КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400018 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170116
Пользователей - 90912

Впечатления

Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
kiyanyn про Костин: Невидимое Солнце (Альтернативная история)

Попытался все же почитать - вдруг самостоятельная работа автора будет лучше, чем переписывание Карсака?

... ну ладно, не очень-то и рассчитывал...

Стираю с книжки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Меч Господа нашего-4 [СИ] (Обновлено 26/01/2013) (fb2)

- Меч Господа нашего-4 [СИ] (Обновлено 26/01/2013) (а.с. Период распада [СИ]-11) 755 Кб, 399с. (скачать fb2) - Александр В. Маркьянов (Александр Афанасьев)

Настройки текста:



Александр Афанасьев Меч Господа нашего-4 [СИ] (Период распада [СИ] — 11)

…Как ужасны те законы, к неукоснительному выполнению которых Ислам обязывает своих приверженцев….

…Отдельные мусульмане могут быть носителями исключительных человеческих качеств. Тысячи из них становятся отважными и преданными солдатами Королевы: все они готовы с честью умереть за нее. Однако, религия, которую они исповедуют, оказывает парализующее воздействие на их социальное развитие. На земле не существует силы более реакционной, чем эта. Ислам — это воинственная и прозелитская вера, которая еще очень далека от заката. Она уже распространилась вплоть до Центральной Африки, оставляя бесстрашных воинов Ислама, везде, где бы не ступила ее нога; и если бы Христианство не было защищено прогрессом Науки, той самой Науки, с которой оно когда-то тщетно боролось, современная европейская цивилизация могла бы пасть, как пала в свое время цивилизация древнего Рима…

Уинстон Черчилль. Речная война

Судан Порт-Судан 22 июля 2015 года

Алла-а-а-аху Акбар Алла-а-а-а-а…

Протяжный напев азанчи, усиленный мощными динамиками — плыл над водой, прерываемый лишь свистками буксиров да гулом портовых локомотивов. Контейнерный терминал Порт-Судана — как всегда не простаивал.

Невысокий, крепкий, словно свитый из стальных тросов человек с острым носом, проницательными, темными глазами и аккуратными офицерскими усиками, подернутыми сединой — поднялся на третью палубу яхты Паладин-3, порт приписки Портсмут, длина — сто пятьдесят футов. Подозрительно огляделся по сторонам — он всегда так оглядывался, когда приходил куда-то, и от того в обществе многим становилось не по себе. Ничего подозрительного — справа, в паре кабельтовых два буксира тащат танкер класса СуэцМакс… рискованно, конечно — но это дело капитана, если решил заходить в марину сейчас, значит, уверен, что проскочит. Слева — видны вышки нефтяного терминала Порт-Судан, дальше — портовые краны. Но их путь лежал чуть дальше, в марину… или то, что здесь этим словом называлось. Была видна "первая линия", приморская недвижимость, белые двух, трех и пятиэтажные дома, выстроенные в средиземноморском и арабском стилях. Интересно, сколько здесь стоит "первая линия"…

— Думаете приобрести здесь недвижимость, майор…

Майор, несмотря на всю его выдержку вздрогнул. Чертов старик… он никогда не видел столь проницательного человека. Ему казалось, что этот старый черт читает мысли. Впрочем… ничего удивительного… он не смог бы сделать на бирже полтора миллиарда долларов, если бы не обладал каким-то поразительным чутьем на сделки. Сам майор уже один раз потерял часть своих сбережений, вложенных в ненадежный банк, рухнувший в самом начале кризиса — и теперь всякая мысль о финансовом риске вызывала в нем оторопь, пополам с раздражением.

— Признаться, я думал об этом, сэр, — честно сказал он, — когда-то все равно надо будет отходить от дел. Люди, подобные мне, приобретают какой-нибудь бар или магазинчик, там, где тепло…

Старик тяжело оперся на ограждение третьей, "солнечной" палубы. Он был очень стар, этот боец времен холодной войны и еще той, великой, второй мировой — под девяносто лет. Его тело уже предавало его, и он не мог просто стоять и смотреть, не опираясь ни на что. Но разум этого человека был по-прежнему остр как лезвие Уилкинсона, а душа требовала только одного …

Отомстить.

— Вы правы, майор, здесь тепло, — сказал старик, — я бы даже сказал, здесь жарко. А в недалеком будущем — будет еще жарче. И поэтому, я не советовал бы никому вкладывать деньги в местную недвижимость, сколько бы она не стоила. Это пропащие деньги. Местным дикарям — наплевать на ваше право собственности и сколько бы вы не заплатили за квартиру в тех прекрасных с виду апартаментах, настанет день — и эти чернозадые ублюдки насадят вас на вертел и поместят над костром как поросенка ха-ха-ха…

Когда старик начинал смеяться — майору становилось не по себе. Этот смех, кашляющий и задыхающийся — явственно отдавал безумием. Но в следующий момент — старик становился самым разумным существом на земле… и в конце концов, он же не потерял свои деньги во время кризиса, а приумножил — в то время как майор, большой кровью заработавший свой капитал в странах, чье название заканчивается на "-стан" — потерял не меньше трехсот тысяч фунтов стерлингов. Ну и у кого, спрашивается, нет ума?

— Купите домик на южном побережье Англии, майор, старой доброй Англии, — посоветовал старик, — да, там часты штормы и зимой от холода и сырости ноют кости и старые раны, но там — никто не отрежет вам голову просто за то, что вы такой, какой вы есть. Это можно утверждать с уверенностью…


Марина Порт-Судана представляла собой жалкое зрелище…

Она была расположена в северном контейнерном порту, просто с одной стороны была пристань, краны и железная дорога, а с другой — марина. Яхты швартовались здесь не к причалу, а к брошенным в воду тяжелым бетонным барабанам с кнехтами наверху, нормального причала тут не было. Вода — грязная, с радужными разводами нефти и бытовым мусором… большое количество танкеров шли через Красное море, сбрасывать балластную воду из порожних танков начинали уже здесь, вообще-то за это был штраф, да за каждым не усмотришь. Если спустить резиновую лодку с мотором или без такового — то попадешь на пляж, грязный, заваленный мусором. Просто удивительно — но в такой помойной обстановке отдыхали люди. В основном чернокожие — но попадались и белые любители экзотики. У многих чернокожих кожа была слишком светлой, среди девушек попадались по настоящему совершенные экземпляры с европейской фигурой цвета кофе с молоком или даже светлее и зелеными или голубыми глазами, которых на африканском континенте никогда не было. Длительное британское господство — оставляло свой след и проявлялось даже сейчас.

Яхт в марине было немного. На входе в порт покачивался на волне вполне современный Зодиак с жестким днищем, радаров и двумя крупнокалиберными пулеметами — на носу и на корме. Несколько чернокожих, которых отрядили охранять порт — спали или, раздевшись до плавок и нацепив на нос зеркальные очки, лежали и, наверное, загорали.

Алла-а-а-аху Акбар Алла-а-а-а-а…

Моряки с рациями уже выстроились по бортам, помогая при постановке на якорь и швартовке…

— Все то, что с нами происходит, мы заслужили… — сказал старик, глядя на пляж.

— О чем вы, сэр? — осторожно спросил майор.

— Вы прочитали книгу, которую я вам дал? Прижизненное издание да еще с автографом…

Майор видел это. Автограф самого мистера Черчилля, причем адресованный владельцу этой яхты. Дорогого стоит.

— Речная война. Да, сэр…

— Старина Уинни подарил мне эту книгу, хотя знал, как сильно я его ненавижу, этого сластолюбивого подонка, выходца из семьи мерзавцев с низкими моральными устоями. Он разрушил империю, разрушил братство белых народов… то, на чем стояла европейская цивилизация и сделал это сознательно. При нем и во многом благодаря ему — мы отказались от своего имперского бремени и обрушились на таких же, как мы людей, живущих на континенте…

Майор с ужасом понял, что старик говорит о немцах. О фашистах!!!

— Но книга не об этом. В молодости… пока этот проходимец окончательно не связался с масонами и не продался им сам… а заодно не продал Англию… ему нельзя было отказать в уме, политическом и военном чутье, а так же правдивом изложении событий. Эта книга… Речная война… о том, майор, что к этим… нельзя подходить с мерками обычных людей. Нельзя…

Майор почувствовал, что надо уйти. За такие слова, произнесенные в публичном обществе, можно было получить иск на пару миллионов фунтов, а то и угодить в тюрьму. Хотя для этого… иск в пару миллионов фунтов проблемой не будет. Ему и его людям платят за работу… но не за то, чтобы слушать столь опасные речи…

— Сэр, я полагаю, мне стоит наведаться на берег до заката. Разведать обстановку.

— Идите, майор. Помните, о чем я сказал… и будьте предельно осторожны.

Майор спустился на вторую палубу, потом на первую. У люка стоял Джо… это было не военное судно, но он приказал установить дежурство как только они вышли из Портсмута. Если в Атлантике это лишнее, то здесь — совсем не лишнее, после того, как взорвался Йемен, пиратские нападения в красном море стали обыденностью.

— Сэр!

— Несите службу, капрал. И повнимательней.

— Есть, сэр!

Пройдя широким, покрытым дорогим ковром коридором, майор свернул в каюту, которую они занимали — одну на всех четверых. Джек и Стюарт были там. Стюарт чистил винтовку, единственное оружие, которое они взяли с собой, не считая пистолетов и имеющихся на яхте винтовок и штуцеров: автомат можно купить на базаре и стрелять, но снайпер никогда не откажется от того оружия, в которому привык и которое знает в пользу купленного на базаре, подозрительного, неизвестно через чьи руки прошедшего ствола. Джек смотреть новости по Интернету через планшетный компьютер.

— Выступаем, сэр? — спросил Стюарт.

— Не торопи событий. Джек, что новенького?

— Прошло подтверждение, что русские крепко вломили американцам в каком-то городе на юге, близко к черному морю. Сегодня русские предоставили возможность корреспондентам пообщаться с пленными — а их не меньше тридцати человек. Джордж Буш прошел Английским каналом[1] и угадайте, куда он направляется…

Майор не имел в душе никакого сочувствия к своим собратьям по оружию. В седьмом году по вине ублюдка из Баграма — погибли двое его сослуживцев… оказалось, что пилот просто чего-то не расслышал. Кроме того — это они втравили британскую армию в дерьмо, продолжающееся уже четырнадцатый год и не имеющее ни конца, ни края.

— Если эти придурки решили связаться с русскими, то это их проблемы. Лично я не имею ничего против. Что у нас творится в районе цели?

— Да то же самое, сэр. Неизвестные взорвали дискотеку в Найроби, восемьдесят семь погибших. Ожесточенные бои миротворческих сил ОАЕ[2] и исламистских группировок в Восточном Могадишо, ракетами обстрелян международный аэропорт Аден-Аде. Перестрелка у Виллы Сомалия, бывшего дворца Мухаммеда Сиада Барре, несколько погибших. Американцы нанесли бомбовый удар по целям в провинции Мудуг, заявлено об уничтожении крупного лагеря боевиков Аль-Шабаба, но это никем не подтверждено. Все как обычно, сэр.

— А по Мерке?

— Пока тихо, ничего нового, сэр. Вы же знаете, там договорная зона, даже на улицах не разбойничают.

— Этот мир превращается в настоящий ад… — заявил Стюарт, в который уже раз проходящийся по стволу своего Барретта с шомполом и навернутым на него, слегка смоченным чистящим составом патчем…

— И нам с этим придется иметь дело. Я на берег. Надо кое-с кем встретиться, решить вопрос по транспорту и оружию. Заодно выяснить, что здесь к чему.

Майор Ральф Хогарт достал из-под койки свой чемодан, раскрыл его. Достал оттуда пистолет АПС и кобуру для скрытого ношения. Обычно, те, кто служил в САС предпочитали Браунинг одинарного действия с удлиненным магазином — но условия этого задания требовали использовать только советское оружие. АПС — они купили его в Германии, без режима автоматической стрельбы — подходил как нельзя лучше: зализанные формы, позволяющие быстро выхватывать оружие из-под одежды, очень емкий магазин, приличная развесовка. Немного неудобная рукоять — но это легко исправляется с помощью изоленты. Проверил его, отложил в сторону. Вскрыл большую — на пятьдесят — коробку с патронами "9 русский" от Hornady и набил магазины… он обычно набивал в хранимые пистолетные магазины по два патрона… и есть что-то, чем можно ответить при внезапной атаке и пружина магазина не слишком то устает. Кобуру с пистолетом и подсумки с патронами разместил на широком, заказном поясе из бычьей кожи, остатки патронов из коробки вытряхнул в ладонь и сыпанул в карман — пару раз ему эти несколько запасных патронов сильно помогли в жизни. Туда же сунул французский глушитель для русских пистолетов, фирмы Stopson.

Второй пистолет — а все профессионалы носили второй, у майора это был ПМ, пистолет Макарова восточногерманского производства — он засунул в кобуру, прикрепленную к лодыжке, как это делают американские полицейские. Майор обучался в США по программе обмена и много чего полезного почерпнул у американцев, этих истинных пистолерос. Одно из правил, которое в Европе не понимают — оба пистолета и первый и второй должны быть одинакового калибра. Это же просто… патроны от одного подходят к другому и никаких проблем. Но нет, не понимают…

Закончив вооружаться, майор взял ламинированную спутниковую карту и жировой карандаш.

— Значит, так. Я собираюсь навести своего старого друга. Полковник Ричард Хьюз, он сейчас работает на Эринис. Собираюсь назначить ему встречу в Хилтоне, он не знает о том, что мы прибыли, ничего не знает о вас. Контрольный срок моего возвращения — час ночи по Гринвичу, если я не позвоню и не вернусь, действуйте по усмотрению…

То, что делал сейчас майор — было продиктовано элементарными соображениями безопасности. Идешь куда-то — предупреждай остальных, куда ты пошел, зачем, на какое время. Если не предупредил — не удивляйся, если тебя украдут или просто убьют и твои друзья — ничем не смогут тебе помочь.

— Да, сэр…


На берег его доставила лодка Зодиак с двумя матросами, молчаливыми, посматривающими по сторонам. Пирс был бетонным — но старым, построенным годах в шестидесятых, облупленным, грязным. Нормальных сходен не было, вместо этого — проржавевшие скобы. Цепляясь за них — майор опасался, что одна из них обломится, и он полетит в воду.

— Удачи, сэр, — пожелал ему один из матросов.

Майор не ответил — пожелание удачи в его профессии было скорее дурным знаком и просто так — друг другу удачи не желали…

Никто из тех, кто был на пирсе не обратил на майора особенного внимания. Кораблей к этому сооружению пришвартовано не было, зато тут прогуливались люди, целовались парочки, тут же торговали пресной водой из разноцветных канистр и всяческой мелкой дрянью. Чуть дальше — стоял небольшой самодельный навес, из-под него рыбаки торговали рыбой и дарами моря, есть которые осмеливался далеко не каждый…

И было чувство опасности. Майор слишком долго воевал, он воевал на Востоке уже больше двенадцати лет, с две тысячи третьего года. И за это время он научился по одному ему известным признакам определять — опасно здесь или нет. Количество вооруженных людей, посты службы безопасности, быстрые взгляды исподтишка, массивные бетонные тумбы, не дающие припарковаться у тротуара — и многие другие признаки, говорящие о наличии опасности. Здесь ничего этого не было — но вот опасность была…

Майор резко свернул в сторону, к лавке, торговавшей мелочами.

— Вот это.

Клетчатый платок — его здесь так и называли, "Стиль Арафата". Бело-черную клетку популярной на Востоке сделал Ясир Арафат.

— Десять фунтов, уважаемый.

Майор достал из кармана пачку банкнот. Кувейтских динаров.

— Примете, уважаемый?

У торговца загорелись глаза, он жадно сглотнул слюну. Это была одна из самых уважаемых валют региона.

— Двенадцать, эфенди.

Это было наглостью, кросс-курс был ноль семь.

— Восемь.

Продавец протянул руку…

Прикрыв только что купленным платком лицо — в остальном его одежда мало отличалась от одежды местных — майор шагнул в толпу…


Порт Судан был построен англичанами в одна тысяча девятьсот пятом году на месте рыбацкой деревушки, старый порт на Красном Море, Суакин зарос кораллами и им невозможно стало пользоваться. Поэтому — этот город больше напоминал даже не европейское Средиземноморье — а американские рыбацкие городишки в Новом свете, ни арабского, ни африканского в нем не было почти ничего. Широченные улицы, тротуары, по которым может без проблем проехать грузовая машина — но бордюров, отделяющих тротуар от проезжей части — нет. Несколько мечетей современной постройки с высокими, игольчатыми минаретами, на окраинах — старые, одно и двухэтажные дома, в центре — дома в основном современные, постройки середины и конца прошлого века. Много зелени, на первой линии, у побережья — есть неплохие, огороженные высокими решетками кондоминиумы — их строили специально для европейцев, которые после выхода на пенсию продавали свою собственность в Европе, покупали роскошную квартиру в Средиземноморье или на Дальнем Востоке (иногда за полцены прежней квартиры) и отправлялись доживать свои дни туда, где тепло, много фруктов и никогда не бывает зимы. Два порта, южный и северный — в южном, который отсюда было почти не видно — достопримечательностью был новый нефтеналивной терминал, построенный китайцами, но сейчас охраняющийся американцами, у которых на пикапах были крупнокалиберные пулеметы. Еще там был элеватор, старый, построенный советскими специалистами — его высокие башни как раз и были видны из северного порта.

Сама портовая зона северного — майор подозревал что и южного тоже — порта была огорожена высоким забором из сетки — рабицы и охранялась вооруженными нарядами полиции. Но то место, где его высадили, к грузовому порту не относилось и поэтому он, не предъявляя документов и никому не платя взяток — спокойно вышел на набережную. Бульвар на набережной был мощен камнем, парапеты, не дающие неопытному, зазевавшемуся туристу не свалиться в море — были широкими, сделанными из камня, схваченного местным цементом с большой примесью глины, и не доходили человеку даже до пояса. На них сидели какие-то птицы, тут же — сидели и местные, некоторые даже закинули удочки, желая попытать счастья. Прямо на набережной — торговали местные продавцы съестного, продавая только что выловленную рыбу, зажаренную со специями. Туристов практически не было — удивительно, но туристический бум обошел это место стороной.

Именно поэтому, майор почти сразу обнаружил за собой слежку — если бы здесь было полно туристов, ему не удалось бы так быстро срубить хвост. Сначала он подумал, что это полиция — невысокий, в куртке и легких слаксах парень с небольшой видеокамерой на ремне. Потом понял — нет, не полиция. Дело в том, что парень был белый, пусть и загорелый, но белый. А это само по себе — требовало выяснения.

Он перебежал дорогу в неположенном месте, желая выяснить, что к чему — и парень последовал за ним. А еще — белая Тойота — такси совершила резкий, вызвавший недовольный гул клаксонов маневр, чтобы тоже не потерять его.

Это еще что такое…

За майором Хогартом следили не раз — последняя его работа была в Пакистане, он там провел шесть с небольшим месяцев и все это время за ним следила полиция и Служба общей разведки Пакистана — следила двадцать четыре часа в сутки, иногда он замечал за собой до трех хвостов одновременно. Но даже не особо искушенные в слежке пакистанцы — не действовали так нагло, как действовали эти ребята. Тем более, пакистанцы были в своей стране, а эти архаровцы — явно в чужой.

Американцы?

Он пошел по широкому бульвару, удаляясь от порта в сторону Главного города. Ему надо было принять решение — что делать.

В принципе — в самой слежке нет ничего плохого, за исключением того, что у него есть оружие и нет местного разрешения. Но у него есть карточка сотрудника ЧВК[3] и есть деньги, причем ликвидная валюта — обычно этого бывает достаточно, чтобы полицейские отвязались, на Востоке бакшиш[4] — святое дело. Вот только — он чувствовал, что никакие это не полицейские.

Хвост со старых дел? Люди Аль-Каиды? Вполне может быть — в свое время здесь несколько лет жил Осама Бен Ладен, был одним из крупнейших бизнесменов в этой стране, строил дороги и дома. Позиции Аль-Каиды здесь до сих пор очень сильны. Если это хвост со старых дел — то его надо рубить и прямо сейчас. Пока его не убили и не украли.

Машина? Машину можно арендовать… даже с учетом того, сто он не знает где… в конце концов можно же подойти и спросить, здесь почти все владеют английским. Но машина для него будет только обузой — он не знает город, у него нет местной лицензии на вождение, если это местные — они запросто загонят его в ловушку. Нет, надо разбираться без машины. Плохо, что тут такие широченные улицы — в Кабуле он уже оторвался бы… без проблем. Но тут — просто так не сделаешь… надо с выдумкой.

Спасла увиденная дыра в заборе, тут была стройка… строили какое-то здание, судя по виду — высотное, потом забросили — кризис, однако. Сейчас — скелет будущего небоскреба торчал бетонными палками вверх как кости доисторического динозавра. Прямо через дорогу, под вой автомобильных клаксонов — рванул к спасительной дыре в заборе, провалился внутрь, сам не зная, на что нарвется. Нарвался на брошенную технику, какие-то котлованы в земле, открытые, не зарытые коммуникации — толстые трубы, какие-то кабели в мощной резиновой оплетке. На пути попался камень, он подхватил его — самое то, около фунта веса, гладкий голыш. Ринулся за экскаватор в поисках укрытия, решив, что если что — он просто смоется…

Парень, следивший за ним — допустил серьезную ошибку. Сначала сунулся в дыру, огляделся — голова и рука с пистолетом — потом полез внутрь. Утвердился на земле, нервно осмотрелся, не зная куда бежать — да что же это такое… Осторожно, держа пистолет перед собой — причем правильно держа, этого у него не отнимешь — пошел вперед…

Майор метнул голыш прямо с земли — он точно знал что человек, высматривая опасность смотрит, прежде всего, на уровень своего роста. Попал в голову — долгое пребывание в США с обязательным бейсболом дало о себе знать. Парень рухнул как подкошенный — а майор уже целился во второго, перемахнувшего через забор и держащего в руках короткоствольный Мини-Узи.

— Замри!

Автоматчик замер, мгновенно. Такую способность мгновенно подчиняться командам — могла развить лишь военная служба.

— Брось автомат!

Майор включил лазерный прицел — и красная точка замерла на груди автоматчика.

— Брось или умрешь!

Автоматчик стал пятиться.

— Стой на месте!

Автоматчик повернулся — и бросился бежать со всех ног.

Черт побери…

Он наскоро обыскал потерявшего создание шпика — пистолет, компактная Беретта-9000, мобильный коммуникатор, бумажник, в нем немного денег, водительские права, явно местные. Деньги, пистолет он забрал, права оставил — он не был похож на того, кого он так славно отоварил камнем и потому права ему были не нужны. Коммуникатор — тоже оставил, только перед этим вытащил карту памяти. После чего он развернулся — и бросился бежать в другую сторону, надеясь выбраться со стройки с другой стороны…


Только что купленный платок он выбросил. В лавке купил материал и намотал себе на голову в виде чалмы, на нос водрузил дешевые противосолнечные очки, купленные там же. От очков болела голова — но делать было нечего.

На одной из улиц города — здесь на домах не было номеров и названий улиц, невозможно было понять, где ты находишься — он достал телефон Thyraya, по памяти набрал номер. Это был номер человека, с которым он работал в Афганистане — тот тогда тоже служил в армии и командовал шотландскими горцами. Номер этот знали немногие.

— Кто это… — раздался недовольный голос полковника.

— Микки Маус.

Полковник пробурчал что-то невнятное, похожее на ругательство. Потом вспомнил.

— Узнал. Ты где?

— Ближе чем ты думаешь.

— Где встречаемся?

— Назови сам.

— Хилтон. Единственное приличное место в этой дыре.

— Когда?

— Два часа.

Майор повесил трубку. Начал осматриваться в поисках такси — туда он должен был прибыть первым…


В этом городе, потенциально золотой жиле для туристов — туристических гостиниц международного класса было всего две — Башир Палас, более демократичный по ценам и непритязательный по качеству, построенный местными бизнесменами и типично американский Хилтон, вотчина красавицы Пэрис, которая с годами только хорошела. Порт Суданский отель всемирной сети гостеприимства Хилтон выглядел совершенно футуристически — толстый, жирный огурец из белого бетона и синего облицовочного стекла и, пользуясь отсутствием конкуренции — цены ломил безбожно…

Майор прогуливался возле отеля два часа — и не заметил ни одного признака того, что его старый друг устроил засаду. На площадке перед отелем не появились ни полицейские, ни штатские с бегающими глазами, в воздухе не появился вертолет, не было попыток как-то ограничить или перекрыть движение. Все то же самое — машины, парковщики, гости отеля — раньше тут было полно китайцев, но после каскада революций, получивших общее название "арабская весна" китайцев стало намного меньше, они поняли что экономическая сила не подкрепленная силой военной сама по себе ничто. Наконец, появился и сам полковник британской армии в отставке Ричард Хьюз, невысокий, моторный, больше похожий на еврея, нежели на англичанина. Он самостоятельно припарковал автомобиль — это был ЛэндРовер Дефендер II — и прошел в отель.

Побродив еще немного вокруг отеля — майор решился идти.

Внутри — был могильный холод, или это ему так показалось после летней средиземноморской дневной жары, когда местные после часа вообще не работают или устраивают большой перерыв, что-то типа испанской сиесты. Видимо, заоблачные цены отеля хоть как то оправдывали себя — после уличной жары попасть в отель было настоящим раем.

К нему направился охранник — но он размотал чалму и решительное выражение лица охранника сменилось угодливым. Белых здесь — не уважали как сто лет назад — но все же относились с неким пиитетом, считая, что у белого не может быть дурных помыслов…

Метрдотель решительно сменил охранника.

— Чем мы можем вам помочь, сэр?

На груди метрдотеля была табличка с именем, почти как в армии. Его звали Али.

— Али, у меня здесь встреча с…

Майор замялся — полковник мог здесь проживать под чужим именем и легендированной биографией, с него станется. Назвать настоящее — будет подножкой. Но есть ли другой выход?

— … с полковником Хьюзом. Он здесь?

— О, да, полковник уже пришел. Разрешите проводить…


Полковник сидел за столом не один. Вместе с ним сидел здоровенный, не меньше метра девяносто детина в черном, совершенно неуместном здесь костюме и с очками в золотой оправе. На вид ему не было и сорока, с одного взгляда майор понял — в очках нормальные стекла. Хотя это ничего не значит, очки очень выигрышно смотрящийся аксессуар, многие бизнесмены заказывают дизайнерские очки с нормальными стеклами.

Полковник увидел его еще когда он шел к столику за метрдотелем. Приветственно помахал рукой.

— Сэр, этот человек говорит, что у него назначена встреча.

— Все нормально, Али я его знаю. Принеси ему то же что и мне.

— Будет сделано, сэр.

Метрдотели и обслуга говорили здесь на старом английском, давно забытом в метрополии языке…

— Присаживайся. Это Грег Гудчайлд. Представляет американские интересы здесь, отличный парень…

Рукопожатие американца было стальным, что лучше всего говорило, какие интересы и каким образом он представляет. Они обменялись карточками — американец работал на какую-то частную военную компанию — точнее, работал под ее прикрытием, крышей.

— Майор Ральф Хогарт, бывал в Афганистане…

— Давно? — спросил американец.

— Последний раз в десятом.

— Я в тринадцатом.

— И как там Кабул?

— Все то же дерьмо. Но для непритязательного человека там есть все, что нужно.

Они с американцем — опознавали друг друга как своего, человека одной с тобой крови — именно по этим словам, внешне ничем не примечательным. Каждый из них побывал там — и каждый теперь мог доверять другому, пусть и в известных пределах.

— А как насчет интересов? Вы представляете их официально или … не совсем.

— Почти официально — сказал американец — это чисто деловые интересы. Мы сейчас не столь богаты как раньше и должны зарабатывать деньги.

Принесли чай, американцу — конечно же кофе, в Африке был хороший кофе и надо было ловить момент, но майор решил, что раз принесли чай. То пусть будет чай. Вместе с напитками принесли и основное блюдо — хорошо прожаренный стейк из местного скота, жесткий и со своеобразным вкусом как у дичи. Перца тут было ничуть не меньше, чем кладут повара — индийцы в жратву на передовых военных базах.

— Какими судьбами… — полковник привычно орудовал ножом и вилкой, прилагая усилие, в то время как майор не сразу разобрался и нож соскользнул, брызнув на скатерть острым соусом.

— У меня заказ.

Полковник кивнул.

— Старина Ральф сейчас сам себе хозяин. Ни на кого постоянно не работает. Здесь?

— Нет. Юго-восточнее…

Американец хмыкнул.

— Не завидую.

Майор посмотрел на полковника, затем на американца, затем снова на полковника, показывая, что возможно не стоит обсуждать определенные темы при посторонних — но полковник как ни в чем не бывало, резал мясо, макал кусочки в соус и отправлял в рот.

— Тебе нужна помощь?

— Да. Транспорт… нужен самолет. Ну и… по возможности информация.

Полковник пожал плечами.

— Нет проблем. Самолетов у меня нет, но самолет, наверное, Грег даст…

— Мне нужен частный самолет.

— А у него и есть частные. Американских баз здесь нет. Пока.

Американец неодобрительно посмотрел на британца и продолжил трапезничать. Он тоже ел мясо, но справлялся с ним лучше обоих англичан. Возможно, техасец, техасцы привыкли есть мясо…

— И у меня… тут возникла небольшая проблема…

Полковник насторожился.

— Какого рода проблема?

— Пара ублюдков привязались ко мне на набережной. Один пеший и один — на машине. Внаглую, никогда такого не видел.

Полковник и американец переглянулись.

— Они притащились за тобой сюда?

— Нет. Я срубил хвост. Жестко.

На лице американца начала расплываться улыбка, широкая, как у чеширского кота.

— Жестко — совсем? — уточнил полковник.

— Не совсем. У одного пару недель будет болеть башка. Другой наделал в штаны.

— Как они выглядели?

Майор коротко описал внешность каждого.

— Держу пари, это ребята Рафи, так его мать… — сказал американец.

— Сукин сын, наконец-то получил хорошую плюху… — заключил полковник, — ты прав.

— Сэр, о чем вы? Я должен что-то знать, чего я не знаю? — решил прояснить ситуацию майор Хогарт.

— Рафи Фишер, местный резидент МОССАДа, — пояснил пари, — готов держать пари, это его ребят ты отоварил. Здесь одна из ключевых точек оружейной контрабанды на Израиль, точнее — на его территории, которые он захватил заново и на которых до сих пор продолжается партизанская война. Здесь же отовариваются ливийские, сирийские и египетские боевики — исламские экстремисты. Вот почему здесь сидит Рафи и его люди постоянно и в больших количествах отираются в порту. Ты говоришь, они к тебе в порту привязались?

— Точно.

— А кричал ты им на каком языке?

— На английском. Здесь же его все знают.

— Точно они, — заметил американец, — надеюсь, у Рафи хватит ума не вызвать вертолеты…

— Вертолеты? — не понял майор.

— Точно, вертолеты. Жиды не видят никаких краев, после четырнадцатого года они как в ж… ужаленные. Израильские самолеты и вертолеты летают здесь, в Египте как у себя дома, наносят удары по тому, что кажется им похожим на цели. Израильские коммандос действуют здесь почти открыто, только недавно грохнули Нура, крупнейшего торговца оружием в регионе. Он думал, что несколько бронированных машин и личная гвардия, вооруженная крупнокалиберными пулеметами и ракетными установками ему поможет — но нет. Жиды высадили здесь роту спецназа, подловили его прямо в городе, в Порт-Судане и грохнули. Комбинированная атака с использованием вертолетов. Черт у этих парней были переносные зенитно-ракетные комплексы, но им не помогло и это. Естественно, никто и не думал спрашивать у нас разрешение творить такое. Ты видел эсминец в порту?

— Нет.

— Потому что его там нет. Но скоро подойдет. Принято решение разместить британский эсминец в Порт Судане для того, чтобы больше вся эта хренотень не повторялась. В конце концов — это наша зона влияния, а не жидов.

— А мы то что тут делаем?

— Мы то… Ну, это одна из последних спокойных точек в регионе и мы надеемся, что она останется именно такой. Потом — здесь есть нефть. Немного, но есть и неплохая. И здесь есть нефтеперерабатывающий завод, его строили китайцы, потом мы выкупили недострой и закончили. Я конечно не могу говорить за верха, но мне кажется, идея в том, чтобы иметь какую-то заначку, не зависящую от Ормузского пролива. Но близко к нему, чтобы снабжать топливом действующую армию, если придется. Первая такая заначка — это Ливия, но она проблемна сама по себе и там — больше европейское влияние. А наша заначка — здесь. Поэтому здесь присутствуем мы, здесь присутствует мистер Гудчайлд и люди, которых он представляет — а евреи просто мутят воду. Они решают проблемы своего доморощенного терроризма, с которым семьдесят лет не могут справиться — за наш счет. Мы же естественно поддерживаем действующую власть, хотя и вынуждены на многое закрывать глаза. Но это — в нынешних условиях вынужденная необходимость.

Майору не понравилось сказанное. По многим причинам. Главной — хотя он не признал бы это даже под присягой — явилось то, что он прочитал некоторые книги авторства Уинстона Черчилля, пока они шли в Порт Судан, прежде всего Речную войну и Историю Малакандского полевого корпуса. Эти книги — на многое открыли ему глаза.

— И что сэр? Мне следует уносить ноги из Додж-Сити пока не поздно?

Полковник отхлебнул чая из своей огромной кружки. Чай был цвета мореного дерева — каркаде, с местными специями.

— Полагаю, что нет, Ральф, мы справимся с этой проблемой. После того, что ты сделал, ты будешь героем дня как минимум на неделю. Это если МОССАД тебя не прихлопнет, но мы постараемся этого не допустить. Рафи здесь одинок, его не поддерживает никто. Более того — все, кто здесь работает — мечтают поймать парочку моссадовцев и как следует отходить, как это сделал ты…

— Я что-то не понял — а почему мы с ними не на одной стороне? Ведь террористы — они везде террористы, что в Зоне племен, что в Секторе Газа.

Американец мрачно усмехнулся, но ничего не сказал. Он вообще был молчаливым… на контрасте с полковником, поэтому полковник со стороны казался американцем, а Гудчайлд — англичанином.

— Парень, какого хрена… — понизив тон, начал объяснять полковник — у каждого свои интересы, ты этого так и не понял? Мы здесь с жидами на ножах и не только здесь. Попомни мое слово — не пройдет и трех лет, как нам придется с ними воевать. С еврейским государством, я имею в виду. Везде, где они присутствуют, они ведут себя так, как будто это их хреновы задворки, а не наша зона влияния. То, что я рассказал тебе про них — это далеко не все, что о них можно сказать. Несколько месяцев назад, они выходили на президента этой страны с требованием закрыть местное производство оружия, вышибить из страны иранцев и легализовать деятельность израильских представителей здесь. С нашей помощью — их послали куда подальше с их непременными требованиями. После этого — какие-то педерасты совершили теракт на стратегическом объекте, подорвали нефтепровод, отчего мистер Гудчайлд так расстроился, что звонил в Вашингтон и просил прислать сюда морских котиков, чтобы кое с кем серьезно разобраться…

Американец фыркнул.

— Привяжи метлу, Рик.

— Да брось. Здесь все всё знают, все со всеми знакомы и мило, по-семейному разбираются друг с другом. Настоящий Западный Берлин на восточный манер. Вот только вместо торта в лицо можно получить пулю…


Майор заметил их первым — только потому, что одного из них видел раньше. Это был как раз тот самый парень, которого он угостил рукоятью пистолета по башке — и, судя по видным даже отсюда черным кругам под глазами, угостил прилично, до сотрясения мозга. Второго он никогда до этого не видел — коротко стриженный, высокий, с вытянутым, лошадиным лицом.

Пострадавший нащупал его взглядом и совершенно ничего не опасаясь, показал в их сторону рукой. После чего эти двое стали пробираться между столиками в их направлении.

Полковник их тоже увидел, помрачнел лицом.

— Речь про г…о, а вот и оно!

— Одного из них я знаю, — намеком предупредил майор.

— А я знаю второго. Этот п…р — Рафи, местный резидент МОССАДа.

— Мне уйти?

— Сиди. Сейчас разберемся…

Израильтяне подошли к столику и майор напрягся, готовый к ответным действиям — он знал, что МОССАД имеет крайне низкий порог реагирования и никогда не отказывался от убийств как средства решения тех или иных проблем. Но израильтяне — всего лишь подвинули столы и без приглашения сели за стол.

— Рафи, какого черта? — сказал полковник, — я вообще-то ужинаю.

— Это я хочу вас спросить, какого черта? — израильтянин говорил по-английски чисто, но с неприятным акценто, — у нас что, перемирие больше не действует?

— Если тебе так будет угодно, Рафи. Твои люди первые начали. И я смотрю — нарвались на неприятности.

Израильский резидент посмотрел на американца и понял — ловить нечего.

— У вас что теперь, принято сначала бить по голове, а потом задавать вопросы?

— Рафи, по-моему, с тобой договаривались, что все граждане западных стран вне зоны твоего внимания, было?

— Почему ваш человек не мог просто опознать себя?

— А почему твои дебилы привязались к моему человеку на набережной? Он новенький, не знает, какой беспредел здесь творится. Ошалел от такой наглости и принял те меры, которые посчитал нужным. В конце концов — твои ребята похожи на арабов, да и действуют, признаюсь, ничуть не аккуратнее их.

— Мой человек получил удар по голове и выбыл из строя, по меньшей мере, на две недели.

Американец с силой стукнул по столу кружкой.

— Рафи, можешь подать официальную жалобу… помнишь, а?

Майору это чертовски надоело. Он и тот парень, который совершил ошибку и получил камнем по голове — молча сидели и смотрели, как трое старших офицеров, каждый из которых работал под прикрытием и представлял собой разведку цивилизованной страны — пытались показать друг другу кто из них круче. При этом — здесь и сейчас, в этом разговоре, а так же и в других подобных — забывалось и замалчивалось самое главное, то, ради чего они прикладывали усилия, ради чего много безвестных парней расплачивались своим здоровьем и жизнью в таких сраных местечках как это. Была напрочь забыта цель, ради которой они здесь, было напрочь забыто, кто друг, а кто враг, какие интересы являются приоритетными, а какие — сопутствующими — все это было отброшено ради мелкой грызни между собой.

Еще неделю назад майор не вмешался бы, не осмелился перебить старших офицеров, людей, от которых зависит успех текущего этапа его сложной и неоднозначной миссии. Но теперь… он просто не смог смолчать, выслушать до конца все эти препирательства и в очередной раз согласиться на игру с нулевым результатом…

— Прошу прощения, я вмешаюсь… — сказал он и все трое препиравшихся старших офицеров замолчали, — поскольку проблему создал я, позвольте высказаться мне и попытаться ее решить. Мистер Рафи, я новичок здесь и не знаю местных правил, только этим объясняются мои недружественные поступки к вам и вашим людям. Однако, я приношу свои искренние извинения вам и пострадавшему по моей вине вашему человеку. Я никогда не поступил бы так, зная, кто он такой и какую работу он выполняет. Еще раз — искренне прошу меня простить. Мы на одной стороне и делаем одно дело…

За столом наступила неловкая тишина. Полковник кашлянул. Майор — достал из кармана то, что он отобрал у израильтянина, включая и карту памяти из телефона, выложил на стол. Пораженный израильтянин молча сгреб это все. Майор протянул ему руку и тот — после небольшого замешательства — ответил на рукопожатие…

Израильтянин первым справился с замешательством, встал со своего стула.

— Господа, если так, считаю инцидент исчерпанным …

Следом за израильтянами, пробиравшимися к выходу, встал и майор.

— Прошу прощения, сэр. Я полагаю, мы договорились. Я позвоню вам завтра с утра, если не возражаете…

— Да, конечно, Ральф, звони… — неискренне сказал полковник.


Когда гости покинули гостиницу и ужин подошел к концу — американец щелкнул пальцами — попросил местного пива и счет. Полковник хмыкнул — только американец способен пить пиво на дижестив. Хотя нормального дижестива тут днем с огнем не сыщешь — это тебе не Дубаи.

— Он что, с дуба рухнул? — спокойно поинтересовался американец, пока бой нес им пиво и еще чай для полковника.

Полковник покровительственно улыбнулся, типично по-британски наклонился вперед и похлопал американца по руке.

— Не будем судить слишком строго старину Ральфа… — доверительно понизив тон, сказал он, — ему и так в жизни досталось, он года, наверное, с третьего с войны не вылезает. Парень год с лишком отбарабанил в Ираке, еще побывал в Афганистане, потом его перебросили в Ливию и после того как там все закончилось — он подал рапорт. И правильно сделал — если бы остался, его вполне могли бы намотать на танковые гусеницы под Сааной. Багдадский синдром, понимаешь?

Гудчайлд понимающе кивнул — американцы были буквально помешаны на психотерапевтах и психиатрах, и такое объяснение его прекрасно устроило.

Бой принес пиво и чай. Американец расплатился — они платили по очереди, сегодня очередь была его.

— Я все понимаю, полковник, — заметил он, прихлебывая из глиняного горшка местное хмельное пиво из сорго, — но и ты меня пойми. Здесь и так скоро будет второй Ирак, у всех нервы на взводе. Одного Рафи с его отморозками нам хватает. Так что если это твой соотечественник, ты, пожалуйста, проследи, чтобы он не снюхался с Рафи, не снялся с тормозов и не устроил в городе пальбу как Клинт Иствуд. Нам только Билли Кида тут не хватало[5].

— Рафи не будет больше работать ни на какое государство, ему Триполи хватило за глаза. Он заверил меня, что здесь транзитом, купит оружие и уедет.

Американец пожал плечами.

— Ты сказал. И все равно проследи…

— Прослежу.


Выйдя из гостиницы, майор заметил белый внедорожник и двух человек в нем — люди просто так не будут сидеть в машине на стоянке. Он кликнул такси, попросил везти его в порт. Люди во внедорожнике — никак на это не отреагировали…

Судан, Порт-Судан 23 июля 2015 года

До яхты он добрался без проблем, позвонил, когда они подъезжали в порт — и с борта выслали ту де самую моторку с двумя матросами. С наступлением темноты Порт Судан погружался во мрак — туристов не было, ночной жизни тоже не было. Экономили электроэнергию, с этим сейчас везде были проблемы…

Утром — они выехали в город уже все вместе. С борта яхты — майор Хогарт позвонил полковнику и выяснил, что самолет до нужной точки будет сегодня днем и если ему нужно что-то еще — это тоже можно решить с утра. Он даже пришлет машину в порт.

Судя по всему — местный резидент пришел к выводу, что чем быстрее он сможет избавиться от непредсказуемого англичанина — тем лучше.

Ударная группа — три человека, не считая самого майора — стандартный патруль САС. Все англичане. Двое — из подразделения САС, последний, третий — из "красных дьяволов", парашютного полка, снайпер. Четыре срока в Афганистане, значок инструктора по стрелковой подготовке. По сути — оставшиеся трое не более чем его обеспечение, они должны вывести снайпера на цель и обеспечить его отход. В том месте, где находится означенная цель — для прикрытия может не хватить целого батальона САС — но они идут на это сознательно и хладнокровно.

Хозяин яхты — он же заказчик — не провожал их. Майор предупредил его о том, что провожать — тоже дурная примета и заказчик понял. В положенное время — у борта их уже ждала та же самая лодка с двумя молчаливыми матросами. Майору они в какой-то момент показались перевозчиками через реку Стикс — реку, переплыв которую обратно уже не вернуться…

Солнце только вставало, высвечивая горбатые, длинношеие портовые краны, угрюмо склонившиеся над водой, высокие башни элеваторов. Они плыли на электромоторе, быстро и почти бесшумно, ломая хрупкое зеркало водной глади с отражающимся в нем светом портовых прожекторов и крупных утренних звезд на небе…

По очереди — они поднялись наверх по тем же самым скобам, что опробовал вчера на прочность майор. Последним — поднялся снайпер, предварительно передав огромный, весящий больше сорока фунтов стальной кофр.

