых аэродромов от диверсионных групп противника как с земли, так и с воздуха». На танкетке требовалось смонтировать (желательно без доработок) агрегаты серийного стартера и предусмотреть механизм отбора мощности. Сафронов писал: «Для отбора мощности в коробке перемены передач имеется лючок, расположенный сбоку против шестерни постоянного зацепления на промежуточном валике. Привод можно использовать от автоавтостртера. В этом трудности нет».

После рассмотрения предложения Сафронова были составлены требования на аэродромный стартер АС-Т-27 (в ряде источников – АСТ-27, или ACT). Машину предполагалось использовать в качестве «авиастартера, тягача и средства патрулирования и защиты от диверсионных групп и мелких частей противника в условиях полевого аэродрома». Большинство агрегатов стартера должны были остаться серийными; специально требовалось изготовить коробку отбора мощности и крепежные узлы.

После утверждения НИАБТ «спецзадания ГАБТУ» начальник полигонах Илюхин, заместитель военкома т. Деньщиков и начальник 5-го отдела полигона т. Медовый обратились к ответственному за авиационное снабжение ВВС т. Спатарелю 1* с просьбой о выделении нового автомобильного стартера. Для выполнения работ по АС-Т-27 был составлен план, согласно которому техническую документацию предполагалось выполнить с 21 июля по 2 августа 1938 г., изготовление и монтаж – со 2 по 8 августа; разработать коробку отбора мощности следовало с 21 июля по 2 августа 1938 г., а изготовить ее «на стороне» – со 2 по 8 августа. Монтаж всех агрегатов предусматривалось выполнить с 4 по 15 августа. Проектирование стартера вели т. Горячев ( разработка чертежей на установку и крепление колонки), т. Маркин (площадка механика и ее крепления) и т. Фролов (коробка отбора мощности).

Работы были выполнены с существенным опережением графика, и уже 3 и 4 августа на основании приказания начальника ВВС РККА т. Локтионова состоялись государственные испытания стартера, изготовленного НИАБТ Полигоном на базе танкетки Т-27 со стандартным стартовым устройством КАС-2. Испытания проходили в НИИ ВВС на асфальтовых и бетонированных дорожках, а также на целине аэродрома. АС-Т-27 был проверен «запуском авиадвигателей на всех боевых самолетах, с водяными охлаждениями, которые по условиям запуска являются наиболее тяжелыми».

Отмечалось, что «подход к самолетам, маневрирование около самолета, устойчивость в условиях запуска (с заторможенной и незаторможенной танкеткой) и отъезд от самолета удовлетворительный, т.е. не наблюдалось явлений произвольного отхода от самолета, колебаний и сползания АС-Т-27 при запуске (даже при высоте хобота в 4,3 м)».


1* И. К. Спатарель – известный летчик, участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн и локальных конфликтов. Генерал-майор авиации. Автор мемуаров -Против черного барона».



Опытный образец стартера АС-Т-27 на испытаниях в НИИ ВВС.


При испытании АС-Т-27 как тягача была «произведена буксировка самолета с красной линии к ангарам в количестве 3-х раз, весом до 16 тн». В ходе испытаний пробегом по дорожкам и целине аэродрома с максимально (4,3 м) поднятым хоботом АС-Т-27 не имел существенных нареканий по устойчивости. Выяснилось также, что гусеница не портила покрова аэродрома, а установленное на танкетке стартерное оборудование не препятствовало ведению огня.

На основе проведенных испытаний, комиссия в составе председателя т. Стежнева и тт. Абашина, Фролова и Елисеева пришла к выводу, что АС-Т-27 в летних условиях мог использоваться как авиастартер, тягач и для охраны аэродромов. Однако с целью наиболее полного определения его эксплуатационно-технических качеств следовало провести войсковые испытания в осенне-зимних условиях.

По итогам испытаний АС-Т-27 надлежало передать НИАБТ Полигону для изготовления рабочих чертежей и составления технических условий, по которым ВВС РККА должны были изготовить опытную партию таких стартеров в количестве 20 шт.

В то же время имелись замечания по конструкции стартера. Так, тяговой крюк требовалось установить по типу автомобильного, рукоятку переключения реверса – вынести к водителю, адля увеличения обзора водителя назад в задней стенке бронеколпака необходимо было сделать откидной люк размером 136x150 мм и др.

Зимний этап испытаний танкетки проходил с 10 января по 13 февраля 1939 г.

По итогам обоих этапов испытаний стартер АС-Т-27 приняли к серийному производству на заводах сельхозмашиностроения в Рязани и Тамбове, которые изготовили партию таких машин. После летне-осенних войсковых испытаний АС-Т-27 распределили по частям ВВС.


Серийный стартер АС-Т-27 на войсковых испытаниях.



Рабочее место водителя на серийном АС-Т-27.


Серийный стартер АС-Т-27.


Вилка хобота на АС-Т-27.


Габаритные размеры АС-Т-27

Длина, мм 2650

Ширина по корпусу, мм 1750

Высота подъема хобота максимальная, мм . 4300

Угол склонения хобота минимальный -18°

Угол возвышения хобота максимальный +14°

Клиренс, мм 190

Расстояние нижнего картера реверсивной коробки от земли, мм 210

Рождение мифа

Олёг Скворцов

Вверху: «Chinon» – один из трех французских танков В1 bis, безвозвратно потерянных 15 мая 1940 г. в окрестностях Стонна.


Фото из архива автора.


Для многих любителей истории Второй мировой войны и военной техники бой во французской деревеньке Стонн 15 мая 1940 г. запомнился (либо вообще стал известен) благодаря одному примечательному эпизоду, когда артиллеристы 14-й (противотанковой) роты полка «Grossdeutschland» подбили три французских танка В1 bis, поразив их в самое уязвимое место – жалюзи для выпуска воздуха, обдувающего радиаторы системы охлаждения двигателя. Обширные фрагменты рапорта командира роты приводятся в книгах «The Blitzkrieg Legend» Фризера (Karl-Heinz Frieser) и в первом томе «The History of the Panzerkorps «Grossdeutschland» Хелмута Шпетера (Helmuth Spaeter), служа документальным подтверждением уязвимости В1 bis для снарядов немецкой 3,7 cm противотанковой пушки.

Однако имеет смысл сопоставить немецкий рапорт со свидетельствами других участников, в первую очередь, с французской стороны. Попробуем разобраться, что же происходило утром 15 мая 1940 г., когда полк «Grossdeutschland» при поддержке танков 10-й танковой дивизии начал наступление на Стонн.

Французы зафиксировали начало немецкой атаки в 4:10. Около 5 ч утра на въезде в Стонн были подбиты три танка Pz.Kpfw.IV из 7-й роты 8-го танкового полка 10-й танковой дивизии (см. «ТиВ» №8/2011 г.). Уцелевшие танки укрылись за поворотом дороги, но спустя небольшой промежуток времени возобновили атаку. Оставшиеся в распоряжении немцев после первой атаки два Pz.Kpfw.IV, шедшие в голове колонны, повернули налево, в сторону дороги, ведущей в Ла Берлиер (La Berliere). Взвод легких Pz.Kpfw.ll беспрепятственно въехал в Стонн, так как французская противотанковая пушка уже сменила позицию.

Одновременно 1 -й батальон пехотного полка «Grossdeutschland» атаковал Стонн, но залег под пулеметным огнем французского 1 -го батальона 67-го пехотного полка 3-й DIM (моторизованной пехотной дивизии). Двигаясь по главной улице, немецкие легкие танки попали под обстрел двух бронемашин AMD Р178 из состава 6-й GRDI (Groupe de Reconnaissance de Division d’lnfanterie – разведывательной группы пехотной дивизии) и 25-мм противотанковой пушки из состава взвода CRME (Compagnie Regimentaire de Mitrailleuses et d’Engins – полковой механизированной роты противотанковых пушек) 67-го полка.

В результате скоротечного боя немцы вывели из строя замаскированный за дверью конюшни Р178 младшего лейтенанта (sous-lieutenant) Хаберера (Haberer). Рядовой Мартино (Martineau), единственный оставшийся невредимым член экипажа, вывел бронемашину с тяжело раненым командиром и убитым водителем в расположение своих войск. Позже на въезде в деревню Ле Гранд-Армуаз (Les Grandes Armoises) французы оставили при отступлении Р178 (регистрационный номер 18031). Возможно, это и была машина Хаберера. Была подбита и вторая Р 178 (№18030): два члена экипажа, Амель (Hamel) и Савьяр (Saviard), погибли сразу, командир машины, сержант (marechal-deslogis) Делетуаль (D6l6toille), был тяжело ранен. Оба командира бронемашин скончались от полученных ранений через несколько дней. Согласно воспоминаниям младшего лейтенанта Салаберри (Salaberry), командира противотанкового взвода из 6-й GRDI, немцы потеряли в этом столкновении два танка.

Тем временем гренадеры «Grossdeutschland», воспользовавшись паникой в рядах французов, обнаруживших в своем тылу немецкие танки, мелкими группами стали просачиваться в северную часть Стонна. Бой переместился в район главной улицы. Осколком снаряда был убит капитан Пупар (Poupard), возглавлявший эскадрон мотоциклистов 6-й GRDI. Один из уцелевших Pz.Kpfw.ll, не доезжая до конца главной улицы, повернул налево в районе церкви и выехал на юго-западную окраину Стонна. Танк обстрелял из пушки и пулемета (не добившись попадания) позицию 25-мм противотанковый пушки из взвода Салаберри и скрылся за домами. В это время второй батальон полка «Grossdeutschland» обошел Стонн с востока вдоль подножия холма «Сахарная голова» (Pain de Sucre) и атаковал французов. Примерно в 5:30 французы под угрозой полного окружения оставили деревню.

Салаберри получил приказ отступить из Стонна вместе со взводом мотоциклистов, но в 300 м южнее деревни его остановил капитан из пехотного полка, который приказал им занять оборону. Одну пушку установили за оградой фруктового сада, рядом с дорогой, ведущей из Стонна в Ле Гранд-Армуаз, примерно в 400 м к югу от водонапорной башни, вторую – на 100 м правее. Пехота отступала слева и справа от огневой позиции. Вскоре на ней остались пехотный капитан, капитан Рено (Renault), Салаберри с его двумя расчетами противотанковых пушек и командир взвода мотоциклистов лейтенант Гурда (Gourdain) с шестью мотоциклистами и двумя пулеметами – всего около 15 человек. Перед ними в районе водонапорной башни еще осталась небольшая группа французских солдат, но основные силы уже отступили к высоте 299.


На открытке начала XX века видно, что конюшня с арочными воротами, в которой укрылись AMD Р 178 младшего лейтенанта Хаберера и 25-мм противотанковая пушка, стояла напротив церкви (здание со шпилем), в конце главной улицы, где она сворачивала к югу, переходя в дорогу на Ле Гранд-Армуаз (BV).


Внезапно из деревни выехал французский легкий артиллерийский трехосный колесный тягач Laffly S15. Найдя это подозрительным, Салаберри приказал открыть огонь. Грузовик загорелся, водитель выпрыгнул в кювет. В это время на окраине Стонна показались немцы, по которым был открыт огонь. Затем из деревни выдвинулся немецкий «большой танк», открывший огонь из пушки и пулемета. Он быстро оказался в мертвом пространстве для пушки Салаберри и въехал в зону обстрела всего в 30-35 м от позиции. Салаберри приказал открыть огонь. После двух или трех попаданий танк остановился и задымил. Но потребовалось еще 5-6 выстрелов, чтобы экипаж покинул танк. Гурда, позиция которого находилась на другой стороне дороги, видел, как три танкиста выпрыгнули из танка. Затем из танка показались языки огня, и он взорвался. Вскоре из Стонна появился второй танк, который был также подбит. Следовавший за ним третий танк вернулся в деревню.

Эпизод уничтожения второго немецкого танка описан в воспоминаниях бывшего командира 2-го взвода 3-й роты 1-го батальона 67-го пехотного полка младшего лейтенанта Марселя Дюсотой (Marcel Dusautoy). Его рота занимала оборону на левом западном фланге батальона, напротив зарослей, покрывающих возвышенность Гранд Кот (Grande Cote). На их участке сначала было спокойно, и они только слышали постепенно перемещающиеся к югу звуки боя в Стонне. Внезапно на западной окраине Стонна появился взвод младшего лейтенанта Вилько (Vilcot) из первой роты их батальона. Пехотинцы залегли на лугу, находящемся южнее улицы Стонна, отходящей в западном направлении от дороги, ведущей в Ле Гранд-Армуаз. Показался немецкий танк. Он остановился и стал неторопливо поочередно расстреливать французских солдат, пытавшихся укрыться в траве. Дюсотой видел, как дернулось тело его товарища Вилько, слишком заметного в офицерской форме. Взвод Дюсотой в бессилии наблюдал эту бойню, которая, к счастью, продолжалась недолго.


Повернув за угол церкви, немцы наткнулись на ожидавший их AMD Р 178 (№18030) сержанта Делетуаля.


Расчет 25-мм противотанковой пушки из взвода Салаберри, подбивший Pz.Kpfw.IV, – капрал (brigadier) Ламуре (Lamoureux) и рядовой Клемо (Clement) (MB).


Мотоциклисты 6-й GRDI. На переднем плане: (с перевязанной рукой) старший сержант Хокарт и лейтенант Гурда (MB).


Фотография горящего Pz.Kpfw.IV и тягача Laffly S15, сделанная младшим лейтенантом Салаберри в ходе боя (MB).


В танк ударил снаряд 25-мм орудия, он загорелся и взорвался. Успевший выскочить экипаж расстреляли французские пехотинцы.

Примерно в 5:30 немцы вышли на южную окраину деревни и двинулись вдоль дороги на Ле Гранд-Армуаз. Их передовые группы быстро достигли высоты 299, находящейся примерно в одном километре на юго-запад от их первоначального рубежа атаки. Капитан Фреде (Fredet), командир CRME67-ro полка, КП которого находился западнее Стонна, сообщил об этом на полковой КП в Ле Гранд-Армуаз, куда только что прибыл командир пехотных подразделений 3-й DIM полковник Бьюссон (Buisson). В Стонн была направлена 1 -я рота 45-го ББТ (батальона боевых танков – Bataillon de Chars de Combat) под командованием капитана Пети (Petit), которой предстояло преодолеть несколько километров, отделяющих Ле Гранд-Армуаз от поля боя. Согласно воспоминаниям генерала жандармерии Бонарди (Bonardi), в мае 1940 г. служившего лейтенантом технической части в 45-м ББТ (который был сформирован жандармерией), накануне из танков батальонного взвода восполнения потерь (section de remplacement) был организован и отдан под его команду импровизированный сверхштатный взвод, который направили на усиление 1-й роты. Штатно рота ББТ состояла из четырех взводов по три танка и вместе с танком командира роты насчитывала 13 боевых машин. Поэтому усиленная 1-я рота 45-го ББТ утром 15 мая должна была иметь 16 танков.

В 5:45 1-я рота атаковала противника без артиллерийской поддержки. Под пулеметным огнем французская пехота сразу залегла и не последовала за танками. В первом эшелоне наступающим на левом фланге взводом командовал Рикебуш (Ryckebusch), взводом в центре – Шамбер (Chambert), справа – младший лейтенант Мено (Menand). Взводы под командованием Пишара (Pichard) и Бонарди остались в резерве. Продвинувшись на 500 м от исходного рубежа атаки, вышел из строя танк под командованием Дауэра (Dauer) из взвода Шамбера, второй танк под командованием Лансмо (Lansement) из этого же взвода по ошибке последовал за взводом на левом фланге. Оставшись в одиночестве, Шамбер продолжил движение к Стонну, методично расстреливая обнаруженные пулеметные гнезда осколочными снарядами. На своем пути он увидел два немецких танка, уничтоженных взводом Салаберри: первый на дороге, ведущей в Стонн, второй в поле около деревни.

Немцы отступали в Стонн, преследуемые французским танком, ведущим огонь из всех видов оружия. Дойдя до окраины Стонна, Шамбер обнаружил, что пехота не последовала за ним, и возвратился к залегшей цепи пехотинцев. Он попытался повести их к деревне, но пехота снова залегла, и ему пришлось вновь вернуться.



Башня и шасси Pz.Kpfw.IV, уничтоженного расчетом 25-мм противотанковой пушки из противотанкового взвода младшего лейтенанта Салаберри из 6-й GRDI, на обочине дороги Стонн – Ле Гранд-Армуаз, в месте пересечения с грунтовой дорогой, ведущей в Ла Берлиер. В лобовой броне башни видны пробоины от 25-мм снарядов. На заднем плане виден въезд в Стонн, левее тянется улица, отходящая от дороги в западном направлении (BV).


Схема атаки Стонна тремя взводами 1-й роты 45-го ББТ, начатой в 5:45 [2].


Вид на южную окраину Стонна с севера, с правой обочины дороги, ведущей от высоты «Сахарная голова» (находится слева) к Стонну. На переднем плане Pz.Kpfw.IV с бортовым номером 711 из 7-й роты 8-го танкового полка 10-й танковой дивизии. Он был подбит около 5 ч утра. Танк Коха стоял на левой обочине дороги, на несколько десятков метров правее.


Открытка с видом охотничьего замка «Шато дез Ют д’Они», в котором размещался командный пункт «Grossdeutschland» 15 мая 1940 г.


Южная окраина Стонна. На переднем плане сгоревший танк Н39 штаб-сержанта Верилля, далее Н39 с регистрационным номером 40913 (предположительно, из взвода Пишара). Вдали слева стоит В1 bis №368 «Gaillac». На заднем плане виден въезд в Стонн со стороны высоты «Сахарная голова».


Взвод на правом фланге на окраине деревни потерял два танка. Раненые Мено и жандарм Сарразин (Sarrazin) выбрались из первого танка, но Сарразин попал в плен. Экипаж второго танка – штаб-сержант (marechal-des-logis-chef) Верилль (Verhille) и жандарм Террье (Terrier) сгорели в своей боевой машине.

Сразу после захвата Стонна командир 4-го батальона (тяжелого оружия) полка «Grossdeutschland» майор Шнайдер (Schneider) вместе с командиром роты пехотных орудий старшим лейтенантом фон Массов (von Massow) и командиром 14-й (противотанковой) роты старшим лейтенантом Бэк-Броихситтером (Веск- Broichsitter) отправились от охотничьего замка «Шато дез Ют д’Они» («Chateau des Huttes d’Ogny»), где находился КП полка, на рекогносцировку в Стонн. Поднявшись по заросшему склону, они оказались у восточного въезда в деревню, где встретили танкистов. Бэк-Броихситтер написал в своих воспоминаниях:«Подбитый немецкий танк застыл, накренившись на обочине. Рядом с танком стояли с пистолетами в руках офицер и унтер-офицер. Убитый член экипажа с желтоватым восковым лицом лежал на траве в своей запыленной черной униформе. С водонапорной башни раздавались винтовочные выстрелы, пули поднимали фонтанчики пыли на улице. По направлению к нам ехал французский танк. Мы бросились за дом, громыхая, танк проехал мимо нас».

Видимо, Бэк-Броихситтер описал встречу с танком Шамбера.

Затем по рву, который начинался на западной окраине Стонна и тянулся с севера на юг, майор Шнайдер с командирами рот своего батальона добрался до господствующего над местностью холма, находящегося в нескольких сотнях метров от Стонна. Скорее всего, речь идет о высоте 299,2. Здесь они встретили лейтенанта Шиллера (Schiller) с минометным расчетом, который присоединился к их группе. Попытавшись продвинуться дальше, они попали под пулеметный огонь с тыла, с водонапорной башни. Укрывшись в находящейся в 50 м от них рощице, немецкая группа в составе десяти человек увидела приближавшийся взвод французских пехотинцев. Огонь из миномета заставил французов залечь. Майор и оба старших лейтенанта поспешили назад, чтобы направить на господствующую высоту подкрепления.

Снова воспоминания Бэк-Броихситтера: «Возвращение через засаженное поле не было приятной прогулкой. Посреди пути, в садах, мы огляделись: несколько французских танков ехали прямо к противоположной части деревни». Видимо, он увидел взвод младшего лейтенанта Мено, приближавшийся к южной окраине Стонна.

Согласно воспоминаниям танкиста Карла Коха (Karl Koch) из 7-й роты 8-го танкового полка 10-й танковой дивизии, три члена его экипажа танка Pz.Kpfw.IV с бортовым номером 700 присоединились к пехотинцами полка «Grossdeutschland» во время атаки Стонна. Выхватив пистолеты, они добежали до его восточной окраины, где обнаружили, что остались в одиночестве. Танкисты вернулись к подбитым танкам. Радист из их экипажа, убитый выстрелом в голову, лежал около танка. Водитель также был мертв. Оставшиеся члены экипажа решили использовать танк как неподвижную огневую точку. В это время мимо них на полной скорости промчались отступающие из Стонна легкие танки, командиры которых успели прокричать: «Атака танков противника!»

Экипаж занял свои места в башне танка и начал высматривать противника. Вскоре первый французский танк появился из садов слева от Стонна. Экипаж Pz.Kpfw.IV открыл огонь с дистанции около 600 м. После двух попаданий танк остановился. Та же судьба ожидала как второй танк, показавшийся рядом с первым примерно через 10 мин, так и третий, появившийся еще примерно через 20 мин. В промежутках между стрельбой танкисты пополняли боекомплект из подбитого танка на противоположной стороне дороги. После того как они обстреляли французских пехотинцев, замеченных в Стонне, в обороняемом ими секторе установилась тишина.

Судя по описанию, второй жертвой Коха стал танк под командованием Мено, подбитый в районе водонапорной башни (находящейся на дистанции около 390 м от танка Коха), третьей – танк Верилля, который Кох расстрелял с расстояния около 180 м.

Майор Шнайдер тем временем оставил всякую мысль о продвижении к господствующей высоте и решил закрепиться на западной окраине. Посыльный вызвал 4-й взвод 14-й (противотанковой) роты под командованием обер- фельдфебеля Харольда (Harold). Три 3,7 cm противотанковые пушки установили во рву, чтобы скрыть от взора противника.

Бэк-Броихситтер: «Танки противника начали атаку. Мы насчитали шесть штук, с наступающей между ними пехотой. Короткая команда, и противотанковые пушки рывком были выдвинуты на позиции. Еще несколько секунд, и цели были распределены между командирами расчетов, затем открыт огонь.

Бой продолжался довольно долго. Танки было трудно подбить. Вдобавок, им помогали многочисленные заросли кустарника и сады. Часто наводчики могли видеть только небольшую часть цели. В этот момент, конечно, пулеметный огонь противника сконцентрировался исключительно на трех орудиях. Тем не менее, взвод Харольда вывел из строя все находящиеся на виду танки противника…»

Противотанковые пушки снова были убраны под прикрытие рва. Посыльный привел 2-й взвод противотанковой роты под командованием оберфельдфебеля Альбера (Alber). Два взвода отбили вторую атаку французских танков.

Очевидно, немцы вели бой со взводом Рикебуша, наступавшим с западного направления. Сопровождавшая французскую пехоту группа танков скорее всего состояла из пяти боевых машин, включая танк командира роты и последовавший за ними по ошибке танк Лансмо из взвода Шамбера. На исходную позицию взвод Рикебуша вернулся, потеряв три танка (два подбиты, третий пропал в кустарнике Гранд-Кот). Погиб младший лейтенант Блэсс (Blesse), еще три жандарма пропали без вести.



Слева: U-образный поворот дороги у высоты «Сахарная голова» на восточном выезде из Стонна. Справа: делая U-образный поворот у высоты «Сахарная голова», дорога спускалась в северо-западном направлении вдоль плато, на котором расположился Стонн. В конце спуска от нее отходила вправо дорога, ведущая к замку «Шато дез Ють д’Они». Слева виден заросший склон, по которому в Стонн поднялся майор Шнайдер со своей группой (BV).


В начале 8-ми часов утра, после ухода французских танков, немцы начали атаку позиций 3-й роты 1 -го батальона 67-го пехотного полка, охватывая ее с запада и востока. Опасаясь окружения, рота неорганизованно отступила ко рву, затем по нему добралась до французских позиций южнее возвышенности 299.

Пока пехотинцы 67-го полка и танкисты 45-го ББТ приводили себя в порядок после атаки, к ним подошло подкрепление. Правее 67-го полка занимал оборону 91-й пехотный полк, которому накануне придали 49-й ББТ из состава 3-й DCR (Division Cuirass6e de Reserve – бронетанковой дивизии резерва главного командования), имевший на вооружении танки В1 bis. Батальон занимал предписанные ему позиции и заправился в течение ночи. Во время проведения разведки в выделенном ему 91-м пехотным полком секторе командир батальона Преклэр (Preclaire) в 07:23 встретил на дороге из Тюилери (Tuileries) в Ле Гранд-Армуаз капитана Лёлё (Leleux) из штаба 3-ей DCR, который сообщил ему о тяжелом положении в районе Стонна и связанной с этим необходимостью послать взвод В1 bis для усиления обороны 67-го полка.

Однако на основании информации о результатах атаки немцев на деревню Преклэр решил послать целую роту. Для атаки на Стонн была выбрана 3-я рота лейтенанта Каравео (Caraveo), которая находилась ближе всех к цели. Десять танков отправились в путь в 7:30; им требовалось пройти менее 10 км. За действиями 3-й роты должны были наблюдать начальник штаба батальона капитан де Масе де Гастин (de Масё de Gastines) и офицер разведотдела батальона лейтенант де Фромо (de Froment), поддерживающие из своего танка радиоконтакт как с ротой Каравео, так и со штабом батальона.

Надо отметить, что дивизионные артиллерийские части 3-й DIM (42 и 242 артполки) уже заняли позиции вокруг Си (2,4 км юго-западнее Стонна). С раннего утра они начали беспокоящий обстрел подходящих дорог. К примеру, по заявкам пехотных командиров, 1-й дивизион 42-го артполка уже выпустил 4000 75-мм снарядов по целям в треугольнике между Мэзонсель-э-Вилер, Шемери-сюр-Бар и Артез-ле-Вивье (Maisoncelle-et-Villers, Chemery-sur-Bar и Artaise-le-Vivier). Артиллеристы выдвинули наблюдателей и проложили линии связи. Но так как взаимодействие французских сил полностью еще не наладили, организовать планомерное артиллерийское наступление не удалось. Танки и пехота пошли в атаку без артиллерийской поддержки.

Выстроившись в колонну, 3-я рота 49-го ББТ продвигалась по дороге от Ле Гранд-Армуаз к Стонну до высоты 299, затем рота развернулась в боевой порядок для атаки. Первый и второй взвод атаковали деревню с левой стороны от дороги, третий взвод – справа. По свидетельству французов, они почти не встретили сопротивления, и вошли в центральную часть деревни, так как при виде В1 bis немцы либо убегали, либо укрывались в подвалах.

Рассказывает лейтенант Каравео: «От Ле Гранд-Армуаз до высоты 299 дорога поднимается очень круто, и продвижение происходит относительно медленно. С высоты 299 мы видим плато, на котором находится Стонн, рота начинает разворачиваться в отработанный на учениях боевой порядок. Заметив позиции передовых подразделений в 200 м южнее Стонна, я немедленно открыл огонь. Постепенно взводы поднимаются на мой уровень. Начинается бой. Противотанковые средства, занимающие свои позиции, уничтожены. Враг отступает. Мы затем продолжаем очищать деревню, занятую многочисленными подразделениями вражеской пехоты. В 09:30 утра Стонн полностью очищен. Я сообщаю об этом командиру батальона».

Видимо, какой-то немецкий противотанковый взвод был пойман французскими танкистами в момент, когда он только вышел на позицию и не успел отцепить свои орудия от тягачей и изготовиться к стрельбе. Возможно, это был 3-й взвод противотанковой роты полка «Grossdeutschland». К сожалению, Хелмут Шпетер (Helmuth Spaeter) в своей книге не упоминает подробностей боевых действий данного взвода, хотя именно ее командир, лейтенант Хинтце (Hintze), стал единственным офицером из 14-й роты, погибшим в этот день. Первый взвод под командованием фельдфебеля Хинделанга (Hindelang) во время этой атаки оставался в резерве около охотничего замка «Шато дез Ют д’Они». Фронт обороны остальных немецких взводов противотанковых орудий был развернут на запад, пушки спрятаны во рву на западной окраине деревни. С этого места расчеты орудий 2-го и 4-го взвода противотанковой роты не видели французские танки, так как 3-я рота 49-го ББТ наступала на южную окраину Стонна.

