КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471073 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219702
Пользователей - 102106

Впечатления

Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Ридерз Дайджест Reader’s Digest: Великие тайны прошлого (История)

без картинок ((( втопку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Непредсказуемая (fb2)

- Непредсказуемая (и.с. Панорама романов о любви) 429 Кб, 124с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Ирма Крайсворт

Настройки текста:



Ирма Крайсворт Непредсказуемая

Пролог

Красноватый свет вечернего солнца четырьмя аккуратными прямоугольниками лежал на полу. Ванесса подняла голову и взглянула на висевшие на стене часы. Уже половина седьмого. Пора уходить домой. Как славно будет немного прогуляться ясным апрельским вечером. Судя по всему, хорошая погода установилась надолго.

Однако на душе у Ванессы было совсем не радостно. Сегодня днем к ней пожаловал очень неприятный гость. Это был некий мсье Гийом Латур из Парижа, владелец целой сети магазинов модной одежды. Мсье Латур был последним человеком на свете, которого Ванесса хотела бы видеть у себя.

Он появился на ее горизонте примерно месяц назад. Сначала в магазине Ванессы раздался телефонный звонок. Вкрадчивый, но неприятный голос с сильным французским акцентом попросил к телефону мисс Прескотт. Ванессу сразу же пронзило неприятное предчувствие. Тон этого голоса не предвещал ничего хорошего.

Покончив с любезностями, собеседник Ванессы перешел к делу. Оказывается, мсье Латур хочет расширить сеть своих магазинов в Англии и его очень интересует приобретение новых торговых точек. Магазин мисс Прескотт мог бы быть для него очень полезным. Не захочет ли уважаемая мисс Прескотт подумать о его продаже? Мсье Латур хорошо заплатит…

Стараясь говорить как можно вежливее, Ванесса ответила, что, увы, ничем не сможет порадовать мсье Латура: ее магазин не продается. Елейный голос на другом конце провода выразил свои глубочайшие сожаления и распрощался. Ванесса повесила трубку с гадливым ощущением.

Она надеялась, что на этом звонке все и закончится. Но не тут-то было. Звонки от Латура стали следовать один за другим. Знакомый вкрадчивый голос настоятельно советовал ей еще и еще раз хорошенько подумать. А через две недели к Ванессе заявился личный представитель Латура, невысокий толстяк лет пятидесяти с бегающими глазками и хитрой физиономией. Он по-прежнему медоточил, но иногда в его приторном тоне прорывались и угрожающие нотки. Мсье Латур, знаете ли, не любит долго ждать. Ему очень нужен ваш магазин, и он своего добьется. Так что думайте, мисс Прескотт, думайте хорошенько…

Ванесса не сдавалась. Магазин был для нее не просто выгодным делом — нет, это было ее любимое детище, плод изнурительного труда. Она создала его буквально из ничего. Расстаться с ним означало для нее то же самое, что распроститься со всеми своими надеждами на будущее. И сколько бы мсье Латур не предлагал ей, все равно она никогда не согласится продать свой магазин.

После визита неприятного толстяка прошла неделя. А сегодня произошло нечто из ряда вон выходящее. Мсье Латур заявился к ней собственной персоной в сопровождении двух подозрительного вида дюжих молодчиков.

Этот Латур оказался еще не старым человеком, на вид лет тридцати восьми — сорока. И собой недурен. Но было в его лице что-то отталкивающее — может быть, жесткий, колючий взгляд серых глаз, может быть, неприятная улыбка. Ванесса сразу поняла, что его визит не сулит ей добра.

Сначала он был любезен — пожалуй, даже слишком любезен. Отдал должное ее привлекательности, восхитился тем, что столь молодая и красивая женщина в одиночку справляется со всеми делами. Но постепенно в его голосе все громче зазвучала угроза. Он подвел Ванессу к дилемме: или она соглашается продать ему магазин, или же ей придется совсем несладко. Латур намекнул, что ради того, чтобы заполучить ее магазин, он готов пойти на все.

Ванесса никогда не считала себя трусихой. Да будь она робкой, разве удалось бы ей добиться успеха! Но сегодня, под сверлящим взглядом Латура, ей стало не по себе. Она сразу поняла, как опасен этот человек. Особенно неприятно поразило ее то, что Латур оказался в курсе всех ее дел. Он откуда-то узнал, что она круглая сирота, воспитанная в семье дяди и тети, что она живет совершенно одна… Да, у нее действительно нет ни единого защитника. Правда, конечно, у нее были свои адвокаты, но вряд ли они способны противостоять такому вот типу, как этот Латур.

В ушах у Ванессы до сих пор звучали его последние слова, сказанные перед уходом: «Смотрите, мисс Прескотт, вы еще можете горько пожалеть о своей неуступчивости!» Что он имел в виду? Ванесса знала цену этому человеку, но все же не верила, что он способен пойти на преступление. Однако тон, которым он произнес эти слова, нагонял на нее самые мрачные мысли.

Латур действительно может расправиться с ней, если пожелает. Ведь у нее нет ни связей, ни влиятельных друзей или родственников… Если он только захочет, он уберет ее со своего пути одним щелчком. Первый раз в жизни Ванесса почувствовала, как на самом деле беззащитна одинокая женщина.

Но она тут же приказала себе успокоиться. Конечно, этот Латур интриган и негодяй, но ведь он не убийца, не мафиози. А если он будет пользоваться в борьбе с ней законными методами, тогда у нее найдется, что ему противопоставить.

— А ну-ка, выше голову, детка! — вслух произнесла она. — Держись, Ванни! Твоя единственная опора — это ты сама. Эта скотина никогда не получит твоего магазина. Ни-ког-да.

Ванесса взглянула на ясное вечернее небо. Его вид внезапно придал ей бодрости. Завтра будет отличная ясная погода, наступила весна, дела в ее магазине идут прекрасно. И нельзя раскисать и трусливо отступать перед угрозами какого-то мерзавца. Увидев ее стойкость, он рано или поздно прекратит свои поползновения.

Накинув плащ, Ванесса вышла на улицу и полной грудью вдохнула свежий весенний воздух. В последний раз оглянувшись на магазин, она уверенно зашагала к ждущей на стоянке неподалеку машине.

Мы еще посмотрим, кто кого переиграет, мсье Латур. Посмотрим…

1

Едва взглянув на этого незнакомца, Ванесса сразу же поняла: перед ней — француз. Иначе просто быть не могло, ведь французов она отличала с первой секунды. И нельзя было сказать, что это ее сильно обрадовало…

Он сидел на скамейке у стены дома, в густой тени дерева. И хотя, по-видимому, ждал этот человек именно ее, он не сразу заметил, как она появилась. Его взгляд не отрывался от лежавшей у него на коленях газеты.

Значит, у нее есть большое преимущество во времени. Ванесса расправила плечи, сделала глубокий вдох, распахнула ворота и ступила на усыпанную гравием садовую дорожку.

— Простите, вы ко мне? — Ее голос прозвучал резковато. Кто он такой, расселся в ее саду, будто хозяин?

Незнакомец поднял глаза, быстро свернул и отложил газету. Затем, словно не замечая сердитого лица Ванессы, поднялся на ноги, ослепительно улыбнувшись.

— Enchante, mademoiselle[1]. Я — Морис Куртад.

Едва встретившись с ним глазами, Ванесса сразу же позабыла о своей злости и страхе. У нее вдруг перехватило дыхание. Это был самый великолепный мужчина, какого ей приходилось когда-либо встречать.

На вид не более тридцати пяти лет. Высокий, худощавый, мускулистый. Под его модным и дорогим костюмом без труда угадывалось сильное тренированное тело. Казалось, он прямо-таки излучает энергию и бодрость. Ванесса поежилась. Как бы настороженно она ни относилась к этому французу, на нее все же действовала его чувственная притягательность.

Мужчина шагнул к ней.

— Простите, что я тут расположился. Но скамейка показалась мне такой уютной, а ждать на улице не хотелось.

Пока он говорил, Ванесса чувствовала на себе его взгляд. Нельзя сказать, что незнакомец бесстыдно пялился на нее. Вовсе нет. Но она знала, что ни одна черточка в ее внешности не ускользнула от него. Интересно, и что же он вообразил, рассматривая меня? — раздраженно подумала девушка.

Но как она ни старалась рассердиться, это у нее не получалось. Напротив, под взглядом Куртада по ее телу разлилось приятное тепло, щеки покраснели от волнения. Стыдись! — укорила себя Ванесса. Ты готова растаять от взгляда первого попавшегося мужика. Кто знает, зачем он сюда явился? Может быть, он твой враг…

Мужчина остановился прямо перед ней и протянул руку. Теперь была очередь Ванессы рассмотреть его получше — что она и сделала, но с гораздо большей осторожностью. И первое, что ей пришлось признать, — это то, что вблизи Морис Куртад показался ей еще великолепнее.

Его загорелое лицо отличалось классической правильностью черт, словно у античной скульптуры. А глаза у него были просто волшебными! Вначале они показались Ванессе карими, но потом она сумела рассмотреть, что их радужка редчайшего в природе ярко-синего цвета. А ресницы у Мориса Куртада были такие, какими гордилась бы любая кинозвезда, — длинные, густые и черные как вороново крыло.

Ванесса осторожно пожала протянутую руку. От прикосновения его прохладных пальцев по ее телу пробежал электрический разряд.

— Очень приятно, — пробормотала она. — Я — Ванесса Прескотт.

— Да, я знаю это. — Он улыбнулся. — Я приехал сюда спросить, не могли бы вы уделить мне несколько минут для разговора. У меня есть к вам очень важное дело.

Он прекрасно говорил по-английски, с мягким французским акцентом, с его губ не сходила ленивая и чувственная улыбка. Ванесса наконец подняла на него глаза и почувствовала себя в его власти. Можете говорить со мной о чем угодно, едва не произнесла она.

Но все-таки не произнесла.

С великим трудом она все же справилась с собой. О чем она только думает?! Она что, забыла, кто перед ней стоит? Грош тебе цена, Ванесса, если ты сразу же теряешь голову, стоит этому красавчику тебе сладко улыбнуться, одернула она себя. В ней снова проснулись раздражение и страх.

Подозрительно прищурившись, она посмотрела в лицо Морису.

— Это вы сегодня после обеда заходили ко мне в магазин?

Тогда она выходила пообедать, а когда вернулась, то Дорис, ее помощница, рассказала ей о визите таинственного иностранца. Он не стал объяснять Дорис, зачем ему понадобилась Ванесса. Но догадаться об этом было нетрудно. И потом она весь день не находила себе места…

Стараясь дышать ровнее, Ванесса снова посмотрела на Мориса.

— Да, это я заходил к вам. Я сказал вашей помощнице, что постараюсь заглянуть попозже, чтобы застать вас. Но времени у меня было слишком мало, поэтому я приехал сюда. Решил, что перехвачу вас после работы.

Чуть улыбнувшись, он продолжил, словно отвечая на немой вопрос в ее глазах:

— Мне было совсем нетрудно узнать, где вы живете. Достаточно обратиться к телефонной книге.

— Понятно. — Растущее беспокойство не позволило Ванессе улыбнуться в ответ на его улыбку. Она пристально посмотрела на него. — А о каком деле вы хотите поговорить со мной? Видимо, это действительно важно, раз вы решились на такие хлопоты. — Говорила она спокойно, но ее сердце сжималось от страха.

— Не только важно, но и срочно. — Глаза Мориса стали серьезными. Он замолчал. Ванесса кожей чувствовала его пристальный взгляд. — Давайте больше не будем терять время понапрасну. Пойдемте куда-нибудь, где мы сможем поговорить без помех.

Он уже устремился к двери ее дома, и Ванесса перепугалась не на шутку.

— Минутку! — крикнула она. Морис тут же остановился. — Это ваше важное и срочное дело… оно имеет отношение к моему магазину? — Ванесса ждала, затаив дыхание. Она почти наверняка знала ответ, но в душе молилась, чтобы это оказалось ошибкой…

Но она не ошиблась. Морис посмотрел ей прямо в глаза.

— Да, — прямо ответил он.

В тоне его голоса как будто прозвучала угроза. Ей стало не по себе. Значит, Латур не оставил своих поползновений.

До тех пор пока Дорис не рассказала ей о странном посетителе, Ванесса жила спокойно, считала, что все ее беды позади. Латуру никогда не получить ее магазин, какие бы козни он ни строил.

Ванесса набрала побольше воздуха в легкие и смело посмотрела прямо в глаза Куртаду.

— В таком случае поговорите с моими адвокатами.

Сдавленным от возмущения голосом она назвала свою адвокатскую фирму. С виду этот Куртад был совсем не похож на того отвратительного типа, которого Латур прислал, чтобы запугать ее и добиться своего. Но значит, несмотря на великолепную внешность героя-любовника, он просто-напросто садист, получающий удовольствие от чужих мучений.

— Найти их нетрудно, — с холодной улыбкой продолжила Ванесса. — Их адрес тоже есть в телефонной книге, а вы прекрасно знаете, как ею пользоваться. Позвоните им. Уверена, они сделают для вас все возможное.

Решительно отвернувшись, она пошла к двери.

Но Куртад оказался проворнее. Прежде чем Ванесса успела ухватиться за ручку, он встал перед ней, преграждая путь.

— Вы меня удивляете! А я думал, что, учитывая последние события, вы с большим интересом отнесетесь к тому, что я собирался вам предложить.

«Учитывая последние события». И он тоже пытается запугать ее! Ведь «последними событиями» был непонятный пожар на складе, уничтоживший большую часть товаров. Ванесса почувствовала, как в ней закипает гнев.

— Уверена, мои адвокаты с интересом выслушают вас. — Она смотрела в сторону. — Позвоните им. Назначьте встречу. А теперь позвольте мне пройти.

— Я не хочу говорить с адвокатами. — Куртад и не думал уходить. Его пристальный взгляд сверлил Ванессу, словно проникая в ее мысли. — Я приехал сюда, чтобы поговорить лично с вами, мисс Прескотт.

— Очень жаль. Но боюсь, мсье Куртад, я ничем не могу вам помочь. Я принципиально не разговариваю с подобными вам типами.

Ее глаза сверкали, щеки пылали от гнева. Да какое у него право держаться так нагло?!

— А теперь прошу вас уйти, покинуть мой сад и отправиться туда, откуда приехали.

Ванесса ожидала, что такой выпад хотя бы немного осадит его, так как она произнесла эти слова самым резким тоном, на какой только была способна. Но Куртад в ответ лишь улыбнулся.

Терпеливо, словно обращаясь к упрямому капризуле ребенку, он спросил:

— Вы всегда так встречаете людей, которые хотят вам добра?

— Добра? Мне?

— Да, я хочу помочь вам. А вы всячески этому сопротивляетесь.

Вот еще новость!

— И каким же это образом вы желаете мне помочь? — Ванесса вложила в эту реплику максимум сарказма. Неужели этот красавчик считает ее полной кретинкой?

Темно-синие глаза прищурились.

— Существует серьезная опасность, что вы потеряете ваше дело. А я здесь для того, чтобы помочь вам его сохранить.

Еще одна уловка! Разыгрывает перед ней рыцаря на белом коне, являющегося на защиту прекрасной дамы! Видно, он считает ее беспросветной дурехой…

Ванесса посмотрела на Куртада ледяным взглядом.

— Очень мило с вашей стороны, но ваша помощь мне совсем не требуется. Я сама могу сохранить свое дело. — Немного помолчав, она с насмешливой улыбкой добавила: — А почему, собственно говоря, вы решили, что я попадусь на эту удочку? С какой стати мне верить в то, что кто-то захочет мне бескорыстно помочь? И к чему вам помогать мне? Ведь мы даже не знакомы.

— Совершенно верно. Но я все же кое-что знаю о вас. — Прежде чем Ванесса успела что-то спросить, он продолжил: — Вообще-то я, наверное, знаю о ваших делах куда больше, чем вы сами. — Он жестко усмехнулся.

— Это еще почему? — возмутилась она.

— Потому что вы объявили, что сами способны сохранить ваш магазин.

По спине Ванессы пробежал холодок. Стараясь не обращать на это внимания, она заявила:

— Вы несколько опоздали. У меня есть все основания считать, что история с попыткой перекупить у меня магазин окончена.

— Вот как? Конечно, после того как вы своим трудом буквально из ничего создали это заведение, которое теперь по праву считается одним из лучших магазинов модной одежды в английской провинции, для вас было бы настоящей трагедией лишиться его. Сдается мне, для вас это стало бы крахом.

— Вы совершенно правы, черт побери! Так оно и есть. Но этого никогда не случится. Свой магазин я не отдам никому.

Куртад внимательно посмотрел на нее.

— Восхищен вашей уверенностью, — улыбнулся он. — Но тем не менее боюсь, что вы не до конца понимаете, против кого боретесь. Латур не так прост. Он не отступится, пока не получит то, чего желает.

Латур. Услышав это ненавистное имя, Ванесса невольно сжала кулаки. Хотя у нее не было никаких твердых доказательств, она все же чувствовала, что именно Латур стоит за всеми последними событиями, включая пожар на складе. Все проблемы начались у нее после того, как она отказалась продать ему свое дело.

Ванесса была, как говорится, не из робкого десятка, но Латур сумел нагнать на нее страху. И сейчас она снова вся похолодела. А Куртад, глядя ей в глаза, четко произнес:

— Ваш магазин просто идеально подходит Латуру. Он как раз искал дело, которое позволило бы ему закрепиться в Британии. И, поверьте мне, он никогда не пойдет на попятный.

— Вам лучше знать. — Гнев и отвращение переполняли Ванессу, и она даже не пыталась скрыть это. — А вы один из его прихвостней! И не пытайтесь отнекиваться. Разумеется, вы не очень похожи на того, кто был здесь до вас. Он куда менее изобретателен. Остается только поздравить Латура с ценным приобретением! Но у вас ничего не выйдет. Я отвечу вам то же самое. Возвращайтесь и скажите своему патрону, что ему в жизни не получить мой магазин! А теперь… — Ванесса горделиво вздернула подбородок, — пропустите меня в дом.

— Я не работаю на Латура.

Она бросила на Куртада недоверчивый и неприязненный взгляд. Неужели он надеется перехитрить ее?

— Не понимаю, на что вы надеетесь. Вы должны были догадаться, что я не слишком наивна. Давайте закончим этот разговор. — Ванесса злобно посмотрела ему в лицо. — В последний раз прошу вас пропустить меня.

— Повторяю: я не работаю на Латура. Именно поэтому я и здесь. Я приехал для того, чтобы помочь вам.

— Ах да! Совсем забыла. А почему вы так хотите мне помочь? Вы как-то забыли рассказать об этом.

— Нет, не забыл. Просто вам незачем знать о причинах. Радуйтесь, что кто-то хочет вам помочь, мисс Прескотт. И поверьте мне, без помощи вам не обойтись. — Его глаза пристально смотрели ей в лицо. — Можете объяснить мое присутствие желанием помогать в беде прекрасной даме.

— Выходит, вы все-таки странствующий рыцарь на белом коне? — съязвила Ванесса. — Простите, мсье Куртад, но боюсь, мне придется усомниться в ваших словах. Знаете ли, я уже в двенадцать лет перестала верить в сказки.

— Но ведь в сказочных людоедов вы по-прежнему верите? Конечно, верите: вы же встречались с Латуром. — Темно-синие глаза не отрывались от ее лица. — И, хотя я вовсе не странствующий рыцарь, я могу вам помочь спастись от людоеда по имени Латур.

Наступило молчание. Ванесса искоса смотрела на него, не зная, верить ему или нет. Пока он говорил, его глаза казались честными. Может, он действительно хочет помочь ей? Стоит ли слушать то, что он говорит?

Куртад словно прочел ее мысли.

— Давайте пройдем в дом и поговорим. Это очень важно. Я знаю, как много значит для вас ваш магазин.

— Сомневаюсь.

Ванесса отвела взгляд. Ее магазин был для нее всем. Это нечто намного большее, чем просто выгодный бизнес. При мысли о том, что она потеряет его, у нее кровь стыла в жилах.

— Тогда вы тем более должны меня выслушать. Идемте в дом. — Сказав это, Куртад шагнул вперед, слегка дергая ее за руку.

Его прикосновение словно обожгло Ванессу. По телу прошла горячая волна. Она почувствовала острый, жаркий прилив желания. Едва не вскрикнув, она открыла рот и уже готова была ответить «хорошо», но тут же остановилась. Она перетрусила. Это же просто безумие — в одно мгновение поддаться неизвестной и неодолимой силе. Ванесса поняла, что этот человек обладает особой таинственной силой, позволяющей ему легко добиваться своего. Но я не должна сдаваться, убеждала она себя. Не должна! Она поспешно отступила назад.

— Нет!

Ее голос звучал твердо. Она гневно посмотрела на своего нового знакомого. Морис Куртад выглядел так, словно был неколебимо уверен, что может подчинить себе любую женщину одним взглядом своих темно-синих глаз и улыбкой, от которой так сладко замирает сердце. И, без сомнения, он был прав. Женщины десятками и сотнями падали к его ногам — это Ванесса чувствовала безошибочно. В нем была какая-то откровенная, словно у красивого животного, сексуальность. И это наверняка действовало практически на любую…

Но она не хочет стать очередным его трофеем! И не будет делать то, что он говорит! У нее нет никаких оснований доверять ему, зато множество причин его подозревать. В последнее время она научилась быть подозрительной. Кто знает, что еще задумал Латур!

— Нет! — уверенно повторила Ванесса. — Я уже все вам сказала. Если вы хотите поговорить со мной о делах, обратитесь к моим адвокатам.

— А я уже сказал вам, что ваши адвокаты мне не нужны. — Соблазнительная медлительность его голоса исчезла. Синие глаза снова смотрели жестко. — Я желаю говорить с вами лично или больше ни с кем. И времени у меня очень мало. Завтра рано утром я должен улететь во Францию. Так что, если вы все же хотите выслушать меня, решайтесь быстрее.

— Я уже решила. Я не хочу вас слушать. — Ванесса устало посмотрела на него. — А теперь пропустите меня.

— Вы делаете большую ошибку, — печально покачал головой Куртад. Ее гневные взгляды не произвели на него ни малейшего впечатления. — Впрочем, поступайте как вам угодно. Я не буду настаивать на своем. Если вы хотите отдать свой магазин Латуру, то какое мне до этого дело? — Он со злой улыбкой посмотрел на оторопевшую Ванессу. — И он его получит. Я хорошо знаю Латура, поэтому могу утверждать это.

— Не пытайтесь меня запугать! Ваши дурацкие угрозы на меня не действуют! И если вы сию же минуту не уберетесь отсюда, я вызову полицию и вас вышвырнут вон!

Но Куртад уже шагал по дорожке к выходу. У ворот он обернулся и в последний раз посмотрел на Ванессу.

— Это была не угроза, а предупреждение. Вы напрасно тратите силы на бессмысленные крики. Лучше поберегите их для борьбы с Латуром. — Он бросил на нее хмурый взгляд.

— А откуда вы знаете, что он будет бороться? Значит, вы все-таки работаете на него, верно? — Ванессу вдруг охватили страх и замешательство. — И если вы так много знаете, то почему не сказали мне, что он затевает?

Куртад пропустил ее вопросы мимо ушей.

— Пока что Латур еще не развернулся во всю силу. По его меркам, он действовал почти законно. Но вскоре все пойдет совсем иначе. Он уже теряет терпение. А когда Латур злится, ему все равно, какие методы избрать для уничтожения непокорного противника.

Ванесса чувствовала, что бледнеет. Она молча смотрела на Куртада, который открывал ворота, потом произнесла:

— Я вам не верю. Вы это все выдумали! Вы просто пытаетесь меня запугать. Но у вас ничего не выйдет…

Эти запальчивые слова показались фальшивыми даже ей самой. Ванесса уже поверила в то, что он сказал, и не на шутку испугалась.

В замешательстве она смотрела, как захлопнулись за Куртадом ворота и как, больше не оборачиваясь, он шел через дорогу к сверкающему «шевроле». Распахнув дверцу машины, он собрался было усесться, но тут Ванесса отчаянно завопила:

— Подождите! Куда же вы? Подождите! Не уезжайте!

Не понимая, что делает, она побежала за ним. Дура, безмозглая дура! — кляла она себя. Надо было обязательно выслушать его. Ведь он предлагал ей помощь, а она взяла и выставила его вон. Дура!

Ванесса подскочила к воротам, когда Куртад уже захлопнул за собой дверцу.

— Подождите! — изо всех сил закричала она. — Пожалуйста, подождите! Прошу вас, вернитесь!

Но все было напрасно. Взвизгнули тормоза, и «шевроле» исчез из виду.

Морис вернулся в свою гостиницу в центре города. Его уже ждала куча сообщений.

— Вам постоянно звонили, — мило улыбнувшись, сказала ему девушка в приемной. А когда Куртад улыбнулся ей в ответ, ее щеки порозовели от удовольствия.

Действительно, интуиция не обманула Ванессу: все женщины, независимо от возраста и национальности, теряли рассудок, завидев этого неотразимого красавца.

Еще шестнадцатилетним лицеистом Морис открыл в себе этот необыкновенный дар — нравиться всем без исключения женщинам. Но он редко пускал его в ход — только тогда, когда это было нужно для дела.

Морис всегда любил женщин — любил смотреть на них, говорить с ними, заниматься с ними любовью. Если бы ему предложили все богатства брунейского султана в обмен на обет целомудрия, он без раздумий отверг бы их.

Однако женщины никогда не были для него главным интересом в жизни. Пока еще ни одна из них не занимала его настолько, чтобы стать выше дела. Движущей силой его жизни была работа, и только работа. А женщины — это прекрасно, очень приятно, но не более того. Отдавать им душевные силы всегда казалось ему излишним.

Куртад пошел к лифту, по пути просматривая сообщения. На некоторые звонки требовался срочный ответ. Он посмотрел на часы. Если заняться этим прямо сейчас, то к вечеру он разделается со всеми проблемами.

Морис вошел в лифт. Одну из бумаг он отложил, чтобы разобраться с нею попозже. Она касалась магазина Ванессы Прескотт. Это дело еще не закончено. Вспомнив Ванессу, Морис слегка улыбнулся. Встреча с ней стала для него неожиданностью. И довольно приятной неожиданностью…

Больше всего его поразило то, что она оказалась совсем не такой, какой он себе ее вообразил. Он знал, что хозяйка магазина еще молода — всего двадцати шести лет, — но ожидал увидеть эдакую железную леди бизнеса, деловую акулу с жестким, мужеподобным лицом и неженственными ухватками. Но вместо этого его встретила совсем молоденькая на вид девушка: свежая, очень красивая, с чудесными зеленовато-карими глазами и соблазнительной фигуркой.

Лифт продолжал подниматься. Морис нахмурился. Что ему теперь делать с этой мисс Прескотт? И нужно ли вообще что-то делать? Пятнадцать минут назад он так на нее разозлился, что готов был умыть руки. Возможно, он справится со своей задачей и без ее участия, хотя ее помощь упростила бы многое…

Но теперь его гнев утих. Ему захотелось еще раз попробовать убедить Ванессу. Во-первых, потому, что ему чрезвычайно нравились вот такие темные шатенки с большими глазами и нежной белой кожей. К тому же она легко не сдается, а переубедить подобную женщину — ни с чем не сравнимое удовольствие.

Двери лифта открылись. Куртад вышел в холл, испытывая радостный подъем чувств. За ужином он придумает, что ему делать с этой Ванессой Прескотт…

В первой гостинице, куда Ванесса позвонила, ей сказали, что у них человек по фамилии Куртад не останавливался. Во второй и в третьей — тоже. Ванесса мрачно подумала, что он, возможно, вообще поселился не в гостинице. Может, у него здесь есть друзья. А времени у нее в обрез. Он сказал, что уедет рано утром. Успеет ли она отыскать его?

Повезло ей лишь на четвертой попытке.

— Да, мистер Морис Куртад остановился у нас, — ответила ей телефонистка. — Соединить вас с ним?..

Ванесса резко перебила ее:

— Нет, спасибо. Не стоит беспокоиться. Я лучше заеду к вам и поговорю с ним лично.

Через десять минут она, сидя в своей машине, мчалась в центр города.

Слава Богу! — думала Ванесса. — Я спасена! Она чувствовала себя словно подсудимый, узнавший, что его оправдали и отпускают на волю. В то мгновение, когда она стояла у ворот и смотрела, как в облаке пыли исчезает его «шевроле», она окончательно убедилась в том, что вела себя с Куртадом просто по-идиотски.

Может, он и лгал ей. Такая возможность тоже существует. Но ведь он мог сказать и чистую правду. А если так, то она, наверное, с ума сошла, раз выгнала его. Если Латур действительно намерен снова заявиться сюда, ей пригодится любая помощь.

Правда, этот самый Куртад — темная лошадка. Кто он такой? На кого работает? Зачем ему понадобилось помогать ей? Но тем не менее Ванесса уже не сомневалась, что совершила большую глупость, не выслушав его.

Проезжая в вечернем потоке машин по центру города, Ванесса придумывала, как привлечь Куртада на свою сторону. Она поговорит с ним наедине, попросит извинения за свою грубость. И он, скорее всего, сразу простит ее. Она в этом почти не сомневалась, ибо знала, как льстят мужскому самолюбию униженные мольбы женщин, их кающийся вид. И тогда все будет хорошо. У нее появится возможность выслушать то, что он собирался сказать ей. А уж тогда она посмотрит, верить этому или нет.

Ванесса улыбнулась про себя. Все совсем не так сложно! С Морисом ей будет нетрудно справиться.

Однако в приемной гостиницы ее ждали плохие новости.

— Простите, — сказала девушка за стойкой, бросив беглый взгляд на ряды ключей от номеров за спиной, — но, видимо, мистер Куртад ушел.

— Наверное, он сказал вам, куда идет? — Ванесса цеплялась за последнюю надежду.

Но девушка отрицательно покачала головой.