Вообще, специальные группы обычно забрасывают вместе со снаряжением, но тут был … другой случай. Ни британское ни американское снаряжение не подходило, нужно было именно советское, не оставляющее следов, ведущих на Запад. Поэтому — британские спецназовцы вооружились пистолетами ПМ, к ним были французские глушители — только Франция и Финляндия на Западе производят глушители для ПМ, французский намного компактнее, хотя его и достать сложнее. Но если есть связи — никаких проблем. Остальное — они намеревались докупить здесь и здесь же пристрелять.

Проблема была со снайперскими винтовками — русские не годились, у русских не было снайперских винтовок, позволяющих поразить цель с полуторакилометровой дистанции первым же выстрелом из холодного ствола и как минимум с девяносто пяти процентной гарантией. Пришлось использовать то, что есть — старый, пристрелянный в Афганистане и Пакистане Барретт М107А1 с шумоподавителем и термооптическим прицелом, устанавливаемым поверх обычного, оптического. Американские снайперы звали эту систему SASR или "система номер два" — и немало сложных целей было взято в Афганистане именно с ее помощью. Именно эта винтовка — находилась в оберегаемом снайпером стальном кофре. Там же — находились пять упаковок по десять снайперских патронов пятидесятого калибра от A-Square, каждый из которых был предварительно взвешен, осмотрен и проверен на геометрию. Еще сорок патронов 50NATO самого разного назначения — находились в рюкзаке у снайпера…

Ждать им не пришлось — как только последний из них вылез на набережную — ползущий по направлению к порту белый иранский Ниссан — ускорился и оказался рядом. В машине — был один водитель, полковник соблюдал правила вежливости.

— Майор Хогарт — осведомился он с типичной британской невозмутимостью. С такой же интонацией лейтенант Стэнли, наверное, произносил ставшие знаменитыми слова "Полагаю, вы доктор Ливингстон[6]?"

— Он самый.

— Прошу.

Майор сделал знак — и его люди начали забираться в машину. Винтовку в чехле сунули назад…

— Полагаю… полковник распорядился насчет нас.

— Сэр, мне известно только то, что полковник распорядился отвезти вас на базу и посадить в самолет.

— Тогда… нам не помешало бы заехать и кое-что купить. Это возможно?

С этими словами майор достал из кармана пачку долларовых банкнот. Денег у них было много — когда они служили в армии, вечно были проблемы из-за того, что чего то не хватало и не было денег купить это на месте. Надо было подавать заявку и ждать, пока это привезут… и может это окажется в десять раз дороже, чем то что можно купить у местных, но бюрократия неистребима. Сейчас у них было достаточно, чтобы даже купить легкий самолет… и это было чертовски приятное чувство, решать проблемы с помощью денег.

Водитель скосил глаза на пачку.

— Мы ведь не опоздаем на самолет?

— Э… думаю, нет, сэр…


Оружие хранилось прямо на территории военной части, примерно в километре от городской черты. Прямо на аэродроме… действующем. Несколько ангаров — им открыли только один, но майор догадался, что во всех — одно и тоже. Ангары охранялись не местными вояками — а белыми наемниками на внедорожниках Ниссан старой модели, которые производились здесь, в Судане по лицензии. Эти машины первоначально разрабатывались для Соединенных штатов Америки, поэтому предусматривался большой и широкий люк. Сейчас кто-то додумался убрать люки и поставить турели с пулеметом Калашникова и легким щитом… получилось дешево и сердито.

Обменявшись несколькими словами с одним из охранников, возможно старшим из них, белым, но в красном берете местной армии — водитель пригласил их следовать за ним. Их путь лежал к одному из ангаров, запертых на массивный висячий замок.

С легким хлопком вспыхнули старые ртутные лампы — и британцы буквально онемели от представшего перед ними зрелища.

Когда то этот ангар был построен для самолета — причем, судя по размерам военно-транспортного или гражданского лайнера. Но теперь здесь были одновременно небольшая оружейная фабрика и склад для оружия. Часть оружия находилась в ящиках, часть — была завернута в промасленную бумагу, еще часть — валялась в кучах, ожидая руки мастера. В основном здесь был его величество АК-47 в самых разных видах, некоторые автоматы были как новые, некоторые по виду годные лишь на переплавку. По центру ангара стояли широкие, обитые сталью столы с лампами над ними, тисками и набором инструментов, у одной стены — заточный круг и старинного вида, но явно действующий, судя по обилию стружки — токарный станок. Уровень — получше, чем в пакистанском приграничье, где оружейные мастера не только ремонтируют оружие, но и делают его заново… даже автоматическое. А здесь… господи, вон там Диско со сложенными станками у стены… десяток, не меньше.

Понятное дело — оружие здесь перебирают, часть разбирают на запчасти, часть подновляют и отправляют потребителям. Покупателям…

Майору вдруг пришла в голову жутковатая мысль — Господь Всеблагой, это же трофеи. Трофеи из Афганистана, Ирака, Саудовской Аравии, Ирана. Запросто может быть так… все это не уничтожается — а заботливо подновляется и идет покупателям. Кому? Куда? В Египет? Ливию? Сектор Газа? Сирию?

И за всем этим стоят американцы. Платя кровью одним исламским экстремистам, они продают оружие другим исламским экстремистам — ливийским сепаратистам, боевикам из сектора газа, сирийским, курдским фанатикам. Круговорот стали в природе… и крови тоже.

Американец в берете местной президентской гвардии — уверенно прошел вглубь ангара, погремел чем-то — и вернулся с добычей.

— Посмотрите, сэр. Если у вас есть деньги — то это лучшее, что я могу вам предложить. Стоит прилично, но оно того стоит… и новое.

Сержант поднял автомат… старый добрый Калашников, но с прикрепленным к цевью гранатометом М203. Приклад скопирован с египетского АК, складной — но усиленный и с русской накладкой, так называемой калошей. Повертел в руках, начал разбирать. Сделано, по крайней мере, не напильником. Попытался по клеймам установить, чье это производство — но так и не понял, хотя явно арабское, там, где должно быть название производителя — арабская вязь.

— Египет?

— Не угадали, сэр. Местное производство.

— Местное?!

— Ну, да. Здесь на оружие большой спрос. Местная государственная оружейная корпорация даже танки капитально ремонтирует. Производит артиллерию, все ходовые типы снарядов, патронов, ракет. А про легкую стрелковку и говорить не приходится. Производство они недавно модернизировали с помощью Белоруссии, производят Калашниковы, Диско[7]… Немецкие G3 и MG-3 они делают на иранских технологических линиях, оттуда же они получили производство РПГ-7, в том числе в коротких версиях. И сами додумались скопировать русские тандемные боеприпасы — а сейчас, говорят, начали выпускать ракеты под РПГ с управляемым временем подрыва, как раз для поражения вертолетов. С востока у нас Сомали, с северо-запада Ливия и Египет, с севера Израиль, где тоже много желающих пострелять. А про факи[8] — здесь и слыхом не слыхивали.

— А по качеству?

— Если не собираетесь воевать годами, то качество вполне приличное, тем более белорусы так и остались на заводе работать. Лучшего я вам все равно не предложу, разве что только Египет — но там только подержанные нормальные. Сейчас с качеством большие проблемы…

Майор разложил приклад, приложился к оружию — развесовка нарушена из-за металлического приклада и тяжелого гранатомета впереди… но так неплохо.

— Еще нужен РПГ. И боеприпасы ко всему этому.

— Если есть деньги — все что изволите. Пристрелять можно за ангарами…


Самолет был тоже местного производства, ESNAD800, копия одной из моделей Цессны. Легкий, шесть мест, то есть как раз — четыре десантника с тяжелым снаряжением, одномоторный высокоплан на укрепленном, выдерживающем посадку на неровную поверхность шасси. На поле таких было немало, на некоторых — на подкрыльевых пилонах висели легкие бомбы. Пилот самолета был не совсем белым… что-то среднее между кавказским[9] и средиземноморским типом. По-английски он говорил чисто. Его подвезли к самолету на одной из машин охраны, когда наемники разобрались с закупками, опробовали оружие и оплатили его.

— Сомали, сэр?

— Точно.

— Опасное место…

Майор показал пачку денег, долларов, сильно истощавшую после закупки оружия.

— Получишь по приземлении.

Пилот облизнул губы.

— Куда именно?

— Лучше всего — долина Нугаль. Вот здесь…

Пилот посмотрел на карте, достал калькулятор и прикинул расход топлива.

— Груз?

— Четыре человека. По восемьдесят фунтов снаряжения на каждого.

— Почти предел… если только с промежуточной посадкой, сэр.

— Где?

— В Йемене.

Майор отрицательно покачал головой.

— Парень, ты еще больший камикадзе, чем я.

— Не совсем, сэр. Там есть приличный аэродром, его контролируют дружественные силы. Они знают наши рейсы… проблем не будет, нужно просто заплатить им.

— Сколько?

— Одной тысячи долларов будет достаточно, сэр.

— Горючее сверху?

— Так точно, сэр.

Майор немного успокоился. Не похоже на ловушку — того, кого собираются убить, перед этим не обдирают как липку.

— Затем?

— После дозаправки — нет проблем, сэр. Можно хоть до Могадишо, если напрямую через Эфиопию.

— Бывали там?

— Да, сэр. Возил гуманитарную помощь.

Уж не ту ли, которая в ангарах…

— А то, что там не будет площадки. Я имею в виду в Йемене.

— Это не проблема. В Африке приличная посадочная полоса — исключение из правил, а не правило. Подберем с воздуха.

Майор прикинул — иного пути попасть в Сомали — нормального, быстрого и более безопасного — у них не было.

— По рукам…

Бывший Йемен аэродром на соляных полях, Аден 23 июля 2015 года

Взлетели нормально. Было несколько непривычно — они привыкли летать на тяжелых транспортниках типа С130, иногда военные гоняли такие машины ради перевозки одной только группы. А здесь — крыло, летящая в иллюминаторе неровная полоса бетонки — при взлете самолет чуть заметно, но все же ощутимо подпрыгивает каждый раз, как только попадает на колдобину. Аэродром строили британцы в конце сороковых — и с тех пор его никто так и не ремонтировал. Может быть — на сто тридцатом это и не было бы так заметно — но легкий самолет потряхивало. Пилот был опытным, он уверенно держал полосу и как только они разогнались до достаточной скорости — принял на себя штурвал и самолет легко ушел в небо. Берег почти сразу остался позади — и они полетели над красным от водорослей — его так и называют Красным — морем, по которому один за другим шли танкеры и сухогрузы. На их фоне — серо-стальные, обеспечивающие безопасность судоходства корветы и фрегаты выглядели совсем крошечными.

Майор напряженно размышлял. Он помнил, что творилось в Йемене… верней, там, где когда-то был Йемен. Американцы устроили большую бучу, пример Ирака их ничему не научил — и, как и в Ираке, буча здесь кончилась плохо. После того, как из Йемена (и из Северного и из Южного, тогда их было два) ушли русские — страны начали подумывать об объединении, потому что в новом мире, мире без холодной войны, даже их совместное существование виделось проблематичным, что уж говорить о существовании порознь. Единственным их источником существования мог служить кат, легкий жевательный наркотик, который здесь жевали все, да порт Аден, который во время Великих крестовых походов был ключевым портом региона. Проблема была только в том — на базе какого государства объединяться, на базе Северного или на базе Южного. Южный Йемен был объективно более сильным за счет выхода к морю и более массированной советской помощи в свое время — что-то построить все же удалось. Но незадолго до объединения — президент Али Насер Мохаммед устроил мятеж в собственной стране, перебив весь кабинет министров и убив одного из основателей Йеменской социалистической партии Абдель Фаттаха Исмаила. Тогда же — он отказался от просоветской ориентации и объявил друзьями нового Йемена Саудовскую Аравию и почему то Японию…

Путч этот вылился в настоящую бойню, в столице страны в уличных боях погибли до ста тысяч человек. Армия раскололась по племенному признаку — но большинство не поддержали президента, объявившего войну собственному народу, и он вынужден был бежать. Бежал сначала в Йемен, а затем в Дамаск, где возглавил непонятно на какие деньги организованный Центр арабских исследований. В результате его действий получилось, что страна была ослаблена, а элита страны — фактически перебита в братоубийственной бойне. Поэтому — объединение прошло на базе Северного Йемена и столицей стал не Аден, а захудалая, расположенная в неудобном месте, страдающая от дефицита воды Санаа. Просто потому, что северойеменские элиты не устроили оргии самоуничтожения.

Объединение двух стран, даже в свое время разделенных искусственно — не такая простая задача, как это может видеться: в каждой стране есть свои элиты, деловые и политические и у каждой элиты — свои интересы. Если в цивилизованном государстве обычно удается худо-бедно договориться — то на Востоке, где действует "экономика допуска" и богатыми являются только те, у кого есть какие-то преференции со стороны государства или возможность разворовывать госбюджет. Получив в свое распоряжение целую страну, северойеменские элиты (среди которых было немало представителей наркомафии, кат в основном выращивался в Северном Йемене) начали растаскивать Южный Йемен так нагло, что в девяносто четвертом году началась гражданская война. Армии тогда еще не были до конца интегрированы — и это вылилось в малоизвестную, но кровавую стычку. В ходе этой стычки — обе стороны были вооружены советским оружием, полученным чаще всего бесплатно — произошло крупнейшее танковое сражение со времен второй мировой, по данным некоторых экспертов — даже более страшное, чем бой у Истинг-73[10]. Южный Йемен потерпел поражение — эта война не превратилась в вялотекущий конфликт только потому, что ни одной из сторон не оказывалась помощь со стороны и они очень быстро исчерпали свои ресурсы. По мнению майора — именно так следует поступать и сейчас, не вводить миротворческие силы, не направлять гуманитарную помощь — а блокировать район конфликта и ждать, пока ублюдки перебьют друг друга. После гражданской войны — страны окончательно объединились, южные элиты были подавлены и президентом страны остался Али Абдалла Салех, который был главой Северного Йемена еще до объединения.

Второй акт этой трагедии начался в одиннадцатом году. По странам арабского востока покатились революции. Революции очень странные, без видимой цели, просто восстания разъяренных людей, которые сами не знали, чего хотели. Страны Запада — поддержали эти восстания, в случае с Ливией — даже применением военной силы. Все как обезумели — к власти рвались исламские экстремисты, в той же Ливии вооруженные силы повстанцев, получавшие помощь от НАТО возглавлял Абдель Хаким Бельхадж, исламский экстремист и террорист, начинавший свою карьеру еще в боях против советской армии в Афганистане, а затем — сидевший в Гуантанамо за терроризм. Майор Ральф Хогарт — его и его группу перебросили из Афганистана и направили в Ливию для обучения повстанцев и непосредственного участия в боевых действиях против сил, верных Каддафи — насмотревшись на все это дерьмо после окончания операции Odyssey down подал в отставку и как оказалось — вовремя. Заполыхал Йемен — вожди горных племен и некоторые министры подняли восстание против Салеха, под давлением со всех сторон, раненый во время одного из инцидентов — он был вынужден выйти в отставку. После этого — страну охватил хаос, переходное правительство, составленное из представителей различных племен моментально утратило контроль за обстановкой. ВВС США начали наносить удары по горным провинциям Йемена, в стране активно действовал американский спецназ, на острове Сокотра на территории бывшей базы ВМФ СССР — начли спешно строить базу для спецназа и частей ВМФ США. Появились данные о том, что часть племенных вождей — спешно договаривается с радикальными элитами Аравии с целью сделать в Йемене рассадник исламского экстремизма для всего Аравийского полуострова. В самой Саудовской Аравии уже было очень неспокойно, в любой момент мог последовать взрыв — и в такой ситуации не хватало только голодных племенных орд, вторгающихся из Йемена в богатейшую Саудовскую Аравию. Американцы, уже начавшие понимать, что они натворили — спешно искали хоть какую-то альтернативу, хоть какой-то выход из ситуации. И нашли — в лице бывшего президента Южного Йемена Али Насера Мухаммеда, мирно доживавшего свой век в Дамаске. Этот — уже давно, много лет подавал сигналы, что он на стороне западного сообщества. Его и привезли — в Йемен.

Майор уже был в отставке и не видел того кошмара, который разразился в стране. Американцы приволокли Мухаммеда во взбудораженную и переполненную вооруженными боевиками страну и отдали ему в руки бразды правления. Первым делом Али Насер Мухаммед совершил все ошибки, какие только можно было совершить, и оттолкнул от себя даже тех, кто готов был принять его правление. Он объявил о переносе страны в Аден — тем самым моментально оттолкнув от себя влиятельные деловые и военные элиты Севера, которые контролировали страну. Переехав в Аден и обосновавшись в бывшем здании министерства обороны — он начал разборки с теми, кого считал своими врагами — тем самым показав всем, что они в опасности. Наконец — он пришел к власти на американских штыках — и этого было достаточно для шейхов горных племен, многие из которых были связанными с Аль-Каидой исламскими радикалами. Правление Али Насера Мухаммеда было одним из самых коротких в мировой истории — на двенадцатый день в стране начался вооруженный мятеж.

Большая часть армии моментально примкнула к повстанцам, к спустившемуся с гор вооруженному племенному ополчению. В числе ополченцев были опытные, прошедшие школу локальных конфликтов террористы — но теперь они получили доступ к армейским складам, где были в том числе танки. Тех, кто был против — разорвала толпа, тоже вооруженная и радикально настроенная. Буквально в течение нескольких часов, взяв власть в Сане, старой столице объединенного Йемена — орда боевиков хлынула на юг. Первыми — на их пути попался британский гарнизон, в котором бойцы САС, парашютисты, морские пехотинцы Ее Величества обучали йеменских солдат и одновременно — участвовали в спецоперациях в горных районах. Гарнизон был достаточно укреплен и мог продержаться даже против превосходящих сил противника — но не против ночной танковой атаки. Гарнизон был сметен с лица земли, выжить удалось считанным единицам. Через пару часов подобная же участь ждала польских и американских спецназовцев — но они были предупреждены и успели вовремя эвакуироваться. Остатки сил, верных Али Насеру Мухаммеду и остатки сил НАТО — заняли оборону в Адене, находящемся на берегу моря и прикрытом от остальной территории страны мощными горными, труднопроходимыми хребтами. Им удалось удержать плацдарм — но Али Насер Мухаммед был застрелен одним из бойцов его личной охраны. И в стране — воцарилось безвластие…

Майор отлично понимал: если бы он тогда не подал в отставку — скорее всего, он погиб бы под Саной вместе со своими товарищами. Но он был не рад избавлению — нечему было тут радоваться…

На сегодняшний день — Аден находился под контролем какого-то очередного — внеочередного переходного правительства и это была единственная территория страны, которую оно контролировало. Порт Аден был нужен всем, в том числе и контролирующим остальную территорию страны боевикам, к которым присоединились части распавшейся армии. Нужно было место для отдыха, какого-никакого лечения, место, где можно поменять деньги и купить оружие, наконец, место, куда будет поступать, и где будет складироваться гуманитарная помощь. Аден стал жутковатым гибридом Сайгона и Могадишо, городом, где днем одна власть, а по ночам другая, где действуют шпионы и террористы самых разных стран, где через дорогу от разведпункта американцев — бюро Бейт уль Ансар, Дома Последователей, одного из легальных прикрытий Аль-Каиды, где вербуют молодежь на джихад именем Аллаха. Американцы удержали за собой только Сокотру и еще несколько островов в Красном и Аравийском морях, используя их как передовые плацдармы для сил спецопераций и как так называемые "черные дыры" — места, где находились тюрьмы ЦРУ, никому не подчиняющиеся, никому не подконтрольные, где держали непонятно кого, непонятно за что и непонятно сколько. После серии скандалов, когда журналисты обнаруживали такие тюрьмы в странах бывшего СССР и Восточной Европы — эти тюрьмы были свернуты, а новые организовывались там, куда не каждый журналист сунется…


Взлетная полоса была над самым берегом — и они почти сразу оказались над водой, развернувшись над территорией аэропорта. Движение в этом районе было интенсивным, как в воздухе, так и на воде. В порту — стояли в основном старые, советской, восточноевропейской и китайской постройки траулеры и сухогрузы, они разгружались здесь привезенные товары и шли обратно, иногда — с грузом ката, марихуаны или героина, который здесь начали производить совсем недавно. Здесь же — виднелись и небольшие, похожие на яхты но выкрашенные в черный цвет корабли — это были пираты, пираты часто красят свои суда в черный цвет, потому что выходят на промысел ночью. Первые пираты здесь — появились пару лет назад, они ощутимо уступали сомалийским пиратам численностью и опытом — но сейчас йеменские пираты быстро наверстывали упущенное. Их преимуществом было то, что в стране разошлось по рукам огромное количество мощного армейского оружия, в том числе пулеметов и гранатометов — и они же были ближе расположены к лакомому месту для пиратов, к Ормузскому проливу. Все конвои через Ормуз шли под сильным американским эскортом — но потом, пройдя узилище — конвой распадался. Именно тут — за нужными судами начинали следить, передавая их по цепочке от одного наблюдательного поста к другому. Американские моряки не раз засекали переговоры по спутниковым телефонам с рыбачьих доу, рыбачащих там, где рыбы давно не было из-за сбросов загрязненной нефтью балластной воды из трюмов. Сложить два и два было проще простого — но эти рыбаки не делали ничего противозаконного и если что американцы и могли сделать таким "рыбакам" так это соли на хвост насыпать.

Аэропортов в Адене было аж два — один нормальный, другой — полулегальный на соляных озерах. Место, где добывали соль — отлично подходило для взлета и посадки легких самолетов. И то и другое место — держали криминальные группировки, но криминальные группировки вполне даже благообразные, организовавшиеся из бывших частей йеменской армии. Нормальный аэродром был превращен в оптовый рынок, торговцы работали прямо рядом с аэродромом, покупая оптом привезенное для последующей перепродажи. Там даже работал диспетчер — хотя на его рекомендации едва ли можно было полагаться с закрытыми глазами…

Ориентируясь визуально — диспетчер только говорил, свободна полоса или нет, самолеты в воздухе не разводил — пилот нацелился на короткую полосу аэропорта Адена и красиво, с единственного захода совершил посадку. Порулил к месту стоянки — просто к первому попавшемуся, которое было свободным. Самолет подпрыгивал на неровностях, никто и не думал нормально ремонтировать пострадавшую при обстреле Адена бетонку. Наемники — подозрительно огляделись по сторонам. Чуть в стороне — стояла какая-то машина, старая, с выцветшей краской и срезанным горелкой верхом кабины. Возможно, советский ЗИЛ. Дальше, у здания карго-терминала — стояли самолеты покрупнее, выделялись своими огромными хвостовыми плавниками два Ил-76, ставших в девяностых излюбленными воздушными грузовиками контрабандистов. Были и самолеты поменьше, в том числе — китайские Китайцы — давно оправились от неожиданно пропущенного в одиннадцатом году удара и отлично чувствовали себя в ближневосточном хаосе…

Самолет замер на стоянке — верней, том, что здесь было стоянкой. Просто, где было свободное место.

— Двигатель не глуши.

Майор вышел из самолета, начал оглядываться. Неспешно, несуетно, не пропуская ни одной лишней детали. Диспетчерская вышка со следами от пуль диско, видная даже отсюда. Бывшее здание терминала и суетящиеся рядом с ним вооруженные люди, автомобили — пикапы с крупнокалиберными пулеметами, тачанки пустыни. Рынок — самодельные торговые точки из контейнеров и сваренные кое-как из металлических прутков, тенты от солнца из какой-то дерюги, покупатели. У всех оружие, автоматы, винтовки — здесь без этого нельзя, вооружен каждый.

На них никто не обращал внимания. Здесь никто никому не был нужен, пока не выяснялось, что у человека есть деньги, он неверный или за него дадут солидный выкуп. Тогда — они становились нужны всем…

— Надеть шемахи, лица не показывать, по-английски ни слова, — приказал майор, — сколько времени надо, чтобы подогнать заправщик?

— Примерно полчаса, эфенди, — ответил пилот, — надо пойти и поторговаться, они стоят на другой стороне аэропорта. Здесь нет единой службы заправки, каждый заправщик кому-то принадлежит, и все они конкурируют между собой.

— А мы не грохнемся с такой заправки прямо к акулам в гости?

— Нет, эфенди. Я проверю топливо, здесь без этого нельзя.

— Иди — сказал майор — Аллах с тобой…


Заправщик представлял собой старый советский трехосный армейский Зил-157 с небольшой бочкой, он использовался видимо как заправщик бронетехники, но никак не авиационный. Когда-то машина была темно-зеленого цвета, потом ее, как и положено, покрасили в цвет пустыни. Потом — кто-то перекрасил ее в зеленый цвет, но не хаки, а зеленый цвет ислама и написал на дверце — "Хвала Аллаху, с именем которого мы умираем и оживаем"[11]. Очевидно, это сделал не нынешний владелец грузовика, потому что надпись выцвела. Одного из стекол (со стороны пассажира) в машине не было и вообще — машина, особенно бочка, облезла так, что ее впору было представлять на конкурс абстрактной структуры. Она попадала и под обстрел, причем не раз. На кабине остались следы от пуль, резина была относительно новой и наверняка китайской, бочку с топливом, очевидно, запаял местный лудильщик, но от тряски часть припоя начала протекать и рядом с машиной отчетливо ощущался запах топлива. Это была бомба на колесах, и оставалось только молиться Аллаху, чтобы она не рванула…

Пилот подъехал на подножке заправщика, кроме водителя, он же, очевидно владелец машины — в кабине сидел молодой парень с автоматом АК-47. Наверняка родственник, возможно гомосексуальный партнер — несмотря на прямой запрет Корана гомосексуализм в арабских странах из-за практики многоженства и скотского отношения к женщинам — ширился и процветал. Сейчас он, по-видимому, обеспечивал честность торга и смотрел на британцев, закутанных шемахами так, как будто видел перед собой крестоносцев…

Первым делом — пилот и водитель минут пять о чем-то ожесточенно ругались на наречье, которое майор понимал лишь отчасти: арабский в этой стране был очень сильно искажен, до того, что знающему классический арабский здесь приходилось начинать учить язык заново. Он понял, что речь идет о каких-то прошлых то ли делах, то ли долгах и прекратил это, сказав (по-арабски, на иракском диалекте), что спешит и ни про какие старые долги и слышать не желает. Дальше — водитель потребовал показать ему деньги — что майор и сделал, вытащив из-за пазухи (кошельков тут не знали) свернутую трубкой небольшую пачку американских долларов. Пилот что-то накричал на заправщика, после чего началась сама работа по заправке. Первым делом — из длинного, тоже подтекающего шланга с переходников в двухлитровую пластиковую бутылку без этикетки — слили немного топлива (столько же пролив на землю, отчего запахло еще сильнее). Поставили на крыло отстаиваться и снова о чем-то заспорили. Минут через десять — отстоялось и майор увидел, что едва ли третья часть топлива — это обычная, мать ее вода. И куда они долетят на такой заправке — известно одному лишь Аллаху.

Черт бы побрал эту ублюдочную страну…

Майор увидел относительно целое ведро, притороченное к машине. Молча снял его, посмотрел на просвет — хоть и мятое, а целое, не протекает. Посмотрел на цистерну — машина стоит на месте уже полчаса, должно было отстояться…

По-арабски майор объяснил, как именно он хочет заправляться…


Заправка была простой, даже примитивной. Сам майор — наверху черпал из бочки жидкость, которую при некоторой доле воображения можно было назвать авиационным керосином, осторожно черпал, чтобы не зачерпнуть и воды и передавал дальше, по живой цепочке. В бак вставили воронку и осторожно, стараясь не пролить, заливали топливо в бензобак. Владелец заправщика — с видом оскорбленной добродетели стоял и считал, столько ведер передано, делая ножом зарубки на попавшей под руку палке.

Затем — они на руках откатили самолет немного подальше, чтобы не дай Аллах не вспыхнуло от искры — топливом воняло, хоть нос затыкай и запустили двигатель. Двигатель работал…

Майор тщательно, как это и принято в арабских странах, по купюре расплатился. Если просто отдать пачку денег — можно быть уверенным в том, что потом ваш продавец скажет, что ему не доплатили и в пачке купюр не хватало. Вот такие тут были…

— Движение! Снайпер на вышке! — резко сказал Уилкинсон — я видел отблеск.

Твою мать…

Оскорбленный в лучших чувствах водитель заправщика — очевидно, как только отъехал — сообщил о подозрительном самолете охране. Или — Аллах знает, кому.

— Запускай двигатель! Готовься к взлету!

Впереди, в мутной дымке пыли было видно, как неизвестно откуда взявшийся там старый советской грузовик выруливает на рулежку…

— Готовность!

Лейтенант Уилкинсон — сосредоточенно собираю свою огромную винтовку, для удобства транспортировки она делилась на две части.

— Где они?!

Ударивший выстрел — видимо с башни — выбил бетонную крошку у самого самолета, почти у ног майора. Снайпер на башне был глуп и вместо того, чтобы стрелять в самолет, стрелял в людей. Если бы он вывел из строя самолет — судьба оставшихся на поле неверных была бы решена, вопрос был бы только в том, сколько правоверных они заберут с собой.

— Контакт! На два часа! Снайпер на башне! Тысяча!

Два автомата Калашникова, уже снабженные глушителями — единственное, чего нельзя купить на Востоке среди трофеев, купили американские, от Red Jacket — ударили по башне.

С тяжелым, глухим звуком ударила снайперская винтовка, их главный калибр.

Выехавший на полосу старый советский Зил занимался пламенем, дыма было все больше и больше…

Еще один выстрел Барретта. Было видно, как на башне, там, где был снайпер — брызнули осколки бетона и искры.

— Твою мать! Слева! Слева!

— Прикрываю!

Блестящий, золотистый, похожий на произведение искусства своими безупречно точными линиями патрон скользнул в патронник.

— Контакт! На дороге! Слева!

Капрал опер цевье винтовки на крыло, прицелился. Два старых пикапа, набитых боевиками "Аль-Каиды Арабского полуострова" — поднимая столбы пыли, неслись от аэропорта.

Винтовка снова жахнула — и на головной машине моментально провалилось внутрь стекло, от удара пули оно просто разлетелось, и набегающий поток воздуха вдавил осколки в кабину. Машина резко вильнула в сторону.

— Держи!

Джек протянул снайперу снаряженный бронебойно-зажигательными магазин. У каждого из членов группы — вдобавок к основному снаряжению был магазин для Барретта и коробка патронов к нему же — двадцать штук. Они не могли себе позволить оказаться без боеприпасов к своему главному калибру посреди Африки… или Арабского полуострова, твою мать.

Стюарт — наощупь вогнал магазин на место, дернул затвор, досылая патрон в патронник.

— Семьсот! Быстро приближается!

Винтовка бухнула — и на втором пикапе вздыбился капот, закрывая водителю обзор. Вверх ударил фонтан воды и пара — пуля разнесла радиатор и блок цилиндров.

— Прикрывающий! По машинам! Работай Башню!

Самолет медленно двинулся с места — пилоту, наконец, удалось справиться и со страхом и с машиной. Британцы бежали рядом с прыгающим на колдобинах рулежки самолетом, огрызаясь огнем. Рядом с аэропортом, с башней — суматошно палили стрелки. Здесь как в собачьей стае — все лают и ты лай.

У аэропорта что-то вспыхнуло — сильная, желтая, с черным дымом вспышка — бронебойно-зажигательная попала в бензобак и…

— Джо! Мать твою, Джо!

Майор выхватил пистолет, ткнул в затылок пилота.

— Стоп! Стоп!

Зил горел совсем рядом, дым от него — хоть как-то прикрывал их.

Джек — уже тащил упавшего на бетонку Джо к самолету. Майор — прикрывал огнем. Когда Джек начал передавать Томми в руки майора, тот сразу понял — дело дрянь…

Стю выстрелил — и бронебойная пуля разбила крупнокалиберный пулемет на пикапе. Вторая — попала в двигатель…

— Взлетаем!


Джо умер молча. Только, как они взлетели. Ничего не помогло — он просто перестал дышать, вот и все. Так бывает. Пуля русской снайперской винтовки — попала в него на излете, они сначала не поняли, куда имел. Потом поняли — в плечо, сверху вниз, бронежилет там не защищает тело. Когда они совершили посадку — у них на руках был уже труп…

Посадка прошла нормально, плоскости самолета были немного повреждены, пробоины были и в фюзеляже — но ни двигатель, ни баки самолета не были повреждены. Они сели непонятно где, пилот ориентировался по небольшому городу — долина, прикрываемая здесь горным хребтом, давала десятки возможных площадок для посадки.

Они расплатились с летчиком и он улетел назад.

Майор молча расчехлил небольшую лопатку — одну, больше у них не было. Остальные — взялись за ножи, рыхлить почти каменную, иссушенную солнцем, бесплодную и безводную почву…

Когда закончили, положили Джо в могилу и накрыли его маскировочной тканью — над могилой еще одного, сгинувшего в безвестном походе непонятно ради чего британского солдата — грянули семь почти бесшумных залпов. Нормально салютовать было нельзя — привлечешь внимание местных — а оружие тут есть почти у каждого. Здесь еще относительно цивилизованная территория, называемая Пунтленд, никем не признанное государство, живущее примитивным сельским хозяйством, пиратством, контрабандой и наркоторговлей.

Стюарт Уилкинсон взял координаты могилы по GPS, чтобы вернуться сюда потом и хотел что-то сказать — но майор жестом остановил его.

— Не надо, Стю. Не надо никаких слов. Просто мы потеряли еще одного товарища — и черт меня побери, если я понимаю, во имя чего.

Над могилой повисло тяжелое молчание.

— Притопчите все здесь как следует — наконец сказал майор — и замаскируйте. Не дай Господь, местные наткнутся и разроют. Живы останемся — вернемся, заберем и похороним по-человечески. Если нет… черт возьми, это не самое худшее погребение для парней нашей профессии. Я пойду в город, решу что-то насчет транспорта. Контрольный срок — завтра, восемь часов утра…

Неконтролируемая территория Порт Харадере 26 июля 2015 года

Майор раздобыл небольшой пикап, японский, не китайский, хоть и старый. Непонятно как — то ли заплатил, то ли угнал — да никого это и не интересовало. Погрузив в него весь немудреный скарб, распределив дежурства — дежурный вынужден был стоять в кузове и глотать всю пыль местных дорог — они тронулись на юг…

Территория местная была не пустыней, но и не нормальной землей — глина, чертова африканская глина, кое-где с проблесками песка, но в основном глина, песок будет южнее. Гор здесь не было — холмы, чахлая, без листьев растительность и дорога. Точнее — несколько дорог, здесь никогда никто не ездил по одной той же дороге, опасаясь накликать беду — четверть века войны вытравили из душ людей все человеческое, тонкий слой цивилизованности сполз как обожженная пламенем кожа — и под ним проявилось все то, что составляло суть человека многие тысячи лет до Рождества Христова. Убей или будешь убит. Если тебя ограбили это плохо, если ты ограбил — это хорошо. Если тебе попался кусок — вцепись в него и грызи, никому не отдавай. Если навстречу идет человек и у него есть что-то ценное — присмотрись к немую Если он сильнее тебя — убегай, если равен силой — дерись, если слабее — сделай его своим рабом. Нормальная крестьянская африканская общинность здесь была успешно разрушена сначала итальянцами, потом местными — и тот строй, который был здесь сейчас представляя собой ту же общину, но в новом, кошмарном варианте. Полностью девальвировалось понятие труда, зато появилось рабство — теперь черные держали черных же рабов. Никто не хотел работать на земле — молодые люди из таких вот деревенек, сбившись в бригады по несколько человек, примерно одного и того же возраста, знающие друг друга с детства — уезжали от родных домов и подряжались либо пиратским главарям, либо исламским фанатикам, либо миротворцам — но те платили меньше всех и были мягкотелыми — не могли просто так убивать — потому на миротворцев работали те, кому не повезло в других местах. Кто-то подряжался на простую работу — кто по каким то причинам не мог убивать с автоматом в руках. Работали на примитивных фабриках (это в основном женщины, многие — рабыни) — разгружали в порту сухогрузы с гуманитаркой, мешки на которых написано "не для продажи" тут же везли на рынок. Понятие справедливости девальвировалось начисто, а единого общества, сомалийцев как общности — не было уже давно. Разбившись на большие и мелкие стаи — люди остервенело грызли всех, кто попадается — стараясь выжить.

В деревнях — нищих, убогих, с утоптанными тысячами человеческих ног дорогами — тропинками, с хижинами, сделанными из всего из чего придется — были и приметы цивилизации: антенны, значит — где то было радиол, а где-то телевизор и возможно — даже интернет. Они видели это издалека, с высоких холмов, не решаясь подойти ближе. Везде — их поражало огромное количество детей: чем беднее была страна тем больше она производила детей. Дети игрались с палками и ждали — пока подрастут и пойдут по пути взрослых…

Везде, на всем — была печать убогости и беспросветной нищеты. То и дело они натыкались на какие-то развалины — возможно, еще римского периода. Развалины напоминали о том, что здесь когда-то был благодатный край, одна из житниц Рима.

Они старались не показываться на дорогах, но иногда выходили и к ним. На дорогах — было движение: внедорожники, пикапы, старые тяжелые грузовики с высокими бортами и людьми, сидящими поверх груза: автобусов не было, а водители — таким образом подрабатывали лично себе. Иногда встречались остовы горелой бронетехники, один раз они наткнулись на совсем свежий танк Т55, подбитый ракетой. Скорее всего, ракетой с беспилотника: ЦРУ не дремлет и следит, чтобы происходящее здесь не выходило за определенные рамки. Танков у местных банд — не должно было быть.

Они ехали по выжженной, превращенной гражданской войной в пустыню стране — и настроения им это не добавляло…


На их глазах — рушилась концепция "золотого миллиарда". Придуманная какими-то мудрецами, она предусматривала, что миллиард человек будет жить и пользоваться всеми благами цивилизации, а оставшиеся люди, сколько бы их не было — будет обслуживать первый миллиард и сами жить в нищете. Сейчас- эта концепция, завладевшая умами западной элиты — трещала по швам, но никто не хотел это сказать и признать. Все понимали, что король то — голый — но упорно продолжали идти вперед, осыпаемые насмешками, камнями, а кое-где — уже и пулями.

Все изменил Интернет. И доступное телевидение. В мире семидесятых, когда эта концепция продумывалась — она реально могла сработать. Но сейчас, когда Интернет в корне изменил мир, когда информация из любого уголка мира стала доступной — она не могла сработать. Ни при каких обстоятельствах.

Примерно в пятидесятых шестидесятых годах на Востоке, в Африке, в Сомали тоже жили люди. Жили бедно, не просто бедно — а в беспросветной нищете. Что может быть у рыбака, каждый день выходящего на промысел — ведь если даже ему повезет и встретившаяся в море яхта или траулер купит его улов — куда он потратит эти деньги в своем захолустье? На что — если нет ни одного магазина. Эти люди выживали — и из-за недоступности информации они просто не знали, что есть места где живут по другому. Рождаясь и умирая в своей деревеньке, они думали, что весь мир живет так.

Исследование, предпринятое совсем недавно, показало, что в те времена — лишь два процента людей в таких местах хоть раз в жизни смотрели телевизор, лишь десять процентов — были в крупных городах более одного раза, немногим больше — регулярно прослушивали радиопередачи. А что теперь?

А теперь эти люди, воспитанные в традиционалистском обществе — благодаря дешевому и мгновенному доступу к качественной информации, благодаря на несколько порядков упростившимся коммуникациям — прекрасно знают, что скрывается за окружающими их деревеньку холмами. Они прекрасно знают, что есть богатство и что может предложить богатому человеку современный мир. Они смотрят на то, как по улицам северных городов идут полуголые размалеванные мужчины (парад гордости, твою мать!) — и делаю вывод, нормальный для любого традиционного общества: "мужчина, надевший женскую юбку — это не воин, не защитник, это добыча". Они знают о том, что у нас нет детей — и понимают, что мы вымираем, а они — вполне могут унаследовать все, оставшееся от нас. Они узнают о том, что если они доберутся до северных стран и скажут нечто такое, что разжалобит идиотов с белой кожей — то им дадут жилье и будут просто так платить намного больше, чем они зарабатывают тут тяжким трудом. Наконец, от бородатого мужчины, видео с которым переписывают из телефона в телефон, они узнают, что если они верят в Аллаха — они — избранные и могут отнять у белых неверных все, что они пожелают, а самих неверных — угнать в рабство. И у них нет никаких оснований к тому, чтобы не попытаться сделать это.

В этом — проблема. В этом — первооснова всех войн последнего времени. Те, кто остался за пределами Золотого миллиарда — знают об этом. Они не хотят той судьбы, которая уготована им, они не хотят, чтобы жизнь проносилась мимо во всем своем блеске и величии — а они оставались умирать в маленьких деревушках, из которых видны только холмы, море и проходящие вдалеке танкеры. Им нечего терять — но они могут многое приобрести, напав на нас. Они не умеют жить в нашем мире, их никто ничему не учил — они знают только то, чему научились сами и тому, чему их научил бородатый мужчина на экране маленькой пластиковой коробочки. Они не понимают наш мир, особенно такой, каким он стал сейчас — с трусостью, злобой, воровством и голыми людьми на главной улице города. И они хотят уничтожить наш мир. Полностью, до основания. Разрушить его, не оставив и следа. Если наш мир "Золотого миллиарда" не предусматривает места для них — они уничтожат его. Опрокинут мир в бездну, как варвары опрокинули Рим. И наступят — черные года безвременья…

Если мы не начнем что-то менять, если мы не откажемся от прогнившей насквозь концепции этого мира — морлоки вырвутся из подземелий и гнев их будет ужасен.

Их мир — мир тупой, нерассуждающей злобы. Знахарей и многократного повторения первой суры Корана вместо медицинской помощи. Вшей, грязи, хижин с земляным полом, вони от ослиной мочи. Паранджи, скрывающей прекрасные черты, убожества, скрываемого маской традиционализма, завывания муллы с минарета и перерезанного горла. Ханжества, скрывающего невообразимое скотство: сношений с ослами, с маленькими мальчиками, с маленькими девочками, друг с другом.

Вот что они несут нам. Теперь — мы должны воевать не за то, чтобы нести свет туда, где раньше была только тьма — мы должны воевать теперь за то, чтобы наш свет — не поглотила их тьма. Но сколько — воюет? Сколько — стоит у них на пути? И сколько — бьет защитникам в спину, сажая их в тюрьмы, приглашая гастарбайтеров, признавая все больше и больше этих — беженцами. К чему — это приведет? К чему — мы идем?

Что касается "Золотого миллиарда" и его морального гниения, отчего тем кто на юге мы кажемся не более чем почти готовой к употреблению добычей — мне вряд ли удастся лучше сказать, чем сказал Олег Верещагин.

"Человек спустил штаны.

Сознательно, хотя и по неизвестным нам причинам.

И вот теперь он живёт со спущенными штанами. Он в них ходит. Сидит. Даже бегать пытается. Со спущенными штанами жить неудобно. Он делает какие-то приспособления для повышения удобства жизни со спущенными штанами. Сочувствующие ему создают общественную организацию. Другие начинают доказывать, что жить со спущенными штанами — это креатифф и к этому мы шли миллион лет. Возникают диссертации за и против спущенных штанов. Выясняется, что ПРИ ГИТЛЕРЕ все ходили В ШТАНАХ, и федеральное правительство готовит закон о введении спущенных штанов повсеместно и для всех, потому что иначе получается фашизм…

Человек по-прежнему живёт со спущенными штанами. Ему все сочувствуют. Он всем жалуется. Он плохо спит. Он не ест. Он ходит к психологам и принимает таблетки. Он снимается в телепередаче о своей проблеме.

На этой передаче в разгар дебатов, кликушества, плача, стонов и лозунгов из рядов зрителей встаёт седой, как лунь, прямой, как палка, строгий старик и хорошо поставленным сильным голосом говорит: "Надень штаны, собака свинская!"

МИР СПУЩЕННЫХ ШТАНОВ РЕШАЕТ ПРОБЛЕМУ С ПОЛНЕЙШЕЙ ОТДАЧЕЙ. НЕ РАССМАТРИВАЕТСЯ ТОЛЬКО ОДИН ВЫХОД — НАДЕНЬТЕ ШТАНЫ! Как говорил убивший несколько тысяч человек Роланд Дискейн: "Во имя лиц ваших отцов!" — НАДЕНЬТЕ ШТАНЫ, недоделки!!!"