Онор (Honor), в мае 1940 г. старший сержант, водитель танка № 357 «Ribauville» 1-й роты 49-го ББТ, утверждает, в отличии от Каравео, что в этой первой атаке рота лишь подошла вплотную к окраине Стонна, непосредственно в него вошел только взвод на правом фланге. Немецкая пехота быстро покинула деревню. Не было видно ни присутствия противотанковых орудий, ни пулеметов.

Младший лейтенант Марсель Дюсотой вспоминал, что в их расположении появился Пигаль (Pigalle), командир 1 -го батальона 67-го пехотного полка, имевший опыт атаки совместно с танками еще со времен Первой мировой войны: он участвовал во второй битве на Эне в 1917 г. под Берри-о-Бак (Berry-au-Bac).

Опираясь на трость (у него была повреждена нога), он нашел слова, успокаивающие солдат после отступления: «Сынки, с этими танками мы снова возьмем Стонн». Солдаты разбились на группы, бегущие в колоннах за каждым танком. Дюсотой с тремя или четырьмя солдатами следовал за «своим» танком. В башне открылся люк, и танкист спросил его об обстановке на поле перед Стонном. Дюсотой ответил, что опасаться нечего, вплоть до Стонна нет ни препятствий, ни противотанковых орудий.

Танк продвигался параллельно дороге, держась в 100-200 м слева от нее. На середине пути французы попали под немецкий артиллерийский заградительный огонь. Дюсотой: «Повсюду взрывы снарядов. Раненые, убитые…крики о помощи. Главное – удержаться за танком, используя его как щит от огня из деревни». Танк остановился. Дюсотой увидел слева разрушенный дом, из подвала которого выглядывали пять или десять солдат противника. Младший лейтенант даже успел разглядеть выражение ужаса на их лицах. Задний люк башни открылся снова, танкист приказал: «Ложись!»

Выстрел из 75-мм орудия, и стена дома обвалилась на немцев. В облаке поднявшейся пыли танк проутюжил завал. По словам Дюсотой, эта страшная картина преследовала его всю оставшуюся жизнь.

Когда французские пехотинцы вошли в деревню, танки отошли назад. В1 bis выстроились южнее деревни, чтобы с возвышенности наблюдать за ней. Полк «Grossdeutschland» быстро использовал преимущество в численности пехоты, выдавливая французов из Стонна. Кроме того, немецкое командование вызвало в деревню 15-ю роту (тяжелых пехотных орудий), устанавливая орудия вне видимости В1 bis, остающихся на месте.

В то же время подход немецких подкреплений и снабжение уже находящихся в этом секторе подразделений были затруднены. Французская артиллерия открыла огонь. С регулярными интервалами на немецкие позиции обрушивались 75-, 105-и 155-мм снаряды. 16-я батарея 242-го артполка, к примеру, открыла в 9:40 огонь по деревне Артез, которая быстро превратилась в сплошные руины. Подходящие к Стонну дороги подвергались особенно сильному обстрелу. По требованию командования 67-го полка, 5-й дивизион 242-го артполка производил регулярные огневые налеты на высоты 191, 208 и 211, поскольку они представляли собой перекрестки, через которые вынуждены были проходить немецкие части при передвижении внутри сектора.


Позиции 3-й роты 1-го батальона 67-го пехотного полка западнее Стонна и маршрут ее отхода к югу в начале 8 ч утра [1].


Французские танкисты обнаружили возвращение немцев в Стонн и повторно атаковали деревню. Но эта атака проходила уже не так гладко, как первая. Она развивалась без поддержки пехоты: 67-й пехотный полк не мог наступать до 10:30 из-за отсутствия боеприпасов.

Лейтенант Каравео: «Пользуясь сложившейся ситуацией, немцы опять просочились слева и справа от деревни и установили несколько противотанковых пушек. Это проникновение замечено после того, как пулемет открыл огонь по спешившимся экипажам. Я немедленно приказал начать новую атаку на Стонн и позиции восточнее и западнее деревни».

Свидетельство Луи Бартелеми (Louis Barthelemy), служившего в 1940 г. в звании лейтенанта в 49-м ББТ: «В роте восполнения потерь имелось два танка. Я получил под команду ту машину, раненый командир которой был эвакуирован накануне. Этот танк назывался«Frontignan», его водителем был сержант Бойе (Воуег). С двумя танками я на полной скорости направился к батальону, который уже вел боевые действия. На западной окраине Ле Гранд-Армуаз я нашел заместителя командира батальона Л’Дюмона (L’Dumont). Мы немедленно направились к Стонну. Немецкий легкий танк с безрассудством (и бесстыдством) открыл по нам огонь. Это была вторая модель, вооруженная 20-мм пушкой (следовательно, Panzer II массой 9,5 т, броня 30 мм). Я все еще вижу его очередь красных трассирующих снарядов. Несколько мгновений спустя он был объят пламенем. Я не знаю, кто подбил его, так как мы все стреляли по нему».

Лейтенант Каравео: «В этом новом бою два танка серьезно повреждены на левом фланге (у В1 bis №385 «Thiaucourt» пробит блок воздушных жалюзи (persionnage de sortie d'air) и бак с водой, у второго В1 bis поврежден корпус ходовой части (train de roulement). – Прим.авт.). Эти два танка тем не менее продолжали стрелять по противнику. На правом фланге третий взвод потерял два танка – один взорвался (французская мина или противотанковая пушка): другой свалился в карьер. Время 10:20. Деревня снова очищена. Об этом сообщено по рации командиру батальона».


Вид сзади на В1 bis №416 «Hautvillers», разрушенный внутренним взрывом вследствие пожара.


В1 bis №368«Gaillac».


4,7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.l из состава Pz.Jag.Abt.521 в районе Стонна.


Танки Каравео снова вернулись на исходные позиции. Фактически, к этому моменту рота безвозвратно потеряла на правом фланге два В1 bis из 3-го взвода: еще во время первой атаки был подбит В1 bis №368 «Gaillac»; экипаж погиб от внутреннего взрыва, во время второй – подбит №416 «Hautvillers»; снаряд пробил броню, легко ранив водителя и вызвав пожар электрооборудования. Танк вышел из строя, экипаж попал в плен. В результате пожара танк взорвался. На многочисленных фотографиях этого танка видно, что у него перебита левая гусеница, погнут ствол 47-мм пушки и смещена башня. Оба эти танка обстреливались из орудия танка Коха.

Как вспоминал Кох, спустя большой промежуток времени после подбития третьего танка из садов появился четвертый танк: «Это был монстр, у нас не было даже мысли, что у французов имелись такие танки. Мы произвели по нему около двадцати выстрелов, не добившись никакого результата. Однако после нескольких следующих попаданий у него слетела гусеница». Значительно позже появился пятый танк (В1 bis), ведущий огонь во все стороны. Он не обнаружил стреляющий по нему Pz.Kpfw.IV. Но 75-мм снаряды немецкой танковой пушки не наносили ему видимых повреждений до тех пор, пока ствол башенной пушки французского танка не был поврежден попаданием снаряда. Последовавший пожар вызвал взрыв боекомплекта, сорвавшего задние бронелисты корпуса.

На этом закончилось участие в бою в Стонне экипажа танка №700. Израсходовав боеприпасы, немецкие танкисты покинули свою машину. На следующий день танкисты разыскали свою часть, где им сообщили, что Pz.Kpfw.IV, накануне утром уцелевшие после первой атаки и атаковавшие Стонн позднее совместно с легкими танками, были подбиты на его западной окраине.

Остается вопрос, кто подбил два танка В1 bis на левом фланге. В связи с этим очень интересна информация о повреждениях, полученных этими танками. Каравео утверждает, что они были сделаны 47- мм бронебойными снарядами, и выдвигает предположение, что немцы использовали трофейные французские противотанковые пушки. Однако командир противотанковой роты Бэк- Броихситтер полка «Grossdeutschland» не говорит об использовании таких трофееев 15 мая. В то же время упоминания об особо мощных и опасных противотанковых орудиях мы встречаем и в воспоминаниях других французских участников боя за Стонн 15 мая. Кроме того, французы также безвозвратно потеряли В1 bis №354 «Chinon» из 1-й роты 49-го БД который не участвовал в атаке 3-й роты. Этот танк был послан для уничтожения противотанковых средств, обнаруженных ранее утром.

«Chinon» под командованием лейтенанта Роу (Rohou) двигался в сторону деревни и был выведен из строя, не нанеся ущерба немцам, в 300 м к югу от водонапорной башни, правее позиции взвода Салаберри. Экипаж был расстрелян у подбитого танка и похоронен в братской могиле около корпуса танка. Тело лейтенанта Роу так и не нашли. С учетом того, что французы обстреливали как с водонапорной башни, так и с позиции взвода Салаберри всех немцев, попадавших в их поле зрения, противотанковая пушка, подбившая «Chinon», могла укрываться от них только за домами в самой деревне. Следовательно, «Chinon» был подбит с дистанции не менее 500 м, что было возможно только из достаточно мощного орудия. Можно предположить, что и он, и остальные танки на левом фланге были уничтожены не из трофейных 47-мм противотанковых пушек, а из самоходных противотанковых орудий 4,7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.l из состава 1-й роты 521-го противотанкового дивизиона (Pz.Jag.Abt.521), приданной 10-й танковой дивизии. Хотя в журнале боевых действий 10-й танковой дивизии запись о прибытии этой роты в Стонн сделана в 8:5016 мая (NARAT315 R559 Ю00350), на карте обстановки на утро 15 мая, приведенной в книге Хелмута Шпетера, показано прибытие в деревню вместе с ротой тяжелых пехотных орудий и части подразделения, обозначенного как «I.PzJ'ager». Возможно, так обозначили 1 -ю роту из Pz.Jag.Abt.521.

Кроме встречи с тяжелыми противотанковыми орудиями, французские танкисты столкнулись еще с одной неожиданной проблемой. В четырех танках вышли из строя 47-мм пушки SA1935 вследствие разрыва гильз выстрелов с осколочными снарядами. Луи Бартелеми: «Еще один сюрприз: нам запретили использовать выстрелы с осколочными снарядами. Они оказались дефектными. Разрешено использовать только выстрелы с бронебойными снарядами».

После отхода французских танков немцы вернулись в Стонн. Прибыли новые подразделения полка «Grossdeutschland», а также 16-я рота штурмовых орудий, командир которой, старший лейтенант фрайхерр фон Эглоффштайн (Freiherr von Egloffstein), возглавил разрозненные части в центральной части деревни.

Французская артиллерия вела интенсивный огонь как по Стонну, так и по зоне севернее объекта атаки. Снаряды 155-мм орудий 16-й батареи 242-го артполка непрерывно обрушивались на позиции 2-го батальона полка «Grossdeutschland». Эта же батарея также уничтожила много автомашин 10-й танковой дивизии в лесу Рокур (Raucourt).

Подполковник фон Шверин (командовавший «Grossdeutschland» в этом бою) дал особенно запоминающуюся характеристику французской артиллерии: «Здесь была пехота 67-го полка, которая закрепилась и стойко обороняла деревню. Яростный бой начался. Французская артиллерия открыла огонь с огромной точностью. Она оборудовала свои позиции, что не могла сделать предыдущим днем из-за скорости немецкого продвижения. Здесь было много батарей, и наши солдаты встретились с той артиллерией, которую я знал по Первой мировой войне. Мы понесли большие потери».

Стоит упомянуть, что со взаимодействием различных родов войск у самих немцев были проблемы. Накануне, 14 мая, в результате двух ошибочных налетов немецких пикирующих бомбардировщиков на занятый немцами Шемери (Сиётегу) погибли командир 43-го штурмового саперного батальона подполковник Малер (Mahler) и несколько офицеров из 2-го танкового полка, был тяжело ранен командир 1-й танковой бригады полковник Кельтш (Keltsch). 16 мая из-за недолета снаряды немецкой артиллерии упали на близко расположенные друг от друга командные пункты полка «Grossdeutschland» и прибывшего на подкрепление 69-го мотострелкового полка 10-й танковой дивизии, нанеся чувствительные потери в офицерском составе.

Около 10:40 французы начали новое наступление. Оно было организовано гораздо лучше. Танки теперь была готова сопровождать и пехота. Для атаки выделили все наличные силы:

– 1-й батальон 67-го пехотного полка под командованием майора (commandant) Пигаля;

– только что прибывшую 1 -ю роту 1 -го батальона 51-го пехотного полка (капитан Марта (Martin);

– три оставшихся в боеспособном состоянии танка В1 bis роты Каравео;

– два взвода 1-й роты 45-го ББТ в составе семи Н39 (взвод Рикебуша оставлен в резерве);

– один взвод 2-й роты 4-го ББТ (три танка FCM 36).

Всего силы атакующих насчитывали 13 танков и около 1000 пехотинцев. Согласно плану, 1-я рота 1-го батальона 51-го пехотного полка должна была атаковать Стонн с запада, в то время как остальная пехота при поддержке танков наступала с юга на север, от высоты 299. На юге танки В1 bis и Н39 вместе с пехотой образовали дугу и перешли в атаку под сильным огнем немцев. Слева наступал взвод Шамбера, в центре танки роты Каравео, восточнее дороги – взвод Пишара.

В 500 м от Стонна танки В1 bis остановились и в дальнейшем вели огонь с места, обстреливая деревню из 75-мм орудий. Согласно воспоминаниям Каравео, его танки дальше не продвигались. Он получил приказ на отход уже в 11:15, но рота по его инициативе оставалась на месте еще около часа, занимаясь эвакуацией ранее поврежденных танков. Ему удалось оттащить в заросли, находящиеся в 500 м на юго-запад от высоты 299, как оба подбитых на левом фланге В1 bis, так и танк, опрокинувшийся в карьер.

Остановившиеся В1 bis роты Каравео обогнали танки Н39 и пехота. Вскоре батальон 67-го полка достиг первых домов и вступил в рукопашную схватку с подразделениями «Grossdeutschland». Со своей стороны рота 51 -го полка атаковала позиции на западе деревни. Ее первый взвод наступал на заросли Гранд-Кот, второй – в направлении главной улицы и третий – дороги вдоль южной стороны деревни.

Командир 14-й (противотанковой) роты полка «Grossdeutschland» так описывал этот бой:«… Звуки выстрелов из винтовок имели сильный психологический эффект. Это был наш первый оборонительный бой против пехоты. Бойцы укрывались в канавах, не смея покинуть укрытие. Постепенно звуки выстрелов приближались, отдельные французские танки вели за собой новую волну атакующей пехоты.

В садах было трудно оценить их количество. Ситуация стала критической, под сильным огнем боевой дух солдат упал. Все они участвовали в боевых действиях с 10-го мая, и их силы были на исходе…

…Я отдал приказ:«Всем стрелять! Мы должны удержать эту деревню!»…

…Старший лейтенант Ханерт (Hanert), командир пулеметной роты 1-го батальона, прихрамывая пришел от водонапорной башни. Он был ранен в таз винтовочной пулей. Французы атаковали от башни/ Я немного продвинулся вперед вдоль рва в сторону садов, чтобы увидеть эту часть деревни. В самой деревне несколько солдат убегали от водонапорной башни. Их крики «танки!» распространяли страх. Французы начали новую атаку с другого направления. Я не имел понятия, как вовремя выдвинуть вперед взвод Хинделанга…

…Крик «танки!» достиг охотничьего замка. Немедленно Хинделанг выдвинул взвод по своей собственной инициативе. В последний момент он пронесся через развалины Стонна, с гренадерами, висящими на тягачах, везущих подпрыгивающие на препятствиях пушки. Хинделанг стоял на подножке своего автомобиля. Вперед – до самой водонапорной башни. Они достигли конца деревни. Около десяти французских танков надвигались на них на широком фронте. На скорости 40 км/ч водители развернули свои автомобили в тот момент, когда французские танки открыли огонь. Стрельба велась также с водонапорной башни, несколько человек были сразу ранены, так как орудия были отцеплены прямо посередине улицы. Но взвод развернул свои пушки! Дуэль началась. В перестрелке, длившейся около часа, взвод Хинделанга удержал позицию под огнем атакующей пехоты и флангового огня с водонапорной башни и поросшего лесом холма…»


В книге Стивена Залоги [4] приведена фотография блока воздушных жалюзи танка «Hautvillers». Подпись под фотографией утверждает, что блок пробит снарядами калибра 75 мм, выпущенными из пушки танка Коха. Но если вспомнить, что расстояние от нижней кромки жалюзи до нижней кромки соседнего жалюзи составляло примерно 6,5 см, то станет ясно, что диаметр пробоин составляет около 50 мм.


Подбитый на перекрестке дорог на окраине Стонна В1 bis №416 «Hautvillers». Через открытый люк отсека экипажа виден большой пролом брони левого борта.


На более ранней фотографии В1 bis №416 «Hautvillers» отсутствуют как большой пролом брони левого борта, так и пробоины в блоке воздушных жалюзи.


Несколько отличную картину боя приводит М. Дельвуа (М. Delvoix), бывший жандарм, служивший в 45-м ББТ: «Взвод Пишара на правом фланге двигался по следам гусениц танков взвода Мено. Достигнув сгоревшего танка Верилля, они в свою очередь попадают под огонь скорострельных пушек со стороны водонапорной башни. Один из танков обездвижен попаданием бронебойного снаряда, но продолжает стрелять в быстром темпе. Остальные танки медленно продвигаются вперед, ведя огонь из своего оружия.

Танк Пишара движется в центре боевого порядка взвода. Снаряд ударяет в передний эпископ башни (смотровой прибор, который использует командир танка). Он не пробивает бронированный корпус эпископа, лишь срывает его с крепления и сбрасывает на плечо Пишара. Танк продолжает двигаться вперед и получает новые попадания. Второй снаряд проходит между командиром танка и его водителем, в зазор размером около 30 см, третий пробивает броню и попадает в бензобак, не вызывая пожара, четвертый попадает в подвеску, нанося незначительное повреждение. Однако командир третьего танка взвода, унтер-офицер (adjudant) Чиаравильо (Chiaraviglio), имевший репутацию великолепного стрелка, обнаружил противотанковую пушку, уничтожил ее из танкового орудия и продолжил в одиночку выполнение задачи взвода.

Лейтенанту Пишару удалось вывести свой танк обратно к французским исходным позициям, затем он пешком вернулся на поле боя, к танку Чиаравильо, чтобы снаружи продолжать руководить его действиями. Назад он вернулся только после занятия Стонна французской пехотой».


Схема атаки Стонна в периоде 10:30 до 12:30 [2].


Подбитый южнее Стонна В1 bis №354 «Chinon» (JYM).


Возможно, унтер-офицер Чиаравильо уничтожил 47-мм пушку, так как в своих воспоминаниях генерал Бонарди особо выделяет это орудие: «К счастью, наиболее смертоносное противотанковое орудие было обнаружено и уничтожено из танкового орудия наводчиком-снайпером Чиаравильо».

Последнюю фазу атаки французских танков и пехоты на Стонн Бэк-Броихситтер описывает следующим образом: «…Хинделанг был атакован тремя 32-тонными танками. При каждом попадании трассирующий снаряд рикошетировал и улетал в неизвестном направлении. Танки продолжали двигаться сквозь сады. С дистанции 100 метров один из них добился прямого попадания в противотанковую пушку и полил обломки пулеметным огнем. Командир орудия – унтер-офицер Крамер (Kramer) и его наводчик были ранены, а другие номера расчета убиты. Крамер под пулеметным огнем подполз к наводчику и затащил его за дом.

Огонь трех тяжелых танков угрожал уничтожить взвод. Затем один из гигантов повернулся боком. Командир находящегося на левом фланге орудия, обер-ефрейтор Гиземанн (Giesemann), обнаружил небольшую оребренную панель на его правой стороне; очевидно, это была охлаждающая система танка. Панель была не больше, чем ящик боеприпасов. Гиземанн прицелился в нее и выстрелил. Из танка вырвался вверх язык пламени. Молодой обер-ефрейтор был действительно снайпер по стрельбе из его противотанковой пушки!

Оба командира пушек теперь открыли огонь по маленьким квадратам на боках тяжелых танков. Вскоре после этого левая пушка получила прямое попадание и была выведена из строя. Хинделанг оттащил сохранившуюся пушку обратно в деревню. Три тяжелых танка были выведены из строя. Остальные танки стояли обездвиженными перед деревней…»

«…Получив приказ, в полдень рота покинула свои позиции в деревне».

В этом описании есть два явных несоответствия. Во-первых, как мы уже знаем, танки В1 bis Каравео в этой атаке к деревне не подходили и повреждений не получали. Во-вторых, как видно из описания боя, огонь велся немцами по панели, которую приняли за охлаждающую систему танка. Но посмотрим внимательно ее описание. Оребренная панель на правой стороне танка, размерами не больше, чем ящик боеприпасов. Это явно не огромный монолитный литой блок воздушных жалюзи танка В1 bis, имевший высоту около 89 см, к тому же находящийся на противоположной (левой) стороне танка. Следует отметить, что Бэк-Броихситтер находился в западной части Стонна и сам боя видеть не мог, описание он составил на основе последующего доклада. Возможно, к выводу о типе танка он пришел, исходя из его описания, либо увидел подбитые В1 bis, покидая деревню.

Но с кем мог сражаться взвод Хинделанга?

В момент атаки на поле боя находился еще один участник – 2-я рота 4-го ББТ, вооруженная танками FCM 36. Короткоствольные 37-мм пушки этих танков не подходили для борьбы с немецкой бронетанковой техникой, поэтому они не участвовали в атаке вместе с Н-39 45-го БТТ. Согласно воспоминаниям командира роты лейтенанта Люкка (Lucca), он с 1 -м и 2-м взводом своей роты находился на краю зарослей западнее высоты 299, поддерживая огнем с места продвижение своей пехоты.

Но один взвод 2-й роты в составе трех танков FCM 36 атаковал южную часть Стонна с исходной позиции на высоте 288, находящейся к юго-востоку от высоты 299. Заметим, что FCM 36 был единственным французским танком, имевшим по обе стороны двигательного отсека жалюзи, представлявшие из себя «оребренную панель, размерами не больше, чем ящик боеприпасов для 3,7 cm РАК, попадание в которую заслуживает получения звания снайпера». Если взвод Хинделанга обстреливал жалюзи французских танков, то это могли быть жалюзи только этих машин. Но насколько результативна была эта стрельба в действительности?

Согласно воспоминаниям Люкка, накануне, утром 14 мая, во второй роте по техническим причинам вышло из строя два танка из третьего взвода. Во время отхода вечером этого же дня рота была остановлена на дороге Стонн – ла Берлиер и получила приказ поступить в распоряжение занимавшего оборону в этом районе батальона 67-го моторизованного пехотного полка. Лейтенант Люкка пытался объяснить, что не может действовать в отрыве от своего батальона, так как без ремонтной службы и снабжения специальными смазочными маслами он не сможет нормально эксплуатировать свои танки. Но приказ остался в силе. В результате в следующие два дня из оставшихся в его роте одиннадцати боевых машин он был вынужден направить в тыл три танка, повреждения которых легко могли быть устранены на месте силами батальонной ремонтной службы. Из них вечером 15 мая в тыл ушли два FCM 36: из-за неисправного сцепления через ла Берлиер, Ош (Oches) и Верьер (Verrieres) в Бриель (Brieulles) был отправлен танк сержанта Вернона (Vergnon) с водителем рядовым Юбером (Hubert), еще один танк рядового Лафо (Lafon) был отправлен в Ле Петит-Армуаз (Les Petites-Armoises), причем сам Лафо был назначен командиром другого танка. Люкка пояснил, что старался направить в тыл танки своим ходом при первом появлении признаков неисправности, не дожидаясь момента, когда их придется тащить на буксире.

После ухода двух танков в роте оставалось девять боеспособных FCM 36, один из которых на следующий день также был отправлен в тыл (позже Люкка нашел все три танка в назначенных им пунктах). Таким образом, к концу дня 15 мая все одиннадцать танков роты, включая даже получившие повреждения, оставались на ходу.

Первые безвозвратные потери рота понесла только 16 мая. В 20 ч два взвода роты выдвигались в район леса около Си и были атакованы немецкими бомбардировщиками. Замыкающий ротную колонну FCM 36 тянул на буксире другой подбитый танк. Три бомбы попали в эту сцепку. В результате буксируемый танк загорелся, а у буксировщика слетела башня. Погибли три танкиста, один получил ранение. К концу дня колонну догнал еще один взвод танков и позиции у леса около Си заняли шесть оставшихся танков роты.

Что касается 1 -й роты 45-го ББТ, то согласно Дельвуа она во второй атаке потеряла два танка, еще три танка были обездвижены, один экипаж пропал без вести.

Поэтому заявление Бэк-Броихситтера о выведении из строя трех тяжелых танков и обездвиживании остальных представляется несколько преувеличенным. Впрочем, и оставление его ротой своих позиций было вынужденной мерой.

В полдень рукопашный бой, быстро складывающийся в пользу французов, шел уже в центральной части деревни. Позже генерал Бьюссон, в то время полковник, командир пехотных частей 3-й моторизованной пехотной дивизии, так описал этот бой: «Убивали гранатами, кололи штыками и ножами».

Французская пехота зачищала дома, и в течение нескольких минут бой закончился. Немцы быстро отступали. «Grossdeutschland» потерпел первое поражение с начала войны, оставив убитых, часть раненых и большое количество техники на поле боя. Но и французы попали под огонь автоматического оружия с горы «Сахарная голова», который нанес им чувствительные потери. Немецкие пулеметы были быстро подавлены подошедшими с западной окраины танками Н-39 взвода Шамбера 45-го ББТ. Позже их поддержал появившийся на сцене взвод FCM 36. К 12:30 Стонн был очищен от немцев.

Немецкое командование восприняло эту атаку как начало массированного танкового наступления на их позиции к северу от Стонна. Противотанковая рота полка «Grossdeutschland» заняла оборону на опушке леса возле КП полка в охотничьем замке. К Стонну были направлены подкрепления, а в глубине немецких позиций приступили к подготовке противотанковых рубежей обороны. К сожалению, у французов уже не было сил для развития успеха, и они также перешли к обороне. Стонн превратился в арену ожесточенных боев и удерживался французами более недели.

14-я противотанковая рота полка «Grossdeutschland» в сражении за деревню больше не участвовала. В течение утреннего боя она потеряла убитыми одного офицера и 12 солдат и унтер-офицеров, ранеными – 16 солдат и унтер-офицеров, потери в технике составили 12 тягачей и шесть пушек из 12. При этом за предыдущие пять дней военной кампании в роте не было погибших, а количество раненых не превышало 49 солдат и унтер-офицеров. Рота заявила о подбитии 15 мая 33 французских танков. Старший лейтенант Бэк-Броихситтер и старший фельдфебель Хинделанг за этот бой были награждены «Рыцарским Крестом». Наверное, заслуженно, учитывая проявленную храбрость и инициативу. Однако общее заявленное ротой число подбитых французских танков оказалось сильно завышено, а В1 bis были зачислены на их счет просто по недоразумению. Но миф о пробитии воздушных жалюзи этих танков снарядами 3,7 cm противотанковых пушек уже родился, получил документальные подтверждения, попав в официальные рапорты, и начал свою долгую жизнь, кочуя по страницам книг разных авторов.


Два взвода танков FCM 36 из состава 4-го ББТ (MB).




В центре – расчет противотанковой пушки 3,7 cm РАК на учениях. Обратите внимание на размер снарядного ящика на переднем плане. Сравните с размерами жалюзи на правой стороне танка FCM 36 (первое фото) и жалюзи на левой стороне танка В1 bis «Bourgueil» (нижнее фото).


Автор выражает благодарность за предоставленные фотоматериалы Barthelemy Vieillot (BV), Association «Ardennes 1940, a ceux qui ont resiste» и лично ее президенту М. Michel Baudier (MB), а также Jean Yves Mary(JYM).


Литература

1. Сборник мемуаров "14/25 MA11940, Vaincre ou mourir sous le soleil des Ardennes». – Societe philatelique et cartophile du canton de Raucourt, 1995.

2. Bernard Horen. Une bataille «oubliee- de la seconde guerre mondiale: bataille de Stonne-Le Mont-Dieu-Tannay, 14-25 mai 1940. – Association «Ardennes 1940, a ceux qui ont res/ste», 1999.

3. Helmuth Spaeter. The history ot the Panzerkorps Grossdeutschland. – J.J.Fedorowicz Publishing inc., 1992.

4. Steven J. Zaloga. Panzer IV vs Char В1 bis, France 1940 (Duel №33). – Osprey Publishing Ud.,2011.

Боевые машины на базе БМД-3

Семен Федосеев


Использованы фото А. Передника, Н. Донюшкина. Е Мешкова и из архива редакции.