— Увы, нет. Мы не следим за передвижениями наших гостей, — прибавила она.

Ванесса отошла и присела в уголке холла так, чтобы видеть входную дверь. Может статься, он просто вышел поужинать? Но пытаться разыскать его в ресторане было бы бесполезно. Здесь наверняка не меньше десяти ресторанов и ресторанчиков, куда он запросто мог пойти. Нет, лучше посидеть тут.

Она откинулась на спинку кресла и грустно вздохнула. Видимо, ждать ей придется долго. Этот Морис Куртад, судя по всему, не тот человек, чтобы ограничиться коротеньким визитом в закусочную. Стоит только поглядеть на его роскошный костюм, на новенькую, такую дорогую машину! Скорее всего, он отыщет самый лучший в городе ресторан и закажет там ужин из трех блюд с непременной бутылкой хорошего вина. А на это уйдет не один час… Снова вздохнув, Ванесса подвинула к себе лежавший на стойке журнал. Чтение поможет ей скоротать время.

Прошло уже полтора часа, но Куртад все еще не появился. Подавив зевок, Ванесса встала, чтобы размять ноги. Она уже прочитала от корки до корки все лежавшие в холле журналы. Ей начали надоедать ехидные взгляды девицы за стойкой. Может, та приняла ее за дорогую «девочку по вызову», которая немного поспешила явиться к клиенту? — угрюмо подумала Ванесса.

Но у нее был и другой, куда более серьезный повод для волнения. В холле гостиницы было очень жарко и душно, и Ванесса уже пару раз ловила себя на том, что клюет носом. А это действительно плохо. Если она заснет по-настоящему, то Куртад наверняка пройдет мимо, даже не обратив на нее внимания. А ехидная девица за стойкой вполне может и забыть сказать ему о ней! К тому времени, как она, Ванесса, узнает, что Куртад вернулся, он уже будет спать глубоким сном.

Ванесса нахмурилась. Лучше будет немного пройтись, сказала она себе. Так я не усну, да и эта нахальная девица за стойкой изрядно мне надоела! Но тут ей в голову пришла еще одна мысль.

— Не могли бы вы посмотреть, может, мистер Куртад оставил для меня какое-нибудь сообщение? — с вымученной улыбкой спросила она, подойдя к стойке. — Видите ли, мы с ним должны были здесь встретиться и я не думаю, чтобы он задержался, не предупредив меня.

С высокомерной улыбкой девушка снисходительно повернулась к ряду ячеек за спиной. Ванесса затаила дыхание. Девица сделала именно то, на что она так надеялась, — протянув руку, пошарила в одной из ячеек и вытащила листок.

Посмотрев записку, девушка покачала головой.

— Нет. Боюсь, он не оставил для вас ничего. А это — сообщение для самого мистера Куртада. — И она положила листок обратно в ячейку.

Ванесса изо всех сил постаралась скрыть улыбку. Конечно, никакой записки и быть не могло! Но ей удалось узнать все, что она хотела. Теперь она знала, в каком номере поселился Куртад, а добровольно эта злорадная девица никогда бы этого не сказала. Теперь можно было приступать к исполнению своего великолепного плана!

Она вернулась в свое кресло и стала со скучающим видом листать журнал, пока девица не скрылась в комнате за стойкой. Тогда Ванесса вскочила и сломя голову понеслась к лифтам.

Теперь она сможет подождать его у двери номера. Здесь никто не будет на нее пялиться. А когда Куртад наконец появится, она сможет поговорить с ним без слишком любопытных и назойливых свидетелей.

Однако, когда Ванесса подошла к нужному номеру, ее ожидал сюрприз. Из-за приоткрытой двери показалась горничная с охапкой чистых полотенец в руках.

— Добрый вечер, — улыбнулась она Ванессе. — Я убирала в ванной. — И оставив дверь открытой, горничная пошла дальше.

Первым побуждением Ванессы было догнать ее и все объяснить. Она едва не крикнула вдогонку горничной: это не мой номер, я просто зашла в гости! Но по какой-то необъяснимой причине не сделала этого.

Отмахнувшись от мысли, чем все это может закончиться, она расправила плечи и уверенно вошла в номер.

2

Ванесса удивленно заморгала — она только сейчас поняла, что уснула. Какой ужас! О чем она только думала? Взглянув на часы, она, к собственному ужасу, обнаружила, что уже без четверти двенадцать. А Куртад все еще не вернулся… Где только его черти носят?

Она резко села, отбросив с лица волосы. Радуйся, что его пока нет, сказала она себе. Вообрази, что было бы, если бы он явился и застал тебя спящей в его постели!

И тут до нее донесся шум воды в ванной.

Ванесса похолодела, не веря своим ушам. Этого не может быть! Значит, он вернулся, спокойно прошел мимо нее — не заметить ее он не мог! — и затем, словно это было самым заурядным делом, пошел принимать душ! Если дело обстоит так, то Куртад — не человек, а настоящий толстокожий бегемот!

Ванесса услышала, что воду выключили, и мгновенно выпрыгнула из кровати. Господи, что же делать? Может, удастся потихоньку улизнуть? Вряд ли это у нее получится… Нет, единственный выход — это остаться и вести себя не менее хладнокровно, чем он. И в первую очередь нужно объяснить, зачем она пришла, иначе Куртад вообразит себе Бог знает что!

Кое-как расправив помятую юбку своего светло-вишневого костюма, Ванесса повернулась лицом к двери в тот самый момент, когда Морис входил в комнату.

— Уже проснулись? — Если не считать полотенца, повязанного вокруг бедер, он был совершенно голым. На ее взгляд он ответил веселой улыбкой. — Надеюсь, это не я вас разбудил?

Ванесса саркастически улыбнулась.

— Простите, — сказала она, стараясь глядеть Куртаду в лицо, хотя ее терзало мучительное и постыдное желание как следует рассмотреть все его бронзовое мускулистое тело. — Я вовсе не собиралась ложиться тут спать. Но в комнате было так жарко… Я сама не заметила, как уснула.

— Видимо, так оно и было. Не беспокойтесь. Это неожиданное, но прелестное зрелище — вы лежите, свернувшись калачиком в моей кровати.

— Я только присела на краешек кровати, на стуле было неудобно, — оправдывалась Ванесса.

Бросив взгляд на действительно весьма неудобный и жесткий стул, она смутилась, увидев на нем одежду Куртада. Вот как? Он разделся прямо тут, пока она спала! Слава Богу, что она тогда не проснулась!

— Я просто хотела посидеть минутку, — неуверенно прибавила Ванесса.

Тогда она на самом деле падала от усталости. Она сначала присела на край кровати, затем, просто чтобы передохнуть, на минутку прилегла, изо всех сил стараясь не уснуть. Ванесса даже не сомневалась, что, когда Куртад появится, она предстанет перед ним бодрой и отдохнувшей. Но все вышло иначе. Какой же дурой она себя выставила!

И дело даже не в том, что Куртад вовсе не казался изумленным, застав в своей постели молодую красотку, — может, с ним такое случается каждый день. Но он даже не спросил, как она попала в номер! А это уже совсем другое дело. Какой черт подтолкнул ее заявиться сюда? Правда, вначале она не видела в этом ровно ничего плохого. Но теперь!.. Да это было все равно, что забраться в берлогу к дикому зверю!

Ванесса смотрела, как Куртад включает обе прикроватные лампы. Ее глаза невольно задержались на его гладкой спине, она залюбовалась игрой тренированных мускулов. В первую же секунду их сегодняшней встречи она решила, что он — самый прекрасный мужчина, какого ей когда-нибудь доводилось видеть. Пока у нее не было оснований изменить свое мнение.

Ты пришла сюда не затем, чтобы любоваться им. Это последнее, что тебе теперь нужно! — строго одернула себя девушка. Она откашлялась и повернулась к Куртаду.

— Вы, наверное, не можете понять, зачем я здесь… — Прежде чем он смог возразить — а он явно собирался сделать это, — она торопливо продолжила, не обращая внимания на веселый огонек, загоревшийся в его синих глазах: — Так вот… Я пришла извиниться. За то, что выгнала вас, не выслушав того, что вы хотели сказать мне. — Она просительно улыбнулась. — Я была очень грубой. Прошу у вас прощения за это.

Она немного помолчала, про себя надеясь, что ее речь прозвучала достаточно убедительно и она смогла сыграть на его мужском самолюбии. Но теперь, сидя на кровати в его спальне, когда на нем из одежды было только одно полотенце, она вдруг поняла, что снова попала впросак.

Ванесса опять жалко улыбнулась.

— Я совершила ошибку. Надеюсь, что вы сумеете меня простить. Я действительно очень хочу выслушать то, что вы собирались мне сказать.

Куртад ничего не отвечал, пристально вглядываясь в ее лицо. Потом он так же внимательно посмотрел на измятый темно-вишневый костюм Ванессы.

— Не хотите ли раздеться? — вдруг спросил он. — Вам, должно быть, тут страшно жарко.

Раздеться?! Так вот что у него в голове! Да он и не думал слушать ее оправданий!

Она посмотрела на него ледяным взором.

— Благодарю вас, но мне совсем не жарко. — Разумеется, это была ложь, но разве дело в этом! — Я чувствую себя очень хорошо.

— Раз так, то… Но вы же не собираетесь спать одетой? — Его голос звучал весело. — Это неудобно, не правда ли? — Он спокойно откинул с кровати вышитое покрывало. — Я сам предпочитаю спать вообще без всего — по крайней мере, когда рядом дама.

Против своей воли Ванесса представила себе, как он, обнаженный и прекрасный, лежит на постели и протягивает ей руку, приглашая присоединиться к нему.

Это само по себе не радовало, но еще в двадцать раз хуже было то, что такой поворот событий вовсе не обижал ее. Вместо того чтобы оскорбиться, Ванесса почувствовала приятное возбуждение. Ее сердце забилось чаще, губы пересохли. Ах ты, бесстыдница! — мысленно обругала она себя. Собравшись с духом, Ванесса решила все ему честно объяснить.

— Минутку! Вы меня совершенно неправильно поняли. — Не до конца сознавая, что делает, она, точно желая защититься, плотно сжала на груди руки. — Я пришла сюда, чтобы поговорить с вами. О том, чтобы спать тут, я и не думала. Я пришла просто для того, чтобы выслушать вас.

— В полночь?

— Когда я приехала сюда, до полуночи было еще далеко.

— Но теперь-то уже полночь. — Он удивленно покачал головой. — Вы что, на полном серьезе думаете, будто я поверю, что вы ждали меня в моем номере до полуночи только ради разговора?

— Вообще-то да. — Ванесса сердито посмотрела на него. — И если вы в этом сомневаетесь, то боюсь, мне придется вас разочаровать.

Говоря это, она старалась не смотреть на кровать. Это было не так-то легко: та занимала почти половину комнаты и взгляд Ванессы волей-неволей постоянно натыкался на нее.

— Я прождала вас много часов, спросите у портье внизу. Я приехала в гостиницу примерно в половине восьмого.

— Господи, какое нетерпение!

— Дело не в том, о чем вы думаете. Единственная причина, по которой я приехала сюда и ждала вас столько времени, — это ваш завтрашний ранний отъезд. А то, что вы хотели мне сказать, очень меня волнует. Вот и все, — суховатым тоном закончила она и жестко посмотрела на него.

Пока Ванесса произносила эту речь, Куртад уселся на кровать.

— Какая жалость! — В его глазах прыгали лукавые огоньки. — А могу я узнать, чем вызвана такая перемена?

— Я поняла, что ошиблась. — Ванесса постаралась улыбнуться. — Послушайте, я правда жалею о том, как обращалась с вами тогда. И я действительно хочу выслушать то, что вы собирались сказать мне.

— Не сомневаюсь в этом. — Куртад снял свои золотые часы и положил их на ночной столик. — Проблема в том, что сейчас уже слишком поздний час для серьезных разговоров.

— Я знаю. — Она постаралась просительно улыбнуться. — Но не могли бы вы рассказать мне все это хотя бы вкратце?

— Боюсь, что нет. — Куртад покачал головой. — У меня был очень тяжелый день, я устал. У меня осталось единственное желание — поскорее лечь и заснуть.

— Но как же нам быть? Ведь утром вы уедете…

— Да, уеду. Так что ничего не получится. — Он вздохнул, помолчал и добавил: — Разве только вы захотите провести ночь здесь. Думаю, тогда мы сумели бы выкроить несколько минут для серьезного разговора.

Ванесса поглядела на него как можно более презрительно.

— Боюсь, такое предложение меня никак не устроит. — Какое-то время она продолжала яростно смотреть на него, потом спохватилась, что заходит слишком далеко в своем праведном гневе. Ей как-то нужно умаслить его, иначе он обозлится и все ее старания пойдут прахом. — Как насчет утра? Я могла бы приехать сюда очень рано. Перед вашим отъездом мы бы успели обо всем поговорить.

Куртад снова отрицательно покачал головой.

— Я уеду очень рано. К тому же по натуре я сова, а не жаворонок, и никогда не назначаю встреч на ранние часы.

— Но ведь это так важно! — Ванесса снова рассердилась. Ему доставляет удовольствие мстить ей за ее невежливость. Ее волнение и страх развлекают его — она заметила веселые огоньки в его глазах. — Что же мне делать, если вы отказываетесь помочь мне?

— Я не отказываюсь. Я предлагаю вам… остаться здесь на ночь.

Это было невозможно!

— Ни за что! За кого вы меня принимаете? Это просто наглость!

— Ладно. Кажется, наш разговор окончен. Раз вы не остаетесь, я ложусь спать.

И прежде чем Ванесса успела моргнуть, он скинул с бедер полотенце и одним мгновенным гибким движением скользнул под одеяло.

Щеки Ванессы запылали ярче, чем ее костюм. Бесстыжий тип! Он нарочно сделал это! Он старается смутить ее, чтобы она поскорее развернулась и ушла. Что ж, придется ему убедиться, что ее не так уж легко смутить!

Она твердо посмотрела на Куртада.

— Но должен же быть какой-то выход! К примеру, мы могли бы поговорить по телефону. Дайте мне ваш номер, и я вам позвоню.

Куртад откинулся на подушки. Его волосы казались еще чернее на фоне белой наволочки. Он мягко улыбнулся.

— Как я понимаю, уходить вам совсем не хочется. Почему бы вам, в самом деле, не раздеться и не устроиться рядом со мной?

Опять у нее ничего не вышло. Он победил. Ванесса почувствовала, что готова завопить и затопать ногами.

— Перестаньте валять дурака! Не желаю я здесь оставаться! И очень жалею, что сделала глупость, явившись к вам. — Она повернулась к двери. — Спокойной ночи!

Куртад ничего не ответил, но, уходя, она чувствовала на себе его насмешливый взгляд. Когда Ванесса уже распахнула дверь и шагнула в коридор, он произнес:

— Если вы все еще хотите выслушать то, что я собирался вам сказать, приезжайте сюда завтра к пяти часам вечера.

— Но мне казалось, что вы рано утром уезжаете… — поразилась она.

Нахмурившись, Ванесса повернулась к нему. Но в то же мгновение он выключил свет.

Она слепо заморгала в кромешной темноте. Постепенно ее глаза привыкли к мраку, и она попыталась посмотреть в направлении кровати. Он действительно будет здесь в пять? Или это просто дурацкая шутка? Она совсем растерялась. Что могло побудить его так круто переменить свои планы?

— Вы все еще здесь? — снова послышался голос Куртада. — Тогда уж решайте. Или вы идете сюда ко мне, или закрываете за собой дверь и оставляете меня в покое. Терпеть не могу, когда в комнате торчат посторонние.

Выругавшись про себя, Ванесса выбежала в коридор и решительно захлопнула за собой дверь.

Да, это действительно очень интересно! Но я совсем не удивлена. Я сразу поняла, что такой красавец не может быть подлецом, пронеслось у нее в голове.

Ванесса рассказала Дорис, своей помощнице, о двух вчерашних встречах с Куртадом, не забыв и невероятную историю о том, как она уснула у него в номере. Это изрядно развеселило Дорис.

— Одного не понимаю, — отсмеявшись, сказала она, — почему ты с ним не осталась? Такие лакомые кусочки попадаются не каждый день!

С этим было трудно спорить, и Ванесса ответила не без смущения:

— Я все еще не до конца убеждена, что он не человек Латура. — Действительно, хотя она и собиралась на условленную встречу с Куртадом к пяти часам, ее продолжали терзать сомнения. — Господи, я даже не знаю, кто он! И очень может быть, что он все-таки как-то связан с этим Латуром. Видишь ли, я не понимаю, почему ни с того ни с сего появляется незнакомый человек и предлагает мне свою помощь. Может, это все входит в план Латура? И сегодня я зря потрачу время, встречаясь с ним?..

— Ни в коем случае, — решительно перебила ее Дорис. — Разве можно считать потраченным зря время, которое ты провела с таким мужчиной? — Прищурившись, она внимательно посмотрела на Ванессу. — Кто знает? Может, это и есть твой долгожданный мистер Совершенство?

— А крокодилы летают. — Ванесса скептически покачала головой. Да, конечно, этот Морис бесспорно красив и чертовски сексуален. Но он, увы, совсем не ее мистер Совершенство!

Этого самого мистера Совершенство придумала шутница Дорис. Она была не только надежной помощницей Ванессы, но и ее старой подругой. И она постоянно твердила Ванессе, что та обязательно должна найти себе постоянного друга.

— Работа — это еще не все в жизни, — повторяла Дорис. — Любовь для женщины намного важнее.

— Все вы, замужние, одинаковы, — смеясь, отвечала Ванесса подруге, которая вот уже семь лет была счастлива в браке со своим драгоценным Саем. — Никакой мужчина мне не нужен, поверь. Пока мне вполне хватает работы.

Отчасти это было правдой. Последние три с половиной года, с тех пор как Ванесса стала владелицей магазина, она все свое время и силы отдавала делу. Конечно, периодически в ее жизни возникал какой-нибудь мужчина. Но все это было несерьезно. Ни один ее роман не затягивался больше, чем на пару недель. А уже месяц спустя после разлуки Ванесса напрочь забывала о своем увлечении.

И все же она чувствовала себя одинокой и даже признавалась в этом Дорис. Просто дело было в том, что она еще ни разу не встретила того, кто смог бы пробудить в ней настоящую страсть.

— Вся загвоздка в том, — однажды мудро заметила Дорис, — что ты хочешь встретить не обычного мужчину, а непременно самого мистера Совершенство.

И Ванесса была вынуждена признать, что Дорис права. Мне, видимо, нужен мужчина, говорила она себе, который закружил бы меня в вихре чувств, перевернул весь мир с ног на голову, наполнил жизнь любовью и радостью, подарил волшебство страсти, сделал мое существование сказкой. Пусть я сумасшедшая, но другого мне не нужно.

Морис Куртад? Да, конечно, он не чета другим. Среди прочих мужчин он словно блестящий павлин между скромных голубей. Но все-таки даже он не мистер Совершенство. Мой мистер Совершенство в первую очередь должен быть однолюбом. А этот самый Морис, с его нахальным видом и сладкими глазами, — наверняка самый обычный бабник, не упускающий ни одной юбки!

Поэтому Ванесса не обратила никакого внимания на веселое подмигивание Дорис, когда без пятнадцати пять вышла из магазина, чтобы встретиться с Куртадом. Все, что ей было нужно от него, — это узнать, что ему известно о Латуре и как именно он хочет ей помочь. Если, конечно, он тот, за кого себя выдает…

Пятнадцать минут спустя в гостинице она встретилась с задорным взглядом девушки, дежурившей здесь прошлой ночью. Та, безусловно, заметила, что Ванесса ушла только после полуночи. Легко догадаться, что она себе тогда вообразила! Ладно, плевать на это!

— Я Ванесса Прескотт, к мистеру Куртаду, — сказала Ванесса, доверительно улыбаясь. — Он ждет меня.

Но ее улыбка тут же увяла, потому что девушка за стойкой отрицательно покачала головой.

— Боюсь, мистера Куртада нет. Он уже уехал в Лондон.

— В Лондон? — От удивления Ванесса даже открыла рот. — Как в Лондон? — переспросила она. — Но у нас была назначена встреча!

— Для вас осталось сообщение. — Девушка отвернулась и вытащила из ячейки листок. — Он недавно позвонил и сказал, что задерживается, но приедет на встречу, как только сможет.

— А во сколько? Он уже выехал из Лондона? Он этого вам не говорил?

От Лондона примерно час езды на машине, прикинула про себя Ванесса. Может, учитывая силу его «шевроле», и немного меньше. Сколько же ей ждать?

Девушка ничем не могла помочь.

— Он ничего не сказал о времени приезда. — Она сочувственно пожала плечами. — Ох уж эти мужчины!

Ванесса в ответ улыбнулась. Наверное, она ошиблась в этой девушке…

— Кажется, у меня нет выбора. Придется подождать.

Она повернулась и пошла к креслам, с трудом сдерживая свой гнев. Кажется, Морис Куртад просто органически не способен приходить вовремя!

Прошел час.

Девушка за стойкой посмотрела на нее и спросила:

— Может, вам пойти пройтись? Если он здесь появится, я предупрежу его, что вы приходили и скоро вернетесь.

Что же, хорошее предложение. Ванесса поблагодарила ее и вышла на улицу. Однако волнение мешало ей гулять, постоянно гнало назад, к гостинице. Через двадцать минут она, дрожа от нетерпения, открывала дверь. Увы, ее никто не ждал.

— Я пойду еще погуляю, — сквозь зубы процедила Ванесса. Если она останется здесь еще хоть на минуту, то просто-напросто кинется на ковер и разревется.

Кое-как прогуляв еще двадцать минут, она побежала обратно. И на этот раз сразу поняла, что Куртад приехал. Прямо перед входом гостиницы стоял знакомый черный «шевроле».

Ванесса кинулась к входу. Ворвавшись в приемную, она нашла Куртада сидящим в кресле с газетой. Завидев ее, он тут же встал. Ванесса устремилась к нему, клокоча от гнева, ее блестящие каштановые волосы растрепались на бегу.

— Наконец-то вы приехали! — Ее зеленовато-карие глаза сердито блеснули. — А вы знаете, что опоздали на целых два часа? Вы просили меня быть здесь в пять. А сейчас почти уже семь. — Если он только попробует отшутиться, она задушит его голыми руками!

Видимо, это так ясно читалось на ее лице, что Морис сразу же посерьезнел и произнес извиняющимся тоном:

— Простите. Меня задержали; я ничего не мог поделать. Я приехал, как только смог. Приношу вам мои извинения.

Ванесса немного поостыла, но не успокоилась до конца.

— Вы совершенно правы — вам есть за что извиняться! Вы что думаете, мне делать больше нечего, как только сидеть тут днями и ждать вас?

— Нет, я так не думаю. — Он спокойно заглянул в ее сердитые глаза. — Послушайте, лучше пойдем ко мне и поговорим. Идем же. — Он тронул ее за плечо.

Ванесса дернулась, будто его прикосновение причинило ей боль. Она сделала это отчасти от злости — как он вообще посмел до нее дотронуться?! — а отчасти из-за какого-то разряда, похожего на электрический, который пронзил ее в этот миг. Она резко бросила:

— Не надо брать меня под руку. Я пока еще в состоянии ходить без вашей помощи! — Она отвернулась и рассерженно зашагала к лифтам.

На его этаж они поднялись молча. Ванесса даже ни разу не взглянула на Куртада. Она упорно смотрела прямо перед собой. Еще ни разу в жизни она так не злилась. И не только из-за того, что он заставил ее сидеть здесь целую вечность. По-настоящему разозлило ее то, что он опять, как и в первый раз, с абсолютно невозмутимым видом читал газету. Кажется, он воображает, что может вести себя с ней, как ему заблагорассудится. Что ж, скоро ему придется убедиться в обратном!

Наконец двери лифта открылись. Подойдя к номеру, Куртад достал из кармана ключ, отпер дверь и отступил в сторону, учтиво пропуская Ванессу вперед. Боже, какие утонченные манеры! Но ее этим не проймешь! Ванесса прошла в номер и, когда Куртад уже закрывал за собой дверь, внезапно обернулась к нему.

— Так что же?.. Вы действительно считаете, что мне нечего делать, кроме как сидеть и часами вас дожидаться?

— Я уже говорил, что вовсе не считаю. Просто так уж получилось. Сегодня весь день одни сплошные проблемы.

Он что, ждет, что она ему посочувствует? Ванесса рассмеялась ему в лицо.

— Тогда я должна поблагодарить вас, что вы и мне устроили день со сплошными проблемами.

— Думаю, нам стоит выпить. — Куртад резко повернулся и пошел к бару в дальнем углу. — Садитесь, я налью вам виски.

— Я не пью виски!

Ванесса с ненавистью посмотрела на него через плечо. И садиться не хочу, едва не сорвалось у нее с губ. Но это было неправдой. Ей до смерти хотелось сесть. Она так устала от этих переживаний!

У кофейного столика стояло несколько стульев. Ванесса выбрала тот, что был повернут спинкой к Куртаду и к кровати. Смотреть туда ей было неловко.

Она слышала, как звякнули стаканы, как посыпались в них кубики льда. Потом по ковру прошуршали шаги. Но она продолжала смотреть в одну точку перед собой.

— Выпейте виски, — предложил Куртад. — Оно особое, двенадцатилетней выдержки. Мне присылает его мой друг из Шотландии.

Теперь он стоял прямо перед Ванессой, протягивая ей стакан виски. Она даже подпрыгнула от неожиданности, недоуменно посмотрела на него и смутилась.

Ванесса совсем забыла, как магически действует на нее его присутствие. И теперь чувствовала себя так, словно он застиг ее врасплох. Ее сердце вдруг застучало. Она невольно залюбовалась невероятной красотой этого мужчины. Где-то в глубинах ее существа зашевелилось томительное, острое желание. У нее захватило дух. Господи, если он попытается соблазнить меня, то я пропала, обреченно подумала она. Мне не удастся устоять перед ним.

Она молча приняла бокал, намеренно избегая прикосновений к его пальцам. Конечно, пить она не станет: она вообще не пьет виски. Но, отдав бокал, он, возможно, отойдет от нее подальше. Она не ошиблась. Отпив из своего стакана, он уселся напротив.

— Вы не дали мне возможности сказать, что сегодня вы выглядите еще лучше, чем вчера, если только это возможно.

Его взгляд откровенно прошелся по ней. Потом Морис что-то коротко, но одобрительно пробормотал.

Ванесса колко посмотрела на него.

— Счастлива, что понравилась вам.

Обычно она спокойно принимала комплименты, но сегодня неожиданно разозлилась. Уж чересчур гладко он сказал это, словно что-то привычное, заурядное. Она не сомневалась, что его комплимент — просто дежурная фраза.

Вскоре Ванесса с огромным облегчением поняла, что совершенно зря опасалась не устоять перед Куртадом. Если он и попытается соблазнить ее, у нее достанет сил отказать ему. Да, иногда она попадает под власть его обаяния, но это временная слабость. Ей никогда не нравились такие вот плейбои, уверенные в том, что могут без труда победить любую женщину. Она не сомневалась, что Морис Куртад коллекционирует любовниц, как школьник марки.

Вновь обретя душевное равновесие, Ванесса смело посмотрела в лицо Куртаду и поставила на стол нетронутое виски.

— Что ж, — проговорила она, — не знаю, как вы, но я, раз уж наша встреча все-таки состоялась, хотела бы перейти к делу. Вы говорили, что должны сообщить мне нечто очень важное. — Она откинулась на спинку стула и выжидающе посмотрела на него. — Пожалуйста, говорите. Я вас слушаю.

Вместо ответа Куртад отпил еще виски и с интересом посмотрел на нее.

— Вы что, никогда не отдыхаете?

— Я пришла сюда не отдыхать. Я пришла выслушать вас. Мне казалось, что вы пригласили меня сюда именно ради этого.

— Не волнуйтесь. Я все вам расскажу. Но можно, я сначала выпью свое виски? У меня был совершенно сумасшедший день.

— Да ради Бога! Допейте все, что пожелаете. — Ванесса подчеркнуто равнодушно посмотрела на него. Ей доставляла бесконечную радость мысль, что ему тоже пришлось нелегко. Она нетерпеливо заерзала на стуле. — Так какие у вас предложения? Будем молча сидеть друг против друга, пока вы допиваете свое виски, или заведем светскую беседу?

— Предпочитаю беседу.

— Ладно. Тогда предлагайте тему. Что будем обсуждать? Рестораны? Кино? Как и где лучше проводить отпуск? Или расскажем друг другу о нашем прошлом? Я — за. Люблю слушать страшные сказочки.

Куртад добродушно улыбнулся.

— Это, кажется, называется английским юмором? — Он отпил еще виски, глядя на Ванессу поверх стакана. — Знаете, что мне больше всего нравится в англичанах? Вы никогда не теряете чувство юмора.

— Разве? А вот мне французы совершенно не нравятся… с некоторых пор. Возможно, это и несправедливо. Ведь нельзя же судить обо всей нации по кому-то одному вроде вас. Тем более я подозреваю, что вы не похожи на настоящего стопроцентного француза. В вас случайно нет иных примесей?

— Должен вас разочаровать. Ваш покорный слуга — самый типичный француз — обаятельный, цивилизованный, со всеми прочими исключительными галльскими качествами. — Говоря это, он не сводил с Ванессы глаз и продолжал улыбаться.

Она едва не улыбнулась в ответ. Даже несмотря на ее раздражение, его улыбка казалась ей очень располагающей. Но, черт побери, она не поддастся на его уловки! Ванесса посмотрела на Мориса ледяным взглядом.

— Как я понимаю, вам тоже не чуждо чувство юмора.

— Значит, у нас есть что-то общее. Уже хорошо. — Он по-прежнему улыбался. — У двух людей, которые собираются вместе делать дело, непременно должно быть что-то общее.

— Вместе делать дело? Я вас правильно поняла?

Куртад поставил стакан на стол.

— Вы хотели перейти к делу… Я и перешел.