Наденьте штаны! Тех, кто живет, спустив штаны — не уважают и не боятся. Наше место в мире, завоеванное нашими дедами и постыдно промотанное нашими отцами — нам придется отвоевывать с кровью. Пока не поздно, пока нас еще больше, чем их, пока не горят наши дома и не кричит в ночи набатный колокол — наденьте штаны!


К Харадере, один из главных пиратских портов региона — они подъехали уже под вечер следующего дня…

Харадере, бывший маленький и ничем не примечательный рыбацкий городок — со времен активного начала пиратского промысла разросся наверное, раза в три, если не больше. Вся молодежь страны — а в Сомали в семье было нормой иметь шесть — семь детей — стекалась сюда в надежде наняться в какую-нибудь пиратскую артель или еще куда, где можно заработать. Старый, ржавый автомат Калашникова, несколько лодок — все это осталось в прошлом. Тайные плавучие базы в океане, скоростные лодки Зодиак, в последних случаях — даже бесшумные снайперские винтовки — вот современный лик пиратства. Уже были захваты в двух, в двух с половиной, даже в трех тысячах морских миль от побережья Сомали — а сюда корабли вели только на отстой на то время, когда будут вестись переговоры. За последнее время — технология захвата, отстоя, переговоров, получения выкупа — была отработана до мельчайших деталей и каждому в ней — было свое место.

Самые главные во все этой истории — команды захвата. Обычно это команды от пятнадцати до тридцати человек, чаще всего из одной племенной группы, из одного города и деревни. Молодые парни — никого старше тридцати на такой работе нет… да и во всем Сомали сложно найти человека старше тридцати лет, а старше сорока — уже считаются глубокими стариками. Гражданская война здесь не прекращалась уже двадцать пять лет…

Прошли те времена, когда такие вот артели пиратов — выходили на промысел на старых рыбацких доу, которые остались от артелей рыболовов… смешно, но первые пиратские нападения были зафиксированы именно на корабли — сейнеры, ведущие незаконный промысел в сомалийских территориальных водах, и оправдывали это тем, что иностранцы грабят сомалийские воды. Теперь — на промысел выходили не на доу — а на кораблях-матках. Иногда это были просто списанные корабли, купленные по дешевке пиратскими агентами в африканских и арабских портах, иногда — спешно переделанные и перекрашенные ранее захваченные суда, за которые отказались платить выкуп. Корабли — матки маскировали под небольшие сухогрузы или сейнеры, лодки и оружие прятали под палубу. Поскольку — корабли ВМФ сил НАТО и других стран установили постоянное дежурство в сомалийских территориальных водах, создав своего рода завесу — пиратские артели обычно легально въезжали в соседние страны, легально "вербовались в матросы" на корабль-матку и легально выходили в море "на промысел", таким образом, обходя завесу и выходя в открытое море. А когда корабль уже захвачен — как то реагировать поздно, за редким исключением штурмовать захваченные корабли не решались.

Прошли и те времена — когда пираты нападали на первое попавшееся на глаза судно. С этим были связаны неприятные истории. Иногда попадались суда, владельцы которых, чаще всего из стран бывшего СССР — не страховали суда, при возникновении проблем просто их бросали на произвол судьбы вместе с экипажем. Один раз — попался странный иранский танкер, все пираты, которые захватили его и потом попробовали посмотреть, что там за груз — умерли от лучевой болезни. Еще один раз — пираты захватили саудовский танкер с нефтью. Но выкуп получить за него не удалось — боевики Аль-Шабаб, связанной с Аль-Каидой исламской террористической организацией напали на город, откуда были родом захватчики и всех, кто попал в их руки — принесли Аллаху, после чего танкер был освобожден с надлежащими извинениями[12]. Захватывать корабли становилось все сложнее, каждый выход на промысел обходился все дороже — и поэтому бить надо было в яблочко. Нужны были суда, надлежащим образом застрахованные (тогда владелец не сопротивляется и можно сразу точно назвать сумму выкупа), принадлежащие владельцам западных стран (члены экипажа могут потом вчинить огромный иск, и они заинтересованы в максимально быстром освобождении), везущие какой-нибудь дорогой, но не скоропортящийся груз. Избегали кораблей, на которых есть серьезная охрана — русские, например, сразу открывали огонь и с ними старались не связываться. В подборе таких кораблей пиратам помогали, по-видимому, сотрудники западных страховых компаний: ведь они знают и сумму страховки и все данные о судне: их сообщает владелец при оформлении страхового полиса. Суммы выкупа составляли от полумиллиона до пяти миллионов долларов в зависимости от размера судна и ценности груза. Доля наводчика составляла от пяти до десяти процентов. Пираты обычно имели сородичей в западных странах, которые переехали туда и получили статус беженцев: некоторые присматривались в портах, старались устроиться в порт-конторы, некоторые вербовали сотрудников страховых компаний и компаний — судовладельцев. Вот представьте себе сотрудника Ллойда — крупнейшего в мире страховщика судов. Офисный клерк лет сорока, обремененный семьей, возможно и разорительным разводом. Экономический кризис, банк требует внести дополнительное покрытие под ипотечный кредит за дом, в любой момент можно лишиться работы. А тут подсаживается в баре чернокожий господин и говорит: уважаемый, не желаете ли вы получить разом пару сотен тысяч долларов. За что? Да за мелочь — просто меня интересуют оформленные вами страховые полисы на суда, идущие в арабские или африканские порты или оттуда. Нет-нет, не извольте беспокоиться, никто не узнает, деньги только наличными. Согласны? Вот и хорошо. На всех судах в последнее время были маячки GPS — владельцы хотели постоянно знать, где находится их судно, их груз. Данные с маячков сообщали всем грузовладельцам, в том числе и если груз был сборным. Суда-матки, с которых действовали пираты, были оснащены по последнему слову техники — спутниковые телефоны, приемники GPS — так что нужное судно в море они находили безошибочно.

Дальше — обычно ночью — с судна-матки спускали скоростные Зодиаки, и в действие вступала команда захвата.

Обычно — Зодиаков было три, два основных и резервный. Основные — на каждом находилась штурмовая группа в восемь — десять человек — вставали на пути судна, связанные между собой стальным тросом. Обреченное к захвату судно захватывало этот трос носом и тащило за собой, течением лодки прибивало к бортам, скорость автоматически уравнивалась. Все это происходило совершенно бесшумно — ни звука моторов, ни следов на воде — две низко сидящие в воде черные лодки с вооруженными автоматами чернокожими. Даже если и были выставлены наблюдатели — шансов вовремя заметить нападение, особенно в безлунную ночь — почти не было. Эту технику проникновения на судно — впервые применили бойцы US NAVY SEAL и откуда о ней узнали пираты — Богу весь. Но узнали…

Суда, в последнее время даже те, которые не заходили в сомалийские воды или Красное море — переоборудовались так, чтобы повысить их устойчивость к захвату. Все трапы, все уязвимые места на борту — блокировались, чтобы невозможно было подняться на борт с воды. Борта — опутывали колючей проволокой. На палубе, у бортов — разливали специальный, очень скользкий гель. Ставили брандспойты и водяные пушки — чтобы отпугивать пиратов, если нападение уже произошло. Оборудовали места как минимум для двух впередсмотрящих — у них были специальные водяные ручные пушки или акустические пушки, относящиеся к менее смертельному оружию. Иногда — выдавали пейнтбольные автоматы, в которых вместо обычной краски были шарики с дурнопахнущим или раздражающим веществом. В самом судне — оборудовали камеру выживания для экипажа из броневой стали. Обычные рыбаки никогда не смогли захватить бы такое судно — но теперь на промысел выходили совсем не обычные рыбаки.

В каждой штурмовой команде роли были заранее отработаны, пираты тренировались на захваченных кораблях в пиратских портах, это показывали съемки со спутников и барражирующих в районе беспилотников. Это были уже не простые парни-искатели счастья, а тренированные и опытные профессионалы, на счету некоторых из которых были уже по двадцать — тридцать пиратских нападений. В лодке — команда выстраивается одной шеренгой, до самого момента штурма — пираты стоят на коленях, держа оружие наготове. Впереди — линеметчик, у него специальный карабин или автомат со специальной насадкой, его цель — забросить на борт веревочную лестницу или линь, за которым последует толстый трос с узлами. Карабин — обычно используется русский КС-23 или китайский. Вторым в цепи — если есть информация о том, что на судне вооруженная охрана — находится снайпер, он обычно вооружен СВД с ночным прицелом и глушителем, хотя встречаются югославские Заставы и все чаще и чаще — китайские снайперские винтовки. Его задача — прикрыть высадку и подавить вооруженное сопротивление. Снайперы есть не у всех групп, это высококлассные и дорогостоящие специалисты и они не всегда находятся в штурмовых лодках, иногда они держат судно под прицелом с резервной. В резервной же лодке находится еще одна группа ценных специалистов — запасной экипаж. После того, как моряки стали все чаще и чаще успевать запираться в комнатах безопасности, многие пиратские группы стали брать на дело подменный экипаж — несколько самых нужных специалистов, в том числе и капитан судна, которые могут хоть как-то — но довести судно в порт. В сменный экипаж обычно входят сородичи, которые сумели где-то наняться и поработать на судах, чтобы понять, как все работает. Сменные экипажи берегут и в дело они идут только если экипаж успел спрятаться или категорически отказывается повиноваться. Если захват прошел чисто — лодка с ними поворачивает обратно к судну — матке и предъявить им, по сути, нечего…

Остальные, кто есть в лодке — это штурмовики. Раньше они были простыми рыбаками или простыми разбойниками с большой дороги, коих в стране, четверть века находящейся в состоянии гражданской войны пруд пруди — теперь они солидные джентльмены удачи. Их доля выкупа за один пиратский набег составляет от тридцати до двухсот тысяч долларов США, иногда и больше. Практически все из них имеют новенький японский внедорожник, которые ввозят в разоренное Сомали из Саудовской Аравии, их благосклонности добиваются самые красивые женщины в стране: быть замужем за пиратом почетно и престижно. Нельзя считать их тупыми дикарями — это профессионалы, тренирующиеся с оружием, тренирующиеся в захватах судов на рейдах пиратских портов, многие настолько умны, что вкладывают деньги в недвижимость: в Найроби, например, столице соседней Кении цены на недвижимость за десять лет увеличились в четыре раза и не в связи с инфляцией. Шальные пиратские деньги идут сюда, многие после нескольких удачных нападений и вовсе отходят от дел, покупают дом, небольшую торговлю и начинают жить нормальной, законопослушной жизнью. Их нельзя сравнивать с исламскими экстремистами: те ищут шахады, эти — нормальной жизни. Путь к которой они прокладывают насилием, но иного пути наверх в Сомали уже давно нет. В этой стране почти не осталось тех, кто помнит как это — жить в нормальном государстве, без гражданской войны…

После того, как лестницы заброшены и закреплены — пираты лезут на палубу. Если раньше они лезли на нее полуголыми — то в последнее время все чаще и чаще они надевают пятимиллиметровые гидрокостюмы, чтобы уберечься от порезов колючей проволокой и прочих неприятностей. Именно в этот момент — когда кошки на палубе — обычно на судне обнаруживают, что начался захват и предпринимают маневры уклонения. Обычно, это резкое маневрирование. Раньше, этого часто хватало для того, чтобы узкие, скоростные, но не остойчивые на воде доу перевернулись и попытка захвата провалилась. Но сейчас — Зодиаки гораздо более остойчивы, а позаимствованная у спецназа техника, применяемая при захвате — делает подобное опрокидывание почти невозможным. К тому же — у многих пиратов часто есть свои, индивидуальные кошки, которыми они цепляются за палубу и лезут по ним. К тому же — с резервной лодки, видя сопротивление, обычно дают пару автоматных очередей трассерами над палубой — после начала стрельбы должностная инструкция предписывает матросам спасаться, что они с облегчением и делают…

Поднявшись на палубу — пираты бросаются на штурм. Главные их цели — мостик, машинное отделение, безопасная комната для экипажа. Люки на многих судах в последнее время стали делать бронированным с усиленными запорами — но для подготовленных пиратов это не препятствие, это не военный корабль с переборками и задраиваемыми наглухо люками. У пиратов есть гранатометы, ручные гранаты — и если пираты сумели подняться на палубу — то шансов избежать захвата остается меньше десяти процентов. Бывает, конечно, всякое… так, как то раз нарвались на северокорейский траулер, рыбаки которого голыми руками отвалтузили вооруженных пиратов так, что один от полученных травм скончался. Но это — редкость, исключение из правил.

Захватив судно — пираты начинают диктовать условия. Если раньше — к членам экипажа часто применялось неспровоцированное и хаотичное насилие, то сейчас такого все меньше и меньше: чем крупнее приз, тем профессиональнее команда, которая ее берет и тем меньше насилия. Даже запершись в безопасной каюте, экипаж обычно оставляет на свободе несколько человек, не бросает корабль на произвол судьбы. При необходимости — к ним присоединяются специалисты подменного экипажа — и корабль берет курс на один из пиратских портов. На палубе обычно остаются два — три человека с РПГ-7, этого достаточно, чтобы спецназ не попытался высадиться с вертолетов на палубу. Но он и не почти никогда не пытается — военные моряки относятся к пиратству поразительно мягко и если судно захвачено — количество попыток силового освобождения можно пересчитать по пальцам, почти все они — предприняты французским ВМФ, единственным флотом, который реально борется с пиратами. Ах, да, еще русский флот. Остальные — просто посылают ближайший корабль или вертолет для эскортирования. Пираты не против.

После того, как судно встает на якорь в пиратском порту — начинаются переговоры и одновременно — грабеж экипажа. Грабеж происходит по-разному: если раньше могли отобрать даже обувь, то сейчас некоторые пиратские команды брезгуют даже современной радиоэлектроникой. Забирают обычно краску, если попадется подходящий дизель-генератор — обязательно заберут и его, потому что в Сомали других источников освещения нет. Все остальное — обычно оставляют и даже — доставляют припасы, чтобы кормить заложников, если припасов на борту недостаточно. Заложникам дают позвонить родным и связаться с прессой — чем больше морального давления на судовладельца и страховую компанию, тем лучше. Обращение с заложниками бывает всяким: молодые пираты, первый раз вышедшие на промысел обычно нервничают и от этого немотивированно агрессивны к заложникам. Опытные пираты, для которых это не первый, а для некоторых и не десятый набег — уже знают, что к чему и применяют ровно столько насилия, сколько необходимо. Был случай, когда пираты поставили на палубе ворота и стали играть с заложниками в футбол.

Тем временем — начинаются переговоры. Переговорщики обычно расположены в Кении, довольно цивилизованной стране по соседству с Сомали, цивилизованной настолько, насколько может быть цивилизованным африканское государство. Часть переговорщиков расположена в Джибути, там есть американская военная база, еще часть — в никем не признанном Пунтленде, отколовшемся от страны северном Сомали. Переговорщики за почти двадцать лет пиратства тоже стали профессионалами. У лучших из них — в записной книжке сотни, если не тысячи номеров сотовых и спутниковых телефонов пиратов, судовладельцев, агентов страховых компаний, летчиков и прочего полезного в такой ситуации люда. Обычно — они узнают о захвате еще до того, как захваченное судно пришвартуется в порту, а некоторые — знают о предстоящей работе еще до того, как команда пиратов вышла в море. Знают — но никому не скажут, потому что в выкупе есть и их доля. Обычно, еще до прихода в порт они начинают названивать главарю пиратов и предлагать свои услуги в области переговоров, проверке и передаче выкупа. Некоторые банды пиратов работают строго со своим, хорошо знакомым переговорщиком, некоторые — долго и нудно как старухи на базаре торгуются, чтобы сбавить цену на услуги переговорщика. Обычно это от двух до пяти процентов в зависимости от сложности переговоров.

Переговоры — в последнее время происходят все успешнее. Если раньше — пираты могли держать захваченные суда месяцами и даже годами, то сейчас — они стали понимать, что время — это тоже актив: пока ты занимаешься одним судном, у тебя нет времени, чтобы заняться каким-то другим. Хорошие переговорщики укладываются в срок меньше месяца, тем более что пираты чаще всего отлично знают, сколько стоит груз, само судно, на какую сумму оно застраховано и какую они могут реально получить. Цена крупного судна сейчас объявляется двадцать миллионов долларов, среднего десять — двенадцать, мелкого семь — восемь. Объявляя цену, пираты знают, что она снизится в два-три раза — белым тоже нужно дать возможности спасти лицо и почувствовать, что они победили. Пираты берут выкуп только в долларах США — очень популярная валюта со времен американской оккупации Сомали, евро же здесь считается несерьезными деньгами и у пиратов не в ходу: в евро ведут расчеты пираты, орудующие в Средиземном море с ливийского берега, а так же албанские дилеры. К слову сказать: не так давно произошла очень неприятная история. Взяли рыболовный траулер, идущий из Карачи под либерийским флагом, вместе с рыбой обнаружили подозрительные мешки. Проверить, что там не успели: на переговорщиков вышли албанские дилеры и попросили без шума и пыли выгрузить мешки и передать их им на берегу: после освобождения возможен был досмотр судна военными. В случае отказа — они обещали устроить в Европе геноцид сомалийских беженцев — и не было никаких сомнений в том, что угроза была реальной. Пираты были вынуждены исполнить требования албанцев, и получили всего миллион долларов — как выразились албанцы "на чай". После чего — многие пиратские командиры, уже отправившие в Европу своих родственников как беженцев — вытерли холодный пот и зареклись больше захватывать идущие из Карачи подозрительные траулеры.

После того, как соглашение о выкупе достигнуто, деньги доставляют переговорщику. Обычно наличкой, хотя иногда переговорщик берется сам обналичить деньги за дополнительную плату. Он проверяет их — деньги не должны быть новыми, крупными купюрами, одной серии и помеченными. После чего — он нанимает летчика. Летчик — или доставляет деньги пиратам посадочным способом или — сбрасывает мешки в воду у берега, выходя на поставленный пиратами маяк. Пираты — делят деньги и освобождают судно. На этом этапе раньше не редкостью были конфликты между пиратами и даже перестрелки — но в последнее время и это — редкость. Из разбоя — пиратство с сомалийских берегов превращается в специфический вид бизнеса, в котором каждый знает, что кому причитается…

После удачного захвата — пираты обычно устраивают себе каникулы, которые длятся от нескольких дней до нескольких месяцев. На берегу их ждут автомобильные дилеры: японский внедорожник есть у каждого уважающего себя пирата, лучшие в Сомали женщины и даже подпольные банковские дома, организованные сетью Хавалы. Некоторые пираты связывают себя узами брака: свадебный караван пирата может составлять больше ста машин. Некоторые покупают недвижимость или уезжают в Кению отдохнуть. Некоторые раздают долги.

И потом все начинается снова…


Вот в такой город — под вечер въехала группа майора Ральфа Хогарта — по сути, бывшие хозяева этой земли, потому что раньше существовала колония под названием "Британское Сомали". Пиратства, кстати сказать, там не было…

Харадере выглядел примерно так, как выглядел бы ковбойский городок в двадцать первом веке — за исключением того, что здесь на улицах были не ковбои с кольтами Миротворец — а чернокожие с автоматами Калашникова. Автоматы Калашникова были у всех — самые разные, ржавые и совсем новенькие, с отрезанными прикладами а то и мушками — мушку впереди срезают, чтобы не цеплялась за одежду. Дорога была не мощеной и никак не выровненной, ухабистой. С течением времени город разрастался как раковая опухоль, просто на окраине из чего придется строили новые дома, обычно — на окраинах селилась всякая нищета, захватывая ничейную землю, устраивая самодельные установки для выпаривания морской воды и маленькие огородики, чтобы пропитаться. Майор знал, что в центре есть каменные, хорошие дома и даже виллы — ими владели удачливые командиры пиратских эскадр, у некоторых из которых в море было до десяти бригад одновременно.

На окраинах же, дома в основном были построены из непонятно откуда взявшихся листов ржавого железа, досок, кусков старых контейнеров. Все это — было покрашено в самые разные цвета — сомалийцы любили яркие цвета, большой популярностью пользовались банки с краской с захваченных судов, предназначенные для подкраски судна. Везде было полно детей, детей было столько, что было даже не по себе. В свете заходящего солнца дети играли в грязи с какими-то палками, прыгали — можно было догадаться, что играют они в пиратов. Любой, у кого была голова на плечах, мог понять, что еще одно, максимум два поколения — и эта орда обрушится на вымирающий север войной и не будет силы, чтобы ее остановить.

Было немало машин. Домашних животных здесь почти не было за исключением тощих как скелеты злобных шавок, не было и тягловой скотины типа ослов, мулов или лошадей — а вот машины были. Самые разные. Молодежь рассекала на мотоциклах, иногда дешевых китайских, иногда даже и дорогих, возможно угнанных в Европе. Кто-то подсказал им, что увеличить мощность мотоцикла можно срезав глушитель и приварив простую трубу — и теперь от какофонии гоняемых на оборотах двухтактников раскалывалась голова, такой звуковой фон мог скрыть стрельбу из Диско, не говоря уж об АК. Много встречалось моторикш — китайские и корейские мотоциклы с большой грузовой телегой сзади. Встречались небольшие, в основном китайские грузовики и много внедорожников, японских и китайских. Все они принадлежали либо пиратам, либо тем, кто работает на пиратов, либо тем, кто кормит всю эту братию, привозя из Могадишо поступающую сюда гуманитарную помощь — сорго, рис — и продавая ее. В Сомали были и свои миллионеры, в Могадишо жил торговец гуманитарной помощью, чье состояние оценивалось в сто пятьдесят миллионов долларов США. Его супруга возглавляла местное отделение крупного американского благотворительного агентства.

Они прикрылись шемахами — но это не имело особого значения, их бы и так тут не тронули. Остальная территория Сомали была опасна для туристов и крайне опасна для белых туристов — но только не города, находящиеся под контролем пиратов. Белые — могли здесь появиться либо с деньгами для выкупа либо для проведения переговоров, итогом которых станут те же деньги. Если их убить — денег не будет. Поэтому — жизнь белого здесь была табу и кто осмелился бы на них напасть — скорее всего, не дожил бы до следующего восхода солнца…

Никто и не думал останавливаться где-то, искать место в гостинице — могло случиться всякое и они — были в большей безопасности в простреливаемой на километр в любую сторону пустыне. Но нужно было установить контакт — и от этого контакта зависело все. Предварительно, человек дал согласие на контакт — но здесь, в Харадере могло измениться всякое. Он мог быть не в городе, мог перевестись отсюда, наконец — его могли просто убить.

Они остановили машину на окраине города — уже стемнело и пока — до них никому не было никакого дела. Майор Хогарт достал сотовый телефон, набрал номер…

Раздался щелчок соединения, но ответивший не спешил говорить.

— Кандагар. Девятый год, — сказал майор.

— Помню, — после небольшой заминки отозвался их контакт, — ты где?

— Ближе чем ты думаешь.

— Проблемы?

— Никаких. Просто надо встретиться.

— Где?

— Назначай сам.

— Центр города. Медина. Знаешь, где это?

— Лучше не в городе, брат.

— Тогда на окраине. Я буду в белом внедорожнике. Ниссан Патруль.

— Север.

— Понял.

— Опознание?

— Три один.

— Все, отбой…

Контактер отключился…

— Джо, сдай назад отсюда. Примерно четверть мили от города…вон те кустарники кажутся мне неплохими. Стю, собирай винтовку. Я хочу, чтобы ты прикрыл нас.

— Вы не верите своему контактеру, сэр?

— Я никому не верю…


Стю со своей чудовищной винтовкой, которая один раз уже выручила их — засел в развалинах какого-то здания классического вида — когда здесь присутствовали итальянцы, по берегам было выстроено немало вилл, в том числе и до неприличия роскошных. Сейчас — эти виллы были разграблены, многие растащено по кирпичику местными жителями, их руины в темноте белели как призраки. Призраки другой эпохи, когда белый европеец был здесь хозяином и никто и не думал о двадцати пяти годах непрерывной войны…

Их контактер — капитан знал его под именем Тома Марковича, хотя сейчас он мог зваться как угодно — появился довольно скоро, они едва успели занять позиции. Массивный белый крейсер Ниссан Патруль в варианте для плохих дорог с двухсотсильным дизелем, пожирающим любую солярку и способном при должном уходе выдержать пробег в полмиллиона миль. Здесь были в ходу только дизельные машины — потому что большая часть топлива сливалась с захваченных судов, а все суда оснащены если не турбиной — то мощным дизелем. Машина хорошо была заметна в темноте из-за своего белого цвета, включив фары на ближний, она передвигалась вальяжно и почти бесшумно как кучевое облако.

— Стю…

Майор поднял руку и увидел на тыльной стороне ладони красный зайчик лазерного прицела. Снайпер был здесь и готов был действовать.

— Джек.

— Позицию занял, прикрываю.

Майор отсигналил фонариком положенный сигнал: три коротких и один длинный. Машина направилась к нему, остановилась, как это требовали правила вежливости — метрах в двадцати. Луч фары — искателя осветил майора, стоящего с поднятыми руками и погас.

Захлопали двери. Двое остались на месте. Один пошел вперед.

— Два объекта у машины — в маленьком наушнике раздался голос Стю — вооружены АК, держат их в руках. Один идет к тебе, вооружен АК, за спиной на ремне. Водитель остался в машине, двигатель не заглушил. Держу твоего.

Человек выступил из тьмы — черный силуэт на фоне последних тлеющих углей до конца прогоревшего дня…

— Том Маркович? — спросил майор.

В ответ послышался смешок.

— Верно, меня когда-то звали так. А где?

— Афганистан. Кандагар.

— Верно. Где мы встретились впервые?

— Кэмп Бастион, зал для брифингов.

— Два — ноль. Сколько человек нас тогда было?

— Трое, если не считать меня.

— Три ноль и вы срываете джек-пот — собственную задницу без лишней дырки в ней. Рад тебя видеть, англичанин.

В сумрачном мире спецслужб, где каждый рискует своей жизнью — долги чести значили очень многое. Если какой-то парень вытащил тебя из задницы — ты ему должен. Рано или поздно он придет за долгом, и ты обязан сделать для него все, что сможешь. Не было никаких красивых слов, никаких клятв — но все знали правила. Кто предал — становился отверженным для все, для своих и для чужих. Иначе — выжить в параноидальном, жестоком, наполненном фанатичными безумцами мире, искалеченном четырнадцатью годами GWOT[13] было невозможно.

Англичанин ответил на рукопожатие, хотя и без особого энтузиазма. Он помнил, какого рода дела этот ублюдок и другие такие же делали в Кандагаре.

— Как насчет твоей задницы. Том? Можно, я буду тебя так называть?

— Да пожалуйста, мне без разницы. У каждого человека должно быть имя и это — ничуть не хуже и не лучше других. Называй как хочешь.

— Я говорю, обязательно, чтобы твои парни стояли у машины с автоматами в руках? Это нервирует моих людей.

— Ка фугу[14]! — обернувшись, прокричал негр и, снова повернувшись к майору, пояснил, — они не будут стрелять…

— Это хорошо. Мне нужна помощь.

— Какая?

— Я ищу одного человека. Мне сказали, что он здесь. Нужно встретиться с ним.

— Кого именно?

— Парень по имени Шакур. Знаешь его?

ЦРУшник присвистнул.

— Еще бы… Его многие знают. Ты уверен, что тебе нужно именно к нему?

— Уверен.

— А ты вообще знаешь, кто он такой? Ты работаешь на государство или сам по себе?

— Том, а ты не слишком много задаешь вопросов?

ЦРУшник хмыкнул.

— Не слишком. Я делаю это для блага твоей же задницы и задниц тех, кто пришел с тобой. Потому что здесь — настоящий Додж-Сити[15]. Только унести ноги не получится, потому что вся эта гребаная страна — один большой Додж-Сити. Итак?

— Я работаю только на себя. И я уверен, что этот парень именно тот, кто нужен мне. Он что, скрывается?

— Да нет… с какой стати ему скрываться. Когда он здесь — он и его люди обычно зависают в Медине. Я и тебя туда приглашал.

— Что такое Медина? — поинтересовался майор.

— Гостиница. И бар с выпивкой, дискотекой и красивыми девочками в центре города — ответил ЦРУшник — и он тут такой не один. Здесь больше жизни, чем ты думаешь…

— И Шакур любит жизнь?

— Чертовски, парень. От него многое зависит. Очень многое.

— В таком случае — он именно тот парень, который мне нужен. Его нет в городе?

— Нет. Уехал по делам. Так ты все таки представляешь, кто он такой?

— Пират. Главарь шайки.

ЦРушник искренне расхохотался.

— Сколько ты взял со своего работодателя?

— Тебе не кажется, что об этом не место разговаривать здесь?

— Почему, очень даже место. Здесь есть места намного хуже и не дай тебе Аллах там очутиться. Фарах Шакур — крупнейший пиратский главарь за всю историю сомалийского пиратства, у него доля, по меньшей мере, в половине сейчас стоящих на рейде судов и в море — никогда не бывает меньше десяти бригад одновременно. Если надо — он поставит под ружье пять тысяч человек в течение двадцати четырех часов. И не рыбаков и малолеток — а отморозков, каких свет не видывал. Ублюдок недавно закупил ПЗРК — и теперь в городе установлено дежурство на случай, если кого-то хватит ума силой отбить корабль. И он же поставил крупнокалиберные пулеметы в порту и на подходах. Так что если ты держишь путь в порт — лучше тебе отказаться от этой дурной затеи, пока не поздно…

— Я и близко не хочу подходить к порту. Я просто хочу передать кое-что этому парню…

Из осторожности — капитан и не подумал говорить о своей настоящей миссии. Предать может любой и не за понюх табака.

— В городе у него есть что-то вроде бухгалтера. Можешь передать ему.

— Мне надо поговорить с ним. Мой босс не хочет каждый раз платить — страховые компании, компании по обеспечению безопасности и прочая хрень. Мой босс хочет договориться о постоянных и регулярных выплатах. Но ему нужна договоренность с самым главным здесь, чтобы деньги не ушли впустую.

— Разумное решение — сказал ЦРУшник — ты работаешь на этого парня постоянно?

— Нет. Но если эта миссия пройдет нормально…

ЦРУшник протянул руку и похлопал англичанина по плечу.

— Завидую тебе, черт побери. Пока одни ужинают в Париже, другие — поджаривают свою задницу в Харадере. Хотя и тут бывает неплохо — я никогда не видел столько девчонок, готовых за десятку открыть тебе все райские наслаждения.

— И все больны СПИДом.

— Есть, конечно, но не здесь. Здесь самый свежачок. Любая девчонка в этой стране, которая хочет красиво выйти замуж — направляется на побережье. Здесь крутые, чертовски крутые парни — и они не закутают тебя в чалму с головы до ног. Местные, хоть они не говорят, что они не исламисты, предпочитают девственниц. Поэтому — и хороший хирург тут совсем не лишний, тем более что и пиратов надо часто штопать….

— Благодарю, конечно… но я не могу здесь задерживаться. Если он в Могадишо — я, пожалуй, двину именно туда. Не подскажешь, где искать этого короля пиратов и как потом оттуда выбираться, если что?

— Сомали муяд ку хадаша[16]? — внезапно спросил негр.

— Что?

— Не понял?

— Нет.

— Тогда тебе лучше держаться от Могадишо подальше. Это не Харадере, здесь, по крайней мере, работают деловые люди, и они не будут срать в свою тарелку с супом. А в Могадишо — полон город Аш-Шабаба, судов[17] и прочей исламистской дряни. Это Дикий Запад, англичанин, только вот шерифа нет…

— И все же я собираюсь рискнуть — сказал англичанин.

— Как знаешь, твоя задница, не моя. Карта есть?

Британец достал карту, ламинированную пластиком и небольшой, но устойчивый маркер, которым можно делать пометки. ЦРУшник немного подумал и отметил две точки на карте Могадишо.

— Вот здесь, парень. У самого порта. В порту деловые люди, а вот на севере, северо-востоке города — как раз полно исламистов, встречаться с которыми белому человеку совсем ни к чему, поверь мне. Имей в виду, весь север города и пригороды кишат боевиками, вам там не пройти ни за что, черт возьми, даже мне, черному там ни за что не пройти. Обогни город вот здесь, лучше всего для тебя — заходить вот по этой дороге. Пригород Дайнил, эта дорога ведет из Эфиопии и прямо на Бакараха-маркет. Дорога большая, здесь постоянно вооруженные люди, охраняющие караваны с товаром, боевики сюда не суются, и никому ни до кого нет дела, пока ты не начал стрелять или грабить. Выйдешь на Баккара, а дальше — эта дорога идет прямиком на новый порт и к аэропорту Могадишо. По ней ты выйдешь прямо к нужным тебе точкам.

Теперь конкретно по точкам. Обе эти точки — что-то вроде гостиницы, а вот здесь вот — не только гостиница, но и подпольная биржа. И там и там есть электричество. Вот здесь спутниковый интернет, можно вложить деньги, даже выйти на биржу, можно оформить документы на статус беженца куда-нибудь в Голландию…

— Я думал, тут только Хавала…

ЦРУшник снова расхохотался и покровительственно хлопнул англичанина по плечу.

— Ты отстаешь от жизни, парень. Местные пиратские главари… среди них умнейшие люди попадаются. Дай такому компанию из Fortune 500 — и акционеры на него не намолятся. Они знают, что к чему, понимают ценность времени и знают цену вещам, воспринимают наши ценности, готовы к разумному диалогу…

И убивают людей…

— А если сматываться, то куда?

— Как сказать… Если ты конкретно накосячил — то в порт тебе лучше не соваться. Убьют. Аэродром тоже… не стоит. Раньше в городе стояли миротворцы, теперь и этого нет. Я бы пошел на юг, особенно если у тебя есть транспорт. К Кей-пятьдесят.

— Кей — пятьдесят. Что это?

— Надо делать домашнюю работу — укоризненно сказал ЦРУшник — Кей-пятьдесят, аэропорт в пятидесяти километрах к югу от Могадишо. В настоящее время — единственный нормально работающий аэропорт в этом регионе, находится под контролем кенийцев и миротворческих сил ООН. Там тоже много чего интересного творится — но там тебя, по крайней мере, не зарежут. Оттуда есть рейс в Дубаи, нормальный, не чартер, точно знаю. Только с оружием туда не суйся, избавься от него. Там этого не поймут.

— Премного благодарен…

— Да не за что, братишка. Кстати, я так подумал… если у тебя еще будут такие клиенты… которым не нужны проблемы… мы можем устроить здесь что-то вроде посреднической конторы. Страхование от пиратских нападений … нетрадиционными методами. Я знаю, что к чему, кто будет выполнять обещания, кто нет… могу даже гарантировать выполнение обещаний… ты слышал, что на Мадагаскаре теперь наша точка и база ударных беспилотников? И на Сокотре тоже есть. А ты… знаешь, к кому обращаться, можешь легально принимать деньги с той стороны… отличная идея будет.

Англичанин улыбнулся во тьме, скрывая брезгливость.

— Я подумаю.

— Подумай брат. Ипотеку за нас никто не заплатит…

— Это точно. И еще…

— Да?

— Поможешь достать еще одну машину?

— Какую?

— Любую. Чтобы ездила и не бросалась в глаза. Деньги есть.

Почти невидимый в темноте ЦРУшник понимающе кивнул.

— Да без проблем. Тут недавно автомобилевоз разгрузили. Отдают за полцены, если деньги сразу. Без проблем. Утром подгонят сюда же.


Когда кроваво-красные стоп-сигналы Ниссана — прощально мигнули во тьме — к недвижно стоящему майору подошел Джек, держа на весу пулемет.

— Все в порядке, сэр? — спросил он.

— Не уверен…

Картинки из прошлого Южный Афганистан Провинция Гильменд 11 июня 2009 года

Караван возвращался домой…

Первым шел Пинцгауэр — рабочая лошадка смешанных дальних патрулей, в которых участвовали как САСовцы, так и обычные британские томми, в данном случае — солдаты Королевского драгунского полка. Эта трехосная дизельная машина пришла на смену "Розовой Пантере" — рабочей лошадке дальних пустынных патрулей прошлого века. В отличие от Розовой Пантеры — модифицированного и действительно выкрашенного в бледно-розовый цвет Дефендера — Пинцгауэр имел шесть ведущих колес вместо четырех, был более устойчив к подрыву и мог нести в полтора раза больше груза. Спецназовцы звали его лошадкой и очень любили — собранный в Австрии с истинно тевтонским качеством он почти никогда не ломался и был очень неприхотлив. Как и все машины дальнего патруля — Пинцгауэр был тяжело вооружен. По центру — стояло основное огневое средство, автоматический гранатомет Мк19 mod3 американского производства, способный разворачиваться на поворотном круге в любую угрожаемую сторону. Дежурящий у гранатомета боец сидел на подвесном сидении — если стоять на ногах, то при постоянной тряске не выдержишь и пары часов, а от огня моджахедов его защищала не броня, как у американцев — а закрепленное со всех сторон походное имущество. Каждый борт защищало по запасному колесу, кроме того тут же были приторочены канистры и резиновые емкости с водой, канистры с солярой, мешки с сухими пайками, дополнительным боезапасом и прочим необходимым вот время разведывательного выхода имуществом. Здесь же было личное оружие патруля — САС пользовался канадскими карабинами DIEMACO и там же были две снайперские винтовки, L115A1 калибра 338 и Барретт М82А3, который закупался только для САС. Несмотря на то, что машина была длинной — в стандартной ситуации на ней передвигались пять человек, считая водителя. Все они сидели открыто, по самым углам машины, перед каждым из них кроме водителя — был вертлюг, на котором закреплялся пулемет L7, который в Афганистане ценился на вес золота или Миними. Два кормовых сидения были развернуты спиной по ходу движения так, чтобы стрелки могли постоянно наблюдать и реагировать на угрозы на триста шестьдесят градусов от их транспортного средства. В отличие от американцев — британцы не только не бронировали свои машины, но и оставляли их открытыми. Расчет был на то, что при подрыве — солдата просто выбросит из машины через верх, а от обстрела его спасет тяжелый бронежилет, шлем и ответный огонь. В пустынной местности это часто срабатывало — американцы в своих тяжелобронированных машинах часто не могли нормально вести наблюдение и замечали изготовившихся к стрельбе гранатометчиков, когда было уже поздно…

Следом шел еще один Пинц — но закрытый и с легким бронированием. Это было что-то вроде технички, такой же, какие используют спортивные команды во время ралли-рейдов. Там был механик, врач, запас медикаментов и консервированной крови для раненых. Раньше таких машин не было — но сейчас НАТО предпринимало чрезвычайные усилия для сокращения собственных потерь и такие машины были в каждом патруле, несмотря на то, что бронированная машина тормозила группу.

Следом, один за другим шли два транспортера Шакал. Концепция такая же, как у Пинца, только вместо автоматического гранатомета на них были установлены крупнокалиберные пулеметы М2, они были побольше Пинца и имели четыре колеса вместо шести. Хотя существовала и трехосная версия и её обещали прислать в пустыню. Британские солдаты эти машины не любили. Две оси вместо трех резко повышали уязвимость машины при подрыве: Пинц нередко при подрыве мины оставался на ходу. А истинно британское качество сборки — заставляло как можно бережнее относиться к Пинцгауэрам: лозунг покупай британское, хорош только до тех пор, пока ты не оказывался в какой-нибудь заднице со сломанной машиной и с разъяренными талибами на хвосте. На немецкие машины перешел, кстати, не только САС — австралийский САС, который тоже присутствовав в Афганистане в качестве новой рейдовой машины выбрал не новый вариант "Перенти" — а трехосный дизельный вариант Mercedes G и очень был доволен…

Машины шли со скоростью выше средней: топливо было исчерпано на три четверти, вода и продовольствие на две трети, машины изрядно полегчали и сейчас они шли домой. Если даже топливо закончится — в отличие от дальних патрулей ливийской пустыни сороковых это не было катастрофой: достаточно связаться со штабом и Чинук доставит в указанный тобой район резиновую емкость с топливом. Но в машинах были серьезные ребята, они серьезно относились к своему делу — и допустивший такой косяк обречен был выслушивать насмешки до конца своего тура, а возможно — и следующего тура. Так что никто не рисковал и запасов хватало, чтобы добраться до Кэмп Бастион, основной базы британской армии в этом районе и даже с запасом…

Попавший под колеса камень пробил подвеску до упора, капитан Ральф Хогарт ударился шлемом о стойку обвязки машины и недовольно выругался. Как командир патруля, он мог выбирать любой место, в том числе и за броней технички — но предпочитал это, место носового канонира, как они его называли, одно из самых опасных. Капитан Хогарт никогда не уклонялся от опасности, всегда встречал ее лицом к лицу — и сейчас не видел никаких оснований к тому, чтобы выбрать не это место, а какое-нибудь другое. Это место было хорошо тем, что он мог первым видеть и оценивать обстановку и принимать решение, открывать или не открывать огонь. В пустыне, по дорогам — кто только не шастал, Бандиты, контрабандисты, племенное ополчение, афганские полицейские и военные, другие патрули НАТО. Много проблем доставляли ЦРУшники из дивизии SAD, дивизиона специальной активности ЦРУ, бывшие спецназовцы SEAL, Дельты, армейские рейнджеры, перешедшие на большее жалование и получившие возможность действовать, игнорируя армейские правила ведения боевых действий. Они носили бороды, передвигались на похожих на афганские транспортные средства с афганскими номерами, часто были вооружены автоматами и пулеметами Калашникова. А нервы в рейде у всех на взводе, палец на спусковом крючке и если выскочить на такую группу, да еще и ночью…

В общем — присутствие в голове колонны командира патруля не раз спасало от серьезных неприятностей…

Водитель, капрал Тиди выругался. Машина теряла ход. Он был новичком и еще плохо умел ездить, отслеживая на скорости местность, по которой он едет.

— Сэр… кажется, повредили подвеску…

Капитан взглянул на часы. Было время для сеанса связи.

— Черт бы тебя побрал, Тиди. Ремонтировать будешь сам. Выбирай место для остановки.

— Есть сэр.

Ремонт был не самым простым занятием: сначала надо было поднять машину на домкрат на неровной поверхности, потом — демонтировать колесо. Старожилу патруля конечно бы помогли по дружбе — но новичок вряд ли мог рассчитывать на помощь, только на порцию беззлобных ругательств и насмешек.

Поврежденная машина остановилась. Остальные — образовали защитный периметр. Первым — на землю спрыгнул сапер из Королевских драгун с миноискателем наперевес. Наконец он подтвердил, что все чисто и британские солдаты начали спрыгивать на землю — глотнуть из фляжек и размять ноги. Даже в отсутствии подрывов и обстрелов — долгое патрулирование было делом весьма утомительным. Ни помыться, ни побриться, задница к концу пути аж каменеет, ноги и все тело ноют от тряски, усталости и недосыпа. Машина, обычно в самом начале пути, максимально загруженная — может выйти из строя, застрять в песке — и тогда приходится подкладывать под колеса трапы и фактически вытаскивать машину на руках. Хорошему самочувствию и настроению такая работа тоже не способствует.

Командир патруля достал спутниковый телефон Иридиум — раньше для связи надо было растягивать между двумя автомобилями антенну на двух штангах высотой по четырнадцать метров. Набрал номер оперативного дежурного…

— Патруль Браво три, плановый сеанс, ответьте — сказал он, когда дежурный взял трубку.

— Башня — патрулю Браво три, контакт установлен, окей.

— Браво три, прошли точку Индия, идем на базу. Контакта нет, повторяю — контакта нет. Визуально все чисто. Муджики куда-то попрятались. У нас небольшая техническая поломка, прибавьте шестьдесят майк к нашему РВП, как поняли.

— Вас понял, РВП Браво три плюс шестьдесят майк. Вопрос — вам нужна техническая поддержка или эвакуация?

— Башня, отрицательно, повторяю — отрицательно, ничего не нужно. Справимся своими силами. Отбой.