В разные годы были начаты ОКР по созданию на базе БМД-3 (см. «ТиВ» №5-7/2012 г.) целого ряда боевых и специальных машин, однако по разным причинам большинство из них прекратилось на этапах подготовки рабочей конструкторской документации и изготовления опытных образцов для предварительных испытаний.

Из числа машин на шасси БМД-3, поставленных на серийное производство, можно упомянуть боевую машину десанта БМД-4, 125-мм самоходную противотанковую пушку 2С25 «Спрут-СД» и разведывательную химическую машину РХМ-5. Завершена также разработка десантного многоцелевого бронетранспортера БТР-МД.


Командирская БМД-ЗК

Предварительные испытания командирской модификации «Бахча-К» прошли в 1993 г., государственные испытания – в 1994 г., а в 1996 г. под обозначением БМД-ЗК она была принята на вооружение. Боевой расчет БМД-ЗК сокращен до пяти человек, на машине дополнительно смонтированы радиостанции и навигационная аппаратура. Однако серийно БМД-ЗК не выпускалась.


Одна из первых боевых машин десанта БМД-4 («Объект 960»). Амбразура автоматического гранатомета в лобовом листе корпуса еще не заглушена.


БМД-4 на плаву.


БМД-4

Еще на этапе формирования облика семейства боевых и специальных машин для ВДВ на базе «боевой машины десанта 90-х годов» конструкторы в инициативном порядке предлагали включить в него «боевую машину десанта с повышенными характеристиками по вооружению и защите». Комплекс ее основного вооружения был бы аналогичен разрабатываемой в это же время БМП-3 (100-мм орудие, 30-мм автоматическая пушка и 7,62-мм пулемет в едином блоке в двухместной башне) при боевой массе машины 14-15 т. Предполагалось выполнить перспективную БМД на шести- или семикатковом шасси – в зависимости от планируемой вместимости. Проект так и не реализовали, однако к вопросу усиления вооружения БМД и его унификации с вооружением серийной БМП-3 вернулись уже во второй половине 1990-х гг..

На этот раз речь шла о существенной модернизации БМД-3 с сохранением пятикаткового шасси и установкой двухместного боевого отделения с комплексом вооружения, аналогичным БМП-3. Новое боевое отделение (боевой модуль) разработали в тульском КБ Приборостроения (КБП) в рамках программы модернизации БМП-3. ОКР по боевой машине десанта с новым унифицированным боевым отделением получила шифр «Бахча-У» (который нередко относят к боевому отделению). КБП оказалось ведущим предприятием по этой ОКР. Соисполнителем по шасси был, естественно, ВгТЗ, где работы шли под руководством главного конструктора В.В. Ханакина. Совместные работы КБП и ВгТЗ по этой машине развернулись с 1997 г. Опытное боевое отделение было изготовлено КБП и «Туламашзаводом» в 2001 г. и прошло испытание на шасси БМД-3.

На вооружение новую боевую машину десанта приняли 31 декабря 2004 г. под обозначением БМД-4. В мае 2005 г. в Туле на территории ГУП «КБП» его Генеральный конструктор А. Г. Шипунов торжественно передал командующему ВДВ генерал-полковнику А.П. Колмакову четыре БМД-4, а в августе того же года новые машины получил 137-й отдельный парашютно- десантный полк (г. Рязань). Предполагалась организация серийного производства БМД-4 с изготовлением новых шасси на ВгТЗ и постепенная модернизация ранее выпушенных БМД-3 до уровня БМД-4 в ходе капитального ремонта.

Разумеется, не обошлось без «трений». На фоне в целом положительных отзывов командования ВДВ звучали нарекания на превышение БМД-4 предела массы 13,2 т, который ранее с большим трудом был согласован для БМД-3 (хотя столь радикальное усиление вооружения могло дать и куда большее увеличение массы).

Интенсивная эксплуатация первых трех БМД-4 в 137-м полку позволила выявить ряд проблем. Высказывались, в частности, претензии и к «стыковке башни и шасси» – в основном, к совместимости электрооборудования корпуса машины и боевого отделения, к узкому температурному диапазону концевых выключателей и т.п. Вызывало нарекание качество изготовления некоторых деталей, что потребовало доработок. Если офицеры-десантники, эксплуатировавшие первые БМД-4, даже шутили, что в машине «нужно предусмотреть еще одно место – для представителя завода» (а представители КБП и ВгТЗ все время находились в части в процессе опытной эксплуатации), то к машинам следующей серийной партии относились уже значительно лучше. Из Рязани БМД-4 передали в 76-ю десантно-штурмовую дивизию (г. Псков).

БМД-4 сохранила шасси и общую схему компоновки базовой БМД-3. В отделении управления по оси машины располагается механик-водитель, справа и слева от него – два десантника, а также два универсальных сиденья, на которых при десантировании размещаются командир и наводчик. За отделением управления расположено боевое отделение с размещением основного вооружения и двух членов экипажа во вращающейся башне. За башней находится десантное отделение с тремя местами для десантников, осуществляющих посадку и высадку через кормовой десантный люк. Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) занимает заднюю часть корпуса.

В башне в едином блоке собраны 100-мм орудие-пусковая установка 2А70, справа от него – 30-мм автоматическая пушка 2А72, слева — 7,62-мм пулемет ПКТ или ПКТМ. Конструкторам КБП удалось сделать строенную установку разнокалиберного вооружения достаточно компактной; блок оружия имеет длину 3943 мм, ширину по цапфам 655 мм, массу 583 кг. Углы наведения блока оружия по вертикали – от -6 до +60°.

2А70 представляет собой нарезное 100-мм орудие низкой баллистики с вертикальным клиновым затвором, с возможностью запуска через ствол противотанковой управляемой ракеты (ПТУР), снабжено единым автоматом заряжания осколочно- фугасных снарядов и ПТУР. Автомат производит доставку выстрелов из мест хранения в плоскость заряжания орудия-пусковой установки, досылание в камору и удаление стреляной гильзы за пределы боевого отделения. Соответственно,автомат заряжания включает конвейер, механизмы загрузки, заряжания и открытия люка выброса гильз. Каркас конвейера, в котором выстрелы уложены в лотки, размещен под полом боевого отделения и может вращаться относительно последнего с помощью электромеханического или ручного (аварийного) привода. Автомат заряжания уменьшает загазованность внутри машины и обеспечивает заряжание пушки в течении 4-6 с.

ПТУР вместе с орудием и аппаратурой управления составляет комплекс управляемого вооружения. В его составе могут использоваться выстрелы ЭУБК23-3 с ПТУР 9М117М1 или ЗУБКЮ-З с ПТУР 9М117. Система управления обеих ПТУР – полуавтоматическая по лучу лазера. ПТУР 9М117М1 «Аркан» при бронепробиваемости 750 мм с преодолением динамической защиты позволяет на дальностях до 5500 м поражать современные основные боевые танки, включая М1А1 «Абрамс», «Леопард-2» и др. (бронепробиваемость боевой части ПТУР 9М117 – 550 мм без обеспечения преодоления ДЗ, максимальная дальность стрельбы – 4000 м). В боекомплект орудия входят 100-мм выстрелы с осколочно-фугасными снарядами: ЗУОФ19 со снарядом 30070 и ЗУОФ17 со снарядом 30Ф32. Оптимизированная форма снаряда, некоторое его облегчение при увеличении метательного заряда в выстреле ЗУОФ19 позволили вести огонь на дальности до 7000 м против 4000 м с ЗУОФ17, при этом могущество снаряда ЗОФ70 выстрела ЗУОФ 19 увеличено за счет большего коэффициента наполнения, улучшена также кучность стрельбы.

Автоматическая пушка 2А72 имеет двухстороннее ленточное питание с автоматизированным и ручным переключением подачи. В боекомплект входят патроны ЗУБР6 с бронебойно-трассирующим, ЗУБР8 с бронебойным подкалиберным и ЗУОФ8 с осколочно-фугасно-зажигательным снарядами. Дальность стрельбы 30-мм пушки – до 4000 м осколочно-фугасным и до 2500 м бронебойным подкалиберным снарядами. Использованные звенья лент пушки и пулемета, стреляные гильзы пулемета отводятся внутрь боевого отделения. Комплекс вооружения рассчитан на поражение не только наземных (основные боевые танки, бронемашины, живая сила открыто и в укрытиях, огневые сооружения, пусковые установки ПТУР и др.), но и низколетящих воздушных целей противника (возможность поражения вертолетов огнем 30-мм пушки или ПТУР).


Боевые машины десанта БМД-4. Хорошо видны строенная установка вооружения и комбинированные прицелы наводчика и командира.


Боекомплект механизированной боеукладки составляют 34 унитарных 100-мм выстрела (в том числе четыре выстрела с ПТУР), 350 патронов к 30-мм автоматической пушке и 2000 7,62-мм патронов к пулемету. Кроме того, имеются шесть запасных 81 -мм дымовых гранат ЗД6 (ЗД6М) для дымовых гранатометов. При авиатранспортировке и десантировании парашютным способом БМД-4 устанавливалось уменьшение боекомплекта. Это одна из вынужденных мер «снятия» лишней массы, так как для десантирования требуется снизить массу машину с 13,6 до 13,2 т.

Существенным новшеством и преимуществом нового боевого отделения стала автоматизированная всесуточная система управления огнем (СУО), включающая:

– высокоточный комбинированный (день/ночь) прицел наводчика с независимой двухплоскостной стабилизацией поля зрения, оптическим, тепловизионным и дальномерным каналами, информационным каналом управления ПТУР. Кратность увеличения дневного канала – 12х, диапазон измеряемой дальности по дальномерному каналу – до 10000 м;

– панорамный прицел командира с дневно-ночным и дальномерным каналами, позволяющий командиру давать целеуказание наводчику, а также вести прицельную стрельбу всеми видами вооружения, кроме ПТУР;

– автомат сопровождения целей, объединенный с тепловизионным и телевизионным каналами прицелов;

– двухплоскостной стабилизатор вооружения, обеспечивающий минимальную скорость наведения 0,02 град./с и максимальную перебросочную скорость 60 град./с;

– цифровой баллистический вычислитель;

– датчики внешней информации;

– пульты наводчика и командира, мониторы командира и наводчика, пульт управления.

Комбинированный прицел наводчика и панорамический прицел командира разработаны КБП совместно с ОАО АНПП «Темп-Авиа» (г. Арзамас»), ФГУП «НИИ «Полюс» (г. Москва), ОАО «ВОМЗ» (г. Вологда). К созданию автомата сопровождения целей привлекли ОАО «НКБ ВС» (г. Таганрог), баллистического вычислителя, пультов управления, навигационной аппаратуры – МИЭТ (г. Зеленоград), стабилизатора – ОАО «СКБ ПА» (г. Ковров). Так что в КБП не преувеличивали, говоря, что комплектующие на сборку БМД-4 «привозят со всей России». Составные части СУО связаны единой информационно-управляющей системой. СУО позволяет командиру и наводчику вести эффективную стрельбу с места и в движении (в том числе – на плаву), днем и ночью, существенно повышает разведывательные возможности БМД-4. Возможность ведения прицельной стрельбы с ходу для легкобронированной машины имеет, наверное, еще большее значение, чем для машин тяжелой категории, поскольку способствует уменьшению уязвимости от огня противника. С другой стороны, увеличение дальности стрельбы осколочно-фугасным снарядом дает возможность БМД-4 поддерживать действия десантников огнем с закрытых позиций.

В боевом отделении имеются также прицел- дублер наводчика ППБ-2, ручные дублеры спусков вооружения. Круговой обзор обеспечивают перископические приборы наблюдения ТНПТ-2.

Унифицированное боевое отделение не зря именуется «модулем» – кроме БМП-3 и БМД-3, оно предполагалось к установке на шасси БМП-2, СПТП «Спрут-СД» (эта машина будет рассмотрена ниже) и БТР-90.

В передней части корпуса БМД-4 сохранена правая установка для ручного пулемета РПКС74, левая установка для гранатомета АГС-17 снята. Бортовые и кормовые установки для индивидуального оружия десанта сохранены.

Корпус и башня БМД-4, сваренные из алюминиевого броневого сплава, по пулестойкости и противоминной стойкости остались на уровне БМД-3. Башня выполнена в виде десятигранной усеченной пирамиды; ее лобовые проекции усилены стальными броневыми листами, установленными разнесенно с основной броней. По обе стороны от установки вооружения на башне смонтированы 81-мм гранатометы системы 902В «Туча» для запуска дымовых и осветительных гранат. В разработке бронеколпака боевого отделения активное участие приняли специалисты ВНИИ Стали, его механической части – «Туламашзавода».

Установка нового боевого отделения (модуля) потребовала ряда усовершенствований в конструктивных группах корпуса базовой машины. В частности, вварены новые пиллерсы (стойки), а в крыше корпуса установлено новое подпогонное кольцо. Кроме того, при модернизации доработаны место механика-водителя, элементы крепления сидений десантников, универсальных сидений для десантирования командира и наводчика. Некоторые изменения внесены в элементы крепления личного комплекта, средства вентиляции, табельное имущество, средства связи, ЗИП, схему электрообогрева сидений.

БМД-4 оснащена коллективной системой защиты от оружия массового поражения с фильтровентиляционной установкой и быстродействующим противопожарным оборудованием.

Силовой блок, трансмиссия, ходовая часть, гидравлическая и пневматическая системы шасси аналогичны БМД-3.

Машина оснащена УКВ радиостанциями Р-168-25У («Акведук-25У») и Р-168-5УВ («Акведук-5УВ»), обеспечивающими дальность радиосвязи в движении, соответственно, до 20 и до 10 км, аппаратурой внутренней связи и коммуникации Р-168 АВСК-Б, приемником спутниковых навигационных систем ГЛОНАСС/GPS с отображением данных на мониторе командира. В командирском варианте машины БМД-4К предусмотрена дополнительная радиостанция и специально оборудованные рабочие места.

Транспортировка и десантирование БМД-4 предполагалась из тех же самолетов военнотранспортной авиации, что и БМД-3. Изменения массогабаритных характеристик и общей конфигурации БМД-4 по сравнению с БМД-3 требовали доработки средств десантирования. 31 октября 2005 г. было выдано ТТЗ на разработку средств десантирования для БМД-4. Эта ОКР велась в рамках создания унифицированных средств парашютного десантирования боевых и специальных машин ВДВ с экипажем и боевым расчетом внутри машины. Средства десантирования, получившие обозначение П325 (основной разработчик – МКПК «Универсал»), в целом аналогичны средствам ПБС-950 для БМД-3 – степень унификации превысила 90%.

В 2007 г. состоялись пробеговые испытания БМД-4 со средствами десантирования в положении по-походному и испытания на плаву, без летных предварительных испытаний, в 2008 г. – статические, копровые технические испытания и физиологические испытания с двумя испытателями внутри машины. Недофинансирование работ, спешность проведения госиспытаний машины без средств десантирования, поздняя выдача ТТЗ породили ситуацию, когда БМД-4 была принята на вооружение при фактическом отсутствии средств ее десантирования и без проведения опытной загрузки в грузовую кабину самолета. Сложившаяся в советское время и оправдавшая себя система разработки и принятия на вооружение единого комплекса «объект – средства десантирования -военно-транспортный самолет» оказалась разрушена. Впрочем, и производство БМД-4 оказалось ограниченным.


Тактико-технические характеристики БМД-4

Полная масса, т 13,6

Экипаж+десант, чел 2+5

Авиатранспортирование самолетами типа Ил-76 (М, МД), Ан-22

Высота на рабочем клиренсе, мм 2227

Длина с пушкой вперед, мм 6780

Длина по корпусу, мм 6000

Ширина, мм 3256

Клиренс, мм 100-500 (рабочий – 420)

Вооружение:

орудие-пусковая установка:

– марка 2А70

– калибр (мм), тип 100, нарезная

– заряжание автомат заряжания

– скорострельность (ОФС), выстр./мин 10-12 пушка:

– марка 2А72

– калибр (мм), тип 30, нарезная автоматическая

– темп стрельбы, выстр./мин 200-300 или 550

пулемет:

– марка ПКТМ

– калибр, мм 7,62

Углы наведения вооружения:

– по горизонту 360°

– по вертикали вперед от -6° до +60°

Боекомплект:

– выстрелов к 100-мм

орудию-пусковой установке с ПТУР 4

– выстрелов к 100-мм орудию-пусковой установке с ОФС 34

– патронов к 30-мм пушке 464

– патронов к 7,62-мм пулемету 2000

Броневая защита противопульная

Двигатель:

– тип четырехтактный 6-цилиндровый дизельный с газотрубинным турбонаддувом, непосредственным впрыском топлива, жидкостного охлаждения

– марка 2В-06-2

– мощность, л.с. (кВт) 450(331)

при 2000 об./мин

Удельная мощность, л.с./т 33

Трансмиссия гидромеханическая с дифференциальным механизмом поворота, с гидрообъемной передачей

Подвеска опорных катков индивидуальная пневматическая

Гусеница стальная, двухгребневая, цевочного зацепления, с последовательными резинометаллическими шарнирами

Ширина трака основной гусеницы, мм 380

Водоходный движитель, тип гидрореактивный

Максимальная скорость, км/ч:

– по шоссе 67,5

– на плаву 10

Средняя скорость по сухой грунтовой дороге, км/ч 45-50

Запас хода:

– по шоссе, км 500

– по грунтовой дороге, км 350

– на плаву, ч 8

Удельное давление на грунт, кг/см 2 0,51


«Спрут» самоходный, десантный

История самоходной противотанковой пушки «Спрут-СД» довольно сложна, поэтому ограничимся упоминанием только основных ее этапов. В 1970-е гг. велись научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию самоходной противотанковой пушки (СПТП) нового поколения. Интерес к самоходной бронированной машине с мощной противотанковой пушкой проявили, в частности, воздушно-десантные войска. Анализ тенденций развития зарубежной бронетанковой техники, проведенный в 3-м ЦНИИ Министерства обороны СССР, показывал, что эффективность имеющихся в ВДВ противотанковых средств уже недостаточна для борьбы с танками противника, которые он неизбежно будет применять для борьбы с воздушными десантами. Если Сухопутные войска к борьбе с бронетанковой техникой противника могут привлекать основные боевые танки, то в парашютных десантах это невозможно. Возможности военно-транспортной авиации и средств десантирования допускают использование в составе парашютного десанта машин максимальной массой около 18 т.


Фото из архива М. Павлова.

Боевая машина десанта БМД-3, оснащенная гусеницами с шипами противоскольжения.




Испытания БМД-3 со снегоболотоходными гусеницами и дополнительными опорными катками на снежном покрове глубиной 1-1,5 м.





125-мм самоходная противотанковая пушка 2С25 «Спрут-СД» («Объект 952»).


К тому времени уже были выполнены ОКР по созданию легкого танка (шифр «Судья»), вооруженного 100-мм нарезной пушкой и приспособленного для авиадесантирования, на ВгТЗ шли работы по легкому танку по теме «Яхта». Но проект легкого плавающего танка, как известно, был остановлен в то же время, когда задавались ОКР по БМД «Бахча».

Между тем, исследования, проведенные специалистами ЦНИИТОЧМАШ, показали принципиальную возможность перехода от калибра противотанковой пушки 100 мм (на основе баллистики и боекомплекта серийной гладкоствольной пушки Т-12) к калибру 125 мм. Опыты с макетным образцом на шасси БМП-2 подтвердили, что орудие с баллистикой 125-мм гладкоствольной танковой пушки Д-81 может быть установлено на легкий носитель при условии определенной доработки артиллерийской части. С1982 г. в ЦНИИТОЧМАШ были проведены исследования возможности создания авиадесантируемой самоходной противотанковой пушки, максимально унифицированной по артиллерийской части с танковым орудием. На основании этих результатов протоколом Комиссии Президиума Совета Министров СССР от 29 июля 1983 г. поручалось провести предварительные проработки по определению возможности создания 125-мм СПТП для ВДВ на унифицированных узлах шасси перспективной боевой машины десанта.

Изначально предполагалось, что СПТП будет не только решать задачи борьбы с танками и бронемашинами противника, но и вести огонь по его живой силе и огневым средствам, поддерживать подразделения ВДВ огнем прямой наводки в ходе атаки объекта захвата, действовать непосредственно в боевых порядках боевых машин десанта при атаке и при отражении атаки противника на марше. Это требовало от СПТП качеств легкого танка и соответствующего боекомплекта, однако термин «легкий танк» уже не употреблялся. Работа шла под эгидой ГРАУ, которое, в отличие от ГБТУ, «танками» заниматься не могло. В НИР участвовали, разумеется, и специалисты ВгТЗ и ОКБ-9 «Уралмашзавода» (завода №9, г. Свердловск, ныне Екатеринбург) – производителя 125-мм танковой пушки.

Опыт создания легкого танка все же дал базу для начала работ по СПТП. Через ГБТУ и ГРАУ в ЦНИИТОЧМАШ был передан опытный образец танка «Объект 934» («Судья»). На этом шасси в 1983- 1984 гг. и изготовили экспериментальный образец авиадесантируемой 125-мм самоходной противотанковой пушки. От установки пушки в неподвижной рубке (как в предыдущих советских противотанковых САУ, включая авиадесантные АСУ-57 и СУ-85) отказались, равно как и от вынесенной установки вооружения. Новая СПТП разрабатывалась с установкой орудия в обитаемой вращающейся бронированной башне. В башенном варианте пушку поначалу снабдили дульным тормозом и двухплоскостным стабилизатором. Однако дульный тормоз пришлось исключить – не столько из-за снарядов с отделяемым поддоном и раскрываемым оперением (эта проблема решалась соответствующим профилем дульного тормоза), сколько из-за наличия в боекомплекте выстрела с ПТУР: выброс раскаленных пороховых газов из боковых окон тормоза мог привести к потере управления ракетой. Дульный тормоз также создавал дульную волну, направленную в стороны и назад, а ведь пушка должна была действовать в боевых порядках десантников, возможно -с десантом на броне. Кроме того, в ходе этой НИР были обоснованы состав приборного комплекса и схемы стабилизированных приводов наведения в системе управления огнем.

Опытные стрельбы, проведенные в 1984 г. на полигоне 38-го НИИИ в Кубинке, показали, что максимальные перегрузки, действующие на расчет (членов экипажа) во время выстрела, угловые перемещения корпуса и избыточное давление в районе цапф не превышали допустимых норм, остаточные отходы и пробитие подвески отсутствовали, при этом кучность стрельбы находилась на уровне штатных танковых систем.

Решением Военно-промышленной комиссии Совета Министров СССР от 20 июня 1985 г. задавалась ОКР по созданию 125-мм самоходной противотанковой пушки,которой присвоили шифр «Спрут-СД». Головным исполнителем был назначен ВгТЗ; на ЦНИИТОЧМАШ (г. Климовск Московской области) и ВНИИТРАНСМАШ (г. Ленинград) возложили научно-техническую координацию работ и участие в технико-экономической оценке. Новая машина получила индекс «Объект 952».

В работе по шасси, вооружению и приборному оборудованию принимали участие ОКБ-9 «Уралмашзавода», ЦКБ ПО «Краногорский завод им. С.А. Зверева», ЦКБ «Пеленг» (г. Минск), ВНИИ «Сигнал» (г. Ковров), КБ Приборостроения (г. Тула), Волгоградский судостроительный завод, НИМИ (г. Москва). Московскому агрегатному заводу «Универсал» в феврале 1986 г. было выдано тактико-техническое задание на создание средств десантирования, обеспечивающих десантирование СПТП «Спрут-СД» с экипажем из трех человек внутри. Также в работах участвовали НИИ Министерства обороны.

ОКБ-9 «Уралмашзавода» параллельно занималось буксируемым самодвижущимся вариантом 125-мм противотанковой пушки «Спрут-Б»; он был принят на вооружение в 1989 г. под обозначением 2А-45М. Рассматривалась также установка 125-мм пушки на колесное шасси ГАЭ-5923 будущего БТР-90.

От открытия ОКР по теме «Спрут-СД» до принятия СПТП на вооружение прошло, ни много, ни мало, двадцать лет. Среди главных причин такого временного разрыва – не раз помянутые распад СССР и развал экономики страны. Кроме снятия государственного заказа и резкого падения финансирования оборонной промышленности, самым негативным образом сказался и распад прежних производственных связей. Так, прицел-прибор наведения «Буг» разрабатывался в Белоруссии, где на некоторое время возобладали сепаратистские настроения.

И все же постановлением правительства РФ от 26 сентября 2005 г. №1502-р и приказом министра обороны РФ от 9 января 2006 г. 125-мм самоходная противотанковая пушка 2С25 «Спрут-СД» была принята на вооружение. Заказ на СПТП 2С25 получил ВгТЗ.

Разумеется, машины типа 2С25 «Спрут-СД» не способны заменить основные боевые танки. Однако машины легкой категории по массе, аналогичные танкам по своей огневой мощи, но с высокой аэромобильностью и возможностью десантирования с воздуха или с моря необходимы для сил быстрого реагирования в современных конфликтах. Работа над ними ведется давно в разных странах, но в «Спрут-СД» практически впервые в мировой практике реализована авиадесантируемая система вооружения с огневой мощью основного боевого танка (в большинстве зарубежных разработок в этой категории используются пушки хотя и «танковых» калибров, но пониженной баллистики).

Боевая машина 2С25 скомпонована по классической схеме с передним расположением отделения управления, средним – боевого отделения с размещением вооружения и членов экипажа во вращающейся башне и задним – МТО. Командир и наводчик размещаются в башне в боевом положении; при десантировании и в походном положении они располагаются на универсальных сиденьях в отделении управления – соответственно, справа и слева от механика-водителя.

Установленная в башне 125-мм гладкоствольная пушка 2А75 обеспечивает огневую мощь на уровне танков семейств Т-72, Т-80, Т-90. Длина ствола орудия – 6000 мм, масса орудия – 2350 кг. Для стрельбы может использоваться вся номенклатура выстрелов раздельно-гильзового заряжания для 125-мм танковых пушек, включая выстрелы с бронебойными подкалиберными снарядами с отделяемым поддоном и с ПТУР9М119 (выстрел ЗУБК14), запускаемой через ствол пушки. Управление ПТУР – полуавтоматическое, по лазерному лучу. Бронепробиваемость – 700-770 мм с преодолением динамической защиты. Скорострельность – 7 выстр/мин.

Установка 125-мм орудия высокой баллистики, предназначенной для боевой машины массой порядка 40 т, на изделие массой 18 т, да еще и в башенном варианте, потребовала ряда специальных конструктивных решений. Кроме увеличения длины отката более чем вдвое – до 740 мм (по сравнению с 310-340 мм у 125-мм пушки основного боевого танка), использовался также откат корпуса самой машины-носителя за счет работы гидропневматической подвески шасси. Прежде чем импульс отдачи подействует на экипаж и механизмы, происходит откат орудия относительно башни и откат корпуса относительно нижних ветвей гусениц, опирающихся на грунт. Получается своего рода двойной откат, поглощающий энергию отдачи мощного орудия – подобно тому, как это делалось ранее, например, в железнодорожных артиллерийских транспортерах. Свою роль сыграла здесь нелинейная характеристика и большая энергоемкость пневматической подвески шасси, свойственный ей большой динамический ход катков. При откате корпуса он несколько «приседает», при этом увеличивается длина опорной поверхности гусениц, что способствует устойчивости СПТП при выстреле.

С пушкой спарен 7,62-мм пулемет ПКТ (ПКТМ) с боекомплектом 2000 патронов, снаряженных в ленты. Углы наведения по вертикали – от -5 до +15°, при повороте на корму – от -3 до +17°. Установка вооружения стабилизирована в двух плоскостях. Система управления огнем включает лазерный дальномер и цифровой баллистический вычислитель.

Рабочее место наводчика оснащено приборным комплексом 1А40-1М, ночным прицелом (комплексом) Т01-К01Р «Буран-ПА» и приборами наблюдения ТНПО-170.

Место командира оборудовано комбинированным прицелом-прибором наведения 1К13-ЗС со стабилизированным в двух плоскостях полем зрения, ночной ветвью, лазерным дальномером, информационным каналом управления ПТУР, дублирующим баллистическим устройством с каналами связи с баллистическим вычислителем прицела наводчика, системой ввода углов прицеливания и бокового упреждения в положение пушки относительно линии визирования, пультом автономного управления автоматом заряжания и приводами наведения с возможностью оперативной передачи управления комплексом по команде командира от наводчика к командиру и наоборот. Таким образом обеспечивается взаимозаменяемость командира и наводчика. Кратность увеличения дневного канала прицела командира 1К13-ЗС – 1х, 4х и 8х, ночного – 5,5х. Для кругового обзора командиру служат перископические приборы наблюдения ТНПО-170, ТНПТ-1.