Он подался вперед и посмотрел Ванессе в глаза так пристально, что она едва не заморгала, вмиг опять вспомнив, что сидит в его спальне, добрую половину которой занимает огромная кровать, а на столе стоит невыпитое виски.

Она затаила дыхание и уставилась на Куртада неподвижным взглядом, а он подался вперед, еще ближе к ней, и тихо произнес:

— Именно это я вам и предлагаю. Давайте составим команду. Думаю, команда будет превосходная.

3

— Ах вот как?

Ванесса пристально вгляделась в лицо Куртада. Если они задумали провести ее, у них ничего не получится! Она бросила на него настороженный взгляд.

— Боюсь, вам придется объяснить, что вы имеете в виду.

— С удовольствием. — Его лицо внезапно стало серьезным. — Вы хотите спасти ваш магазин от притязаний Латура. Я тоже имею на него зуб, так что у нас с вами общий противник. Нам есть смысл действовать сообща. — Несколько секунд он помолчал, глядя ей в глаза, и вдруг улыбнулся. — Даю слово, что под совместными действиями я подразумевал только деловое сотрудничество, и больше ничего.

Видимо, он сказал правду и глупо было бы подозревать что-то иное. Хотя Куртад сам провоцировал ее на подозрения. В его взгляде светился чувственный вызов, смущавший и против воли волновавший Ванессу.

Она постаралась придать своему лицу как можно более сухое и равнодушное выражение. Пусть этот Морис Куртад не воображает, что ее можно покорить такими вот старыми как мир уловками.

— Не уверена, что сразу соглашусь на ваше предложение, — ответила Ванесса. — Но теперь я, по крайней мере, начинаю кое-что понимать. Вы говорили, что хотите помочь мне, но на самом деле вы преследуете свои цели. Вы думаете, что сможете с моей помощью насолить Латуру.

— Вот именно. — Он выглядел довольным. — Но ведь вы не рассчитываете на безвозмездную помощь? Как это говорится?.. Ну, насчет бесплатного сыра и мышеловки?

Вполне резонно… Но это заявление лишь укрепило уверенность Ванессы. Теперь ей стало ясно, что Куртад предложил свою помощь совсем неспроста. Она даже чуть-чуть расслабилась.

— Хорошо. Верю вам. Но что получу я? Вы говорите, что у вас есть план, как мне помочь. Но почему я должна вам доверять?

— Вы считаете, что сможете победить Латура в одиночку?

— До сих пор я справлялась. — Куртад хотел было что-то возразить, но Ванесса опередила его: — А почему, собственно говоря, вы настаиваете на том, что Латур от меня не отвяжется? Может, вы внушаете это мне только для того, чтобы я испугалась и согласилась на ваше предложение. А вот мой адвокат считает, что мне уже нечего бояться.

— Значит, ваш адвокат — идиот, — решительно заявил Куртад. — Повторяю вам еще раз: Латур не из тех, кто отступает перед трудностями.

— Почему вы так уверенно об этом говорите? Он никак не проявлял себя вот уже две недели. Или вы знаете еще что-то о его планах?

— Я знаю Латура. — Зрачки Мориса превратились в две черные точки, когда он посмотрел на нее. — Думаю, теперь вы и сами должны понять, с кем имеете дело. Особенно после того пожара…

Когда он упомянул о пожаре, у Ванессы внутри все оборвалось от страха. Она робко посмотрела на Куртада.

— Откуда вы все знаете? Может, вы все-таки человек Латура?

Морис состроил раздраженную гримасу.

— Меня интересует Латур. И я поставил себе целью знать обо всем, что он только затевает. — Его лицо стало хмурым. — И с вами он еще не закончил. Может, он на пару недель и затаился, но, могу вам поклясться, что он просто выжидает и готовится к решительному броску.

— Раз вы так много знаете, может, скажете мне, каким он будет, этот бросок?

— Я не знаю, но советую вам готовиться к самому худшему. Как я уже говорил, теперь Латур разъярился по-настоящему.

Ванесса вдруг поняла, что от волнения покусывает нижнюю губу. Что значит — самое худшее? Вдруг это еще один пожар? Он окончательно разорит ее! Если все опять сгорит, ей придет конец.

Мысли ее путались. У нее нет выбора, и она должна поверить Куртаду. Кажется, дело идет к этому. Но сможет ли их партнерство стать полезным для нее?

— Если вы даже не знаете, что именно задумал Латур, то как же вы собираетесь мне помочь? — спросила она.

— Я считаю, что прежде, чем что-то предпринять, Латур еще раз попробует с вами полюбовно договориться. Вы, естественно, откажетесь… И, как только вы сделаете это, вы позвоните мне и все расскажете. Тогда вступлю в игру я и сделаю все, что смогу. Чудес я вам не обещаю, — его голос звучал очень серьезно, — но предупреждаю, что если вы откажетесь от моей помощи, то ваш шанс выйти из этой передряги живой и невредимой равен нулю. Это правда, я не пугаю вас.

Куртад замолчал. Его страшные слова эхом отдавались в ушах Ванессы, словно дробь барабанов в ушах приговоренного к казни. Внезапно Морис улыбнулся и наклонился к ней через стол.

— А я — достойный противник для Латура. Можете мне поверить. В отличие от вашего милейшего адвоката, я умею играть в грязные игры.

Еще десять минут назад Ванесса с негодованием отвергла бы такое предложение, но теперь, когда она сидела, оцепенев от страха, она не осмелилась сказать ему «нет». Она понимала, что в таком случае он станет ее врагом, а это грозит ей гибелью. Ванесса осторожно посмотрела на Мориса.

— Хорошо. Я согласна.

— Значит, мы партнеры? Хорошо. — Он улыбнулся ей через стол. — Я бы сказал, что вы приняли мудрое решение. Давайте выпьем за наше партнерство. — Он поднял свой стакан.

Ванесса потянулась было за своим стаканом, но передумала. Прежде чем начнутся тосты, она должна расставить все точки над «i».

Прищурившись, она посмотрела на Куртада.

— Только вначале объясните мне кое-что. Вы сказали, что поможете мне победить Латура, а… что вы хотите взамен?

— Ничего. Вы должны только передавать мне информацию о том, как идут дела.

Ванесса кивнула. Раз Куртад сам подтверждает, что их так называемое партнерство не выйдет за рамки чисто деловых отношений, то ее вполне это устроит.

— Правда, есть еще кое-что… — Он посмотрел на нее долгим взглядом. — Сегодня вечером я очень хотел бы пригласить вас на ужин.

— На ужин? — Ванесса смутилась. Разумеется, это невозможно! Ужин — это уже что-то личное, а она твердо решила держать Куртада на приличном расстоянии. Но, прежде чем она успела ответить, Морис с улыбкой добавил:

— Чтобы загладить свою вину за то, что вы так долго меня дожидались.

Его улыбка решила все. Ванесса ощутила, как под взглядом Мориса внутри у нее разливается тепло.

— Хорошо, — кивнула она.

Ужин, в конце концов, еще ни к чему не обязывает…

Входя в роскошный ресторан вместе с Куртадом, Ванесса чувствовала себя так, словно выиграла миллион в лотерею. Стоило им появиться, как разговоры смолкли, а взгляды обратились на них. В воздухе повисли откровенная зависть и неприкрытое вожделение.

Ванессе все это очень понравилось. Она с удовольствием предвкушала, как завтра будет рассказывать Дорис, какой фурор она произвела в лучшем ресторане города, появившись в обществе великолепного Мориса Куртада!

И еще она расскажет ей о том, как они ехали в его машине…

До этого вечера Ванессе никогда не доводилось ездить в «шевроле». И, когда она опустилась на мягкое сиденье, а Морис, усевшись на водительское место, захлопнул за собой дверь и завел мягко заурчавший двигатель, она поняла, что эта поездка будет сплошным удовольствием.

Пока они ехали по городу, Ванессу ждал еще один сюрприз. Она думала, что Морис понесется по улицам как ненормальный, а она сама будет трястись от страха, вцепившись в сиденье, но он, напротив, вел машину совсем неторопливо. Ванесса в жизни не чувствовала себя в такой безопасности.

Вообще-то она зря удивлялась. Могла бы догадаться, что Куртад настолько уверен в себе, что ему незачем устраивать гонки на выживание. А может, на то имелись и другие причины…

Было что-то очень соблазнительное в том, чтобы ехать вот так с ним рядом, откинувшись на удобном сиденье роскошной машины. Ванессе даже стало немного стыдно, когда она поняла, что отзывается на это. Ее сердце заколотилось, во рту пересохло. К тому моменту, когда они подъехали к ресторану, у нее закружилась голова.

Ванесса постаралась взять себя в руки: в обществе такого типа, как этот Куртад, нужно постоянно быть начеку!

Официант принял заказ и ушел. Морис посмотрел на нее.

— Расскажите мне о себе. Где живут ваши родители? Чем они занимаются?

— Они живут в городке всего в десяти милях отсюда. Обычно я бываю у них по воскресеньям.

Ванесса посмотрела на него с недоумением и недоверием. Зачем он это спрашивает? Она не верила, что Морис может и вправду заинтересоваться ее жизнью. Наверняка это был просто спектакль.

Что ж, пусть так. Ее это устраивает — если, конечно, она останется настороже, — но надо и ему задать несколько вопросов. Она же совершенно ничего о нем не знает. Сейчас самое время исправить это.

— Значит, вы очень близки с родителями? — опередил он ее.

— Очень близки. Это не мои настоящие родители. Меня воспитали тетя и дядя. А мои родители погибли, когда мне было всего три года.

— Простите. — В его глазах мелькнуло сочувствие. — Я не мог знать об этом. Очень печально…

— Но потом мне повезло, — продолжала рассказ Ванесса. — Тетя Джоан и дядя Ник взяли меня к себе. Тогда им обоим уже перевалило за сорок, их собственные дети выросли и уехали. Они очень меня любили…

— И вы их очень любите…

Неужели это настолько видно по ее лицу?

— Да. Я стольким им обязана.

В душе у нее зашевелилась тревога. Главной причиной того, что она так держалась за свой магазин, была возможность как-то отблагодарить приемных родителей за все те жертвы, на которые они пошли ради нее. Чтобы воспитывать ребенка погибшей сестры, тетя Джоан ушла с работы. Им было совсем нелегко жить втроем на одну зарплату дяди Ника, простого почтового служащего.

А позже, когда дядя вышел на пенсию, им стало совсем тяжело. Ванесса очень хотела помочь им. Когда магазин начал приносить прибыль, она решила, что теперь все будет хорошо. Кто же знал, что все так повернется?

Почувствовав на себе внимательный взгляд Куртада, она подняла на него глаза.

— Теперь ваша очередь, — сказала она. — Я хочу узнать о вас как можно больше.

Внезапно это показалось ей действительно очень важным. Судьбы двух самых дорогих для нее людей сейчас зависели от этого человека.

Куртад тепло улыбнулся.

— Значит, вы все-таки хотите послушать страшную сказочку? Не боитесь испортить себе аппетит?

На мгновение Ванесса нахмурилась, потом неожиданно ухмыльнулась.

— Представьте себе, не боюсь. Давайте, рассказывайте. Где вы работаете? Чем занимаетесь?

— Многим. У меня множество дел по всей Европе. В основном я живу в Париже, но постоянно разъезжаю по свету.

— Так вот почему вы так хорошо говорите по-английски. — Куртад говорил совершенно чисто, почти без акцента. — Это редкость для француза. Большинство ваших соотечественников, по-моему, принципиально не хотят учить английский.

Куртад снова улыбнулся.

— Английский я выучил, когда в детстве проводил каникулы в Англии. В Кенте жили старые друзья моих родителей, и мы часто их навещали.

— Теперь все понятно. А откуда вы знаете Латура?

— Мы сталкивались с ним пару раз.

— Как сталкивались? По делам? Вы тоже занимаетесь торговлей?

— Нет. — Он покачал головой. — Но, к моему глубокому сожалению, в прошлом у нас было совместное дело. Он здорово тогда подвел меня. Теперь у нас с ним нет ничего общего, но я хочу посчитаться с ним за это.

Его синие глаза почернели от гнева, а голос стал жестким, даже скрипучим. У Ванессы не осталось и тени сомнения по поводу этого человека: Куртад ненавидит Латура, возможно, даже больше, чем она сама. Он — кто угодно, но только не человек Латура.

У нее отлегло от сердца. Она почувствовала себя словно человек, которому врач сообщил, что пугающий диагноз не подтвердился.

— Итак, что еще вы хотите знать? — Куртад откинулся на стуле и снова поглядел ей в лицо. — Вам нужны еще леденящие кровь подробности?

Ванесса заколебалась.

— Не знаю. — О своей работе он явно не желает рассказывать. Но теперь это уже не имеет никакого значения. Сейчас она ни секунды не сомневается в том, что он на ее стороне.

В эту минуту к ним подлетели два расторопных официанта с закусками и вином. Ванесса подняла голову и заметила, что женщина за соседним столиком буквально пожирает глазами ее спутника.

Она заметила взгляд Ванессы, покраснела и отвернулась. Ванесса перевела глаза на Куртада, ожидая, что он как-то отреагирует на это забавное происшествие. Но он ничего не заметил. Все его внимание было сосредоточено на официанте, который только что откупорил бутылку с бургундским и начал разливать его по бокалам. И тут Ванесса поняла все: Куртад совершенно не отдавал себе отчета в том, какие жадные взгляды бросают на него женщины с первой же минуты, как он появился в дверях ресторана. Она была приятно этим удивлена. Другие мужчины на его месте надулись бы как индюки на птичьем дворе. На душе у нее стало тепло. Может, он и не такой уж плохой человек, подумала она.

Официанты отошли. Куртад улыбнулся и посмотрел на Ванессу.

— Так у вас есть еще вопросы?

Не подумав, Ванесса брякнула:

— А вы женаты?

Кажется, он на мгновение смутился… Хотя нет, пожалуй, удивился.

— Нет, — ответил он. — У меня нет ни жены, ни детей.

Ванесса быстро отвела взгляд и уставилась на свою тарелку. Черт ее дернул задать ему такой дурацкий вопрос! Какое ей дело до того, женат он или нет? Ведь их отношения останутся чисто деловыми…

— Мм. Кажется, это очень вкусно. — Ванесса схватила вилку. — Простите, я начну есть. Просто умираю с голоду.

Что бы Куртад не думал о причинах, побудивших ее задать вопрос, он явно не желал обсуждать эту тему. До конца ужина они больше не касались ничего личного.

Ванессу это вполне устраивало. Она уже узнала все, что хотела. Кроме того, разговор на подобные скользкие темы может стать опасным. Она и так слишком легко поддается его обаянию.

Но все-таки, когда он сказал, что не женат, ее сердце затрепетало от радости… Наверное, она совсем рехнулась. Не хватало ей влюбиться в этого красавчика, наверняка неисправимого гуляку и бабника! Поэтому уж пусть лучше их разговоры не выходят за рамки официальных деловых бесед.

Это был очень приятный вечер, если не считать того, что Ванессе пришлось изрядно поволноваться. Она постоянно ловила себя на том, что слушает его раскрыв рот, смеется, ужасается, ахает, — ей еще ни с кем не было так хорошо. Не на шутку встревожившись, она приказала себе успокоиться. Но это оказалось не так просто. Когда ужин кончился и Куртад попросил счет, она вздохнула с облегчением.

Через пять минут они уже садились в его машину.

— Я отвезу вас к гостинице, где осталась ваша машина, — сказал Морис.

У гостиницы они оказались очень быстро. Припарковав машину, он вытащил листок бумаги и протянул его Ванессе.

— Завтра утром я улетаю во Францию. По этим телефонам вы сможете со мной связаться. Если Латур хоть как-то заявит о себе, немедленно дайте мне знать. Не пытайтесь справиться сами, умоляю вас!

Ванесса посмотрела на листок. Вот так. Завтра он уезжает…

— Если случится так, что ни по одному из этих телефонов вы меня не застанете, то оставьте сообщение моей секретарше. И обязательно скажите ей, что это срочно.

Ванесса послушно кивнула.

— Хорошо.

Она старалась не смотреть в его сторону. Но что делать, если ее сердце билось как безумное, а из головы не шли постыдные, совсем ненужные мысли…

Ее машина стояла на противоположной стороне улицы.

— Идемте, — позвал ее Куртад. — Я провожу вас до машины. И, прежде чем она успела возразить, он открыл дверцу и вышел.

Когда они переходили дорогу, Морис мягко взял ее за локоть — так же, как и в гостинице, когда они выходили из лифта. Теперь уже не верилось, что это было совсем недавно. Казалось, с тех пор прошло уже много лет, так все изменилось. Хотя бы то, что теперь ей совсем не хотелось отдернуть руку.

Подойдя к машине, Ванесса начала шарить в сумочке в поисках ключей. Отыскав их, она улыбнулась.

— Спасибо за ужин, — искренне поблагодарила она.

Теперь ей оставалось лишь попрощаться, пожелать Куртаду доброй ночи, сесть в машину и уехать. Но она почему-то не уходила и продолжала смотреть на него.

— Не стоит благодарности. Мне это доставило большое удовольствие.

Теперь он, разумеется, попрощается и уйдет?.. Нет. Он тоже стоял и смотрел на нее. Казалось, так прошла целая вечность. Потом Куртад мягко тронул Ванессу за щеку.

Когда она осмелилась посмотреть ему в лицо, у нее перехватило дыхание. Ее сердце пустилось в бешеный галоп, а ноги точно приросли к земле. Он собирается поцеловать меня, а я… я и пальцем не пошевельну, чтобы помешать ему, ошеломленно подумала Ванесса.

Куртад придвинулся ближе и обнял ее одной рукой за талию. Затем он мягко притянул Ванессу к себе так близко, что она почувствовала прикосновение его тела. Она задохнулась от внезапно нахлынувшего острого желания. Господи! Это безумие, но пусть он поцелует меня, промелькнуло у нее в голове.

Его рука легла ей на затылок. Она почувствовала сквозь волосы его жесткие прохладные пальцы. Она вздрогнула, словно ее ударило током. Желание стремительно росло, побеждая все доводы разума.

— Ванесса, ma douce[2]… — Морис придвинулся еще ближе, склонился к ней, его губы коснулись ее губ. — Ванесса… — повторил он.

И наконец он поцеловал ее…

Это был совсем короткий поцелуй — их губы едва соприкоснулись, — но Ванессу еще никто ни разу так не целовал. Так сексуально, так безмерно чувственно… Когда он обнял ее, она прижалась к нему, думая только об одном — больше всего на свете она сейчас хочет, чтобы этот мужчина занялся с ней любовью. Ведь он наверняка лучший в мире любовник…

Внезапно Куртад отпустил ее.

— Спокойной ночи, ma chere[3].

— Спокойной ночи, — глухо отозвалась Ванесса.

Затем, почти не отдавая себе отчета, что с ней происходит, она села в свою машину, захлопнула дверцу и помахала ему на прощание. Когда Ванесса ехала по тихому, зеленому пригороду, она окончательно решила, что совсем спятила. Потому что те соблазнительные, безумные мысли, которые она тщетно пыталась прогнать, упорно возвращались.

Она увидит Мориса еще раз, только если Латур что-то предпримет — другими словами, если произойдет что-то ужасное. Значит, она не должна желать встречи с ним.

И все-таки она хотела увидеть его. Ведь теперь еще более ужасное, что может с ней произойти, — это расстаться с ним навсегда.


Помахав на прощание Ванессе, Морис сел в свой «шевроле». Вдруг он понял, что если отправится сейчас в гостиницу и ляжет спать, то все равно не уснет. Он не мог выбросить из головы Ванессу.

Это немало удивляло его. Красивые женщины всегда были частью его жизни, занимая в ней свое место. Как, например, свежие круассаны и крепкий черный кофе на завтрак. Тогда почему эта самая Ванесса Прескотт произвела на него такое неизгладимое впечатление? Он сидел в машине, тупо глядя перед собой невидящими глазами, и не мог найти ответа на этот вопрос.

Морис перебрал в уме достоинства Ванессы. Она, конечно, красивая, жизнерадостная и, что особенно привлекательно, наделена природной грацией. Кроме того, она полностью лишена холодного, заносчивого самодовольства, которым так часто грешат красотки, уверенные в собственной неотразимости. Видимо, она не сознает, насколько хороша…

Но дело не только в этом. На свете есть сотни и тысячи женщин совсем не хуже Ванессы. Но именно она почему-то волновала его… Это было странно, неожиданно и не поддавалось никакому объяснению.

Морис усмехнулся. Не стоит слишком серьезно воспринимать все это. Его волнение объяснить совсем просто. Он хочет Ванессу — вот и все. Хочет заняться с ней любовью.

Честно говоря, когда он целовал ее, у него и в мыслях ничего подобного не было. Но, когда он обнял ее и она прильнула к нему, он понял, что не успокоится, пока они не окажутся вместе в одной постели.

Покачав головой, Куртад включил зажигание и поехал в гостиницу. Ему было совершенно ясно, что надо делать дальше.

Он улыбнулся самому себе. Конечно, Ванессу придется долго уговаривать. Она не из тех дамочек, которые готовы в любую минуту сами прыгнуть к мужчине в постель. Еще вчера, когда он нашел ее спящей в своем номере, он сразу же понял, что она пришла вовсе не для того, чтобы предложить ему себя. Но перспектива оказаться с ней в постели ему нравилась. В конце концов Ванесса все же сдастся. В этом Морис не сомневался.

Выйдя из машины, он захлопнул дверь и пошел по ступенькам к входу. Перед ним тут же вырос швейцар. Морис протянул ему ключи от машины и пятифунтовую банкноту.

— Поставьте машину в гараж, Уильям, хорошо? На мое обычное место.

Поднимаясь в лифте, он все еще думал о Ванессе. Смешно, но, когда она спрашивала его, чем он занимается и женат ли, ему захотелось все рассказать ей начистоту. Хорошо, что он не поддался этому искушению.

Если бы он сделал такую глупость и сказал ей всю правду о своей работе, их отношениям тут же пришел бы конец. В общем, нет никакой нужды впускать ее в свою жизнь.

Тут Морис вспомнил о том, что должен позвонить в Париж. Придя к себе, он взял трубку стоявшего у постели телефона и набрал номер. Никто не отвечал. Наверное, она уже давно спит…

Он со вздохом снял пиджак и бросил его на ближайший стул. Когда он включил телевизор и стал раздеваться, то вновь почувствовал волнение.

Ванесса. Ванесса… Она теперь занимала все его мысли, именно к ней стремились его желания.

Единственное, что могло бы сейчас ему помочь, — это ледяной душ. Впрочем, не так уж этот способ и хорош… Но сойдет, пока ему не удастся удовлетворить свой голод другим, гораздо более приятным способом.

Стягивая на ходу рубашку, Морис побрел в ванную. И все же, если ему повезет, ждать особенно долго не придется. Ведь скоро, очень скоро они с Ванессой снова встретятся. В этом он был совершенно уверен.


В половине одиннадцатого утра в магазине Ванессы вдруг раздался телефонный звонок. Она схватила трубку. Что-то подсказывало ей, что это звонит Латур. И она не ошиблась.

— Доброе утро, мсье Латур. Чем могу быть вам полезна? — с трудом выговорила Ванесса каким-то деревянным, чужим голосом. Ее руки задрожали от страха.

— Я хотел спросить, что вы решили мне ответить. Я ведь предоставил вам целых две недели на обдумывание.

— Боюсь, мне придется разочаровать вас. Я не согласна продать мой магазин.

Последовала довольно долгая пауза.

— Вот как? А вы не будете потом в этом раскаиваться?

— Что вы хотите этим сказать? — Ванесса даже взвизгнула от возмущения. — Вы собираетесь угрожать мне?

Еще одна пауза.

— Нет, разумеется. — Она почувствовала, что Латур на том конце провода улыбается своей людоедской улыбкой. — Несмотря на ваш отказ, я буду добрым. Сегодня среда, я даю вам время до субботы. Кто знает? Может, к тому времени вы все же одумаетесь. А пока что я прощаюсь с вами, дорогая мисс Прескотт. — Раздался щелчок, и в трубке запищали короткие гудки.

Ванесса с остервенением швырнула трубку.

— Это был он! — объявила она прибежавшей Дорис. — Быстрее! Где моя сумка? Мне нужно немедленно позвонить Куртаду!

Следующие десять минут она отчаянно пыталась дозвониться по номерам, оставленным ей вчера Морисом. Один из них был постоянно занят, второй не отвечал, по третьему ей сказали, что Куртада здесь нет. Правда, ей все-таки удалось связаться с его секретаршей и оставить для него сообщение. Ванесса подчеркнула, что это чрезвычайно срочно. Теперь ей оставалось только ждать.

Но время шло, а Куртад все не звонил ей. В три часа Ванесса еще раз переговорила с его секретаршей. Та заверила ее, что передала все до последнего слова. Почему же тогда он не звонит? Ванесса опять попробовала разыскать его по двум другим номерам, но снова без толку. Первый был намертво занят, второй все так же не отвечал.

— Что же мне делать?! — в отчаянии крикнула она, обращаясь к Дорис, которая в это время готовилась к приему новой коллекции одежды. — Почему он не звонит?! Почему?! — От отчаяния она едва не разрыдалась.

Но вот в половине четвертого телефон ожил. Ванесса бросилась к нему со всех ног. Господи! Наконец-то! Однако это был не Куртад. Когда Ванесса положила трубку, ее так трясло, что Дорис даже перепугалась.

— Дорис… Это невозможно… Ужас… — У Ванессы подкосились ноги, и она без сил рухнула на стул, стоявший за прилавком. — Партия одежды из Франции… Вся наша летняя коллекция… Все исчезло. Никто не знает, где она.

— Сейчас же звони еще раз Куртаду! — Дорис подошла к ней и ободряюще положила руку на плечо. — Скорее! — Она подтолкнула Ванессу к телефону. — Только он теперь может нам помочь.

Но Ванесса опять не смогла дозвониться. Да она и не надеялась. Единственное, что ей удалось, — это оставить у его секретарши третье отчаянное сообщение с просьбой позвонить как можно скорее. Она упомянула и о пропаже коллекции одежды.

— Пожалуйста, постарайтесь с ним связаться! Скажите ему, что это очень, очень срочно. Если он не позвонит, произойдет настоящая катастрофа!

Однако до самого закрытия магазина он так и не позвонил.

— Я иду домой, — погасшим голосом сказала Ванесса. — Ждать больше нет смысла.

Она оставила секретарше Куртада свой домашний телефон, так что если он появится, то сможет с ней связаться. Но, кажется, сегодня на его звонок надеяться уже не приходится.

— Завтра с утра первым делом позвоню ему.

По дороге домой Ванесса подумала, что, возможно, во всех ее звонках не было никакого смысла. Может, он все-таки обманывал ее, играл в грязные, почти садистские игры? Значит, она осталась одна против Латура. Помощи ждать неоткуда. У нее внезапно свело желудок.

Она припарковала машину у ворот, поставила ее на ручной тормоз и вышла. Теперь она ненавидела Куртада. Как она могла вчера ему поверить? Ведь младенцу ясно, что он просто потешался над ней!

Ну и черт с ним! Без него обойдусь! Раньше справлялась сама, справлюсь и теперь! — подумала Ванесса.

Но едва она распахнула ворота и вошла в сад, как замерла на месте, не в силах поверить своим глазам: на деревянной скамейке у ее дома под цветущим кустом сидел тот, кого она меньше всего ожидала здесь увидеть.

Куртад!

От изумления Ванесса даже открыла рот.

— Что вы тут делаете?

Он уже спешил к ней навстречу с мрачным и решительным выражением лица. Взяв Ванессу под руку, он властно повел ее к двери.

— У вас есть только пятнадцать минут на сборы. Вы летите со мной в Париж. Немедленно.

4

— В Париж? О чем вы говорите? Зачем мне в Париж?

Совершенно запутавшаяся Ванесса пораженно уставилась на Куртада. Как только она увидела его у себя в саду — на этот раз он уже не читал газету! — у нее от радости запрыгало сердце. Все в порядке! Он все-таки пришел к ней на помощь! Все ее страхи оказались пустыми.

Но невиданно мрачное выражение его лица напугало ее. Может, он приехал сюда, чтобы объявить ей, что не сможет помочь?

Ванесса искоса посмотрела на него.

— Зачем вы приехали? Вы получили мои сообщения?

— Да, получил. — Морис вдруг улыбнулся. — Пару раз я пытался вам дозвониться, но у вас было постоянно занято. Я не смог пробиться.

Наверное, потому, что она без конца занимала телефон, отчаянно пытаясь до него дозвониться!

— Но зачем вы приехали? — снова спросила Ванесса.

Куртад по-прежнему держал ее за локоть.

— Потому что, если вы хотите, чтобы я помог вам, вы должны ехать в Париж. И я решил, что лучший способ убедить вас поехать — это явиться самому и собственноручно затащить вас в самолет.

Хотя Ванесса по-прежнему понимала далеко не все, она с улыбкой посмотрела на Мориса. Зря она в нем сомневалась. Он действительно хочет ей помочь.

— Но зачем мне лететь в Париж? Я хочу сказать, что не могу ни с того ни с сего сорваться и уехать. Не могу бросить свой магазин. Мне надо вести дела.

Куртад скептически покачал головой и посмотрел на нее так, словно она сморозила глупость.

— Тогда через неделю у вас вообще не будет ни магазина, ни каких-либо дел.

От этих слов Ванесса испуганно съежилась, а он металлическим голосом продолжил:

— Я смогу помочь вам разыскать пропавшую одежду, но для этого мне необходимо быть в Париже. Более того, мне нужно, чтобы и вы поехали со мной. Так что решайте. — Его синие глаза испытующе смотрели ей в лицо.

Он повернул дело так, что выбора у нее не оставалось.

— Хорошо, я еду. — Она поискала в сумочке ключ. — Дайте мне несколько минут, чтобы собрать кое-что из вещей и позвонить Дорис. Как по-вашему, сколько мне придется отсутствовать?