— Патруль три, вас понял, отбой…


Капрал Тиди справился с поломкой за полчаса. За это время — солдаты успели даже зажечь маленькую гелевую горелку и приготовить чай — Британская империя была создана на крепком чае и чай входил в обязательный рацион каждого солдата. У капитана были связи в службе снабжения и его люди пили дорогой "Ахмад Эрл Грей". Горячая кружка в мозолистых, ободранных, саднящих руках, аромат и вкус чая напоминали этим солдатам о том, что есть на земле места, где не надо смотреть на дорогу и на обочины в поисках следов раскопок, где дети не стреляют в спину, а женщины не подрываются на блок-постах, где есть нормальные дискотеки вместо "кандагарской дискотеки" — обстрела самодельными ракетными снарядами ночью. Напоминание об этом — хотя бы в виде чашки чая дорогого сорта — было жизненно важно для этих солдат, хотя бы для того, чтобы не сойти с ума…

Получил свою чашку и капрал Тиди. Неловко взял ее гудящими от усталости руками, выхлебал большими глотками — чай был горячим, но он не чувствовал этого. Как и все новички — он страдал обезвоживанием, и для него было счастьем выпить любую жидкость — хоть мочу…

— Сэр — сказал лейтенант Уилкинсон, снайпер их патруля — моя нежная задница не выдержит еще десятка миль по камням. А их нам предстоит еще не один десяток, да и Тиди того и гляди, опять что-нибудь сломает. Может быть — выйдем на дорогу, проделаем остаток пути по ней?

Капитан осмотрел своих людей. Конечно, это не дело, но с другой стороны… что может быть у самой базы? Там постоянно летают вертолеты, там барражируют беспилотники, там есть и радары…

— Карту.

Майору подали карту. Жировым карандашом он отметил на ней точку.

— Контрольная точка Фокстрот, ребята. Точка выхода на шоссе. От нее — едем с ветерком.

— Спасибо, сэр.

— По машинам…


Дорога здесь было проложена по самой пустыне. Точнее не по пустыне — слово "пустыня" предполагает, что должен быть песок — а песка не было. Зато была жесткая как камень, пересохшая под солнцем, утоптанная траками и колеса до твердости бетонки глина. Дорога змеилась в пустыне, ведя из ниоткуда в никуда…

С обеих сторон дорогу прикрывали ти-уолсы — высокие, почти по пояс заграждения, напоминающие букву Т и поставленные короткой поперечиной на землю — оттого и ти-уолсы. Пейзаж был полумертвым, по левую руку были горы, зеленка, зеленка была и на дороге от Кандагара к Кабулу — а здесь была только огороженная с обеих сторон дорога, смешанная со смогом от дизельных двигателей пыль, постоянно висящая в воздухе, блок-посты, афганские и НАТОвские через каждые несколько километров, бронированные машины, похожие на машины Апокалипсиса из кинофильма Безумный Макс. Майор отчетливо понимал, что эта дорога, эти посты и Кэмп Бастион — все, что они контролируют в этой провинции Афганистана. Ни больше, ни меньше…

Наконец — в пыли, поднятой десятками колес и вертолетными винтами — появился и сам Кэмп Бастион, временная объединенная база британской армии в провинции Гильменд. Укрепленная база с собственным аэродромом, с жилыми модулями, с высоченными заграждениями из старых контейнеров и мешков HESCO, с милями колючей проволоки. Через эту базу прошли уже многие — опаленные войной они возвращались к себе на Родину и понимали, что они не могут уже жить так, как прежде. Майору пришла в голову несвоевременная мысль — а интересно тех, кто пустил пулю в лоб после очередного тура сюда — считают как потери в Афганистане? Или нет?

Проехав мимо четырехосных бронированных мастодонтов, на которых британская армия осуществляла здесь свои основные перевозки — они припарковали свои машины. Свободные от рейдов, патрулирований и засад солдаты бросили баскетбол, окружили их, хлопая по плечам, расспрашивая о том, что им повстречалось за время рейда. САСовцев никто не трогал — на них приходилась основная часть работы в рейде, участвовать в перестрелке может каждый дурак, а вот ты попробуй не вляпаться в перестрелку. Они молча направились к своим модулям — принять душ, надеть чистую одежду и провалиться в сон. Они так устали, что могли проспать и двенадцать и восемнадцать часов и даже целые сутки. САСовцы всегда держались на особенку, многие из них были старше обычных британских солдат и тем для шуток общих — у них не было.

Майор Хогарт — только что закончил с душем, когда в дверь постучали. Выругавшись, он пошел открывать, там был посыльный.

— Сэр, подполковник Спарроухоук просил вас срочно прибыть к нему, сэр. Машина ждет, сэр.

По неписанным правилам — вернувшихся из дальних рейдов не тревожили и давали поспать. Будь это обычный пехотный командир — майор, скорее всего, послал бы посыльного куда подальше и завалился спать. Но это был не обычный пехотный командир — подполковник Спарроухоук отвечал за разведку и был основным их заказчиком. Послать его — майор не мог…

А потому — он переоделся в некое подобие формы, главное, что она была чистая и выхлебал банку энергетического напитка, чтобы держаться на ногах. На маленьком четырехместном квадроцикле — разъездной транспорт на базе был именно такой — его доставили к штабу. Майор наметанным взглядом заметил припаркованную машину — здоровенный пикап Ford F550, одна из машин, какую любят использовать частники, частные военные компании. Вопреки обычаю, на ней не было никаких наклеек и было невозможно определить, кому они принадлежит.

Подполковник Спарроухоук ждал майора в своем кабинете. Невысокий, с неаккуратной прической — создавалось впечатление, что он подстриг сам себя, причем плохо. Подполковник начинал в Боснии, там приобрел квалификацию специалиста по разведке, затем его перебросили сюда. У него не было такого количества глаз в небе, какое было у американцев, наверное, у него не было и пятой части тех технических возможностей, какие были у американцев — но информацию он имел ничуть не худшую, а возможно даже и лучшую, чем американцы. Туда, куда американцы посылали дрон с ракетой подполковник посылал людей и они возвращались и часто с информацией, которая была дороже золота. В эпоху глобального шпионажа — ничто не заменит опытного и готового на все человека…

— Сэр!

— Вольно… Как сходили?

— Окей, сэр. На маршруте чисто, видимо, муджики никак не могут прийти в себя после того рейда…

Этой весной, в ходе серии блестящих рейдов британской и американской армии — им удалось разрушить ключевые точки маршрутов снабжения, какие использовались талибами на пакистанской границе. Это позволило лишить местных бандитов снабжения оружием и боеприпасами и сделать невозможными самые опасные операции — типа обстрела мест дислокации сил НАТО самодельными ракетами и подрыва на мощных фугасах. Для того, чтобы гарантированно причинить вред — теперь нужны были особо мощные фугасы, в десятки килограммов взрывчатки и если перекрыть пути снабжения взрывчаткой — волна насилия пойдет на убыль.

— А кочующий Диско?

— Ни следа, сэр.

Подполковник от своих агентов знал, что в районе их ответственности есть ДШК, он же Диско — пулемет, способный при внезапном нападении сильно повредить вертолет, даже Апач. Диско — не такая легкая штука, ее сложно перевозить и прятать и подполковник хотел локализовать место его нахождения, чтобы выслать наземную группу и провести зачистку, не дожидась пока диско наделает дел. Но определить местонахождение диско и его расчета хотя бы с точностью до деревни — пока не удавалось.

— Э… Ральф… я вот зачем приглашал тебя. В зале для брифингов тебя дожидаются два парня. Э… переговори с ними. Потом переговорим с тобой, хорошо.

— Американцы?

— Да… в каком-то смысле… да.

Подполковник обычно не выражался столь неопределенно — и майор заподозрил неладное. Но он не подал виду, а вместо этого просто сказал.

— Я выслушаю их, сэр…

— Вот и отлично. Потом возвращайся сюда…


Американцы ожидали в зале для брифингов — довольно большой комнате, напоминающей комнаты для брифингов ФБР, какие часто показывают в различных боевиках. Линолеум, дешевые стулья, кофейный аппарат с дурным кофе и чайник для чая на столике в углу, школьная доска, на которой можно было писать маркером и прикреплять снимки магнитами. Отличалась эта комната только большой спутниковой картой местности и снимками особо разыскиваемых террористов. Для просмотра спутниковых карт и снимков с Предаторов — существовал диапроектор.

Американцев было трое. Невысокий, рыжебородый — он сидел на стуле, развалившись как у себя дома, в кресле. Майору он кого-то напоминал… только непонятно, кого. Второй — высокий, чисто выбритый, что здесь, в условиях дефицита времени и воды было редкостью. Третий — негр, среднего роста, крепкий на вид с короткой, гангста-бородой был единственным военным и похоже, что из какого-то специального подразделения. Отставник, конечно — в ЦРУ было полно таких…

— Александр Дайсон — представился выбритый, протягивая руку. Хоть он и был в некоем подобии формы, которую носили частные контракторы, но майор сразу понял, что перед ним гражданский.

— Том Маркович — представился бородатый негр.

А рыжебородый — ничего не сказал и никак не представился, словно его и не касалось происходящее.

— Майор Ральф Хогарт — представился майор, рассудив, что если они знают Спарроухоука, им не составит труда узнать и его настоящее имя.

— Просим прощения за то, что побеспокоили вас по возвращении из рейда… — сказал выбритый, обнаруживая знание того, что он знать никак не должен был — но нам необходима помощь. Мы готовы за нее заплатить.

— Так… Кому это — нам?

— Разве это имеет значение, майор, если речь идет о двадцати тысячах евро за один вечер- слегка растягивая слова, спросил рыжебородый.

Кого же он все-таки напоминает…

Майору не понравилось сказанное. И сумма, названная в евро, ему тоже не понравилась — он не вчера родился и отлично понимал, у кого может быть избыток евро.

— Имеет… сэр.

— Речь идет о небольшом рандеву в Кандагаре — пояснил выбритый — нам нужно встретиться с агентами. И нам нужно силовое прикрытие.

Понятное дело… ЦРУ.

— Разве у вас нет своего силового прикрытия, джентльмены? Мне кажется, что если вы готовы потратить за один вечер двадцать тысяч евро, найти себе силовое прикрытие не составит большого труда.

— Видите ли, майор… — снова заговорил рыжебородый — один идиот в штабе генерала Даттона сказал, что вы — лучшая группа к югу от Кандагара. А я — привык иметь дело с лучшими, майор…

Майор удивился, хотя и не подал вида. Он никак не ожидал, что у этих подозрительных типов есть выход на самые верха. Генерал-лейтенант, сэр Джеймс Бенджамин Даттон был командующим британским контингентом войск в Афганистане и заместителем командующего многонациональными силами в Афганистане, американского генерал-полковника Стенли А. МакКристалла. Как и МакКристалл — сэр Джеймс был командиром сил спецназа, командовал третьей бригадой коммандос, в две тысячи третьем году брал болотный район Аль-Фао а в две тысячи пятом — был командующим многонациональной дивизией в Ираке и командующим юго-восточным сектором со штабом в Басре. Сэр Джеймс был из тех фигур, которому оказывал уважение любой британский спецназовец. И американцы явно знали, что делали, когда упоминали его имя.

— Полагаю, сэр Джеймс весьма польстил мне — сказал капитан — в сущности, здесь мы просто стараемся делать то, что в наших силах, только и всего.

— Думаю, сэр Джеймс верно оценил ваш потенциал, капитан. Четыре тура в Ирак, уже второй тур в Афганистан — солидный боевой опыт.

— Сэр, мне было бы гораздо проще судить об этом, если бы вы конкретнее обозначили сферу приложения нашего потенциала.

— У нас серьезная встреча с информаторами в Кандагаре. Очень серьезная. Нам нужно силовое прикрытие на случай, если что-то пойдет не так.

— А что может пойти не так?

— Вопрос на миллион долларов, майор. Наши информаторы — племенные вожди, которым надоело насилие. И которые считают, что при наличии определенной суммы денег — вполне можно договориться. Сами понимаете, что наличие этой крупной суммы — может спровоцировать самые разные эксцессы, как криминального, так и политического характера.

— Речь идет о сумме в двадцать миллионов долларов наличными, майор — сказал рыжебородый — многие рискнут. Даже афганская полиция, которая не слишком-то отличается от боевиков.

Капитан это хорошо понимал, а кое-кто здесь — даже прочувствовал на своей шкуре. Поддержка была так мала, что в органы власти брали всех, кто только приходил, особенно — в первые месяцы после начала войны. Никаких баз данных не было… какие базы данных могут быть в государстве, в котором двадцать один год не прекращается война. Так — в органах власти, в армии, в силовых структурах оказались тысячи сторонников Талибана. Они иногда и не скрывались — завербовали насильно, раскаялся, отошел от террора. А что на самом деле творилось в душе их — знал только Аллах…

— Какова наша роль во всем этом? Мы охраняем деньги?

— Нет. Только исполняете роль мобильного резерва. Нас привлекло и то, что вы прибыли сюда не так давно и не светились в городе. Никто не знает ваших лиц, тем более если вы примете меры для маскировки. Тех людей, которых можем привлечь мы — каждая собака в Кандагаре знает в лицо. А кабульских или баграмских спецов привлекать опасно, да и времени нет. Вы ближе всего к нам, потому мы обратились к вам.

Майор кисло улыбнулся.

— Сэр, я в любом случае не смогу вам помочь лично. Я только вернулся из рейда. И держусь на ногах только благодаря банке Ред Булла, которой хватит ненадолго.

— С этим нет проблем. Вы нам понадобитесь завтра вечером…


Американцы — уехали, чуть ли не насильно вручив задаток. Тоненькая пачка купюр, десять тысяч евро пятисотевровыми купюрами. Майор не знал что с ними делать, в конце концов — нашел пакетик, осторожно опустил их туда и только потом положил в карман. Этот пакетик — он выложил на стол подполковника. Тот — вопросительно посмотрел на пакет.

— Что там?

— Деньги, сэр. Десять тысяч евро, пятисотенными.

Подполковник улыбнулся.

— Кузены хотят, чтобы мы кого-то убили?

— Нет. Они должны с кем-то встретиться в Кандагаре и передать им двадцать миллионов долларов. Мы должны быть в резерве, если ситуация пойдет вразнос. После дела — столько же…

Ни майор, ни подполковник не удивились тому, как делаются дела — потому что именно так они и делались.

— Сэр, я должен принять предложение?

— А вам бы этого хотелось?

— Нет, сэр — честно ответил майор.

— Почему же?

— Потому что от этих парней сильно воняет.

Подполковник улыбнулся одними губами.

— Верно. Кое-кому стоило бы поменять дезодорант. Но дело не в этом. Я и в самом деле хочу, чтобы вы приняли это предложение. Меня интересуют эти парни и то, что они собираются делать в Кандагаре.

— Но почему, сэр.

Одной из основных привилегий оперативников в такой ситуации, явно щекотливой, в которой нельзя отдать приказ — было точное знание деталей. Майор знал, что имеет право задать вопрос и подполковник знал, что обязан на него ответить.

— Видите ли, майор… — подполковник тщательно подбирал слова — у меня есть серьезные основания считать, что наши нежданные гости имеют самое прямое и непосредственное отношение к организованной преступности. Наркомафии, если точнее.

— Что?! Вот дерьмо…

— Не торопитесь, капитан, не торопитесь — подполковник отхлебнул чая из своей кружки — ситуация не столь однозначна. Американцы здесь играют с огнем, большая часть афганского героина идет в Европу через Албанию и в Россию. И те и другие — геополитические противники США и их наркотизация — Америке объективно выгодна. К тому же — любая разведка требует денег, в том числе — неучтенных денег. Да еще — наркомафия против Талибана, они прекрасно помнят, как талибы за выращивание наркотиков отрубали людям головы. Крестьяне, которые не зарабатывают, выращивая опиумный мак — идут и нанимаются у талибов. Однако, когда занимаешься такими делами… начинаешь задумываться и о собственном благополучии. Когда через твои руки проходит товар на миллионы долларов — согласитесь, трудно остаться честным до конца. Так и здесь… привлечение нас видится мне вынужденным шагом, а их готовность расстаться с большими деньгами — весьма и весьма подозрительной.

— Так что мы должны сделать, сэр?

— Пока я просто хочу, капитан, чтобы вы приняли их предложение. Но в то же самое время — были очень внимательны, хорошо смотрели и запоминали — людей, машины, их номера, окружение, где, что, когда происходило, кто с кем встречался. У меня пока нет ничего, кроме подозрений и агентурных сообщений, из которых может следовать все, что угодно. У меня нет конкретики. Даты, имена, суммы. У меня нет надежных свидетелей, которые могут подтвердить, что в какой-то момент, в каком-то месте происходило то-то. Вы меня понимаете?

Капитан Хогарт неосознанно выпрямился, встал по стойке смирно, в глазах появился блеск. Он увидел цель — и готов был преследовать ее.

— Так точно, сэр.

— Вольно, капитан. Еще не хватало, чтобы они что-то поняли.

— Они ничего не поймут, сэр. Мы будем тише воды, ниже травы.

— Вот и отлично.

— Э… сэр.

— Да, капитан.

— Я могу сказать ребятам?

— Не всё. Просто скажите, чтобы держали ушки на макушке и запоминали все, что видят. Это может пригодиться.

— Так точно. А … деньги?

— Заберите себе, капитан. Они мне не нужны.


На обратном пути — майор завернул в отделение финансовой службы и попросил оформить взнос наличными в фонд помощи ветеранам. Потом пошел спать…

Уже засыпая, он вспомнил, на кого был похож тот тип, рыжебородый, который так и не представился. Он был похож на главаря русских большевиков Владимира Ленина, человека, который разорил и утопил в крови огромную страну и создал угрозу для всего цивилизованного человечества. И это сравнение — нисколько не успокоило его, а насторожило еще больше…

Картинки из прошлого Кандагар, район Кабул Шах 12 июня 2009 года

Трехосный легкий грузовик вооруженный пулеметом заменило старое такси, тяжелый бронежилет, защищающий от пулеметной очереди — бронежилет, надеваемый под рубашку, тяжелую снайперскую винтовку — автомат Калашникова из партии, которую они изъяли не так давно в приграничье и забыли уничтожить. Но суть осталась прежней — они были во враждебной среде, в городе, где на площади выставлены захваченные у британской армии в бою орудия. Они охотились на хищного, опасного врага — и понимали, что в этой охоте охотник и дичь могут поменяться местами очень быстро…

С тех пор, как они пришли сюда — Кандагар изменился и сильно. Он был ближе всего к порту Карачи, от порта сюда вела отличная, построенная еще американцами дорога. Кандагарские купцы еще до советского нашествия были самыми богатыми купцами в Афганистане и ничего, даже зверства режима талибов, по сути — режима сельской фанатичной бедноты, взявшей власть в относительно цивилизованной стране — не смогли это изменить. Они стояли в центре города, с одной стороны был стихийный рынок, на котором не протолкнуться от покупателей, а на другом — строители спешно возводили шестнадцатиэтажное офисное здание — нижние этажи уж сверкали привычными для Афганистана тонированными стеклянными панелями синего цвета. В Кандагаре были деньги, здесь находились офисы компаний, работавших по всему Афганистану и их было не меньше, чем в столице страны, Кабуле. Люди шли, обтекая стоянку такси, какие-то азартно торговались с водителями, кто-то тащил ковер или рулон ткани или что-то из техники, или корзину с едой, которые они сторговали для себя на рынке. Уже начинало темнеть — и сейчас на рынке была самая торговля: покупатели отлично понимали, что продавцы не хотят оставаться на ночь с товаром, ведь его придется собирать и потом снова раскладывать — и поэтому торговались как никогда азартно. Это были обычные люди… и в то же время, почти каждый из них — убил бы их, если бы понял что это не таксисты, а британские солдаты. Это сочетание внешней нормальности и звериной ненависти, мгновенный переход из одного состояния в другое — никакие аналитики, никакие дорогостоящие эксперты — психологи сил стабилизации объяснить не могли.

А на самом деле — объяснялся он просто. Это то же самое, что встречали все захватчики в России. Как бы мы ни жили — но вас сюда не звали. Разница была в том, что Россию просто невозможно было оккупировать чисто технически. Афганистан — возможно. На время.

Потому что людей, которые отказываются признать себя побежденными — победить невозможно. Их можно только уничтожить — до последнего человека.

Капитан Ральф Хогарт, загорелый, бородатый, в афганской одежде — сидел за рулем машины такси, относительно новой, бело-желтой Короллы китайской сборки. За спиной — сидел его стрелок, "пассажир такси", лейтенант Уилкинсон. Рация лежала открыто на приборной панели — рации были у каждого таксиста, ничего такого тут не было. Рация была поставлена на прием, на заранее оговоренный канал — ей следовало воспользоваться только в экстренной ситуации. Для всех остальных случаев существовали сотовые телефоны с купленными только сегодня СИМ-картами афганской компании мобильной связи Рошан. Автомат капитана лежал под ногами, лейтенант — держал свой под рукой, прикрыв одеялом. На лобовом стекле горел огонек, показывающий что машина занята…

Капитан сидел и думал. Он был единственным носителем тайны, единственным хранителем знания и это ему не нравилось. Потому что они в патруле — знали друг о друге наверное больше, чем знали подружки — иначе было нельзя, когда идешь на смерть, о человеке который прикрывает твою задницу нужно знать все. Но он не имел права сказать — и это его мучило.

Он давно уже, еще в Боснии потерял остатки наивности и веры — но то, что происходило здесь, вызывало у него омерзение и гнев. Он догадался — не дурак — для чего на самом деле американцы привлекли его и его группу. Деньги на самом деле существуют и именно двадцать миллионов долларов и они будут переданы племенным вождям. Но не за поддержку коалиционных сил и за неоказание помощи рыщущим в горах бандам Талибана — а за груз героина, который пойдет из этой страны в ближайшее время, скорее всего — с аэродрома. Кандагар был не только столицей купцов — но и столицей афганской наркомафии.

Вот это его и убивало. Он видел даже не то, что афганцев невозможно победить. Он видел то, как работающие здесь люди разлагаются буквально на глазах, начинают творить то, чему их не учили ни родители, ни школа ни церковь. В Ираке — он видел парней в бейсболках, верных очках и карабинами М4. Выходцы из бедных белых семей, отцы в основном работали на промышленных и сталелитейных фабриках и потеряли работу, а эти парни — искатели приключений двадцать первого века, джентльмены удачи нанялись за тысячу долларов в день делать мужскую работу. Те, кто выживал, не ломался в первые три месяца — превращался в настоящие машины смерти. Они с хохотом расстреливали машины на шоссе, просто так расстреливали, чтобы проверить, как сегодня работает их винтовка. Они пытали пленных — эксцессы были столь серьезными, что иногда за иракцев вступались солдаты регулярных частей, и пару раз дело доходило до перестрелок. Они убивали детей. Они палили по всему, что движется, могли начать палить вообще с ничего, с ровного места. Но были и другие. Те, кто торговал наркотиками, оружием. Те, кто вступал в нелегальные контакты с Талибаном. Отслужив, отбыв свой тур — они возвращались домой, искалеченные, с усвоенными противоправными нормами поведения, с полностью разрушенной моралью. С каждым годом войны таких становилось все больше, и никто этого не видел и никто не хотел ничего предпринимать. Все просто предпочитали делать вид, что все нормально. Ничего не происходит. Take it easy…

Телефон зазвонил мелодией Шакиры…

— Первый на приеме, — ответил капитан.

— Ситуация развивается. Направляйтесь к Сельскохозяйственному банку, знаете, где это?

— Знаю, район Шахидан — Чак.

— Верно. Отзвоните по прибытии.

— Что происходит, оценка угроз.

Американец положил трубку.

— Твою мать!

— Что там? — спросил лейтенант.

— Какая-то хрень. Идем к Сельскохозяйственному банку, держи оружие наготове…

— Так себе райончик… — сказал лейтенант, кладя автомат себе на колени…

Райончик и в самом деле был так себе — коммерческий, приличный — но на самом краю цивилизованной зоны, дальше частная застройка, горы и зеленка…

Воспользовавшись несколько раз клаксоном, капитан вырулил на улицу. Свободной рукой достав телефон, набрал быстрый номер…

— На связи.

— Сельскохозяйственный банк.

— Я успеваю первым.

— Блокируй с юга.

— Тебя понял…

Какой бы дрянью не были эти ребята — но дело надо было выполнить до конца.

Протолкавшись через плотное движение кандагарских улиц, капитан свернул на улицу, ведущую к сельскохозяйственному банку. Сразу за большим перекрестном — увидел стоящий у тротуара белый Форд, тот самый, на котором американцы приезжали на базу…

— Белый пикап. Слева…

— Вижу.

Рядом с пикапом стоял пикап Мицубиси и около него — вооруженные афганские полицейские.

— Проезжай. Встанешь дальше по улице…

Было сложно даже не просто припарковаться — было сложно ехать. В афганских городах уже появилось деление на деловой центр, Даунтаун и остальной город — но вот на дорожном движении это никак не сказывалось. Старые — престарые грузовики, рикши — китайские мотоциклы с приваренной в корме большой телегой, таксисты — никто не соблюдал правила дорожного движения, все лезли вперед и гудки клаксонов в сочетании с сыплющимися из окон проклятьями — создавали настоящую безумную какофонию…

— Вон там!

Капитан совершил подвиг — успел на парковочное место раньше таксиста, едва не перевернув по пути моторикшу с товаром. Афганец — потрясая кулаками и призывая гнев Аллаха на голову обнаглевшего коллеги таксиста — отправился искать новое место.

Капитан набрал номер американца. Телефон выключен или находится вне зоны досягаемости. Ни то ни другое было немыслимо — они договаривались держать и телефон и рацию постоянно включенными, а вне зоны досягаемости это вообще смешно — центр города…

— Что-то произошло, — заключил капитан, вылезая из машины. Он взял рацию — по привычке, можно было говорить и из машины, но он никогда так не делал, в горах сигнал трудно проходит…

— Главный, это Первый. Главный — это первый, ответьте!

— Ложись!

Капитан выполнил команду совершенно не задумываясь — и автоматные очереди прошли мимо. Он упал, сильно стукнувшись об асфальт, выронил рацию, его осыпало разбитым пулями автомобильным стеклом.

Полицейские… Твою мать!

Рассуждать было некогда — он извернулся, не вставая, вытащил из открытой дверцы автомат, русский АКС-74У и свернутый разгрузочный жилет, в котором было восемь запасных магазинов и все необходимое для боя. Первое надеть, второе — откинуть приклад, предохранитель — понеслась. Лейтенант уже стрелял, у него автомат был уже в руках и он отреагировал первым…

Полицейские продолжали палить, ничуть не думая о том, что это центр города и они стреляют по людям…

Закончив снаряжаться — капитан перебежал за укрытие другой машины, срезая угол. Потом — еще дальше. На его глазах, впереди — из магазинчика выскочил дуканщик с автоматом Калашникова и открыл по полицейским огонь…

Сунулся в проход между машинами. Осторожно выглянул, стараясь не слишком сильно светиться над багажником. Один из полицейских лежал, второй — пытался затащить за машину раненого сородича. Капитан несколькими выстрелами одиночными добил одного и свалил другого — тот упал за машину и было непонятно, то ли он ранен, то ли — убит.

— Харакат кава! Харакат кава![18] — закричал капитан на пушту, потому что если бы он закричал по-английски, вооруженные люди, на улице оставили бы в покое недобитых полицейских и набросились бы на него…

Он сам перебежал еще дальше вперед, полицейские уже не отстреливались. Выли сирены…

Один взгляд на свою Тойоту дал понять — если она и поедет, то нескоро по крайней мере после того, как ей заменят два колеса…

Не сговариваясь — он и лейтенант бросились к полицейскому пикапу, у которого по крайней мере были на вид целы все четыре колеса.

Капитан заскочил в машину. Лейтенант, короткой очередью добивший одного из полицейских — сделал то же самое. Движок завелся, машина рванулась с места — стекла были разбиты и кузов побит пулями, но ни то ни другое не мешает вести машину. Впереди — уже были видны мигалки полицейских машин группы быстрого реагирования — они обычно стоят у губернаторского дворца на случай, если Талибам придет в голову напасть на законно избранную афганскую власть.

— Посмотри телефон… — процедил капитан, не отрывая взгляд от дороги.

— Есть! Они активировали аварийный передатчик! Твою мать, есть!

— Где?

— Где-то рядом! Идут параллельно нам, ярдов пятьсот!

Американцы тоже не были дураками — у них было два аварийных передатчика у каждого. Один замаскированный под пистолетный патрон, второй — стандартный пилотский в часах Breitling. Кто-то из них все же сумел активировать передатчик — и теперь им нужно было всего лишь немного времени, чтобы остаться в живых…

Они пронеслись мимо полицейских машин, их не остановили — посчитали за своих. Капитан ударил кого-то массивным таранным бампером, свернул налево, потом, протолкавшись среди машин и отбросив в сторону неосторожного осла — направо, на соседнюю улицу.

— Где они?

— Прямо перед нами, сэр. Ярдов триста…

— Свяжись с группой два, сообщи им, в какой мы машине…

Это нужно было сделать обязательно — огонь по своим открывали и по меньшим поводам. В этих местах машина полиции — несет не надежду, что закон прибыл и сейчас вмешается, а дополнительные опасения.

— Сэр, они видят нас. Они вереди, двести ярдов! Машина — черный Крузер, местные номера. Идет быстро…

Стиснув зубы, капитан сделал еще один резкий маневр, выйдя наполовину на встречную. Афганцы недовольно гудели, но уступали дорогу… один его приятель вот так в Кабуле получил от разъяренного водителя пулю…

— Свернули налево, сэр! Свернули налево!

Поворот налево здесь был запрещен, он был очень рискованным. Капитан рванул вперед, смотря прежде всего влево, чтобы не прозевать поворот. Машину тряхнуло, звук удара по касательной, кого-то боднули… плевать. Вот он! Почти незаметный из-за дуканов поворот! Он крутанул руль, машина повиновалась… удар… еще…. Кто-то боднул их в заднюю часть машины, в кузов… не успел затормозить и прилично боднул. Впереди уже стреляли, от дуканов с криками разбегались люди. Они остановились, толкнув бампером уже покинутое такси. Из переулка — шел густой автоматный огонь, пули летели градом — два или три автомата длинными очередями…

Алекс и Джек, входящие в команду два прятались в укрытиях — один за машиной, другой — за тюком с какими-то товарами, по-видимому с тканями. Переулок был изломанным, Крузер еле просматривался. Старый город…

Капитан дал длинную очередь по стене, надеясь зацепить кого-то на рикошетах. Перебежал вперед.

— Что там?

— Хреново, сэр. Там похоже тупик и этих крыс так не выковыряешь оттуда…

Действительно, хреново…

— Сэр!

Он оглянулся — лейтенант Стюарт Уилкинсон, не обращая внимания на пули, со счастливым видом держал пулемет Калашникова, видимо, достал его с заднего сидения пикапа. Интересно только — почему полицейские не применили его. Пуля из русского пулемета пробивает кузов машины насквозь и им пришлось бы очень кисло…

Уже лучше…

Что-то мелькнуло в воздухе, капитан поднял голову — голуби! Вспугнутые стрельбой белые голуби кружились в воздухе. А если есть голуби — значит, где-то поблизости есть и голубятня!

Решение пришло мгновенно — пикап можно снять с ручного тормоза и использовать как передвижной щит!

— Джек! Ты самый сильный — иди к пикапу, будешь его толкать! Стюарт — работаешь чисто. Отдай пулемет Алексу, он прикроет. Я попытаюсь найти путь через крышу! Просто дайте мне немного времени и не суйтесь под пули.

— Сделаем, сэр…

Капитан бросился назад. Выскочил на улицу, с сумасшедшим видом огляделся. Справа или слева? Справа или слева!

Бросился налево — и угадал! В следующем проулке — лежала длинная. Сколоченная из дерева лестница. Очевидно, она и вела на крышу, к голубятне…

В одиночку — лестница весила не меньше двух стоунов и была очень неудобной — капитан прислонил ее к стене. Полез наверх. У самого верха — притормозил, осторожно выглянул на крышу, готовый даже прыгать назад — чисто! Вылез на крышу… здесь отличные крыши, плоские как стол, не то что лондонские или парижские. Держа автомат наготове — подкрался к противоположному краю крыши. Так и есть — тупик, Крузер перекрывает дорогу, из-за него отстреливаются двое. Капитана они не видели и глупо было не использовать такую ситуацию — двумя короткими очередями он убил обоих, поменял магазин…

Люка на крышу не было, балконов — тоже не было. Прикинув — лейтенант достал отрезок толстой, черной колбасы взрывного устройства направленного взрыва Блейд. Самое мощное — должно пойти, если не пойдет — то он просто вернется. Наскоро выложив ее на крышу почти правильным кругом, он приложил часовой механизм и отбежал в сторону.

Бухнуло… взрыв Блейда выглядит очень не эффектно, ни пыли ни дыма ни грохота. Но дело свое он делал. Подбежав, капитан прыгнул изо всех сил — и провалился вниз, в комнату…

Чисто! Пустая комната никого нет. Дверь. Он пнул дверь ногой чуть пониже замка — и нос к носу столкнулся с парнем в форме афганской полиции и с автоматом. Он чуть не опоздал — вбитые в подкорку многочисленными тренировками рефлексы кричали, что это не враг, а парень в форме. Но парень в форме — вскинул автомат и капитан едва успел…

— Стю, Джек, что там у вас? — спросил капитан в рацию.

— На первом этаже, сэр. Спасибо за помощь.

— Я на третьем, не подстрелите меня…

— Окей, сэр.

Капитан быстро пошел по коридору, смотря на двери, стены… в здании похоже вообще никого не было, оно пустовало. Заметил мазок кровью на стене, на дверном косяке, посмотрел на дверь рядом. В одиночку — штурмовать очень опасно, но что делать. Времени ждать подмогу нет.

Укороченного ружья, так называемого door gun или breacher, у него не было, но оно капитану и не было нужно — Калашникова хватит. Секрет в том, чтобы стрелять не в замок — а в дверной косяк, не в металл — а в дерево. Два выстрела, чуть пониже и чуть повыше замка. Автоматная пуля очень склонна к рикошетам и если стрелять в замок — пуля запросто отскочит в бойца твоей команды или в тебя самого же…

Укороченный русский автомат громыхнул дважды, капитан пнул дверь и спрятался за косяком — с той стороны могли оставить гранату без чеки в качестве подарка. Взрыва нет! Капитан вломился внутрь, ища стволом автомата цели. Целей нет, чисто! Примитивная мебель, проломленная дыра в полу, из нее — рогами торчит лестница. Оттуда — нудным речитативом какая-то молитва, голоса и там же — свет. Капитан сорвал со своей экипировки черный цилиндр светошумовой гранаты, выдернул чеку и отправил в дыру. Выхватил пистолет — пистолет, из которого можно стрелять с одной руки в таких ситуациях предпочтительнее автомата, спецназовцы САС подбирали оружие по руке и капитан не расставался с канадским Пара-Орднанс-45, сделанным по индивидуальному заказу. Спускаться по лестнице времени не было совсем, прыгать в дыру еще глупее — непонятно, на что напорешься. Капитан упал вперед, на грудь — прямо к пролому. Картина внизу — предстала перед ним перевернутой на девяносто градусов, но стрелять это не мешало…


— Черт, парни, это было круто… Да я ваш должник до конца жизни, мать твою!

Капитан, спустившийся вниз по лестнице, как только все закончилось — мрачно осматривал обстановку. Комната, голый пол, черные шторы на окнах. На одной стене, полностью завешенной черным покрывалом на вбитых в стену дюбелях — зеленый флаг, на котором белым, арабской вязью написано — нет Бога кроме Аллаха и Мохаммед пророк его. И две скрещенные сабли — флаг какой-то группировки исламистов, он не знал какой, не помнил этого флага. У каждой уважающей себя группировки — обязательно есть свое название и свой флаг. Название чаще всего пышной — например "Движение мучеников Каабы", "Бригады мучеников Аль-Акса" или "Проповедь и джихад". Они очень любили использовать в названии слова "джихад" и "мученики". Что ж, на сегодня джихад был завершен, а в полку мучеников — прибыло…

Ковер. Два осветительных прибора — мощных, профессиональных. Маленький японский генератор в углу, почти бесшумный, для загородного дома. Профессиональная, не ручная, именно большая профессиональная камера на штативе. Капитан понимал, что они только что накрыли нелегальную студию, где снимали всякую дрянь, которая потом расходится по всему городу и подростки переписывают это друг у друга на мобильники. Приговоры исламской Шуры, казни заложников и прочая мерзость.

Уилкинсон, самый деятельный и непоседливый из всех — уже ползал по ковру, внимательно рассматривая его.

— Следы от ножек мебели, сэр — объявил он — и пятна крови. Это ток — шоу открылось явно не вчера, сэр.

Капитан застрелил четвертых. Один — надел маску и обзавелся ножом — пчаком, который характерен скорее для севера Афганистана, им намного удобнее чем пуштунским кинжалом резать глотки баранам и людям. Что он и попытался было сделать — но две пули сорок пятого калибра остановили его в сём благом намерении и отправили в райские кущи, к семидесяти двум девственницам, а может быть — и мальчикам[19]. Еще один стоял за камерой, один пытался контролировать заложников и один — стоял в стороне, избегая попадать в кадр. Вероятно потому, что на нем была афганская военная форма.

Все они полегли, не успев даже выстрелить — но капитан понимал, что ему просто повезло. Они снимали фильм про казнь заложников и не думали об отражении нападения, а светошумовая граната — и вовсе выбила их из колеи. По этой же причине ни один не успел убить заложников…

Капрал — сверхсрочник Джек Дрейк, их пулеметчик — тронул капитана за руку, кивнул. Они отошли в сторону.

— Сэр, здесь что-то нечисто… — сказал он негромко, прикрывая рот ладонью.

— Что именно?

— Этот парень в форме. Я его помню.

— Кто он?

— По имени не знаю. Этот парень работает в охране губернатора. Я тренировал его, они даже проходили тренировки в Британии, выезжали туда.

— Черт…

— И оружие, сэр. Болгарские автоматы, совсем новые. Одинаковое у всех. Такие закупали для полиции и сил безопасности централизованно.

— Сделай несколько снимков на телефон. Пусть Алекс спустится и сделает внизу то же самое…

— Он уже пошел, сэр…

В коридоре послышался шум — затем в комнату зашли трое морских пехотинцев США. Один из них — с мальчишеским лицо и глазами столетнего старика — быстро и цепко окинул взглядом комнату.

— Какого хрена здесь происходит, джентльмены?

Бородатый, которого они только что спасли — моментально подошел к капитану, отвел его чуть в сторону, начал что-то объяснять. Потом — капитан взялся за телефон и начал набирать какой-то номер под диктовку бородатого…

Капитан Хогарт — достал свой телефон, начал делать снимки — комнаты, убитых заложников. К нему моментально ринулся безбородый.

— Эй, капитан. Мы так не договаривались…

Капитан отстранил его плечом.

— Засунь в задницу свои договоренности, козел — нарочито громко, чтобы слышали и морские пехотинцы сказал он — иди лучше, поищи свои двадцать лимонов, куда и кому они ушли…


На следующий день — мировые информационные агентства — сообщили, что боевики Талибана предприняли в Кандагаре серию нападений на афганские силы безопасности. В перестрелках погибли десять афганских полицейских и не менее тридцати боевиков Талибана…


По возвращении в Кэмп Бастион — капитан написал рапорт, приложил к нему все снимки, сделанные им самим и его людьми. Потом, через несколько дней — из Кабула прилетел какой-то козел из пресс-центра и несколько часов мурыжил капитана и его людей вопросами — причем вопросы были строго определенной направленности. Достаточно ли высок был уровень угрозы, чтобы применять оружие в центре города. Осознавал ли капитан, что при стрельбе могут погибнуть гражданские. Осознавал ли капитан, что рискованное вождение машины так же может привести к ранению или смерти гражданских. Все ли он правдиво написал в рапорте — или что-то скрыл? Больше никаких последствий — дело со стрельбой в Кандагаре — не имело.

Неконтролируемая территория Могадишо Судный день — 30 июля 2015 года

И в Судный день справа ты увидишь все свои хорошие деяния

слева — все плохие, а спереди — огонь Ада …


Могадишо. Город из кошмаров. Город тьмы под палящим солнцем…

Руины, танки, целые и покореженные, бывшие жилые комплексы на девять этажей, которые превратились где в руины, а где — в чудовищные лагеря беженцев, где у самого края многометрового бетонного обрыва — годами живут потерявшие все семьи. Город, разделенный, разорванный на части группировками исламистов. Мохаммед Фарах Айдид, генерал регулярной армии, учившийся в Москве, глава воинственного племенного ополчения племени хабр-гадир — чудовищно жестокими методами пытался в самом начале девяностых остановить войну и хоть как-то собрать разваливающуюся на части страну. Американцы — не дали ему это сделать, сами понесли потери и были вынуждены отступить. В девяносто пятом — пуля снайпера, пущенная из развалин в районе рынка Медина, где племенные ополченцы хабр-гадир добивали исламских экстремистов — снова раз и навсегда повернула историю страны. Тогда же — стало понятно, что мира не будет — ни сейчас, ни через десять лет. Там, где воюют за ислам — войны короткими не бывают…

После двадцати шести лет непрекращающейся войны в Могадишо невозможно было жить — только существовать. Не было слов, чтобы полностью описать весь кошмар, который можно было видеть под палящим африканским солнцем.

В городе не было ни одного целого здания — вообще. Не было ни одного здания, на котором не было бы следов от пуль, ракет РПГ, кое-где и танковых снарядов. В центре — здания как-то перестраивали, кое-где даже строили новые. Но все окраины — напоминали панораму свершившегося на земле апокалипсиса. Войны всех против всех — только в этих развалинах, посреди хрустящего кирпича существовали люди.

В городе не было ничего от цивилизации — ни канализации, ни воды, ни электричества, ни уборки мусора. Мусор — просто бросали в кучи, которые были в каждом районе — иные достигали высоты пятиэтажного дома, испуская омерзительную вонь. Тут же — копошились нищие, ища хоть что-то, что поможет им продлить свое существование. Удивительно, но не было крыс — им просто было нечем питаться. В городе не было пищевых отходов, это была слишком большая роскошь — бросать что-то хоть немного съедобное в отходы. Сами крысы — тоже были пищей.

Канализации не было — испражнялись прямо на улицах, во дворах, в выкопанные ямы, поэтому в любой части города, в любое время суток стоял столь безмерно злой смрад, что его нельзя было описать словами. Ливневой канализации не было, некоторые улицы в сезон дождей затапливались по колено и оставались затопленными месяц — два. Такую воду пить было нельзя, в ней содержались все возможные виды болезнетворных бактерий.

Чистую воду добывали самыми разными путями. Во время ливней — все Могадишо собирало воду, это был дар Аллаха, потому что такая вода не стоила ничего: делали воронки, уловители. В обычные дни — воду покупали у водоносов, маленьких мальчишек, развозящих воду на самодельных тачках в канистрах желтого цвета, оставшихся здесь от контингента стабилизации ООН. В некоторых местах города были пробурены скважины, они охранялись автоматчиками. Торговцы водой — были одними из самых богатых жителей этого города…

Электричество добывали с помощью дизель-генераторов, больших и маленьких. Каждый, у кого был дизель-генератор — продавал электричество соседям, чтобы хоть частично окупить его работу. Для этого — к соседним домам тянули провода, от каждого дизель-генератора свои, единой электросети давно не было. В результате — улицы Могадишо, где было электроснабжение, напоминали паучью сеть. На покосившихся, избитых пулями, едва не падающих столбах — клубками висели, расходились, сходились электрические провода. В городе они были большой ценностью — а отчаянные нищие пацаны по ночам лазали на столбы и пытались спереть провода — вооруженные лишь палкой, даже без резиновых перчаток. Часто гибли.