В состав автомата заряжания пушки входят: вращающийся конвейер с 22 выстрелами (снаряды и заряды помещены в кассеты), цепной механизм подъема кассеты с элементами выстрела, механизм улавливания и удаления стреляных поддонов, цепной (двухходовой) досылатель элементов выстрела из кассеты в пушку, привод крышки люка выброса поддона и подвижного лотка, электромеханический стопор пушки на угле заряжания и блок управления. Для получения увеличенного отката автомат заряжания имеет уширенную раму подъемника кассеты, внутрь которой входят детали механизма улавливания и удаления стреляных поддонов при откате. Механизм улавливания и удаления поддона размещен на торцевой части казенника пушки с возможностью задержки поддона. Механизм выполнен так, что обеспечивается возможность временно перекрывать тыльную сторону торцевой части казенника пушки и при последующем движении стреляного поддона продуть зону казенника воздухом системы очистки. Последняя имеет воздуховод от фильтровентиляционного устройства в зону казенника пушки и на рабочие места экипажа с использованием вращающегося воздушного устройства. Форма и размеры конвейера автомата заряжания позволяют членам экипажа перемещаться внутри машины из боевого отделения в отделение управления вдоль бортов корпуса.

Корпус и башня СПТП 2С25 выполнены из алюминиевого броневого сплава, лобовая часть башни усилена стальными накладками. На башне смонтирована 81-мм установка системы 902В «Туча». СПТП оснащена системой защиты от оружия массового поражения.

В МТО установлен четырехтактный многотопливный дизельный двигатель 2В-06-2С, развивающий мощность 510 л .с., и сблокированная с ним гидромеханическая трансмиссия. Трансмиссия включает гидрообъемный механизм поворота и обеспечивает пять скоростей переднего и столько же заднего хода.

Ходовая часть включает на один борт семь опорных катков, четыре поддерживающих ролика, ведущее колесо – заднего расположения. Высокая (28,3 л.с./т) удельная мощность двигателя в сочетании с гидропневматической подвеской и небольшим удельным давлением на грунт обеспечила машине хорошие ходовые характеристики.

Водные преграды «Спрут-СД» преодолевает без дополнительных приспособлений, движение на плаву обеспечивают два водомета. Машина обладает хорошими мореходными качествами: при волнении до 3 баллов она может не только с ходу преодолевать водные преграды, но и вести прицельный огонь в переднем секторе обстрела, равном ±35°.


СПТП 2С25 «Спрут-СД» со средствами десантирования П260М. Август 2010 г.


СПТП 2С25 «Спрут-СД» после приземления. Машина съезжает с лыж и амортизаторов, башня расчехлена, начинается сброс чехлов гусениц.


СПТП 2С25 «Спрут-СД» транспортируется самолетами военно-транспортной авиации. Авиадесантирование осуществляется парашютным способом.

Первоначально планировалось десантирование с помощью парашютнореактивных средств. Разработка, получившая обозначение П260, велась заводом «Универсал» (г. Москва) совместно с НИИ Парашютостроения (г. Москва, парашютная система) и НПО «Искра» (г. Пермь, пороховые ракетные двигатели). За основу вязли парашютно-реактивные средства П235, разработанные для десантирования БМП-3; в качестве базового ракетного блока рассматривался выпускавшийся НПО «Искра» тормозной ракетный двигатель, заимствованный из состава системы мягкой посадки спускаемого космического аппарата типа «Союз». Технический проект ПРС П260 для «Спрута-СД» был рассмотрен и защищен в 1986 г.

Хотя было изготовлено несколько опытных образцов ПРС и проведен полный цикл предварительных наземных испытаний, анализ работоспособности ПРС выявил большое количество недостатков, заключающихся, прежде всего, в сложности и громоздкости конструкции кассетного блока ПРД, высокой стоимости изготовления и сложности в эксплуатации. В процессе предварительных летных испытаний выявились проблемы в работе выбранной парашютной системы. Кроме того, ПРС требовали более высокой квалификации обслуживающего персонала. Да и сложившаяся в ходе «рыночных реформ» тяжелая экономическая ситуация в стране не позволяла обеспечить тормозными двигательными установками даже проведение испытаний средств П260.

В результате совместным решением ВВС, ВДВ и МКПК «Универсал» от 30 мая 1994 г. вариант ПРС отменили и утвердили разработку средств «Спрут-ПДС» в варианте многокупольной парашютной бесплатформенной системы с воздушной амортизацией, максимально унифицированной по принципам работы, узлам и комплектующим с серийными средствами десантирования ПБС-950 для БМД-3. Парашютный вариант средств десантирования «Спрут-ПДС» получил обозначение П260М. Отличия конструкции П260М от ПБС-950 обусловлены увеличением массы и габаритов самого объекта десантирования.

Основу средств П-260М составили 14-купольная парашютная система МКС-350-14М (на основе унифицированного блока с парашютом площадью 350 м² ) с вытяжной парашютной системой ВПС-14 и воздушная амортизация принудительного наполнения с механическим блоком наддува (унифицирован с ПБС-950). Минимальную высоту десантирования пришлось увеличить с указанных в ТТЗ трехсот до четырехсот метров.

Тут снова проявился развал комплексной системы разработки объектов вооружения ВДВ, средств их десантирования и самолетов военно-транспортной авиации: к моменту принятия СПТП 2С25 «Спрут-СД» на вооружение средства П260М только проходили летно-конструкторские испытания, а модернизированный самолет Ил-76МД-90 – летные испытания.

Доработка конструкции 2С25 «Спрут-СД», сказавшаяся на внешних обводах машины, потребовала внесения изменений и в средства десантирования. На настоящий момент средства десантирования П260М в вариантах для десантирования «Объекта 952» и «Объекта 952А» доведены до этапа государственных испытаний.


Тактико-технические характеристики 2С25 «Спрут-СД»

Полная масса, т 18

Экипаж, чел 3

Авиатранспортирование самолетами типа Ил-76 (М, МД), Ан-22

Высота на рабочем

клиренсе, мм 2720 (с датчиком ветра – 2980)

Длина с пушкой вперед, мм 9771

Длина по корпусу, мм 7070

Ширина, мм 3152

Клиренс, мм 100-500 (рабочий -420)

Вооружение

пушка:

– марка 2А75

– калибр (мм), тип 125, гладкоствольная

– . заряжание.. раздельное, автоматическое

– скорострельность, выстр./мин 7

пулемет:

– марка ПКТ(ПКТМ)

– …. калибр, мм 7,62

Углы наведения вооружения:

– по горизонту 360°

– по вертикали вперед От -5° до +15°

– по вертикали назад (на корму) От -3° до +17°

Боекомплект:

– выстрелов к пушке 40 (из них 22 – в автомате заряжания)

– типы выстрелов осколочно-фугасный, кумулятивный, бронебойный подкалиберный, ПТУР ЗУБКИ (запуск через ствол пушки)

– патронов 2000

Броневая защита:

– лобовая от огня 12,7-мм пулеметов (в секторе ±40°)

– круговая от огня 7,62-мм оружия

Двигатель:

– тип четырехтактный

6-цилиндровый дизельный с газотрубинным турбонаддувом, непосредственным впрыском топлива, жидкостного охлаждения

– марка 2В-06-2С

– мощность, л.с. (кВт) 510(375)

Трансмиссия гидромеханическая, с гидрообъемным механизмом поворота

Подвеска опорных катков индивидуальная пневматическая

Гусеница стальная, двухгребневая, цевочного зацепления, с последовательными резинометаллическими шарнирами

Ширина трака основной гусеницы, мм 380

Водоходный движитель, тип гидрореактивный

Максимальная скорость, км/ч:

– по шоссе 70-71

– на плаву 10

Средняя скорость по сухой грунтовой дороге, км/ч 47-49

Запас хода:

– по шоссе, км 500

– по грунтовой дороге, км 350

– на плаву, ч 10

Удельное давление на грунт, кг/см² 0,53


Десантирование СПТП 2С25 «Спрут-СД» на средства П260М. Купола парашютной системы МКС-350-14М полностью раскрыты, блок наддува производит наполнение воздухом амотризаторов. Лента гайдропа выпущена.


К особенностям П260М относятся отсутствие центрального узла (каретки для крепления груза к монорельсу закреплены непосредственно на корпусе машины) и ведение гайдропной системы ориентации десантируемого объекта по направлению ветра. При этом роль гайдропа играет передняя каретка, отсоединяемая после выхода объекта из самолета при десантировании. Подвесная система включает автоотцепку с 12-секундным пирозамедлителем. Масса средств десантирования находится в пределах 1802-1902 кг, что обеспечивает полетную массу моногруза около 20000 кг.

Из самолета Ил-76 возможно десантирование одного объекта, из Ил-76М (МД) – двух. Высота десантирования над площадкой приземления – от 400 до 1500 м при скорости полета самолета по прибору 300-380 км/ч. Максимальные вертикальные перегрузки при приземлении – 15 д. Для быстрого приведения машины в боевую готовность после приземления служит система ускоренной расшвартовки. Без ее применения время освобождения машины от средств десантирования вручную на испытаниях не превышало 3 мин.

25 марта 2010 г. в рамках учений 76-й десантно-штурмовой дивизии на площадку приземления Кислово под Псковом в составе парашютного десанта в числе 14 единиц боевой техники были успешно десантированы СПТП 2С25 «Спрут-СД» и БМД-4М. 25 августа того же года проведены аналогичные сбрасывания «Спрут- СД» и БМД-4М на площадку приземления Будихино под г.Кострома.

Окончание следует








Транспорт для российских просторов

Александр Кириндас


См. «ТиВ» №8,9/2009г., №3-5,7,8,10/2010 г. №2,4,6,12/2011 г., №1-3,5-8/2012 г.

Использованы материалы ГАРФ, РГАЭ.

Фото из архив а автора.

«Шестидесятники»

Продолжение. Начало см. в  «ТиВ» №8/2012г.


Серийное производство и совершенствование конструкции

На основании вышедшего в марте 1962 г. поручения Заместителя председателя Совета Министров СССР Д. Ф. Устинова совместным решением ГКАТ, Госплана СССР и Совмина РСФСР было решено выпустить 34 аэросаней Ка-30 на заводе «Прогресс» вместо планировавшихся ранее «Север-2». Однако такое количество явно не покрывало потребностей народного хозяйства и специальных ведомств в вездеходном транспорте. В этой связи в августе 1963 г. Д.Ф. Устинов поручил ГКАТ и Госплану рассмотреть просьбу Министерства связи и изучить возможность внесения тематики аэросаней в план на 1964-1965 гг.

В итоге было выработано решение собрать в 1965 г. 20 аэросаней Ка-30 на заводе «Прогресс» сверх ранее утвержденной программы.

В 1963 г. завод новые аэросани не производил, а осуществлял ремонт и модернизацию ранее изготовленных Ка-30 первой серии. После выхода поручения Устинова «Прогресс» начал готовить оснастку для серийного выпуска доработанных по результатам испытаний машин. Ка-30 первой серии во многом изготавливались индивидуально по обходной технологии: например, у них не были взаимозаменяемыми системы управления двигателем. При выполнении ряда операций преобладал крайне непроизводительный ручной труд.

Для серийных аэросаней 1964 и 1965 гг. требовалось подготовить и утвердить техническую документацию – чертежи, технологические карты, служебные записки и пр. Положение усугублялось тем, что в то время на заводе остро ощущался недостаток необходимого копировального оборудования. Так, вместо выпуска калек для дальнейшего синекопирования чертежи измененных деталей и узлов копировались в карандаше с белков на пергамин.

Надо сказать, что помимо плана выпуска модернизированных Ка-30, завод «Прогресс» имел обширную программу по народнохозяйственной и оборонной продукции. По открытому плану изготавливались стиральные машины и молокомеры, планеры А-15. В рамках выполнения оборонных заданий «Прогресс» выпускал ракеты П-15 разных вариантов и специальное оборудование для них. Кроме того, на 1964 г. была утверждена программа постройки десяти самолетов Ан-14. Однако, как значилось в объяснительной записке к годовому отчету, полученная «Прогрессом» техдокументация оценивалась как «непригодная для серийного производства». В результате в 1964 г. не выпустили ни одного самолета Ан-14, а из плана 1965 г. в 35 самолетов был собран только 21.

Адаптированную для серийного производства техническую документацию завод не мог самостоятельно пустить в работу без визы фирмы-разработчика. В то время ОКБ Н.И. Камова имело филиалы при серийных заводах. На филиале №1 в Ташкенте, где строился десантный винтокрыл Ка-22, трудился 51 человек, а на филиале №2 в Улан-Удэ, где велись работы по Ка-25, – 40 сотрудников КБ. Филиала при заводе «Прогресс» официально не имелось, и утверждавшие техническую документацию представители фирмы считались временно командированными.


Ка-30 первой серии в ходе испытаний. На аэросанях установлены передние дюралевые и задние стальные лыжи. Передние амортизаторы – пружинные. Смонтированы три противотуманные фары. Двойные стекла кабины водителя закреплены металлическими накладками. Хорошо виден передний люк – отличительная черта ранних машин. На задних амортизаторах смонтирована опытная подножка.


Ка-30 позднего выпуска ДМЗ. Люк в передней части корпуса отсутствует. Передние стекла кабины – двойные. Изменено расположение осветительных приборов. Амортизаторы передних лыж – воздушномасляные, усиленные пружиной. Лыжи – серийные, сварные, каркасной конструкции. Стоя на подножках задней лыжи, механик- водитель укрывает чехлом капот мотора.


Но, несмотря на объективные трудности, завод «Прогресс» с незначительным отставанием выполнял программу выпуска ракет и готовил серийное производство Ка-30.

В процессе серийного изготовления в конструкцию аэросаней Ка-30 было внесено 480 изменений и улучшений (в том числе и с учетом опыта эксплуатации), например: усилено кольцо моторамы, усовершенствована конструкция жалюзи капота и маслорадиатора и схема управления ими, отработана теплоизоляция кабины, изменена установка отопителей и других монтажей и систем, усилены ложементы крепления бензобака.

Для обеспечения выполнения плана изготовления Ка-30 (помимо работы по оснащению производства) на заводе провели необходимые мероприятия. По всем цехам были скорректированы и разработаны недостающие карты техпроцесса, межцеховые технические условия и другая техническая документация. Произвели привязку, улучшения конструкции, отработку 43 наименований оснастки, в том числе доработку стапелей: сборки кабины водителя, сборки двери кабины водителя, сборки передней балки, сборки кузова от 3-го до 10-го шпангоута и т.д., что «резко расширило фронт работы и обеспечило выполнение плана по цеху агрегатной сборки». Отработка эталонов тяг управления и трубопроводов, изготовление технологической оснастки позволило осуществить серийное изготовление этих элементов и обеспечило их взаимозаменяемость. Внедрение системы сборки плоскостных панелей по сборочным и направляющим отверстиям резко сократило необходимое количество оснастки по сборочному цеху, расширило фронт его работы. Использовалась панельная сборка и прессовая клепка – до 75% на сборке кузова, пола, кабины водителя, что позволило резко сократить трудоемкость изготовления Ка-30.

В течение года в результате совершенствования технологии было достигнуто снижение норм расхода на конструкцию Ка-30 бронзового проката – на 3,9 кг и алюминиевого проката – на 52 кг. По сравнению с машинами первой серии снижение трудоемкости Ка-30 составило 211,4 нормочасов.


Аэросани Ка-30 ранних выпусков ДМЗ. Установлены двойные передние стекла кабины. Отсутствует передний люк. В окне левой двери кабины водителя имеется сдвижная форточка.

Амортизаторы передней подвески – маслянопневматические. Использованы лыжи с увеличенной крутизной носка и пружинные стабилизаторы. Последние два нововведения себя не оправдали, и при дальнейшем производстве вернулись к первоначальной конструкции лыж, а от стабилизаторов вообще отказались. Подножки на задних амортизаторах стали штатным атрибутом аэросаней выпуска ДМЗ.



Ка-30 позднего выпуска ДМЗ. Для транспортировки аэросани установлены на перекатные колеса, винт снят. Хорошо видны продухи на капоте. На окнах с внутренней стороны смонтированы решетки.


Изменение техпроцесса сборки Ка-30 дало экономический эффект в 3300 руб. на машину, однако коммерческая себестоимость, с учетом затрат на освоение, составила 58703 руб. против 51164 заданных планом.

Хотя завод успешно освоил изготовление Ка-30, стало очевидно, что выпускать конструктивно сложные изделия широкой номенклатуры становится все труднее, и первоначальный план производства аэросаней в 1965 г. пришлось пересмотреть: их изготовление поручили Дальневосточному машиностроительному заводу (ДМЗ, ныне – КНААПО). Этот завод в 1964 г. занимался почти исключительно оборонной продукцией. Профильным изделием завода являлся самолет Су-7БМ. Освоение аэросаней Ка-30 должно было ликвидировать дисбаланс в выпуске военной и гражданской техники.

В 1965 г. ДМЗ аэросани не производил, а адаптировал чертежи завода «Прогресс» под свои возможности. Полученные из Арсеньева чертежи, выполненные в карандаше на пергамине, «изобиловали массой ошибок и потребовали полной их переработки». Уже после запуска в производство доработанной заводом технической документации от разработчика, КБ Н.И. Камова, поступило большое количество конструктивных изменений: лыжи, капота мотора, топливных баков.

Изготовление аэросаней завод ДМЗ начал с 1966 г. Параллельно велся выпуск Су-7БКЛ и Су-7БМК. По настоянию заказчика на Ка-30 переделали лыжи и внедрили пружинные стабилизаторы . Но опыт производства и эксплуатации показал, что эти изменения не дали положительного эффекта, «б 1966 г. проделана определенная конструктивная и технологическая отработка аэросаней. С целью усовершенствования конструкции и улучшения их технологичности было внедрено свыше 1000 конструктивных изменений. Следует отметить, что эту работу приходилось выполнять наряду с обеспечением выполнения напряженного плана по основной продукции. Дальнейшая конструктивная отработка аэросаней может быть выполнена по мере накопления их эксплуатационного опыта. В настоящее время из эксплуатирующих организаций поступают рекламации по недостаткам ходовой части и некоторых систем аэросаней, над устранением которых завод продолжает работать».

ДМЗ прекратил производство Ка-30 в 1970 г., когда в IV квартале «в связи с освоением производства агрегатов самолета Т-58М участок сборки аэросаней Ка-30 пришлось занять под агрегаты Т-58М». Вопрос восстановления серийного выпуска аэросаней на ДМЗ решился в 1971 г., когда была начата установка стапелей, а также запущены в производство детали и узлы. Предполагалось выпустить в IV квартале 1971 г. 20 аэросаней Ка-30 и в I квартале 1972 г. – десять. Однако в сроки заказ не был выполнен.

Обоснованием возобновления производства послужили два момента. Во-первых, одним из заказчиков на аэросани выступил КГБ. Во-вторых, сыграли свою роль экономические факторы. Дело в том, что за изготовление народнохозяйственных аэросаней для КГБ предприятию выдали «северную надбавку». Парадоксально, но расположенное в том же городе предприятие получало «северную надбавку» за свою продукцию, а строивший первоклассные истребители ведущий оборонный завод никаких льгот не имел.

Завод ДМЗ выпускал аэросани Ка-30 до 1974 г., когда были сданы последние серийные машины и запасные части. К этому времени в государственном руководстве решили распространить льготы и надбавки на весь завод, а не только на изготовителей Ка-30.


Сборка аэросаней Ка-30 на заводе «Прогресс».


Монтаж обшивки в кабине водителя.


Грузопассажирская кабина.


Схема технологического членения аэросаней Ка-30.


Краткое описание конструкции аэросаней Ка-30

Конструктивно аэросани представляли собой кузов обтекаемой формы, установленный на четырех лыжах с независимыми подвесками. В верхней задней части кузова располагался авиамотор с воздушным винтом.

Кузов был несущий, цельнометаллический. Его основой являлся силовой каркас, обшитый дюралюминием. Кузов разделялся на три отсека: кабина водителя, грузовой и моторный отсеки.

Каркас кузова состоял из шпангоутов, стрингеров, переплетов, а также окантовок дверей, окон и люков. Основные узлы стыка силовых элементов каркаса усиливались накладками.

Стрингеры центрального и заднего отсеков располагались снаружи обшивки.

Шпангоуты №2,3,9 и 10 являлись силовыми.

На шпангоуте №2, представлявшим собой балку коробчатого сечения, устанавливались узлы крепления передней подвески.

Шпангоут №3 являлся перегородкой между кабиной водителя и грузопассажирским отсеком. К нему крепилось сиденье водителя.

Шпангоут №9 являлся перегородкой между грузопассажирским и моторным отсеками. К шпангоуту крепились передние подкосы моторамы. В нем были выполнены люки для доступа из грузопассажирской кабины к агрегатам в топливном отсеке.

Шпангоут № 10 служил задней стенкой кузова. На нем фиксировались кронштейны задней подвески, агрегаты топливной и масляной систем, крепления моторамы и ограждения воздушного винта.

Пол грузопассажирской кабины состоял из каркаса и настила. Каркас крепился на болтах и винтах к силовым шпангоутам №3 и 9 и приклепывался к промежуточным шпангоутам №4-8. Сверху на каркас пола укладывался и фиксировался на винтах настил, состоявший из двух боковых и двух центральных (укрывавших короб коммуникационного канала) панелей.

Двери кабины и грузопассажирского отсека представляли собой рамный каркас, обшитый с двух сторон дюралевыми листами с проложенным между ними теплоизолирущим слоем поролона. Двери (за исключением нескольких первых машин) снабжались запиравшимися на ключ замками. На аэросанях постройки ДМЗ (кроме нескольких машин) левая дверь кабины снабжалась сдвижной форточкой.

В крыше грузопассажирского отсека имелся съемный аварийный люк, оснащенный замком.

Переднее остекление кабины водителя аэросаней первой серии было одинарным, что вызывало его обмерзание. В ходе испытаний на аэросанях установили (на липкой ленте или с помощью металлических накладок) двойные стекла, что практически исключило это явление. На аэросанях серийного выпуска использовались двойные стекла из сталинита или сола, заделанные с помощью резиновых профилей. Для предотвращения обмерзания между передних стекол дополнительно устанавливались патроны с силикогелем. Кроме того, стекла грузопассажирского отсека могли закрываться решетками.

Пол кабины водителя устилался войлочными и резиновыми ковриками. Грузопассажирский отсек и кабина водителя имели внутреннюю обшивку из дюралюминия и повинола с поролоновой теплоизоляций.

Сиденья водителя и пассажира снабжались мягкими набитыми поролоном подушками. Основой пассажирского сиденья служил дюралевый короб, в котором имелись отсеки для размещения инструмента и снаряжения, а также и отопителя.

Ходовая часть аэросаней включала передние и задние подвески с лыжами.

Передние и задние лыжи были взаимозаменяемыми. На аэросанях Ка-30 первой серии были испытаны дюралевые и стальные лыжи нескольких типов. По результатам испытаний и опытной эксплуатации к серийному производству была рекомендована стальная сварная лыжа каркасной конструкции. Лыжа конструктивно состояла из двух силовых поясов, подошвы и кабана. Верхним силовым поясом служила стальная труба, а нижний силовой пояс включал калошу, швеллер и плиту. Лыжи выпускались как с полиэтиленовыми, так и со стальными подошвами. Аэросани позднего выпуска получили лыжи с подошвами из фторопласта-4. Посередине подошвы вдоль оси лыжи устанавливался подрез для избежания заносов. При организации производства на ДМЗ была предпринята попытка модернизации лыжи с увеличением крутизны и подъема носка. Однако опыт эксплуатации показал неэффективность данного мероприятия, и позднее вернулись к первоначальному варианту.

Задняя подвеска лыж была параллелограмной и снабжалась воздушномасляным амортизатором. В ходе серийного производства задняя подвеска оставалась практически неизменной, различаясь по сути производственным исполнением некоторых узлов.

В ходе испытаний и опытной эксплуатации первой серии были опробованы пружинные и воздушномасляные амортизаторы передней подвески. Из производственных соображений (главным образом, стоимости) наиболее предпочтительными первоначально виделись пружинные амортизаторы серийного выпуска от автомобиля, однако на испытаниях они показали свою непригодность. Так, пружины автомобиля «Волга» оказались слабыми и не обеспечивали амортизации. Вполне эффективными были пружины от автомобиля «Латвия», но они выходили из строя (ломались на две-три части) через 2, максимум 3 тыс. км побега. В этой связи для серийных аэросаней Ка-30 приняли воздушномасляную амортизацию передней подвески. В процессе серийного производства подвески были дополнительно усилены пружинами. При выполнении агрегатного ремонта на аэросани ранних серий ставились передние амортизаторы позднейшего выпуска.


Устройство серийной сварной лыжи каркасной конструкции.


Передняя и задняя подвески серийных аэросаней Ка-30.



Двигатель АИ-14РС и его монтаж на аэросанях Ка-30.


Силовая установка включала двигатель АИ-14РС, воздушный винт АВ-79 с регулятором оборотов РВ-101, систему запуска сжатым воздухом с компрессором АК-50М, мотораму, бензосистему, маслосистему, устройство подогрева воздуха на входе в карбюратор, выхлопную систему, систему охлаждения и механизмы управления.

Поршневой девятицилиндровый двигатель АИ-14РС на максимальном или взлетном (продолжительностью не более 5 мин) режиме развивал мощность 260 л.с. при 2350 об/мин. Нормальная мощность мотора составляла 220 л.с. при 2050 об/мин. С малого газа при 700 об/мин мотор выходил на максимальную мощность за 2-3 с. Топливом служил авиабензин Б-70.

Двигатель устанавливался над задним отсеком кузова на специальной мотораме, которая своими подкосами крепилась к узлам на 9-м и 10-м шпангоутах.

Трехлопастный реверсивный воздушный винт автоматически поддерживал заданное число оборотов двигателя на всех режимах его работы за счет изменения шага винта. Гидравлический механизм изменения шага винта выполнялся по схеме прямого действия. Переход лопастей на малый шаг происходил под давлением масла, подаваемого в цилиндр винта регулятором постоянного числа оборотов. Переход лопастей на большой шаг осуществлялся под действием моментов от центробежных сил противовесов, установленных на стаканах лопастей. Изменение шага винта происходило автоматически, когда он регулировался РВ-101, или принудительно, когда он управлялся водителем. Лопасти винта могли быть принудительно переведены в положение реверса и выведены из него.




Кабина водителя аэросаней Ка-30. Пульт управления и приборная доска.


Техническая характеристика аэросаней Ка-30 постройки ДМЗ выпуска 1967 г.

Длина, мм 6420

Ширина, мм 2720

Высота про винту, мм 3244

Высота стояночная, мм 2584

База, мм 3820

Колея, мм 2300

Диаметр воздушного винта, мм 2700

Мощность мотора, л.с 260

Максимальная скорость, км/ч 120

Эксплуатационная скорость, км/ч 45

Дальность хода, нормальная, км 360

Дальность хода, максимальная, км 680

Минимальный радиус поворота, м 8,5

Вес пустых аэросаней, кг 1650

Ходовой вес, нормальный, кг 2800

Ходовой вес, максимальный, кг

Запас топлива, кг 350

Запас масла, кг 20


Схема рулевого управления Ка-30.


Отвод выхлопных газов осуществлялся семью индивидуальными выхлопными патрубками, выведенными за периферию капота, и двумя, объединенными в коллектор, подведенный к пластинчатому подогревателю воздуха, идущего в карбюратор.

Двигатель имел воздушное охлаждение. Подвод воздуха обеспечивался капотированием мотора, дефлектированием цилиндров и регулированием жалюзи. На аэросанях первой серии над задним отсеком установили направляющие щитки, которые оказались неэффективными и были демонтированы еще на начальном этапе испытаний. При организации серийного производства некоторой доработке подвергли жалюзи мотора, а на Ка-30 поздних выпусков добавили продухи капота. При необходимости капот мог укрываться утеплительным чехлом.

Маслосистема силовой установки была замкнутой, с принудительной циркуляцией масла. Она состояла из внутренней и внешней систем. Внутренняя система входила в конструкцию двигателя, а внешняя система состояла из масляного бака, масляного радиатора, масляного насоса, сливных кранов и трубопроводов.

Топливная система аэросаней Ка-30 состояла из бензобаков, блока обратных клапанов, ручного насоса, перекрывного крана,дистанционно управляемого пожарного крана, фильтра отстойника, бензонасоса, бензопроводов и контрольно-измерительных приборов.