— Столько, сколько потребуется. Может, один день, а может, и неделю. — Куртад неторопливым жестом подтолкнул ее к двери.

— А теперь хватит вопросов, идите собирайтесь. Если мы поспешим, то успеем на десятичасовой рейс.

…Из аэропорта они вышли в прохладную звездную ночь. Воздух был чист, луна в небе блестела, точно серебряная монета.

Но Ванессу не слишком занимали небесные красоты. Все ее мысли были сосредоточены на мужчине, который шел с ней рядом. Его близость приятно возбуждала ее, придавала бодрости. Теперь она уже не пыталась бороться со своими чувствами.

А почему, черт побери, она должна с ними бороться? Он совершил благородный поступок. Узнав, что она в беде, тут же примчался, чтобы спасти ее. Он вел себя как настоящий сказочный рыцарь!

Они сели в белое парижское такси. Куртад заявил не терпящим возражений тоном:

— Уже поздно, поедем прямо ко мне. Завтра утром нам надо встать пораньше и тут же приняться за дела.

— Хорошо.

Ванесса согласно кивнула. Действительно, было уже поздно, половина первого ночи. Она понимала, что должна лечь как можно скорее, хотя и чувствовала себя такой взвинченной, что, предложи ей Морис отправиться танцевать до утра, она охотно согласилась бы на это.

Но после того как она кивнула, в голову ей внезапно пришла мысль: а как он собирается устроить ее на ночь?

Морис словно прочитал ее мысли и усмехнулся.

— Вы можете спать в комнате для гостей. — Помолчав, он с ехидной ухмылкой взглянул на Ванессу. — Если, конечно, не захотите чего-нибудь иного…

Встретив его взгляд, она густо покраснела, ибо ничего не могла с собой поделать. Ей сразу же вспомнился его поцелуй: она вновь ощутила свою беспомощность перед ним и мучительное, жаркое желание познать его как любовника. Ведь именно это он предложил ей, тут сомнений быть не может.

И все же она сумела справиться с искушением. Она что, совсем голову потеряла? Господи, да он наверняка меняет женщин как перчатки! К тому же они едва знакомы!

— Комната для гостей вполне меня устроит.

Ее голос прозвучал непринужденно и ровно, словно она не поняла его прозрачного намека. После этого Ванесса демонстративно отвернулась и стала смотреть в окно. Хватит: остынь и успокойся, приказала она себе. Ты разучилась держать себя в руках!

Очень скоро они оказались в самом центре Парижа, и Ванесса залюбовалась магической красотой старинного города, замершего в призрачном свете лунной ночи. Проводив взглядом собор Нотр-Дам, она даже на мгновение забыла о том, кто находится с ней рядом!

Миновав ярко освещенную Триумфальную арку, такси понеслось дальше. На Елисейских полях оно, к удивлению Ванессы, затормозило у пятиэтажного дома, судя по стилю, выстроенного в конце прошлого века.

— Приехали, — пробормотал Морис, удивив ее еще больше.

Криво улыбаясь, она вышла из такси. Вот тебе на! У него квартира на Елисейских полях! А, впрочем, что тут такого удивительного? Роскошный «шевроле», шикарные костюмы, легкость, с какой он не раздумывая берет билет на самолет, чтобы слетать за ней… Человеку среднего достатка такие вещи не по карману…

Разумеется, Ванесса не думала, что Морис ютится в дешевой квартирке рабочей окраины. Но Елисейские поля!..

Куртад церемонно проводил ее в холл, где за полированной конторкой восседал консьерж. Холл был застлан голубым ковром, на стенах висели со вкусом подобранные репродукции. Ванесса поймала себя на том, что озадаченно смотрит на Куртада. Чем же все-таки он занимается, раз может позволить себе такую роскошь?

Он жил на самом верхнем этаже, в небольшой, но очень удобной квартире. Мягко улыбнувшись, Морис сам признался в этом Ванессе. Но едва только он отпер дверь, как она удивленно воскликнула:

— Господи! И это вы называете небольшой квартирой?

— Здесь только три спальни. Одна из них служит мне кабинетом.

Ванесса была поражена до глубины души невероятными размерами комнат и высотой потолков. По сравнению с его «небольшой квартирой» ее домик казался жалкой деревенской хибарой.

Куртад провел ее в гостиную, и Ванесса ахнула от восхищения.

— Невероятно красиво, — сказала она, залюбовавшись прекрасными гардинами сливового цвета, антикварной мебелью, мягкими кушетками со множеством маленьких подушечек. — Просто чудесно! — Это была правда. Такой красоты она еще ни разу в жизни не видела.

— Рад, что вам понравилось.

Сняв пиджак, он бросил его на одно из кресел. Ванесса поймала себя на том, что засмотрелась на него. Ей всегда казалось интересным тихонько наблюдать за человеком в домашней обстановке. Это помогало узнать о хозяине дома очень многое. И теперь ей открылись неожиданные стороны характера Куртада.

Первое, что ее удивило, — это откровенная, бьющая в глаза роскошь его дома. Но удивление быстро прошло. Гораздо больше ее поразило другое — теплота и дружелюбие. Несмотря на всю роскошь, она тут же почувствовала себя здесь как дома. Ей даже захотелось устроиться с книгой на одной из кушеток.

Стиль этого дома был вполне в духе Куртада. Его характеру не подошло бы ни аскетически строгое, ни женственно вычурное жилище. А эта квартира… в ней было что-то, чему Ванесса не могла подобрать названия.

— Хотите поесть что-нибудь перед сном? Или сразу ляжете спать?

— Наверное, я лучше лягу спать, — улыбнулась она. — Вы, кажется, говорили, что завтра нам нужно будет подняться как можно раньше.

Она почувствовала себя совершенно раскованно. Недавнее возбуждение улеглось. Посмотрев на Мориса, Ванесса ощутила прилив нового, дружески теплого чувства. Он самый привлекательный мужчина из всех, кого я знаю, подумала она, но дело не только в этом. Он еще и хороший человек, если я что-то понимаю в людях.

Ванесса пошла следом за ним по короткому коридору, который привел их в свободную спальню. Отзвук их шагов по мраморному полу вызывал у нее очень приятное ощущение.

Ее глаза невольно остановились на шее Мориса — там, где черные завитки касались белого воротника рубашки. И внутри у нее что-то сжалось. Наверное, на ощупь его волосы совсем мягкие… Ей страстно захотелось протянуть руку и погладить их.

— Это здесь. Надеюсь, вы найдете все необходимое.

Подойдя к двери, Морис вдруг резко обернулся. Ванесса от неожиданности отпрянула, внезапно устыдившись своих недавних мыслей. Он распахнул дверь, открыв ее взгляду уютную комнату с удобной широкой кроватью и светло-зелеными гардинами, и поставил ее сумки внутри у порога.

— Если все-таки захотите поесть, то просто идите на кухню и выбирайте все, что только захотите.

Немного помолчав, он с улыбкой посмотрел ей в лицо. Ванесса в ответ улыбнулась.

— Спасибо, — просто сказала она.

— А если вам понадобится еще что-нибудь, то моя комната в конце коридора.

Ванесса стыдливо потупилась. Кажется, он понимает, о чем она сейчас думает. Значит, все ее мысли написаны у нее на лице. Она никудышный конспиратор…

— Спасибо. Думаю, мне ничего не понадобится. — Пора положить конец этому опасному разговору. Положение становится угрожающим. — Я очень устала. И хотела бы поскорее лечь.

— Тогда позвольте пожелать вам спокойной ночи. — Куртад улыбнулся и отступил на шаг. — Dormez bien[4]. Увидимся завтра утром.

Ванесса едва успела пробормотать «спокойной ночи», как он исчез в глубине коридора.

Она тут же заперла дверь и встала у стены, стараясь дышать ровнее. Ванесса, вообще говоря, была довольна, что на этом все и закончилось, даже без поцелуя на ночь. Однако она опять поймала себя на том, что совсем не ожидала такого исхода. А может, она надеялась на что-то иное?..

Нет. Ни в коем случае не надеялась. Она с облегчением скинула туфли с усталых ног и начала раздеваться. Просто она на секунду подумала, что все могло быть иначе…

А если бы это произошло? Стала бы она тогда его останавливать? Нет, неверное. По крайней мере до тех пор, пока он не захотел бы зайти слишком далеко. Ванесса пошарила в сумке и вытащила косметичку. Разве есть что-нибудь дурное в обычном поцелуе на ночь?

Она вошла в ванную и на пару минут нырнула под умиротворяющий теплый душ. Конечно, в этом нет ничего дурного, уверяла она себя. Поцелуй — это сущий пустяк. Всего-навсего короткое прикосновение губ, больше ничего… Но тогда почему ей так неловко? Не лги себе, Ванесса. Ты явно хотела, чтобы он поцеловал тебя.

Подойдя к раковине, чтобы почистить зубы, она вдруг увидела свое отражение в большом, ярко освещенном зеркале. Неудивительно, что у тебя такой виноватый вид. Ты определенно хотела, чтобы он поцеловал тебя. Ты хотела этого с той самой минуты, как села с ним в самолет. Закончив чистить зубы, Ванесса наложила на лицо ночной крем. Он не женат, он редкостный красавец, наконец, он просто приятный человек, который к тому же старается тебе помочь. Ванесса вернулась в комнату и залезла под одеяло. Почему бы ей не желать, чтобы он поцеловал ее? Или даже не только поцеловал, но и…

Она улыбнулась про себя. Наверное, если бы она решила поддаться Морису, сексуальное приключение с ним стало бы чем-нибудь невероятным и ни на что не похожим. Невероятным, но очень коротким… По спине Ванессы пробежал холодок. Неужели она настолько потеряла голову, что забыла, что это за человек? Он из тех, кто меняет подружек каждую неделю, если не чаще. Сегодня он рядом, а завтра — его и след простыл. Ванесса по опыту знала, что она сама не находит особого удовольствия в таких мотыльковых романах. Она мечтала встретить великую страсть, любовь если не на всю жизнь, то на много лет. Ванесса выключила лампу у кровати. Нет, определенно этот Куртад не для нее.

Пока Ванесса лежала, откинувшись на подушках, она кое о чем догадалась. Еще тогда, в гостиной, она почувствовала в обстановке что-то особенное, но тогда она не смогла определить, что это. И только сейчас ее осенило.

В каждой вещице, в каждом предмете мебели здесь чувствовалась женская рука. Пусть Морис и не женат, но, видимо, у него есть постоянная подруга. Какая-нибудь безгранично терпеливая и преданная женщина, способная мириться с его увлечениями на стороне. Ведь в конце концов он всегда возвращается к ней…

Ванесса закрыла глаза. Она почти не сомневалась, что правильно угадала. И это еще один довод в пользу того, чтобы держаться от него подальше. Слава Богу, что она вовремя это заметила!

Но все равно, уже засыпая, Ванесса чувствовала, что на самом деле вовсе не радуется своей проницательности. Ей было до слез жалко романтических фантазий, которые так быстро рассеялись…

А в другом конце коридора, лежа без сна, Морис думал о Ванессе. Он томился от невыносимого желания, не отпускавшего его ни на мгновение. Больше всего на свете он сейчас хотел, чтобы она очутилась в его постели.

Конечно, ему приходило в голову рискнуть и пойти наудачу. В гостиной ему захотелось поцеловать Ванессу, но он почувствовал, что она к этому не готова. А потом, у ее двери, ему потребовалось собрать всю волю, чтобы не обнять ее. И все же ему удалось победить свое влечение. Правда, он сдержал себя отнюдь не из самых бескорыстных побуждений. Решение, о котором он теперь размышлял, было принято после ужина в ресторане. Тогда у него зародилась мысль, что не стоит заводить роман с Ванессой.

Она замечательная девушка, красивая, жизнерадостная, но при этом мягкая, чувствительная, даже, наверное, ранимая. Ему она понравилась с первого же взгляда. Роман с ней, несомненно, был бы очень приятным и радостным, но… Надо смотреть правде в глаза: это было бы несправедливо по отношению к ней.

Размышляя таким образом, Морис твердо было решил, что будет видеть в Ванессе только делового партнера. Ведь, что ни говори, в мире тысячи других не менее красивых женщин. Однако сегодня вечером он понял, что его решение так и останется всего лишь благам намерением. Ни одна другая женщина не заменит ему Ванессу. Сейчас он хотел только ее.

Морис натянул на себя одеяло. Он сильно желал ее, но решил ничего сегодня не предпринимать по очень простой причине — уже слишком поздно, она устала. Но завтра все будет по-другому. Завтра она узнает, что такое настоящая любовная близость.

Выключив лампу, он поудобнее устроился на подушке, зная, что всю ночь напролет будет неотрывно думать о Ванессе.


— Я здесь. Идите сюда. Я как раз собирался пить кофе.

Услышав голос Куртада, Ванесса обернулась. Думая застать его в гостиной, она проскочила мимо полуоткрытой двери в его кабинет. Увидев сейчас, что Морис сидит за столом, заваленным бумагами, она почувствовала укол совести. Он явно уже давно работал.

Ванесса заискивающе улыбнулась.

— Простите меня… Мне так неудобно. Я проспала.

Было уже половина десятого, а проснулась она всего минут пятнадцать назад. Когда Ванесса увидела, который час, она буквально вылетела из кровати, наспех нырнула под душ и оделась — в тот же зеленый костюм, что был на ней вчера, только сменила блузку. Затем, пару раз проведя расческой по волосам и кое-как подмазав глаза, она поспешила к Морису, чтобы извиниться за опоздание.

— Вы должны были разбудить меня, — прибавила она. — Я ничего не слышала. Спала как сурок.

— Ничего страшного. — К ее облегчению, он вовсе не выглядел сердитым. Напротив, когда она вошла в комнату, Куртад ласково улыбнулся. — У меня было много дел, которые я успел переделать, пока ждал вас. Да, кстати… — он указал на женщину, которая стояла в сторонке, у книжного шкафа, — это мадам Рожиссар, моя помощница.

Еще вчера Ванесса удивилась бы, увидев, что его личная помощница — немолодая и некрасивая женщина в строгом, даже унылом костюме. Но сейчас она уже лучше знала Мориса и не находила в его выборе ничего странного. Наоборот, это ей даже понравилось.

— Мадам Рожиссар уже уходит, — предупредил Куртад. — Так что мы с вами можем начать сразу же, как только вы позавтракаете.

Он кивнул на поднос с кофе, стоявший у него на столе посреди бумаг.

— Здесь есть кофе. А если вы хотите чего-то более существенного, боюсь, вам придется самой отправиться на кухню.

Ванесса замялась. Она и так заставила его ждать, но если она сейчас ничего не поест, то не сможет думать ни о чем, кроме сытного и вкусного завтрака.

По-видимому, мадам Рожиссар правильно поняла ее колебания.

— На кухне есть свежие круассаны. Идемте. Я покажу вам. — И с теплой, почти материнской улыбкой она пригласила Ванессу следовать за ней.

— Спасибо, — сердечно поблагодарила ее Ванесса. Затем снова повернулась к Морису. — Я постараюсь побыстрее управиться. Две минуты — и я вернусь.

Она уже пошла за мадам Рожиссар на кухню, когда услышала его голос у себя за спиной:

— Не нужно так торопиться. У нас есть время.

В белой с голубым кухне мадам Рожиссар предложила ей свежие круассаны и только что выжатый апельсиновый сок.

— Мсье Куртаду нужно еще позвонить кое-куда, так что вы действительно можете не спешить, — заверила она Ванессу и, улыбнувшись на прощание, ушла.

Но, несмотря на ее успокоительные слова, Ванесса запихнула в себя завтрак буквально за одну минуту. Наспех вымыв тарелку и стакан, она заторопилась в кабинет.

Когда она вошла, Куртад, отвернувшись, говорил по телефону и не сразу заметил Ванессу. Она постояла на пороге, просто глядя на него и молча восхищаясь. Он показался ей еще красивее в темно-синем шерстяном костюме и белой рубашке. Разумеется, она не стала подслушивать. Но он резко обернулся, состроив недовольную физиономию.

— Je vais telephoner[5], — сказал он и повесил трубку.

Ванесса собралась было опять извиниться, хотя и не была ни в чем виновата, но в то же мгновение недовольное выражение исчезло с его лица.

Куртад тепло улыбнулся.

— Вы позавтракали?

— Да, спасибо.

Может, все же стоит извиниться? Или хотя бы уверить его, что она и не думала подслушивать? Но раз он ведет себя так, как будто ничего не случилось, то, наверное, не стоит заострять на этом внимание.

Тут она заметила еще кое-что. Все папки и бумаги, лежавшие горой на его столе, вдруг исчезли. Странно. Он что, принимает ее за шпионку? Но, как бы то ни было, пусть хранит свои тайны, ее это нисколько не касается. Это только его дело.

— Проходите, садитесь. Давайте я налью вам кофе. Я только что выпил чашку, но за компанию с вами выпью еще.

Ванесса присела на один из стульев, стоявших возле его стола, и улыбнулась.

— Вы говорите почти так же, как моя тетя Джоан. Она всегда повторяет, что не может взяться ни за что, пока не заварит свежего чаю, — сказала она.

Внезапно Ванессу осенила еще одна мысль: а ведь Морис обязательно понравился бы тете Джоан… «Люблю загадочных мужчин», — частенько говорила ее добрая приемная мать. А уж в загадочности Куртаду не откажешь! Ванесса улыбнулась про себя. Она никогда раньше об этом не думала, но, может, и ей тоже это понравится. Лучше уж быть опасным и загадочным, чем серой заурядностью!

— Итак, начнем? — Куртад налил две чашки кофе и одну поставил перед Ванессой. — В первую очередь нужно сделать пару звонков.

— Вот бумаги. — Она вытащила из сумки стопку документов и положила на стол. — Начнем.

Ванессе казалось, что Куртад, наверное, любит работать размеренно и неторопливо, но в следующие два часа выяснилось, что дело обстоит совсем не так.

Все это время он, не прерываясь ни на минуту, звонил самым разным людям. Он останавливался лишь для того, чтобы взять у Ванессы нужный документ или уточнить у нее какую-нибудь деталь. Морис говорил по-французски очень быстро и употреблял много непонятных слов, но Ванесса чувствовала, что его деловая хватка производит впечатление на собеседников.

Он проделал эту титаническую работу ради нее. Ну, может, не только ради нее… Но все равно ей было очень приятно.

Пока Морис вел переговоры, она смотрела на него не отрываясь, точно загипнотизированная. Таких людей ей еще не доводилось встречать, Более того, она даже не подозревала, что они существуют на свете.

Ванесса почувствовала, что ее душа начинает испытывать угрызения совести. Наверное, ее выводы о характере Мориса были скоропалительными и несерьезными. Скорее всего, он вовсе не донжуан. Возможно, и никакой постоянной подруги у него не было и нет…

Примерно в полдень Куртад снова разлил по чашкам кофе и сказал:

— Кажется, нам все-таки повезло. Пока мне не удалось разузнать, где именно находится ваш груз. Но одно можно утверждать без всяких сомнений — его исчезновение было делом рук Латура. — Он взглянул на часы. — Давайте сделаем еще пару звонков, а потом пойдем перекусим на скорую руку. К двум часам мы с вами отправимся на встречу с одним моим другом, который, как мне кажется, может нам помочь.

Ванесса покачала головой и рассмеялась.

— Сдается мне, что вам все это по душе. — Ей действительно так показалось. Она почти физически чувствовала исходившие от Куртада энтузиазм и уверенность. — У меня сложилось впечатление, что вам нравится играть в детектива.

В ответ Морис улыбнулся.

— Может, вы и правы. Мне нравится чувствовать себя победителем.

— И к тому же, сдается мне, вам доставляет удовольствие сам процесс борьбы.

— Борьбы умов. — В его глазах промелькнула усмешка. — Моя мама все время твердила, что, когда я был маленьким, самым большим удовольствием для меня было кого-нибудь переспорить.

— Очень похоже на вас. — Ванесса была довольна. Наконец-то он добровольно рассказывает ей что-то о себе. Может быть, он на этом не остановится?

Но Куртад тут же отвлекся.

— Но и вы сами не из робкого десятка. Взять хотя бы ваши попытки бороться с Латуром…

Ванесса пожала плечами.

— Я вступаю в борьбу, когда нет другого выхода. Но я не думаю, что сама борьба доставляет мне такое же удовольствие, как вам.

Сказав это, она вдруг вспомнила о том, что пришло ей в голову сегодня утром.

— Есть еще кое-что, чего я не могу понять… — Нахмурившись, она посмотрела на Мориса. — Почему бы вам не пойти прямо к Латуру? Вы могли бы встретиться с ним лицом к лицу. Мне кажется, это вполне в вашем духе?

— Вероятно. Но не в данном случае. — В первый раз он не улыбнулся ей в ответ, Его лицо вдруг стало серьезным и строгим. А когда он заговорил вновь, его голос был неприятно резким. — Не думайте, что борьба будет легкой. Латур не из тех, кто позволяет шутить с собой.

— Хорошо. Я только предложила… Не надо на меня сердиться. — Ванесса даже немного обиделась на него. Она ведь не предложила ему ничего из ряда вон выходящего!

Его лицо смягчилось.

— Я не хотел обидеть вас. Послушайте, постарайтесь мне поверить. У нас уже есть результаты, и неплохие. Я почти уверен, что мы очень скоро сможем отыскать ваш груз.

Он вздохнул и, к великому удивлению Ванессы, протянул ей руку.

— Простите меня за резкость. Но меня сильно обеспокоили ваши слова. С такими, как Латур, надо быть очень осторожным.

— Понимаю. Не беспокойтесь.

Но Ванесса не только не протянула ему в ответ руку, но даже не взглянула на него. Глупо, что она обиделась, но еще глупее было показывать это.

Он посмотрел на нее долгим, внимательным взглядом.

— Хорошо. Значит, все в порядке. — Пожав плечами, он убрал руку. — А сейчас, с вашего позволения, я сделаю еще два звонка. Мы оба устали и раздражаемся по пустякам. Поэтому, думаю, нам стоит прерваться и сходить пообедать.

Они пошли в соседнее бистро — маленький, но очень уютный ресторанчик, в котором Морис, по всей видимости, был завсегдатаем.

— Попробуйте устриц, — посоветовал он. — Это лучшее, что могут здесь приготовить.

Ванесса так и сделала. Едва отведав устриц, она тут же признала правоту Мориса.

— Прекрасно, — заметила она. — Я еще никогда не пробовала такой вкусноты.

Она уже давно успокоилась и теперь корила себя за несдержанность. Да, он был резким, даже слишком, но это объяснялось его беспокойством за нее. А вот она вела себя как маленькая дурочка. Кроме того, какой ей прок злиться на него! Не хватает им еще поссориться…

— У меня есть неплохая идея, — предложил Морис, жестом попросив счет. — Давайте устроим сегодня вечером что-нибудь особенное. Можем пойти в клуб или еще куда-нибудь. — Он с улыбкой посмотрел на Ванессу. — Что вы на это скажете?

— Что ж, хорошая мысль.

Чуть раньше она уже согласилась задержаться еще на один день.

За обедом он рассказал ей все, что узнал о пропавших платьях. Ванесса поняла, что ему понадобится еще некоторое время, чтобы выяснить все до конца, и для него было бы очень полезно, если бы она задержалась в Париже. Конечно, Ванесса ответила, что останется, при этом постаравшись, чтобы он не расслышал радостных ноток в ее голосе…

— Если хотите, можем отправиться в джаз-клуб, который я хорошо знаю, — продолжал Куртад. — Если, конечно, вы любите джаз.

— Пожалуй, да… — неуверенно протянула Ванесса. Джазовая музыка ей не очень-то нравилась. Но ради Мориса она готова была потерпеть.

— Тогда мы так и сделаем. — Он протянул руку и коснулся ее пальцев. — Вот видите, какие мы прекрасные партнеры. Даже музыка нам нравится одинаковая.

Ванесса старалась не обращать внимания на пожатие его пальцев. Но ей это плохо удавалось. Тогда она сдалась и вдруг почувствовала себя спокойнее.

— А теперь нам пора. Предстоит еще многое сделать. — Не выпуская ее руки, Куртад повел свою спутницу мимо столиков и стойки бара к выходу.

Мысли Ванессы закружились в бешеном хороводе. Ситуация осложняется. Ужин… Потом джаз-клуб… А что потом? В одном она была совершенно уверена — все будет не так, как вчера, когда они даже не поцеловались на ночь!

Но как далеко она позволит ему зайти? Хочет ли она заниматься с ним любовью? Может, просто послать к черту все предосторожности и опасения и предоставить всему идти своим чередом? Вот такой вариант нравился ей больше всего.

Погрузившись в свои мысли, Ванесса вдруг почувствовала, что Куртад просто волочит ее по залу. Когда он уже выпихивал ее на улицу, что-то заставило ее повернуться и посмотреть ему в лицо. Он озабоченно хмурился.

— В чем де… — начала было она, но тут же замолчала. Взглянув поверх его плеча, она тут же поняла, в чем причина его тревоги.

За столиком у входа сидела женщина. Еще молодая, светлая блондинка в элегантном клетчатом костюме. От неприязненного взгляда незнакомки у Ванессы внутри все оборвалось. Казалось, у этой дамы были глаза мифической Медузы Горгоны, способной взором обращать людей в камень.

5

— Кто эта женщина?

Этот вопрос Ванесса задала две минуты спустя, когда Куртад уже затолкал ее в первое попавшееся такси. Она теперь сидела рядом с ним на заднем сиденье и ждала ответа.

Морис недоумевающе поглядел на нее.

— Какая еще женщина?

Ванесса почувствовала, что готова сорваться. Ей давно следовало ожидать чего-то подобного! Или он думает, что она слепая?! Господи, да за кого он ее принимает?!

Она сурово посмотрела на него, ее глаза источали холод.

— Не притворяйтесь, что не понимаете, о ком я говорю. Та, что сидела у самой двери ресторана. Довольно привлекательная блондинка в клетчатом костюме.

— Я не видел никакой блондинки в клетчатом костюме. — Он поглядел на нее так, словно сказал чистую правду.

Ты хороший актер, Куртад, но на сей раз у тебя ничего не выйдет, подумала Ванесса.

— Зачем же вы тогда бросились бежать, если не знаете ее? — язвительно спросила она.

— Вы правы. Это было бы странно. — К неудовольствию Ванессы, Морис подкупающе улыбнулся. — Но я убегал не от женщины, кто бы она там ни была. Я постарался побыстрее исчезнуть, пока один джентльмен, сидевший у стойки бара, не успел меня заметить.

— Ах вот как! Значит, вы убегали от этого джентльмена? — Всем своим видом Ванесса подчеркивала, что не верит ни единому его слову.

Куртад по-прежнему улыбался.

— Он один из служащих Латура. Если бы он увидел нас вместе, то тут же помчался бы доносить об этом Латуру. Конечно, он мог не знать, кто вы такая, но я все же решил не рисковать.

Ванесса немного помолчала. Или она действительно все не так поняла, или он просто-таки выдающийся лгун. Она совсем растерялась. Где же правда?

Уже более мирным тоном она спросила:

— Но кто тогда та женщина? Она смотрела на нас, словно хотела испепелить на месте. И мне это не показалось…

Куртад равнодушно пожал плечами.

— Я действительно понятия не имею, кто она. — Он помолчал, потом с веселым любопытством посмотрел на Ванессу. — А по-вашему, кто она? Мне кажется, у вас есть что сказать по этому поводу.

Что ж, она сама напросилась! Та женщина, конечно, ревнивая подруга Мориса. Ванесса подумала, что на ее месте она повела бы себя точно так же. Но черта с два я ему в этом признаюсь! — подумала она и с самым серьезным видом сказала:

— Могу предположить, что вы ей чем-то обязаны.

Морис весело расхохотался.

— Может, вы и правы. — Немного помолчав, он добавил: — Возможно, она из моих бывших подруг.

— На мой взгляд, это похоже на правду. — Ванесса старалась держаться безразлично, как будто ее ничуть не волновало, кто эта женщина. — Думаю, за всю вашу жизнь вам не один раз приходилось бросать женщин.

— Как это ни прискорбно, но вы правы.

— Хорошо, что вы хоть не пытаетесь это отрицать.

— Конечно, не пытаюсь. Каюсь, грешен. — Он улыбнулся. — Говорят, покаяние — это единственный путь к спасению.

Пока он говорил все это, на его красивом лице не промелькнуло даже тени стыда или раскаяния. Вовсе нет. Скорее уж его позабавила сложившаяся ситуация. Ванесса подумала, что ошиблась, решив, что Куртад все же не донжуан. Да он самый настоящий, стопроцентный донжуан, что бы он из себя ни строил.

Теперь, когда Ванесса окончательно убедилась в этом, она твердо решила: между ними не может быть ничего личного. Не должно быть… Она вернется к своей старой тактике — держать его подальше от себя. Их отношения останутся чисто деловыми, и только.

Пора вспомнить о делах. Ванесса, бросив на Куртада беглый неодобрительный взгляд, резко сменила тему:

— А этот человек Латура — там, в ресторане… Как вы считаете, он нас заметил или нет?

— Не могу сказать наверняка. Впрочем, это и не важно. Вполне возможно, что он вас не знает. Давайте будем надеяться, что все обойдется без печальных последствий.

Ванесса молча кивнула. Она еще пребывала в некотором замешательстве, но снова стала ему доверять, пусть и не на все сто процентов. Кажется, Морис воспринимает этого Латура очень серьезно. Если так, то ей оставалось только молиться, чтобы Куртад победил.

Она отвернулась и стала смотреть в окно такси, медленно двигавшегося в плотном потоке транспорта, — уже наступил час пик. Ей очень хотелось верить ему. Было бы очень противно, окажись Куртад трусом, обращающимся в бегство при виде бывшей подружки… Но почему? Какое ей дело? Она что, забыла, что раз и навсегда решила смотреть на него только как на делового партнера?