Автопарк Могадишо состоял из машин двух категорий. Те, у кого были деньги: пираты, "государственные служащие", высокопоставленные сотрудники ООН и ОАЕ (Организация африканского единства), торговцы водой, гуманитарной помощью, амиры исламистских банд — ездили на внедорожниках Тойота Ланд Круизер старых и даже новых моделей, иранских, суданских и даже японских Нисанах Патруль, Мицубиси Паджеро — все это ввозилось из арабских стран, их модно было узнать по хромированному обвесу. Были и микроавтобусы — что-то вроде маршрутных такси для тех, кто может себе это позволить. Вторая категория автопарка Могадишо — это передвижные скульптуры на колесах. Машины — катастрофы: легковушки, автобусы, здоровенные грузовики, часто собранные из нескольких машин, с частично срезанной кабиной или вовсе без кабин — лишь ржавое сидение на раме, открытая рулевая колонка, движок, радиатор и кузов, часто самодельный. Это были машины, куда хуже тех, которые в нормальных странах попадают на помойку — но здесь они работали.

И люди… В городе было полно людей, практически все — с оружием. Пикапы с крупнокалиберными пулеметами, с безоткатными пушками, бронемашины и танки миротворческих сил. Женщины, дети, нищие… безумное человеческое месиво в давно погибшем городе. Сам город погиб — но жизнь пробивалась в нем, упорно торила себе дорогу, как на лесном пепелище — пробиваются к свету зеленые ростки новой жизни…


После катастрофы в Могадишо 3–4 октября 1993 года — президент США Билл Клинтон был вынужден установить точную дату вывода войск, март 1994 года. Войска были выведены, при том, что мира в стране так и не наступило. Все время до вывода, американцы продолжали вести бои, просто они не были так распиарены, как шестая попытка захвата генерала Айдида. Формальным поводом для соблюдения сроков вывода было и то, что в Найроби, а потом и в Кисимайо было подписано формальное соглашение между представителями пятнадцати сомалийских кланов, а перед самым выводом — двое лидеров крупнейших группировок Мохаммед Фарах Айдид и Али Махди Мохаммед достигли соглашения о контроле за Могадишо. Оно разрушится позже во время стычки за контроль над аэропортом.

После ухода американцев, война вспыхнула с новой силой. Основной движущей силой пока стали сомалийские кланы — и победивший американцев клан хабр-гадир, ослабленный боями, обречен был на то, чтобы стать врагом для всех. В апреле девяносто пятого — начались бои милиции Айдида с представителями клана хавийя, одного из крупнейших. В июле девяносто пятого — полностью сгорел крупнейший рынок в стране — рынок Бакараха, уничтожив товара на многие миллионы долларов — в поджоге обвинили Айдида, который якобы за это получил деньги от иностранцев. В сентябре девяносто пятого — отряды Айдида (хабр-гадир) начали наступление на юго-восток страны, на враждебные кланы. В октябре девяносто пятого — полковник Хассан Мухамед Нур Шатигадуд создал межклановое вооруженное ополчение, названное "Армия сопротивления Равахейн" Начались бои за Бодайбо, Худдур и Байдоа. В октябре же — боевики Али Махди Мохаммеда открыли огонь по гражданским судам в порту Могадишо, что привело к прекращению поставок гуманитарной помощи, голоду и нарастанию недовольства. В девяносто шестом был взят Бодайбо, после чего генерал Айдид перенес вою резиденцию туда. Войска хабр-гадир возглавил его сын, Хусейн Айдид, бывший морской пехотинец США.

В апреле девяносто шестого — Айдид возвращается в Могадишо, который до этого контролировался боевиками Али Махди Мохаммеда и злейшего врага генерала — лидера исламистов Османа Атты. Части генерала Айдида начинают уличные бои в городе, постепенно продвигаясь к кварталу Медина, оплоту исламских экстремистов в городе и в стране. Уже во время боев в самом квартале Медина — генерал Айдид был смертельно ранен снайпером и позже — скончался от полученного ранения, пуля, возможно, была отравлена. Его преемником становится Хусейн Айдид — но наступление прекращается и больше — хабр-гадир уже никогда не сможет претендовать на всю территорию страны. Все группировки, временные союзы, заключенные против габр-гадир распадаются на части и начинается ожесточенная война всех против всех…

В это же время — начинается постепенный подъем в стране радикального ислама.

Ислам в Сомали был всегда, но он был настолько перемешан с традиционными религиями и племенными обычаями, что его нельзя было назвать исламом в чистом виде. Первые радикальные группировки — это были Вахда эль-Шабааб эль-Ислам и Джама эт эль-Ислами — появились в стране в шестидесятые, но президент Мохаммед Сиад Барре жестоко преследовал проповедников чистого ислама, и многие его сторонники были вынуждены бежать, в том числе — на Ближний Восток, где обзавелись связями среди исламских радикалов. Эти группировки начнут возвращаться в страну только в середине восьмидесятых, когда Барре решит провести либерализацию — которая и приведет в конечном итоге к войне. Радикалы — сыграют в начале войны немалую роль, ведь она зародится на севере Сомали, оружие восставшим через Красное море будут поставлять именно исламисты.

В условиях полного крушения государственности — одной из минимальных потребностей народа Сомали стала система судопроизводства. Хоть какого-то, позволяющего решать хотя бы мелкие бытовые и семейные споры. Такие суды стали появляться при мечетях: имамы стали разрешать споры как судьи. Потом — у мечетей стали появляться и вооруженные отряды: ведь исламистам Сомали оказывали помощь с Ближнего Востока, для нищей как церковная крыса Сомали это были огромные деньги. Поступающие средства позволили сначала нанимать вооруженные отряды для защиты мечетей от грабителей, потом — эти отряды стали исполнять роль судебных приставов, силой обеспечивающих исполнение решений судов. Одновременно с этим происходил естественный отбор: денежные средства получали только наиболее радикальные имамы, в том числе вернувшиеся из Саудовской Аравии и принявшие там ваххабизм. Так в стране — появился и ваххабизм и первые люди Аль-Каиды…

Первый исламский суд появился еще в девяносто четвертом на севере страны. Второй — в девяносто шестом в городке Белетвейн. Затем суды стали создавать и другие города — в отличие от племенных судов они старались разрешать дела справедливо, пусть и по нормам шариата. Постепенно — суды стали создавать систему образования (медресе при мечетях), здравоохранения, собственную полицию, становиться точками, вокруг которых собирались все, кому ужен был порядок. Суды и те, кто был с ними связан — не делили людей на кланы и племенные группы, в отличие от тех кто вел гражданскую войну — и людям это нравилось. В девяносто восьмом — исламские суды округов Ифка, Халан, Цирколо, Варшадда, Харараале решили объединить свои усилия, договорились о признании решений друг друга и создании объединенной стражи. С этого времени — власть и влияние судов стали быстро расти, людям нужен был хоть какой-то порядок. Уже в девяносто девятом суды контролировали торговлю на восстановленном рынке Бакараха, в июле девяносто девятого — установили посты на дороге из Могадишо в Афгон. В это же время — решением одиннадцати исламских судов была создана Организация исламских судов Сомали. В ее главе стал шейх Хасан Абдулла Херси, выходец из Огадена, провинции Эфиопии где шла гражданская война, а руководителем спецслужб Судов стал Фазиль Абдаллах Мухаммед, активный член Аль-Каиды, участвовавший в боевых действиях в Афганистане, в нападении на эсминец Коул, в терактах у посольств США в Дар-Ас-Саламе и Найроби, в других нападениях.

На территориях, находящихся под контролем судов — установился примерно тот же порядок, что в Афганистане при талибах. Женщины должны были носить чадру, мужчины — бороду. Закрывались кинотеатры, запрещали футбол, азартные игры, наркотики. После терактов 9/11 правительство США объявило вне закона организацию Эль-Барракат, занимавшуюся переводом денег в Сомали — и все бизнесмены оказались в зависимости от нелегальной сети Хавала, полностью контролируемой исламскими радикалами. Это еще больше упрочило власть судов.

Видя, что происходит — Соединенные штаты Америки принялись воздействовать на ситуацию, прежде всего силами ЦРУ — потому что было принято категорическое решение о невозможности повторного ввода войск в Сомали. Какое то "законно избранное" правительство уже существовало — но раскручивать его начали лишь после GWOT, до этого — оно контролировало разве что те кабинеты, в которых сидело. Страна была разорвана на части — уже давно, в девяностые откололся и стал независимым Сомалилэнд, северные провинции на берегу Аденского залива, с которых начиналась гражданская война. В девяносто восьмом — откололся соседний Пунтленд, это стратегическая точка, стык Аденского залива и Индийского океана. Наконец в две тысячи втором году — появилось искусственное образование на юго-востоке Сомали, не оправданное ни историческими, ни этническими причинами — просто там была наибольшая концентрация племенных боевиков, и они не хотели, чтобы в контролируемых ими регионах прорастали исламские суды. В новое автономное объединение вошли регионы Средняя и Нижняя Джуба, Бая, Бакуя и Гедо и уже упоминавшаяся Армия сопротивления Равахейн, ставшая армией нового протогосударства. Почти сразу же после провозглашения автономии между командующим Армии сопротивления Равахейн Хассаном Мухамедом Нуром Шатигадудом и его двумя заместителями (по сути полунезависимыми полевыми командирами) Адан Мухамедом Нур Мадобе и Мухамедом Ибрагимом Хабзаде начались вооруженные столкновения.

Но именно на этом фундаменте — американцы стали строить силу против возраставшей власти Судов. В 2004 году в городе Бендоу желающие получать американскую помощь деньгами, оружием и инструкторами полевые командиры и главари племенных ополчений создали Союз для восстановления мира и борьбы с терроризмом. Законное правительство было сформировано заново, полевые командиры получили в нем вполне пристойные посты — так лидер боевиков — сепаратистов юга Шатигадул стал министром финансов. В том же году — на конференции Африканского союза под давлением США было принято решение о признании переходного правительства Сомали и отправки миротворческого контингента, в основном состоящего из эфиопской армии ему на помощь. У эфиопов были свои причины вмешиваться — спорная провинция Огаден принадлежала эфиопам, но там жили люди, этнически общные с сомалийцами и глава Исламских судов, который назывался "Шейх Турки" — тоже был из Огадена. Злейшие враги эфиопов эритрейские сепаратисты — были главными поставщиками оружия и каналом переправки исламистских боевиков в Сомали. Эфиопы и раньше вторгались на приграничные территории Сомали — но теперь это была полномасштабная операция. Если не хочешь воевать на своей земле — воюй на чужой. В период 2005–2006 годов переходное правительство, состоящее в основном из южных сепаратистов — поддержала Хабр-Гадир и вооруженная милиция Ботана Исы Алина, крупного криминального и племенного авторитета.

Однако, Союз исламских судов тоже не сидел сложа руки — тем более у них были серьезные спонсоры за рубежом и серьезные контакты. Если раньше война в Сомали была вещью в себе и эта страна, не имеющая особых полезных ископаемых никому не была интересна — то сейчас ситуация начала обостряться из-за тайного и явного иностранного вмешательства. В то время, как лидеры боевиков переходного правительства, даже став министрами продолжали заниматься разборками между собой — Союз спешно укреплял ряды. Эритрея, бывшая провинция Эфиопии, отколовшаяся и получившая независимость в 193 году, которая Эфиопия так и не признала — как независимое государство стало официально закупать в больших количествах оружие и переправлять его боевикам Судов. Расчет был прост — пока Эфиопия участвует в миротворческой операции в Сомали, пока неспокойно в Огадене — самой Эритрее ничего не грозит. Получив оружие, солдаты Судов начали наступление на Могадишо, который до этого контролировался племенными бандформированиями и откровенно уголовными бандами. Пятого июня две тысячи шестого года город был взят с боями, в руки Судов попали остатки тяжелого вооружения еще сомалийской армии, остававшиеся исправными. Четырнадцатого июня — был взят с боем находящийся недалеко от Могадишо город Йовхар.

Взяв бывшую столицу страны — Могадишо — Союз исламских судов доказал свою силу и боеспособность — и потому в разгромленный город зачастили иностранные гости. Двадцать седьмого июля шестого года в город прибыли представители вооруженных сил и спецслужб Эритреи, Египта и Ливии, встретившиеся с руководством Организации исламских судов. Была организованна переброска исламских экстремистов из Пакистана, а так же из числа боевиков, действующего в Эфиопии "Oromo Liberation front", действовавшего в среде местной этнической группы оромо.

В руки исламских экстремистов хлынул поток оружия. В июле шестого — в порт Могадишо прибыл первый иранский сухогруз с оружием, в том числе с РПГ и ПЗРК. Начали направлять суда и самолеты с оружием Ливия, Ирак (находящийся под контролем армии США!!!), Саудовская Аравия, Сирия. Помимо оружия — Ирак начал посылать в страну инструкторов, обученных американцами (!!!). В городе Балаад в бывших армейских казармах — исламистами был организован тренировочный лагерь с иностранными инструкторами. Когда в том же 2006 году Израиль начал операцию против ливанской Хезбаллы — Союз исламских судов послал на помощь ливанцам семьсот боевиков.

К осени две тысячи шестого года на юге остался вне влияния Судов лишь город Байдоа и то лишь потому, что его обороняли эфиопские миротворцы, а не боевики. Назначенные министрами варлорды — сидели в столице Кении Найроби.

В это же время — Суды начали распространять свое влияние на Пунтланд и отчасти на Сомалилэнд. Дело пошло к объединению страны.

В середине августа силы Организации исламских судов захватили порт Хобио, в 500 километрах от Могадишо выбив оттуда местных полевых командиров. В июле была организованна чистка улиц Могадишо от мусора, накопившегося там годами. Пятнадцатого августа был взят порт Харадере, являвшийся базой морских пиратов, а двадцать пятого августа был открыт для гражданских судов порт Могадишо, до этого закрытый годами.

В ноябре шестого — Суды захватили в Пунтланде город Бандирадли и начали наступление на город Галкайо.

Когда в районе Бандирадли начались бои сил Организации исламских судов и местного полевого командира, бывшего "министра обороны Сомали" то хотя армия Пунтленда послала в этот район свои силы, в соседнем в пограничном городе Галкайо был создан "исламский суд". Прибывший сюда президент Пунтленда одобрил существование этого суда. Делу помешало введение эфиопских войск в этот город.

Организация исламских судов оказывала поддержку сомалийским повстанцам в Огадене, ведших партизанскую войну против Эфиопии, и стала использовать сомалийский национализм для распространения своего влияния вне Сомали — в первую очередь в Эфиопии а так же в Кении. Свыше четырех тысяч добровольцев из Кении вступило в ряды Организации исламских судов в Сомали за жалование четыреста долларов в месяц — отличные деньги по меркам почти любой африканской страны.

Хотя пятого сентября на встрече в Хартуме представителей Переходного правительства и Организации исламских судов было договорено перемирие, оно не соблюдалось. Уже восемнадцатого сентября, глава Переходного правительства Сомали Абдулах Юсуф был подорван смертником, за которым стояла скорее всего Организация исламских судов.

В итоге единственным городом где смогли удержатся до декабря полевые командиры стал город Баидоу, где находился контингент эфиопских войск. Четвертого декабря шестого года Баидоу был окружен, а двенадцатого декабря Организация исламских судов потребовала от полевым командиров, контролировавших город сложить оружие.

В этих условиях, единственной силой, способной противостоять Судам и их влиянию, быстро распространяющемуся уже за пределы Сомали — стала Эфиопия. Армия этой страны была перевооружена новейшим российским вооружением, согласно секретному соглашению — Россия взяла на себя обязательство переподготовить армию Эфиопию для ведения современной войны. В Эфиопию — были направлены бывшие и действующие бойцы российских войск спецназначения, летчики, специалисты по борьбе с партизанской войной. Под давлением США, Эфиопия являвшаяся традиционным противником Сомали, увеличило в декабре численность миротворческого контингента в Сомали до десяти тысяч штыков.

Уже в последних числах декабря две тысячи шестого года — ситуация на фронтах кардинальным образом изменилась. Двадцать четвертого декабря армия Эфиопии, действуя под прикрытием авиации, управляемой в основном российскими летчиками — нанесла удары на Белетвейн и Бандирадлей и двадцать пятого декабря захватила их, тогда как город Буулобарде был захвачен силами местного полевого командира Переходного правительства. Не исключено, что в боевых действиях принимали участие и самолеты ВВС США. Уже двадцать девятого декабря — эфиопские войска ворвались в Могадишо. Пятого января — пал Кисимайо. В течение января седьмого года пали Харардере и Хобьё. Руководители Союза Исламских судов шейх Хассан Дахир Авейса, шейх Шериф, шейх Ахмад, и Абдарахман Янакоу провозгласили джихад до победы и объявили о намерении вести партизанскую войну против захватчиков. На базе Союза исламских судов — была создана террористическая организация Аль-Шабааб, которая провозгласила целью освобождение Сомали в результате террористической войны. Полевые командиры после победы вернулись к своим разборкам а в стране, замиренной силой — пышным цветом стало расцветать пиратство, потому что никакой работы не было…

Двадцать пятого декабря две тысячи девятого года Эфиопия вывела свои войска из Сомали. На следующий же день — боевики Аль-Шабаб захватили Байдоа, расквартированные там силы перешли на сторону боевиков. Моментально смекнув, что к чему, Переходное правительство пошло на переговоры и уже тридцать первого января — в Могадишо был приведен к присяге новый президент, Шариф Шейх Ахмед, умеренный исламист. Практически сразу после этого — он заявил о намерении ввести в стране законы шариата — однако, исламисты их и так уже ввели, захватив к весне весь юг страны. Седьмого мая — исламисты атаковали Могадишо, но взять город не смогли. В это же время — ударный самолет АС-130 ВВС США атаковал два дома в Сомали, где по данным ЦРУ США проживал шейх Хассан Абдуллах Херси, глава Союза исламских судов. Переходное правительство продолжало функционировать — но вооруженные силы его были так слабы, что власть держалась только на солдатах миротворческих сил. Кроме них, единственной реальной силой в стране были только пиратские кланы — пока недостаточно сильные, чтобы взять под контроль всю страну, но достаточно сильные, чтобы их оставили в покое и дали заниматься тем делом, которым они занимались. Аль-Шабаб продолжил террористическую кампанию, взрывы гремели и в Могадишо и по всей стране. Начались похищения людей.

В октябре две тысячи одиннадцатого года кенийские вооруженные силы, действуя под флагом ООН вторглись в Сомали с юга, а в ноябре — эфиопские вооруженные силы вторглись в страну с запада. Официально — для того, чтобы прекратить ставшие обыденностью похищения людей, на самом же деле — в начале 2012 года заканчивался срок мандата Переходного совета, выданного ООН и надо было застолбить почву. Никаких мер для вторжения даже африканской, но все же регулярной армии местное население предпринять не смогло — но участились нападения и террористические акты. Как и в предыдущих случаях — миротворцы без особых усилий взяли под контроль крупные города, где были пираты — пираты не стали связываться с миротворцами и наоборот, стороны обоюдно приняли решение соблюдать вооруженный нейтралитет. Не последнюю роль в этом решении сыграла роль офицерского состава сил ООН — у пиратов были большие деньги и за прикрытие бронетехникой они могли и приплатить. Могадишо брать не стали — из-за опасений социального взрыва, а так же из-за того, что в городе было полно беженцев и их надо было кормить.

Летом две тысячи двенадцатого начался пограничный вооруженный конфликт между Пунтлендом и Сомалилендом. Причины — демпинговые действия администрации каждой из стран на рынке наркотиков, в частности ката, жевательного наркотика, практика выращивания которого пришла из Йемена и теперь — кат стремительно завоевывал Африку, он был дешев и порцию ката мог позволить себе каждый. Пунтленд был сильнее, потому что там были сконцентрированы немалые силы пиратов — но за Сомалилендом, который уже имел собственную валюту — стояла Эритрея. Эритрея, нищая горная страна — с каждым годом играла все большую роль в североафриканских и даже ближневосточных раскладах. Там производилась взрывчатка, через нее же — закупалось современное вооружение. Наконец — через нее снабжался весь север Сомали, менялась валюта и организовывалось товародвижение.

Пограничный конфликт принял вялотекущий характер — вопреки воинственным заявлениям, каждая из сторон обнаружила, что ее армия не слишком-то жаждет идти в наступление, больше предпочитая отсиживаться на стационарных позициях. ВВС США нанесли бомбовые удары по никем не признанной приграничной зоне — но количество израсходованных бомб исчислялось буквально десятками. Какие цели при этом преследовали США — непонятно, но боевой дух воинства непризнанны государств упал окончательно.

В феврале две тысячи тринадцатого года Сомали покинули миротворцы. И сделали это очень не вовремя — причиной было иссякание денежного источника. Новая американская администрация просто решила прервать финансирование непонятной операции без видимого результата. Результат же — из невидимого стал очень даже видимым: уже в апреле две тысячи тринадцатого боевики Аль-Шабаба с присоединившимися к ним йеменскими добровольцами контролировали все крупные города юга и насаждали там самый агрессивный ислам какой только можно было себе представить. Вернулись в жизнь самые изуверские практики: так изнасилованных женщин убивали за внебрачную половую связь, подозреваемых допрашивали родственники жертв — можно представить себе, как они это делали. Людей казнили на улицах. С начала две тысячи тринадцатого года — ЦРУ США встало на путь тайного, но прямого военного вмешательства в ситуацию. Если в двенадцатом году по территории Сомали был нанесен всего лишь один удар беспилотника, в тринадцатом — семь, то в четырнадцатом — уже восемьдесят три.

В две тысячи четырнадцатом году началась гражданская война в Сомалилэнде. Ее спровоцировали перебравшиеся в относительно благополучный Пунтленд беженцы, прежде всего из Йемена. Они были арабами, но их было достаточно много, у них было оружие, среди них было много опытных боевиков и богатых людей, которые спаслись из Йемена и теперь — боролись за достойное место под солнцем. В Пунтленде ситуация держалась на грани — именно туда через узкий Аденский залив перебрались многие южные йеменцы, офицеры распавшейся йеменской армии, спецслужбисты, сторонники убитого в Адене президента Али Махди Мохаммеда. В отличие от Сомалилэнда, организованного по этническому признаку сепаратистами — Пунтлэнд был достаточно искусственным, не имевшим исторических корней образованием, национализма там практически не было. Власти Пунтлэнда обрадовались возможности разбавить мятежное население, получить людей хоть с каким то государственным опытом и стали привлекать чужаков на службу в армии и спецслужбы. Это в краткосрочной перспективе позволяло укрепить страну — но в долгосрочной, если посмотреть на то, что произошло в Ливане…

Посреди всех этих перипетий — город Могадишо оставался на удивление спокойным. Это не значило "безопасным: Могадишо был одним из самых опасных мест на земле. Просто — ни боевики Аль-Шабаба, контролирующие юг, ни немногочисленные оставшиеся миротворцы, ни администрация переходного правительства — не хотели делать никаких резких шагов, которые хоть как-то могли поколебать баланс сил и нарушить чьи-то интересы. Особенно — интересы пиратов. После того, как исламские суды казнили нескольких из немногочисленных тогда пиратов, после того, как пиратскую деревню вырезали за захват саудовского танкера с нефтью — пираты со своей политической позицией определились полностью. Исламисты были за жестокий исламский порядок, построенный на следовании законам шариата и кровавом наказании отступников. Их идеи, идеи хоть какой, то, хоть кровавой но справедливости — были опасно не только в Сомали но и за ее пределами — поэтому окружающий мир грубо вмешался и уничтожил их. Пираты тоже были за порядок — но порядок основанный на деловых договоренностях о распределении зон влияния на земле и океане, за гарантию безнаказанности, поддержанную вооруженной силой и следованием строго определенным правилам игры. Если раньше Аш-Шабаб была одной из богатейших группировок в Сомали — то сейчас, после ввода ограниченного контингента в Саудовскую Аравию, после обострения обстановки в Ираке и вокруг Ирана, после установления исламского государства в Египте — поток денег в Сомали иссяк, на прицеле были куски куда жирней измотанной почти тридцатью годами войны страны. И на этом фоне пираты, с их железной организацией, с их возросшим до опасного предела профессионализмом, с их связями в Западном мире, с их значительными денежными поступлениями — захватывали все больше власти в том, что осталось на месте некогда обычной стране. И если бы они желали, если бы он на время оторвались от своего промысла — они за пару месяцев захватили бы ее всю…


Не было никакой возможности для пешей слежки, в Могадишо их моментально заметили бы и разорвали на части. У них было две возможные точки, где могла объявиться цель и две машины — в одной два человека, в другой один. Должно и в другой быть два… да не получилось…

У них были приметы "главного бандита", так они его называли между собой, была информация о том, на какой машине он может быть: Тойота Ланд Круизер белого цвета или белый же Хаммер, модели Н1, гражданская машина, очень популярная в определенных кругах. У них были два маленьких, размером с птицу беспилотника — вертолета: гражданские, используемые для контроля состояния трубопроводов. И у них была единственная возможность для опознания, которая была связана с яхтой Паладин — 3, бесстрашно крейсирующей в Индийском океане в опасной близости от сомалийских вод. Опытные пираты, кстати, избегали связываться с роскошными яхтами: на сухогрузе только экипаж и товар, а на яхте можно на таких людей напороться… потом из-под земли достанут. Но бывало всякое — и на Паладин — один уже трижды выходили капитаны сил НАТО с предложением покинуть опасную зону — на что неизменно получали ответ, что здесь открытое море, снята даже двенадцатимильная зона, они не делают ничего противозаконного и имеют право здесь находиться…


Каре тузов выпало капитану Уилкинсону, который по привычке был в машине один. Его машина — это белый четырехдверный пикап, который они купили в Харадере, почти новый. В кабине остро пахло фенольным пластиком, при движении машина поскрипывала, постукивала, вызывая опасения за свою судьбу — но ехала. Поскольку постоянно стоять на одном месте было не лучшей идеей, капитан, заправив с утра полный бак, то подъезжал, то отъезжал и через какое-то время появлялся снова. Он уже выучил назубок то место, за которым наблюдал, все подходы и отходы, он знал что на углу справа от здания торгует катом пожилая женщина в яркой, пестрой племенной накидке, а чуть дальше, в развалинах — зачем-то толкутся несколько тощих уродов с автоматами. Были в городе и миротворцы, но все их присутствие заключалось в том, что они или сидели на своих укрепленных позициях- Берлинская стена по-африкански — либо проезжали по центральным улицам города на выкрашенный в белый цвет уродливых южноафриканских противоминных транспортерах.

О прибытии очередного кортежа — он узнал по громким, настойчивым, почти пароходным гудкам за спиной. Капитан как раз находился в движении — менял позицию. Но сейчас, не желая рисковать, он свернул к избитой пулями стене какого-то дома — чтобы не получить пулю самому. Первым — пропылил новенький белый японский пикап Тойота, в кузове которого был пулемет, но не ДШК, а какой-то ротный, следом — прошла старая Тойота Ланд Круизер бело-ооновского цвета с торчащими из окон стволами Калашниковых. Третьей — шла машина, которую они не раз видели на спутниковых снимках, когда готовили операцию: белый Хаммер Н1-универсал, широкий, разлапистый, пригодный к самым тяжелым и варварским условиям эксплуатации. Замыкал колонну еще один пикап, без пулемета и с полным кузовом вооруженных боевиков — соблюдая известную дистанцию, капитан тронулся следом, стараясь не вызвать резкими маневрами подозрений у боевиков. В Могадишо — доказательства никому не нужны, достаточно лишь подозрений и для того, чтобы перестать жить — достаточно лишь обкурившегося юнца с ржавым Калашниковым… что уж говорить про охрану пиратского главаря.

Машины свернули к зданию, восстановленному после обстрелов и окруженному высоким, выше человеческого роста бетонным забором, ворота за ними уже закрывались. Капитан, не превышая скорость, не притормаживая и не смотря на здание — проехал мимо…

Он остановился, только проехав несколько сотен метров и потеряв нужное здание из виду — гостиница высшего класса для тех, кто способен был заплатить находилась под постоянным, пусть и не совсем профессиональным наблюдением. Огляделся по сторонам — никому до него не было никакого дела. У его пикапа была высокая, поблескивающая никелем антенна — но вовсе не для того, чтобы слушать радио Могадишо…

Капитан достал спутниковый телефон Thuraia, набрал номер. Современные телефоны Thuraia похожи на мобильные, только антенна побольше и потолще — но в Сомали мало кто знает разницу. В Могадишо — сотовые вышки были и могло со стороны показаться, что человек просто разговаривает по сотовому.

— Двадцать пять, Лучник — сказал он условную фразу, когда на запрос ответили. Это означало канал, по которому идет передача.

— Идентификация, пожалуйста.

— Северный ветер.

— Принято, продолжайте.

— Вижу змею. Прошу идентификации.

— Ожидайте…

На первой палубе яхты Паладин три, в мастер-каюте, переоборудованной под центр связи невысокий, говорящий по-английски с отчетливым славянским акцентом человек, набрал на клавиатуре одного из компьютеров команду, подождал несколько секунд и утвердительно кивнул.

Второй — принялся набирать телефонный номер.

Номер соединился.

— Хаа! Хаа!

Второй начал что-то говорить, но абонент уже отключился.

Человек у компьютера — напряженно ожидал. Гортанные, с придыханием слова — преобразовывались в нервную, состоящую из одних лишь пиков линию на экране компьютера. Затем — машина сравнила данные с теми, которые были получены во время других переговоров. Переговоров, окончившихся провалом.

— Тридцать девять процентов — наконец сказал компьютерщик.

— Тридцать девять?!

— Да. Это максимум в таких условиях. Слишком короткий отрезок для идентификации.

— Больше у нас ничего нет!

Компьютерщик лишь пожал плечами. Он работал с теми данными, которые были. Не более того…

— Тридцать девять процентов. Твою мать!

Человек в каюте достал рацию, чтобы связаться с хозяином яхты, который был наверху. Он наслаждался морем, солнцем, соленым ветром… ему не так много оставалось… не больше года, если слушаться врачей. Он врачей — слушать не собирался.

— Сэр — сказал человек, дождавшись ответа — вероятность тридцать девять процентов, что мы вышли на цель в Могадишо. Ударная группа уже в пределах видимости.

— Тридцать девять? — недовольно сказал старик, — а почему так мало? Сколько нужно для положительной идентификации по вашим правилам, а?

— Сэр, шестьдесят семь процентов. Лучше — больше семидесяти…

Старик помолчал.

— Черт бы вас побрал, умников. Действуйте… — наконец проворчал он.

— Спасибо, сэр.

Старик отключился.

Человек, который координировал операцию с яхты — был отставным сотрудником ЦРУ, довольно высокопоставленным. Специалист по Ближнему Востоку, он работал в Ираке, его звездным часом было выслеживание и ликвидация Абу Мусаба Аз-Заркави, "палача Багдада". Он много чего повидал, его отправили в отставку после операции по ликвидации Бен Ладена, сказали "take it easy" и уволили. И сейчас — в его голове промелькнула крамольная мысль, что если бы этого старика избрали Президентом США — с терроризмом на Ближнем Востоке было бы покончено раз и навсегда, за несколько лет. Но увы… такого никогда не изберут. Человека, который в одиночку прошел путь от горного инженера до миллиардера и владельца нескольких нефтедобывающих и нефтесервисных фирм — никогда на такой пост изберут. Скорее изберут человека, который пьянствовал и, будучи генеральным директором, разорил нефтяную компанию[20]

— Лучник, — сказал координатор в рацию, — идентификация подтверждена, повторяю — идентификация подтверждена. Змея на гнезде, повторяю — змея на гнезде. У нас есть добро, есть добро. Крестоносец, выдвигайтесь к двадцать пятому. Ветер усиливается, повторяю — ветер усиливается.

— Паладин, я Лучник — окей, окей.

— Паладин, я Крестоносец, принял.

— Удачи вам, парни. Отбой.

— Спасибо, сэр. Отбой.


Удачную позицию в Могадишо оказалось найти не так то просто. Все здания, даже полуразрушенные, были забиты беженцами, люди годами жили в руинах и считали это нормальным — потому что иначе, они прекратили бы эту войну и начали строить. Несмотря на то, что многие из жителей Могадишо пострадали и от пиратов и от исламистов, от накатывавшего волнами вооруженного насилия — никто из них не обрадовался бы, увидев белого человека со снайперской винтовкой. Если для белого обвинение в расизме — преступление, за которым следует большой штраф или даже тюрьма — то для черного обвинение в расизме это своего рода комплимент. Абсолютно все черные являются расистами, ничего плохого в этом не видят и растя своих детей — тоже расистами. Они могли ненавидеть пиратов, раскатывающих в белом Хаммере — но стоило им только увидеть белого, и ненависть к нему перевешивала все остальные чувства.

Наконец — позицию все же удалось занять. Внаглую — как раз в том доме, который занимала тайная охрана пиратского "гостиничного комплекса". Здание было высоким, почти неповрежденным — и с него открывался отличный вид и на дом и на его огороженный высоким забором двор. А боевики, охранявшие его — жевали кат, затем выкурили на всех две огромные "козьи ноги" и пришли в состояние, когда они не понимали — здесь они еще, на грешной земле, в развалинах Могадишо — или уже в раю, наслаждаются обществом семидесяти двух девственниц. Здесь многие умирали, не успев насладиться и одной — поэтому обещание сразу семидесяти двух было более чем щедрым…

Штурмовая группа — всего два человека, план был на грани — засела дальше, в развалинах. Когда придет время выдвигаться — они тихо уберут боевиков охраны, перед тем как входить в комплекс, у каждого был пистолет с глушителем и прибор ночного видения последнего поколения.

Капитан — проник в здание когда стемнело, с черного хода, точнее — со двора. Здесь когда то был дорогой район и дом своим фасадом выходил на оживленную улицу, а с тыла у него был дворик с деревьями и самым настоящим, сделанным под старицу фонтаном. Вообще, до войны Могадишо был привлекательным городом: во времена колонизации он принадлежал Италии, и итальянцы отстраивали его по собственным архитектурным вкусам. Арки, портики, фонтаны, мрамор, роскошные виллы. Сейчас, от деревьев не осталось даже пней — все вырубили на топливо, арка, некогда преграждавшая вход во двор была избита пулями, а ее вершина рухнула. Майор увидел в прибор ночного видения человеческие очертания — и несколько минут лежал и наблюдал, пока не понял, что это на самом деле остатки мраморной статуи.

Разбитой. Исламисты разбили ее, потому что шариат запрещает (харам) изображать человека. Всем художникам и скульпторам — уготован ад. А тем, кто подорвался в толпе — рай и семьдесят две девственницы впридачу…

Стены здания были обгоревшими — такое ощущение, что здесь был пожар. Сильно воняло мочой и дерьмом, в жару этот запах был особенно тяжелым — очевидно, охрана устроила где-то отхожее место. Гудели мухи. Кейс с винтовкой — двадцать с лишним килограммов только сама винтовка в снаряженном виде — сильно давил на плечи и оттягивал назад. Обломки стен похрустывали под ногами, лестничные пролеты не выглядели особо крепкими — и капитан соизмерял каждый свой шаг, опасаясь упасть. В его руках был пистолет с глушителем — для того, чтобы зачистить здание было вполне достаточно.

Оказавшись на пятом, последнем этаже — он первым делом проверил все комнаты, которые там были — с первой до последнюю. Никого не было, все, что можно было отсюда вынести — давно уже вынесли и пустое здание, скелет оставшийся от некогда жилого дома — никого не интересовало кроме группы бандитов внизу. Здесь почти не пахло…

Первым делом он позаботился о безопасности — поставил лазерный датчик на лестнице, там, откуда он пришел. У него были специальные часы, к телу прилегали два электрода и как только невидимый лазерный луч активированного датчика кто-то пересекал — капитан получал слабый удар током от батарейки в часах и понимал, что кто-то идет. Затем — он позаботился о путях отхода. Первый — через лестницу, уходить как пришел, второй — он установил в угловой комнате взрывное устройство, которое должно было пробить стену и закрепил трос. Если все будет совсем хреново — он подорвет его и спустится с торца дома, там, где никто не ждет. Третий путь — через окно, во двор, с помощью того же троса. У него были две дымовые и две светошумовые гранаты, с помощью их и пистолета он прорвется на улицу, доберется до машины, которую он спрятал и дай Бог ноги…

Наконец, он установил и активировал второй лазерный датчик в коридоре и зашел в комнату, которая ему приглянулась. Комната эта ему приглянулась тем, что там был пролом в стене, довольно большой и там можно было установить винтовку на пол, на сошки, а самому залечь. Перед тем, как сделать это — он осмотрел близлежащие здания с помощью небольшого термооптического прибора наблюдения, такого, каким пользуются охотники — он был размером с банку пива и его можно было носить дополнительно к прицелу. Прибор показал, что на крыше гостиничного комплекса установлен пулемет, но возле него не ведется наблюдение. Значит, если соблюдать достаточную осторожность — можно занимать позицию.

Что он и сделал…

— Крестоносец, я Лучник, как слышно?

— Лучник, я Крестоносец, принимаю громко и четко.

— Крестоносец, я Лучник, позицию занял …

Все таки позиция не из лучших — неудобно. Что-то на полу лежало так, что давило на бок острым краем. Мешало сосредоточиться.

— SITREP.

— Три или больше уродов в здании напротив цели, вооружены АК-47, в состоянии наркотического опьянения. Я их обошел, но перед работой с ними должен кто-то разобраться и тихо. Два парных патруля на внешней стороне стены. Вооружены АК-47, в каждом патруле по одному РПГ. По обе стороны здания. Во дворе — несколько автомобилей, внедорожники типа Ниссан, Тойота, Лэндровер. Еще один урод с РПГ справа, у дизель-генератора. И пулемет на крыше, один урод рядом с ним, как понял?

— Свет?

— Пять фонарей освещают двор. Запитаны от дизель — генератора.

Наличие света ночью в разгромленном двадцатью пятью годами войны Могадишо — означало многое…

— Здание?

— Движения нет. Чисто.

— Ожидай…

Массивный, весящий в полном снаряжении около двадцати килограммов Барретт был совсем не тем, что было нужно для такого рода работы. Они планировали устранить ублюдка с километровой дистанции, вынести его машину пулями калибра 0,5 дюйма и спокойно уйти. Вместо этого — он лежал в развалинах Могадишо, и до цели было примерно полторы сотни ярдов. Если не меньше — почти никакая дистанция даже для обычной снайперской винтовки. Выстрел все равно будет слышно, на таком расстоянии — пуля гарантированно пробьет человека насквозь и может попасть туда, куда ей не следовало бы попадать. А это уже брак в работе и его следовало бы избегать.

Но больше — бесшумного снайперского оружия у них не было.

— … Лучник…

— На приеме.

— У нас есть план. Мы разберемся с ублюдками в здании, тихо и чисто, с улицы это не заметят. Затем тихо уберем оба патруля с близкого расстояния. Ты можешь подстраховать нас?

— Подтверждаю.

— Окей. Далее ты разбираешься с ублюдком на крыше и ракетчиком у дизель — генератора. Выведешь из строя пулемет. С ракетчиком мы подстрахуем тебя. Далее мы входим, ты держишь под контролем улицу. Как понял?

— Вас понял. Сделаю.

— Окей. Дай нам пять минут.

— Понял, пять минут…

Работать без напарника было очень тяжело — нужно было и обеспечивать наблюдение и при необходимости стрелять. А через оптический прицел винтовки, даже поставленный на минимальное увеличение — наблюдать сложно…

— Танго в здании вниз[21].

Капитан почувствовал облегчение — не слишком то приятно лежать в здании на пятом этаже и знать, что на первом — несколько обкурившихся ублюдков с автоматами, которые если и не смогут помешать тебе выполнить работу — то запросто сумеют блокировать путь отхода…

Он развернул винтовку в другую сторону — и тут же услышал натужный шум двигателя. Фары машины — далеким отсветом мазнули и по его убежищу…

Черт…

Он снова развернул винтовку — для того, чтобы увидеть машину. Ниссан Патруль, весьма здесь популярный. Фары прикрыты специальными колпаками, свет от них тусклый…

— Черт, Крестоносцы, прячьтесь, залечь!

За Ниссаном — появилась еще одна машина, такая же.

— Мы залегли, что там у тебя?

— Две ублюдочные машины, Патрули, с левой стороны. Фары прикрыты.

Оставалось надеяться на то, что машины проедут мимо, что это — какая-то случайность. Но никакой случайности не было — головная начала притормаживать. Вторая — шла как и полагается идти машине прикрытия в зоне боевых действий. Не впритык — а с поддержанием дистанции в двадцать — тридцать метров.

Одна из машин — головная — свернула к воротам и остановилась. Вторая — проехала лальше, начала поворачивать…

— Черт бы все побрал. Одна машина подъехала к воротам. Вторая — сворачивает в проулок, где находитесь вы. Лежать, черт возьми, не дергаться…

Тусклый свет фар осветил проулок, стоящих у бочки с горящим, политым солярой тряпьем боевиков. Те никак не отреагировали.

— Вторая встала. Вторая встала.

Из внедорожника, стоящего во дворе вылез человек с автоматом. Видимо, вместо того, чтобы бдить, он там спал. Пошел к воротам походкой вразвалочку…

— Еще один урод во дворе, АК-47. Идет к воротам… Открывает их…

Охранник открыл ворота — и машина два, второй Ниссан проехал во двор. Страж ворот даже не подумал проверить документы, значит — эту машину хорошо знали и люди в ней сидевшие имели право здесь появляться.

— Машина два проехала во двор. Машина два во дворе. Машина два остановилась…

Из второй машины — с переднего сидения вылез человек с короткоствольным автоматом, держал он его совсем не так, как местные воины, держал уверенно и профессионально. На голове у него — было что-то типа арабской куфьи. Осмотревшись, он пошел к входу в жилой комплекс…

— Один парень вылез, вооружен коротким "Булги". Водитель остается в машине. Парень выглядит профессионалом, повторяю — парень с Булги похож на профессионала. Осматривается. Черт… не нравится мне это.

— Продолжай наблюдение, Лучник. Докладывай…

— Еще один парень вылез… и еще. Еще два парня… трое. Вооружены АК-47. Остаются у машины. Третий, с Булги идет в дом, идет в дом.

Двое парней остались во дворе. Не было видно, что они чувствуют здесь угрозу…

— Что наблюдаешь, Лучник?

— Пока ничего.

Мешал свет. Довольно сильно мешал. Современные термооптические приборы позволяли автоматически отстраиваться от паразитной засветки, да и вообще от лампочки теплового излучения гораздо меньше, чем от костра, к примеру. Но проблема в том, что одна из лампочек висела как раз у входа в дом и это было очень хреново…

— Лучник, что наблюдаешь. Докладывай.

— Пока ничего…

Время тянулось медленно, как и всегда, когда происходит такое вот дерьмо…

Черт, надо было все же взять Мк11.

Во дворе началось движение…

— Движение! Один человек вышел. Два человека вышли! Во двор выходят люди, вооружены АК-47, пулеметами и РПГ. Несколько человек… шесть… семь… идут к машинам, идут к машинам. Заводят машины…

— Принять готовность.

— Есть готовность. Машина начинает движение… вторая машина начинает движение… черт, это Хаммер. Хаммер, который я видел!

— Ты видишь цель? Наблюдаешь цель?

— Отрицательно. Отрицательно!

И в этот момент, Лучник увидел, как выходит парень с Булги, а с ним. Видно было плохо… в конце концов, термооптический прицел позволяет видеть не человека, а всего лишь излучаемое его телом тепло. В обычных условиях — он не сделал бы выстрела, это противоречило бы правилам ведения боя, требующим максимально надежного опознания цели перед выстрелом. Но здесь, в Могадишо — ПВБ не действовали, законы они нарушили многократно и следовало принимать во внимание лишь соображения здравого смысла. А они подсказывали, что парень, который садится на переднее пассажирское сидение Хаммера, и который до этого вышел из здания вместе с профессионалом с Булги и есть цель.

— Вижу цель. Открываю огонь.