Для изоляции зоны вращения воздушного винта служило ограждение, которое было установлено в задней части корпуса аэросаней. Применительно к одной стороне оно состояло из трех пирамидально расположенных труб, наружным концом сваренных в общий узел, а свободными концами крепившееся к корпусу. На сварных узлах ограждения монтировались габаритные (правый – зеленый, левый – красный) и осветительные (белого света) огни.

Система управления лыжами состояла из рулевой колонки (заимствованной от грузовика ЗИЛ), тяг, качалки и рычагов. Рулевая колонка монтировалась в левой половине кабины. Через сошку и малую тягу она соединялась с установленной на шпангоуте №2 качалкой, которая, в свою очередь, сообщалась с поперечными тягами и рулевыми рычагами лыж.

Управление газом, жалюзи охлаждения двигателя и маслорадиатора, устройством подогрева воздуха на входе в карбюратор и пожарным краном было тросовое. Проводка управления регулятором оборотов двигателя – рычажно-тросовая. Система управления реверсом винта – электровоздушная. Тяги и провода управления располагались под полом кузова и были укрыты съемными панелями. Подобно газу и тормозу на автомобиле, газ двигателя и реверс винта приводились ножными педалями в кабине водителя, что делало управление простым и интуитивно понятным. Чего, однако, нельзя было сказать о приборном оборудовании: на приборной доске размещались девять приборов (тахометр, мановакуумметр, трехстрелочный индикатор и др.), переключатель магнето, нажимной переключатель запуска двигателя и девять держателей предохранителей электроагрегатов. Кроме того, на пульте управления имелись 26 выключателей и сигнализаторов. В свою очередь, приборное оборудование подразделялось на навигационное, контрольное систем мотора и контрольное систем аэросаней.

Противопожарное оборудование включало два огнетушителя, расположенных в кабине водителя и в грузопассажирском отсеке, а также противопожарный кран. Ручка управления противопожарным краном находилась на пульте запуска. При потягивании ручки на себя кран закрывался, перекрывая подачу топлива от бензобаков.

На Ка-30 была применена выполненная по однопроводной схеме система электроснабжения постоянного тока номинальным напряжением 27,5 В. Источниками тока служили генератор постоянного тока и аккумуляторные батареи.

Система освещения включала внутреннее и наружное освещение. Наружное освещение обеспечивали установленный на крыше управляемый прожектор и смонтированные в носовой части корпуса фары дальнего света и (кроме нескольких машин первой серии в первоначальной комплектации) противотуманные фары. На Ка-30 постройки завода «Прогресс» и первых выпусков ДМЗ противотуманные фары монтировались в нижней передней части корпуса, а фары дальнего света чуть ниже стекол кабины. На машинах поздних выпусков фары сблокировали попарно, что должно было облегчить монтаж и техническое обслуживание их электропроводки. Внутреннее освещение обеспечивалось плафонами, установленными в кабине водителя и грузопассажирском отсеке. Кроме того, приборные панели освещались лампами ультрафиолетового облучения.

Для подачи звуковых сигналов (например, при дублирования команды «от винта») устанавливалась электрическая сирена.

Аэросани Ка-30 окрашивались полихлорвиниловой эмалью в цвета по требованию заказчиков.


Отправка ДМЗ аэросаней Ка-30 заказчикам

Год Сдано потребителям

1966 20

1967 30

1968 25

1969 24

1970 20

1971  13

1972 11

1973  11

1974  46,9*

*С учетом запасных частей.


Аэросани №0301.


Аэросани №0408.


Окончание следует

Творцы отечественной бронетанковой техники

К. Янбеков


См. "ТиВ" №10-12/2005г., № 1/2006г., № 11/2007г.,

№3,6/2008г., №7/2009г., №1,2/2011 г., №1-4,6-8/2012 г.

Автор и редакция выражают глубокую благодарность В.П. Шилову, В.А. Кравцевой, А.А. Малышеву, И.Л. Курбале, С.В. Малина, В.А. Белозерову и Д.В. Зуеву за неоценимую помощь, оказанную при подготовке статьи.

Использованы фото из архивов В.А. Кравцевой, М. В. Павлова и автора.

Анатолий Федорович Кравцев – изобретатель, конструнтор, патриот

К100-летию со дня рождения

Главный конструктор гусеничного самоходного парома К-71 (ГСП) инженер- полковник А.Ф.Кравцев.


С учетом результатов проведенных испытаний конструкция гусеничного самоходного парома К-71 была существенно переработана на Крюковском Вагоностроительном заводе (КВЗ) при активном участии специалистов ОКБ ИВ и А.Ф. Кравцева. Машине был присвоен заводской индекс СП-55 (ГСП, по другим данным – ГСП-55).

Трансмиссия полупарома СП-55 состояла из главного фрикциона, коробки передач (заимствованной отТ-34), двух бортовых фрикционов с тормозами, двух внутренних редукторов и двух бортовых редукторов (от плавающего танка ПТ-76). В полупаромах по-прежнему использовались доработанные распределительные коробки и карданные валы привода водяных движителей транспортера К-61. В корпусе каждой ведущей машины устанавливался шестицилиндровый дизельный двигатель 1-8-Д6, являвшийся модификацией двигателя В-6К плавающего танка ПТ-76. Система пуска двигателя была дополнена устройством запуска сжатым воздухом (баллон со сжатым воздухом был размещен в носовой части ведущей машины). В ходовой части полупарома использовались элементы ходовой части ПТ-76. В то же время шаговое соотношение заимствованных у К-61 двух гребных винтов в туннелях было изменено. Усилили носовые части корпусов ведущих машин, а форму корпуса переработали 1* . Противоюзовое покрытие балок проезжей части парома и лодок, состоящее из деревянных торцовых шашек, заменили дощатым настилом. Кроме того, внесли ряд улучшений в органы управления паромом.

Волноотбойные щиты ведущих машин усовершенствовали, а волноотбойные щиты на лодках полупаромов удалили. Труднозатопляемый материал заменили на полистирольный пенопласт ПСБ-С. Швартовые устройства переработали – силовые скобы заменили на кнехты. Переделали двери кабины расчета. Из состава парома исключили фашины аппарелей и малые аппарели.

Гидросистема парома СП-55 с рабочим давлением до 125 кг/см² включала шесть гидроцилиндров, бак, три шестеренчатых насоса НШ-11 (НШ-39-2), автомат разгрузки с гидроаккумулятором, три пластинчатых фильтра, четыре дросселя, гидрозамки, три трехпозиционных золотника с электромагнитным управлением, щиток управления, манометр и трубопроводы.

После устранения поломок и недостатков, выявленных на заводских испытаниях, самоходный паром СП-55 был представлен для дальнейших испытаний.


1* На ГСП поздних выпусков для увеличения грузоподъемности парома исключили вертикальные носовые (скуловые) скосы корпусов ведущих машин, что (благодаря снижению поступления в проем между бортами стыкуемых паромов «плавника», льда, «сала» и т.д.) способствовало улучшению стыковки полупаромов на течении. Для увеличения грузоподъемности парома убрали нижние горизонтальные скосы кормовых окончаний корпусов ведущих машин.


Продольный разрез ведущей машины правого полупарома ГСП первых выпусков.




Отделение управления полупарома ГСП. В центре – щиток управления гидросистемой и кран-редуктор воздухопуска двигателя.


Гусеничный самоходный паром ГСП в рабочем положении (вид спереди):

1 – аппарели правого полупарома; 2 – лодка правого полупарома; 3 – ведущая машина правого полупарома; 4 – ведущая машина левого полупарома; 5 – лодка левого полупарома; 6 – аппарели левого полупарома.



Стыковка левого и правого полупаромов ГСП первых выпусков; внизу – раскрытие лодок левого и правого полупаромов.


В соответствии с директивой Главнокомандующего Сухопутными войсками от 10 августа 1956 г., по программе, разработанной НИИИ им. Д.М. Карбышева, комиссия в составе и.о. председателя полковника П.В. Лыкова, заместителя председателя полковника Г.К. Котова, в период с 1 сентября по 28 октября 1956 г. провела полигонно-войсковые испытания опытного образца гусеничного самоходного парома ГСП (СП-55), изготовленного на КВЗ.

Целью испытаний являлось определение соответствия тактико-технических характеристик парома предъявляемым требованиям.

Требовалось проверить надежность работы механизмов ГСП в условиях эксплуатации в пределах гарантийного километража, удобство технического обслуживания и ремонта, а также достаточность и удобство размещения ЗИПа. Крайне важным являлось выявление конструктивных и производственных недостатков парома. Необходимо было определить рациональное место парома ГСП в войсках и возможность представления его на вооружение Советской Армии.

В выводах отчета, составленного по результатам полигонно-войсковых испытаний, отмечалось:

«1. Тактико-технические данные парома ГСП (СП-55) соответствуют заданным тактико-техническим требованиям, за исключением максимальной осадки с грузом 52 т, которая равна 1,5 м (по свешивающейся гусенице) вместо 1,4мпо ТТТ. Указанное отклонение следует признать допустимым, так как оно не влияло на способность парома преодолевать глубины 1,4 м с полной нагрузкой.

В период испытаний было несколько случаев преодоления коротких мелководных участков глубиной 1,0 м.

2. Гусеничный самоходный паром способен обеспечивать десантную переправу в дневное и ночное время тяжелых, средних танков, оборудованных тралами, с темпом 4-5 машин в час через водные препятствия шириной 500-600 м со скоростью течения 0,8-1,0 м/с.

За время испытаний переправлено на противоположный берег 111 тяжелых танков и 51 средний танк.

3. На подготовку парома к первому рейсу от момента входа полупаромов в воду до момента отвала парома с танком затрачивается 6-10 мин. Работы, связанные со стыковкой, раскрытием и закрытием лодок и аппарелей, механизированы и не вызывают затруднений у экипажа парома.

Паром обеспечивает погрузку (разгрузку) со дна реки при глубине равной глубине брода, преодолеваемого танком, и с берега высотой до 0,5 м.

4. Полупаромы способны преодолевать отмели, заболоченные участки с илистым дном и с большим количеством зарослей, а также подъемы и спуски крутизной до 25-30'.

5. За время испытаний полупаромы прошли по суше 2000 км каждый. Средние скорости движения по булыжному шоссе, грунтовой, лесной дорогам и целине, а также запас хода обеспечивают полупаромам движение в танковых колоннах.

6. Узлы и агрегаты парома работали надежно, однако в процессе испытаний выявлены следующие основные конструктивные недостатки:

– отрыв по сварке ребер передней опоры двигателя;

– разрушение двух крыльчаток и кронштейна вентилятора;

– обрыв шпилек крепления двигателя к задней опоре;

– разрушение лонжеронов одной концевой части аппарели;

– отказ в работе трех насосов НШ-11 гидросистемы;

– разрушение резиновых уплотнительных колец цилиндра раскрывания лодки.

Конструктивные и производственные недостатки парома, отмеченные в отчете, могут и должны быть устранены при организации серийного производства.

7. Конструкция парома обеспечивает обслуживание и ремонт всех узлов и агрегатов в полевых условиях.

8. Инструкция по эксплуатации парома требует доработок по результатам настоящих испытаний с учетом опыта эксплуатации плавающего танка ПТ-76» [1].

В заключении отчета по полигонно-войсковым испытаниям указывалось, что гусеничный самоходный паром полигонно-войсковые испытания выдержал. Комиссия рекомендовала ПСП (СП-55) к принятию на вооружение Советской Армии в качестве средства десантной переправы средних и тяжелых танков с введением его в штат переправочно-десантных батальонов и саперных батальонов танковых и механизированных дивизий.

Таким образом завершился девятилетний цикл напряженных испытаний и многочисленных доработок, выполненных под руководством А.Ф. Кравцева в ОКБ ИВ совместно с ВРЗ №2 ГБТУ, ОЗИВ СА, НИИИ СВ и КВЗ. Гусеничный самоходный паром ГСП был принят на вооружение Советской Армии приказом МО от 4 марта 1957 г.

Решением правительства серийное производство ГСП поручалось КВЗ. Однако для завода (так же, как и в случае с гусеничным плавающим транспортером К-61) освоение выпуска этого изделия представляло собой чрезвычайно сложную задачу [3]. А.Ф. Кравцев с конструкторами ОКБ ИВ долгое время трудился вместе со специалистами КВЗ, помогая усовершенствовать конструкцию машины и освоить ее изготовление.

На КВЗ паром ГСП выпускался серийно с 1957 по 1979 гг.

В процессе серийного производства конструкция парома постоянно совершенствовалась. При этом учитывались результаты контрольных испытаний 1959 г. (р-н г. Днепропетровска), опыт использования научениях, входе испытаний по применению ГСП (а также транспортера ПТС и понтонного парка ПМП) для высадки морского десанта на берег с десантных кораблей в 1967 г. (р-н г. Балтийска) и т.д. [4].

Впоследствии серийное производство осуществлялось также и на НПО «Волгограднефтемаш». По имеющимся данным, было изготовлено ориентировочно 2600 комплектов паромов ГСП:

– 2100 паромов выпустил КВЗ до 1979 г. Завод имел задание производить 150 комплектов в год (14x150 = 2100 паромов) [5];

– около 300 комплектов изготовили в НПО «Волгограднефтемаш», начиная с 1979 г.

Техническое решение гусеничного самоходного ГСП было защищено авторским свидетельством на изобретение №18299 с приоритетом от 12 марта 1957 г., выданным 16 апреля 1958 г. (авторы: А.Ф. Кравцев, Н.С. Семчуков, Е.Е.Ленциус и другие).


ТТХ серийного парома ГСП [2]

Расчет парома, чел 6 (3+3)

Грузоподъемность.т 52

Масса, т 34,6

Длина, м 12

Ширина по лодкам, м 12,63

Готовность парома к переправе техники, мин 4-5

Осадка парома с грузом 52 т, м 1,54

Тяговое усилие на швартовах, т 1,7

Мощность двигателей (при 1800 об/мин), л.с 480 (240+240)

Скорость движения парома на воде, км/ч:

с грузом 6-8

без груза 10-11

Транспортные габариты полупарома, м 12x3,24x3,2

Среднее удельное давление на грунт, кгс/см² 0,52

Максимальная скорость движения машины, км/ч 40

Запас хода по топливу:

по шоссе, км 500

по грунтовой дороге, км 350

на воде, ч 18-21

Длина аппарели, м 4,54

Клиренс машины, мм 350

Суммарная производительность водооткачивающей системы, л/мин 840


Корпус ведущей машины правого полупарома (позднего выпуска):

1 – упор балансира; 2 – накладка; 3 – отбойник гусеницы; 4 – дверь; 5 и 23 – кнехты; 6 – волноотбойный щиток; 7 – каркас ветровых стекол; 8 – патрубки выходных трубопроводов водоотливных насосов; 9 – замок; 10 – дуга; 11 – стенка; 12 – дверка люка; 13 – панель; 14 – колпак; 15, 21 и 26 – крышки; 16 -фальшборт; 17 -вырез; 18 – откидная стенка; 19 -пружина; 20 и 22 – решетки; 24 – захлопка; 25 – окно; 27 и 29 – крышки; 28 – задняя балка проезжей части; 30 – штампованный профиль; 31 – передняя балка проезжей части.


Гребные винты в тоннелях полупарома ГСП (машина поздних выпусков).


Лодка правого полупарома ГСП.

Рама корпуса правой машины парома ГСП.


Движение гусеничного самоходного парома ГСП (первых выпусков), загруженного танком Т-54 с минным тралом.


Въезд догруженного танка Т-10 на пришвартованный к берегу гусеничный самоходный паром ГСП.


Разгрузка танка Т-54 с минным тралом с гусеничного самоходного парома ГСП.


Движение гусеничного самоходного парома ГСП с загруженным танком Т-54 по участку отмели.


Полупаромы ГСП на марше.


Полупаром ГСП преодолевает заболоченный участок местности.


Полупаром ГСП на плаву.


Полупаром ГСП поздних выпусков. Для увеличения грузоподъемности парома вертикальные скуловые скосы корпусов ведущих машин устранили.


Кроме Инженерных войск СА, паром ГСП поставлялся в страны Варшавского Договора (Албанию, Болгарию, Венгрию, ГДР, Польшу, Румынию, Чехословакию), а также в Югославию, Афганистан, Египет, Вьетнам, Индию, Ирак, Иран, Сирию, Йемен, Мозамбик, Никарагуа, Уганду, Танзанию, Ливию, Китай, Кубу – по имеющимся сведениям, всего в 23 страны мира. Во многих из них ГСП состоит на вооружении и в настоящее время [5,6].

Гусеничный самоходный паром ГСП был снят с вооружения приказом МО РФ №725 от 31 марта 2012 г., прослужив в Инженерных войсках нашей страны 55 лет.

В ОКБ ИВ над созданием машины работали: Л.П. Курбала, Н.С. Семчуков, М.А. Фельдман, И.А. Буренков, Г.Э. Голубов, Б.П. Бабайцев, Левин, В.И. Корнеев, Абкин, Сыгал, Розовский, В.И. Карцев, К.И. Ерещенко, Л.П. Балашова, Ф.А. Богомолов, П.Ф. Ковтун, Б.Д. Антипов, Зимин, Потапов, Свистунов, Волгнов, Ковалев, Давыдов, Красненков, Попилин, В.П. Прокофьев, Становов, Г.Н. Шарипанов, Зефиров, Боршев, Болдырева, Ольховский, Ершов и другие.

С созданием парома ГСП впервые в истории отечественной и зарубежной 2* переправочной техники были успешно решены проблемы ускоренной сборки парома грузоподъемностью более 50 т, а также погрузки (разгрузки) тяжелой войсковой техники с необорудованного берега с ходу. Одновременно работая винтами и гусеницами, паром с нагрузкой успешно преодолевал даже отмели.

В пароме ГСП обеспечивался высокий для аналогичных машин уровень запаса плавучести (без груза – 212%, с грузом 52 т – 23%), а благодаря наполнению его лодок-понтонов труднозатопляемым материалом он оказался практически непотопляемым. Паром обладал исключительно высоким уровнем маневренности на воде-он мог разворачиваться практически на месте. Полупаромы отличались высокой проходимостью при движении на пересеченной местности, отлично вписывались в заданные транспортные габариты, имели относительно простую конструкцию и были просты в эксплуатации.


2* Только через 5 лет (в 1962 г.) после принятия ГСП на вооружение Инженерных войск СССР парк колесных амфибийных самоходных паромов «Жиллуа» был принят на вооружение во Франции, через 6 лет (в 1963 г.) парк колесных амфибийных самоходных паромов М2 – в ФРГ, через 9 лет(в 1966 г.) парк колесных амфибийных самоходных паромов MFAB-F – в США, и через 13 лет(в 1970 г.) парк колесных амфибийных самоходных паромов типа 70-в Японии.


Полупаром ГСП, переделанный в передвижную бурильную машину.


Комплекс для подъема и транспортировки топляка, разработанный на базе полупарома ГСП . Нахабино. 1990-е гг.


Плавающий гусеничный транспортер на базе полупарома ГСП. Нахабино. 1990-е гг.


Передвижная бурильная машина на базе полупарома ГСП. Вид сзади.


Передвижная самоходная установка газоводяного тушения ПСУГВТ-2000 на базе полупарома ГСП.


Полупаром ГСП, модифицированный в плавающий гусеничный транспортер. Куба. 1980-е гг.


Вездеход «Викинг-4» на базе полупарома ГСП, 1987 г.


Пеноподъемник пожарный ППП-37 на базе полупарома ГСП.


Отметим, что гусеничный самоходный паром ГСП представлялся Министерством обороны и Полтавским совнархозом на Ленинскую премию.

Ремонт паромов ГСП осуществлялся на 542-м ОЗИВ (п. Нахабино) с 1968 по 2008 гг., 81-й центральной инженерной базе (г. Горький), 683-й центральной инженерной базе (г. Хабаровск), 479-й инженерной базе (г. Ташкент), а также в НПО «Волгограднефтемаш».

В ходе эксплуатации ГСП силами войск и специалистами ОКБ ИВ предпринимались неоднократные попытки его доработки с целью уменьшения межколейного просвета аппарелей и обеспечения сборки из паромов наплавного моста. В частности, уже в 1954 г. в ОКБ ИВ под руководством А.Ф. Кравцева на основе ГСП разрабатывался комплект парка паромно-мостовых машин, обеспечивавшего сборку наплавного моста длиной до 100 м и грузоподъемностью 50 т. Общее расчетное время на соединение паромов в линию моста с подготовкой береговой части составляло 20-25 мин.

Однако в силу ряда причин, связанных со снятием А.Ф. Кравцева с должности начальника ОКБ ИВ и оргштатными мероприятиями, проводимыми в это время в ОКБ ИВ, данная работа до завершения доведена не была. К созданию машины, обеспечивающей сборку паромов и мостов, в СССР приступили снова только в 1960 г. [7], а на вооружение колесная паромно-мостовая машина ПММ с момента начала работ в ОКБ ИВ (1954 г.) была принята только через 20 лет – в 1974 г. (приказ МО СССР от 10 ноября 1974 г.).

Гусеничный самоходный паром ГСП положил начало созданию целого класса отечественных паромно-мостовых машин – ПММ, ПММ-2, ПММ-2М, ПММ «Ответ», ПММ «Дупло» [4].

ГСП, закончившие свою службу в войсках, стали основой для создания широкого спектра специальных плавающих машин (комплексов) различного назначения.


Паром ГСП поздних выпусков, доработанный в войсках для обеспечения переправы колесных машин.


Движение гусеничного самоходного парома ГСП поздних выпусков с загруженным танком Т-62.



Гусеничный самоходный паром ГСП армии Танзании. 2011 г.


Литература

1. Отчет по полигонно-войсковым испытаниям опытного образца гусеничного самоходного парома ГСП (СП- 55) (27.10.1955 г.). – 1956. – 144 с.

2. Руководство по материальной части и эксплуатации гусеничного самоходного парома ГСП. – М.: ВоениздатМОСССР, 1980. -450 с.

3. Коваленко Л.М. От мастерских до концерна (Летопись). – Кременчуг: 1999. – 398 с.

4. Жабров В. И. Цель – форсирование водных преград (записки научного сотрудника). – Нахабино: 15 ЦНИИ И МО РФ, 2004. – 132 с.

5. Кудиярова А. Рождение амфибий. Переправочно-десантная техника Крюковского вагоностроительного завода. – Кременчуг: ООО «Типография от «А» до «Я», 2011.-288 с.

6.Jane's Military Logistics 1988. Publishing Companu, 238 City Road, London EC1V2PU, England, 1988 r, 800 c.

7 Самоходные десантно-переправочные средства: Отчетно НИР. – М.: ЦНИИИим. Д.М. Карбышева, 1963. – 209 с.

Продолжение следует

Отечественные бронированные машины

1945-1965 гг.

М. В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник И. В. Павлов, ведущий конструктор

Продолжение.

Начало см. в «ТиВ» №5-9,11,12/2008 г., №1-5,7-11/2009 г., №1-12/2010 г. №1-12/2011 г., №1-5,7,8/2012 г.


Модернизированные средние танки периода Великой Отечественной войны и опытные образцы на их базе



Танк Т-34-85 обр.1960 г. представлял собой усовершенствованный Т-34-85 обр.1944 г. периода Великой Отечественной войны, разработанный в КБ завода №112 «Красное Сормово» в Горьком (ныне Нижний Новгород) под руководством главного конструктора завода В.В. Крылова в январе 1944 г. Техническая документация на машину впоследствии была утверждена головным заводом №183 в Нижнем Тагиле (главный конструктор – А.А. Морозов). Танк был принят на вооружение Красной Армии постановлением ГКО №5020 от 23 января 1944 г. и производился на заводах №183, №112 «Красное Сормово» и №174 в Омске с марта 1944 г. по декабрь 1946 г. В послевоенный период заводы промышленности выпустили 5742 танка 164* .

В 1947 г. машине было присвоено заводское обозначение «Объект 135», а в 1950-х гг. она неоднократно подвергалась модернизации, которая производилась на заводах капитального ремонта Министерства обороны СССР. Мероприятия по модернизации (направленные на улучшение показателей боевых и технических характеристик, повышение надежности узлов и агрегатов танка, удобства его обслуживания) по заданию ГБТУ разработали ЦЭЗ №1 и ВНИИ-100. Окончательную отработку чертежно-технической документации по модернизации, которая была утверждена в 1960 г., выполнило КБ завода №183 в Нижнем Тагиле под руководством главного конструктора Л.Н. Карцева.

Танк Т-34-85 обр.1960 г. имел классическую схему общей компоновки с экипажем из пяти человек и размещением внутреннего оборудования в четырех отделениях: управления, боевом, моторном и трансмиссионном. Броневой корпус, башня, вооружение, силовая установка, трансмиссия и ходовая часть по сравнению с танком Т-34-85 обр. 1944 г. существенных изменений не претерпели.

В отделении управления размещались рабочие места механика- водителя (слева) и пулеметчика (справа), органы управления танком, пулемет ДТМ в шаровой установке, контрольно-измерительные приборы, два баллона со сжатым воздухом, два ручных огнетушителя, аппарат ТПУ, а также часть боекомплекта и ЗИП. Посадка и выход механика-водителя производились через люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса и закрывавшийся броневой крышкой. В крышке люка механика-водителя имелись два смотровых прибора, установленных для увеличения горизонтального угла обзора под углом к продольной оси люка с разворотом в сторону бортов корпуса.

При ночном вождении танка для наблюдения за дорогой и местностью у механика-водителя с 1959 г. устанавливался прибор ночного видения БВН. В его комплект, помимо самого прибора, входили высоковольтный блок питания, фара ФГ-100 с инфракрасным фильтром и ЗИП. В нерабочем положении прибор БВН и комплект ЗИП прибора хранились в укладочном ящике, который располагался на первом ящике боеукладки за сиденьем механика-водителя. Дополнительный оптический элемент с инфракрасным фильтром крепился на кронштейне в носовой части корпуса. При использовании прибор БВН монтировался в съемном кронштейне, устанавливавшимся на бонках, приваренных к верхнему лобовому листу с правой стороны люка механика-водителя (крышка люка механика-водителя при этом находилась в открытом положении). Блок питания прибора размещался на кронштейне, на левом борту внутри танка, фара ФГ-100 с инфракрасным фильтром – на правом борту корпуса. С левой фары ФГ-102 снимался оптический элемент со светомаскировочной насадкой, а вместо него использовался оптический элемент с инфракрасным фильтром.


164* Из них 177 командирских машин выпустил завод № 112 «Красное Сормово».


Танк Т-34-85 обр. 1960 г.

Боевая масса – 32 т; экипаж – 5 чел.; оружие: пушка – 85-мм нарезная, 2 пулемета – 7,62-мм; броневая защита – противоснарядная; мощность двигателя 368 кВт (500 л .с.); максимальная скорость по шоссе – 60 км/ч.



Продольный разрез танка Т-34-85,1956 г.


Установка прибора ночного видения БВН у механика-водителя танка Т-34-85 обр. 1960 г.


В днище отделения управления перед сиденьем пулеметчика имелся запасный люк, закрывавшийся броневой крышкой, откидывавшейся вниз (на одной петле).

В боевом отделении, занимавшем среднюю часть корпуса танка и внутренний объем башни, размещались вооружение танка с прицельными приспособлениями и механизмами наводки, приборы наблюдения, часть боекомплекта, средства связи и рабочие места, слева от пушки – наводчика и командира танка, справа – заряжающего. Над сиденьем командира на крыше башни располагалась невращающаяся командирская башенка, в боковых стенках которой имелись пять смотровых щелей с защитными стеклами, обеспечивавших ему круговой обзор, и входным люком, закрывавшимся броневой крышкой. В поворотном основании командирского люка до 1960 г. устанавливался перископический смотровой прибор МК-4, вместо которого затем стал использоваться смотровой прибор ТПК-1 или ТПКУ-2Б 165* . Над рабочими местами заряжающего и наводчика в крыше башни устанавливалось по одному поворотному перископическому прибору МК-4. Помимо входного люка в командирской башенке для посадки экипажа, располагавшегося в башне, использовался люк в правой части крыши башни над рабочим местом заряжающего. Люк закрывался откидной (на одной петле) броневой крышкой.


165* Прибор ТПКУ-2Б устанавливался на танках, оборудованных электроприводом поворота башни с командирским управлением.


Общий вид танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Отделение управления танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Боевое отделение танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Установка 85-мм пушки ЗИС-С-53 со спаренным пулеметом ДТМ в башне танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Командирская башенка танка Т-34-85 с установкой смотрового прибора МК-4 (вверху) и ТПК-1 (внизу).


Механизм поворота и стопор башни танка Т-34-85 обр. 1960 г.



Установка лобового пулемета ДТМ в танке Т-34-85 обр. 1960г.