Однако против своей воли Ванесса снова и снова вспоминала ту женщину в ресторане. Вдруг она действительно бывшая подруга Куртада?

Сама Ванесса решила, что он лукавил: незнакомка — никакая не бывшая, а нынешняя его подружка. Но, в сущности, ей все равно. Морис — бесстыдный бабник, охотящийся за любой смазливой мордашкой. С такими мужчинами она не желает иметь ничего общего.

Ничего…

Абсолютно ничего…

Запомни это, Ванесса.


— Ты со всем справляешься? Надеюсь, проблем нет?

— Не волнуйся, все идет просто отлично. Магазин работает как часы. — Голос Дорис, как всегда, звучал бодро и уверенно. — А что у тебя? Удалось отыскать пропавшую одежду?..

Часы показывали уже половину седьмого. Усталая Ванесса только что вернулась в квартиру Куртада, который до этого высадил ее из такси у самого дома. Он сказал, что ему еще нужно кое-куда съездить, но к восьми он вернется, и тогда они поедут ужинать.

Это вполне устраивало Ванессу, так как она хотела успеть позвонить Дорис, прежде чем магазин закроется. А вернется Куртад вовремя или опоздает, ей было совершенно все равно. И вообще, скорее всего, когда он вернется, она просто скажет ему, что устала и никуда не хочет идти…

Но обо всем этом можно будет подумать позже. Сейчас же она была занята разговором с Дорис.

— Кажется, у нас есть доказательства, что к исчезновению партии одежды причастен Латур. Видимо, он не поскупился заплатить кому-то хороший куш, чтобы мой груз пропал. Но пока мы больше ничего не знаем.

— Но он все выяснит, верно? Я прямо-таки нутром чую, что так и будет. Знаешь, я сразу почувствовала, что этот Куртад — молодчина.

— Наверное, ты права. Я почти уверена, что он сумеет отыскать платья. — Ванесса не кривила душой: она действительно так думала. Если кто-то и способен отыскать пропавший груз, то это Морис. — Но все же молодчиной я его назвать, увы, не могу.

— А почему? Что он тебе такого сделал? Давай рассказывай.

Ванесса невесело засмеялась.

— Ничего он мне не сделал и не сделает. Просто он самый обычный бабник, вот и все.

В трубке послышался возмущенный стон.

— Ах ты, дуреха! И он тоже хорош! Ему нужно было взять с собой в Париж не тебя, а меня! Уж я-то не стала бы изображать перед ним недотрогу.

— Как тебе не стыдно! — притворно укорила ее Ванесса. — Вот возьму и расскажу все твоему Саю! — Она, разумеется, понимала, что подруга просто шутит. Если на свете и остались верные жены, то Дорис, безусловно, одна из них. — Ну ладно, — продолжила Ванесса, — я буду тебе еще звонить. И, как только смогу, сообщу время своего возвращения. Извини, что пришлось все бросить на тебя одну.

— Не говори глупостей. Я прекрасно справляюсь, а завтра выходит на работу Энджи. — Энджи была продавщицей, которая работала у них по выходным. Прекрасная сотрудница, такие просто на вес золота. — Так что, ради Бога, успокойся, — повелительно сказала Дорис, — и наслаждайся своей поездкой. В кои-то веки ты выбралась в Париж, да к тому же еще и с самым сексуальным из всех французов.

Все еще улыбаясь, Ванесса положила трубку. На самом деле она и не сомневалась, что Дорис со всем прекрасно справится. Она уже не раз оставляла на нее магазин, когда ездила на закупки. Но все равно для нее было большим облегчением узнать, что дела в полном порядке.

А может, она действительно воспринимает Куртада слишком уж серьезно? «Успокойся и наслаждайся своей поездкой». Вдруг этот совет Дорис показался ей очень дельным. Конечно, Дорис права. Она в Париже с самым сексуальным из французов. Так что же она, черт возьми, все время сходит с ума? Ведь наслаждаться поездкой вовсе не означает наделать глупостей. К примеру, прыгнуть к нему в постель!

Куртад вернулся чуть раньше, чем ожидала Ванесса. Ровно в половине восьмого в дверь ее комнаты постучали.

— Все в порядке? — спросил он из-за двери. — Через полчаса будете готовы?

Ванесса только что вышла из душа и вытирала полотенцем мокрые волосы.

— Все отлично, — отозвалась она. — Я скоро.

Распахнув гардероб, Ванесса неожиданно почувствовала прилив радостного возбуждения от предстоящего вечера. Такого подъема она уже давно не испытывала. Когда с ней в последний раз творилось подобное? Трудно вспомнить…


Куртад повел ее в ресторан неподалеку от площади Бастилии; одно из тех маленьких, уютных заведений, куда обычно ходят влюбленные парочки. Он откровенно ухаживал за Ванессой. Она совсем не возражала против этого. А почему бы и нет? — думала она. Надо действительно наслаждаться, а не ждать каждую минуту какого-нибудь подвоха.

Это было совсем несложно. Куртад как никто другой умел создать подходящую атмосферу. Однако Ванесса ни на минуту не сомневалась, что для него это дело самое что ни на есть обычное. Хотя, надо признаться, он заставлял ее чувствовать себя так, словно она для него единственная женщина во всем мире. За закусками он сказал, что ему еще никогда не доводилось ужинать с такой изумительной красавицей.

— Это платье как нельзя лучше подходит к оттенку ваших волос, — прошептал он.

Вот как? Ванесса на этот вечер выбрала вишневое платье. Она всегда считала его неплохим, но далеко не самым лучшим из того, что у нее было. Но когда она посмотрела в глаза Мориса, то вдруг почувствовала, что действительно выглядит великолепно.

Когда подали горячее, он, наливая ей вина, стал клясться, что никогда не видел такого прекрасного цвета глаз.

— Когда я впервые увидел вас, ваши глаза тут же покорили меня.

Так она ему и поверила! Ванесса покачала головой и весело улыбнулась. А разве имеет хоть какое-то значение, верит она ему или нет? Это же обычный безобидный флирт, и только. Но от взгляда Мориса у нее сладко обрывалось сердце…

Когда принесли десерт, он перегнулся через стол и взял Ванессу за руку. Ей даже в голову не пришло отдернуть пальцы. Она просто сидела, наслаждаясь его ласковым прикосновением. И ее ничуть не волновало, искренне он говорит или нет.

— Я очень рад, что мне выпала возможность познакомиться с вами. Кто бы ни был Латур, я должен быть ему за это благодарен.

Глупо, но Ванесса почувствовала, что тоже охотно поблагодарила бы Латура за знакомство с Морисом…

Потом она уже не могла вспомнить, о чем они говорили за кофе. Она слегка захмелела, но не от вина, которого выпила очень мало. Это присутствие Мориса действовало на нее сильнее самого крепкого алкоголя.

— Итак, думаю, пора отправляться послушать джаз.

Они вернулись к его машине и поехали в центр города. Куртад, продолжая о чем-то рассказывать, вдруг опять взял Ванессу за руку. Она почувствовала прикосновение прохладных, сильных и гибких пальцев. Он поднял ее руку к губам и слегка поцеловал.

— Надеюсь, вы любите танцы?

Ванесса кивнула.

— Люблю.

Прежде чем произнести это, ей пришлось откашляться. Прикосновение его губ заставило ее тело вспыхнуть огнем желания. Одна мысль о том, что он будет танцевать с ней, кружила ей голову, словно терпкое старое вино.

Ванессе казалось, что она уже чувствует, как его руки обнимают ее в танце, как между их телами пробегает чувственный ток, как его теплое дыхание колышет ее волосы. Охваченная возбуждением, она отвернулась, не смея глядеть на Мориса.

В ночном клубе, находившемся в двух шагах от Эйфелевой башни, царил интимный полумрак. Площадку для танцев окружали маленькие столики со свечами. Они вошли в клуб, держась за руки, их проводили за столик. Возбуждение с новой силой охватило Ванессу.

Она почувствовала, что сегодня ночью все запреты рухнут. Сегодня может случиться все, что угодно.

Это чувство крепло с каждой минутой, пока они танцевали среди других пар. Ванесса понимала, что сегодня неминуемо произойдет то, чего она так боялась и… так желала.

Все говорило об этом. То, как они смотрели друг другу в глаза. То, как пылали их тела от случайных прикосновений. Все это ничем иным кончиться не могло. Сегодня ночью они с Морисом станут любовниками.

Эта мысль неотступно преследовала Ванессу, не покидая ее ни на секунду. От нее нельзя было отмахнуться, как от надоедливой мухи. Но Ванесса и не пыталась прогнать ее. Как приятно было расслабиться и позволить себе покориться неминуемому!..

И все же где-то в дальнем уголке сознания билась тревога. Она понимала этого человека, но в то же время почти ничего не знала о нем. Они много болтали за ужином, но он, как всегда, не сказал ни слова о себе. А Ванессе необходимо было это знать. Она хотела заниматься любовью с Морисом Куртадом, а не с безликим незнакомцем.

После полуночи они опять пошли танцевать. Руки Мориса легонько поддерживали Ванессу: звучал грустный блюз. Она пристально посмотрела ему в лицо.

— Расскажите о себе. Вы слишком скрытный. Я хочу знать о вас все. — Она улыбнулась.

— Скрываю? Я? — Наклонившись, он поцеловал Ванессу в нос. — Мне и в голову не приходило скрывать от вас что-то. Так что скажите, что именно вы хотите узнать обо мне.

Ванесса снова улыбнулась.

— Все, — просто ответила она.

— Ну, «все» слишком долго рассказывать. — Куртад снова поцеловал ее. — Скажите, что именно вас интересует?

— Хорошо. Где вы родились?

— Здесь, в Париже. Я вырос в квартале неподалеку от ресторана, где мы сегодня ужинали.

— Правда? — Ванессе вдруг стало необыкновенно приятно, что они поужинали там, где прошло его детство. — Расскажите мне о ваших родителях. Я знаю только, что у вас есть мать. Насколько я помню, она говорила, что в детстве вы были отчаянным спорщиком и задирой.

— Спорщиком, но не задирой.

— А какая разница?

— Очень большая. Те, кто любят ссориться, обычно люди вздорные и злобные. А любовь к спорам говорит об остром уме.

Ванесса весело рассмеялась.

— А от кого вы унаследовали свой острый ум?

— От обоих родителей. Хотя, правда, ни один из них не был таким заядлым спорщиком, как я. Мой отец — военный инженер, а мать — художница. Она очень талантлива. В основном она пишет портреты.

— А братья и сестры у вас есть?

— Два брата и сестра.

— Старшие или младшие?

— Старшие.

Это почему-то показалась Ванессе странным. Она почему-то думала, что он был единственным ребенком у обожающих родителей. Впрочем, раз остальные дети были старше Мориса, его, наверное, баловали не меньше, чем если бы он был единственным в семье…

— А чем занимаются ваши братья и сестра?

— Старший брат пошел по стопам отца. Второй брат — архитектор, а сестра — врач, специалист по эндокринологии.

Внезапно перед взором Ванессы предстала картина, как все семейство Куртад по праздникам собирается вместе за обеденным столом, как они смеются и болтают по-французски. Это ей очень понравилось.

— Они все живут в Париже? А свои семьи у них есть?

— У всех есть семьи и дети. Большинство из моих племянников уже взрослые. — Морис тепло улыбался. Ванесса чувствовала, что ему приятно рассказывать ей о своей семье. — Братья живут здесь, в Париже. А у сестры дом в Вильнев-Сен-Жорже. Это недалеко от города. Кстати, и у меня тоже есть дом в этом городке.

— Вильнев-Сен-Жорж? Значит, вы живете там? А мне казалось, что у вас только квартира на Елисейских полях.

Морис покачал головой.

— Все мое свободное время я провожу в Вильнев-Сен-Жорже. Там совсем не то, что в Париже. — Он крепко обнял Ванессу и поцеловал ее в щеку. — Но хватит обо мне. Лучше давайте поговорим о нас. Может, поедем домой?

Ванесса ответила не сразу. Она словно ощутила, как он отдаляется от нее. Но тут Морис опять поцеловал ее. И все же интересно, не пожалел ли он, что рассказал ей о своем загородном доме? Но, возможно, это ей показалось, так как в нем уже не чувствовалось никакого отчуждения. Он просто пожирал ее глазами. От его поцелуя по ее спине побежал холодок предчувствия…

— Так едем? — тихо спросил он.

Она вздрогнула всем телом от ощущения и предвкушения того, что неминуемо должно произойти. И они оба знали об этом. Какое-то время она просто не смела поднять глаза на Мориса. Затем, затаив дыхание, едва заметно кивнула и ответила:

— Да. Едем.

По пути обратно он вел машину медленнее, чем обычно. Ванесса понимала, почему он это делает. Он нарочно растягивает последние минуты ожидания, для того чтобы она дошла до предела и больше не могла терпеть. Да, он знает, что делает… Она уже задыхалась от сдерживаемой страсти.

Наконец машина остановилась у его дома.

— Ванесса, ma douce.

Морис наклонился и поцеловал ее. По ее телу прошла жаркая волна. Она осмелилась взглянуть на своего спутника.

— Морис…

Теперь она могла назвать его по имени. Он для нее больше не был подозрительным незнакомцем. Сейчас Ванесса чувствовала себя так, будто знает его всю жизнь.

Какое-то время они сидели и молча смотрели друг на друга. Ванесса наслаждалась этим мгновением ожидания. Она знала, что у нее на лице написано все, и не стыдилась этого. А почему она должна стыдиться? И на лице Мориса читалось то же откровенное желание.

— Идем, — шепнул он. — Идем.

Когда они обнявшись вошли в лифт и он начал подниматься, Ванесса внезапно вспомнила, что забыла в машине сумочку.

— Какая же я дура, — простонала она. — У меня не голова, а настоящее решето!

— Не стоит беспокоиться. — Морис нежно поцеловал ее. — Я сам схожу за ней. — Он вытащил из кармана ключ от квартиры и протянул Ванессе. — А ты пока иди домой и достань из холодильника шампанское.

Лифт доехал до верхнего этажа, Ванесса собралась было выйти, но Морис поймал ее и пылко поцеловал в губы…

— Не вздумай исчезнуть, — с шутливой суровостью предупредил он и снова поцеловал ее. — Я вернусь через пару минут.

Ванесса, едва держась на ногах от кипевшего внутри возбуждения, кое-как вышла из лифта. Морис нажал кнопку и поехал вниз. Когда Ванесса шла к двери его квартиры, она вся дрожала, точно в лихорадке.

Сегодняшнюю ночь она запомнит навсегда. И — кто знает? — возможно, за ней последует множество других, не менее прекрасных ночей. Их чувство сильнее, чем просто легкое влечение, — сегодня вечером Ванесса отчетливо поняла это.

Но, когда она распахнула дверь и вошла в холл, все ее мечты мгновенно рухнули. Из гостиной появилась девочка-подросток, лет тринадцати или четырнадцати на вид, худенькая, со светлым хвостиком на затылке. При виде Ванессы она остановилась и смерила ее удивленным взглядом.

— Qui etez-vous? — спросила она по-французски. — Et ou est mon papa?[6]

6

— Je suis Vanessa, — кое-как пробормотала Ванесса. — Ton pere va venir. Je suis oblige descendre pour une minute. J'ai oublie mon redicule dans sa voiture[7].

Говоря все это, Ванесса улыбалась совершенно неестественной, какой-то дурацкой улыбкой, словно манекен в витрине. Про себя она со страхом думала, что только чудом сумела сдержаться и не зарыдать от горькой обиды. Она почувствовала, что ее нагло обманули.

Сегодня вечером во внезапном приступе откровенности Морис снизошел до того, чтобы рассказать ей о себе и своей семье — о родителях, братьях, сестре. Но — разумеется, совершенно случайно! — он как-то забыл упомянуть о еще одном, самом важном, обстоятельстве своей жизни. О том, что он женат и имеет дочь.

Значит, он все-таки врал ей! Когда она спросила о его семейном положении, он ответил, что холост. Естественно, она ему поверила. А сегодня уже была готова даже лечь с ним в постель… Когда до нее все дошло, она едва не вскрикнула от ужаса. Как он смел так обманывать ее? Он просто свинья! Ее изумление сменилось яростью.

Однако внешне она оставалась спокойной. Ванесса все так же улыбалась своей деревянной улыбкой. Девочка показалась ей очень симпатичной. Бедняжка ни в чем не виновата и ни в коем случае не должна отвечать за подлость своего папаши.

— Если вы не против, я пойду в свою комнату. Спокойной ночи.

Ванесса уже была на пределе. Еще секунда — и она сорвется на глазах у этой девчушки. Кроме того, ей вовсе не улыбалось выслушивать лживые клятвы и уверения Мориса. Она резко повернулась и, выпрямившись, точно палку проглотила, прошла через холл и коридор в свою комнату.

Через несколько минут в дверь постучали.

— Ванесса, — раздался голос Мориса. — Можно мне войти?

— Нет, нельзя, — жестко ответила она. — Пожалуйста, уходите. Оставьте меня в покое.

Дрожа от обиды, Ванесса сидела на кровати. Стиснув кулаки так, что побелели костяшки пальцев, она прожигала дверь яростным взглядом. Если он попытается ворваться, она ему всю морду исцарапает!

— Ванесса, нам нужно поговорить. Открой, пожалуйста. — Он подергал за ручку: дверь была заперта. — Ванесса, — снова позвал он, — пожалуйста, открой мне.

А зачем? — думала она. Чтобы ты снова начал дурить мне голову и пускать в ход все свое проклятое обаяние? И в конце концов добился, чтобы я тебя простила? Не выйдет! С тобой покончено. Я не желаю ничего слушать. Ты для меня все равно что умер.

Ванесса закрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Пожалуйста, уходите.

Последовало молчание. Она чувствовала, что Морис заводится. Затем он еще раз подергал ручку и тихонько выругался.

— Ну ладно. Будь по-твоему. Твою сумочку я оставляю у двери.

Мгновение спустя она услышала, что он уходит.

Ванесса не помнила, сколько просидела на кровати, тупо уставившись в темноту. У нее появилось ощущение, что ее тело словно окаменело. Она чувствовала себя заброшенной, отгороженной непреодолимой стеной от всего остального мира. Это было похоже на ад…

Радуйся, что все это произошло до того, как ты стала бы его любовницей, внушала себе Ванесса. Она невольно представила себе бедную, обманутую жену Мориса. Он изгнал ее из своего дома, сослал в Вильнев-Сен-Жорж, чтобы она не мешала его любовным похождениям. Слава Богу, что она узнала об этом, не успев наделать непоправимых глупостей…

Ванесса разделась, наскоро ополоснулась, забралась в постель и свернулась калачиком под одеялом. На душе у нее было невыразимо скверно. Она чувствовала себя так, словно ее раздавило колесами тяжелого грузовика.


— И куда же это вы собираетесь, хотел бы я знать?

— Я переезжаю. Найду себе какой-нибудь дешевый пансион или что-то в этом роде. Думаю, так будет лучше для нас обоих.

Этот разговор происходил на следующее утро. Ванесса, бледная, но решительная, стояла у входной двери. На ней был ее зеленый шерстяной костюм, в руках — дорожная сумка, с которой она приехала.

Про себя Ванесса выругалась. Она надеялась улизнуть, пока Морис еще спит. Всю ночь она проворочалась без сна и теперь чувствовала себя совсем измотанной. Меньше всего сейчас ей хотелось объясняться с ним.

Тем не менее стоило Морису только взглянуть на нее — и с ней стало твориться нечто неописуемое. Она твердила себе, что этот человек для нее — пустое место, что между ними ничего нет и быть не может, но все равно ее сердце ныло от тоски, а глаза были на мокром месте.

Морис стоял в коридоре, ведущем в комнату для гостей. Сейчас на нем был короткий халат в голубую и красную полоску.

— Значит, вы собирались сбежать, ничего мне не сказав? — Он хмуро посмотрел на Ванессу. — Очень мило!

— Я оставила вам записку. Она на столе. — Ванесса кивком указала на столик с мраморной крышкой. — И я не желала прощаться с вами лично, скрывать не буду.

Он мельком взглянул на записку, но не позаботился прочесть ее. Нахмурив брови, снова посмотрел на Ванессу. Некоторое время он молчал, а затем, к ее великому удивлению, улыбнулся.

— Вы отвратительно выглядите. — Морис покачал головой. — Не думал, что мне доведется когда-нибудь сказать вам такое. Глядя на вас, я в первую же минуту понял, что вы спали не лучше меня. И теперь мы оба больше всего нуждаемся в завтраке.

Это уже что-то новенькое! Такого Ванесса никак не предполагала. Она-то ждала трусливых оправданий, бесконечного потока лжи… Только не этого. Но теперь ей было все равно. Она больше не позволит ему околпачить себя.

Сделав каменное лицо, Ванесса посмотрела на Мориса.

— Благодарю вас, но я совсем не голодна. Позвольте мне пройти.

— Хорошо. Уезжайте, раз вам так хочется. Но вначале мы все-таки позавтракаем. И потом я скажу вам то, что сказал бы вчера, если бы вы не удрали от меня в свою комнату.

Ну и нервы у него! Ванессе захотелось отвесить ему звонкую пощечину — так он ее сейчас раздражал. У него еще хватает наглости намекать на то, что это она во всем виновата!

— Я и сейчас не собираюсь вас слушать. — Ее глаза яростно засверкали. — Рассказывайте ваши сказки кому-нибудь другому!

Она демонстративно отвернулась и взялась за дверную ручку.

Морис замялся на долю секунды, но потом снова перешел в наступление.

— И все-таки мне придется настоять, чтобы вы меня выслушали. — В его голосе прозвучала нешуточная угроза.

— Вы мне угрожаете?

Ванесса чуть не лопалась от злости. Если он посмеет дотронуться до нее, она так завопит, что сбежится весь дом.

— Нет, я не угрожаю. Просто не привык отступать. — Его хмурое лицо вдруг разгладилось, и он улыбнулся. — Почему бы вам не позавтракать со мной?

— А почему бы вам не оставить меня в покое? — Ванесса впилась ногтями в кожаную ручку сумки. Когда же наконец он от нее отцепится? — Мне нет никакого дела до ваших разговоров.

— Но вам все равно придется меня выслушать.

Озлобленная до предела, она дернула за ручку. Тогда Морис с быстротой молнии схватил ее в охапку и оторвал от двери. Потом он вырвал у нее сумку и забросил в угол.

— Не ори, — строго предупредил он. — Разбудишь Изабель. Она спит на софе в моем кабинете. Лучше, если она ни о чем не будет знать. — С этими словами Куртад потащил ее на кухню.

Обалдевшая Ванесса покорно семенила за ним. В то мгновение, когда Морис схватил ее, у нее вдруг пропал голос. Она была способна только на то, чтобы прошелестеть:

— Д-да как вы смеете? — пока ее волокли по коридору, словно мешок.

Когда к ней вернулся дар речи и Морис, втолкнув ее на кухню и усадив на стул, запер за ними дверь, она возмущенно заявила:

— Вы просто свинья! Вы самый мерзкий тип из всех, кого я только знаю!

Но его, кажется, это совсем не задело. Отступив от Ванессы, он пристально посмотрел на нее.

— Хорошо, — сказал он. — Уверен, теперь вам стало легче. Однако перед тем, как я докажу вам, что вы сильно ошибаетесь, и все объясню, давайте все же позавтракаем. Терпеть не могу споров на голодный желудок.

— Зря теряете время. Вам меня все равно не убедить.

— Разумеется. Но позвольте мне все же попытаться это сделать. А для начала мы позавтракаем. — Морис улыбнулся. Ванесса бросила на его яростный взгляд. — Итак, что вы желаете?

— Чтобы вы прямиком отправились в ад! Вот этого я желаю всей душой.

— Не исключено, что все будет по-вашему. Я, как это ни прискорбно, не из числа праведников. Но к нашему меню это отношения не имеет. Так что, пока я варю кофе, выберите что-нибудь еще.

Ванесса ничего не ответила. Она молча смотрела в спину Мориса, пока тот колдовал над кофеваркой. Может, она успеет улизнуть, пока он возится с кофе? Вряд ли, мрачно подумала она. Не успеет даже дойти до двери. И, если она не хочет, чтобы ее опять волокли как чемодан, лучше уж ей оставаться на месте.

— Боюсь, что не смогу предложить вам английский завтрак. Яиц полно, но бекона нет. — Морис произнес это так, словно ее действительно волновало то, что он говорит. Не обращая внимания на ее враждебное молчание, он продолжил: — Зато есть целый пакет свежих круассанов и батон хлеба. Думаю, вы не откажетесь от тостов. Наверняка найдется и мармелад. — Он обернулся и лукаво посмотрел на нее. — У англичан есть еще одно неоспоримое достоинство — они умеют делать отличный мармелад.

Сурово поджав губы, Ванесса смотрела на него. Она с трудом сдерживалась, чтобы не наговорить ему грубостей. Но в то же время она вынуждена была признаться себе, что не может оторвать глаз от его атлетической фигуры и длинных сильных ног, выглядывавших из-под короткого халата.

Морис, помимо воли Ванессы, волновал ее. Его близость заставляла ее дрожать от возбуждения.

Стыдись, Ванесса Прескотт! Немедленно возьми себя в руки! — увещевала себя она. Ты и только ты одна во всем виновата. Ты, как последняя дура, втюрилась в этого бесстыдного смазливого бабника и млела от одной мысли, что ляжешь с ним в постель. Если бы ты не собиралась сделать это, тебе не было бы никакого дела до того, женат он или нет.

Ванесса с ненавистью поглядела в спину Мориса.

— Тогда, может быть, ваша дочь позавтракает вместе с нами? Та самая дочь, которой якобы не существует. А как насчет вашей жены? Возможно, она тоже захочет к нам присоединиться?

— Не беспокойтесь, Изабель встает не раньше одиннадцати часов… — Морис со спокойной улыбкой посмотрел на разгневанную Ванессу. — А вы, вместо того чтобы сидеть сложа руки, могли бы мне помочь и достать тарелки. Хорошо?

Она ответила ему ненавидящим взглядом. Впрочем, он не успел ничего заметить, потому что отвернулся к холодильнику. Волей-неволей ей пришлось встать со стула и отправиться за тарелками.

Минут пятнадцать спустя они уже сидели за столом. Перед Ванессой лежали свежайшие круассаны и стояла чашечка кофе со сливками. Морис передал ей сахарницу. Встретив мрачный взгляд Ванессы, в ответ он сам посмотрел на нее так же холодно и строго.

— Изабель — не моя дочь, — суховатым тоном сказал он.

Ванесса разозлилась. Он что, считает ее полной идиоткой? А кто же в таком случае эта девочка?

— Не надо лгать, — жестко отрезала она. — Я знаю, кто эта девочка. Когда мы встретились с ней вчера, она спросила, где папа.

— В этом нет ничего странного. — Морис не отрывал от нее взгляда. — Она с двух лет зовет меня папой. И, хотя я сам часто думаю о ней, как о своей родной дочери, все же это не так. Она — моя падчерица. А теперь — даже бывшая падчерица. Изабель — дочь моей бывшей жены.

Ванесса замерла от удивления.

— Что вы сказали? Вашей бывшей жены?

Он кивнул.

— Мы развелись больше трех лет назад. Я не говорил вам об этом, хотя и собрался было рассказать, когда вы спросили меня, женат ли я. Не люблю говорить на эту тему. Наш брак был неудачным, хотя он и продержался восемь лет. Впрочем, последние годы супружества мы сохраняли отношения только ради проформы.

Ванесса чувствовала, что он говорит ей чистую правду. В тоне его голоса слышалась неподдельная боль. Но это, скорее, была боль от неудачи, чем от потери, и Ванесса понимала это. Видимо, Морис не привык к неудачам, вот поэтому-то он так и переживал крушение своей семейной жизни.

— Хуже всего было то, что бедняжка Изабель очень тяжело переживала наш развод. Ей было уже десять, и она все понимала, — снова заговорил Морис. Его голос звучал тихо и отрешенно, точно он беседовал сам с собой. — Своего настоящего отца она совсем не знала, а меня очень любила. Я и вправду заменил ей отца. Изабель решила, что после развода она потеряет меня, и поэтому изо всех сил пыталась помешать нам разойтись. Это было самое тяжелое время в моей жизни.

Ванесса продолжала молчать. Она просто не знала, что тут сказать. На этот раз в его словах было нечто большее, чем боль от неудачи. Кажется, он действительно тяжело переживал свой развод.

— Но мы, слава Богу, сумели пройти через это, оставшись такими же близкими, как и раньше. — Морис поднял глаза на Ванессу и улыбнулся короткой невеселой улыбкой. — Я бы никогда не простил себе, если бы по своей вине потерял Изабель, — прибавил он.

Ванесса была неожиданно очень тронута силой его привязанности к этой девочке. Он явно любил Изабель, как свою родную дочь, и очень дорожил дружбой с ней. Ванесса посмотрела на него с почтительным изумлением. Она и не подозревала, что Морис Куртад может быть таким — нежным, заботливым, внимательным.

Теперь ей стало ясно многое из того, что он раньше скрывал от нее. Он был так же уязвим, как любой другой человек. И так же нуждался в чьей-то привязанности.

Ванесса смягчилась, сочувствуя ему, но все же где-то в глубине ее души тлело подозрение. Она смело посмотрела прямо в глаза Морису.

— Зачем вы все это мне рассказываете? — Может, он решил попросту разжалобить ее и так добиться прощения?

Морис ответил не сразу. Какое-то время он задумчиво молчал, словно сам не знал, что ей сказать. Затем, к удивлению Ванессы, взял ее за руку и слегка сжал пальцы между своих ладоней.

— Затем, чтобы вы не воображали то, чего на самом деле нет. Я достаточно доверяю вам, чтобы рассказать самое сокровенное. Я не говорил вам о том, что был женат, не потому, что не доверял вам. Скорее всего сказалась привычка. Повторяю: я очень не люблю говорить на эту тему.