Хаммер конечно же был бронированным… не так сильно, как бронировали машины в Ираке, но все же достаточно серьезно, чтобы выдержать обстрел из автоматов. Но такое бронирование — было ничто перед пулей RAUFOSS Mk211 mod 0 пятидесятого калибра. Этот патрон, разработанный в Норвегии компанией NAMMO Raufoss AS имел уникальную конструкцию. Под оболочкой первой — шла зажигательная смесь, за ней — твердосплавный заостренный сердечник из вольфрамового сплава на кобальтовой связке. Но, кроме того — пуля содержала и специальный заряд состоящий из взрывчатого вещества типа RDX и опилок циркония в стакане из мягкой стали, который пробивался в образованную сердечником пробоину. Пуля была сконструирована так, что подрыв взрывчатого вещества происходил не при преодолении сердечником преграды — а на расстоянии тридцать — сорок сантиметров за ней. При подрыве — опилки циркония превращались в огненные брызги и могли вызвать возгорание на расстоянии до пятнадцати метров за преградой. В результате — достигалось не только поражение бронеобъекта, но и поражение тех, кто находился внутри с весьма вероятным возгоранием. Патрон был разработан в рамках программы НАТО по поиску легких средств борьбы с русскими БТР, он был столь эффективен, что был принят на вооружение всех стран НАТО и по лицензии изготавливался несколькими поставщиками боеприпасов для государственных нужд США. Эти патроны стоили так дорого, что снайперам в Ираке и Афганистане выдавали их буквально поштучно и за каждый израсходованный — необходимо было отписываться, указывая на какую цель он израсходован. Однако сейчас, они работали на парня, у которого в кармане было несколько миллиардов долларов, а в сердце — дикое желание мести. И потому — у Лучника было вдоволь и этих патронов и особо точных, фирмы A-Square, изготавливаемых на прецизионных многокоординатных станках и проверяемых лазером. Тот, кому врачи дали год жизни — может многое себе позволить, чтобы уйти с чистым сердцем…

Лучник — а у него в магазине сейчас были именно патроны Мк 211 mod 0 — открыл огонь. Условия были почти идеальными — машина еще не двинулась, но пассажиры заняли в ней места, расстояние детское — чуть меньше ста пятидесяти ярдов, выстрел сверху вниз под углом около сорока градусов, термооптический прицел позволяет видеть сквозь ночь, в то время как вышедшие из дома, оторванные ото сна боевики, попав на свет почти ничего не видели. К тому же — глушитель на винтовке, позволяющий если и не заглушить звук полностью — то скрыть дульное пламя, истекающие пороховые газы и сделать задачу обнаружения стрелка еще более сложной…

Он выстрелил четырежды, раз за разом, поразив все четыре места для сидения в Хаммере, которые, как известно, располагаются по обе стороны от широченного трансмиссионного тоннеля. Можно было обойтись и меньшим — но он решил не рисковать, в конце концов, ему заплатили за эту работу больше, чем он смог бы заработать за шестимесячный тур в Ирак или Афганистан — а он привык отрабатывать заплаченные ему деньги. Потом — он резко сменил точку прицеливания — ошалевший пулеметчик на крыше не знал, что делать — скорее всего он тоже впотаек жевал кат, как делали это все, а кат замедляет время реакции.

Лучник снова выстрелил — и пулемет на крыше снесло вместе с пулеметчиком…

Внизу уже кричали и стреляли во все стороны…


Майор нажал на спуск прикрепленного под стволом сорокамиллиметрового гранатомета — и граната ударила в остававшийся вне огороженного забором дворика Ниссан, проломила лобовоке стекло и рванула внутри. Он увидел вспышку и понял, что цель поражена.

Засевший рядом Джек — короткими, скупыми очередями Калашникова разобрался с ошалевшими патрулями, собравшимися погреться у горящей бочки. Только один успел среагировать — вскинул гранатомет, но выстрелить не успел — выстрел с шипением ушел в небо, а реактивной струей добило тех у бочки, кто еще возможно был жив.

— Чисто!

— За мной!

Они выскочили на улицу. Глухой и высокий забор сейчас работал в обе стороны — он не давал им стрелять по зданию и по боевикам, которым двор буквально кишел — но и многократно превосходящим по численности боевикам он тоже не давал возможности расстреливать англичан.

— Лучник!

— Цель поражена! Нахожусь под обстрелом!

Во дворе стреляли, стреляли во все стороны и по всем зданиям, не менее, чем из десяти автоматов разом. Очевидно, никто так и не понял, где находится стрелок. Прямо над ними — пролетел заряд РПГ, врезался в стену намного выше их, вспышка — и во все стороны полетели куски бетона.

Твою мать…

— Гранаты!

Они прижались к стене, выхватили гранаты. Одну за другой — отправили за стену сильным броском.

— Еще!

За стеной глухо грохнуло, они отправили туда еще по гранате. Снова грохнуло, с той стороны оглушительно кричали…

— К входу!

Они выскочили как раз вовремя — ворота открывались…

Майор срезал из автомата открывавшего ворота боевика, затем — они открыли огонь по Тойоте, та остановилась, пули выбивали искры из металла, оставляли дыры, обвалилось внутрь лобовое стекло. Что-то ударило майора в грудь, он задохнулся от боли — но добил магазин и перенес огонь дальше, на двор.

Добил длинный, на сорок пулеметный магазин, проскочил к расстрелянной Тойоте, прикрываясь ею. В этот момент — Джек срезал остатками того, что было в магазине водителя, пытавшегося сесть в белый Ниссан и бросился к этой машине, выхватывая пистолет — времени перезаряжаться уже не было…

Один из стрелков, тот самый, с коротким Булги и британский морской пехотинец — открыли огонь почти одновременно. Ни один не пытался целиться в голову — не прицелишься, не успеешь. На обоих были бронежилеты и оба попали. Морпех — двумя выстрелами из ПМ, стрелок — короткой очередью из автомата. Бронежилет спас британца, хотя удар двух автоматных пуль с близкого расстояния сломал ему ребро и повредил еще три. Стрелок прицелился уже в падающего — и в этот момент, сменивший магазин майор выстрелил в него и попал — обе руки и бронежилет. Выронив автомат, стрелок упал…

Кто-то открыл огонь из окна гостиницы, пули ударили совсем рядом — и тут же заткнулся. Очевидно, Стю был жив и работал по целям…

Отправляясь на дело, они примотали к автоматам фонарики липкой лентой, так делали в семидесятые — устанавливать фонари на оружие тогда было не принято, все делалось кустарно. Еще кто-то выстрелил и снова попал в майора — и снова его спас бронежилет. Майор ответил очередью, впереди что-то вспыхнуло — очевидно, Стю попал то ли в бензобак машины, то ли в бак генератора — скорее второе, потому что погас свет. Выругавшись, майор ткнул кнопку фонарика, большой, мощный Маглайт включился, луч света мазнул по земле, по машинам и…

Твою мать…

— Лучник! Лучник, отвечай, мать твою!

— Наблюдаю свет фар на дороге! Свет фар, сматывайтесь, мать вашу!

— Готовься к отходу! Джек, контроль и давай к воротам!

— Есть!

Майор поднял потерявшего сознание стрелка и запихнул его в дверь Ниссана на переднее пассажирское. Больно было зверски, скорее всего гематома на всю грудь и как минимум трещины в ребрах — но майор знал, что вырубаться совсем не время. Он перемахнул через высокий капот — в спокойной обстановке он скорее всего не смог бы повторить такое — подскочил к водительскому месту. Отпихнул застреленного водителя, вскочил на водительское место, захлопнул дверь. Судя по тяжести двери, по тому, как она поддалась — машина бронированная! Ключ был в замке зажигания… водитель сделал большую ошибку, выскочив, чтобы поддержать огнем своих: сиди он в машине, он бы просто протаранил двери и вырвался на улицу и только Стю мог бы успеть … или не успеть…

— Лучник, белый Ниссан!

— Вижу, сэр…

— Спускайся! Надо сматываться!

Джек — уже выстрелил из подствольника в Хаммер — на всякий случай, чтобы точно быть уверенным, что в салоне никого в живых не осталось — и ринулся к воротам, занять позицию. Майор тронул машину с места, Ниссан поддался. Вести его было легко — автоматическая коробка передач и легкий руль, настоящий дорожный крейсер.

Улицу осветили фары грузовика. Или грузовиков. К боевикам спешила подмога…

— Садись назад!

Они не обстреляли грузовики — и это было совершенно правильное решение с их стороны. Раз стреляет — значит, по умолчанию враг. А если не стреляет…. мало ли кто уносит ноги из Додж-Сити…

Джек ввалился в салон — и майор тронул машину с места, выворачивая руль.

— Два грузовика! Сзади!

— Как сам!?

— Выдержу…

— Лучник, мы на колесах, где ты?!

— Спускаюсь вниз, сэр. Дело сделано.

— Где тебя забрать?!

— Направо на первом же повороте, сэр!

— Давай в темпе! У нас орда муджиков на хвосте.

Муджики здесь были особенные — чернокожие и примитивные, еще примитивнее арабов — но это было еще страшнее. Ислам здесь — смешали с местными языческими верованиями, отчего получился адский коктейль, с Аллахом, наместниками Аллаха на земле тире племенными вождями, человеческими жертвоприношениями, кровной местью и тому подобной е…ней.

— Что у нас за гость, сэр!

— Мой личный гость!

— Стойте!

Они остановились около обвалившейся арки — и меньше, чем через минуту, к машине подбежал лейтенант. При нем была его винтовка — тащить ее, тем более бегом было тяжело, но он не бросил оружие.

— Какого хрена не бросил?!

— Скажу, что бросил. Спишем!

Майор понимающе усмехнулся, трогая машину с места. Все снаряжение — было закуплено для этой операции, эта винтовка, например, в полной комплектации стола не меньше пятидесяти тысяч долларов[22]. Если прикидывать, как работать дальше — опытного снайпера со своим оружием да еще таким — возьмут в любую ЧВК без проблем. Хотя… это кому как. Лично он — собирался завязать. Купить ферму и разводить бычков…

— У нас гости, сэр?

— Да, один ублюдок…

Раненый — заворочался на сидении.

— Держи его под прицелом, Стю. Пусть не дергается…



А когда им говорят: "Не распространяйте нечестия на земле!"

– они отвечают: "Только мы и устанавливаем порядок"

Коран 2:11


Сказать, как они выбирались из Могадишо — никто не поверит.

Не могло быть и речи о том, чтобы выбираться тем же путем, каким пришли. Стрельбу слышали — а на дороге были посты, их сразу задержали бы. И хотя это были посты не исламистов, а боевиков, которые держали рынок и дорогу — легче не становилось.

Они рванули через самый ад. Через северную часть Могадишо, кишащую боевиками. По непроезжим дорогам на белой, хорошо заметной машине. Их несколько раз обстреливали из автоматов, возможно и из пулеметов — спасло то, что машина была бронированной, а боевики спали, многие — обкурившись бума или нажевавшись ката. Со связью у боевиков было плохо, с дисциплиной тоже, за время стояния на одном месте все изрядно подразложились и в бой спросонья особо не рвались. В одном месте они попали в тупик и к счастью, их не заперли в этом тупике огнем. В другом месте — по ним выстрелили из гранатомета, но очень неточно…

Только выскочив в самостройные районы — районы жилищ, построенные на окраине города беженцами из всего, что попадет под руку — они поняли, что прорвались. Радоваться было некогда и не было никаких сил, чтобы радоваться. Всех трясло, у всех, кроме Стю были остановленные бронежилетом попадания, у Джека было попадание в спину и ранение руки, к счастью — не слишком серьезное. Стю помог ему, использовав перевязочный пакет и вколов препарат, который позволял оставаться на ногах еще какое-то время. Сам майор тоже проглотил пару таблеток, не вылезая из-за руля. Он гнал машину подальше от Могадишо, стремясь как можно сильнее разорвать расстояние между ними и этим городом, пока боевики и пираты не сообразили, что к чему и на них не началась облава…

Негр — профессионал, раненый в обе руки и с четырьмя попаданиями в бронежилет — какое-то время сидел молча, зажимая раны — он понимал, что ему тоже не стоит оставаться в Могадишо и чем дальше его вывезут от этого города, тем будет лучше. Стю не знал его и просто держал под прицелом пистолета — а вот майор знал. И как только негр счел, что они удалились от города на достаточное расстояние, он решил начать разборку.

— Какого хрена!

— Заткнись, урод — дружелюбно посоветовал Стю.

— Заткнись?! Вы хоть понимаете, что натворили, козлы…

Майор Хогарт резко нажал на тормоз. Вышел из машины, обошел ее, вытащил агента ЦРУ, начальника станции в Харадере с известными документами прикрытия на имя Тома Марковича из машины…

— Что ты сказал?!

— Какого хрена вы творите, ублюдки! Кто санкционировал это дерьмо!?

— Какого хрена?! — майор не мог поверить своим ушам, он даже не стал его бить — ты говоришь, какого хрена?! Мы просто выполняем твою долбанную работу!

— Мою работу?! Да ты только что обосрал пять лет моей работы!

— Что?!

— То! Шакур — был моим активом, понял ты, придурок?! Ты только что убил лучшего моего актива, козел!

Майор не понял, о чем речь — с ходу.

— Какой актив?! Ты о чем?!

— Такой! Кто это санкционировал?! Кто тебя послал?! Какого черта, ты забыл о том, что операции надо согласовывать?!

— Я здесь сам по себе, забыл? Я больше не работаю на государство.

— Твою мать! — вулканической яростью взорвался ЦРУшник, он просто кипел и даже ранения его не особо беспокоили — кто тебя нанял?!

— Считай, что никто.

— Так ты…

— Этот парень, Шакур сделал то, чего не стоило делать. Мы его наказали.

— Подожди-ка. Так ты и в самом деле не от МИ-6?

— Я же сказал в Харадере, я больше не работаю на государство. Хватит с меня этого дерьма.

— Господи боже… — ЦРУшник привалился к машине, руки висели, кровь все еще сочилась — господи боже…

— Сэр, о чем он говорит? — спросил Лучник, выходя из машины.

— О чем я говорю?! — заорал ЦРУшник, не обращая внимания на боль — парни, да вы только что огребли большие неприятности на свои задницы! Шакур был нашим агентом, он работал на нас последние семь лет, на нем строилась вся работа в этой долбаной стране! Мы помогали ему нарастить силы для того, чтобы он сдерживал экспансию исламских экстремистов, поддерживаемой саудитами и Аль-Каидой! Мы планировали, что в будущем он возьмет под контроль все Южное Сомали и будет сам справляться с бандформированиями исламистов! А вы отбросили нашу работу на пять лет назад, сукины дети!

— Этот парень был пиратом. Он похищал и убивал людей.

— И что?! Включи мозги! Здесь ни хрена нет парней, которые помогают перейти старым леди через улицу и жертвуют на церковь. Шакур был самым умным и удачливым из всех, он консолидировал под своим началом разрозненные пиратские группы и был почти готов к тому, чтобы побороться за власть в стране! И он никогда не переметнулся бы к исламистам, потому что чертов Союз Исламских судов казнил его брата!

— А то, что он убивал граждан западных стран, тебя никак не касается?!

— Ты идиот! Нельзя приготовить яичницу, не разбив яиц. Скольких он убил? Пять? Десять? Двадцать?! А если нам придется повторно входить сюда и разбираться с Аль-Шабабом — погибнут сотни! Сотни американских солдат, наверняка и британских тоже! Чертовы придурки! Чертовы рыцари, твою мать!

Майор оперся на капот машины. В голове — перемешались все мысли.


Все обрывки, разрозненные кусочки информации — сложились в картинку, линии разлома идеально подошли друг к другу. Так вот чем объясняется странное бездействие не только американского — но и британского флота в регионе! Так вот чем объясняется то, что людям, захваченным на яхте пиратами, не пришли на помощь морские львы, спецназовцы ВМФ США, хотя до этого — они чрезвычайно эффективно разобрались с ситуацией с заложниками на Алабаме. Так вот чем объясняется тот факт, что пиратам продолжали платить выкупы и эти суммы все увеличивались и увеличивались…

ЦРУ решило бороться огнем с огнем. Обратный пал — навстречу идущему лестному пожару поджигают какую-то местность и огонь останавливается — потому что пищи для него уже нет, все впереди выгорело. После того, как в восьмом году — весь юг и центр Сомали объединили исламисты, действующие от имени Союза исламских судов — в ЦРУ решили, что так быть не должно, нельзя допустить появления контролируемой исламистами стране в районе Африканского рога. Союз Исламских судом, чрезвычайно жестокими мерами подавивший пиратство и бандитизм, свергли при помощи международных сил, в основном — силами армии Эфиопии, за которой стояли не русские или китайцы, как предполагалось — а ЦРУ США! Затем — ЦРУ создало ситуацию, при которой религиозно мотивированный экстремизм — подавлялся криминально ориентированными сообществами. И в самом деле — какой смысл воевать за Аллаха, по пять раз в день вставать на намаз — когда можно заниматься пиратством, разбоем на земле, торговлей наркотиками, работорговлей — и зарабатывать неплохие деньги! Уголовники — как инструмент борьбы с исламским джихадом, с исламской угрозой, с исламизацией целых регионов.

Да…

Обе стороны — соблюдали некие правила игры. Британский и американский флоты — не столько боролись с пиратством — сколько прикрывали побережье Сомали и не давали по-настоящему бороться с пиратством другим государствам! Одновременно — они производили своего рода естественный отбор! Кто договорился, о чем нужно — тем дают работать, бандитствовать, пиратствовать, захватывать суда. Кто не договорился — тех преследуют и уничтожают. Деньги на существование все разрастающихся пиратских группировок — дает не ЦРУ, что чревато расследованием и скандалом — а страховые компании. Одновременно с этим — отставные американские и британские силовики получают работу по сопровождению судов в опасных местах, работенка — не бей лежачего и оплачивается хорошо. Торговцы оружием — снабжают пиратов все более современным оружием, у них появляется боевой опыт. И тот, кто стал пиратом, почувствовал вкус шальных денег — исламистом уже не станет никогда. Именно удачливый пират — а не шахид — стал образцом для подражания целого поколения молодых сомалийцев.

В свою очередь — сомалийцы при захвате судов старались обходиться без крови, никого не убивать. Охотно шли на контакт и получали деньги. И конечно — на земле противодействовали исламистским группировкам, претендующим на контроль над страной.

Ну, иногда бывали, конечно, эксцессы. На что в Лэнгли и в Песочном доме пожимали плечами и говорили — нельзя приготовить яичницу, не разбив при этом яиц.

Как все продумано… Как великолепно все продумано…

— И что я теперь должен делать с твоим е…ым крестовым походом, скажи мне?! — бушевал ЦРУшник — Шакур был единственным человеком, стоявшим между теперешней ситуацией и исламским объединением страны под знаменами аль-Шабаба! Теперь, когда его нет — остальные лягут под исламистов, примут от саудитов деньги и продадутся им с потрохами! Господи, какой же ты идиот! Дерьмо тупорылое!

— А ты как рыба, Том… — сказал майор — гниешь с головы…

— Да пошел ты! Козел!

Местность осветилась странным, приглушенно ярким — именно так, приглушенно ярким как свет включенной днем ртутной лампы — светом.

— Какого…

Майор обернулся в сторону Могадишо, туда, откуда они приехали — и похолодел. Уже полыхнуло… там, где только что был город, теперь росло огненное облако. Облака в этом месте расступились, образуя огромный, правильный круг и в этом кругу — голубело идеальное, без единого облачка небо. А гора пламени, родившаяся у самой земли, все росла и росла, потом — в какой-то момент она перестала расти и начала темнеть, отделяясь от земли и превращаясь в черное облако. Была видна разбегающаяся во все стороны стена — ударная волна, спрессованный до твердости металла воздух, сметающий все на своем пути.

— Ударная волна! Ложись!

Майор прыгнул и накрыл собой сотрудника ЦРУ…


На их счастье — они успели отъехать от Могадишо достаточно далеко. Ударная волна не накрыла их, не уничтожила, не перевернула машину. Просто — в какой-то момент резко подул горячий ветер, и поднялась пыль. Пыль, закрывшая все небо…

— Твою мать… — сдавленно сказал Лучник, присевший за машиной. Он был из нового поколения солдат, их не учили, что делать при ядерном взрыве. Они просто не знали… даже не знали, а не хотели знать, в скольких минутах находится мир от атомного апокалипсиса…

— Слезь с меня!

Майор поднялся на ноги, стараясь не смотреть в сторону взрыва. Машинально прикрыл лицо шемахом — пыль была радиоактивной.

— Лучник, лезь в машину, закрой двери. Сейчас.

— Но сэр…

— Черт возьми, делай, что я говорю!

Лучник повиновался.

— Что за…

Майор ударил ЦРУшника ногой, хорошо ударил, вложив в этот удар всю накопившуюся в нем ярость. ЦРУшик не успел отреагировать, упал. Майор — прыгнул на него, выхватив пистолет. Направил его на ЦРУшника.

— Ну, Том. Что я еще не знаю, сукин ты сын?

— Убери — ЦРУшник закашлялся — убери, придурок, мать твою. Ты что думаешь, это тоже я устроил?!

— Я ничего не думаю. Я просто хочу всадить тебе пулю в лоб и сделать ноги. Мне чертовски хочется именно этого…

ЦРУшник ухмыльнулся…

— Беги. Беги, Ральф, беги… интересно, далеко ли убежишь.

— Что за дерьмо происходит?!

— Ты… — ЦРУшник снова закашлялся — мы… находимся в нецивилизованной стране, Ральф. Все равно, что на другой планете, мать твою так! Вчера… вчера Пакистан напал на Афганистан. И Китай — заодно с Пакистаном.

— Что ты несешь?!

— Что есть! Сообщили еще вчера! Слезь с меня, придурок! И перестань мне тыкать стволом в рожу!

Майор не сделал ни того, ни другого.

— Врешь. Ты врешь, Том.

— Да? Посмотри налево, окей? И слезь с меня, наконец…

ЦРУшник толкнул майора и тот, наконец, встал. Руки американцу не подал и тот встал сам. Отвернулся, чтобы не смотреть на юг.

— Это правда?

— Да, черт возьми! Если ты такой идиот — ничего не могу с этим поделать! Сообщение пришло вчера, информацию гоняют уже по всем каналам, просто тут мало кто смотрит телевизор. Пакистанцы как с цепи сорвались… сначала в России дерьмо такое, а теперь еще и это.

— А это — что такое? — майор показал рукой на юг — это что за хрень!?

— Черт, не знаю! Кто-то снялся с тормозов и начал швырять долбанными ньюками[23] во все стороны, не иначе. Я ничего про это не знаю. Вечером — пришел приказ на экстренную эвакуацию отсюда, нам приказали уносить отсюда ноги к долбаной матери. С130 приземлится на одной из площадок, которые мы подобрали в пустыне. Мы должны вывести и Шакура — если бы вы, чертовы придурки, не поломали нам всю игру…

— С130? — переспросил майор.

— Он самый. Дошло? Раз уж произошло такое дерьмо, все, что мы можем сделать сейчас — это выбраться отсюда. И я тебе окажу большую, мать твою, услугу, не написав в рапорте ни слова о том, что ты, сукин сын, сотворил. Свалю все на исламистов.

Майор подошел к машине. Открыл дверь.

— А знаешь, что, Том? Да пошел ты…

Картинки из прошлого Бывшая Ливийская арабская джамахирия Западнее Триполи 14 июля 2011 года

Пересечь линию фронта оказалось не так то сложно. Ее вообще не было, этой проклятой линии фронта, ни на земле ни в душах людей. Все хотели перемен — только каждый своих. Жизнь, замершая в этом стране в шестьдесят девятом, когда вовсю пели Битлз и человечество делало первые шаги в космос — пошла кувырком, тряской рысью, сбрасывая людей под копыта. И никому до этих людей, растоптанных самой историей не было дела — ибо история жестока и никогда не было по-другому. Молох революции жаждал крови.

Британским частям САС и СБС отвели место в пустыне, как они и просили, чуть поодаль от населенных пунктов. Здесь была стройка — прямо посреди пустыни строители провели оросительный канал и здесь же — начали появляться дома. Типично арабские, но очень прилично построенные дома, в основном трех и четырехэтажные, бетонные. Их отличительной особенностью было то, что балконы были прикрыты своего рода решетками с крупной ячейкой, но не из стали — а из бетона. Так делается потому, что стекло не пропускает воздух и в квартире, особенно летом — бывает страшная духота. А тут — и на улицу посмотреть можно и воздух гуляет…

Британцы расположились у самой пустыни, на краю только что отстроенного, но не заселенного квартала. Многие — не могли припомнить столь райских условий размещения — в квартирах жили обычно по двое, воду еще не подвели, но добыть воду было вполне возможно. В центре площадки, образованной построенными буквой П домами — оборудовали парковку для машин: машины надо было держать постоянно на виду, того и гляди лишишься шин, а то и самой машины. Чуть дальше, в пустыне — расчистили и оборудовали посадочную площадку для вертолетов. Вертолет прилетал каждый день, доставлял все новых и новых бойцов, припасы. Готовились к штурму Триполи, особенно это никто не скрывал. Чуть дальше, в самой пустыне — встала лагерем рота легионеров, среди них были русские и поляки. Русские были кстати — потому-что, по данным радиоперехватов русские были и на другой стороне сопротивления.

Было затишье и все были этому рады…

Когда их сюда направляли — первыми сюда были заброшены восемь бойцов, два патруля под командованием Фицсиммонса для оценки возможности повстанцев реально вести бои с армией Каддафи, потом появились и остальные, кого сумели собрать — разговор был о том, что части САС сами никогда, еще раз — никогда не должны входить в огневое соприкосновение с противником. Их задача — ускоренное обучение ливийских повстанцев с тем, чтобы они хоть как то могли противостоять частям регулярной ливийской армии, организация безопасных посадочных площадок для самолетов, прием, учет и выдача доставляемых припасов и военного снаряжения, разведка в интересах коалиции. Почти сразу добавилась еще одна задача — разведка целей и наведение ударов высокоточным оружием, на сегодня основная задача спецназа во всем цивилизованном мире. В вооруженных силах европейских стран НАТО нет обученных на американском уровне авианаводчиков — контролеров огня и поэтому — такую задачу приходилось решать британскому спецназу и частично — легионерам. Легионерам, кстати, приказ не запрещал входить в прямой боеконтакт с частями Каддафи. Затем — возникли и другие задачи, например — пресечение конфликтов между ливийцами, обеспечение хотя бы минимальной боевой стойкости угрозой расстрела на месте и обучение хотя бы минимальной гигиене. С гигиеной было плохо — малоцивилизованные, повстанцы без напоминания не мыли руки, не чистили зубы, испражнялись рядом с местами приготовления пищи — и в любой момент могла вспыхнуть какая-нибудь инфекционная эпидемия. А это — было бы совсем не кстати…

Итак, был самый разгар лета, четырнадцатое июля две тысячи одиннадцатого года от Рождества Христова и майор Ральф Хогарт, прибывший сюда на замену отработавшего тур Фицсиммонса — спал на четвертом этаже незаселенного дома, положив под себя спальник. Температура была более сорока по Цельсию, и никаких боевых действий ждать не стоило — ливийцы воевали либо рано утром, либо к вечеру, днем — и та и другая сторона, как по команде прекращала воевать и искала, где бы лечь в тени. Майор устал — ночью ему пришлось разбирать в качестве судьи малопонятный и запутанный конфликт между двумя семьями, мужчины которых были в войсках переходного правительства. Как он понял с помощью переводчика — первоистоки конфликта следовало искать годах в сороковых, когда прадедушка одной из семей в чем-то обманул прадедушку другой семьи. Затем — много чего произошло, кого-то во времена Каддафи посадили за убийство, кого-то и повесили, но конфликт так и не прекращался. Теперь — Каддафи больше не было и участники конфликта вчера пришли к расположению англичан целой ротой с просьбой рассудить их. Повстанцы — как и несколько десятилетий назад обращались к англичанам как к высшей силе, как к окончательному и справедливому судье — и майор надеялся, что не уронил честь Британии и британского флага. По крайней мере, после нескольких часов ожесточенной перепалки, когда обе стороны, перебивая друг друга, старались донести до англичанина свою правду — он, вместе с двумя присяжными по одному от каждой стороны, все же вынес удачное решение и ему удалось добиться того, что представители враждующих сторон обнялись друг с другом и пообещали больше не стрелять друг в друга, как они сделали это во время предыдущего боя. Что делать, если они обещание все же нарушат — майор не знал.

Выпив вместе с тяжущимися горячего и сладкого бедуинского чая, майор немного поспал, потом утром они распределяли боеприпасы и проводили занятия, потом, когда часовая стрелка коснулась верхнего деления на часах, а жить на солнце стало совсем невыносимо — все разбрелись обессиленные и легли спать, выставив караулы. Часов в пять немного полегчает и они продолжат…

Майор так устал, что не услышал бухтения лопастей тяжелого вертолета, его не разбудил даже мелкий песок, который поднятый ветром был брошен в его комнату. Лишь когда лейтенант Стюарт Уилкинсон подошел к его комнате, и сработала сигнализация, прикрепленная к часам майора — тот проснулся…

— Сэр…

Майор посмотрел на часы. Самая жара…

— Что случилось? Каддафи пошел в наступление?

— Никак нет, сэр. Вертолет.

— Вертолет?! — от жары майор не сразу врубился.

— Да, сэр, вертолет. Наш. Только что совершил посадку…

Майор глотнул чая из стоящей рядом бутылки, пытаясь привести себя в порядок. Все равно придется вставать — если проснулся, то на такой жаре уже не заснешь.

— Ради Бога, у нас сегодня ничего нет в графике. Что за вертолет?

— Американский. Десантный. Боинг — сорок семь. Спасатели?

— Никак нет, сэр.

— Вот черт… его надо разгружать?

Грузчиков у них не было, бедуины считали за унижение работать — все прибывающие вертолеты приходилось разгружать им же самим, руками — по песку не пройдет ни один погрузчик.

— Нет, сэр. Там какие-то люди, требуют вас.

— Меня?!

Здесь они находились нелегально, мало кто знал про них.

— Да, сэр, вас.

— Вот черт… Пусть ждут, сейчас спущусь…


Американцев было трое. Один черный и двое белых… американцам в этом смысле проще проводить операции, у них есть и черные и белые. Америка — перекресток миров и при необходимости они могут найти людей, которые сойдут за кого угодно. При них было несколько больших, черных сумок, каждую из которых могли нести только два человека одновременно и отдельно — рюкзаки со снаряжением и оружием. Вооружены они были примерно так, как обычно вооружаются бойцы SAD, подразделений специальной активности ЦРУ, в которых было много отставных спецназовцев. Автоматы АКМ египетского производства и пистолеты Глок-17.

Кое-кто из британцев — начали помогать разгружать вертолет, но немногие. У британцев с американцами было все больше и больше счетов, связанных с войной — несанкционированные обстрелы, удары по своим, постоянные подставы и тому подобное. Конечно, было и боевое братство, но были и счеты. Если бы прилетели американские морские пехотинцы — им бы помогли. Но не сотрудникам ЦРУ, их втихую ненавидели…

— Кто здесь старший? — спросил один из белых.

Ему показали дорогу к дому, где на последнем этаже квартировал майор Ральф Хогарт, старший группы военных советников от Великобритании при переходном правительстве Ливии. Впрочем, правительством ему предстояло еще стать, и британцы — помогали в этом…

Сотрудник ЦРУ поднялся на последний этаж — майор как раз окончательно проснулся и готовил себе чай. Для того — у него была большая кружка и небольшая туристическая плитка с гелевым наполнителем. Сейчас — вода уже пошла мелкими серебристыми пузырями и майор ждал, пока она вскипит…

Американец вошел в комнату. Британец никак не отреагировал, он смотрел на воду.

— Мне сказали, что здесь я могу найти старшего группы — сказал американец — нам нужно переговорить.

— Если вы что-то хотите мне сказать, говорите. Только представьтесь, сначала.

Майор не то чтобы ненавидел американцев. Он ненавидел именно таких американцев: уже понял, что там, где появляется ЦРУ, там любые, самые лучшие намерения превращаются в полное дерьмо…

— Гектор МакАлистер из Агентства. Вас передали в наше оперативное подчинение.

Майор пожал плечами.

— Сильно сомневаюсь с этом, сэр…

Вода вскипела и майор начал заваривать себе чай.

— Вот приказ. Ознакомьтесь при мне.

— Положите на кровать.

Майор всыпал в воду необходимое количество чая, погасил плитку, накрыл ее крышкой, поверх шерстяной тканью, чтобы нормально заварилось. Нужен был заварочный чайник и они нашли его — но он прохудился и пока не было возможности запаять.

Только после того, как майор Хогарт позаботился о чае, он взял в руки приказ, бегло пробежался по нему.

— Я не вижу здесь слов оперативное подчинение. Оказать поддержку, не более. Вы вообще кто?

— Я же говорю, я из агентства.

— По найму домашней прислуги?

Американец с трудом удержал себя в руках. Эти ребята из агентства — были конечно исключения, как и в любом коллективе — когда заходила речь об их работе, были стыдливы как женщина, которую расспрашивают о ее первом сексуальном опыте. Свою работу они окружали завесой секретности — при чем часто это было связано с тем, что они пытались прикрыть свою оперативную беспомощность. Майор не первый раз работал на передовой и знал — надо просто идти вперед и делать дело. Только когда плохие парни поймут, что в городе появился новый шериф, что он зол и у него нет никаких проблем с тем, чтобы нажать на спусковой крючок — только после этого начинаются подвижки к лучшему. В Ираке — они внаглую действовали в самых плохих районах, демонстративно присутствовали там, где присутствовать было нельзя, врывались в дома, обыскивали мечети, на каждой из их машин были специальные знаки, часто — картинки из колоды карт как на самолетах асов второй мировой. Конечно, были и спецоперации — но большую часть их работы составляла именно такая, примитивная работа пехотинца, которую они выполняли потому, что не хватало людей. Они многому научились в Ираке. Одним из их приемов был такой: в самом опасном районе города они ночью скрытно занимали позиции — а потом другие томи, чаще всего парашютисты или гвардейцы отправлялись в патруль. На них естественно нападали — но снайперы и пулеметчики были наготове. Так они делали несколько раз, пока оставались желающие напасть на британский патруль. Как только желающих не оставалось — они переходили к другому населенному пункту, а этот — вручали гражданской администрации, относительно спокойный и зачищенный от всех враждебных элементов. Таким образом, они замиряли район за районом. Из Ирака майор вынес одну простую мысль — переговоры о мирном урегулировании могут иметь смысл, но только после того, как все откровенно враждебные элементы убиты. Переговоры можно вести с нейтралами, с сочувствующими — но ни в коем случае не с врагами, отрицающими твое право пребывания здесь и готовыми убить тебя только за то, что ты не веришь в Аллаха. После того, как враждебные элементы — обычно, это всего три — пять человек на сотню жителей убиты — остальные, не такие фанатичные, начинают склоняться к тому, чтобы взять то, что ты предлагаешь и жить по установленным тобой правилам. Потому что жить по любым правилам, даже установленным чужаками — лучше, чем жить в обстановке полного беспредела.

А вот ЦРУшники в основной своей массе этого не понимали. Они считали, что если откровенно враждебному тебе элементу предложить денег и какое-то политическое представительство — они моментально станут друзьями. Вероятно, на них тоже давили, давили сверху, желая как можно быстрее закончить дело — но в том то и дело, что закончить быстро, тем более с таким политическим давлением и политическими ограничениями не получалось. В Ираке и Афганистане можно было закончить за год — предоставив командирам на местах право расстреливать на месте любых аборигенов и право наносить артиллерийские удары по селениям, явно поддерживающим боевиков. Можно было закончить за несколько секунд, просто сбросив в горах атомную бомбу. Но политики — стремились убрать из войны войну, думали, что из местных кто-то что-то поймет и поддержит их. А не получалось. Когда входили в Ирак — один аналитик метко заметил: "Что ж, вот мы сейчас и узнаем, был ли таким Ирак из-за Саддама или был ли таким Саддам из-за Ирака". Узнали — на самом деле узнали. ЦРУшники — были виновны в том, что желая оправдать собственное существование и жалование, постоянно отчитывались наверх, что те или иные полевые командиры просто хотят денег и готовы сложить оружие, если получат их. Как только деньги передавались по назначению — становилось понятно, что их в очередной раз кинули и есть работа для солдат…

Но ЦРУ — есть ЦРУ и его сотрудник, оперативный офицер все же удержал себя в руках.

— Послушайте, сэр — спокойным тоном сказал он — я не знаю, где я и мои коллеги перешли вам дорогу, но прошу за это прощения. Мы не местные, мы не так хорошо знаем обстановку и нам просто необходима помощь. Черт, мы же делаем одно дело, верно?

— Разве? — майор помолчал, — какого рода помощь вам нужна?

— Силовое прикрытие. Консультации в выборе точек для встреч. Помощь в доставке.

— Доставке по земле? По воздуху?

— Если возможно, то по земле.

— Какого рода груз?

Американец слега улыбнулся.

— Самый опасный, какой только может здесь быть. Наличность. Большие суммы.

Теперь — невесело улыбнулся майор.

— Нет такой крепости, которую нельзя было бы взять при помощи осла, нагруженного золотом?

— Что-то в этом роде. Кстати — здесь найдется местечко для нас на несколько дней, а? Что-нибудь, где можно бросить кости на ночь. Мы неприхотливы.

— Не в этом здании. Что касается соседнего — оно наполовину свободно. Можете располагаться…


Ливийская война — не была похожа ни на одну другую, в которой участвовал майор. Ни на одну.

Ливийская армия — а газеты вопили, что они сражаются с ней — ее практически не существовало. Сражалась от силы ее третья часть, как только началось — многие солдаты просто разбежались. Кто-то прихватил оружие, кто-то бросил его. Оружия было достаточно, были даже танки — но посадить в них было некого.

На их стороне — был пестрый сброд из бедуинских племен, жителей городов и бежавших из тюрем бандитов, которых постоянно приходилось пресекать даже своим — иначе при вступлении в тот или иной населенный пункт начиналась волна грабежей и люди — переходили на сторону Каддафи. Горожане оружие в руках не держали, бедуины держали, но… британским инструкторам долго пришлось убеждать курсантов, что если перед выстрелом не закрывать глаза, то стрелять получится намного точнее. Все солдаты, находившиеся под их началом, были показательно религиозны, но майор немного знал арабский и как-то раз, послушав их намаз, убедился в том, что в Саудовской Аравии за такой намаз ливийцев побили бы камнями.

Никакой боевой стойкости не было. В городах было еще получше, в пустыне — полная ж… Как только появлялись части Каддафи, даже на обычных машинах — повстанцы бросались бежать. Только авиационные удары, направляемые с земли лазерами немногочисленных спецгрупп — могли в таком случае поправить ситуацию. О том, чтобы доверить лазер кому-то из повстанцев, даже с высшим образованием — речи не было. Даже не сломают — а продадут на базаре, как многие продавали полученное оружие. Торговля оружием и боеприпасами была самым настоящим бедствием.

Линии фронта не было. Оборона держалась на городах. О том, какие части страны принадлежат повстанцам, какие — правительству Каддафи — судили по тому, с кем заключены соглашения у лидеров местных племен и какие города под чьим контролем находятся. Местные бедуины — меняли свое мнение по несколько раз на дню.

Оружия было полно. Каддафи имел привычку закапывать ненужное оружие в пустыне — майор сам видел выкопанные советские артиллерийские орудия — они были, вот только снарядов к ним не было и нечем было их передвигать с места на место. Оружие им сбрасывали контейнерами с самолетов, недавно пришел сухогруз с Калашниковыми из числа изъятых в Ираке. Не хватало патронов — местные бедуины имели отвратительную привычку палить в воздух при любом удобном событии. Ослица родила — стреляют, девушку трахнул — стреляют. Из-за этого — были несчастные случаи и было непонятно, то ли идет бой, то ли кто-то чему-то радуется. И расходовались патроны — им, например, сбросили несколько контейнеров со старыми бельгийскими ФАЛами, совсем новыми, в смазке — и патронов к ним уже не было.

Дороги в стране были отличные. Вообще, строек было много, столь много, что майор иногда даже не мог определить, что и зачем строилось. Все наступления производились по однотипной схеме: налетели по дороге, постреляли, дальше или вступили в город, если противник бежал или поехали назад. Колонны повстанцев — напоминали цыганские таборы на марше, кого там только не было. Как апофеоз сюра — на обочине стоит Тойота, обкурившийся повстанец лупит по городу из ДШК, рядом — как ни в чем не бывало, едут машины. Тут же стоят повстанцы, в полный рост, снимают на телефоны и поддерживают пулеметчика криками "Аллаху Акбар!" Машины кстати тут были лучше, чем в Ираке — новые совсем и доступные, машин было очень много. Наступать по пустыне никто и не пытался. Как то раз попытались — часть машин застряла и повстанцы хотели их бросить. Часть разъехалась непонятно куда. Вытащили застрявшие машины только получив хорошего пенделя. Наступление по дороге, оно хорошо по меньшей мере тем, что все едут в одну сторону и не заблудятся…

Сами повстанцы постоянно собачились между собой. Нормального командования не было. Некоторые — вступили в войска Переходного правительства только чтобы пограбить. В лагерях — постоянно шныряли какие-то подозрительные люди, вылавливать их — не было ни сил, ни времени. Очень утомляло то, что повстанцы постоянно врали — даже по мелочам.

Со стороны Каддафи особого сопротивления не было. Велись какие-то переговоры. Были отдельные подразделения профессионалов и не более того. Несколько раз они получали данные о том, что на стороне Каддафи воюют недавно прибывшие белые европейцы, разведка определила их как белорусов и русских. На стороне повстанцев — майор сам видел боевиков албанской наркомафии. От них же — на землях Переходного правительства появился героин. Наркоманов, не считая ката, пока было немного — но тревожило то, что их становилось все больше и больше.

Бойцы Каддафи не сказать, что были особо опасными — но они умнели. Реально умнели. Поняв, что бронетехника постоянно под прицелом с воздуха, они начали передвигаться на таких же, как и повстанцы белых пикапах с пулеметами и ракетными установками в кузовах. Иногда контратаковали, заставали врасплох. Майора тревожило, что он ни разу не сталкивался в бою с белыми европейцами — он подозревал, что те готовят к обороне восточную. Ливию. К настоящей обороне — и там может быть очень несладко…

Что касается спецподразделений западных стран — то многое держалось на САС, СБС и Иностранном Легионе. Работать было относительно просто — пустыня никем не контролировалась, куда надо, туда и едешь, можно было доехать до самых пригородов Триполи без стрельбы. Они разработали собственный оперативный план. Оставив с повстанцами одного человека для присмотра — сами они подбирались к нужному городу по пустыне после того, как начался обстрел. Если лоялисты выдвигали вперед бронетехнику для отражения нападения — они вызывали авиацию и наносили по ней удар. Наносить удары по городам — запрещалось за исключением случаев охоты на Каддафи и разрушения сооружений жизнеобеспечения, им надо было выманить бронетехнику из города, чтобы ее уничтожить. Если это получалось сделать, и в городе не было этих белых европейцев — бывало так что, потеряв бронетехнику лоялисты падали духом и сдавали город. Если нет — отступать приходилось уже повстанцам и дальше начинались либо переговоры с представителями племен в окрестностях, либо подготовка к повторному штурму. Обычно, если получалось договориться с представителями племен — город сдавали без особого боя.

Пока что они шли по территориям, где племена были в основном на их стороне. Майор не знал, что будет тогда, когда они пойдут по территориям племен, откуда родом Каддафи, по территории Восточной Ливии. Хотя нет, знал — а для чего тогда ЦРУшники привезли с собой так много денег? Для них и привезли…

Первый выезд состоялся через день. Американцы — купили у местных два пикапа, японские, не китайские — они дороже, но не развалятся по дороге. У британцев не было обычных для них Лэндроверов, переделанных в машины дальнего действия, они так же ездили на джипах и пикапах с пулеметами. Британцы пошли впереди, прокладывать путь на старом, но бодром пикапе Исудзу, отличавшемся тяговитым и неприхотливым дизелем. На нем стоял пулемет — но не ДШК, как обычно — а русский НСВ, которые были в армии Каддафи. Этот пулемет имел приклад, нормальную пистолетную рукоятку и оптический прицел, он позволял стрелять прицельно, в то время как из ДШК можно было бить только на подавление. Британцев было трое, обычно они ездили по две машины — но сейчас вторыми шли американцы. Кроме крупнокалиберного — у них был еще и обычный пулемет.