Укладка боекомплекта в танке Т-34-85 обр. 1960 г.


С 1955 г. в боевом отделении у левого борта танка монтировался котел форсуночного подогревателя, включенного в систему охлаждения двигателя.

Моторное отделение располагалось за боевым и было отделено от него съемной перегородкой. В нем размещались двигатель, два радиатора и четыре аккумуляторные батареи. При установке подогревателя в верхнем съемном и левом несъемном листах перегородки сделали вырез для доступа к нагнетателю подогревателя, который закрывался кожухом, а в дверце бокового листа – окно для патрубков подогревателя.

Трансмиссионное отделение находилось в кормовой части корпуса и было отделено от моторного отделения перегородкой. В нем устанавливались главный фрикцион с центробежным вентилятором и другие агрегаты трансмиссии, а также электростартер, топливные баки и воздухоочистители.

Основным оружием танка являлась 85-мм танковая пушка ЗИС-С-53 с вертикальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического (копирного) типа. Длина ствола составляла 54,6 калибра, высота линии огня – 2020 мм. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТМ. Наводка спаренной установки в вертикальной плоскости осуществлялась с помощью подъемного механизма секторного типа в пределах от -5° до +22°. Непоражаемое пространство при стрельбе из пушки и спаренного пулемета составляло 23 м. Для предохранения подъемного механизма от динамических нагрузок во время совершения марша внутри башни, слева от пушки, на кронштейне размещался стопор походного положения пушки, который обеспечивал фиксацию орудия в двух положениях: при угле возвышения 0 и 16°.

Для наводки спаренной установки в горизонтальной плоскости служил МПБ, расположенный в башне с левой стороны от сиденья наводчика. Конструкция МПБ обеспечивала поворот башни как с помощью ручного, так и электромоторного приводов. При использовании электромоторного привода, в котором применялся электродвигатель МБ-20Б мощностью 1,35 кВт, обеспечивался поворот башни с двумя различными скоростями в обоих направлениях, при этом максимальная скорость достигала 30 град./с.

На части машин последнего года выпуска вместо двухскоростного электропривода поворота башни использовался новый электропривод КР-31 с командирским управлением. Этот привод обеспечивал поворот башни как с места наводчика, так и с места командира танка. Поворот башни наводчиком осуществлялся с помощью контроллера-реостата КР-31. При этом направление поворота башни соответствовало отклонению рукоятки контроллера-реостата влево или вправо от исходного положения. Скорость поворота зависела от угла наклона рукоятки контроллера от исходного положения и изменялась в широких пределах – от 2-2,5 до 24-26 град./с. Командир танка производил поворот башни с помощью системы командирского управления (целеуказания) при нажатии кнопки, смонтированной в левой рукоятке командирского смотрового прибора. Переброс башни происходил по кратчайшему пути до совмещения оси канала ствола пушки с линией визирования смотрового прибора с постоянной скоростью 20-24 град./с. Стопорение башни в походном положении осуществлялось стопором башни, который был смонтирован с правой стороны (рядом с сиденьем заряжающего) в одном из захватов шариковой опоры башни.

Для ведения прицельного огня из пушки и спаренного с ней пулемета, корректирования огня, определения дальности до целей и наблюдения за полем боя использовался танковый телескопический шарнирный прицел ТШ-16. Предельная прицельная дальность стрельбы из пушки составляла 5200 м, из спаренного пулемета – 1500 м. Для предотвращения запотевания защитного стекла прицела имелся электрический обогреватель. При стрельбе из пушки с закрытых огневых позиций применялись боковой уровень, который крепился на левом щите ограждения пушки, и башенный угломер (указатель угломера крепился на верхнем погоне опоры башни слева от сиденья наводчика). Наибольшая дальность стрельбы из пушки достигала 13800 м.

Спусковой механизм пушки состоял и электроспуска и механического (ручного) спуска. Рычаг электроспуска располагался на ручке маховичка подъемного механизма, а рычаг ручного спуска – на левом щитке ограждения пушки. Стрельба из спаренного пулемета производилась с помощью того же рычага электроспуска. Включение (переключение) электроспусков осуществлялось с помощью тумблеров на щитке электроспусков у наводчика.

Второй 7,62-мм пулемет ДТМ монтировался в шаровой установке, располагавшейся в правой части верхнего лобового листа корпуса танка. Пулеметная установка обеспечивала горизонтальные углы обстрела в секторе 12° и углы вертикальной наводки от -6 до +16°. При стрельбе из пулемета использовался телескопический оптический прицел ППУ-8Т. Непоражаемое пространство при стрельбе из лобового пулемета составляло 13 м.

В боекомплект танка до 1949 г. входили от 55 до 60 выстрелов 166* к пушке и 1890 патронов (30 дисков) к пулеметам ДТМ. Кроме того, в боевом отделении укладывался один 7,62-мм пистолет-пулемет ППШ с боекомплектом 300 патронов (четыре диска), 20 ручных гранат Ф-1 и 36 сигнальных ракет. В период 1949-1956 гг. боекомплект к пушке оставался неизменным, вместо ППШ ввели укладку 7,62-мм автомата АК-47 с боекомплектом 300 патронов (десять магазинов), а вместо сигнальных ракет – 26-мм сигнальный пистолет с 20 сигнальными патронами.

Основная стеллажная укладка на 16 выстрелов (в некоторых танках – 12 выстрелов) располагалась в нише башни, хомутиковые укладки на девять выстрелов размещались: на борту корпуса (четыре выстрела), в боевом отделении по углам перегородки 167* (три выстрела), справа в передней части боевого отделения (два выстрела), остальные 35 выстрелов (в некоторых танках 34 выстрела) укладывались в шести ящиках на днище боевого отделения. Диски к пулеметам ДТМ располагались в специальных гнездах: 15 шт. – на переднем лобовом листе впереди сиденья пулеметчика, 7 шт. – справа от сиденья пулеметчика у правого борта корпуса, 5 шт. – на днище корпуса слева от сиденья механика-водителя и 4 шт. – на правой стенке башни впереди сиденья заряжающего. Ручные гранаты Ф-1 находились в укладочных гнездах, на левом борту 168* , рядом с ними – запалы в сумках.

Для стрельбы из пушки применялись унитарные выстрелы с бронебойно-трассирующим тупоголовым снарядом БР-365 с баллистическим наконечником и остроголовым снарядом БР-365К, с подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом БР-365П, а также с осколочной цельнокорпусной гранатой 0-365К с полным и уменьшенным зарядом. Начальная скорость бронебойно-трассирующего снаряда составляла 895 м/с, осколочной гранаты – 900 м/с при полном заряде и 600 м/с – при уменьшенном заряде. Дальность прямого выстрела бронебойным снарядом составляла 900-950 м, подкалиберным бронебойно-трассирующим – 1100 м (при высоте цели 2 м).

В 1956 г., боекомплект к пушке довели до 60 выстрелов (из них: 39 шт. с осколочно-фугасным снарядом, 15 шт. – с бронебойно-трассирующим снарядом и 6 шт. – с подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом), а к пулеметам ДТМ – до 2750 патронов, из которых 1953 шт. находились в 31 диске, а остальные – в укупорке.

В 1960 г. боекомплект к пушке был уменьшен до 55 выстрелов к пушке и 1890 патронов к пулеметам ДТМ. В стеллажной укладке в нише башни находились 12 выстрелов (с 0-365К), восемь выстрелов крепились в хомутиковых укладках: на правом борту башни (4 шт. с БР-365 или БР-365К), в отделении управления у правого борта корпуса (2 шт. с БР-365П) и в правом заднем углу боевого отделения (2 шт. с БР-365П). Остальные 35 выстрелов (из них 24 шт. с 0-365К, 10 шт. – с БР-365 или БР-365К и 1 шт. – с БР-365П) размещались в шести ящиках на днище боевого отделения. Укладка патронов к пулеметам ДТМ и ручных гранат Ф-1 изменений не претерпела. Патроны к автомату АК-47 в количестве 180 шт., снаряженные в шесть магазинов, располагались: пять магазинов в специальной сумке на правом борту башни и один магазин – в специальном кармане на чехле автомата. Остальные 120 патронов в штатной укупорке укладывались в танке по усмотрению экипажа. Сигнальные патроны в количестве 6 шт. находились в специальной сумке (под кобурой с сигнальным пистолетом), на левом борту башни левее прицела ТШ, остальные 14 шт. – в укупорке, в боевом отделении на свободных местах по усмотрению экипажа.

Броневая защита танка – дифференцированная, противоснарядная. Конструкция корпуса и башни танка по сравнению с танком Т-34-85 обр. 1944 г. осталась без изменений. Корпус танка сваривался из литой и катаной брони толщиной 20 и 45 мм с отдельными болтовыми соединениями.

Литая башня с вварной крышей, монтировавшаяся на корпусе танка на шариковой опоре, имела максимальную толщину в лобовой части 75 мм – для машин выпуска до 7 августа 1944 г. или 90 мм – для машин позднего выпуска.

На танках послевоенного выпуска устанавливались башни с улучшенной системой вентиляции 169* боевого отделения. Установка двух вытяжных вентиляторов, располагавшихся в кормовой части крыши башни, была разнесена.

При этом один из вентиляторов, устанавливавшийся в передней части крыши (над срезом казенной части пушки), работал как вытяжной, а второй, оставшийся на прежнем месте, – как нагнетательный, что позволило осуществить более эффективную продувку боевого отделения с исключением прохождения пороховых газов через рабочие места экипажа.

Для постановки дымовой завесы на верхнем кормовом листе корпуса машины устанавливались две дымовые шашки БДШ-5 с электрической системой воспламенения с места командира танка и механизмом сброса. В походном положении (при установке на танке двух дополнительных бочек с топливом, монтировавшихся на верхнем кормовом листе на специальных кронштейнах) дымовые шашки крепились на левом верхнем бортовом листе, впереди дополнительного бака с маслом (на части машин здесь устанавливался третий дополнительный бак для топлива емкостью 90 л).

При проведении капитального ремонта вместо двигателя В-2-34 устанавливался дизель В2-34М или В34М-11 мощностью 368 кВт (500 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала 1800 мин1 . Пуск двигателя осуществлялся с помощью электростартера СТ-700 мощностью 11 кВт (15 л.с.) (основной способ) или сжатого воздуха (запасной способ) из двух воздушных десятилитровых баллонов. Для облегчения пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха с 1955 г. использовался форсуночный подогреватель с водотрубным котлом, включенный в систему охлаждения, а также калорифер для подогрева воздуха, поступавшего в цилиндры двигателя. Насосный узел подогревателя крепился на кронштейне к перегородке моторного отделения. В систему подогрева, помимо форсуночного подогревателя, входили радиаторы для подогрева масла в правом и левом масляных баках, трубопроводы и электрооборудование (свечи накаливания и электропровода). Система подогрева обеспечивала подготовку двигателя к пуску путем разогрева охлаждающей жидкости и части масла в масляных баках. Кроме того, с 1957 г. для облегчения пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха стало использоваться дополнительно еще одно приспособление, которое предназначалось для удаления застывшего масла из маслопровода, подводящего масло к нагнетающей секции масляного насоса 170* .


166* В зависимости от партии выпуска танков.

167* В связи с установкой в танке форсуночного подогревателя укладку одного выстрела, ранее располагавшегося в левом углу у перегородки, перенесли в правый угол у моторной перегородки. При этом задний ящик с выстрелами сдвинули влево.

168* На танках с форсуночным подогревателем эта укладка размещалась на правом борту корпуса.

169* Улучшенная система вентиляции боевого отделения разработана в КБ завода №112 «Красное Сормово».

170* Застывшее масло из подводящего маслопровода перед пуском двигателя удалялось с помощью горячего масла, закачивавшегося в масляные баки через специальный штуцер приспособления ручным шестеренчатым насосом, который придавался в ЗИП танка.


Корпус танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Днище корпуса танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Башня танка Т-34-85 обр. 1960 г. с улучшенной системой вентиляции (продольный разрез).



Установка дымовых шашек БДШ-5 в кормовой части корпуса танка Т-34-85 обр. 1960 г.


В топливную систему входили восемь топливных баков, находившихся внутри корпуса танка и объединенных в три группы: группу правых бортовых баков, группу левых бортовых баков и группу кормовых баков. Общая емкость всех внутренних топливных баков – 545 л. Дополнительно на правом борту танка устанавливались два наружных топливных бака емкостью 90 л каждый. На верхнем наклонном кормовом листе предусмотрели крепления для двух дополнительных топливных баков емкостью по 67,5 л каждый (вместо дымовых шашек). Наружные топливные баки не были включены в топливную систему. Для заправки топливных баков машины из различных емкостей использовался заправочный (шестеренчатый) насос.

С 1960 г. на кормовом наклонном листе стали крепиться две бочки для топлива емкостью 200 л каждая, а в состав топливной системы был введен сливной бачок. Этот бачок располагался на перегородке МТО у правого борта корпуса и служил для слива в него топлива (через специальный трубопровод) из картера топливного насоса, просочившегося по зазорам в плунжерных парах. Одновременно в ЗИП танка ввели малогабаритный заправочный агрегат МЗА-З, который в транспортном положении укладывался в металлическом ящике, крепившемся снаружи на левом наклонном борту корпуса.

Запас хода танка по шоссе на основных (внутренних) топливных баках достигал 300-400 км, по грунтовым дорогам – 230-320 км.

В системе воздухоочистки до 1946 г. применялись два воздухоочистителя «Циклон», затем – «Мультициклон», а начиная с 1955 г. – два воздухоочистителя ВТИ-3 комбинированного типа с автоматическим (эжекционным) удалением пыли из пылесборника первой ступени. Эжекторы, обеспечивавшие удаление пыли и соединенные с пылесборниками, монтировались в выпускных трубах двигателя. Каждый воздухоочиститель ВТИ-3 состоял из корпуса, циклонного аппарата (24 циклона) с пылесборником, крышки и кожуха в сборе с тремя кассетами из проволочной канители. Новые воздухоочистители устанавливались в трансмиссионном отделении на месте воздухоочистителей прежней конструкции.

Циркуляционная комбинированная (под давлением и разбрызгиванием) система смазки двигателя (использовалось масло МТ-16п) с сухим картером состояла из двух масляных баков, масляного трехсекционного шестеренного насоса, масляного проволочно-щелевого фильтра марки «Кимаф», трубчатого масляного радиатора, уравнительного бачка, ручного маслоподкачивающего насоса (с 1955 г. вместо него применялся маслозакачивающий насос МЗН-2 с электромоторным приводом), трубопроводов, манометра и термометра. Между масляными баками и двигателем с каждой стороны располагались водяные радиаторы системы охлаждения. Масляный радиатор, служивший для охлаждения выходящего из двигателя масла, крепился к стойкам левого водяного радиатора двумя болтами. В условиях низких температур окружающего воздуха масляный радиатор с помощью специального трубопровода (возимого в ЗИП) отключался от системы смазки. В этом случае масло из откачивающих секций масляного насоса поступало прямо в уравнительный бачок, а затем в баки.

Полная заправочная емкость системы смазки до 1955 г. составляла 105 л, при этом заправочная емкость каждого масляного бака равнялась 40 л. С введением форсуночного подогревателя для разогрева масла перед пуском двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха в масляных баках разместили специальные радиаторы, что повлекло за собой уменьшение заправочной емкости каждого из баков до 38 л и, соответственно, полной заправочной емкости всей системы до 100 л. Кроме того, на левом борту танка установили наружный масляный бак емкостью 90 л, не подключенный к системе смазки двигателя.



ТанкТ-34-85 обр. 1960 г. На левом борту корпуса хорошо видны крепления дымовых шашек БДШ-5 по-походному.


МТО танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Система подогрева двигателя танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Приспособление для облегчения пуска двигателя танка Т-34-85 в условиях низких температур окружающего воздуха, 1955 г.


Топливная система двигателя танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Установка воздухоочистителя ВТИ-3 в танке Т-34-85,1955 г.


Система охлаждения двигателя – жидкостная, принудительная, закрытого типа. Общая охлаждающая поверхность каждой сердцевины радиатора равнялась 53 м² . До 1955 г. емкость системы охлаждения составляла 80 л. Установка (с постоянным включением в систему охлаждения) системы подогрева с форсуночным подогревателем увеличила емкость системы до 95 л. Для сокращения времени на подготовку двигателя к пуску в условиях низких температур окружающего воздуха с 1956 г. в системе охлаждения ввели дополнительную заливную горловину. Заливаемая в эту горловину горячая жидкость поступала непосредственно в головки и далее в зарубашечное пространство блоков двигателя, ускоряя тем самым его нагревание.

Узлы и агрегаты трансмиссии и ходовой части при капитальном ремонте существенным изменениям не подвергались. В состав механической трансмиссии танка входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по стали), четырех- или пятиступенчатая коробка передач 171* , два многодисковых бортовых фрикциона сухого трения (сталь по стали) с ленточными, плавающими тормозами с чугунными накладками и два однорядных шестеренчатых бортовых редуктора.

В коробках передач, выпускаемых с 1954 г. и устанавливаемых в процессе капитального ремонта, отверстие для слива масла в нижней половине картера закрывалось сливным клапаном. Кроме сальника, между переходной втулкой и коническим роликоподшипником ведущего вала коробки передач дополнительно ввели маслоотражатель. Вытекание смазки через опоры главного вала было предотвращено уплотнительными пружинящими кольцами и маслоотражателем.

Незначительные изменения претерпела и конструкция бортовых фрикционов. В танках последнего года выпуска сепаратор в механизме выключения не устанавливался, а канавки в кольцах выключения были выполнены более глубокими.

В ходовой части танка использовалась индивидуальная пружинная подвеска, узлы которой располагались внутри корпуса танка. Подвеска первого опорного катка (применительно к одному борту), размещавшаяся в отделении управления была ограждена специальным щитком, подвеска второго, третьего, четвертого и пятого опорных катков располагалась наклонно в специальных шахтах.

Гусеничный движитель имел две крупнозвенчатые гусеницы, десять опорных катков с наружной амортизацией, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц и два ведущих колеса гребневого зацепления с гусеницами. На машине могли устанавливаться опорные катки двух типов: со штампованными или литыми дисками с наружными массивными резиновыми шинами, а также катки танка Т-54А с дисками коробчатого типа.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме (аварийное освещение – двухпроводное). Напряжение бортовой сети составляло 24-29 В (цепь стартера с пусковым реле и МПБ) и 12 В (остальные потребители). Основным источником электроэнергии до 1949 г. служил генератор ГТ-4563 с реле-регулятором РРА-24Ф, затем генератор Г-731 мощностью 1,5 кВт с реле-регулятором РРТ-30, а вспомогательным – четыре аккумуляторные батареи: 6СТЭ-128 (применялись до 1949 г.), 6МСТ-140 (до 1955 г.) и 6СТЭН-140М, соединенные между собой последовательно-параллельно, общей емкостью, соответственно, 256 и 280 А-ч.

До 1956 г. на кронштейне в передней части левого наклонного борта корпуса сзади фары наружного освещения устанавливался вибрационный электросигнал ВГ-4, который затем заменили сигналом С-56, а с 1960 г. – сигналом С-58. С 1959 г. на правом наклоном бортовом листе монтировалась вторая фара наружного освещения (с инфракрасным фильтром – ФГ-100). При этом фару ФГ-12Б (левая) заменили фарой со светомаскировочной насадкой ФГ-102. Помимо заднего габаритного фонаря ГСТ-64, ввели аналогичный габаритный фонарь на башне, рядом с которым с 1965 г. размещалась фара ФГ-126. Для подключения переносной лампы и малогабаритного заправочного агрегата МЗН-З в кормовой части корпуса установили наружную штепсельную розетку.


171* Два типа коробок передач использовались на танках до 1960 г.Затем при капитальном ремонте стали устанавливаться только пятискоростные коробки передач, при этом замене подлежали и приводы управления.


Система смазки двигателя танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Система охлаждения двигателя танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Установка дополнительной заливной горловины в системе охлаждения двигателя танка Т-34-85,1956 г.


Размещение приборов электрооборудования в башне и корпусе танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Размещение ЗИП внутри и снаружи (внизу) танка Т-34-85,1956 г.


Для внешней радиосвязи в башне танка до 1952 г. использовалась радиостанция 9РС, а для внутренней связи – танковое переговорное устройство ТПУ-З-Бис-Ф. С 1952 г. вместо них применялась радиостанция 10РТ-26Э с танковым переговорным устройством ТПУ-47. В последующем ввели радиостанцию Р-123 и танковое переговорное устройство Р-124, а также розетку для связи с командиром десанта.

Изменениям подверглась укладка ЗИП как снаружи, так и внутри танка.

На командирских машинах, выпускавшихся в послевоенный период, устанавливались радиостанции РСБ-Ф и 9РС 172* с танковым переговорным устройством ТПУ-ЗБис-Ф. Питание обеих радиостанций осуществлялось от штатных аккумуляторных батарей. Их подзарядка производилась с помощью автономного зарядного агрегата, в состав которого входил двигатель Л-3/2. В связи с установкой дополнительной радиостанции с зарядным агрегатом боекомплект к пушке был сокращен до 38 выстрелов.

Часть танков оборудовали под установку колейного каткового минного трала ПТ-3.

На базе танка Т-34-85 в послевоенные годы были созданы и серийно выпускались на заводах капитального ремонта Министерства обороны СССР танковый тягач Т-34Т, танковый кран СПК-5 (СПК-5/10М) и кран-транспортер КТ-15. Кроме того, на базе Т-34-85 были изготовлены опытные образцы танковых кранов СПК-ЗА и СПК-10.

ТанкТ-44М представлял собой модернизированный танк Т-44 выпуска 1944-1947 гг., разработанный в КБ завода №183 в Нижнем Тагиле под руководством главного конструктора А.А. Морозова в июле 1944 г. Машина была принята на вооружение Красной Армии постановлением ГКО №6997 от 23 ноября 1944 г. и поставлена на серийное производство на заводе №75 в Харькове (главный конструктор завода М.Н. Щукин). В послевоенный период завод №75 выпустил 1253 танка Т-44.

Мероприятия по модернизации машины по заданию ГБТУ были разработаны конструкторским бюро завода №75 в Харькове под руководством главного конструктора А.А. Морозова в 1957-1958 гг. При отработке чертежно-технической документации танк имел заводское обозначение «Объект 136М». Модернизация проводилась с 1959 г. на ремонтных заводах Министерства обороны СССР при проведении капительного ремонта машин. Почти все ранее выпущенные машины (за исключением списанных в процессе эксплуатации) были модернизированы 173* .

В ходе проведения мероприятий по модернизации на танке Т-44М использовались более надежные агрегаты, системы и узлы силовой установки, трансмиссии и ходовой части танка Т-54. Для обеспечения возможности вождения машины ночью устанавливался прибор ночного видения.

Танк Т-44М имел классическую схему компоновки с экипажем из четырех человек и размещением внутреннего оборудования в трех отделениях: управления, боевом и МТО. Отделение управления занимало левую носовую часть корпуса танка. В нем находились: рабочее место механика-водителя, над которым в крыше корпуса имелся входной люк с поворотными основанием и броневой крышкой; органы управления танком; контрольно-измерительные приборы; выключатель батарей; розетки переносной лампы и внешнего пуска двигателя; два воздушных баллона; аппарат ТПУ; реле-регулятор; сигнальные лампы выхода ствола пушки за пределы ширины танка и пулемет ДТМ с частью боекомплекта. Правее сиденья механика-водителя за перегородкой располагались передние топливные баки, основная часть боекомплекта пушки и аккумуляторные батареи. За сиденьем механика-водителя в днище корпуса находился люк аварийного (запасного) выхода, крышка которого откидывалась на петлях к левому борту корпуса.


172* Принципиальные схемы на установку средств связи были согласованы с представителем Технического управления ГБТУ КА 14 июня 1945 г.

173* Впоследствии практически все оставшиеся машины во втором послевоенном периоде были переоборудованы в танковые тягачи БТС-4.


Размещение ЗИП внутри и снаружи (внизу) танка Т-34-85 обр. 1960 г.


Танк Т-44М.

Боевая масса – 32-32,5 т; экипаж – 4 чел.; оружие: пушка – 85-мм нарезная, 2 пулемета – 7,62-мм; броневая защита – противоснарядная; мощность двигателя 382 кВт (520 л.с.); максимальная скорость по шоссе – 57 км/ч.



Отделение управления танка Т-44М.


Для наблюдения за местностью и вождения танка в боевых условиях механик-водитель использовал три смотровых прибора: призменный прибор, смонтированный в шахте поворотного основания входного люка; стеклоблок, установленный перед смотровой щелью в верхнем лобовом листе; призменный прибор (боковой), расположенный в вырезе левого борта корпуса. Прибор ночного видения ТВН-2, служивший при вождении танка в ночных условиях, монтировался вместо призменного прибора в поворотном основании люка механика-водителя (по-боевому) или на специальном кронштейне перед люком (по-походному). Блок питания прибора крепился к крыше отделения слева сзади люка механика-водителя. При вождении танка по-походному в дневных условиях перед люком механика-водителя мог устанавливаться ветровой щиток, который укладывался в отделении управления на нижнем лобовом листе.


Танк Т-44М.



Установка смотровых приборов у механика-водителя танка Т-44М.


Установка прибора ночного видения ТВН-2 у механика-водителя танка Т-44М по-боевому (слева) и по-походному.


Общий вид танка Т-44М.


Командирская башенка танка Т-44М с установкой смотрового прибора командира ТПКУБ.


В боевом отделении, располагавшемся в средней части корпуса танка и во внутреннем объеме башни, размещались: основное оружие, прицел, приборы наблюдения, механизмы наводки оружия, радиостанция, три аппарата ТПУ, часть боекомплекта, щиток электрооборудования, вентилятор боевого отделения, два огнетушителя и три сиденья для экипажа (слева от пушки – наводчика и командира танка, справа – заряжающего). На крыше башни над рабочим место командира монтировалась командирская башенка кругового обзора с пятью смотровыми щелями со смотровыми призмами многократного отражения и защитными стеклами и входным люком, закрывавшимся броневой крышкой. В поворотном основании командирского люка устанавливался смотровой прибор ТПКУБ (ТПКУ-2Б) или ТПК-2 174* с пятикратным увеличением (на Т-44 использовался перископический смотровой прибор МК-4), который обеспечивал командиру наблюдение за местностью, распознавание и определение дальности до целей, а также возможность целеуказания наводчику (с помощью кнопки на левой рукоятке прибора) и корректирования артиллерийского огня. Над рабочими местами наводчика и заряжающего в крыше башни располагались два поворотных перископических смотровых прибора МК-4. Кроме того, над рабочим местом заряжающего в крыше башни имелся входной люк, закрывавшийся броневой крышкой.

На днище боевого отделения слева по ходу танка располагались подогреватель (под сиденьем командира танка) и люк запасного выхода (впереди сиденья наводчика). По днищу под полом отделения проходили торсионные валы подвески, а по левому борту корпуса – тяги приводов управления.

С 1961 г. по 1968 г. в отделениях управления и боевом дополнительно были размещены чехол с комплектом ПХЗ (на ящике с инструментом, справа от механика-водителя), противогаз (крепился на воздушных баллонах), ящик для укладки сухого пайка (за сиденьем механика- водителя) и чехол для консервных банок сухого пайка (сверху стеллажной укладки для выстрелов), плащ ОП-1 в чехле (слева от сиденья наводчика), противогазы (в нише башни и на перегородке МТО), ящик с комплектом АДК и чехол с комплектом ПХЗ (на перегородке МТО).

МТО занимало кормовую часть корпуса танка и отделялось от боевого отделения перегородкой. В нем размещались двигатель с обслуживавшими его системами и агрегаты трансмиссии.

Вооружение танка состояло из 85-мм танковой пушки ЗИС-С-53 обр. 1944 г. и двух 7,62-мм пулеметов ДТМ, один из которых был спарен с пушкой, а другой (курсовой) устанавливался в отделении управления справа от механика-водителя. Спаренная установка пушки и пулемета монтировалась в башне на цапфах и имела общие прицел и приводы наводки. Высота линии огня составляла 1815 мм.

Для наводки пушки и спаренного пулемета в цель использовался телескопический шарнирный прицел ТШ-16, имевший обогрев защитного стекла. Стрельба с закрытых огневых позиций производилась с помощью бокового уровня и башенного угломера (угломерного круга), нанесенного на нижнем погоне башни танка. Подъемный механизм пушки секторного типа обеспечивал углы наводки спаренной установки по вертикали от -5 до +20°. МПБ червячного типа имел ручной и электромоторный приводы. Электродвигатель механизма поворота включался наводчиком с помощью контроллера путем постановки рукоятки МПБ в вертикальное положение в специальном вырезе в кольце ограничителя. Перемещение рукоятки вверх обеспечивало поворот башни от электромотора вправо, вниз – поворот влево. Максимальная скорость поворота башни от электропривода достигала 24 град./с. С такой же скоростью осуществлялся переброс башни при командирском целеуказании.