Ванесса почувствовала, как расслабляется ее рука, которая только что была судорожно напряжена. Когда Морис взял ее за руку, она хотела было оттолкнуть его, но почему-то не сделала этого.

Она улыбнулась ему.

— Я рада, что у вас с Изабель все хорошо. Думаю, это замечательно, что вы остались близким ей человеком. Девочке в ее возрасте нужен любящий отец. — Она подумала о своем дяде Нике, заменившем ей отца. — Я бы сказала, что Изабель очень повезло.

Морис тоже улыбнулся.

— Это мне повезло. Мне очень приятно быть частью ее жизни, я надеюсь, что так останется и впредь.

Внезапно Ванессе в голову пришла еще одна мысль.

— А ваша бывшая жена больше не выходила замуж?

— Да, вышла. Но совсем ненадолго. Если наш с ней брак продержался восемь лет, то теперь ее хватило только на полтора года. Ее муж был американцем из Бостона. После развода он вернулся в Штаты. — Морис печально покачал головой. — Изабель не сумела найти общего языка с Фрэнком и еще крепче привязалась ко мне. Кажется, она была даже рада, что ее мать с ним развелась.

— Поэтому сейчас вы для нее самый близкий в мире человек.

— Я тоже так думаю. — Он благодарно улыбнулся Ванессе. — Поэтому я всегда стараюсь сделать так, чтобы она знала, где я. — Морис внезапно помрачнел. — А вчера я забыл ей позвонить и сказать, что я здесь, поэтому она и приехала без предупреждения. Она часто остается у меня ночевать. Но вчера она выбрала не самое удачное время.

Ванесса вдруг почувствовала себя в дурацком положении.

— Простите меня за вчерашнее. Я должна была выслушать вас. Просто я очень обиделась. Я подумала, что…

Осекшись, она стыдливо потупилась. Слишком уж много она болтает! Нельзя обнаруживать перед ним свои чувства. Она ничего ему не скажет, это решено раз и навсегда.

Покачав головой, Ванесса закончила фразу:

— Я не знала, что и думать.

— Я вас и не виню. — Морис поднес ее руку к губам и поцеловал. — Во всем виноват я сам. Надо было рассказать вам заранее об Изабель. Но мне и в голову не приходило, что она может приехать. — Он улыбнулся. — Но зато теперь мы разобрались со всем. Не так ли?

— Именно так. — Ванесса улыбнулась ему в ответ. Под его чувственным, теплым взглядом ее сердце снова таяло. Ее опалила горячая волна острого желания.

— Надеюсь, вы больше не собираетесь никуда уезжать? — спросил Морис, слегка сжав ее руку. Его улыбка и выражение глаз заставили Ванессу напрячься от возбуждения. — Вы дадите мне возможность исправить вчерашнее?

Она посмотрела на него. От предвкушения безграничного счастья у нее закружилась голова.

— Я тоже хочу загладить свою вину перед вами, — смущенно пробормотала она.

— Договорились. — Он склонился к ней и свободной рукой нежно погладил ее мягкие каштановые волосы. От его прикосновения Ванесса замерла в сладком ожидании.

Ее сердце билось часто-часто. Но, когда Морис склонился над ней и его губы коснулись ее рта, оно споткнулось и замерло. Он целовал ее жадно и страстно… Ванесса в счастливом забытьи прижалась к нему. Радость разливалась по всему ее телу.

Но, увы, волшебство скоро разрушилось. Внезапно дверь в кухню распахнулась и вошла зевающая Изабель в ночной рубашке.

— Доброго утра всем, — сказала она, потягиваясь со сна. — Что будем есть?


— Ну а теперь скажи мне, что ты думаешь о моей несносной падчерице?

Этот разговор происходил несколько часов спустя, когда Ванесса и Морис возвращались после того, как отвезли Изабель домой. Морис задал свой вопрос, гордо улыбаясь. Он явно не сомневался в ответе Ванессы.

Она одобрительно улыбнулась. У него есть все основания гордиться девочкой.

— Мне она очень понравилась. Очень хорошая девочка. Я рада, что познакомилась с ней.

— Я тоже рад, что вы познакомились. Кстати, ты ей тоже понравилась. Это просто из ряда вон выходящий случай. Большинство людей, по мнению Изабель, довольно противные существа.

— В ее возрасте все так считают.

Ванесса искоса взглянула на Мориса. Разумеется, Изабель вряд ли нравятся его бесчисленные подружки. Как очень многие девочки-подростки, она немного влюблена в своего отца и ревнует его к другим женщинам. Но Морис действительно стоит любви…

Ее взгляд остановился на его профиле, и она поняла, что и сама не в силах противиться растущей нежности к нему. Этот человек оказался совсем не таким, каким представлялся ей вначале. Каждое новое открытие радовало ее все больше и больше. А он смотрел на нее своим ласкающим взглядом и упрашивал:

— Ты должна остаться на выходные, я хочу этого. И не только потому, что мы еще не закончили все дела с твоим пропавшим грузом. Просто я хочу быть рядом с тобой. Хочу, чтобы эти выходные стали для нас незабываемыми. — Морис откровенно посмотрел в глаза Ванессы. — После обеда мы решим, что будем делать вечером. Хотя, честно говоря, я уже все придумал. У меня есть для тебя сюрприз. Тебе обязательно понравится…

— Хорошо.

Она не могла и не хотела с ним спорить. Теперь она была даже рада, что прошлой ночью им помешали. Ведь сегодня все ее сомнения насчет Мориса исчезли. Он — порядочный человек. Конечно, не без недостатков — но разве на свете существуют безупречные ангелы?

Они ехали в центр Парижа. Чувствуя прилив радостного возбуждения, Ванесса про себя твердила смешную молитву: Господи, сделай так, чтобы все это не закончилось слишком быстро, чтобы он остался со мной не только на эти выходные, но и на много-много дней… Иначе я просто умру от горя…

Они чудесно пообедали вместе в арабском ресторанчике. За обедом, состоявшим из кускуса и жареного барашка, они рассказывали друг другу о своем детстве. На этот раз первым задавать вопросы начал Морис. Они оба чувствовали, что в их отношениях что-то неуловимо изменилось. Словно они не сговариваясь решили, что по-настоящему нравятся друг другу.

После обеда Морис и Ванесса больше часа бродили по городу, глазели на витрины, осматривали рынок. И болтали без умолку — так много им хотелось сказать друг другу. Ванесса чувствовала себя совершенно непринужденно, словно рядом с ней был старый приятель.

Когда они зашли в маленькое кафе, чтобы выпить чашку кофе, Морис, взяв ее за руку, произнес:

— Я еще не говорил тебе о моих планах на вечер… Решать будешь ты. Если тебе не понравится, сразу скажи.

Ванесса посмотрела ему в глаза, дрожа от волнения. Ей не нужно было ничего другого — только быть рядом с ним. Ей очень хотелось сказать ему об этом, но время для таких признаний еще не наступило.

— Скажи мне, что ты придумал, и я отвечу «да» или «нет», — отозвалась она.

Морис немного помолчал, неотрывно глядя на нее, затем протянул руку и погладил ее по голове. Сердце Ванессы бешено заколотилось.

— Я думал… — с улыбкой начал он, но вдруг замолчал, наклонился и поцеловал ее. Этот поцелуй был легким, почти неощутимым, но Ванессу бросило в жар. Это случалось всякий раз, когда он прикасался к ней.

— Так о чем ты думал? — прошептала она.

И снова Морис поцеловал ее.

— Я думал, — продолжил он, — что мы могли бы поужинать у меня в Вильнев-Сен-Жорже. Я могу позвонить Леони, моей экономке, чтобы она приготовила что-нибудь необыкновенное и поставила бутылку в холодильник. Мы бы поужинали вдвоем… — Он легонько провел пальцами по щеке Ванессы. От этого по ее спине пробежала дрожь радостного возбуждения. — Что ты скажешь? — Он заглянул ей в глаза. — И, конечно, мы остались бы там на ночь…

Ванесса посмотрела на него, но увидеть ничего не успела, так как Морис опять поцеловал ее, на этот раз уже совсем другим, долгим и страстным поцелуем. «Остались бы там на ночь». Не просто под одной крышей, но в одной постели. Ванесса понимала, что сама хочет этого, но все же тревожилась.

А что будет дальше? Ведь в сущности он предлагает ей мимолетную интрижку на одни выходные. Больше не будет ничего… Но ведь она уже давно все для себя решила. Если бы не Изабель, то все произошло бы уже прошлой ночью. Так зачем теперь терзаться? Какой в этом смысл? Да, прошлой ночью все было совсем по другому. Тогда ее словно несло по течению. Теперь все не так. Волшебство осталось, но ее чувства к нему стали иными, более сильными. Теперь уже она боялась. Боялась, что Скорое расставание после краткого мига безумного счастья разобьет ей сердце.

Она с трудом сглотнула и робко посмотрела на Мориса.

— Идея с ужином мне нравится. — Затем, опустив глаза, добавила: — А насчет всего остального… Пусть все будет так, как будет…

— Конечно. — Он не стал ее уговаривать, только слегка поцеловал в макушку низко склоненной головы.

Они отправились на Елисейские поля, чтобы забрать ее вещи. Из квартиры Морис позвонил Леони в Вильнев-Сен-Жорж.

— Как я и ожидал, Леони в восторге. — Положив трубку, Морис широко улыбнулся. — Она — несравненная повариха и просто обожает, когда ее просят приготовить что-нибудь особенное на ужин. Это дает ей возможность продемонстрировать все свои таланты.

Он взял Ванессу за руку.

— Едем. Познакомишься с ней.

Вилла в Вильнев-Сен-Жорже показалась Ванессе каким-то сказочным замком, огромным и невероятно прекрасным. А из сада открывался такой чудесный вид на реку, что просто дух захватывало.

Когда они приехали, уже сгущались сумерки и сад тонул в полумраке. Поднявшись на террасу, Ванесса подумала, что еще никогда в жизни не видела подобной красоты. Как такое могло случиться? Она, Ванесса Прескотт, скучная деловая женщина, привыкшая к строгой экономии и скромному достатку, вдруг очутилась в таком волшебном месте, да еще с этим необыкновенным человеком.

В это время Морис подошел к ней, обнял за талию и поцеловал в щеку. Вздрогнув, Ванесса подумала, что это, наверное, просто сон. Сейчас она проснется и увидит свою изученную до последнего гвоздика комнату. Но выскочившая на веранду Леони сразу доказала ей реальность происходящего. Эта полноватая, невысокая женщина лет пятидесяти, с веселыми глазами и плутоватой улыбкой никак не походила на сказочное существо.

— Надеюсь, вы любите креветки? Я приготовлю креветочный суп и жиго из ягненка на второе.

И суп, и жиго оказались просто великолепными, не говоря уж о десерте.

— Это один из самых чудесных ужинов в моей жизни, — призналась Ванесса экономке.

Но, разумеется, не только вкусная еда делала этот вечер незабываемым. И даже не чудесный вид из высокого окна, выходившего на залитую лунным светом реку. Все дело было в человеке, который сидел напротив Ванессы за большим обеденным столом, уставленным серебряными приборами и старинным хрусталем.

К жиго из ягненка Леони подала суфле из баклажанов. Ванесса воздела руки в знак восхищения.

— Это просто невероятно! — воскликнула она. — А я-то считала, что умею готовить, но вы… Леони, вы самый настоящий артист! — А когда Морис в ответ улыбнулся, она вдруг прибавила: — Ты должен обещать, что придешь ко мне на ужин в следующий раз, когда приедешь в Англию. Я хочу отплатить тебе за гостеприимство. Я, правда, не такая повариха, как Леони, но постараюсь.

— Конечно.

Перед тем как ответить, он на секунду замялся, глядя куда-то в сторону от Ванессы. Ее точно швырнули в ледяную воду. Она поняла, что он никогда не придет ни на какой ужин. После этих выходных они расстанутся и больше никогда в жизни не увидятся, вот и все.

Сердце Ванессы болезненно сжалось. Теперь она поняла, как была права раньше, считая, что нужно держаться от Мориса подальше. Если она зайдет еще дальше и согласится переспать с ним, то ей станет еще больнее.

Но тут Морис ласково улыбнулся, и Ванессе сразу же показалось, что все ей только привиделось. Если она и дальше будет постоянно подозревать его, у нее постепенно разовьется мания преследования. Нельзя позволять минутным настроениям взять верх над здравым смыслом. Или она убеждает себя в этом потому, что страстно хочет его?

Эти вопросы не давали ей покоя. Растущее желание смешивалось со страхом и неуверенностью.

После ужина Морис предложил ей погулять по саду.

— Пройдемся немного, — с этими словами он взял ее за руку и повел вниз по ступенькам террасы. — Не знаю, как тебе, а мне после такого ужина просто необходимо подышать свежим воздухом.

Обнявшись, они неторопливо прогуливались по саду. Морис что-то рассказывал Ванессе, но она не слышала ни слова из того, что он говорил. Ее переполнял восторг, оттого что он идет рядом с ней. По крайней мере в одном она не сомневалась — еще никогда в жизни она не была так счастлива, как теперь. Ванесса вдруг поежилась, и Морис тут же остановился.

— Ты замерзла? Вот, возьми. — И прежде чем она успела раскрыть рот, он снял пиджак и набросил ей на плечи.

Ванесса благодарно улыбнулась. Она не замечала холода. Но так приятно было закутаться в его пиджак. Он был еще теплым от тела Мориса, мягкая ткань хранила его запах. Ванесса в истоме прикрыла глаза. Когда она вновь их открыла, то обнаружила, что Морис смотрит на нее потемневшим от желания взором. Какое-то время он молчал, затем наклонился к ней.

— Ванесса, я хочу быть с тобой, — сказал он.

Она едва не задохнулась от страха и страсти. И в ту же секунду поняла, что битва закончена. Чувственность одержала верх над холодным рассудком.

Глядя в глаза Морису, Ванесса молча кивнула. Его сильные пальцы нежно и властно сжали ее руку. Они остановились и повернули к дому.

7

Ванесса не помнила, как оказалась в большой голубой с золотом спальне. Ей самой казалось, будто она прилетела сюда на волшебном облаке. Больше она ничего не помнила. И вот они остались наедине. Морис запер дверь и притянул ее к себе.

— Дорогая, — прошептал он. — Я так ждал этого.

— Я тоже ждала…

Ванесса не была до конца уверена, стоит ли ей говорить это. Но почему бы и нет? Игры закончены, недомолвкам больше нет места. Наступило время полной откровенности.

Морис обнял ее. Она, обхватив его за шею, подняла к нему лицо и подставила губы для поцелуя.

Когда они целовались, их сердца бешено колотились, тела тесно прижимались друг к другу, а дыхание замирало от страсти. Ее и Мориса влекла друг к другу неодолимая, первобытная сила. Ванесса предчувствовала, что скоро переживет такое, о чем раньше даже и мечтать не могла.

Когда Морис принялся ласкать ее тело через платье, она вся задрожала. Его ладони словно повторяли изгибы ее груди и бедер. Она тоже стала гладить его широкие плечи и крепкую грудь, в то время как его губы продолжали сладостно мучить ее рот.

Когда он расстегнул пояс ее платья, Ванесса даже вскрикнула от предвкушения. Вишневое платье с мягким шелестом упало на пол. Затаив дыхание, она начала расстегивать пуговицы его рубашки. Ее ладонь легла на поросшую жесткими кудряшками волос грудь Мориса. И в то же мгновение он немного стянул вниз лифчик Ванессы и принялся ласкать ее груди.

Когда он сжал в пальцах напряженный сосок, Ванесса содрогнулась, точно по ней пробежал электрический ток. Ей показалось, что сейчас она умрет на месте. Это просто невыносимо, он не должен останавливаться ни на секунду, она больше не может терпеть…

Его рубашка полетела на пол вслед за платьем Ванессы. Морис подхватил ее на руки и понес куда-то, продолжая целовать. Она поняла, куда он несет ее, только когда коснулась спиной шелкового покрывала кровати.

Он опустил ее на постель и посмотрел на нее затуманенными страстью глазами.

— Какая ты красивая, — выдохнул он.

Его взгляд неторопливо прошелся по всему ее телу. Затем он полностью освободил ее от лифчика, стащил трусики из черных кружев и, склонившись, стал целовать грудь.

— Ванесса, ma belle! Красавица моя!

Он шептал это, а его руки тем временем без устали ласкали ее груди. От этого по телу Ванессы словно пробегали молнии. Она чувствовала, что возбуждается все сильнее и сильнее, и молящим жестом протянула к Морису руки.

Поняв ее безмолвный призыв, он скинул с себя остатки одежды и, обнаженный, вытянулся на постели рядом с ней.

Когда он прижался к Ванессе, она ощутила, что больше не может ждать. Ни минуты, даже ни секунды.

— Морис! — вскрикнула она.

Еще никогда ни с кем другим она не испытывала такого бурного, дикого вожделения. Не об этом ли она мечтала все последние годы?

Морис совершил то, что не удавалось сделать ни одному другому мужчине. Он сумел разбудить дремавшую в ней столько лет чувственность, которая теперь с неукротимой силой выплеснулась наружу. Отныне мир для Ванессы навсегда стал другим.

— Я больше не могу ждать… — Морис целовал ее, и его глаза пылали как угли. — Не могу! Я должен быть с тобой сейчас.

— Я тоже не могу… — Ванесса сжала его лицо в своих ладонях. — Не могу больше ждать ни секунды… бери меня.

Она опрокинулась на спину, увлекая его за собой и продолжая пылко целовать его лицо, ерошить пальцами густые черные волосы. А когда он вошел в нее, она вскрикнула от радости.

Ей казалось, что она взлетает все выше и выше. С каждым мигом сладостное напряжение внутри нее нарастало, и вот наконец наступил желанный миг. Тело Ванессы накрыла горячая волна удовольствия. От невероятного ощущения счастья она даже заплакала…

А после Морис лежал рядом с ней, зарывшись лицом в ее пышные волосы и слегка поглаживая ее груди. И она знала, что сейчас нет в мире более счастливой женщины.

Но она понимала и то, почему так боялась этого мига. Новый страх сковал ее душу. Господи, помоги мне! — молила она. Я влюбилась в этого человека…

Морис принял у Леони поднос и вернулся в спальню. Он постоял немного, глядя сзади на стройную фигурку женщины. Она стояла на балконе спальни, одетая в его любимый халат алого шелка.

Прошедшая ночь удивила его. И не в сексуальном плане — он ожидал чего-то подобного. Скорее всего необычайным накалом чувств.

После того как они с Ванессой в первый раз занимались любовью, они долго лежали рядом, не говоря ни слова. Любые слова тогда были лишними. Они только обнимались, лениво целовались и ласкали друг друга. И Морису вдруг показалось, что он еще никогда не был так близок ни с одним человеческим существом. Он сам этому поразился.

А теперь она стоит на балконе, не зная, что он тайком любуется ею, и подставляет лицо ласковым лучам апрельского солнца. Ее каштановые волосы рассыпались по плечам, а стройное тело кажется очень хрупким и одновременно соблазнительным.

Морис ощутил, как в нем просыпается теплое чувство, которое эта женщина всегда вызывала в нем. Отчаянная сила желания смешалась в его душе с невиданной дотоле нежностью, стремлением защитить, укрыть эту женщину от всех опасностей окружающего мира.

Морис нахмурился. Да он должен признаться себе: она действительно стала дорогим для него человеком. К сожалению, даже очень дорогим. И как это ни парадоксально, именно поэтому прошлая ночь была ошибкой. Он не должен был спать с ней.

Морис знал это с самого начала, но желание оказалось сильнее, чем голос разума. И теперь нужно как-то выпутываться из сложнейшего положения.

В эту секунду Ванесса обернулась и заметила его.

— Ты вернулся! — радостно воскликнула она. — И с завтраком… — Она заглянула за балконную дверь. — Поедим здесь?

— Хорошая мысль.

Улыбнувшись, Морис вышел на балкон. Он почувствовал новый прилив желания, но сумел подавить его. Невесело усмехаясь про себя, он подумал, что еще ни одна женщина не возбуждала его так сильно. Чем больше он занимался с ней любовью, тем больше хотел ее.

— Здесь круассаны и кофе. Боюсь, позавтракать по-английски тебе снова не удастся.

Морис поставил поднос на столик. Он настолько забылся, что едва не брякнул: «Мы позавтракаем по-английски, когда я в следующий раз буду у тебя», но вовремя прикусил язык. Больше у них не будет общих завтраков ни в Англии, ни где-либо еще.

Ванесса шагнула к нему и нежно поцеловала в губы. Он машинально прижал ее к себе. Ему было невыразимо приятно, когда она была вот так близко. Ее запах дразнил его обоняние, ее мягкое, теплое тело трепетало под его руками. Если бы так могло быть всегда…

Не выпуская ее из объятий, Морис поцеловал ее.

— Моя милая Ванесса, — прошептал он.

Странно, как умеет судьба заманить человека в ловушку, думал он. Ты идешь и думаешь, что все в твоей жизни определено раз и навсегда, но внезапно перед тобой разверзается пропасть и ты кубарем летишь вниз.

Три с половиной года назад, после развода, он твердо поклялся себе покончить со всякой романтикой в отношениях с женщинами. Больше никаких прочных связей, никаких свадебных процессий. Он был сыт этим по горло и не хотел снова обжигаться. Все свои силы Морис решил отдавать работе.

Конечно, он вовсе не собирался уходить в монастырь. Его пылкий темперамент и сексуальный аппетит требовали своего, и он отлично знал это.

И потому, чтобы обезопасить себя от нежелательных последствий, он останавливал свой выбор на женщинах, которые сами искали лишь мимолетных утех, и заводил интрижки на день-другой, не более. Расставаясь, он и его временная подруга были вполне довольны и не пытались предъявлять друг другу никаких претензий.

Но внезапно в его жизни появилась Ванесса. Она была совсем не похожа на прежних любовниц и сразу же покорила его. Морис бросился в этот роман, даже не понимая вначале, что происходит…

Он взял лицо Ванессы в руки и заглянул в ее глаза, такие прекрасные зеленовато-карие глаза. Подобных чудесных глаз он еще никогда не встречал… Она оказалась очень чувственной и пылкой, как он и полагал. Но она была не похожа на других, и меньше всего ему хотелось причинить ей боль. Однако если их роман затянется, то это неизбежно произойдет. Их разделяет целая гора лжи.

Его лжи, разумеется. Но ведь у него не было иного выбора. Морис даже в мыслях не допускал, чтобы признаться Ванессе, кто он на самом деле. Вначале это его не очень беспокоило, зато сейчас тревога растет с каждым часом. Он опустился до обмана, и теперь его так мучила совесть, что он не знал ни секунды покоя.

Нет, нужно покончить с этим как можно скорее, пока они не испортили друг другу жизнь. Нравится ему это или нет, но они должны расстаться.

— Позавтракаем?

Морис еще раз поцеловал ее. Словно ледяные когти впились в его сердце, когда в ответ Ванесса улыбнулась и обняла его. При мысли о том, что она скоро исчезнет из его жизни, у него от тоски чуть не разорвалось сердце.

Морис смотрел, как она грациозно присела на обитый голубым репсом стул и начала разливать кофе с молоком по чашкам. На подносе в вазе стояла одинокая роза. Повинуясь внезапному порыву, он взял розу и протянул Ванессе.

— Самой красивой девушке в мире, — сказал он.

Она посмотрела на него с радостным удивлением.

— Спасибо.

При виде ее лучащихся счастьем глаз и порозовевших щек у Мориса больно заныло сердце. Ему так хотелось обнять ее, прижать к себе, но вместо этого он отвел взгляд. Лучше бы им никогда не встречаться…

Он сумел взять себя в руки. Чем дольше он будет оттягивать разлуку с Ванессой, тем тяжелее окажется расставание. Так что медлить с разрывом нельзя.


— У меня плохие новости. Боюсь, мне придется вернуться в город. Неожиданно возникли непредвиденные сложности в делах. — Морис объявил это, вернувшись в гостиную из своего кабинета. Он несколько минут говорил там по телефону. — Я надеялся, что мы проведем вместе все выходные, но, боюсь, не получится.

Ванесса сразу поникла от разочарования.

— Мы даже не сможем вместе пообедать? — Они собирались пойти в маленький ресторан неподалеку, а потом съездить в Версаль. — Что ж, ничего страшного, — быстро прибавила она, заметив боль в его взгляде. — Если у тебя дела, то, конечно, поезжай.

Морис печально покачал головой.

— Может получиться так, Ванесса, что мы не сможем и поужинать.

— Не беспокойся. Всякое в жизни бывает. — Она встала и поцеловала Мориса в щеку. — Я сама деловая женщина и прекрасно все понимаю.

Он поцеловал ее в ответ, но уже не так, как прежде. Его губы едва дотронулись до ее губ. Но одновременно Морис взял ее руку и сжал так крепко, словно не хотел отпускать никогда. Ванесса почувствовала, что он взволнован до предела.

Она склонила голову ему на плечо. Прошло всего двенадцать часов с тех пор, как он привел ее в голубую с золотом спальню, хотя ей казалось, что прошла уже целая вечность. Но за эти часы для Ванессы перевернулась вся жизнь. Больше она уже никогда не станет прежней Ванессой Прескотт. Она чувствовала, что и с Морисом произошло то же самое.

Однако после завтрака он просто изумил ее. Когда они сидели на балконе, она принялась всячески с ним заигрывать — села к нему на колени, обняла за шею, стала покусывать мочки его ушей, дразняще скользить кончиком языка по его губам. Она и не пыталась скрыть свое желание, ясно понимая, что и Морис хочет того же. Он невольно прижался к ней и обхватил было ладонью ее грудь, но… но затем со вздохом запахнул ее халат и, легонько чмокнув Ванессу в губы, сказал:

— Ты хочешь, чтобы я совсем выдохся?

— Ну-ка перестань на себя наговаривать! — в шутку рассердилась она. Однако настаивать больше не стала.

Возможно, ей следовало бы обидеться на его равнодушие, даже на этот небрежный поцелуй, но она не чувствовала обиды. Ведь их связывало нечто большее, чем просто физическое влечение. Между ними возникло что-то особенное.

Ванесса внимательно посмотрела на Мориса.

— Тогда тебе лучше будет отвезти меня в город. Я найду, чем заняться до вечера.

— Знаешь, я не уверен, есть ли тебе смысл задерживаться во Франции. Завтра я скорее всего буду очень занят. А что касается пропавшего товара, то, думаю, я дальше справлюсь сам. — Он помолчал. — Наверное, тебе уже можно вернуться в Англию.

— Понятно.

Это было все, что Ванессе удалось выдавить из себя. Когда она услышала его холодный тон и увидела странное выражение глаз, у нее внутри словно что-то оборвалось.

Она покачала головой. Но, потом немного оправившись, подумала: может, она стала чересчур чувствительной? Просто случилось что-то очень важное, раз Морис собирается работать все выходные. И нет ничего удивительного в том, что он стал озабоченным и отчужденным. А с ее стороны глупо и наивно обижаться на него. Если ее присутствие здесь больше не требуется, а Морис слишком занят, чтобы проводить с ней время, то разумнее всего будет вернуться домой.

Ванесса глубоко вдохнула воздух. Когда она во всем разобралась, ей стало легче.

— Ты прав. Я позвоню в аэропорт и узнаю, есть ли сегодня рейс.

Но оказалось, что Морис сам позвонил туда.

— Есть рейс без десяти девять, — сказал он. — Больше самолетов сегодня не будет.

— Отлично. Тогда закажи мне билет. Значит, если мне повезет и я не слишком поздно прилечу в Лондон, то буду дома еще до полуночи.

Морис принялся звонить. Ванесса неотрывно смотрела на него, и на сердце у нее было очень тяжело. Когда они снова увидятся? Он пока ничего об этом не говорил. Но ведь нельзя же расстаться вот так, ничего друг другу не сказав!

Он положил трубку.

— Думаю, сейчас нам пора возвращаться в Париж. — Морис озабоченно взглянул на часы. — У меня через час назначена важная встреча. — Он немного помолчал. — Ванесса… — он снова замялся, — ты необыкновенная девушка. — Тут он снова замолчал и пристально поглядел на нее, словно умолял все понять. — Наверное, тебе пора идти собираться, — наконец выговорил он, отпуская ее руку.

Ванессе понадобилось всего пять минут, чтобы наскоро побросать свои вещи в сумку. Застегнув молнию, она еще раз обвела взглядом голубую с золотом комнату. Ей никогда не забыть того, что здесь произошло. Здесь она узнала, что такое настоящая страсть. И здесь она поняла, что влюбилась…

Обратно они ехали молча. Морис был, по-видимому, целиком погружен в свои невеселые мысли, а Ванесса просто не могла придумать, что сказать. Ее занимал только один вопрос: что будет дальше? Но она твердо решила ни о чем не спрашивать.

Когда они уже подъезжали к Елисейским полям, Морис вдруг повернулся к ней и сказал:

— Давай завезем твою сумку ко мне. Тогда ты сможешь погулять до вечера, а в семь мы встретимся у меня в квартире. У нас еще будет время. — Он немного помолчал, затем повернулся, поймав на себе ее взгляд. — Я сам отвезу тебя в аэропорт.

Ванесса замерла. У нее словно камень с души свалился. Больше всего она боялась, что он уже сейчас попрощается с ней и уедет. Ей казалось, что такого горя она не переживет. Но инстинкт самосохранения заставил ее ответить:

— Тебе вовсе не обязательно провожать меня. Я хочу сказать, раз у тебя столько дел… Я прекрасно доберусь и на такси.

Ванесса понимала, что это говорит не она, а ее самолюбие. Не могла же она просто согласиться, не могла же показать ему, что ей хочется завопить от радости. Она затаила дыхание, выжидая, что он ответит. Вдруг в его тоне она услышит явное облегчение?

— Об этом не волнуйся. Я смогу все устроить. У меня деловой ужин в девять, но я на него успею. — Затем тоном, не допускающим возражений, Морис закончил: — Я в любом случае хочу проводить тебя сам.