Путь их лежал на северо-восток, в сторону Триполи. Местность была относительно обжитая, даже обводненная. Много маленьких городков, примерно таких, как тот, в котором они жили — современные здания в пустыне, по три и по четыре этажа. Дороги. Майор отличал цивилизованные страны от нецивилизованных по наличию мощеных дорог: дикари не станут тратить силы на то, чтобы замостить дороги. Получалось, что Ливия была цивилизованной. У них был небольшой разведывательный аппарат размером с птицу, время от времени они останавливались и запускали его, чтобы убедиться, что впереди нет ничего такого, что могло бы им угрожать. Узлы сопротивления — они просто обходили.

Майору внезапно пришло в голову, что они — у самой колыбели САС. Действительно, ведь САС начиналась как разведывательно-пустынная группа дальнего действия, действовали как раз в этих районах — Бенгази, Триполи, Киренаика. Правда тогда — не было таких дорог, да и мерзости, положа руку на сердце — было куда меньше…

— Внимание! Справа на два…

— Машина, стоп!

Исудзу остановился в том месте, с которого можно было простреливать местность.

— Так… Бегун два, я Бегун один как вы там?

— Бегун один, у нас все окей. Вижу, вы остановились, в чем дело?

На каждой машине были маяки спутниковой системы, можно было отслеживать позицию каждой машины через спутник.

— Бегун два, мы у точки контакта. Наблюдают два автомобиля типа пикап, один Ланд Круизер, вооруженные пулеметами, до десяти танго. Опознать не могу, на них маски. Они выглядят как боевики Каддафи.

— Оставайтесь на месте. Не стрелять. Идем к вам.

Пикапы с американцами появились через двадцать минут. Они шли на значительном удалении друг от друга, чтобы не вляпаться одновременно.

Из одного из пикапов выпрыгнул чернокожий ЦРУшник, подбежал к британской машине.

— Что там?

— Двое снайперов. Это только то, что мы видим. Один вон там, в деревьях. Еще один — целится из кишлака, у него полтинник, не меньше.

— Бинокль не одолжишь?

Майор достал бинокль с встроенным лазерным дальномером, протянул его ЦРУшнику. ЦРУшник присмотрелся, к стоящим машинам, хмыкнул.

— То, что надо. Не стрелять.

— В каком смысле не стрелять?

— В прямом. Одна из моих машин останется тут, начнете стрелять, только если будут стрелять мои люди. Помните — вы находитесь в нашем оперативном подчинении.

Майор молча забрал бинокль.

Одна из американских машин двинулась вниз, перед ней — шел этот самый ЦРУшник, они двигались со скоростью пешехода. Стоящие у машин люди в масках — никак не проявляли агрессивности. Когда они сблизились ярдов на сто — от чужих машин пошли трое, без оружия. Американский пикап остановился. ЦРУшник и эти трое встретились на ровно отмеренном расстоянии между машинами. Не может быть, чтобы это не были боевики верных Каддафи племен.

— Сэр, они обнимается. Наш друг обнимается с каждым по очереди… — доложил Стю.

— Вижу, продолжай наблюдение.

Интересно, какого хрена американец один, а этих — трое?

Загадка разрешилась просто, проще, чем можно было предположить. Американец о чем-то коротко переговорил с этими людьми после чего — каждый из них взял по большому мешку из кузова пикапа и потащил к своим машинам. Мешки были большие, брезентовые, каждый — стоуна на три, если не на четыре…

— Сэр… — жизнерадостно заявил Стю, — если мои глаза меня не обманывают, кажется, штурм Триполи отменяется…

Заткнись.

Майору вовсе не хотелось веселиться при виде этого. Может быть, возраст…

Средиземное море Ударный авианосец Шарль де Голль 02 августа 2011 года

Двадцать седьмого июля — был убит начальник штаба Временного Переходного совета Ливии Абдул Фатах Юнис.

До того, как в феврале этого года Юнис отрекся от режима Каддафи, перешел на сторону народа и предложил армии и войскам МВД сделать то же самое — он был министром внутренних дел в правительстве Каддафи, человеком, который владел оперативной обстановкой в стране едва ли не лучше, чем Абдалла Сенусси, начальник службы безопасности Каддафи. Он был мусульманином, но не исламистом, Британия делала на него большую ставку. Одной из грубейших ошибок в Ираке, которая наверное и привела к такому катастрофическому развития конфликта — было то, что помимо Саддама удар пришелся и по всей налаженной им системе власти. В Ливии, Британия, наряду с Францией неформальный лидер коалиции — твердо была намерена не допустить повторения иракского сценария. Каддафи — одно, созданная им система — совсем другое. В Ираке — БААС была одной из немногих систем, которая работала, ее разрушили, получилось безвластие. Военные, которым отказали в работе на новый режим, спецслужбисты, полицейские, пополнили ряды боевиков, а то и оперативников Аль-Каиды. В Ливии — британцы и французы были намерены не допустить развала системы власти, созданной Каддафи и генерал Юнис — был залогом этого. Его — прочили на место военного министра и неформального лидера всех министров силового блока, который должен был обеспечить сохранение полиции, спецслужб и замирение страны после ликвидации Каддафи. Сейчас все это — в один день пошло прахом.

Группа майора Хогарта узнала о произошедшем далеко не сразу. Они были в рейде — прощупывали подступы к Триполи, наводили авиацию и выполняли другую, незаметную, но нужную работу. Они выполнили примерно две трети намеченного, когда им приказали отходить от Триполи и найти район, пригодный для посадки транспортного вертолета.

Транспортный вертолет прилетел ночью. Капитан поднялся на борт, обратился с приветствием к пулеметчикам — и получил ответ на французском языке, от чего ему сразу расхотелось разговаривать. Чертовы лягушатники! Он отказался подкрепиться пищевым рационом, пристегнулся к креслу и так просидел весь полет молча…

Авианосец стоял в трех десятках морских миль от берега, по ветру. Ночные полеты были в самом разгаре. Оставшиеся в живых боевики Каддафи не такие дураки, они передвигаются и действуют в основном ночью — поэтому, ночью для авиации как раз самая работа. И для него тоже…

На палубе — его поприветствовал капитан третьего ранга ВМФ Франции. Приказал следовать за ним. На французском, хотя официальный язык НАТО английский и общаться следовало на нем. Капитан Хогарт сделал вид, что ничего не понял — но последовал за французом.

Пройдя узкими, гулкими коридорами, они пошли в зал для брифингов, намного меньший по размерам, чем на американских авианосцах, но оборудованный, возможно, даже лучше. Капитан с удивлением увидел в просмотровом зале своего командира, полковника Монтроуза, еще одного человека, обитающего в Леголэнде[24], высокого и худого, молодого для разведчика человека в очках с золотой оправой и француза. Он его никогда не видел до этого, но понял, что это настоящий воин. Среднего роста, худой, с тяжелым, давящим взглядом, короткими, цвета полированной стали волосами. На нем была американская военная форма "цифровая пустыня", под погоном, на французский манер — белый берет. На груди — нет таблички с именем. Белый берет — спецназ жандармерии Франции, отличительный знак особо подготовленного подразделения по борьбе с терроризмом GIGN.

— Господа, майор Хогарт — представил его Монтроуз.

Майор щелкнул каблуками, верней — попытался то сделать, потому что вместо сапог у него на ногах было что-то вроде кроссовок. Он был в том виде, в каком был в пустыне — грязный, вонючий, не брившийся уже два месяца и не принимавший ванну последние десять дней, в одежде бедуина — но это никого здесь не волновало…

Никто из присутствующих не представился.

— Майор, вам известно о последних событиях в Бенгази?

— Сэр, последние десять дней я работал в пустыне в составе дальнего патруля, сэр.

— Тогда довожу до вас последние новости, майор. Двадцать восьмого июля сего года в пригороде Бенгази в результате нападения убит начальник штаба Переходного национального совета Абдул Фатах Юнис, двое сопровождавших его офицеров так же были убиты. При нападении на колонну пострадал французский представитель, он доложил о том, что нападение на колонну совершили боевики Переводного национального совета, то есть свои же. Согласно данным радиоперехвата, приказ ликвидировать Юниса поступил от лидера ливийского отделения Аль-Каиды Абдель Хакима Бельхаджа и был исполнен боевиками Бригад мучеников семнадцатого февраля. Таким образом, у нас появились все основания для того, чтобы считать Бригад мучеников семнадцатого февраля организацией террористов. Полковник…

Человек с белым беретом, заправленным под погон, встал, прошел к большому экрану. Даже здесь, на своем авианосце он шел привычно бесшумно, как большая, хищная кошка.

— Commencez, s'il vous plaНt[25], — сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь.

На экране появилось спутниковое изображение каких-то гор.

— Это изображение северной части Судана, снимки сделаны спутником Европейского космического агентства — сказал он — по определенным причинам мы не можем более доверять информации, которую поставляют Соединенные штаты Америки. Северная часть Судана граничит с Ливией и Египтом, там достаточно труднопроходимая местность, пустыня, южнее — горы и леса. Идеальное место для создания террористических лагерей. Еncore, s'il vous plaНt..

Снимок сменился, на сей раз это был снимок той же местности, но со значками, причем не соответствующими стандартной расшифровке НАТО.

— Это снимки, предоставленные нам неофициально русскими. Снимки, сделанные их спутниками космической разведки и ими же расшифрованные. Значки обозначают лагеря подготовки террористов. Русские обнаружили уже девятнадцать лагерей, в которых готовятся не менее ста террористов и пятьдесят два объекта, меньших по размеру, но тоже являющихся частью террористической инфраструктуры. Согласно данным, предоставленным русскими, первые лагеря появились здесь еще в две тысячи шестом году. Еncore…

Снимок снова сменился.

— Это снимок одного из лагерей, получивших у нас условное название Мушкетер — 2, расположенного в двенадцати километрах от границы. Снимок сделан стратегическим разведчиком Мираж-4 во время пролета над территорией Ливии и Судана согласно стандартного задания по оценке результатов бомбовых ударов. Небольшое отклонение от стандартного курса, пилот проявил невнимательность. Один из самых крупных объектов, мы постоянно фиксируем там активность. Как видите — лагерь примерно соответствует лагерям подготовки боевиков Талибана в Пакистане, в Зоне Племен. Еncore…

Снимок снова сменился, теперь это было нечеткое лицо человека.

— Этот снимок сделан случайно, однако с точки зрения получения разведывательной информации — бесценен. Парень загорал, лежа на солнце лицом вверх во время пролета самолета — разведчика. Согласно данным DSGE опознан как Аль-Халид Джабар, оперативник саудовской разведки Мухабаррат аль-Амма. Активно действующий оперативный агент за последние десять лет побывал в Пакистане тридцать семь раз. Мы считаем, что он убежденным ваххабитом, религиозным экстремистом и занимает достаточно высокое место в организации "Глобальный Джихад Салафи", материнской организации, созданной саудовскими и арабскими элитами и саудовской разведкой с целью дестабилизации обстановки на всем Ближнем Востоке, продвижения в регионе агрессивного салафизма и организации террористических действий против государств Запада… Мсье Монтроуз.

Полковник сел на свое место. Монтроуз встал на своем месте, но к экрану не пошел.

— Британской разведкой получены данные от индийской разведывательной службы RAMA в рамках обмена информацией. Индийская разведка ведет постоянную разведывательную работу в порту Карачи и близлежащих от него портах. Согласно полученным нам данным, через рыболовецкие порты Дживани и Пашни ведется активная переброска людей и военного имущества, зафиксированы по меньшей мере семнадцать выходов в море рыболовных судов с грузом оружия, боеприпасов, а так же с посторонними людьми на борту, не относящимися к числе членов команды или рыбаков. Нескольких из них — нам удалось опознать по снимкам как активных участников радикальных исламистских группировок, разыскиваемых по обвинениям террористического характера. Во время погрузок и выхода в море таких вот транспортов, портовая и прибрежная зона охраняется скоростными катерами пакистанских ВМФ с бойцами пакистанского морского спецназа на их борту. Маршруты всех этих траулеров нам удалось проследить до Порт Судана и иных мелких портов на Красном море. Суммируя информацию, которой мы обладаем, мы можем заключить, что в течение как минимум трех месяцев проходит активная операция по переброске и сосредоточению в Судане опытных боевиков из исламистских террористических группировок Пакистана. Вероятно туда же, для подготовки и последующей инфильтрации направляют молодых радикалов из Ливии и Египта. Учитывая последнюю акцию Аль-Каиды в Бенгази, действия по обустройству долговременных лагерей в суданской приграничной зоне, наличие там опытных инструкторов и установленных сотрудников саудовской разведки, можно сказать, что у нас под носом готовится долговременная дестабилизация всего региона, включая как Ливию так и Египет, создаются предпосылки для прихода к власти радикальных исламистов, создается база для действий исламского террористического подполья. Исходя из этого — правительствами Франции и Великобритании принято решение о проведении серии операций с целью ликвидации зарождающегося террористического анклава. Вам, майор, выпала честь возглавить первую группу, которая будет заброшена в этот район с целью разведки на местности и наведения высокоточных ударов по лагерям боевиков…


Французский Рафаль с грохотом сел на палубу, палубные команды побежали к нему, чтобы принять самолет, спустить его на лифте в ангар и начать осмотр и перевооружение. Полковник Монтроуз поморщился от громкого шума…

— Чертовы лягушатники… — пробормотал он, — стыд какой. Для поддержки своей операции мы вынуждены пользоваться их авианосцем после того, как пустили на иголки свой. Е…ый стыд!

Для Британии, бывшей владычицы морей, не иметь ни одного авианосца при том, что сила современного флота определяется именно по количеству ударных авианосных групп, было серьезным позором…

— Да, сэр…

Британский военный аналитик, тот самый, в очках, устремил на майора хитрый и сосредоточенный взгляд.

— Если есть вопросы, вы можете их задать, майор.

— Да, сэр… Мне не совсем понятно, почему это совместная операция. Мне кажется, что французы, имея собственный авианосец, смогут провести ее намного лучше, чем мы. Для чего размывать ответственность?

Аналитик хмыкнул.

— Тому есть много причин самого разного характера. В основном политических. Первая политическая причина заключается в долгосрочной нефтяной игре в этом регионе. Вам известно, что происходит в Дарфуре?

— Нет, сэр.

— Там есть повстанческое движение. В Судане — обстановка очень сложная, правительством этой страны ведется опасная игра. В стране есть как арабское, так и негритянское население, они скрытно враждуют между собой. В Дарфуре — эта вражда перешла в открытую стадию. Есть так называемый Фронт Освобождения Дарфура, он состоит из исламистов, но в основном чернокожих. Президент Аль-Башир делает ставку с одной стороны на арабскую часть населения страны, соответственно поддерживает контакты со всеми странами Персидского Залива. С другой стороны — он поддерживает контакты с Россией и Белоруссией как политическое прикрытие и для закупки оружия. Девяносто девять процентов военного бюджета Судана, предусмотренного для закупок оружия — идет в эти две страны. Поскольку в две тысячи четвертом году в Дарфуре началась война за независимость, активизировались сепаратисты — президент Аль-Башир был вынужден импортировать арабских боевиков исламистов, в том числе и из Пакистана, приглашать инструкторов. Чтобы не нарваться на обвинения в геноциде и военных преступлениях — была создана исламистская арабская военизированная группировка Джанджавид, которая начала геноцид чернокожего населения в этой части страны, в результате ее действий до четырех миллионов человек вынуждены были стать беженцами и бежать в соседние страны от расправы. Русские представили нам не только спутниковые снимки, они предоставили нам и точные разведданные по лагерям. Они у них есть потому, что русские обладают в этой стране серьезными агентурными позициями, их военные советники готовят части жандармерии и спецназа. Что-нибудь понимаете?

— Нет, сэр.

— Нефть, Ральф, — сказал полковник Монтроуз, — в этой стране, именно в этой части страны, в Дарфуре и дальше, на севере обнаружены значительные запасы нефти.

— Твою мать…

— Вот именно. Нефть эту добывают китайские и французские компании. Русские предлагали свои услуги, но не получили контракт. Они обозлились и сдают информацию на Аль-Башира нам. У президента Аль-Башара позиция очень сложная, он вынужден балансировать над пропастью на очень тонкой проволоке. У него нет иной поддержки ни в этом регионе, ни в стране, кроме как арабской части населения, исповедующей ислам. Ливия и особенно Египет — не прочь поддержать сопротивление и способствовать отделению Дарфура, имея на него виды. Французы — имеют прекрасную информацию, но не могут реализовать ее — первый же удар французских истребителей — бомбардировщиков может привести и наверняка приведет к разрыву всех отношений с Total, все месторождения достанутся китайцам, а на подходе там и русские и американцы. Аль-Башир в свое время воспользовался помощью исламистов и теперь они требуют отдать долг. Он вынужден отдать — но с другой стороны ему совсем не улыбается, если его страна превратится в рассадник терроризма и подвергнется ударам сил НАТО. И нам — совершенно не нужно, чтобы терроризм пустил корни в этом субрегионе, а египетские с ливийские исламистские группировки получили постоянную подпитку отсюда кадрами боевиков. У нас и так проблем хватает, что там, что там. Поэтому — мы проведем ограниченную операцию, пока это возможно и снизим силы противостоящих нам исламских экстремистов до приемлемого для нас предела. Вы обнаружите цели, мы наведем на цели боевые вертолеты и истребители — бомбардировщики. Франция поможет нам по эту сторону границы, здесь у нее нет обязательств.

— Сэр, у нас будет какая-то конкретная цель?

— Цель… Вашей целью, Ральф, будет Абдель Хаким Бельхадж, новый начальник штаба в Переходном правительстве Ливии, член Аль-Каиды, отсидевший в Гуантанамо за террористическую деятельность. Теперь его действия и намерения для нас ясны: вопреки его уверениям, он никогда не прерывал связи с Аль-Каидой и действует с целью превратить Ливию в шариатское теократическое государство, чего мы позволить себе не можем. И мы никак не можем — простить предательства. Единственно — мы должны точно идентифицировать его и не допустить жертв среди гражданских или среди наших друзей при его ликвидации…


На обратном пути с авианосца — майор Ральф Хогарт пытался сложить все куски в одну картинку. И все равно, что-то выпадало. Что-то не складывалось.

Откуда возьмутся боевые вертолеты? Единственные британские вертолеты в регионе, способные нести достаточное количество вооружения и действовать в горах — находятся в Афганистане! Так откуда вертолеты?

А ларчик открывался просто. Израильтяне! Вот было то недостающее звено, о котором планировщики операции ничего не сказали ни майору Хогарту, ни кому другому из числа задействованных в операции. Тому были причины — стоило только пройти информации о том, что в операции Odyssey Down или в каких-либо других операциях НАТО на Востоке и на севере Африки задействованы израильтяне — и коалиция с восточными союзниками моментально рассыплется в прах, все ближневосточные и североафриканские страны сменят нейтралитет на неприкрытую враждебность. Израилю, который обладал самыми мощными и подготовленными ВВС в регионе — не было места ни в какой коалиции.

И тем не менее — израильская сила была нужна. Израиль имел во всем этом регионе и средства т прямые интересы. Он находился достаточно близко, чтобы задействовать не только самолеты, но и ударные вертолеты. Он был как никто другой заинтересован в максимально эффективном пресечении распространения исламского экстремизма в регионе. И, наконец, Израиль был заинтересован в нефти Судана — это была единственная расположенная рядом и в относительно нейтральном государстве нефть, какую он мог получить.

Таким образом, была достигнута тайная договоренность. Великобритания и Франция за последний год сблизились с Израилем намного сильнее, чем это объявлялось и намного сильнее, чем хотели бы того Соединенные штаты Америки, рассматривающие возможность отказаться от поддержки Израиля. По целям, отмеченным британскими спецназовцами САС и СБС — должны были отработать израильские ударные самолеты и вертолеты. Но майору и его людям, равно как и другим бойцам САС — это знать было вовсе не обязательно.

Западный Судан, провинция Дарфур Пустынная местность, севернее Савдири 7 августа 2011 года

Места были, конечно, красивые…

Африканская пустыня. Южнее — были более пригодные для земледелия земли, поросшие зеленью, но здесь — почти чистая пустыня. Нефтяные вышки здесь тоже были — но их не было видно отсюда и пустыня — радовала своей неоскверненной первозданной чистотой. Это если не смотреть в бинокль или в оптический прицел. А если смотреть… впереди, примерно в миле — был лагерь Мушкетер -2, лагерь подготовки террористов, в котором, согласно данным объединенного разведывательного штаба — одновременно готовилось до пятисот боевиков.

— Что видишь?

— Кучу всякого дерьма, сэр — ответил Стю, вглядываясь в оптический прицел новенького, только что выданного ему Барретта — да, сэр, кучу всякого дерьма.

— Конкретнее — майор устанавливал на фотоаппарат шестисотмиллиметровый объектив для того, чтобы сделать снимки лагеря. Операция была очень щекотливой, они проводилась под мандат, выданный ООН в рамках операции Odyssey Down против Ливии — но в то же время она проводилась на территории соседнего государства и против сил, которые на данном этапе представлялись союзниками НАТО. В любой момент могла произойти утечка информации. После удара — исламисты привычно скажут, что это был лагерь беженцев из Ливии, посыплются обвинения — и надо иметь неопровержимые доказательства того, что здесь происходило на самом деле. Поэтому, майору вручили фотоаппарат с мощнейшим объективом, позволяющим производить съемки с расстояния в милю, наскоро обучили им пользоваться и приказали перед тем, как пометить лагерь для удара — снимать его на фотоаппарат для того, чтобы четко понимать, что разбомбили и иметь доказательства этому. Была даже мысль послать в рейд независимого наблюдателя с каждой командой — но САС резко воспротивился этому и от этой идеи отказались…

Проклятый объектив не хотел вставать на место, видимо — все-таки попала пыль. От этого майор злился — он не имел понятия, как с этим работать, но вынужден был с этим работать. И если все это сломается к чертовой матери — может быть и такое, что стоимость этого дерьма вычтут из его жалования.

— Одновременно наблюдаю до пять ноль, повторяю — пять ноль ублюдков с АК-47, РПГ, ЗРК типа Стрела. Легкие автомобили с пулеметами на них…

— Черт… подтверди, что видишь ЗРК.

— Подтверждаю, парень с ЗРК. Думаю, у них есть еще…

Майору нравилось это все меньше и меньше. Они знали о том, что до введения режима санкций, а возможно — и после их введения Каддафи закупал огромное количество оружия, в том числе ПЗРК, которые СССР штамповал буквально десятками тысяч, готовясь к тотальной войне. Они знали о том, что эти ПЗРК все это время хранились не лучшим образом, а у головки самонаведения есть срок годности и скорее всего — на сегодня они уже вышли из строя. Но проверять это на британских пилотах, которые полетят бомбить лагерь — явно не хотелось…

— Твою в Бога душу мать!

Объектив, наконец, встал на место — или виделось, что он встал на место…

Они лежали на каком-то холме, накрывшись маскировочной сетью. Пустыня здесь была несколько необычной — как будто песок был нанесен ветром на нормальную землю, в некоторых местах из тела земли выпирали такие вот холмы. Решение занять позицию именно здесь было не самым лучшим, потому что если что-то произойдет, то обстреливать в первую очередь начнут именно эту точку — но никакого другого наблюдательного пункта здесь не было. Ничего, если что — под холмом лежит легкий мотоцикл, успеют уйти…

Майор угнездил фотоаппарат, прильнул к видоискателю, который давал картинку с тем же увеличением, что и на объективе…

Лагерь был создан на основе какого-то населенного пункта, скорее всего, покинутого его жителями в ходе геноцида несколько лет назад. В нем и в самом деле было много людей — не пятьсот человек, наверняка даже больше. Все то, что видел Стю — теперь видел и он. Палатки, замаскированные подручными средствами, флаги. Ливийский королевский, являющийся официальным флагом Переходного совета, зеленый, черный с шахадой — флаг исламских экстремистов, который не принадлежал ни одному из государств — причем он здесь доминировал. Наконец, в трех местах майор обнаружил иракские флаги — причем не времен Саддама, а новые, нового правительства, которое поставили они и американцы. Сначала он не мог сообразить, в чем дело — потом дошло. Это иракские моджахеды, которые нелегально въехали сюда, чтобы делать джихад.

Почему, когда мы помогаем людям обрести свободу от тиранов — они с радостью становятся рабами Аллаха? Неужели арабы — это нация, которая не может не быть рабами?

Никакими беженцами тут и не пахло. Вооруженные мужчины, автоматы, пулеметы, гранатометы. Он видел местных жителей, в основном женщин, чернокожих. Видимо, похищенных и использующихся для работ в лагере и для сексуальных целей.

Он видел машины, вооруженные крупнокалиберными пулеметами — в одном месте они просто стояли, в другом их ремонтировали. Он видел стрельбище, на котором упражнялись в стрельбе с основном молодые люди. Инструкторы были… скорее всего иракцы, со времен Саддама в этой стране принято носить только усы, но не бороду, в то время как салафиты носят бороду без усов. Он увидел что-то, напоминающее то ли информационный центр, то ли штаб, то ли еще что. Большая советская палатка, возле которой стоял портативный генератор и часовой с автоматом Калашникова. Все это — он видел в Афганистане, Ираке — а вот теперь видел в Судане. Это — расползалось. Но была маленькая разница. Если проехать пятнадцать миль до границы — то на той стороне он должен был исполнять другой приказ, поддерживая этих в их борьбе против тирании Каддафи.

И как это понимать?

Он видел. Снимал. Потом достал небольшую видеокамеру, включил максимальный электронный зум и отснял два ролика по десять минут каждый. Потом — тщательно упаковал аппаратуру.

— Уходим.

Пригибаясь, они метнулись вниз, к подножию холма. Разгребли песок, скатали маскировочную сеть и откопали кроссовый мотоцикл КТМ с двигателем двести пятьдесят кубических сантиметров и сидением на двоих. Майор запустил мотор и сел вперед, Стю упаковал винтовку, к которой он относился не менее трепетно чем майор — к выданной ему аппаратуре, сел назад. И они покатили по пустыне…

Два пикапа Тойота — они припарковали примерно в трех милях отсюда, кормой внутрь, носами наружу, чтобы можно было быстро ехать. Натянули маскировочную сеть, поставили несколько мин — ловушек. Сейчас один из оставшихся в лагере — гнезде, как они его называли — САСовцев готовил ужин. Второй стоял на стреме с пулеметом.

— Что новенького? — спросил майор, отряхиваясь от песка. При езде по пустыне песок был сущим бедствием, если не прикрыть рот и нос — то пятиминутная поездка может дать воспаление носоглотки…

— Группа Кроули подтвердила выход к Мушкетеру — один — ответил САСовец, колдуя у небольшой туристической горелки — у них все в норме.

— У нас тоже. Что на ужин?

— Баранина со специями, сэр. И чай.

— Черт бы побрал эту баранину…

Майор слишком долго был на востоке — и если для обычного англичанина баранина была приятной экзотикой — то у майора она в печенках сидела…

— Свежее мясо, сэр… — сказал Стю — это лучше, чем жрать паек.

Баранину они купили на базаре в приграничье, на несколько дней. После того, как полыхнуло в Алжире, Египте, Ливии — здесь было настоящее вавилонское столпотворение, столько новых лиц, что еще одно никого не удивляло. И парень в арабской одежде, бородатый, знающий арабский и имеющий немного засаленных долларов — запросто мог разжиться и мясом и всем чем нужно без лишних вопросов.

— На твой вкус, Стю…

Майор достал из кабины Тойоты станцию связи, которая сейчас представляла собой ноутбук со шнуром для подключения спутникового телефона в качестве модема. Через переходник — майор подключил сначала фотоаппарат, потом видеокамеру и сбросил полученную информацию на компьютер. Набрал сопроводительное письмо, в котором указал что они видели парня с ракетной установкой Стрела и установленные на автомобилях тяжелые пулеметы. Потом — зашифровал информацию шифровальной программой НАТО, разделил ее на десять частей и поставил на пересылку в штаб операции Odyssey Down. Все это выглядело как отправка электронной почты — несколько минут работы на компьютере — и около ста мегабайт информации ушло к адресату. Когда майор убедился, что информация ушла, и получил подтверждение о принятии — он стер ее сначала с жесткого диска компьютера. Потом вставил новые карты памяти в видеокамеру и фотоаппарат — эти будут храниться в специальном кейсе, где их легко уничтожить.

Еще двадцать лет назад — переправка такой информации заняла бы пару дней и была бы связана с риском для жизни.

— Чай, сэр…

Майор принял чашку чая, взяв ее обеими руками, по-арабски. Темнело и темнело быстро. Минут через пять — стемнеет окончательно, не будет видно уже ничего. Надо выпить чая, поесть и ложиться спать до того момента, как придет время дежурить…

Зазвонил спутниковый телефон. Майор взял трубку.

— На приеме.

— Ральф, это Генри. Мы с вами виделись несколько дней назад на палубе корабля, помните?

По спутниковому телефону разговаривать можно было как по обычному мобильному.

— Да — майор вспомнил высокого очкарика — аналитика.

— Вот и отлично. Мы расшифровали присланную вами информацию, она полностью совпала с нашими разведданными. Готовность два — завтра к одиннадцати по Гринвичу.

— Принято.

— Удачи, сэр.

Аналитик отключился.

— Штабом принято положительное решение — пояснил майор — завтра эти парни получат сюрприз…

— Что-то быстро, сэр. Обычно надо посовещаться пару дней.

— Может быть, кого-то из политиков прошиб понос…

И все захохотали…


— Тридцать майк, сэр.

— Есть тридцать майк. Браво три — три что у вас?

— Готовы двигаться, сэр. Лагерь свернут.

— Тридцать майк.

— Есть тридцать майк, сэр.

Тридцать минут до удара. Капитан посмотрел на часы, потом начал проверять лазерную систему наведения на цели. Возможно, сегодня они не победят зло — но мир определенно станет лучше, как завалят этих гадов.

— Черт… — пробормотал Стю и пошевелился, поудобнее прилаживаясь к винтовке.

— Что там?

— Несколько машин. Идут к лагерю…

Майор взялся за фотоаппарат — им он должен был подтвердить последствия удара.

— Где?

— Слева, сэр. Идут от границы…

Несколько машин, в основном Ланд Круизеры старой и новой модели и пикапы — быстро шли по ухабистой дороге по направлению к лагерю.

— Ублюдки…

Майор достал спутниковый телефон, по которому можно было и просто позвонить и переслать информацию, используя его в качестве пустынного модема.

— Одиссей восемь, это Браво три — один, прошу срочной связи. Одиссей восемь, это Браво три один, прошу срочной связи.

В трубке раздался едва слышный щелчок переключения.

— Браво три один, это Одиссей восемь, что у вас?

— Одиссей восемь, это Браво три один, наблюдаю колонну машин, движущуюся по направлению к объекту Мушкетер два из пограничной зоны. Восемь машин, внедорожники и пикапы. Возможно, в колонне следует цель высокого приоритета, как поняли.

— Вас понял, жду информации.

— У них флаги на машинах — пробормотал Стю — ливийский и джихадистов.

— Одиссей восемь, дополнительная информация, на машинах ливийский флаг и флаг исламских экстремистов.

— Вас понял, вы можете передать мне картинку?

— Так точно, Одиссей восемь, удерживайте канал…

Майор через шнур-переходник подключил телефон к фотоаппарату, запрограммировал телефон на передачу данных сплошным потоком…

— Машины в западной части лагеря. Машины останавливаются…

На экране телефона — загорелось подтверждение контакта — система готова к передаче данных в режиме реального времени.

— Из машин выходят вооруженные люди. Вижу АК-47, пулеметы и ракетные установки. Устанавливают периметр…

Майор навел фотоаппарат и начал нажимать на кнопку спуска раз за разом. Каждый раз сформированные аппаратом фотографии тут же передавались по каналу спутниковой связи в центр операции.

— Вот… черт.

— Что там?

— Сэр, наблюдаю приоритетную цель, повторяю — приоритетная цель. Бедуин — в моем прицеле…

— Продолжай наблюдать, держи его в прицеле.

— Есть.

Если бы это были пятидесятые годы — майор просто отдал бы приказ — и опытного джихадиста, установленного командира нарождающегося в соседней стране исламского террористического подполья просто не стало бы. А вместе с ним — не стало бы и проблем, какие он создавал самим своим существованием. В пятидесятые годы — не было снайперских винтовок пятидесятого калибра, позволяющих поразить цель с расстояния в милю — но было кое-что другое. Была вера в то что белые люди самим Богом посланы чтобы окультурить эти земли, была твердая уверенность в правильности того что делаешь и была … наверное, честь. Иначе это не назовешь. Это сейчас — каждый, делая дело, думает, как будет потом оправдываться за него…

Майор нажимал на спусковую клавишу фотоаппарата со скоростью один раз в секунду — и снимки один за другим уходили в штаб.

— Вижу еще людей… твою мать!

— Что там?

— Сэр… помните сотрудников ЦРУ, которые работали с нами у Триполи?

— И что?

— Это они. Они там.

— Твою мать…

Майор отсоединил переходник, прервав передачу изображений.

— Одиссей восемь, это Браво три — один, прошу срочной связи.

— Браво три один, что происходит? Почему прервали передачу?

— Сэр, у нас Айч-Ви-Ти, повторяю — Айч-Ви-Ти[26]. Бедуин прибыл в лагерь, мой снайпер опознал его. Бедуин прибыл в лагерь, вместе с ним до тридцати боевиков и сотрудники ЦРУ.

— Браво три один, не понял, повторите.

— Одиссей восемь, мой снайпер опознал Бедуина, повторяю — Бедуин находится в лагере Мушкетер два прямо сейчас. Вместе с ним сотрудники ЦРУ, повторяю — сотрудники ЦРУ. Мой снайпер произвел опознание.

— Браво три один, повторите, не понял, какие сотрудники ЦРУ?

— Одиссей восемь, твою мать, мы работали с ними западнее, обеспечивали охрану при передачах денег! Эти подонки сейчас в лагере и Бедуин вместе с ними! Они прибыли туда вместе и находятся в лагере!

Сотней километров севернее — пара истребителей — бомбардировщиков F15 ВВС Израиля выруливали на взлетную полосу. Каждый из них — нес по шесть управляемых бомб весом по две тысячи фунтов каждая…

— Браво три один, вас понял, удерживайте канал…

— Одиссей восемь, принято.

— Сэр, прямо сейчас вижу этого ублюдка Бедуина — сказал Стю — он открыт. Могу снять его.

— У нас нет разрешения. Удерживай контакт.

— Есть…

От нечего делать — майор начал снова делать снимки, не передавая их по открытому каналу — если нужно будет, передаст позже. Бедуин шел между палатками, его приветствовали криками и стрельбой в воздух.

— Все это пахнет дерьмом… — пробормотал Стю…

И еще каким…

Замигал кнопкой вызова телефон.

— Браво три один на связи.

— Браво три один, это Одиссей восемь. Запрет, повторяю — запрет. Никаких действий, сворачивайтесь и отходите к точке эксфильтрации, подтвердите.

— Одиссей восемь, у меня снайпер на позиции, он держит Бедуина на прицеле. Мы можем снять его и потом отходить. Возможность практически стопроцентная.

— Браво три ноль, у нас запрет, повторяю — нет разрешения на активные действия, никакой стрельбы. Сворачивайтесь и отходите.

— Вашу мать, Одиссей, передо мной лагерь полный моджахедов, там их несколько сотен! Если мы ничего сейчас не сделаем с этим дерьмом, потом мы здесь кровью захлебнемся!

— Браво три ноль, у меня категорический приказ, никаких действий. Приказ подписан Лондоном, высшими инстанциями!

— Сэр, у нас проблемы! — крикнул Стю — кажется, эти ублюдки что-то поняли! Они бегут к машинам!

Майор выключил телефон.

— Видишь Бедуина?

— Нет, сэр. Он зашел в большую палатку…

— Твою мать…

Майор в последний раз глянул на лагерь через объектив фотоаппарата. Несколько десятков боевиков — спешно рассаживались по машинам, вооруженным пулеметами. Не составляло большого труда догадаться, что кто-то позвонил сюда и предупредил.

— Уходим!


Через несколько дней — майор британской армии Ральф Хогарт прервал свой тур (оставалось еще две недели) и подал в отставку.

Неконтролируемая территория Сомали, севернее Могадишо Судный день — 30 июля 2015 года

— Остановитесь, сэр, — внезапно сказал сидящий на заднем сидении капитан Уилкинсон.

Майор выматерился сквозь зубы, остановил машину, тормознул в пол, так что всех бросило вперед. Видно было плохо — после взрыва поднялась пыль, она никак не оседала. Они ехали как в тумане, мутном тумане.

— Кто-то хочет что-то сказать?

— Сэр, мы не должны оставлять этого парня здесь. Каким бы дерьмом он не был — он один из нас, сэр.

— Один из нас?!

— Да, сэр, один из нас, — твердо сказал капитан.

— Теперь послушай, что это за дерьмо. Первый раз он подставил нас в Афганистане. Этот ублюдок сказал о том, что он собирается встретиться с племенными вождями и раздать им некоторые подарки от дяди Сэма — но я почему то думаю, что этот стервец встретился с оптовыми торговцами героином для того, чтобы купить большую партию и военными каналами отправить ее в цивилизованный мир, чтобы люди травились этой дрянью. Это раз. Я не для этого, б…, воевал в Афганистане, чтобы такие вот ублюдки делали свой маленький грязный бизнес, мать твою. Второй раз — он подставил нас в Ливии. Из нормальной страны он и такие как он сукины дети устроили второй Сомали, из простых людей, которые просто хотели жить как свободные люди, не бояться ублюдка на троне — он сделал бандитов и боевиков. Ты помнишь, где мы стояли? Там были квартиры, по размерам большие, чем мы можем позволить себе. Там были искусственные реки. Там была нефть. А теперь — одни добывают нефть, другие их охраняют, третьи — пытаются убить первых и вторых, четвертые — пиратствуют, пятые — подыхают от голода. Все это устроил он, потрох сучий. И наконец то, что происходит здесь. Ты знаешь, что здесь происходит? Нет? А я тебе скажу. ЦРУ устроило здесь лабораторию по отработке нетрадиционных методов борьбы с повстанцами. Пока нас убивают где-нибудь в горах — эти ублюдки делают здесь свои дела. Он устроил так, что пираты стали пользоваться поддержкой Запада. Потом вывел из них крысиного короля — как раз того, кого ты угрохал ночью. А потом — он должен был взять под контроль всю страну. Устроить здесь нелегальное производство с рабскими фабриками, плантации для массового производства наркотиков, пиратскую базу, на борьбу с которой можно будет отпиливать денежку из бюджета. Если пацан мечтает пойти в пираты — он никогда не наденет повязку с шахадой и не начнет убивать во имя Аллаха. Если он будет выращивать наркотики — он никогда не пойдет по пути джихада. Криминальный беспредел — как способ борьбы с религиозным фанатизмом — здорово, правда? Ну а то, что в Европе или в Англии сколько то бедняг подохнут от передозировки или превратятся в овощи, или при нападении на яхту убили паренька — так это же неминуемые издержки процесса. Не так ли, Стю?

— Сэр, я хочу сказать, что он просто выполнял приказы. Черт возьми, нам тоже отдавали приказы, сэр.

— Нет, Стю. Немного не так. Какие бы приказы не отдавали — существует добро и существует зло. Надо выбирать, на какой ты стороне. Я ушел после Ливии не потому, что мне надоело или я устал. И не потому, что на гражданке платят втрое больше, а потому что я понял, какое дерьмо мы творим. В Афганистане мы убиваем муджиков, а в Ливии, Сирии, Алжире, Египте — делаем все, чтобы они пришли к власти. Это не идиотизм, это намного хуже. Поэтому — я не хотел во всем в этом участвовать и хотел сам выбирать то, за что воюю, безо всех, мать твою приказов. А этот ублюдок — он еще хуже, потому что он не просто встал на сторону зла. Для него — чем хуже, тем лучше, мать твою. Этот парень научился извлекать деньги из беды и страданий других людей. В Афганистане он торговал героином — ты думаешь, это ему приказали торговать героином или он сам до этого додумался? Здесь — он, с. а, моментально сообразил, что к чему и предложил мне устроить посредническую фирму с пиратами. Судовладельцы регулярно платят дань, а пираты держатся от их кораблей подальше. Ему никто не отдает приказы, он соображает самостоятельно, что к чему. И делает зло. Этот ублюдок — хуже всякого аш-Шабаба, намного хуже Аль-Каиды. Без таких как он — и аш-Шабаба и Аль-Каиды просто не было бы.

Капитан Уилкинсон тяжело вздохнул. Много лет назад, на учениях по выживанию НАТО — темнокожий парнишка из морской пехоты США спас ему жизнь. С тех пор — он поклялся отдать когда-нибудь долг.

— Сэр, этот парень все же один из нас. И он знает здесь все — местность, пути отхода. Просто глупо его бросать.

Майор покачал головой.

— Джек, что скажешь?

Бывший морской пехотинец показал головой.

— Сэр, я просто хочу убраться отсюда как можно быстрее. И что-то мне подсказывает, что с этим ублюдком мы сможем сделать это быстрее и вернее. Тут ничего личного, сэр, если он вас так достал — просто пристрелите его, когда мы выберемся из этой задницы и все.

Майор тяжело вздохнул.

— Дело ваше, парни…

Переключив передачу, он резко поехал назад и ехал, пока не увидел фигуру в пыли — ЦРУшник звонил по телефону.

Хогарт остановил машину рядом с ним.

— Садись.

ЦРУшник пожал плечами, мол, дело ваше. Сел на заднее сидение.

— Начинаем немного соображать, да?

Сидевший рядом с ним Джек чувствительно ткнул его в бок.

— Ладно, ладно…

— Заткнись, Том, — мрачно посоветовал майор, — не буди во мне зверя.

— Как знаете. Дело ваше. Телефон почему-то не работает. Кстати, я знаю, где неподалеку отсюда дожидается С-130 из Джибути. Мы должны были привезти Шакура и с ним уносить ноги. Но в принципе там не будут задавать лишних вопросов. Так что? Я все еще должен молчать?

Майор глубоко вдохнул, досчитал до пяти и выдохнул.

— Они, наверняка уже улетели.

— Навряд ли. Я все-таки начальник станции, в Могадишо всякое могло случиться. Но если и так — что мы, собственно теряем, если заедем и посмотрим, а?

— Хорошо. Показывай дорогу…


С130 — серый, без опознавательных знаков — стоял примерно в семидесяти километрах от Могадишо, стоял на импровизированной посадочной площадке, на пляже, представлявшем собой смесь песка, глины и морской соли, слежавшуюся здесь и превратившуюся в полосу, способную выдержать Геркулес. Отсюда был виден океан. Хвостовая аппарель была закрыта, самолет готовился взлететь — но не взлетел…

Они свернули к самолету — и тут же пулеметная очередь вздыбила гейзеры перед самым капотом…

— Твою мать!

— Стой!

— Парни, я должен выйти и подать сигнал. Следующая очередь будет на поражение, — сказал Маркович.

— Давай… — сказал майор, — сделай это.

ЦРУшник вышел, хромая, чуть отошел от машины, сделал несколько жестов руками. Непонятно было, то ли он подает сигнал "я свой", то ли "в машине враги", огонь.

Из-за чахлого куста у самого берега, который корка соли превратила в нечто среднее между сосулькой и абстрактной скульптурой — поднялись двое. У одного был пулемет М240G с новым складным прикладом и шестикратным оптическим прицелом ACOG, у другого — штурмовой карабин М4 с подствольником. Лица были закутаны арабскими цветастыми платками, оружие смотрело точно на машину. Скорее всего, спасательная команда морской пехоты TRAP с базы в Джибути.

— Свои! Свои, парни, свои! — крикнул ЦРУшник, — это мы!

— Идентификация, сэр!? — крикнул в ответ один из морпехов.

— Точка воспламенения!

Оружие опустилось.

— Надо срочно уходить, сэр! Прошу за мной!


Когда в каждой из машин, стоящих рядком на песке ослепительно белым вспыхнули термитные шашки — Геркулес уже разгонялся по песку…

Морские пехотинцы сняли платки, которыми прикрывали лица. Все они были очень молоды — командиру группы было двадцать семь лет, а пулеметчику, которого оставили прикрывать самолет — двадцать один год.