Выстрел из пушки производился с помощью электрического или механического (ручного) механизмов спуска. Рычаг электроспуска располагался на ручке маховика подъемного механизма, а рычаг ручного спуска – на левом щите ограждения пушки.

Предельная дальность прицельной стрельбы из пушки составляла 5200 м, из пулемета – 1500 м. Наибольшая дальность стрельбы из пушки достигала 12200 м, боевая скорострельность – 6-8 выстр./мин. Непоражаемое пространство перед танком при стрельбе из пушки и спаренного пулемета составляло 21 м.

Для стопорения пушки в походном положении в башне имелся стопор, позволявший закреплять пушку в двух положениях: при угле возвышения 0° или 16°.

Стрельбу из спаренного пулемета вел наводчик (заряжание и взведение затвора производил заряжающий), а из курсового пулемета – механик-водитель, осуществляя его наводку на цель поворотом танка (кнопка электроспуска курсового пулемета располагалась в верхней части правого рычага управления поворотом). Высота линии огня для курсового пулемета равнялась 1028 мм.

Боекомплект к пушке был увеличен с 58 до 61 выстрела, к пулеметам ДТМ – с 1890 (30 дисков) до 2016 патронов (32 диска). В боекомплект танка входили унитарные выстрелы с бронебойно-трассирующими (БР-365, БР-365К), подкалиберными бронебойно-трассирующими (БР-365П) и осколочно-фугасными (ОФ-365К и ОФ-365 с полным и уменьшенным зарядом) снарядами. Кроме того, в боевом отделении укладывались один 7,62-мм автомат АК-47 с боекомплектом 300 патронов (из них 282 с пулей со стальным сердечником и 18 с трассирующей пулей), 26-мм сигнальный пистолет с 20 сигнальными патронами и 20 ручных гранат Ф-1.


174* Прибор ТПК-2 отличался от прибора ТПКУБ наличием дополнительного зеркала для наблюдения с однократным увеличением, горизонтальным расположением рукояток прибора и стопорным устройством шарнирной части.


Боевое отделение танка Т-44М.


Призма многократного отражения командирской башенки танка Т-44М.


Установка 85-мм пушки ЗИС-С-53 и спаренного пулемета ДТМ в башне танка Т-44М.


Стопор башни танка Т-44М.


Укладка боекомплекта в танке Т-44М до 1961 г.


Укладка боекомплекта втанкеТ-44М (1961-1968 гг.).


Днище корпуса танка Т-44М.


Корпус танка Т-44М до 1961 г.


Корпус танка Т-44М (1961-1968 гг).


Башня танка Т-44М.


МТО танка Т-44М.


Топливная система двигателя танка Т-44М.


В связи с укладкой дополнительного имущества в боевом отделении и отделении управления танка в период с 1961 г. по 1968 г. боекомплект к пулеметам ДТМ был сокращен до 1890 патронов.

Унитарные выстрелы размещались в специальных укладках в корпусе и башне танка. Основная стеллажная укладка на 35 выстрелов находилась в носовой части корпуса. Стеллажная укладка на 16 выстрелов устанавливалась в нише башни. Хомутиковые укладки на десять выстрелов располагались на правом борту корпуса (пять выстрелов), на правом борту башни (два выстрела), на левом борту корпуса (три выстрела). Патроны к пулеметам ДТМ снаряжались в 30 магазинов и укладывались в специальных рамках: на правом борту башни – 3 шт., в правом заднем углу боевого отделения - 20 шт., под стеллажной укладкой ниши башни - 3 шт., на перегородке силового отделения – 2 шт. и в носовой части корпуса танка – 2 шт.

Броневая защита танка – дифференцированная, противоснарядная.

Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 15, 20, 30, 45, 75 и 90 мм. Максимальная толщина лобовой части башни достигала 120 мм. При модернизации конструкция корпуса и башни существенных изменений не претерпела, за исключением упразднения в бортах башни отверстий для стрельбы из личного оружия и некоторых изменений по корпусу, связанных с установкой новых и дополнительных агрегатов и узлов силовой установки и трансмиссии танка. Так, например, для конструктивно измененного входного редуктора трансмиссии в днище машины был сделан вырез, который снаружи закрывался и заваривался специально изготовленным броневым листом. В связи с использованием новой системы отвода отработавших газов в левом борту выполнили вырез, а старые отверстия для прохода выпускных труб заварили с использованием броневых заглушек. В связи с установкой ПМП, масляного бака, форсуночного подогревателя и других узлов и приборов в днище корпуса имелись необходимые лючки и отверстия, закрывавшиеся броневыми крышками и пробками.

В качестве противопожарного оборудования использовались два ручных углекислотных огнетушителя ОУ-2 в боевом отделении. Средствами для постановки дымовой завесы машина не оборудовалась.

В МТО танка вместо дизеля В-44 мощностью 368 кВт (500 л.с.) устанавливался двигатель В-54 мощностью 382 кВт (520 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала 2000 мин-1 с масляным фильтром «Кимаф». Пуск двигателя (основной) осуществлялся с помощью электростартера СТ-16М или СТ-700 мощностью 11 кВт (15 л.с.) или сжатого воздуха из двух пятилитровых баллонов. Для обеспечения пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха (от – 5°С и ниже) применялся форсуночный подогреватель, осуществлявший подогрев охлаждающей жидкости, топлива и масла.

В системе воздухоочистки двигателя использовался один воздухоочиститель ВТИ-4 с двумя ступенями очистки и автоматическим (эжекционным) удалением пыли из пылесборников, который имел более высокую степень очистки воздуха. Емкость четырех внутренних топливных баков составляла 500 л, емкость трех наружных топливных баков, включенных в топливную систему двигателя, была увеличена со 150 до 285 л. Запас хода танка по шоссе возрос с 235 до 420-440 км. В период 1961-1968 гг. в кормовой части корпуса начали устанавливать две 200-л топливные бочки, не включенные в топливную систему двигателя.

В системе охлаждения и системе смазки двигателя использовались водяные и масляные радиаторы, масляный бак с редукционным клапаном и маслозакачивающий насос МЗН-2, заимствованные у танка Т-54.

Трансмиссия – механическая. В ней применялись входной редуктор, главный фрикцион (как с 15, так и с 17 дисками трения), коробка передач и двухступенчатые ПМП с приводами управления, заимствованные у танка Т-54. В коробке передач на повышенных передачах (на II, III, IV и V передачах) использовались инерционные синхронизаторы. Вентилятор системы охлаждения двигателя – дюралевый,с 24 или лопатками, с открытым или закрытым фрикционом. Установка дюралевого вентилятора в сочетании с усиленным приводом от коробки передач исключила случаи разрушения конических шестерен привода вентилятора.

Заменить полностью бортовые редукторы не удалось, так как это привело бы к большому объему работ, связанных с заменой их броневых картеров. Ведомая шестерня, картер и крышка бортового редуктора остались без изменения. В бортовых редукторах установили конструктивно новые ведущие и ведомый валы с уплотнениями и другими деталями. Кроме того, в картеры бортовых передач вваривались сапуны, которые обеспечивали сообщение внутренних полостей бортовых редукторов с атмосферой, что позволило исключить случаи подтекания смазки из-за повышенного давления внутри картеров.

В ходовой части машины устанавливались мелкозвенчатые гусеницы цевочного зацепления и ведущие колеса, заимствованные у танка Т-54 обр.1947 г. Ширина трака гусеницы составляла 500 мм. Направляющие колеса были усилены. Впоследствии вместо прежних опорных катков использовались опорные катки танка Т-54А с дисками коробчатого типа. Индивидуальная торсионная подвеска машины конструктивным улучшениям не подвергалась.

В связи с установкой новых агрегатов трансмиссии и ходовой части скорости машины несколько изменились. Поскольку привод к спидометру СП-14 остался прежним, то его показания не соответствовали действительно пройденному пути и фактической скорости машины, поэтому для получения действительных данных необходимо было умножать имевшиеся показания прибора на коэффициент, равный 1,13.

Электрооборудование машины по сравнению с электрооборудованием Т-44 претерпело изменения. Оно было выполнено по однопроводной схеме (дежурное освещение – двухпроводное). Напряжение бортовой сети составляло 24-29 В. В качестве источников электроэнергии использовались четыре аккумуляторные батареи 6СТЭН-140М (до 1959 г. – 6СТЭ-128, общей емкостью 256 А ч), соединенные последовательно-параллельно, общей емкостью 280 А-ч и генератор Г-731 мощностью 1,5 кВт с реле-регулятором РРТ-30 и фильтром ФГ-57А (до 1959 г. – генератор Г-73 аналогичной мощности с реле регулятором РРТ-24). Для подсветки местности при пользовании прибором ТВН-2 рядом с фарой ФГ-102 со светомаскировочной насадкой, размещенной справа на лобовом листе танка, устанавливалась фара ФГ-100 с инфракрасным фильтром. Кроме того, в состав световой сигнализации были введены передние и задние габаритные фонари, а звуковой сигнал С-57 заменили влагостойким сигналом С-58.


Система охлаждения и подогрева двигателя танка Т-44М.


Система смазки двигателя танка Т-44М.


Установка двигателя В-54 и коробки передач танка Т-54 в МТО танка Т-44М.


Бортовой редуктор с ведущим колесом танка Т-44М.


Ходовая часть танка Т-44М.


Размещение приборов электрооборудования в танке Т-44М.


Укладка ЗИП внутри танка Т-44М до 1961 г.


Для внешней связи на танке устанавливалась радиостанция Р-113 (в башне слева от командира танка). Внутренняя телефонная связь между членами экипажа, а также выход на внешнюю связь командира и наводчика через радиостанцию обеспечивались танковым переговорным устройством ТПУ Р-120. Для связи с командиром десанта на башне сзади командирской башенки имелась специальная розетка.

Изменения претерпела укладка ЗИП снаружи и внутри машины.

На базе танка Т-44М были созданы командирский танк Т-44МК, гусеничный бронированный тягач БТС-4 и опытные образцы танка Т-44МС со стабилизатором танковой пушки СТП-2 «Циклон».


Укладка ЗИП втанкеТ-44М (1961-1968 гг.).


Зарядный агрегат танка Т-44МК.


Танк Т-44МС (первый опытный образец)

Боевая масса – 32-32,5т; экипаж – 4чел.; оружие: пушка – 85-мм нарезная, 2 пулемета – 7,62-мм; броневая защита – противоснарядная; мощность двигателя 382 кВт (520 л.с.); максимальная скорость по шоссе – 57 км/ч.


Командирский танк Т-44МК, разработанный в 1963 г., отличался от линейного танка установкой дополнительного радиооборудования. Переоборудование части танков в командирские варианты осуществлялось при проведении капитального ремонта машин на ремонтных заводах Министерства обороны.


Т-44МК оснащался дополнительной радиостанцией Р-112, 10-метровой полутелескопической антенной и автономным зарядным агрегатом АБ-1-П/30. В связи с наличием дополнительного оборудования из ниши башни была изъята стеллажная укладка с 12 выстрелами для пушки, а также три пулеметных магазина (189 патронов) к пулеметам ДТМ. Кроме того, изменению подверглась установка аппаратов ТПУ Р-120 в боевом отделении.

Приемопередатчик радиостанции Р-112, блоки питания (умформеры УТК-250 и УТ-18А), привод дистанционного управления блоком настройки антенны, ящик ЗИП радиостанции и аппарат А-1 ТПУ Р-120 размещались в нише башни, за сиденьями командира танка и заряжающего. Блок настройки антенны радиостанции Р-112, аппарат А-2 ТПУ Р-120 (для командира танка) и аппарат А-3 ТПУ (для наводчика) крепились на левой стенке башни.

Справа от сиденья заряжающего-радиста, на правой стенке башни, устанавливалась дополнительная розетка для подключения к ней гарнитуры его шлемофона. Второй аппарат А-3 ТПУ находился в отделении управления, справа сзади сиденья механика-водителя на подбашенном листе корпуса танка.

Зарядный агрегат АБ-1-П/30 состоял из двухтактного карбюраторного двигателя воздушного охлаждения 2СДв мощностью 1,5 кВт (2 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала двигателя 3000 мин-1 с центробежным регулятором оборотов; генератора ГАБ-1-П/30 постоянного тока; щитка зарядного агрегата и топливного бачка емкостью 7 л.

Зарядный агрегат размещался справа от сиденья механика- водителя. Щиток зарядного агрегата, фильтр ФР-81А и предохранитель монтировались над генератором, на стенке стеллажа аккумуляторных батарей. Бензиновый бак зарядного агрегата крепился на стеллаже аккумуляторных батарей, справа от сиденья механика-водителя.

При работе на 10-м полутелескопическую антенну радиостанция Р-112 обеспечивала двухстороннюю связь на стоянке радиотелефоном на расстоянии до 100-110 км, а на выбранных, свободных от помех, волнах – до 200 км.

Танк Т-44МС являлся опытным образцом модернизированного танка Т-44М, на котором (после проведения капитального ремонта на 7 БТРЗ в г. Киеве) харьковским 115 БТРЗ весной 1964 г. был установлен двухплоскостной стабилизатор вооружения «Циклон». Изготовили два опытных образца. В марте 1964 г. первый опытный образец с установленным стабилизатором прошел полигонные испытания на НИИБТ полигоне, по результатам которых в конструкцию машины внесли некоторые изменения. Второй опытный образец со стабилизатором «Циклон» и дополнительно установленными ночными приборами наблюдения и прицеливания был подвергнут испытаниям на НИИБТ полигоне в период с 15 июня по 30 августа 1964 г. На вооружение танк не принимался и в серийном производстве не состоял.

В результате установки стабилизатора основного оружия СТП-2 «Циклон» изменились углы наводки 85-мм пушки ЗИС-С-53 по вертикали, которые находились в пределах от -3°05’ до +17°30’. Скорости наводки спаренной установки оружия по вертикали составляли от 0,07 до 4,5 град./с, максимальная скорость по горизонтали в режиме стабилизации достигала 15 град./с.

При стрельбе использовался штатный телескопический прицел ТШ-16, который во время испытаний не мог обеспечить качественную наводку стабилизированной пушки в цель. По результатам испытаний для установки в танк был рекомендован прицел ТШ2Б. В связи с наличием узлов и агрегатов стабилизатора СТП-2 «Циклон» боекомплект к пушке уменьшили до 35 выстрелов. Боекомплект к спаренному пулемету остался без изменений.

Незначительные изменения претерпела башня танка: отверстие для спаренного пулемета было выполнено в лобовой броне справа от амбразуры пушки. Увеличили по высоте окно для телескопического прицела в маске пушки. На амбразуре пушки установили защитный противопыльный чехол.

Второй опытный образец отличался от первого следующими изменениями:

– вместо двигателя А-137Б с генератором Г-5 мощностью 5 кВт установлен двигатель А-137 с генератором Г-74 мощностью 3 кВт с реле-регулятором РРТ-31М;

– введены комплекты ночных приборов наводчика и командира танка и выполнен монтаж соответствующей электропроводки. В командирской башенке устанавливался ночной прибор командира ТКН-1 («Узор») с прожектором ОУ-3, слева в крыше башни вместо смотрового прибора МК-4 монтировался ночной прицел ТПН-1 («Луна»), а на специальном кронштейне справа от амбразуры пушки – прожектор /1-2;

– перенесены вперед механизмы поворота башни и пульт управления;

– стабилизатор оружия имел два режима работы: стабилизированный и полуавтоматический;

– изъято ограждение наводчика и перенесен стопор откидного ограждения пушки на правую сторону;

– введена подножка для ног наводчика;

– усилен кронштейн для крепления кнопки блокировки крышки люка механика-водителя.

В электрооборудовании танка вместо аккумуляторных батарей 6СТЭН-140М были использованы четыре аккумуляторные батареи 12СТ-70. Средства внешней и внутренней связи изменений не претерпели.

Результаты испытаний показали, что параметры вооружения находились в пределах технических условий для танка Т-55 за исключением люфта и величины усилий на маховичке подъемного механизма. Углы возвышения и снижения орудия находились в пределах от -4°32’ до +17°34’. Было получено некоторое увеличение точности стрельбы с хода – на 2% (за счет улучшения условий работы наводчика). Однако установка стабилизатора привела к ухудшению доступа к основной боеукладке артиллерийских выстрелов и ухудшению условий работы членов экипажа. Дальнейшие работы по танку Т-44МС были прекращены.


Установка приборов ночного видения на втором опытном образце танка Т-44МС.


Общий вид расположения механизмов наводки, пульта управления стабилизатором и приборов прицеливания на рабочем месте наводчика танка Т-44МС (второй опытный образец).



Размещение командира танка и наводчика на своих рабочих местах в танке Т-44МС (второй опытный образец).


Танк Т-44 с автоматизированным приводом управления.

Боевая масса – 31,5 т; экипаж – 4чел.; оружие: пушка – 85-мм нарезная, 2 пулемета – 7,62-мм; броневая защита – противоснарядная; мощность двигателя 368 кВт (500 л.с.); максимальная скорость по шоссе – 45 км/ч.


Испытания танка Т-44 с автоматизированным приводом управления. Выход танка после преодоления рва шириной 4 м. НИИБТ полигон, 1949 г.


Танк Т-44 с автоматизированным приводом управления. Аппаратура автоматического управления движением танком была разработана сотрудниками НИИБТ полигона совместно с НТК ГБТУ в 1948 г. В феврале-апреле 1949 г. танк Т-44 с установленной аппаратурой прошел ходовые испытания на полигоне в Кубинке с целью проверки правильности расчета автоматики и надежности ее работы. На вооружение танк Т-44 с автоматизированным приводом управления не принимался и в серийном производстве не состоял.

Опытный танк отличался от серийной машины наличием аппаратуры автоматизированного управления движением. Она позволяла упростить и облегчить управление танком механиком-водителем; дать командиру танка возможность, находясь в башне, через пульт управления управлять движением танка независимо от механика-водителя. Кроме того, предполагалось использовать это же оборудование для телеуправления танком, добавив только комплект радиоаппаратуры управления с шифратором команд.

При автоматизации управления движением танка решались две задачи: полностью сохранить существующие механизмы управления танком и сделать аппаратуру автоматизированного управления возможно более простой по устройству.

Схема управления танком включала систему автоматизированного управления переключением передач, систему дистанционного сервоуправления механизмами поворота и тормозами танка, а также систему дистанционного управления подачей топлива с места командира танка. В состав аппаратуры автоматизированного управления танка Т-44 входило электрическое и пневматическое оборудование. Один пульт управления находился у механика-водителя, второй – у командира танка.

К электрооборудованию системы управления относились: центральный распределитель, два пульта управления (механика-водителя и командира танка), ножной пульт управления подачей топлива (реостат) с места командира танка и тахометр с контактами.

В состав пневмооборудования входили: компрессор, четыре баллона со сжатым воздухом общей емкостью 20 л, маслоотделитель, воздушный фильтр, воздушный коллектор с предохранительным клапаном, клапанный блок, исполнительные механизмы управления главным фрикционом, рычагом переключения передач, подачей топлива и бортовыми фрикционами.

Воздушный компрессор двухцилиндровый, горизонтальный, с воздушным охлаждением, крепился к коробке передач при помощи фланца и восьми шпилек. Привод компрессора производился напрямую от промежуточного вала (соединялся в торец с коленчатым валом компрессора при помощи пальца и сухарей). Для очистки воздуха от пыли служил фильтр, который соединялся со всасывающим отверстием компрессора с помощью штуцера. Уменьшение колебаний рабочего давления воздуха в пневматической магистрали автоматики при ее работе обеспечивал воздушный ресивер (использовались штатные баллоны системы воздухопуска двигателя танка). Всего было установлено четыре воздушных баллона общей емкостью 20 л.

Центральный распределитель управлял всеми процессами по переключению передач, получая команды от пульта управления. Пульты управления (взаимозаменяемые) служили для управления переключением передач, поворотами и остановкой танка. Каждый пульт управления представлял собой цилиндр, разделенный по высоте перегородкой. На верхней панели имелись три кнопки «Больше скорость», «Меньше скорость» и «Пуск, Стоп», тумблер выключения схемы и контрольная лампочка. На перегородке устанавливались реостаты, рукоятка управления поворотом и торможением танка, а также возвратные пружины, возвращавшие рукоятку в исходное положение. С помощью электропроводки пульты управления были связаны с центральным распределителем.

Используя пульт управления можно было подавать шесть команд: «Больше скорость», «Меньше скорость», «Пуск», «Стоп», «Лево танк», «Право танк». Переключение передач производилось только последовательно, трогание с места – только на первой передаче.

При передаче команды «Больше скорость» включалась следующая передача, при команде «Меньше скорость» – предыдущая. После остановки танка и нажатия кнопки «Меньше скорость» включалась передача заднего хода.

Тахометр своими контактами подготавливал электрические цепи для переключения передач. Контакты автоматически замыкались при частоте вращения коленчатого вала двигателя 1800 и 800 мин ', при частоте вращения коленчатого вала в интервале от 800 до 1800 мин-1 контакты находились в разомкнутом состоянии.

При переключении передач автоматически осуществлялись промежуточная подача топлива («перегазовка») и двойной выжим педали главного фрикциона. Переключение передач производилось перемещением рычага кулисы при помощи двух пневматических цилиндров (продольного и поперечного). Продольный цилиндр перемещал рычаг кулисы в продольном направлении, устанавливая его на любую передачу и вывод на нейтраль. Поперечный цилиндр перемещал рычаг кулисы по нейтрали и устанавливал его против соответствующей прорези в крышке кулисы. При выпуске воздуха из цилиндра шток под действием пружины становил рычаг кулисы против заднего хода и первой передачи. Выключение главного фрикциона производилось пневмоцилиндром главного фрикциона. При выпуске воздуха из цилиндра в атмосферу рычаг педали под воздействием пружины главного фрикциона ставил поршень в первоначальное (включенное) положение.

Управление подачей топлива для механика-водителя было оставлено без изменений – механическое. Командир танка осуществлял управление подачей топлива дистанционно – с помощью специально оборудованной ножной педали. Для управления подачей топлива также использовался пневмоцилиндр, поршень которого через шток при помощи тяги соединялся с двуплечим рычагом привода управления подачи топлива.


Установка воздушного компрессора на коробке передач танка Т-44 с автоматизированным приводом управления.



Пульт управления.


Поворот танка допускалось производить плавно – выключением бортового фрикциона, при этом положение выключающего механизма бортового фрикциона было строго фиксированным. Крутые повороты могли осуществляться с любой степенью торможения гусеницы. При управлении поворотами танка с пульта управления, рычаги управления бортовыми фрикционами оставались неподвижными, а при переключении передач рычаг кулисы перемещался в кулисе.

В ходе проведения испытаний аппаратура автоматизированного управления танком работала удовлетворительно, но имели место случаи отказов в переключении передач. Испытания показали, что система автоматизированного управления обеспечивает хорошую управляемость танком с обоих пультов управления, значительно облегчает управление танком и повышает его маневренные качества, а недостаточная надежность в работе автоматизированного привода может быть повышена за счет доработки исполнительных механизмов и применения компрессора меньших размеров.


Основные боевые и технические характеристики модернизированных средних танков
Характеристики Марка танка
  Т-34-85 обр.1960 г. Т-44М обр.1960 г.
Боевая масса, т 32,0 32,0-32,5
Экипаж,чел. 5 4
Основные размеры, мм:
- длина с пушкой вперед 8100 7640
- ширина 3000 3250
- высота 2700 2455
Клиренс, мм 400 475
Пушка, калибр, мм; тип 85; НП
марка ЗИС-С-53 обр. 1944 г.
Боекомплект, выстр. 55 61
Стабилизатор
Скорострельность, выстр./мин. 6-8 6-8
Приборы ночного видения БВН ТВН-2
Пулемет; кол-во, калибр, мм 2-7,62 2 - 7,62
Боекомплект, патрон. 1890 2016
Броневая зашита, мм/град.:
корпус: верхний лобовой лист 45/60; 90/60;
нижний лобовой лист 45/60 90/45
борт 45/40; 45/0 75/0
лоб башни 90 120
Система противоатомной защиты
Система противопожарного оборудования 2 огнетушителя ОУ-2 
Система постановки дымовых завес БДШ-5 -
Максимальная скорость по шоссе, км/ч 60 57
Запас хода по шоссе, км 300-400 420-440
Среднее давление на грунт, кПа (кгс/см²) 81,4 (0,83) 84,7 (0,864)
Максимальный угол подъема, град. 30 28
Максимальный угол крена, град 25 32
Ров, м 2,5 2,5
Стенка, м 0,73 0,73
Брод, м 1,3 1,3
Двигатель, марка В2-34М или В34-М11 В-54
тип 4/12/Щ/Ж 4/12/У/Д/Ж
максимальная мощность, кВт (л.с.) 368 (500) 382 (520)
Емкость топливных баков, л:
- внутренних 545 500
- наружных 180 285
Трансмиссия, тип Механическая
Коробка передач,тип Пятиступенчатая двухвальная, танковая Пятиступенчатая двухвальная, танковая
Число передач, вперед / назад 5/1 5/1
Механизм поворота, тип БФ Двухступенчатый ПМП
Подвеска, тип Индивидуальная пружинная Индивидуальная торсионная
Гусеничный движитель, тип С кормовым расположением ВК
Гусеница, тип шарнира ОМШ ОМШ
Ширина трака, мм 500 500
Шаг трака, мм 172 137
Радиостанция, марка 10РТ-26Э Р-113
Танковое переговорное устройство, марка ТПУ-47 Р-120

Обозначения: НП – нарезная пушка, БФ – бортовой фрикцион, ПМП – планетарный механизм поворота, ВК – ведущее колесо, ОМШ – открытый металлический шарнир;

4/12/\//Д/Ж: 4 – тактность; 12 – число цилиндров; V – образное расположение цилиндров; Д – дизель; Ж – жидкостная система охлаждения.


Литература, использованная при подготовке раздела «Средние танки»

1. Автоматизированные приводы управления танка. Техническое описание 612 ТО-1. – Б.м., б.и., 1967. – 116 с.

2. Автоматизированные приводы управления танком Т-62. Технический проект. Пояснительная записка. ОКБ-174. – Б.м., б.и., 1962.-183 с.

3. Акт №79 по результатам сравнительных испытаний на проходимость по снежной целине изд. 432 и 155 от 25 марта 1964 г. – Харьков, 1964. – 5 с.

4. Альбом «Танки». – НИИБТ полигон, 1953. – 98 с.

5. Альбом схем броневой защиты танков и САУ (СССР). – НИБТ полигон ГБТУ КА, 1946. – 36 с.

6. Альбом схем бронирования. – Л.: ВНИИ-100,1961.-25 с.

7. Альбом фотографий к отчету по полигонным испытаниям танков Т-62, Т-55, Т-54А и Т-10М, оснащенных комплектами ПТУРС «Малютка» в качестве дополнительного вооружения. Ч. 2. – НИИБТ полигон, 1964.-35 с.

8. Альбом фотографий различных способов закрепления БТ техники на железнодорожных платформах при перевозках. – НИИБТ полигон ГБТУ МО, 1960. – 12 с.

9. Анализ боевых и технических качеств танка Т-54 на основе изучения материалов испытаний за 1947-57 гг. – НИИБТ полигон, 1957.- 350 с.

10. Анализ и сравнительная оценка конструкций сервосистем автоматики танковыхтрансмиссий. – НИИБТ полигон, 1951.- 333 с.

11. Быстроходный танковый двигатель 5ТДФ. Техническое описание. – М.: Воениздат, 1970. – 184 с.

12. КостюкВ.А., Строчков Д. И., Шишкин А.Ф. Конструкция и результаты полигонных испытаний 100-мм танковой пушки с жестким закреплением ствола орудия в башне танка Т-54 // Вестник бронетанковой техники. -1962, №1. – С. 14-19.

13. Валитов Р.Ф. Радиооборудование современных танков. – М.: ВА БТВ, 1959. – 122 с.

14. ВНИИтрансмаш-страницы истории/Под ред. Потемкина Э.К.-СПб.: «Петровский фонд», 1999.- 350 с.

15. Вождение танка с механиком-водителем в башне. – Л.: ВНИИ-100,1965. – 24 с

16. Вопросы развития и совершенствования основных (средних) танков. Доклад Главного конструктора завода №183 инженер-полковника Карцева Л.Н. по материалам работ, представленных на соискание ученой степени кандидата технических наук. -1964. – 28 с.