Ванесса почувствовала себя так, словно все ее тело наполнилось пузырьками воздуха и вот-вот взлетит. Он повезет ее в аэропорт и, конечно, скажет ей что-нибудь об их будущем, скажет о новом свидании, скажет все, что ей так нужно знать. Она совершенно зря беспокоилась!

Машина притормозила у его дома.

— Если хочешь, я отнесу сумку наверх, а ты подожди здесь. Мне нужно позвонить. — Морис улыбнулся.

— Хорошо, — кивнула Ванесса. — Тогда я, пожалуй, пройдусь по магазинам. Не скучай. Встретимся в семь.

Повинуясь неожиданному порыву, она вдруг потянулась к нему, чтобы поцеловать, но Морис в ту же секунду отвернулся, открыл дверцу и выпрыгнул из машины на тротуар. Кажется, он даже ничего не заметил!

Ванесса ощутила болезненный укол обиды. Не глупи, сказала она себе. У него столько дел! Но, если мне повезет, сегодня вечером все будет по-другому…

Нет ничего приятнее, чем ходить по Парижу и просто глазеть на витрины. Но если это занятие ей все же надоест — в чем Ванесса очень сомневалась, — то она просто сядет на скамейку или за столик уличного кафе и станет украдкой смотреть на прохожих. На изысканных, стильно одетых парижан стоит полюбоваться.

Но сегодня что-то складывалось не так. Она попыталась разглядывать витрины, но это занятие скоро ей наскучило. Она видела там лишь кучу дорогих вещей, которые она не сможет себе позволить. А на прохожих вообще не хотелось смотреть. Какой интерес пялиться на толпу чужих, равнодушных к тебе людей?

Ванесса пообедала в крошечном бистро у самого Нотр-Дама. Она заказала к обеду полбутылки вина, чтобы поднять себе настроение. Но и вино ей не помогло. Она чувствовала себя взвинченной и раздраженной. Ее мучили страхи, в которых она боялась себе признаться. Видимо, до самого вечера, пока Морис не придет и не развеет все ее сомнения, она не сможет найти себе места.

После обеда она решила снова погулять, глазея на витрины. Но в половине шестого сочла, что с нее довольно. Еще одна витрина — и можно сойти с ума. Лучше вернуться в его квартиру и подождать там.

Она развернулась и зашагала обратно. Быстрая ходьба помогла ей почувствовать себя лучше. Если Морис еще не вернулся домой, она просто подождет его в холле. Или консьерж узнает ее… Тогда она попросит впустить ее в квартиру. Но, впрочем, все это пустяки. До прихода Мориса осталось всего полтора часа, а она умеет ждать!

Через улицу от дома Мориса, у пешеходного перехода, стоял газетный киоск. Ванесса остановилась рядом с ним, чтобы посмотреть, нет ли там английских газет. Она скоротает оставшееся до возвращения Мориса время за чтением.

Она уже выбрала было газету, как вдруг словно что-то подтолкнуло ее, заставив поднять глаза и посмотреть через дорогу. Ее сердце подпрыгнуло — она увидела Мориса.

Он выходил из подъезда своего дома, разговаривая с каким-то человеком в широкополой шляпе. Наверное, это его деловой партнер, решила Ванесса. Она не отрываясь смотрела на Мориса, и ей хотелось заплакать от нежности. Неудивительно, что она сегодня так нервничает. Как тяжело будет расставаться с ним…

Забыв о газете, Ванесса побежала к переходу. Он, наверное, собирается куда-то ехать с этим человеком в шляпе? Когда загорится зеленый свет светофора, она подойдет к Морису и спросит, можно ли подождать его дома.

Нет. Он попрощался со своим спутником и быстро вернулся в подъезд. Чудесно. Кажется, он покончил с делами, теперь она сможет побыть с ним подольше!

Ванесса хотела уже ступить на мостовую. Но в ту самую секунду, когда зажегся зеленый и машины остановились, она разглядела человека, вышедшего вместе с Морисом. Этот человек как раз повернулся так, что она могла видеть его лицо. Сердце у Ванессы оборвалось. Она его узнала.

Словно парализованная, она замерла на месте, в то время как остальные прохожие спешили перейти улицу. Нет, этого не может быть! Ванесса чувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

Но это не было галлюцинацией. Перед ней стоял ее враг. Это был Латур собственной персоной.

8

К счастью, Латур не обратил на нее внимания. В то время как Ванесса, замерев на месте, смотрела на него через дорогу, он отошел и остановил проезжавшее такси. Пока машина, увозившая его, не скрылась из виду, Ванесса ни разу не пошевелилась.

Ее вдруг затошнило. Неужели Морис все-таки обманул ее? Он же говорил, что давно расстался с Латуром, что теперь они заклятые враги… И тем не менее они, спокойно беседуя, выходят из дома, где живет Морис. Ванессе даже показалось, что их беседа была вполне дружеской. Похоже на то, что у Них до сих пор остались общие дела.

Она была ошеломлена, в ушах звенело. Что происходит? Так лгал ей Морис насчет Латура или нет? Ведь он никогда не говорил ей, чем на самом деле занимается. Это было совсем неспроста. Ванесса вспомнила момент, когда она вошла в его кабинет, а он разговаривал с кем-то по телефону. Тогда Морис, видимо, решил, что она хочет подслушать, и сразу же повесил трубку. И еще ей вспомнилось, что, пока она завтракала, он поспешил убрать со стола все бумаги. Зачем ему это, если он ничего от нее не скрывает?

Тяжело дыша, она закрыла глаза. Думать о том, что Морис оказался обманщиком, было невыносимо тяжело. Но теперь, после всего, что произошло, разве могла она об этом не думать? Ванесса чувствовала себя сейчас марионеткой, у которой вдруг обрезали все ниточки.

Пока она собиралась с силами, светофор снова переключился на зеленый и люди поспешили перейти улицу. Ванесса машинально зашагала вслед за толпой.

На противоположной стороне она остановилась. И что теперь? Внезапно ей захотелось поскорее прыгнуть в такси и как можно быстрее уехать в аэропорт. Черт с ней, с сумкой. В конце концов, невелика потеря.

Ванесса очень боялась встречи с Морисом. А вдруг ее жуткие подозрения оправдаются? Но ноги сами несли ее к подъезду. Ведь, возможно, все не так страшно, как ей показалось сначала. К тому же, какой бы горькой ни была правда, лучше узнать ее не откладывая.

Консьерж кивнул, когда она проходила мимо него. Ванесса вошла в лифт и, затаив дыхание, нажала на кнопку последнего этажа.

Когда двери лифта распахнулись. Ванесса едва держалась на ногах. С трудом ковыляя, она кое-как подошла к двери в квартиру Мориса и нажала на звонок.

Он словно ждал ее. Дверь немедленно открылась, и перед Ванессой предстал Морис Куртад. Ее сердце бешено заколотилось. Любовь и страх переполняли ее. На мгновение ей захотелось захлопнуть дверь и убежать.

— Ванесса!

Он заулыбался было, но, увидев выражение ее лица, тут же стал серьезным.

— В чем дело? Что случилось? — Морис подхватил ее и втянул в квартиру.

— Нет!

Ванесса изо всех сил пыталась казаться спокойной, но едва он дотронулся до нее, как все ее благие намерения рассыпались в прах.

— Я только что видела тебя с Латуром, — отойдя на безопасное расстояние, жестко произнесла Ванесса.

Она укоризненно посмотрела ему в лицо. Морис нахмурился. Неужели он собирается обмануть ее и на этот раз? При одной мысли о такой возможности ее затошнило от отвращения.

— Так ты все-таки работаешь на Латура?

Она страстно хотела только одного — чтобы Морис сказал «нет». Но вместо этого он прерывисто вздохнул.

— Лучше пойдем в гостиную, — бросил он. Затем резко отвернулся и зашагал по выложенному мраморной плиткой коридору.

Ванесса потащилась за ним. Ее ноги заплетались, точно у пьяной. Она боялась, что рухнет на пол у него на глазах.

— Посиди здесь. Мне нужно позвонить, — сказал Морис и пошел к телефону, сопровождаемый осуждающим взглядом Ванессы.

Почему он не пожелал ей ответить? Как он смеет командовать ею? Черта с два она будет его слушаться! Не дождетесь этого, мсье Куртад!

Морис тем временем отменял какую-то встречу. Значит, он собирался уходить. Ну и славно! Ванесса была очень довольна, что расстроила его планы.

— Я выпью виски, если не возражаешь, — положив трубку, он через плечо взглянул на нее. — Наверное, тебе это тоже не помешает.

— Я уже тысячу раз говорила тебе, что не пью виски.

Пока Ванесса сверлила его гневным взглядом, он невозмутимо отвернулся и налил виски в два стакана. Это было так похоже на сцену их встречи в гостинице… Только теперь ему не удастся так легко с ней справиться.

Держа в обеих руках стаканы, Морис подошел к Ванессе. Она подумала, что если он привяжется к ней с этим виски, то она попросту окатит его содержимым своего стакана. Но он словно прочел ее мысли, потому что, немного помолчав, поставил оба стакана на кофейный столик. Затем, прежде чем Ванесса успела возразить, насильно усадил ее в кресло.

— У меня от тебя уже в глазах рябит, — проворчал он. — Стоишь там и качаешься, как мачта в шторм. Ради Бога, сядь и успокойся.

Когда Морис коснулся Ванессы своими теплыми пальцами, она почувствовала, что вот-вот разревется. Она любит этого человека, как не любила еще никого на свете, и не вынесет, если откроется, что он обманщик.

Она сглотнула подступившие слезы и постаралась успокоиться. Морис уселся в кресло напротив. Едва дыша, она смотрела, как он берет свой стакан виски и, отпив из него, ставит обратно.

— Итак, — спокойно произнес он, — ты видела меня с Латуром?

— Да. Я видела, как вы вместе выходили из подъезда.

В ней вдруг проснулась надежда. Ведь все же Морис не пытается ничего отрицать. Хотя… он и не пытается ничего объяснить ей…

— Я могла прийти сюда на десять минут раньше. И тогда застала бы вас двоих в этой самой комнате, — слабым голосом продолжила она.

— Нет, не застала бы, — каким-то напряженным тоном отозвался Морис. — Латур не был у меня дома.

— Но я видела, как он отсюда выходил.

— Ты видела, как он выходил из подъезда. Когда я приехал домой минут пятнадцать назад, он был внизу, в холле. И я говорил с ним ровно столько, сколько мне было нужно.

У Ванессы перехватило дыхание.

— Но что он здесь делал? Зачем он приезжал к тебе?

— На то были причины.

Она держалась из последних сил. Почему он не может прямо ответить на такие простые вопросы? Зачем мучает ее? Зачем ему все эти тайны?

Прежде чем Морис успел еще что-либо сказать, она, сжав кулаки, решительно спросила:

— Скажи мне только одно. Ты работаешь на Латура или нет?

Морис помолчал с минуту, но за это короткое время Ванесса едва не умерла от разрыва сердца. Затем он едва слышно произнес:

— Не работаю. Уже не работаю.

— Но раньше работал?

Ее снова затошнило. То, чего она боялась больше всего на свете, все же случилось. И опять Морис ответил не сразу.

— Боюсь, что так. Но это совсем не то, о чем ты думаешь.

— И что это значит? Почему ты не хотел говорить мне об этом?

— Потому что не мог. — Морис помолчал, вглядываясь в ее лицо. — А правда в том, что какое-то время я был юристом в фирме Латура.

Ванесса ошарашенно смотрела на него. О чем он говорит?

— Юристом? — Она выпрямилась в кресле. — По-моему, ты говорил мне, что ты бизнесмен?

— Да, говорил. У меня есть несколько собственных фирм. Но по основной своей профессии я юрист.

— Юрист Латура. — Ее била крупная дрожь. — Ты помогал ему оттяпать мой магазин?

— Нет. Я уже давно на него не работаю. Мы с ним сотрудничали очень недолго. Я быстро понял, что Латур по натуре отъявленный мошенник, что он втягивает меня в дела, граничащие с криминалом. Это меня взбесило. Этот человек поставил под удар мою репутацию. Тогда я прервал все отношения с ним.

Морис взял стакан и отпил еще глоток. Ванесса лихорадочно пыталась собраться с мыслями. Она совсем запуталась. Да у Мориса больше тайн, чем у египетского сфинкса!

— Не понимаю. Почему ты мне не сказал этого раньше?

Морис поставил свой стакан на столик.

— Я и теперь не должен был говорить тебе этого. Если все пойдет так же и дальше, у меня будут серьезные неприятности. — Он вздохнул. — Понимаешь, ситуация стала просто угрожающей. Так бывает всякий раз, когда в дело влезает Латур. Я сказал ему тогда, что не оставлю его в покое. Он стал мне угрожать. А теперь он пытается обвинить меня в профессиональном невежестве. У него нет для этого никаких оснований, но Латур — мастер на лжесвидетельства. Сегодня он опять попытался убедить меня в том, что я должен отступить. Видимо, его человек все же заметил нас тогда в ресторане и доложил Латуру. Сегодня Латур заявился сюда, застав меня врасплох, и опять начал угрожать.

Ванесса чувствовала, что Морис говорит правду.

— Хорошо. Но ты все-таки еще не объяснил, почему не говорил мне об этом раньше.

Он улыбнулся.

— Ты права. Но всему свое время. — Морис придвинулся к ней поближе. — Дело в том, что положение обострилось до предела. Началась судебная война. Латур выдвинул против меня обвинение в недобросовестности. Могу сказать только, что я не имел права обсуждать обвинение, которое я выдвигаю против него, ни с кем, кто имеет какие-нибудь деловые контакты с Латуром. Из-за истории с твоим магазином это и к тебе относится.

Ванесса слушала, затаив дыхание, со страхом, но и с надеждой. Морис продолжал:

— Получается, что я нарушил закон, приехав к тебе и попросив тебя дать мне сведения, которые укрепили бы мои позиции в суде. Рассказывать тебе о том, чем я сейчас занимаюсь, я просто не имею права. — Он тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла. — Поверь, юриспруденция — очень запутанный мир. А для непрофессионала он вообще может превратиться в кошмар. — Он подался вперед, к Ванессе, и испытующе посмотрел на нее. — Мне было очень неприятно обманывать тебя. Пожалуйста, поверь мне, Ванесса. Если бы я мог, я рассказал бы тебе все.

Она, невольно отстраняясь от него, прижалась к спинке кресла.

— Хорошо, я могу понять, почему ты не рассказал мне все про Латура… Но почему ты скрыл, что ты юрист? Ее голос дрожал от волнения. — Зачем тебе это было нужно?

Морис продолжал зорко всматриваться в ее лицо.

— Ты права. Я вполне мог бы признаться тебе, что я юрист. Но ты так подозрительно отнеслась ко мне вначале… Ты тогда думала, что я работаю на Латура. Если бы ты узнала, что я юрист, то наверняка решила бы, что меня послал Латур. И тогда у нас уже точно ничего бы не вышло. Поэтому я и решил молчать.

— Ты хочешь сказать — решил лгать.

— Я сказал тебе, что я бизнесмен. Это правда. — Он вздохнул. — Я просто кое о чем умолчал.

— А, по-твоему, это не ложь?

— Не совсем.

— А вот я думаю, что умолчание — это ложь. Я должна была догадаться, что ты юрист. Ты и говоришь-то как юрист. И, как все юристы, ты запросто можешь солгать, чтобы доказать свою правоту.

Выговорившись, Ванесса замолчала. Она чувствовала, что еще одно слово — и их беседа превратится в крикливую склоку. Но сдерживаться она больше не могла.

— И ты еще смеешь говорить, что не лгал мне! Я так тебе верила. А ты с самого начала водил меня за нос. Ты даже не сказал мне, кто ты! Ты слова не можешь произнести, чтобы не соврать!

— Ванесса! Ради Бога… Что ты говоришь!

Морис вскочил и шагнул к ней, но она жестом остановила его. Однако он не обратил ни малейшего внимания на ее предостерегающе поднятую руку.

— Нет! — крикнула она и вдруг, повинуясь безотчетному порыву, схватила со стола свой стакан и плеснула ему в лицо виски.

Морис резко, будто споткнувшись, остановился. Его лицо словно окаменело. Затем он полез в карман, вытащил белоснежный носовой платок и, не говоря ни слова, вытер мокрое лицо.

Ванесса следила за каждым его движением. Ее сердце бухало, точно кузнечный молот. Она не жалела о своем поступке. Если бы она позволила Морису себя обнять, тогда ему снова удалось бы одержать над ней победу. Она тут же простила бы его без всяких разговоров, а делать этого было нельзя. Ни в коем случае.

Наконец Морис открыл рот.

— Я только пытался объяснить тебе, в чем дело. Я очень хотел бы рассказать тебе всю правду. Теперь я все-таки нарушил свое обязательство и кое-что тебе рассказал. Потому что мне претит обманывать тебя.

Ванесса молчала — она не знала, что и сказать. Тогда Морис отступил назад, отводя от нее взгляд.

— Послушай, сейчас мне надо идти. — Он взглянул на часы. — Я должен был встретиться с клиентом, но появилась ты. Теперь у меня нет выбора — нужно сейчас же торопиться к нему. Может, ты не поедешь в аэропорт и останешься здесь? — Он снова посмотрел на Ванессу; его взгляд стал мягче. — Боюсь, я не смогу отвезти тебя. Кроме того, нам очень нужно поговорить. Если я отменю сегодняшний деловой ужин, то вернусь не слишком поздно.

— Спасибо, не стоит беспокоиться. Я уезжаю.

Ванессе совсем не хотелось говорить с ним. Она мечтала убраться отсюда поскорее. Она не сможет прийти в себя, пока не сбежит от него. При одном взгляде на Мориса у нее начинала кружиться голова.

— Я могу взять такси, — медленно сказала она.

— Ты уверена, что хочешь уехать?

— Да. — Ванесса встала. — Вызови мне такси прямо сейчас, хорошо?

Морис не стал спорить. Он молча отправился к телефону, а когда пришла машина, проводил Ванессу вниз.

Она уселась в машину, не говоря ни слова. Наконец-то. Она дождаться не могла, когда уедет.

— Мне жаль, что ты уезжаешь вот так, — печально произнес Морис.

Но Ванесса даже не удостоила его взглядом. Она постучала в стекло, отделявшее ее от водителя, чтобы он поскорее трогался. Она так и не простилась с Морисом…

— Merci, mademoiselle. Et bon voyage![8]

Таксист высадил ее у аэропорта. Ванесса расплатилась с ним, не поскупившись на чаевые, потом подошла к стойке регистрации и встала в очередь. По дороге в аэропорт она немного успокоилась. Головная боль, сверлившая ее виски, мало-помалу утихла.

Как Морис мог так лгать ей? Как мог? Она влюбилась в него, даже не зная, кто он на самом деле. Женщина, стоявшая в очереди перед Ванессой, уже ставила свои чемоданы на весы. Морис сказал, что они должны поговорить. О чем? Нет, хватит разговоров. Правильно она сделала, что уехала.

Заскрипев, конвейер повез чемоданы за стойку. Подошла очередь Ванессы. Девушка за стойкой приветливо улыбнулась ей.

— Добрый вечер. Пожалуйста, ваш билет.

Ванесса кивнула и хотела было уже протянуть ей свой билет, но вдруг замерла…

А так ли уж мудро она поступила? Вдруг ее уход был ошибкой? Какое-то мгновение она стояла неподвижно, погруженная в раздумья. И тут внезапно ее осенило. Она отступила от стойки назад, ее пальцы еще крепче сжали ручку сумки.

— Простите, — на удивление спокойным голосом сказала она. — Я передумала. Я никуда не еду.

Повернувшись на каблуках, она заспешила обратно, не обращая внимания на удивленные взгляды.


Ванесса бросила сумку в холле и прошла в гостиную. Разумеется, ждать придется долго, ведь теперь Морис наверняка останется на свой деловой ужин. Конечно, он вернется не раньше полуночи. Но она не возражала. Кроме того, ей было так приятно опять оказаться здесь. Ванесса устало опустилась на софу и с наслаждением сбросила туфли.

Она поступила правильно. Разумеется, им нужно поговорить. Но чем больше она об этом думала, тем меньше ей хотелось требовать от него каких-либо объяснений.

Он уже и так все объяснил. Теперь Ванесса признавала, что у него просто не было другого выбора. Слово есть слово. И, действительно, скажи ей Морис сразу, что он юрист, она тут же решила бы, что он работает на Латура. В этом он не ошибся.

Когда он вернется, она попросит у него прощения. Ванесса знала, что он не будет сердиться на нее из-за того, что она самовольно проникла в его квартиру, сломив сопротивление консьержа. Он же сам хотел, чтобы она дождалась его.

Ванесса с удовольствием вытянулась на софе. Так прошло больше часа. Почувствовав голод, она нашла в холодильнике сыр и съела его вместе с хлебом, запивая красным вином. Затем включила телевизор, но ни одна программа не заинтересовала ее. Тогда она пошла в спальню, приняла душ, выбрала себе книгу и с довольной улыбкой забралась под одеяло.

На этот раз она будет ждать его в постели! Ванесса нетерпеливо считала минуты до возвращения Мориса.

Но в конце концов дневная усталость взяла свое. После пары страниц ее глаза сами собой закрылись. Уронив книгу, она вытянулась на постели и отдалась дремоте. Я посплю совсем немножко — это было последнее, о чем она успела подумать. Обязательно проснусь, услышав, как он входит в дверь…

Но разбудили Ванессу не шаги и не скрип двери. Она внезапно сквозь сон поняла, что кто-то ложится с ней рядом. Чьи-то сильные руки обняли ее, а знакомый, глубокий голос прошептал на ухо:

— Ванесса, mon amour… любовь моя… Это ты?..


Морис лежал на спине и смотрел в темноту. Удовлетворение боролось в его душе с досадой.

В конце концов, он ни в чем не виноват. Он же человек из плоти и крови, а не робот. Когда он вошел и увидел спящую в постели Ванессу, желание охватило его с такой отчаянной силой, что бороться с ним было бы бессмысленно.

Он вздохнул. Нет, все-таки нельзя было делать этого. Та ссора вечером была прекрасным поводом разорвать отношения с Ванессой. Ему нужно было просто развернуться и уйти. А что он сделал вместо этого? Зачем-то начал все ей объяснять и даже попросил остаться! А потом, когда вернулся домой, снова занялся с ней любовью. Господи, о чем он только думал?!

У их отношений нет будущего, и Морис знал это. А Ванесса — нет. Все это очень скоро кончится. И очень печально…

Ванесса заворочалась во сне, и Морис невольно обнял ее за талию. Переполнявшая его сердце радость сменилась острым чувством вины перед ней. Она заслуживает лучшего. Если бы только он мог ей это дать! Морис ругал себя последними словами. Нужно было с самого начала держаться от нее подальше. На свете полно других женщин…

Осторожно, стараясь не разбудить Ванессу, он придвинулся к ней и вдохнул ее сладкий, теплый запах. Даже одна мысль о том, чтобы обидеть ее, причиняла ему невыносимую боль.

Он тихонько поцеловал ее в плечо.

— Я найду способ сделать так, чтобы тебе было хорошо, — неслышно прошептал он. — А пока у меня нет выбора. Это сильнее меня. По крайней мере, сейчас. И я постараюсь сделать все, чтобы ты была счастлива. — Прижавшись к Ванессе, он закрыл глаза.


— Ты меня оскорбляешь. Почему ты говоришь, что из меня получился бы заправский домушник?

Морис ласково потерся носом о шею Ванессы и поцеловал ее.

— Но ты же проникла в мою квартиру не хуже самого опытного вора!

Хихикнув, Ванесса обняла его.

— Никуда я не проникала. Я просто уговорила консьержа впустить меня.

— И я очень рад этому. — Морис опять поцеловал ее. — Когда я вчера вошел и увидел тебя в постели, то решил, что Бог наконец-то услышал мои молитвы.

Этот разговор происходил следующим утром. Они лежали в постели и пили крепкий кофе с круассанами.

— Не вставай, — сказал он Ванессе, когда та собралась было подняться и пойти на кухню. — Я хочу вернуться и увидеть тебя лежащей в постели. Эта картина мне очень нравится.

Морис дал ей откусить кончик круассана, а оставшуюся часть положил себе в рот.

Как она могла тогда на него набрасываться с упреками? — пронеслось в голове Ванессы. Должно быть, она была не в себе. Да Морис — самый лучший человек на свете!

Прошлой ночью, когда он лег рядом с ней, она сонно потянулась к нему, чтобы поцеловать, и радостно вздохнула. Всей кожей она чувствовала прохладу его обнаженного тела. Возбужденно вздрогнув, она прижалась к нему еще крепче. И не понадобилось ни слов, ни объяснений. Губы и руки сами сказали все, что нужно.

Они снова занимались любовью, но уже не так, как прошлой ночью. Оба они словно встретились после долгой, почти безнадежной разлуки. И это придавало наслаждению особую остроту.

Когда Ванесса засыпала в объятиях Мориса, ее переполняло чувство такого глубокого удовлетворения, какого она еще никогда не испытывала. С этим чувством она и проснулась на следующее утро.

— Ты понимаешь, что мне нужно ехать?

Да, Ванесса прекрасно поняла, что он сказал, но от его слов у нее оборвалось сердце. По коже пробежал неприятный холодок. Если он больше не вернется, подумала она, то жизнь потеряет для меня смысл.

Ванесса умоляюще посмотрела на Мориса, словно он мог развеять ее страхи.

— Да, — ответила она. — Надеюсь, ты скоро вернешься.

Морис уже говорил ей, что ему придется уехать. На это утро у него была назначена неотложная встреча. Но он обещал вернуться до обеда. Правда, вечером он снова будет занят.

— Я тоже надеюсь. — Морис притянул Ванессу к себе и нежно погладил по голове. — Прости, что так вышло. Эти выходные — просто сумасшедший дом какой-то. — Отстранившись, он посмотрел на нее своими удивительными синими глазами. — Но поверь мне, больше такое не повторится.

Больше не повторится… Похоже, что он не намерен ограничить их отношения только этими выходными. Ванессе захотелось петь и танцевать. Морис впервые намекнул, что у их связи есть будущее!

Обхватив его за шею, она прижалась к нему всем телом и пылко поцеловала. Я люблю тебя! Сейчас ей очень хотелось крикнуть это во все горло. Она хотела, чтобы о ее любви узнал весь мир.

— Ничего страшного, — сказала она.

Когда Морис уехал, она тут же поднялась. Перед отъездом он просил ее не беспокоиться и ничего не делать по хозяйству, потому что завтра придет домработница. Но Ванесса пропустила его слова мимо ушей. Ей доставляла необычайную радость привычная домашняя возня. Это помогало ей чувствовать себя еще ближе к нему. Превращаться в часть его дома. Часть его жизни.

Морис приехал около часа дня и повел Ванессу обедать в маленькое бистро неподалеку от дома. Когда официант подал им горячее, Ванесса сказала:

— Я решила лететь в Англию сегодня вечером.

Сейчас ей меньше всего хотелось уезжать. Но пора возвращаться. Завтра — понедельник, начинается новая рабочая неделя.

— Утром я звонила в аэропорт, — прибавила она. — Мне удалось заказать билет на шестичасовой рейс.

Морис тихо вздохнул и сжал руку Ванессы под столом.

— Мне совсем не хочется, чтобы ты уезжала. Это были чудесные дни. — Тут он вдруг радостно улыбнулся. — Но наступят и новые выходные. А до Англии не так уж далеко…

Он погладил ее пальцы. Ванесса кивнула. Она согласилась бы с ним, даже если бы он заявил, что и Огненная Земля находится совсем близко от Парижа. Но как трудно будет пережить эти пять дней без него!..

Она постаралась прогнать грустные мысли. Так можно только испортить себе настроение. Ведь у них с Морисом осталось еще несколько часов до рейса. К тому же пять дней — это так мало. А в следующую пятницу она снова его увидит.

После обеда они гуляли по набережной Сены, поминутно останавливаясь, чтобы полюбоваться на суда или поцеловаться. Как обычно, они без конца болтали, смеялись и держались за руки, словно школьники. Потом они заехали домой — забрать сумку Ванессы, потому что Морис пожелал сам отвезти ее в аэропорт.

— Скоро у меня появятся новости о твоем пропавшем грузе, — сказал по дороге Морис. — Как только узнаю, тут же позвоню тебе. А пока не волнуйся. Это вопрос времени.

— Спасибо, — улыбнулась Ванесса. О пропавших платьях она уже забыла. Было странно думать о том, что их познакомили и сблизили неприятности. Судьба играет с людьми престранные шутки. Никогда не знаешь, как все обернется.

До аэропорта они добрались очень быстро.

— Я буду скучать по тебе, — на прощание сказал Ванессе Морис. — Но мы расстаемся ненадолго. Я тебе скоро позвоню. — Он крепко обнял ее и поцеловал. — Господи, как я не люблю прощаться! Но я так благодарен тебе за эти три дня, — признался он.

— Взаимно. — Ванесса улыбалась, но губы у нее дрожали. Прощаться оказалось куда больнее, чем она думала раньше. — Спасибо тебе за все. Надеюсь, скоро увидимся.

Тут она отвернулась, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы, убрала его руку со своего плеча и заторопилась к дверям.

Но она не могла не посмотреть на него еще раз. Когда она увидела, что Морис все еще стоит в дверях и смотрит ей вслед, у нее больно защемило сердце.

Он послал Ванессе воздушный поцелуй.

Двери за ней закрылись.


Встреча с клиентом прошла удачно. Морис вышел на улицу и ненадолго остановился, с удовольствием вдыхая свежий и чистый ночной воздух. В конторе, где он провел больше трех часов, царила невыносимая духота. От спертого воздуха у него даже разболелась голова.

Он взглянул на часы. Ему вдруг пришла мысль оставить машину там, где она стояла сейчас, и отправиться домой пешком. Утром он с кем-нибудь договорится, чтобы за ним заехали, а хорошая прогулка — это как раз то, что ему сейчас нужно.