17. Главное автобронетанковое управление. Люди, события, факты в документах. – 1944-1945 гг. – М.: ГАБТУ, 2007. – 800 с.

18. Главное автобронетанковое управление. Люди, события, факты в документах -1946-1953 гг. – М.: ГАБТУ, 2007. – 496 с.

19. Доклад ВНИИ-100 «О перспективах направления развития танковой техники». Ч. 1.-Л., 1961. – 124 с.

20. Заключение комиссии по определению удобства работы экипажа в новой башне танка Т-54. – НИИБТ полигон. 1957 г. -17 с.

21. Заключение на предложение инженер-полковника Кобракова И.К. и старшего техника-лейтенанта Бойцова В.М. «Установка 7-62-мм пулемета СГМТ с дистанционным управлением для БТР, танков и САУ. – НИИБТ полигон, 1958. -17 с.

22. Заключение НИИ-61, НИИ-24, ВНИИ-100 по состоянию и развитию гладкоствольной и нарезной танковой артиллерии. – М., 1963.-24 с.

23. Заключение по результатам испытаний двух танков Т-62П (объект 166П) с подбоем. – НИИБТ полигон, 1963. -18 с.

24. Малопурин И. Модернизированный танкТ-44. Сб. статей журнала «Танкист», №46. – М.: Воениздат, 1959, – с.120.

25. Инструкция по пользованию индивидуальных средств «ПСТ-54» танка Т-55 (Т-54, Т-54А, Т-54Б). – ГБТУ МО, 1963. – 192 с.

26. Инструкция по эксплуатации танка Т-64. – М.: Воениздат, 1968.-312 с.

27. Исследование возможности повышения проходимости танков и САУ. – НИИБТ полигон, 1959. – 31 с.

28. Командирский танк Т-62К. – ГБТУ, 1964 г. – 6 с.

29. Комплексная противокумулятивная экранная защита танков Т-54, Т-55 и Т-62. Альбом. – Б.м.Ди., 1964. – 19 с.

30. Краткий обзор отечественных и иностранных стабилизаторов пушек танков и СУ. – НИИБТ полигон, 1947. -128 с.

31. Краткий обзор производства и анализ некоторых общих параметров отечественных боевых гусеничных машин. Ч. 1 (приложение),-Л.: ВНИИ-100,1961.

32. Краткий обзор производства и анализ некоторых общих параметров отечественных боевых гусеничных машин. Ч. 2 (приложение).-Л.: ВНИИ-100,1960. -98 с.

33. Краткий обзор средств, повышающих проходимость танков и СУ. – НИИБТ полигон, 1947. – 43 с.

34. Краткий справочник по вооружению современных танков и самоходных установок СССР, США, Англии и Германии. – НИИБТ полигон БТ и MB ВС, 1948. – 201 с.

35. Карцев Л.Н. Моя судьба – Нижний Тагил. – М.: Космос, 1991.-192 с.

36. Материалы информационных сборников бронетанковых войск за 1955-1965 гг. – М.: Воениздат МО СССР.

37. Материалы сборников статей журнала «Танкист» за 1950- 1960 гг. – М.: Воениздат МО Союза ССР.

38. На передовых рубежах отечественного танкостроения. 1931-2001 (70 лет 38 НИИИ МО РФ). – ГУП 38 НИИИ МО РФ, 2001.- 199 с.

39. НИИ стали-60 лет в сфере защиты. Исторические очерки. – М.: «Правда Севера», 2002. – 294 с.

40. Новый средний танк («Объект430»). Технический проект. – Харьков, 1956. – 217 с.

41. Объект 155А. Тактико-техническая характеристика.-Б.м., б.и.,б.г. -2 с.

42. Отчет «Разработка автоматики приводов управления трансмиссией и подачей топлива танка Т-54 для управления танком с места командира танка и механика-водителя». – НИИБТ полигон, 1951.-87 с.

43. Отчет «Разработка отдельных перспективных вопросов, связанных с применением реактивной техники и новых видов танкового вооружения». – Л.: ВНИИ-100,1958. – 96 с.

44. Отчет о НИР «Выбор и обоснование комплекса средств для инфракрасной техники для танка». – НИИБТ полигон, 1953.-95 с.

45. Отчет о НИР: «Исследование конструкций отечественных танков с точки зрения технологичности выполнения их войскового ремонта и разработка соответствующих рекомендаций промышленности». – НИИБТ полигон, 1956. – 301 с.

46. Отчет о полигонных испытаниях опытного образца танковой зенитной установки конструкции ВНИИ-100 под 14,5-мм танковый пулемет КПВТ на танке Т-54. – НИИБТ полигон, 1954.-78 с.

47. Отчет по анализу защитных свойств танков и проведение исследований по обоснованию тактико-технических требований к защите танков от оружия массового поражения. – НИИБТ полигон, 1962.-270с.

48. Отчет по войсковым испытаниям на танках Т-55 опытных гусениц из траков с уширенными проушинами и закрепленными пальцами диаметром 22 мм, изготовленных по серийной технологии.-НИИБТ полигон, 1961. -66 с.

49. Отчет по выполненным ВНИИ-100 результатам темы «Оплот-МО». Ч. 2. Исследование методов групповой индивидуальной защиты танков от ПТУРС (шестиствольный 14,5-мм КПВТ). -Л., 1960.-36 с.

50. Отчет по гарантийным испытаниям танка Т-62 (объект 166М), изготовленного Уралвагонзаводом с надувным многотопливным двигателем В-36. – НИИБТ полигон, 1966. – 72 с.

51. Отчет по гарантийным испытаниям двух танков Т-62 в Прикарпатском военном округе. – НИИБТ полигон, 1966.-40 с.

52. Отчет по гарантийным испытаниям танка Т-54А ноябрьского выпуска 1956 г. завода №183. – НИИБТ полигон, 1956. – 38 с.

53. Отчет по гарантийным испытаниям танка Т-55 октябрьского выпуска 1958 г. завода №183. – НИИБТ полигон, 1958.-57 с.

54. Отчет по гарантийным испытаниям танка Т-55 производства завода №183 выпуска ноября 1960 г. – НИИБТ полигон, 1961. – 49 с.

55. Отчет по гарантийным испытаниям танка Т-55 февральского выпуска 1959 г. завода №183. – НИИБТ полигон, 1959.-54 с.

56. Отчет по гарантийным испытаниям танка Т-62 в ЗакВО. – НИИБТ полигон, 1964.-62 с.

57. Отчет по гарантийным испытаниям танков Т-62, Т-55 и Т-55А выпуска марта-февраля 1963 г. в ОдВО. – НИИБТ полигон, 1963.-115 с.

58. Отчет по государственным испытаниям приборов ВТН для ночного вождения танков. – НИИБТ полигон, 1950. – 34 с.

59. Отчет по длительным испытаниям двух опытных танков Т-54Б производства завода №183. – НИИБТ полигон, 1959. – 290 с.

60. Отчет по заводским испытаниям двух опытных образцов средних танков «Уралец» («Объект 165»). -1960. – 48 с.

61. Отчет по заводским испытаниям двух танков Т-55, оборудованных комбинированными танковыми прицелами ТПНБ-1 -22, работающими в ночных условиях при естественном освещении. Завод №183. – Нижний Тагил, 1962. – 48 с.

62. Отчет по заводским испытаниям нового среднего танка «430». Завод транспортного машиностроения им. В.А. Малышева. Ч. 1. Ч. 2. – Харьков, 1960. – 293 с. и 207 с.

63. Отчет по заводско-полигонным испытаниям двух средних танков («Объект 167») завода №183 (1 -й этап). – НИИБТ полигон, 1962.-295 с.

64. Отчет по изысканию методов повышения проходимости танков. – НИИБТ полигон, 1957. -188 с.

65. Отчет по испытанию комплекта ОПВТтанка Т-62 с измененными узлами и деталями. – НИИБТ полигон, 1964. -18 с.

66. Отчет по испытанию снарядным обстрелом бронекорпуса и башни танка Т-54 завода №183 выпуска июля месяца 1954 г. – НИИБТ полигон, 1954. -88 с.

67. Отчет по испытанию экранированных макетов средней части корпусов танков Т-54, ИС-4 и ИС-7. – НИИБТ полигон, 1948.-58 с.

68. Отчет по испытаниям автоматизированных приводов управления танка Т-62 после доработки по результатам полигонных испытаний (изделие 612). – Б.м., б.и., 1967,-81 с.

69. Отчет по испытаниям двух танков Т-54. Головные образцы первой серии. – Харьков, 1947. – 261 с.

70. Отчет по испытаниям двух танков Т-62 (объект 166М-1 и 166М-2) с многотопливными двигателями В-36 и В-36Ф. – НИИБТ полигон, 1965. – 136 с.

71. Отчет по испытаниям двух танков Т-62 в ТуркВО. – НИИБТ полигон, 1965. -79 с.

72. Отчет по испытаниям и исследованиям опытного комплекса системы электропитания на переменном токе для перспективного танка. – НИИБТ полигон, 1964. – 82 с.

73. Отчет по испытаниям контрольного образца опытного танка Т-54М. – НИИБТ полигон, 1955. – 196 с.

74. Отчет по испытаниям макета ходовой части танка, изготовленного заводом №183. – НИИБТ полигон, 1961. – 23 с.

75. Отчет по испытаниям модернизированной конструкции оборудования для подводного вождения танка Т-62. – НИИБТ полигон, 1964. – 43 с.

76. Отчет по испытаниям на гарантийный срок службы двух танков Т-54 в районе г. Мары. – НИИБТ полигон БТ и ВМ СА, 1950.-154 с.

77. Отчет по испытаниям на гарантийный срок службы трех танков Т-54 в районе г.г. Кировобад-Шамхор. – НИИБТ полигон, 1950.-126 с.

78. Отчет по испытаниям нового варианта ОПВТ для танка Т-55, разработанного управлением танкового вооружения ГСВГ. – НИИБТ полигон, 1963. – 36 с.

79. Отчет по испытаниям опытного образца комплекта танковой навигационной аппаратуры (курсопрокладчика). – НИИБТ полигон, 1950. – 94 с.

80. Отчет по испытаниям опытного образца танковой зенитной установки 14,5-мм пулемета КПВТ, смонтированного на модернизированном танке Т-54М завода № 183. – НИИБТ полигон, 1955.-54 с.

81. Отчет по испытаниям опытного прибора управления маневром танка. – НИИБТ полигон, 1947. – 76 с.

82. Отчет по испытаниям опытного танка Т-55 с ГТД-ЗТ. – Л.: ВНИИ-100,1965. – 48 с.

83. Отчет по испытаниям подвески танка Т-54 с нижними ограничителями хода балансиров. – НИИБТ полигон, 1952. – 72 с.

84. Отчет по испытаниям противотанковых мин под гусеницами танков Т-54 и ИС-3. – НИИБТ полигон, 1955. – 104 с.

85. Отчет по испытаниям силовой установки среднего танка Т-54 при высокотемпературном режиме охлаждения. – НИИБТ полигон, 1953.- 107 с.

86. Отчет по испытаниям снарядным обстрелом бронекорпуса и башни танка Т-54 завода №183 выпуска июля месяца 1954 г. – НИИБТ полигон, 1954. – 86 с.

87. Отчет по испытаниям танка Т-44 с автоматизированными приводами управления. – НИИБТ полигон, 1949. – 80 с.

88. Отчет по испытаниям танка Т-44М, оборудованного стабилизатором «Циклон», ночным прицелом «Луна» и командирским прибором наблюдения «Узор». – НИИБТ полигон, 1964. – 38 с.

89. Отчет по испытаниям танка Т-54 выпуска до 1952 г., бронетягача БТС-2, оборудованных для подводного вождения, трех серийных комплектов ОПВТ заводов №№183,75 и 174 (по одному комплекту) и танка Т-54Б, имеющего оборудование для подводного вождения, обеспечивающее преодоление водных преград глубиной до семи метров. – НИИБТ полигон, 1959. – 41 с.

90. Отчет по испытаниям танка Т-55А в ТуркВО. – НИИБТ полигон, 1965.- 62 с.

91. Отчет по испытаниям танков Т-54 и Т-10, оборудованных дополнительными емкостями для топлива. – НИИБТ полигон, 1958.-29 с.

92. Отчет по испытаниям танков Т-55 и ПТ-76 с двигателями В-55М и В-6М, приспособленных для работы на бензине. – НИИБТ полигон 1962.-130 с.

93. Отчет по испытаниям танковых пулеметных установок ТКБ-450А и ТКБ-451. – НИИБТ полигон, 1948. -157 с.

94. Отчет по испытаниям трех танков Т-54 в районе г. Мары (за вторую тысячу километров). – НИИБТ полигон, 1951. -147 с.

95. Отчет по испытаниям трех танков Т-54, изготовленных заводами №№183,174 и 75 на 250 часов работы двигателя в районе г. Мары. – НИИБТ полигон, 1952. – 329 с.

96. Отчет по испытаниям трех танков Т-54, изготовленных заводами №№183,174 и 75, до отработки двигателями 400 часов в районе ЗабВО. – НИИБТ полигон, 1954. -168 с.

97. Отчет по испытаниям трех танков Т-54А в БВО на 10000 км пробега. – НИИБТ полигон, 1955. -197 с.

98. Отчет по испытаниям трех танков Т-55 в ТуркВО на 10000 км пробега. – НИИБТ полигон, 1960. – 278 с.

99. ОтчетпоиспытаниямуширенныхгусеництанкаТ-34-85. – НИИБТ полигон, 1948. – 50 с.

100. Отчет по испытаниям уширенных гусениц танка Т-54 (в зимних условиях). – НИИБТ полигон, 1949. – 91 с.

101. Отчет по испытаниям четырех опытных образцов стабилизатора СТП-С-53 к 85-мм танковым пушкам ЗИС-С-53, установленных на танках Т-34-85. – НИБТ полигон, 1945. -

102. Отчет по испытаниям шести танков Т-44 (сентябрьского выпуска 1945 г.). – ТУ ГБТУ КА, 1945. – 27 с.

103. Отчет по испытаниям экспериментального образца среднего танка 167Т с газотурбинным двигателем ГТД-ЗТ на Уралвагонзаводе. – Нижний Тагил, 1966. – 36 с.

104. Отчет по исследованию возможности вождения танка при расположении водителя полулежа. – Л.: ВНИИ-100, 1962.-22 с.

105. Отчет по исследованию действия взрыва противотанковой мины «ТМВ» на ходовую часть отечественных танков ИС-2, Т-34-85 и американского танка М-26. – НИИБТ полигон, 1954.-98 с.

106. Отчет по исследованию работы силовой установки в танке Т-55, оборудованном системой ПАЗ и ОПВТ. Ч. 2. – НИИБТ полигон, 1961. – 52 с.

107. Отчет по итогам первого этапа полигонно-войсковых испытаний танковТ-62М,Т-55АиПТ-76Бсдвигателями, имеющими повышенный моторесурс до 1000 часов. – НИИБТ полигон, 1966.-30 с.

108. Отчет по обоснованию технических требований на разработку телеуправляемых танков. – М.: ГБТУ, НИИБТ полигон 1964.-58 с.

109. Отчет по определению влияния некоторых факторов на скорострельность танков ИС-3 и Т-54. – НИИБТ полигон, 1951.-77 с.

110. Отчет по определению технического состояния трех танков Т-62, прошедших испытания в БВО до 6000 км пробега. – НИИБТ полигон, 1964. -99 с.

111. Отчет по полигонно-войсковым испытаниям опытных образцов среднего танка («Объект 165»). – НИИБТ полигон, 1960.-36 с.

112. Отчет по полигонно-войсковым испытаниям трех танков Т-55 на 10000 км пробега в ПрикВО. – НИИБТ полигон ГБТУ МО, 1962.-266 с.

113. Отчет по полигонным испытания вертикальнобазного дальномера ДА-300. – НИИБТ полигон, 1951. – 190 с.

114. Отчет по полигонным испытаниям опытных образцов унифицированной системы противопожарного оборудования (УС ППО), установленных в танках Т-10, Т-54 и ПТ-76. – НИИБТ полигон, 1955. -205 с.

115. Отчет по полигонным испытаниям танка Т-54 завода №183 НКТП. – НИБТ полигон, 1945. – 206 с.

116. Отчет по полигонным испытаниям танковых дальномеров ПЦТ-13 и ПЦТ-13а. – НИИБТ полигон, 1948. -122 с.

117. Отчет по полигонным испытаниям эжекционного устройства 100 и 122-мм стволов пушек, установленных на танках Т-54 и ИС-3. – НИИБТ полигон, 1954.- 75 с.

118. Отчет по проведению опытной погрузки новых образцов бронетанковой техники. – НИИБТ полигон, 1959. – 38 с.

119. Отчет по проверке возможности установки прибора ТПК-1 вместо командирского смотрового прибора МК-4 на танках и САУ. – НИИБТ полигон, 1951. – 47 с.

120. Отчет по результатам полигонно-войсковых испытаний танков Т-62М и Т-55А с двигателями, имеющими моторесурс до 1000 часов (в районе г. Яворово и г. Самарканда). – НИИБТ полигон, 1966. – 199 с.

121. Отчет по результатам полигонных испытаний танков Т-62, Т-55, Т-54А и Т-10М, оснащенных комплексами ПТУРС «Малютка» в качестве дополнительного вооружения. Ч. 1. – НИИБТ полигон, 1964. -111 с.

122. Отчет по результатам проверки опытной термодымовой аппаратуры, смонтированной натанкеТ-54А. – НИИБТ полигон, 1960.-23 с.

123. Отчет по специальным испытаниям танка Т-54 с пушкой Д10-ТГ и стабилизатором ТСПН-1 (Горизонт). Этап 1: Испытания в зимних условиях. – НИИБТ полигон, 1953. – 201 с.

124. Отчет по специальным испытаниям танка Т-54 с пушкой Д10-ТГ и стабилизатором ТСПН-1 (Горизонт). Этап 4: Испытания в летних условиях. – НИИБТ полигон, 1954. -143 с.

125. Отчет по специальным испытаниям танка Т-54. – НИИБТ полигон, 1949. – 382 с.

126. Отчет по специальным испытаниям танков Т-55 и Т-10М без подбоя и с подбоем в районе г. Теджен. – НИИБТ полигон,

1961.-43 с.

127. Отчет по специальным полигонным испытаниям танка Т-54. – НИИБТ полигон, 1948. – 157 с.

128. Отчет по сравнительным испытаниям дальномеров ДА-300, ТКД и ЗДН. – НИИБТ полигон, 1953. – 340 с.

129. Отчет по теме «Научно-технический анализ образцов бронетанковой техники отечественного и иностранного производства периода 1940-1965 гг.». Ч. II. Бронетанковая техника СССР легкие, средние и тяжелые танки, самоходные установки и бронетранспортеры. – НИИИБТ полигон, 1973. – 342 с.

130. Отчет по теме «Разработка противокумулятивной экранной защиты для бортов танков Т-54, Т-55 и Т-10М». – НИИБТ полигон, 1962.- 42 с.

131. Отчет по теме: «Исследовательские работы по танковым пусковым установкам для управляемых и неуправляемых реактивных снарядов и их сравнительная оценка». – Л.: ВНИИ- 100,1960. – 226 с.

132. Отчет по теме: «Оборудование для самоокапывания бронетанковой техники и специальных тягачей».-Л.: ВНИИ-100, 1964.-56 с.

133. Отчет по теме: «Разработка новых компоновок и технических требований к танковым пушкам, прицелам и реактивным снарядам с точки зрения применения их для вооружения танков». – Л.: ВНИИ-100,1960. – 98 с.

134. Отчет потеме: «Разработка проекта тактико-технических требований по защите танков от кумулятивных средств поражения». – Л.: ВНИИ-100,1957. – 96 с.

135. Отчет по теме: «Средний танк с газотурбинным двигателем». – Нижний Тагил: Уралвагонзавод, 1965. – 49 с.

136. Отчет по ходовым испытания и испытаниям снарядным обстрелом противокумулятивных экранов, разработанных ВНИИ-100 для защиты бортов танка Т-55. – НИИБТ полигон, 1962.-24 с.

137. Пожары в танках и борьба с ними. – НИБТ полигон, 1946.-115 с.

138. Пояснительная записка к эскизно-техническому проекту установки ракетного вооружения на танке Т-55 дополнительно к основному вооружению. – Нижний Тагил, 1962. – 16 с.

139. Пояснительная записка к эскизно-техническому проекту экспериментальной силовой установки танка «Объект 432» с ГТД-ЗТП («Объект 004»). – Л.: ВНИИ-100,1965. -78 с.

140. Предложения по совершенствованию танка Т-55. – НИИБТ полигон, 1958. -16 с.

141. Прибор управления огнем и маневром танка (ПУОР-4): описание конструкции и результаты испытаний. – НИИБТ полигон, 1950.-76 с.

142. Проект приспособления для плавания танка Т-54 (ПДП-Т-54). – НИИБТ полигон, 1947. – 40 с.

143. Рабочее место механика-водителя танков (сравнительный анализ и требования на проектирование). – НИБТ полигон, 1946 г.-120 с.

144. Разработка проекта ТТТ к защите танков от кумулятивных средств поражения. – ВНИИ-100,1957. – 24 с.

145. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-34-85. – М.: Воениздат, 1949. – 392 с.

146. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-34-85. – М.: Воениздат, 1957. – 508 с.

147. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-34-85. – М.: Воениздат, 1963. – 344 с.

148. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-44М.-М.: Воениздат, 1961. -312 с.

149. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-44М. -М.: Воениздат, 1969. – 356 с.

150. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-54. – М.: Воениздат, 1955. – 496 с.

151. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-54. – М.: Воениздат, 1962. – 392 с.

152. Руководство по материальной части и эксплуатации танкаТ-54. – М.: Воениздат, 1969. – 464 с.

153. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-54А. – М.: Воениздат, 1958. – 504 с.

154. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-54А. – М.: Воениздат, 1970. – 584 с.

155. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-54Б. – М.: Воениздат, 1971. -624 с.

156. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-55. – М.: Воениздат, 1960. – 536 с.

157. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-55. – М.: Воениздат, 1969. – 676 с.

158. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-55. – М.: Воениздат МО СССР, 1960. – 536 с.

159. Руководство по материальной части и эксплуатации танка Т-62. – М.: Воениздат, 1963. – 392 с.

160. Руководство по материальной части танка Т-54. – М.: Воениздат, 1948. – 340 с.

161. Руководство по материальной части танка Т-54. – М.: Воениздат, 1951. -396 с.

162. Руководство по устройству и эксплуатации оборудования для подводного вождения танков Т-54, Т-54А, Т-54Б и бронетягача БТС-2. – М.: Воениздат, 1968. – 64 с.

163. Буров С.С. Конструкция и расчет танков. – М.: ВА БТВ, 1973.-602 с.

164. Систематизация работ по противоатомной защите танков.-ВНИИ-100,1958.-302 с.

165. Сравнительный анализ характеристик танков с газотурбинными и поршневыми двигателями. ВНИИ-100.-Л., 1965. – 113 с.

166. Средний танк с газотурбинным двигателем ГТД-ЗТ. Альбом. – Н. Тагил: Уралвагонзавод, 1964. -16 с.

167. Средний танк Т-44. Руководство. – М.: Воениздат, 1947.-440 с.

168. Тактико-техническая характеристика среднего танка с повышенными боевыми качествами («Объект 165»). – ГБТУ, 1960.-4 с.

169. Тактико-техническая характеристика танка Т-44М. – ГБТУ, 1967.-4 с.

170. Тактико-техническая характеристика танка Т-54. – ГБТУ, 1967.-8 с.

171. Тактико-техническая характеристика танка Т-55 («Объект 155»).-ГБТУ, 1967.-8с.

172. Тактико-техническая характеристика танка Т-64.-ГБТУ, 1967.-6 с.

173. Тактико-техническая характеристика танков Т-54А и Т-54Б. – ГБТУ, 1967.-7 с.

174. Тактико-технические требования на проектирование среднего танка. – НИБТ полигон, 1945. – 58 с.

175. Тактико-технические характеристики отечественных танков. – Л.: ВНИИ-100,1960. – 40 с.

176. Танк Т-34-85 (основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1981.-3 с.

177. Танк Т-44 с автоматизированным приводом управления. Ч. 1 (описание аппаратуры автоматизированного привода).- НИИБТ полигон, 1948. – 62 с.

178.ТанкТ-54(основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1977.-3 с.

179.ТанкТ-54А(основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1977.-3 с.

180. ТанкТ-54А. Дополнение к руководству по материальной части и эксплуатации танка Т-54. – М.: Воениздат, 1957. – 124с.

181. ТанкТ-54Б («Объект 137Г2»). Основные характеристики, раскладушка. – ВНИИТМ, Б.г. – 2 с.

182. ТанкТ-54Б (основные характеристики), раскладушка.- НИИИБТ полигон, 1977.-4 с.

183. ТанкТ-54Б. Дополнение к руководству по материальной части и эксплуатации танка Т-54А. – М.: Воениздат, 1958. – 148с.

184. ТанкТ-55 (основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1977.-3 с.

185. ТанкТ-55АК (основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1977. – 2 с.

186. ТанкТ-55К (основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1977.-4 с.

187. Танки и самоходные артиллерийские установки СССР (серийные): Альбом. – НИИБТ полигон, 1948. – 54 с.

188. Танки с комплексами ПТУРС «Малютка», в качестве дополнительного вооружения. – ГБТУ, 1966. – 6 с.

189. Танки Т-54АК, Т-54БК (основные характеристики), раскладушка. – НИИБТ полигон, 1977. – 3 с.

190. Танки Т-62, Т-62К (основные характеристики), раскладушка. – НИИИБТ полигон, 1981. -2 с.

191. Теория и конструкция танка. Т. 10. Ч. 2. Комплексная защита/Под ред. д.т.н., проф. П.П. Исакова. – Машиностроение, 1990.-208 с.

192. Теория и конструкция танка. Т. 2. Основы проектирования вооружения танка/Под ред. дт.н., проф. Исакова П.П.-Машиностроение, 1982. – 250 с.

193. Технический проект среднего танка Т-64 («Объект 140»). Пояснительная записка. – 1956. – 170 с.

194. Техническое описание танка Т-64. – М.: Воениздат, 1969.-624 с.

195. Козлов Г.М., Брызгов В.Н. О возможности защиты танка от современных противотанковых средств//Труды НИИБТ полигона. Сб. №1 (22). – НИИБТ полигон, 1964. -161 с.

196. Установка 7,62-мм пулемета СГМТ с дистанционным управлением для БТР, танков и САУ. Заключение на предложение инженер-полковника Кобракова И.К и старшего техник-лейтенанта Бойцова В.М. – НИИБТ полигон, 1958. -16 с.

197. Установка оборудования самоокапывания. Альбом фотографий. – Л.: ВНИИ-100,1963. – 59 с.

198. Фотоальбом объектов полигонных испытаний. – НИИБТ полигон, 1949. – 173 с.

199. Быстриченко А.Б., Добровольский Е.И., ДроботенкоА.П. и др. ХПЗ-Завод имени Малышева. 1895- 1995. Краткая история развития. – Харьков: Прапор, 1995. – 792 с.

200. Вавилонский Э. Б. Как это было. ФГУП «Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения». – Нижний Тагил, 2001. – 88 с.

201. Эскизы броневой защиты отечественных, союзных и трофейных танков. – Б.м., Б. и., 1951. – 7 с.

202. Вараксин Ю.Н., Бах И.В., Выгодский С.Ю. Бронетанковая техника СССР (1920-1974). Справочное издание. Под ред. генерал-майора-инженера Г.В. Якубчика, дт.н. П.П. Исакова. ЦНИИ информации, 1981. -484 с.

203. Костенко Ю.П. Танки. Воспоминания и размышления. – Нижний Тагил, 2008. – 356 с.


Танк Т-34-85 обр. 1960 г.


Танк Т-44М с ходовой частью танка Т-54 обр. 1947 г.


Танк Т-44М с опорными катками танка Т-54А.


Продолжение следует




Оглавление

  • Легкие штурмовые
  • Противоминная защита современных бронированных машин – пути решения и примеры реализации
  • «Стальная рука» инженера Сафронова
  • Рождение мифа
  • Боевые машины на базе БМД-3
  • Транспорт для российских просторов
  •   «Шестидесятники»
  • Творцы отечественной бронетанковой техники
  •   Анатолий Федорович Кравцев – изобретатель, конструнтор, патриот
  • Отечественные бронированные машины
  •   Модернизированные средние танки периода Великой Отечественной войны и опытные образцы на их базе