Но тогда он уже не успеет позвонить Ванессе, чтобы узнать, как она добралась. При мысли о Ванессе Морис невольно улыбнулся. Ему очень захотелось услышать ее голос. Значит, с прогулкой ничего не выйдет. Придется поехать на машине.

Все еще продолжая думать о Ванессе, он пошел к своему «шевроле». Все-таки ей сейчас безопаснее будет в Англии. Раз уж Латур вышел на тропу войны — а вчера он дал понять Морису, что обозлился не на шутку, — то пусть лучше она находится подальше отсюда. Скоро наверняка удастся разобраться с этим мерзавцем, и тогда можно будет снова увидеться с Ванессой.

Улица, на которой он оставил машину, была темной и пустынной. Морис свернул за угол, по-прежнему думая о Ванессе. На прощание она сказала, что надеется на скорую встречу. Что ж, и он хочет того же. Возможно, если удастся выкроить время, он выберется к ней на следующие же выходные. В аэропорту Морис ничего ей об этом не сказал, потому что не хотел пробуждать напрасные надежды. Но теперь, кажется, положение проясняется и он сможет ее обрадовать.

В радостном настроении, насвистывая какой-то веселый мотивчик, Морис подошел к машине и полез в карман за ключами. Ему очень хотелось поскорее добраться до дома и позвонить Ванессе. Сейчас ночь, машин на дорогах совсем немного. Минут через пятнадцать он уже будет на месте.

Морис открыл дверцу, сел в машину и включил зажигание.

В следующую секунду его глаза ослепил ярчайший белый свет. Грохота взрыва Морис уже не услышал. Он провалился в бескрайний глухой мрак.

9

— Угадай, какая у меня новость? Они нашлись! Наши платья нашлись! — Улыбаясь до ушей, Дорис положила трубку. — Звонили из транспортной компании в Дьеппе. Наш груз теперь там. Он в прекрасном состоянии. Завтра же его доставят сюда.

— Вот видишь, я же тебе говорила. — Ванесса тоже заулыбалась. — Я говорила тебе, что Морис обязательно их разыщет!

Это было на следующий день после ее возвращения из Парижа. Когда раздался звонок, к телефону подошла Дорис. Ванесса, конечно, надеялась, что звонит Морис. Ведь от него еще так и не было вестей. Она ждала его звонка весь вчерашний вечер, пока ее не сморил сон.

Хотя зачем ему это? — мысленно уговаривала она себя вчера и сегодняшним утром, стараясь не поддаваться разочарованию. Она ведь не маленькая девочка, за которой нужно смотреть в оба. Морис посчитал, что она способна добраться до дому без его контроля. К тому же, твердила себе Ванесса, он очень занятой человек, поэтому глупо переживать. Морис позвонит, когда у него найдется время…

И вот теперь — прекрасные новости. Хотя они и не стали для нее сюрпризом.

Незадолго до этого Ванесса сказала Дорис:

— Я ни секунды не сомневаюсь в том, что Морис поможет нам.

Ванессе не удалось скрыть звеневшую в голосе гордость. Ее глаза просто сияли от счастья. Не вдаваясь во все детали, она рассказала Дорис о трех волшебных днях с Морисом. Ведь как ни старайся, Дорис все равно рано или поздно узнала бы обо всем.

— Ну и ну! — ошарашенно и восхищенно покачала головой Дорис. — Такого от тебя я не ожидала!

— Я и сама такого не ожидала, — смущенно призналась Ванесса. — Знаешь, Дорис, я… я, кажется, влюбилась в него!

— Это прекрасно! — радостно вскрикнула подруга. — Но, ради Бога, расскажи мне все и не вздумай скрывать что-нибудь!

К счастью, в то утро у них было мало покупателей — по понедельникам с утра торговля всегда идет очень вяло, — так что у Ванессы было больше чем достаточно времени, чтобы поведать Дорис свою чудесную историю. Ванессе было необыкновенно приятно рассказывать. Она словно заново переживала все события этих волшебных выходных. Ей хотелось говорить о Морисе вновь и вновь.

— Он самый замечательный человек из всех, кого я когда-либо знала. Больше того: я уверена, что он и есть тот самый Мистер Совершенство, которого я так долго ждала.

— Я очень рада за тебя, Ванесса. — Дорис восторженно чмокнула ее в щеку. — Ты заслуживаешь самого прекрасного из сказочных принцев.

Но принц явно не торопился дать о себе знать. Вечером они с Дорис закрыли магазин, а Морис так и не позвонил.

— Не волнуйся, он позвонит тебе домой. — Дорис ободряюще улыбнулась, глядя на расстроенное лицо подруги. — Он, наверное, хочет поговорить с тобой наедине, без посторонних.

Ванесса и сама так на это надеялась! Но ей в тот вечер позвонила лишь тетя Джоан. В полночь Ванесса отправилась спать, уговаривая себе не беспокоиться. Но на самом деле от разочарования она места себе не находила. Неужели что-то случилось?

На следующий день Морис тоже не позвонил.

— Он, наверное, просто очень занят, — уговаривала ее Дорис, пока они распаковывали коробки с только что прибывшими платьями. — Вот увидишь, завтра он позвонит обязательно.

Ванесса была благодарна подруге за участие. Но ей не верилось, что Морис настолько занят, чтобы за двое суток не суметь выкроить для нее пять минут. Нет. Здесь наверняка какая-то другая причина.

А может, он вовсе и не собирался ей звонить? Тот уик-энд ничего для него не значил? Наверное, абсолютно ничего. Просто он развлекся в эти дни с очередной кратковременной подружкой. А когда они расстались, он тут же позабыл о ней.

Ей было нестерпимо больно думать так, но что еще она могла предположить? С самого начала она подозревала, что Морис просто бабник. Кажется, первое впечатление все-таки не обмануло ее.

Она позволила ему соблазнить себя. Поверила в то, что их отношения — не просто легонькая интрижка. Теперь Ванесса страдала от мучительного унижения. Какой же она была дурой!

Часов в шесть вечера на склад зашла Дорис. Она уже собиралась идти домой. Ванесса все еще возилась с нераспакованной одеждой.

— Хватит копаться, Ванни, ступай скорее домой и как следует отдохни. Или, если хочешь, пойдем к нам, посидим, поговорим. Сегодня очередь Сая готовить ужин, так что еда должна быть сносной.

Ванесса подняла глаза от коробки с летними блузками. Она была очень тронута добротой подруги, но все же принять ее приглашение отказалась:

— Спасибо, Дорис. Лучше как-нибудь в другой раз. Я скоро закончу и пойду домой.

Идти в гости совсем не хотелось. Погрузившись в работу, Ванесса хоть немного забывала о том, что невыносимой тяжестью лежало у нее на сердце, но в компании друзей боль пробудилась бы снова. Так что уж лучше ей остаться совсем одной.

— Ладно, до завтра. — Дорис не стала настаивать. Она, видимо, поняла, каково сейчас Ванессе. — Но прошу тебя: не задерживайся слишком долго. Лучше иди домой и посмотри телевизор. Кажется, сегодня вечером будет твое любимое шоу.

Ванесса вымученно улыбнулась.

— Не волнуйся за меня. Я надолго не задержусь. Вот закончу с этой коробкой и сразу пойду.

Разумеется, Ванесса сказала неправду. Она распаковала коробку, развесила блузки и наклеила на каждую ярлык с ценой. А потом взялась за следующую, затем еще за одну. Она решила не уходить, пока не почувствует, что готова рухнуть без сил. Вот тогда она поедет домой и сразу ляжет спать. Может, таким образом ей все же удастся заглушить душевную боль.

Последние две ночи Ванессе не спалось. Она часами лежала в темноте и слушала мерное тиканье будильника. Ей больше не хотелось жить. Только когда полоска неба между занавесками начинала постепенно светлеть, Ванесса забывалась недолгим тревожным сном.

Это было настоящее безумие, и она это понимала. Если Морис действительно самый обычный бабник, то не стоило из-за него так терзаться. Но что поделать, если любовь к нему никак не желала покидать ее сердце!

Прошло целых четыре часа, прежде чем Ванесса собралась идти домой. На улице хлестал проливной дождь. Что ж, погода под стать ее настроению…

Ванесса побежала по лужам к своей красной машине. Я должна поскорее забыть Мориса, внушала она себе. Больше мне ничего не остается. Иначе я просто сойду с ума. Ничего страшного ведь не произошло. Когда-нибудь я встречу достойного человека, а эта рана в сердце скоро заживет.

Нет, не заживет! И ты никогда его не забудешь. И никого лучше, чем он, не найдешь, спорил с ней какой-то внутренний голос. Такие, как Морис, встречаются только один раз в жизни.

Рядом прошуршала по асфальту черная машина. Завидев ее, Ванесса обернулась. Ее сердце споткнулось и замерло. На мгновение ей показалось, что это «шевроле» Мориса.

Разумеется, она ошиблась. Она посмотрела вслед исчезнувшей в темноте машине. И тут ее словно осенило.

Ванесса помчалась к своей машине. Теперь она знала, что ей делать.


— Изабель? Это ты? Это Ванесса, я звоню из Англии.

Ванесса дозвонилась до квартиры Мориса только с пятнадцатой попытки. Примерно столько же раз она звонила и на виллу. Она уже совсем было отчаялась и решила все бросить. Ведь сейчас в Париже уже полночь.

Но все же она решила попробовать еще один, последний раз, и — о чудо! — кто-то снял трубку.

Это была Изабель.

— Ванесса! Я пыталась разыскать твой телефон… Ванесса, с папой… Такой ужас…

Пять минут спустя Ванесса повесила трубку, но тут же сняла ее и перезвонила Дорис. Она делала все как во сне, руки и ноги отказывались ее слушаться.

Дорис ответила сразу же. Набрав побольше воздуха в грудь, Ванесса выпалила:

— Дорис, тебе опять придется обойтись какое-то время без меня. Случилось несчастье. Завтра я первым же рейсом вылетаю в Париж…


— Пожалуйста, доставьте меня по этому адресу. И как можно быстрее.

Ванесса уселась на заднее сиденье такси и протянула шоферу листок с названием больницы и адресом. Она была не очень-то религиозна, но теперь истово молилась. Господи, не дай ему умереть! Сделай так, чтобы он выжил!

Вчера Изабель рассказала ей о взрыве. Она тогда только что вернулась из больницы.

— Кто-то подложил в его машину бомбу. Подозревают, что это дело рук Латура. Ой, Ванесса… Зачем кому-то было убивать папу?

— Но ведь он жив, да? — У Ванессы разом ослабли и задрожали ноги. — Ты сказала, что он в больнице? Ведь он жив?

Изабель прорыдала в трубку:

— Да, слава Богу. Но совсем плох… Он в коме. Доктора говорят, что положение критическое. Я… — больше говорить она не могла.

Ванесса решилась.

— Я еду, — сказала она. Ей показалось, что сейчас они с Изабель очень нужны друг другу. Ее долг — приехать в Париж и быть рядом с Морисом, что бы ни случилось.

Такси ехало к больнице. Ванесса всю дорогу смотрела остановившимся взглядом в одну точку. Подумать только: если бы вчера она решила не звонить в последний раз, то так ни о чем и не узнала бы. От каких же мелочей иногда зависит многое в человеческой жизни! Ванесса благословляла теперь свою настойчивость.

Прижимая к себе сумку, она спешила по бесконечным коридорам к палате, где, по словам Изабель, лежал Морис. У двери она ненадолго остановилась, чтобы перевести дух от бешеной гонки. Она уже хотела было постучать, когда дверь открылась и на пороге появилась сиделка.

— Мадемуазель Ванесса? — Ванесса молча кивнула. Тогда сиделка улыбнулась. — Можете войти к нему. — Она говорила по-английски. — Его дочь предупреждала, что вы приедете.

Когда Ванесса проходила мимо сиделки в палату, та тронула ее за плечо.

— Он пока в очень плохом состоянии и, боюсь, может не узнать вас. Но не пугайтесь.

— Я знаю, — коротко ответила Ванесса и признательно улыбнулась сиделке. В последний раз оглянувшись, она собралась с духом и вошла в палату.

Могло быть и хуже. Да, намного хуже… Морис неподвижно лежал на кровати, окруженный многочисленными мониторами и капельницами. Но к этому Ванесса была готова. Одна его рука была перевязана, мертвенно-бледное лицо выглядывало из бинтов. Но зато он был жив. А ведь взрывное устройство могло разорвать его на части.

Изо всех сил стараясь удержаться на задрожавших ногах, Ванесса подошла поближе к кровати.

— Привет, Морис. Это я, Ванесса. — Она взяла раненого за здоровую руку. — Прости, что не смогла приехать раньше. Но теперь я буду с тобой до тех пор, пока тебе не станет лучше.

Рядом с кроватью стоял стул. Ванесса села, поставив сумку на пол у своих ног. Она склонилась к Морису, не выпуская его руки.

— Я знаю, что ты не можешь мне ответить. Но, может, ты слышишь меня, поэтому я посижу с тобой и буду говорить. — Она грустно улыбнулась. — И теперь ты не сможешь со мной спорить.

Ванесса принялась рассказывать Морису обо всем, что случилось с тех пор, как они расстались. О том, как она летела в Англию, как нашелся потерянный груз, как она узнала от Изабель о несчастном случае с ним. Ванесса вспомнила, что когда-то слышала, будто находящиеся в коме люди часто сохраняют слух и разговор может помочь им прийти в сознание. Значит, она будет приходить сюда и говорить столько, сколько сможет.

Сиделка появилась снова, уже в сопровождении врача.

— Боюсь, вам придется выйти на несколько минут, — сказала она Ванессе. — Доктор Фромантэн хочет осмотреть больного. Когда мы закончим, вы сможете вернуться.

— Отлично. — Ванесса забрала свои вещи и вышла. В коридоре на нее тут же налетела Изабель.

Они сразу бросились друг другу в объятия. Изабель плакала, не пряча слез. Ее полудетское личико осунулось и побледнело, а голос, когда она заговорила, дрожал и срывался.

— Я просидела с ним всю ночь. Потом мне надо было хоть немного поесть, я ушла в столовую. Как он? — с надеждой спросила Изабель. — Ему не лучше?

Ванесса покачала головой.

— Сейчас у него врач. Может, он потом сможет нам сказать что-нибудь утешительное. Давай сядем. — Она взяла Изабель за руку и повела к ряду стульев. Бедная девочка едва держалась на ногах от усталости. Ванесса поняла, что ей придется присматривать и за ней.

Когда наконец появился доктор Фромантэн, они бросились к нему. Увы, доктор не смог им сообщить ничего утешительного. Правда, он все же был уверен, что больной обязательно выживет.

— Ему еще повезло, — сказал он Ванессе. — Бомба плохо сработала, иначе нам бы пришлось собирать его по кускам. Так что благодарите судьбу за то, что он остался живым.

Ванесса ухватилась за эту мысль. Значит, Морису не суждено умереть сейчас. Он обязательно выкарабкается!

Весь остаток дня она провела у его постели. Изабель тоже постоянно была рядом, хотя Ванессе все же удалось уговорить девочку поспать пару часов. И почти все это время они разговаривали с Морисом. Ванесса почему-то не сомневалась, что он слышит их.

Примерно в шесть вечера дверь в палату распахнулась и на пороге появилась стройная, элегантная брюнетка лет тридцати пяти — тридцати семи. Ванесса догадалась, кто это, еще до того, как Изабель вскочила и кинулась к посетительнице. Она оказалась именно такой, какой Ванесса ее себе и представляла. Это была бывшая жена Мориса, Франсуаза Бедье.

Ванесса смотрела, как Франсуаза, вежливо улыбнувшись ей, присела у другого края кровати. Она казалась искренне опечаленной — ее брови хмурились, губы были скорбно сжаты. Ванессу все это очень тронуло.

Морис до сих пор ей небезразличен — догадалась Ванесса. Они расстались уже три года назад, но все же не ожесточились друг против друга, не стали врагами.

Франсуаза просидела в палате около часа, а Ванесса с Изабель уехали намного позже, уже около десяти. Они взяли такси и отправились к дому Мориса на Елисейские поля.

— Нет никакого смысла сидеть здесь ночью, — сказал доктор Фромантэн. — Его состояние вполне стабильно. А если и появятся какие-то изменения, то вам, разумеется, тут же сообщат. Советую обеим поехать домой и хорошенько поспать.

Они не стали спорить с врачом. Настаивать было бы глупо. Обе были совершенно измотаны.

— Я лягу на диване в кабинете, — заявила Изабель, как только они вошли в квартиру. — А вы — в комнате для гостей. Там вам будет удобнее.

— Ты уверена? Меня вполне устроит и диван в кабинете. — Ванессе было неудобно занимать кровать.

Но Изабель протестующе замахала руками.

— И слышать не хочу, — возмутилась она. — Вы только что прилетели из Англии и столько часов просидели в больнице. Если бы не вы, не знаю, что бы я делала.

Ванесса в умилении обняла ее.

— Я тоже тебе благодарна, Изабель.

Минут через пятнадцать Ванесса уже лежала в постели. Она знала, что уснет, едва только ее голова коснется подушки. Правда, перед сном она еще успела помолиться за Мориса. Пожалуйста, Господи, спаси его! Сохрани ему жизнь. Только не забирай его!

Через два часа Ванессу разбудил телефонный звонок. Похолодев от мгновенного страха, она рывком села. Ее сердце бешено колотилось. Это звонят из больницы. Что-то не так. Может, Морис уже умер?

Она откинула одеяло и попыталась выбраться из постели. Но вдруг замерла. На самом деле телефон и не думал звонить. Это был всего лишь сон.

Ванесса без сил рухнула назад, на подушки. О Боже, взмолилась она, я отдала бы все на свете за то, чтобы он был моим. Но, даже если нам и не суждено быть вместе, все равно спаси его. Сделай так, чтобы он жил!


Когда они вошли в палату, сиделка поправляла постель Мориса.

— Здравствуйте! — сказала она. — Надеюсь, вы хорошо отдохнули? А наш больной провел ночь спокойно. Доктор Фромантэн только что осмотрел его и нашел состояние больного стабильным.

Однако никаких заметных улучшений по-прежнему не было. Правда, Ванесса не собиралась впадать из-за этого в отчаяние. Она снова заняла свой пост у его постели. Когда-нибудь он очнется. Ей надо быть начеку.

Они с Изабель провели этот день точно так же, как и предыдущий. Входили и выходили медсестры, доктор проводил осмотр. Ванесса с девочкой всячески старались подбодрить друг друга, поочередно беседовали с Морисом.

Около полудня Изабель обратилась к Ванессе:

— Думаю, мне надо позвонить маме. Она говорила, что сегодня не сможет приехать в больницу, и я обещала рассказать ей, как дела у папы.

Ванесса улыбнулась и кивнула:

— Ладно. Иди звони.

Дверь за девочкой бесшумно закрылась. Ванесса снова взяла Мориса за руку. Каждый раз при взгляде на его мертвенно-бледное лицо у нее обрывалось сердце.

— Вот и опять мы с тобой наедине. — Она нежно погладила его пальцы. — Помнишь, когда мы с тобой в последний раз были вдвоем? В тот день, когда я улетала в Англию. Мы тогда обедали в маленьком ресторанчике. Кажется, он назывался «У Матильды». А потом мы гуляли по набережн…

Тут Ванесса осеклась. У нее перехватило дыхание. Рука Мориса действительно пошевелилась или ей это только показалось?

Еле живая от волнения, она склонилась к нему.

— Морис, ты слышишь меня?

Прошла секунда, которая показалась ей вечностью. Затем его рука опять пошевелилась. В этом больше не было никаких сомнений.

— Морис! — Ванесса замерла: она боялась даже дышать. В этот миг его синие глаза широко открылись. Он смотрел прямо на нее!

Пораженная Ванесса услышала любимый голос:

— «У Мадлены».

Ванесса изумленно заморгала:

— Что… что ты говоришь?

— Ресторанчик, куда мы ходили… Он называется «У Мадлены», а не «У Матильды».

Ванесса ничего не ответила. У нее словно отнялся язык. Она лишь не отрываясь смотрела на Мориса, не замечая текущих по щекам слез радости…


— Они говорят, что примерно через пару дней я смогу убраться отсюда. Хотя, конечно, еще какое-то время мне придется ковылять на костылях. Ну да ладно. Мне не привыкать к ним. Лет двенадцать назад я катался на лыжах и сломал ногу. Тогда и выучился.

Это происходило три дня спустя. Морис уже мог сидеть в постели и выглядел совсем по-другому. Мертвенная бледность прошла, глаза смотрели по-прежнему ясно и весело. Трудно было даже представить себе, что всего несколько дней назад это был живой труп.

Сидящая рядом Ванесса радостно улыбнулась.

— Уверена, ты быстро сумеешь избавиться от костылей. — Она восторженно всматривалась в лицо Мориса. Еще никогда она не испытывала такой любви к нему. И такого счастья, такой радости, такого облегчения — тоже. Ее молитвы были услышаны. Больше ей нечего было желать.

— Знаешь, ведь это ты помогла мне. — Лицо Мориса вдруг посерьезнело. Он взял Ванессу за руку. — Я чувствовал, что ты рядом. Ты и Изабель. Вы с ней держали меня, не давали провалиться в темноту, в смерть. — Он посмотрел Ванессе в глаза так, что у нее сжалось сердце. — Я всегда буду благодарен тебе за это. Всю жизнь.

Ванесса почувствовала, что заливается краской.

— Я была перед тобой в долгу, — как можно непринужденнее ответила она. — Ты так мне помог.

Разумеется, это не было полной правдой. Для нее было достаточно другой, самой веской, причины — ее любви к нему.

Ванесса вдруг нахмурилась. Ей снова пришла в голову мысль, которая уже давно не давала ей покоя.

— Я постоянно думаю о том, что в твоем несчастье есть доля и моей вины. Если бы ты не стал помогать мне, Латур не ополчился бы против тебя…

— Ванесса, не смей даже думать об этом! Я стал врагом Латура за много лет до того, как встретил тебя. — Морис нахмурился и взял ее руку. — Если уж на то пошло, то это я виноват перед тобой. Я привез тебя сюда, где этот негодяй легко мог бы до тебя добраться. Страшно даже подумать, что могло бы с тобой произойти. Будь тогда ты вместе со мной в машине…

— Перестань болтать глупости! — возразила Ванесса. — Откуда ты мог знать, что Латур подложит тебе бомбу? Этого никто даже представить себе не мог. Так что, ради Бога, перестань себя мучить! — Ванесса осуждающе посмотрела на него. — А то я тебя знаю. Ты всегда хочешь, чтобы все шло по-твоему. Но даже у тебя это не получается…

Ее гневную тираду прервал негромкий стук в дверь.

— Входи, Изабель! — крикнул Морис.

Изабель вела себя просто безупречно. Она почти все время отсутствовала, понимая, что им нужно побыть вдвоем, и никогда не входила не постучав.

— Вы, кажется, ссорились или мне это только показалось? — Изабель переводила глаза с отчима на Ванессу. — Только не пытайтесь отвертеться. Отвечайте без утайки: да или нет?

— Боюсь, что ты права, — Морис лукаво улыбнулся. — Ванесса набросилась на меня как орел на ягненка и объявила, чтобы я не надеялся, что все будет идти, как я хочу.

— И она не побоялась тебе это сказать?

— Вот именно — не побоялась.

— Ну и отлично, — засмеялась Изабель. — Слава Богу, нашелся хоть кто-то, кто поставил тебя на место!

Морис тоже рассмеялся. Ванесса смотрела на них, и у нее щемило сердце. Она знала, что навсегда запомнит эту минуту.

Она собиралась лететь домой в воскресенье и решила быть рядом с ним, пока ему не станет лучше. Теперь же, несмотря на сломанную в двух местах ногу, Морис уже чувствовал себя неплохо. Поврежденная рука заживала, и с головы уже сняли повязку.

Нужно ли говорить о том, что уезжать ей вовсе не хотелось? Но дела призывали вернуться как можно скорее. Она каждый вечер звонила Дорис. Та, разумеется, уверяла ее, что прекрасно со всем справляется, и убеждала не спешить. Но теперь в ее присутствии здесь уже нет никакой необходимости. Пора возвращаться домой.

Утром в воскресенье Ванесса в последний раз поехала к Морису. У нее было какое-то странное, двойственное чувство. Она возвращается в свою будничную жизнь.

Сегодня Ванесса не узнавала Мориса. Он выглядел как-то странно напряженным. Врачи уже разрешили ему ненадолго вставать, и он сел рядом с ней в кресло. Но напряженность чувствовалась и в том, как он целовал ее, и в его взгляде, даже в том, как он держал ее за руку.

Хотя, возможно, все дело было в ней самой, в Ванессе. Она чувствовала себя нервно и неловко. Между ними еще так много недосказанного. Ведь он так ни разу и не сказал, какие чувства к ней испытывает. Да и она сама не отважилась признаться ему в любви.

Ванесса надеялась, что их отношения не закончатся сегодняшним днем. Но как долго они еще продлятся? Хочет ли он этого? Кем она стала для него? Неведение превратилось для Ванессы в пытку.

Незадолго до того, как ей надо было уходить, Морис вдруг сказал:

— Наверное, в Англии тебя дожидается целая куча дел. Но все равно, уверен, тебе будет приятно вернуться домой.

Ванесса весело улыбнулась. Что он хотел этим сказать? Что она теперь будет слишком занята, чтобы встречаться с ним?

— Да, думаю, дел у меня будет немало, — ответила она. — Но ты прав — возвращаться домой всегда приятно.

— Я тоже скоро выйду отсюда и возьмусь за работу. Я здорово соскучился по ней. Уверен, на моем столе накопился целый ворох бумаг.

Так-так. Значит, он специально подводил ее к мысли, что будет слишком занят. Это что: вежливый способ спровадить ее вон? Ванессе стало не по себе.

— Да, наверное, — неохотно согласилась она.

— Но я позвоню тебе, как только ты долетишь. — Морис наклонился и быстро поцеловал ее. — Еще раз спасибо тебе за все то, что ты для меня сделала.

— Не стоит благодарности.

Почему он держится так официально? Что вообще происходит? Ванессе захотелось расплакаться.

— Наверное, мне уже пора. — Она вскочила со стула. Сидеть здесь стало почти невыносимо. Повернувшись к Морису, она бегло коснулась губами его щеки. — Береги себя. Не работай слишком много. Я рада, что ты скоро выздоровеешь. — Она вымученно улыбнулась и заторопилась к двери.

Ванесса шла по коридору, ускоряя шаги. Скорей, скорей вон отсюда! Пока она действительно не разревелась у всех на глазах…

Все кончено. Она возвращается домой. Через несколько часов она уже будет у себя дома. Завтра начнутся обычные серые будни. Как безрадостна станет ее жизнь…

— Ванесса! Ванесса!!

Не веря своим ушам, она резко обернулась — и чуть не рухнула на пол. По коридору вслед за ней ковылял на своих костылях Морис.

Она замерла, уставившись на него с таким недоумением, словно увидела перед собой выходца с того света. Неужели это он? Что случилось?

— Господи, зачем ты идешь за мной, Морис?! — наконец смогла пролепетать она.

— Ванесса, я болван. — Допрыгав до нее, он схватил ее в объятия. — Я самый настоящий безмозглый болван. Прости меня… Все дело в том, — продолжал Морис, — что после развода с Франсуазой я поклялся себе больше никогда не жениться. Брак с ней отравил для меня само понятие семьи. Но теперь я понимаю, что дело было в другом: мы с ней совсем не подходили друг другу. А потом появилась ты. Я понял, что отношения с тобой будут совсем иными, нежели со всеми прочими женщинами. Но в мои годы уже трудно менять привычный стиль жизни… Я хотел многое тебе сказать. Но так и не осмелился. И вместо этого принялся болтать всякую чепуху. А когда ты распрощалась и вышла, я понял, что не могу так просто отпустить тебя, и потащился за тобой, надеясь догнать…

Морис внезапно смолк и посмотрел ей прямо в глаза.

— Ванесса, ты согласна выйти за меня замуж?

Сначала она обмерла, точно громом пораженная. Но уже через несколько секунд крикнула:

— Да, да, да!!! — Она радостно засмеялась и кинулась ему на шею.

Ванесса не понимала, сколько времени они с Морисом простояли вот так, обнявшись. Ее сердце радостно пело, ей хотелось расцеловать весь мир. Но вдруг до нее дошло, что она уже опаздывает в аэропорт. Если она сейчас же не поймает такси, то не успеет на рейс.

Со вздохом оторвавшись от Мориса, Ванесса прошептала:

— Мне уже пора идти.

— Я позвоню, когда ты прилетишь в Англию. И приеду, как только смогу. Я люблю тебя, Ванесса. Люблю, как еще никого никогда не любил.

— А я люблю тебя.

Наконец-то самые важные слова были сказаны. Теперь Ванесса чувствовала себя счастливейшей женщиной на свете.

Несколько минут спустя она уже вышла из здания больницы на улицу. Ей казалось, что еще никогда она не была так счастлива, как сегодня, никогда еще солнце не было таким ярким, а весенний ветерок — таким ласковым. Она дождалась! Дождалась наконец-то своего мистера Совершенство! Отныне каждый день для нее станет таким же полным радости и света, как сегодняшний. Ведь с ней будет Морис Куртад…

Примечания

1

Очень рад, мадемуазель (фр.).

(обратно)

2

Моя сладкая (фр.).

(обратно)

3

Моя дорогая (фр.).

(обратно)

4

Спите спокойно (фр.).

(обратно)

5

Я перезвоню (фр.).

(обратно)

6

Вы кто? А где папа?(фр.).

(обратно)

7

Я Ванесса. Твой отец сейчас придет. Мне нужно спуститься на минутку. Я забыла мою сумочку в его машине. (фр.).

(обратно)

8

Спасибо, мадемуазель. И хорошего вам путешествия! (фр.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • *** Примечания ***