— Сэр, вы из Могадишо? — прокричал в ухо ЦРУшнику сидевший рядом с ним морской пехотинец, — какого черта там произошло, сэр?

— Я и сам не знаю, парень. Но ничего хорошего! Большой бум там произошел! Прямо на моих глазах.

— Тогда с вашего позволения я немного отсяду, сэр!

— От этого нигде не спасешься, парень. Нахватался, так нахватался…

— Черт, Майк, хватить ерзать по самолету! Что ты переживаешь, у тебя и так не стоит!

— Да пошел ты!


Резидент ЦРУ в бывшем Могадишо, известный как Том Маркович — решил подняться в кабину и поговорить с пилотами. Совсем недавно — самолет резко тряхнуло, мигнул свет, потом — показалось, что начались перебои в работе двигателей. Но теперь вроде все было в норме…

В С130 для того, чтобы подняться в кабину пилотов, есть открыто расположенная лестница, перед ней что-то вроде небольшого постамента и запертая дверь. ЦРУшник с трудом, едва не упав поднялся, постучал в дверь. Ему открыли.

— Что тут у вас происходит, ребята?

— Это вас мы ждали, верно, сэр?

— Верно. Так что происходит?

— Что-то непонятное, сэр. Пропала связь с Джибути, мощный электромагнитный импульс. Мы сейчас вызываем всех, кого можно, есть неустойчивая связь с Рональдом Рейганом — но они сами толком не знают, что происходит…

— Это расплата, Марк, — сказал появившийся за спиной ЦРУшника майор Хогарт.

ЦРУшник резко обернулся.

— Что ты несешь, черт тебя дери? Какая еще расплата? За что, нахрен?

— За все, Том. За все…

Картинки из прошлого Парусная яхта "Император Индии IV " Индийский океан Вечер 30 июля 2014 года

Парусная яхта Император Индии IV — была одной из тех немногих яхт в мире, которую смело можно было назвать красивой. Ее длина составляла сорок восемь метров, она была спущена на воду в Голландии верфью Royal Huisman, которая подарила миру не одно произведение яхтенного искусства. В отличие от обычных современных парусных яхт — парусное оснащение этой яхты не было оснащено ни компьютерным управлением, ни силовыми приводами, им надо было управлять руками как и сто лет назад. Точно так же, в интерьере единственно, что было современного — средства связи, все остальное, вплоть до подвесных матросских коек — шагнуло прямиком из девятнадцатого века. Яхту строили на заказ для бизнесмена, пожелавшего иметь именно такое судно, лишенное современных удобств, которые делают управление парусной яхтой не более сложным, чем моторной. Поскольку за работу было щедро заплачено — голландские мастера пожали плечами и сделали то, что от них требовалось. Они даже выкупили чертежи нескольких чайных клипперов, чтобы сделать яхту максимально похожими на старые парусные суда.

После того, как это судно спустили на воду — владелец опробовал его и остался доволен. Сначала портом его приписки был Бристоль, но потом — о чем он сильно пожалеет — он приказал перегнать его в Мумбаи, бывший Бомбей. У Великобритании, по холодным морям с резкими, порывистыми ветрами ходить было намного менее приятно, чем в теплом Индийском океане. Кроме того, судно было похоже на чайный клипер и где ему было базироваться, как не в Мумбаи?

Как это и принято в современном мире — владелец зарегистрировал яхту у яхтенного брокера для того, чтобы пока он ею не пользовался — яхтой могли пользоваться другие люди. За плату, естественно. Сначала клиентов было немного — в конце концов, аренда яхты такого класса стоила дорого, и за свои деньги отдыхающие хотели получить немного комфорта, а не сражаться с парусной оснасткой. Но потом — яхтенный брокер заметил одну интересную вещь: заказы на эту яхту были небольшими, но постоянными, те, кто ее арендовал — точно знали, что именно они хотят и возвращались год за годом, потому что им нужна была именно такая яхта. Обычно, одна и та же яхта никогда не арендуется дважды, ведь весь смысл аренды яхт — в разнообразии. А эту — заказывали одни и те же люди и количество их медленно, но верно росло. Яхтенный брокер даже задумывался о том, чтобы поговорить с инвесторами и заказать еще одну такую же яхту. Черт возьми, ее даже киностудия арендовала, чтобы фильм снимать!

Как потом оказалось — передача яхты яхтенному брокеру для сдачи в аренду и сыграла роковую роль. Как и все яхтенные брокеры — этот вел записи, записывал, кто и когда будет арендовать эту яхту и каков примерный маршрут ее походов. Особого значения безопасности брокер не придавал, у него даже не было шифровальной программы. Это всего лишь яхты, верно? В один прекрасный день — данные попали к агентам сомалийских пиратов…

Для себя — владелец резервировал лишь четыре недели, по две недели дважды в год. И вот — в один прекрасный день на пирсе появились несколько пацанов с большими сумками и в военной форме…


Пятнадцатилетний (шестнадцать через месяц) Адам Герни был совсем не похож на своего отца, удачливого биржевого спекулянта, который сейчас владел брокерской конторой и крупными долями в двух инвестиционных банках. Скорее он был похож на деда, который подделал документы, чтобы в семнадцать лет завербоваться в ВВС и в сороковом — сражался с рыцарями Люфтваффе над Английским каналом на самолете, который по своим характеристикам уступал Мессершмидту. Дел презрительно фыркал, когда слышал, чем занимается его сын и отец Адама — он никогда не понимал и не принимал финансовый бизнес, все компании, которыми он владел, производили что-то реальное, а в основном — занимались добычей полезных ископаемых. Отца он мог в лицо назвать спекулянтом, отчего в семье бывали и скандалы. Адам любил отца — но не собирался идти ни по его стопам ни по стопам деда. Может быть, когда-нибудь… Пока что — он хотел попасть на службу в полк королевских коммандос или — в Специальную лодочную службу. И поскольку он в полной мере унаследовал твердость деда — он был близок к этому. Он бегал кроссы, хорошо стрелял — дед ставил его в стрелковую линию на охоте двенадцатилетним, хотя за это полагалась уголовная ответственность. В школе он вступил в кадетский корпус и дослужился до звания "капрал-кадета". Наконец, он самостоятельно, в пятнадцать лет, нашел настоящее здание штаба Специальной лодочной службы и сказал несколько ошалевшим от такой проворности спецназовцам, что сбирается вступить в их ряды и лучше, если они не будут этому препятствовать. Удивление было так велико, что с ним поговорил сам командир подразделения, капитан первого ранга, имя которого было засекречено в связи с тем, что Исламская шура Пакистана приговорила его и его людей к смерти. Капитан поговорил с нагловатым, дерзко держащимся пареньком и посоветовал, на что обратить внимание, если он действительно хочет служить с ними. А про себя решил, что если этот парнишка, явно патриот и неравнодушный, где то на флоте и сгодится, так это только у них. Потому что никто другой — такого терпеть не будет, в британском флоте сейчас предпочитают посадить новейшую субмарину на мель, чем согласиться с чужим мнением[27].

А сейчас Адам Герни и ребята из его взвода собирались провести две недели в море на яхте, которая принадлежала его дедушке…

Когда яхта отходила — наблюдавший за ней человек опустил бинокль. Это была та самая яхта и на ней — те самые люди. Можно считать, что пятьдесят тысяч долларов — в кармане…

Человек еще раз посмотрел на яхту — благодаря высокой парусной оснастке за ней было легко следить — и достал спутниковый телефон…


Банда пиратов базировалась на небольшом, дедвейтом всего три тысячи сухогрузе, который когда то принадлежал BLASCO, крупнейшему в мире Черноморскому морскому пароходству, потом был продан по цене ниже цены металлолома какой-то подставной фирме на Кипре, а потом — греческой судоходной компании. Потом он менял своих владельцев еще два раза, пока, наконец, его по сходной цене не купила компания, зарегистрированная в Либерии, но принадлежащая сомалийским пиратам. Сомалийцы быстро учились: раньше для дальних перехватов использовались ранее захваченные суда, но потом — пираты поняли, что как бы они не маскировались, ранее захваченное судно довольно легко опознавалось. И если оно числилось в списке угнанных — на палубу высаживался десант. А вот если судно законно куплено и зарегистрировано у Ллойда — просто так его нельзя даже досмотреть.

Правда, покупать судно, даже старое — стоило дорого, и пираты использовали такие суда, только если в сеть шла действительно крупная рыба.

Локальным командиром пиратской группы, базирующемся на этом судне был двадцативосьмилетний пират по имени Джем. Вообще то его звали по-другому, но он знал английский язык и взял себе американизированное имя. Спрашивать его о настоящем мог осмелиться только тот, кому жизнь не дорога. Убивали и за меньшее…

Джем был ветераном морской войны, он пиратствовал уже семь лет и участвовал в двадцати трех удачно закончившихся нападениях. Из них в тринадцати — как командир группы захвата. Он был одним из немногих пиратов, которым удалось уйти от вертолета американских ВМФ — обычно, когда он зависал над пиратским судном, пираты бросали оружие в воду и поднимали руки. Наконец, он твердо решил, что это его последнее пиратское нападение: он заработал более полутора миллионов долларов, из которых триста тысяч отдал за статус беженца в Европе. Там он намеревался осмотреться и возможно — вложиться в торговлю наркотиками, благо брат выращивал марихуану и опиумный мак. Вообще то наркоторговлю в Европе сейчас контролировали албанцы — но Джем их не боялся. Он вообще никого не боялся.

У Джема была тщательно подобранная команда — тринадцать человек не считая его, из них не было никого, кто участвовал бы меньше чем в пяти удачных нападениях. Попасть в команду Джема мечтали многие, потому что он славился как удачливый капитан — но он подбирал людей осторожно, состав был почти постоянный. У него так же были свои скоростные лодки — два Зодиака с новенькими моторами, причем в специальной комплектации. Специальная комплектация — это значит, что выхлоп выведен в воду, а на мотор можно надеть специальный шумопоглощающий колпак. Такие лодки использовались американскими специальными силами. У его банды было специальное оружие, включая снайперскую винтовку Застава М91 с глушителем и ночным прицелом и два автомата АК с ночными прицелами. Никакой старой ржавчины, все оружие было новым или почти новым и содержалось в порядке, как в армии. Джем и его люди были профессионалами, это были их орудия труда и они относились к ним с должным уважением…

Отношения Джема с Фарахом Шакуром, главарем пиратской вольницы в Харадере были сложные и неоднозначные. Фарах Шакур сам начинал как капитан банды, но сейчас — он все более и более отдалялся от непосредственных силовых действий. Своих людей он разделил на команды, вол главе каждой поставил капитана — хотя раньше капитаном был он. Сам он взял на себя покупку информации, обработку и распределение заказов, переговоры со страховыми компаниями, отмывание и перевод денег. То есть — что-то вроде координирующего центра. Он же — собирал деньги на общие нужды и тратил их, так на эти деньги были закуплены и установлены крупнокалиберные пулеметы с тем, чтобы сделать рейд Харадере опасным для вертолетов и скоростных судов и снизить вероятность силового освобождения какого-либо судна. Джем не был одним из капитанов постоянно работающих на Шакура, он был скорее свободным подрядчиком, берущим выгодные заказы. Но Шакур ценил его, потому что в команде Джема не было психопатов, которым лишь бы стрелять и они делали только то, что им приказывали. Именно поэтому, как только на горизонте замаячил крупный и важный приз, который надо было взять тихо и без беспредела — Шакур не поручил это задание одному из своих головотяпов, а приказал, чтобы нашли Джема.

Условия были простые. Судно — не громадный сухогруз или танкер, а большая парусная яхта, сделанная под старину. Борт у нее намного ниже — но при захвате надо было соблюдать особую осторожность. Если стрелять во все стороны, да еще трассирующими, как любят делать пираты, то вспыхнет либо парусная оснастка либо само судно. И в том и в другом случае произойдет катастрофа. Поскольку основной целью было не судно (хотя и оно больших денег стоило и было застраховано), а живой человек — со стрельбой вообще надо было быть поосторожнее. Если главной цели будут причинены травмы, если не дай Бог главная цель погибнет от стрельбы — неприятностей не оберешься, не говоря о том, что вся операция пойдет крахом. Единственная группа в Харадере, относительно которой можно было быть в чем-то уверенными — это была группа Джема.

Джем и его люди — вышли в море с территории Кении на законно купленном и оформленном судне, официально — с грузом африканского дерева, порт назначения — Гонконг. На борту — был небольшой экипаж, который в случае успешного захвата получит сто штук на всех и за это будет молчать, две лодки Зодиак, оружие и люди Джемы. На борту была установлена новенькая радиоаппаратура и аппаратура слежения. Какие то не слишком умные или слишком наивные идиоты придумали, что все суда должны оснащаться автоматическими идентификационными системами, так называемыми транспондерами. Для пиратов это было как нельзя удобнее — теперь они точно знали, что впереди за судно и могли следить за ним с помощью загоризонтной аппаратуры. Яхта Император Индии было построена после первого января две тысяч второго года, аппаратура АИС на ней работала на полном ходу и сейчас ее задачей — было обеспечение сближения Императора Индии и полного пиратов сухогруза. Хотя владельцы яхты об этом не знали…

Когда сухогруз и яхта сблизились на три морские мили — Джем приказал спускать лодки. У него их было три: в одной рулевой и снайпер и две лодки, обеспечивающие захват, в каждой — рулевой и пять бойцов штурмовой группы. Одним из штурмовиков был сам Джем — он был самым опытным из всех пиратов, он не доверял своей группе до конца и хотел оказаться на палубе первым для того, чтобы все шло как надо. Вообще-то он неплохо стрелял и знал, как пользоваться винтовкой с ночным прицелом — но сейчас он отдал ее запасному снайперу их группы, парню по имени Хабиб. Тот был самым старшим из всех: тридцать восемь лет, по меркам Сомали — глубокий старик, здесь столько не живут. Участвовал в бою с американцами в Могадишо, известном как День рейнджеров, старый и опытный боец. Отдавая ему винтовку, Джем знал, что он не станет палить, куда попало.

Лодки спустили на воду примерно в три часа по местному времени. Джем умел читать и прочитал где-то, что в четыре часа все физиологические показатели человека на минимальном уровне, а сон в это время — наиболее глубок. Узнав это, он стал планировать все свои нападения именно на это время, не раз ему удавалось заставать впередсмотрящих спящими на постах. Сами пираты — выпили крепчайшего арабского кофе, который может и мертвого поднять, а потом — еще и энергетического напитка, чтобы чувствовать себя в норме. Джема сам, лично проложил курс на перехват — у него не было компактного радара как на лодках американского спецназа, и он опасался не найти почти бесшумно идущую парусную яхту в океане на расстоянии трех морских миль. Оставалось надеяться на то, что высокая парусная оснастка и огни, которые обязано в ночное время зажигать каждое судно, а так же прибор или прицел ночного видения на каждой из лодок — помогут не промахнуться мимо быстро и тихо идущего парусника…

По шторм-трапу пираты быстро спустились в лодки. Один за другим рявкнули, пробудившись моторы…

Волнение было, но не сильное, пара баллов, не более того. Джем приказал занять места согласно поисковому ордеру — выстроиться в линию, дистанция — на предел прямой видимости. Это увеличивало шансы не промахнуться мимо с первого раза. Сам Джем — залег на носу лодки, держа наготове Калашников с ночным прицелом. От яркой подсветки болели глаза, лодка шумно шлепала по волнам, соленые брызги летели в лицо и оседали на коже. Опытные рулевые держали ход тридцать пять узлов — почти максимальный для этого типа лодок — чтобы быстрее сблизиться с парусником. Три лодки — мчались по темной водяной пустыне подобно львам, загоняющим одряхлевшего, но все еще опасного слона…

— Вижу! — в наушнике донесся голос Адена, командира на третьей лодке, — прямо передо мной, около мили!

Быстро идет. Он недооценил скорость этого парусника.

— Держи его! Рулевой, вправо сорок! Вторая лодка, вправо двадцать пять!

Лодка начала заворачивать. Очередной удар пришелся в баллон, Джема окатило водой как из ведра. Он выругался — соленая вода разъедает даже привычную кожу. Ничего, на лодке явно есть душ, там и помоется…

— Полмили, держусь за ним! Идет больше двадцати!

Джем уже и сам заметил высокую парусную оснастку и одинокий, горящий в бездонном мраке ночного неба огонек…

— Вижу!

— Я тоже, босс, — сказал рулевой на второй лодке.

— Аден, сбрось ход. Обозначь себя! Я тебя догоню! Салад, еще вправо десять, самый полный!

С третьей лодки — замигали фонариком с инфракрасным светофильтром, в оптическом прицеле это было отлично видно.

— Салад, влево три! Хорошо идешь!

Лодка шла на максимальном ходу. Действия этой пиратской команды, по выучке напоминавшей команду спецназа — были хорошо отработаны. Сначала — с третьей лодки перебросят на первую длинный трос. Затем — первая лодка вырвется вперед и пересечет направление движения парусника. Парусник зацепится форштевнем за веревку и потащит их за собой. Они выключат моторы и в полной тишине их прибьет к бортам течением. Затем — они забросят наверх абордажные крючья и лестницы и полезут наверх. Хорошо, что борта деревянные, крючья должны хорошо зацепиться. Джем помнил, как пару лет назад у одного из его людей сорвалась абордажная лестница, он упал в воду — и потоком его моментально затянуло под винт. Тут винта нет — но тоже если сорвешься — ничего хорошего. И потом — будешь предметом для насмешек до тех пор, пока еще кто-нибудь так не ошибется…

Они прошли вторую лодку и приблизились к третьей. Абдуллах уже приготовился бросать трос с грузилом. И тут — видимо, кто-то не спал и услышал двигатель лодки — мощнейший белый луч света точно высветил их…

Сплоховал сам Джем. Первой его мыслью было — погасить ко всем чертям прожектор. Он подумал, что это ловушка, он почти ни черта не видел, его глаза, отлично видевшие в ночи — сильно ослепило вспышкой. И потому — он перехватил автомат и выстрелил по свету, чтобы разбить прожектор. Прожектор дернулся, но не погас, он выстрелил еще раз и еще и он, наконец прекратил светить, разбился с каким-то хлопком. Но вместо этого — с яхты громыхнул выстрел и через секунду — еще один. Первый же заряд дроби попал по удачливому командиру пиратов и он, выпустив автомат не удержался и полетел в воду…


Заниматься на паруснике было особо нечем. Дам тоже не было… вообще то они у них у многих уже были, но не было возможности взять их с собой. Предоставленные сами себе пацаны целыми днями то изучали парусную оснастку корабля, представлявшую собой точную копию оснастки скоростного чайного клипера, то удили рыбу, то купались в соленом и теплом Индийском, спуская на воду вполне современный Зодиак. Потом — они обнаружили ружья, которые дед Адама Герни держал на судне, солидный запас патронов и машину для запуска тарелочек. Ружья были настоящие, британские, от легендарного Перде, это тебе не новодельный Perazzi. И целый день пацаны стреляли по тарелочкам, которые запускали прямо над океаном. И на следующий день — тоже решили пострелять. Это и было то, что не учли в своих расчетах пираты, то что на палубе будут лежать ружья и патроны к ним. Все это — и привело к трагическим последствиям.

Вахта с нуля до четырех часов — на парусном флоте называется "собакой", это самая тяжелая яхта и ее поручают стоять самым стойким. На Императоре Индии — ее взялся стоять старший по званию среди морских кадетов — Адам Герни. За штурвалом был профессиональный матрос, а вот смотрящими по каждому борту встали кадеты. С одного борта Герни, с другого борта смотрящим стоял Дик Кард, не слишком сообразительный, но надежный малый из Кардиффа. Если Адам стоял вахту или делал что-то еще — себе в напарники он обычно брал Дика. Спорить и выделываться не будет — а будет делать, пока не сделает или не упадет от усталости. На этого парня можно было положиться…

Ну и, конечно, заступая на вахту — они взяли ружья и патроны к ним. А какой бы мальчишка поступил по-другому?

У каждого — есть свой секрет как не заснуть. Адам — не раз стоял самые разные вахты на самых разных постах и открыл, что самый надежный способ не заснуть — после кофе, конечно — это о чем-то думать. Серьезно, напряженно думать, прикидывать так и этак. Быстрее и время пролетает, не успел оглядеться — тебя уже меняют…

Адам думал об Анне. На два года старше его, из родовитой британской семьи, ее отец был баронетом, но баронетом обедневшим. Наверняка, они не прочь были бы породниться с семьей нуворишей Герни, да и сами Герни — не прочь породниться с дворянством и получить титул. Дед как всегда презрительно фыркнет, а вот отец будет очень даже "за", он очень болезненно воспринимал свою неродовитость, видимо — из-за насмешек однокшников в детстве. Адам тоже был не прочь, но вот Анна…

Иногда она просто сводила его с ума. В семнадцать лет она знала то, о чем он и представления не имел. Серьезно она к нему не относилась, Адам достаточно хладнокровно оценивал ситуацию — но все же держала при себе. Одновременно — и для того, чтобы у нее был хоть какой-то постоянный кавалер и для того, чтобы было над кем посмеяться и посплетничать с подружками. Адам же относился к этому серьезно: когда он увидел на вечеринке, куда она его затащила, что один хмырь с длинными волосами ее лапает — он молча подошел и врезал, да так, что его потом вызывали в полицию и пришлось платить за больницу, чтобы этот подонок не подавал заявления. С того вечера — Анна стала относиться к нему намного серьезнее и многое скрывать — в то время как раньше она даже нарочно намекала на то, что он у нее не один.

Адам не знал что делать, даже не понимал, чего она от него хочет. Зачем, например ей было так важно, чтобы он вместе с ней покурил травку? Ну вот зачем? Он же сказал ей, что не хочет этого делать и не хочет, чтобы это делала она. От травки — не бывает ничего хорошего, в один прекрасный день оказывается, что ты сидишь перед судьей и королевский адвокат — рассказывает судье, что ты успел натворить. Ему казалось, что она разными выходками протестует против чего-то — но против чего? И какой в этом смысл? Неужели смерть от передозировки колес или автокатастрофа в пьяном виде — это то, к чему надо стремиться, то, к чему надо идти в жизни? Он твердо решил стать военным, он знал, что его пошлют в Афганистан или Ирак и там он может погибнуть, умереть не самой легкой смертью — но так он умрет за Королеву, за Британию. Почему, когда он говорит с ней об этом, она поднимает его на смех, что тут вообще может быть смешного?

Он не рисовался. Он действительно так думал.

Про себя он решил, что по возвращении он должен серьезно с ней поговорить. Он не хочет жить ее жизнью и не хочет, чтобы этой жизнью жила она. Если она действительно воспринимает его серьезно — она должна прекратить свои выходки. Если же нет… он должен будет ее забыть. Как бы тяжело это не было…

Когда он додумался до этого, он понял, что почти спит и чтобы не заснуть — медленно пошел вдоль борта.

Мужчины в их семье не были счастливы в браке. Дедушка еще в пятидесятых многое потерял при разводе… никто, в том числе и его супруга не подозревали, что из миллионера он станет миллиардером. Папа рос с бабушкой, в другой семье, они даже жили в США, пока папа не переехал обратно… может поэтому они с дедушкой так не похожи? У самого папы — брак был пародией на это явление… Адаму неприятно было даже думать об этом. Когда он был совсем маленьким — он помнил, что папа и мама постоянно ругаются, в его памяти были постоянные крики и висящее в воздухе подобно пыли раздражение и обида. Потом — дедушка стал брать его в свое загородное поместье на все большие и большие сроки, а потом он пошел в школу. Мама и папа к этому времени изобрели некую форму совместного существования — не мешая друг другу. Мама постоянно молодилась, папа купил ей отель в Испании, и она управляла им вместе с одним очень неприятным типом, к которому Адам чувствовал просто физическое отвращение — из-за него он никогда не ездил к матери. Папа постоянно высылал маме большое содержание — а она за это не подавала на развод. У самого папы постоянно кто-то был, но тоже ничего серьезного. Ни тому, ни другому — не было дело ни до Адама, ни до его сестры Кайлы, которая была на два года младше и училась в школе для девочек. Адам был почти сиротой, если не считать деда — при живых родителях…

Кстати!

Хорошая мысль пришла ему в голову — он даже остановился на месте. Надо позвонить к Кайле или даже съездить к ней. И серьезно поговорить. Потому что кто поймет, что в голове у девчонки, если не другая девчонка? Возможно, Кайла подскажет, как поступить ему в ситуации с Анной. А если она опять будет надсмехаться, то заработает подзатыльник…

Да… так и надо поступить…

Если бы Адаму не пришла в голову эта мысль, разогнавшая пелену сна и заставившую мозг работать — возможно, он ничего не услышал бы, пока не стало поздно. Звуки, которые ты слышишь на корабле обычно монотонны таким же был и этот… но это были не удары волн о борт, это было что-то другое. Какой-то звук… он напоминал жужжание шмеля, негромкое, даже тихое, но нарастающее. Может быть, он и до этого слышал это, но не придал значения… но сейчас он это услышал. Каждый вахтенный имел при себе мощный аккумуляторный фонарь, которым можно было подавать сигналы другим судам, Адам включил его и …

Остолбенел.

Сначала ему показалось, что он видит бегемотов. Живых бегемотов он видел в прошлом году в Кении, когда дед брал его на сафари… здоровенные, лоснящиеся черные туши, сидящие низко в воде. Бегемоты ассоциировались у него с опасностью — любой охотник знает, что среди африканской пятерки опаснее всего буйвол, на втором месте бегемот и только затем идет лев. Именно поэтому — Адам инстинктивно схватился за ружье, даже еще не поняв, что толком он видит. А через секунду — в темноте промелькнула искра, и раздался выстрел…

Это что такое?

Еще один выстрел — ударил по ручному прожектору с такой силой, что вырвал его из руки и чуть не вывихнул кисть. Прожектор погас, и Адам и пираты оказались в одинаковой ситуации — он ослепил их обоих. Правда, Адама в меньшей степени, потому что он не смотрел на прожектор. К тому же — боль привела его в чувство и окончательно прогнала сон — а вот пираты находились в растерянности: первоначальный план внезапно провалился ко всем чертям, главарь не приказал действовать по новому — сближаться и идти на абордаж в открытую. Тяжелое ружье двенадцатого калибра, заряженное крупной дробью было у Адама под рукой, он неловко перехватил его и нажал на первый спуск, потом на второй. Две вспышки прорезали ночь…


Аден был братом Джема, двоюродным, но все же братом. Именно поэтому он доверил ему и третью лодку и часть штурмовой команды: В Сомали можно было доверять только родственникам, в крайнем случае соплеменникам, любой другой запросто всадит тебе нож в спину, когда ты отвернешься. Когда прогремели выстрелы — один за другим — он сначала не понял, что произошло.

— Торпеда! Торпеда! Это Аден!

Черная Торпеда — было еще одно прозвище капитана, его называли и так.

— Торпеда! — не получив ответа, он приказал идти прямо к первой лодке.

Первая лодка была повреждена, она уже не могла дать полный ход. Конечно, заряд не самой крупной дроби из ружья не мог причинить критических повреждений: современные резиновые лодки делают с двадцатью — тридцатью независимыми камерами внутри, их нелегко потопить даже автоматным огнем. Но носовая камера была повреждена и на скорости хода это сказывалось. К тому же — упал в воду главарь. Они настолько привыкли просто идти за главарем, за Черной Торпедой — что его отсутствие почти парализовало их. Снайпер на второй лодке помнил приказ — стрелять только в самом крайнем случае, он следил за удаляющимся парусником через прицел и не стрелял… да и не в кого было, цели не было видно за высоким бортом. Первая лодка остановилась, пираты неуклюже пытались помочь главарю, вторая лодка — была рядом, не получив приказа двигаться дальше.

Третья лодка — подлетела на полном ходу, подняв волну.

— Джем! Что случилось!? Что произошло? — закричал Аден.

— Его убили! Кто-то пальнул с яхты! Его убили!

Парусник уходил все дальше. Аден посмотрел на юг — и глаза его налились кровью.

— За ними!


Первым — на палубу сбежал вахтенный матрос, зафиксировав штурвал специальным приспособлением. Вторым — подбежал Дик.

— Что случилось? Ты цел?

— Что произошло?!

— Там… — в голове у Адама шумело от выстрелов.

— Что произошло? В кого вы стреляли?

— Не знаю… Там что-то было. Что-то было!

— Что-то было?

На палубу выскочили еще несколько человек — члены команды и проснувшиеся пацаны…

Один из матросов наступил на остатки фонаря. Хрустнуло стекло…

— Черт, а это что? Разбито…

Из темноты хлестнули пули, кто-то закричал.

— Что происходит? Что происходит?

— Ложись! — закричал один из матросов, который до этого служил на танкере и однажды танкер стал жертвой пиратского нападения. — Ложись, стреляют!


Обычно — пираты не применяют оружие против судов. Их цель — забраться на палубу и не более того. Правила игры знают все — если ты видишь людей на палубе и они пытаются помешать тебе — можно стрелять в воздух и они в таком случае, согласно инструкции по безопасности, обязаны покинуть свое место. Если корабль активно маневрирует… тут дело в ловкости, а не в точности огня. Если над тобой завис военный вертолет — нужно как можно быстрее бросить оружие в воду и понять руки, потому что если ты будешь стрелять в вертолет, лодку потопят. Пираты не были дураками, он понимали, что флоты цивилизованных стран связаны ограничениями, но если они, пираты будут проливать кровь — западная общественность возмутится, ограничения будут сняты и тогда им придется туго. Обстрел судов из автоматического оружия на поражение противоречил неписанным правилам игры, за это могли убить свои же — но Адену было наплевать на это. Его брат, Джем сделал его богатым человеком, в девятнадцать лет у него уже был японский внедорожник Мицубиси, две жены и дом в Харадере. Если бы не было Джема — он бы в лучшем случае воевал на этих ушибленных Кораном придурков из аль-Шабаба и в лучшем случае получал бы за это пару сотен долларов в месяц, а то и меньше. А в худшем его бы убили, в Сомали это запросто. Теперь Джема убили и он, Аден, должен быть немедленно и жестоко отомстить убийцам, чтобы занять нормальное место в пиратской иерархии, проявить жестокость и волевые качества и попытаться сплотить вокруг себя хотя бы свою штурмовую команду, чтобы потом не наниматься в одиночку.

Скоростная лодка превосходила по скорости парусник раза в два, тем более что он приказал снять шумопоглощающий колпак с мотора, чтобы не допустить его перегрева и дать ему работать на полную мощность. Аден залег на носу лодки, как делал его брат, у него был АК-47 с болгарским ночным прицелом и он собирался взять за кровь брата полной мерой. Он еще не знал, будет захватывать судно или нет — но намеревался убить как минимум троих.

Ослепленный яростью, он поспешил с открытием огня — открыл его, когда они еще не настигли парусник, до него было метров пятьсот, они заходили с кормы. Было видны темные пятна на палубе, плохо видны из-за высокого борта — но видны. Потом — кто-то включил фонарик, вспышка высветила головы нескольких людей и он открыл огонь, как учил его брат — короткими очередями…

В одного или двух он точно попал, но остальные — мгновенно исчезли с линии огня, укрывшись за бортом.

— А-ха! — крикнул Аден, — заходи с правого борта! Огонь на поражение!

— Босс, Торпеда приказал никого не убивать, — попытался образумить его один из пиратов.

Аден уже навел на него автомат и хотел спустить курок — но внезапно передумал. За такое и в спину могли убить.

— Заткнись, а то пойдешь на корм акулам! Брата убили! Теперь я главный! Стреляй те!

И в этот момент по правому борту парусника сверкнула вспышка. Дробь жикнула по воде…


Пахло порохом и кровью. Пелена дыма стояла над палубой, ее сносило ветром — но новые выстрелы добавляли все больше и больше кисловатого, оставляющего неприятный привкус на языке тумана…

В некоторых местах — палуба была скользкой от крови.

— Что будем делать?

— Они идут!

Один из матросов, поставленный с ружьем выстрелил и упал на палубу. Пираты ответили огнем и, по-видимому, на какое то время отстали…

— Надо сдаваться! Черт, мы нарушаем правила!

— Эй, Джок, у тебя большой опыт по этой части, верно? — угрюмо сказал один из матросов.

— Какого черта, таковы правила! Они получат выкуп и отпустят нас! Вы что, не знаете правила, вашу мать! Нам не выплатят страховку, если мы тут устроим Ютландский бой!

— Уже устроили! И начали — не мы!

— Заткнитесь! — заорал один из мальчишек!

И тут заговорил Адам. Спокойно и хладнокровно, пусть у него сильно болела рука.

— Хватит обсуждать. Я, кадет флота Ее Величества Адам Герни, как владелец судна, принимаю командование на себя. И приказываю драться. Никакой ублюдок не ступит на палубу моего судна иначе, как переступив через мой труп. Кто не может драться — может отправляться в трюм и ждать своей участи.

— Нас так убьют!

В темноте что-то хрустнуло — кто-то отвесил крикуну хороший удар по морде.

— Кадеты — за мной! Вооружайтесь! Берегитесь огня!

Кто-то из матросов попытался схватить одного из пацанов — тот вырвался.

— Что будем делать, сэр!? — кто-то спросил капитана.

— Бери ружье. Выставим посты. Нельзя, чтобы кто-то прорвался на палубу. Рано или поздно, они отстанут. У них не хватит хода. Джейк, вот ключ от моего сейфа. Там пистолет и две коробки патронов — принеси его сюда. Алекс, на рацию. Передавай СОС… должен же кто-то нас услышать в этом долбанном океане! По местам, джентльмены!

USS John S. McCain (DDG -56) Седьмой флот США, порт приписки — Йокосука, Япония Индийский океан 30 июля 2014 года

Призыв о помощи, посланный с парусной яхты "Император Индии" получили несколько судов. Ближе всего из военных — к яхте в этот момент находится эскадренный миноносец Джон С. МакКейн, входящий в состав семьдесят четвертой оперативной группы Седьмого флота США. Когда то это была группа поддержки атомного ударного авианосца Энтерпрайс, но сейчас авианосец был списан и группа была перенацелена на поддержку операций ударных подлодок к зоне ответственности Седьмого флота. Это на бумаге, на деле же входящие в группы эсминцы и крейсеры УРО использовались командованием флота либо для усиления группировки ударного авианосца Джордж Вашингтон либо для использования там, где присутствие авианосной группы будет слишком, но ВМФ США присутствовать должны. Последние месяцы — это были территориальные воды Сомали, где МакКейн боролся с пиратством вместе с еще двумя однотипными фрегатами, крейсером и десантным доком и еще едва ли не двумя десятками военных кораблей разных стран. Получалось, честно говоря, не очень — но они делали все, что возможно в рамках тех правил ведения боя, которые спустили им сверху. Например, если в дрейфе лежит рыболовецкий траулер, рыбу не ловит, на палубе скоростные лодки и нагло улыбающиеся чернокожие, показывающие фигуру из трех пальцев пролетающим вертолетам — они с этим ничего сделать не вправе, они не вправе даже обыскать судно, если оно не числится в списках захваченных. Вот если эти ублюдки пойдут на дело и удастся их остановить, прежде чем они поднимутся на палубу и ворвутся на мостик — тогда можно будет захватить их и… нет, не судить и повесить на рее, а посадить под замок, кормить, предоставить врача и соблюдать все их гражданские права. А в это время, госдепартамент США будет выяснять, подадут ли судовладельцы жалобу, и есть ли страна, которая хотя бы за деньги согласиться провести суд над этими пиратами. А если нет — то этих ублюдков следует отпустить, доставив на берег за счет американского налогоплательщика.

Вот такая вот борьба с пиратами двадцать первого века получается…

Сейчас — была ночная вахта, и на мостике главным был третий помощник капитана, лейтенант Николас Пармелл. Выпускник Аннаполиса, он, как и все хорошие молодые офицеры старался сделать каждую полученную ему работу как можно лучше. Это был третий раз, когда командир корабля, капитан третьего ранга Йорк доверил ему самостоятельную вахту, тем более такую сложную как ночную и без присутствия на мостике старших офицеров. Правда, капитан решил подстраховать молодого офицера и поставил ему в пару опытного старшину Локвуда.

МакКейн шел средним ходом, направлением в порт приписки и преодолел примерно половину пути, когда дежурный радист поймал слабый сигнал бедствия. Как и все на корабле — радист был вымотан как собака постоянными тревогами: после установления дежурства и принятия правил, согласно которым на каждом идущем в опасной зоне судне любого размера должны быть как минимум два наблюдателя. Но тем не менее — он сумел различить позывные SOS и записать суматошное сообщение, посланное с борта Императора Индии. Сообщение было таким, что он немедленно отправил его на мостик…

— Сэр, срочное сообщение из радиорубки — позвал Пармелла дежурный матрос — мне кажется, что-то серьезное, сэр…

Лейтенант поставил на столик свою чашку с недопитым кофе. Чашка была настоящей, морской — расширяющаяся книзу и с резиновой окантовкой понизу, чтобы она не падала, не переворачивалась и не скользила даже в шторм…

— Что тут у нас?

— Похоже, гражданские терпят бедствие, сэр. И… радист не разобрал до конца, но ему кажется, что речь шла о нападении…

— Ради Бога… Мы в семистах морских милях от берега Сомали. Это открытые воды. Какое тут нападение…

— Всякое бывает, сэр — ответил главный старшина Локвуд, убеленный сединами морской волк, которому два года осталось до пенсии.

Лейтенант вчитывался в доклад. Буквы расплывались перед глазами, желудок как будто кислотой жгло…

— Черт… Райли, рассчитайте курс перехвата.

— Есть, сэр.

Лейтенант прошел к консоли связи, набрал радиорубку.

— Кто? — спросил он, героически стараясь не зевнуть.

— Джексон, сэр.

— Что там с твоим последним сообщением? Ты хорошо его разобрал?

— Не совсем… передача была неустойчивой.

— Передавали голосом или морзянкой?

— Голосом. И сэр…

— Говори, Джексон.

— Во время передачи я слышал грохот… мне показалось, что это выстрелы.

— Показалось, Джексон?

— Да, сэр, понимаете… у нас рядом с домом, где я вырос, было стрельбище, и сейчас… мне показалось, что то, что я слышал, было звуками выстрелов из ружей двенадцатого калибра, сэр…

Вот черт…

— Джексон, садись на волну и начинай запрашивать. Как только они повторно выйдут на связь, попытайся установить ситуацию. Кто они, сколько их, под каким флагом, что у них произошло, держится ли их судно на плаву и тому подобное. В общем — чем больше информации, тем лучше, ты знаешь правила.

— Да, сэр.

— Сообщай немедленно, как только будет что-то новое.

— Есть, сэр.

Лейтенант сбросил, начал набирать ходовую часть…

— Кто?

— Беринг, сэр.

— Что там у нас с топливом, Беринг? Есть запас?

— Небольшой есть, сэр. На сотню миль хватит. Машина в порядке.

— Готовность.

— Да, сэр.

Лейтенант-коммандер Пармелл разорвал связь — и в этот момент на мостике появился командир корабля, коммандер Мастерс.

— Капитан на мостике! — крикнул главный старшина.

— Вольно…

— Сэр, кажется у нас СОС от гражданских, возможна ситуация с пиратским захватом. Подтверждения нет. Примете командование?

— Никак нет, лейтенант. Мне просто не спится. Командуйте судном.

— Есть. Райли, что там у нас с курсом?

— Рассчитал, сэр. Сто семьдесят, до них около пятидесяти морских миль.

— Боевая тревога! Новый курс сто семьдесят, ход полный. Поднять досмотровую группу и группу воздушного поиска. Готовить вертолет к вылету!

— Сэр…

Лейтенант обернулся — главный старшина протягивал ему небольшую баночку с энергетическим напитком Red Bull.

— Думаю, это будет не лишним, сэр. Выпейте в два приема, а то стошнит…


Колокол громкого боя поднял посреди ночи отдыхающих матросов, чертыхаясь, они влезали в свою форму и бежали по боевым постам. Внештатная досмотровая группа бежала к оружейной комнате, чтобы получить свое оружие — пулемет, карабины М4 и гладкоствольные ружья. В отдельном кубрике — прикомандированные к судну снайперы третьей дивизии морской пехоты проверяли свое оружие, надевали бронежилеты с блоками положительной плавучести — и броня и спасжилет. Они много раз видели явно пиратские лодки и много раз получали приказ "отставить". Теперь, как они надеялись — такого приказа не последует…


Вертолет S-70M, Морской ястреб — раскрутив лопасти на кормовой вертолетной площадке — неожиданно легко пошел вверх в свете прожекторов с МакКейна.

— Отрыв! — крикнул штурман.

— Есть отрыв! Мостик, я Птица, взлетел штатно, прошу разрешения на проведение поисковых мероприятий.

— Птица, я Мостик, отрыв подтвержден, приказываю провести поисковые мероприятия по курсу один семь ноль, глубина поиска до ста морских миль. Предположительное пиратское нападение на крупное судно, действовать согласно ПВБ, как поняли?

— Мостик, я Птица, вас понял, приступаю.

— Птица, я Мостик, удачи вам, отбой.

Вертолет элегантно развернулся и лег на курс сто семьдесят, поднимаясь на высоту полторы тысячи футов, оптимальную для работы нового поискового радара…


На судне было намного больше людей, чем обычный состав команды, пацаны — стояли вместе со взрослыми. Под автоматным огнем с лодки — они выставили посты на равном расстоянии по каждому из бортов. На каждом борту было по одному ружью, чтобы прикрыть место прорыва, остальные — вооружились, кто чем мог. Если пираты набросят кошку или штурмовую лестницу, чтоб проникнуть на палубу — надо было криком подзывать остальных. Пистолет капитана — старый, но надежный и убойный Кольт и аж сто патронов к нему — были последним средством обороны на случай, если кто-то все же прорвется на палубу.

Проблема была в том, что деревянные борта судна — пулю АК-47 не держали…

— Адам! Адам!

Парнишка обернулся.

— Иди в радиорубку! Спроси, что там, какого хрена нет помощи!?

Капитан судна, бывший военный моряк — прекрасно отдавал себе отчет в том, что происходит и хотел спасти хотя бы внука хозяина лодки…

Парнишка обернулся. В руке у него был пожарный багор.

— Со всем уважением, сэр — идите на хрен!

По правому борту громыхнуло ружье — и перебивая его, заговорили автоматы.

— Убили!

Они бросились туда, капитан и подросток.

Капитан разрядил в плюющуюся свинцом темноту всю обойму своего Кольта, после чего взялся оттаскивать стрелка — то ли раненого, то ли убитого. Адам — схватил ружье…

— Нет, Адам, нет!

Один заряд все еще был в стволе, Адам высунулся и выстрелил. В ответ прострочил автомат, несколько трассеров промелькнули над водой и нашли отважного стрелка. Выпустив булькнувшее за борт ружье, Адам свалился на залитую кровью палубу…


Морской ястреб шел быстро и тихо, его было почти не слышно, потому что два года назад его модернизировали, поставив лопасти и хвостовой ротор от Silent Hawk, ударного вертолета спецназа. Прошли и те времена, когда вертолет ночью осуществлял поиск с помощью прожектора. Теперь в распоряжении экипажа — была приборная доска, полностью совмещенная с очками ночного видения и носовая термооптическая камера, способная работать не только со статической позиции — но и при перемещении вертолета со скоростью до ста двадцати миль в час. В транспортном отсеке была установлена универсальная радарная аппаратура, способная как вести поиск надводных целей, в том числе наземных и скоростных, так и принимать и обрабатывать данные с погружаемого магнитометра, буксируемого радара и буев — все это использовалось для слежения за подводными лодками и последний раз использовалось два года назад. На учениях.

Пока что основную работу выполнял бортовой техник на радаре, сообщающий экипажу направление поиска и два морских пехотинца. Снайперская пара морской пехоты США: сержанты Габриэль Ногалес и Марк Прутт. Это был их второй тур к побережью Сомали и оба они считались опытными стрелками, специалистами именно по выслеживанию и остановке моторных лодок. Основную работу делал сержант Ногалес: для ее выполнения он располагал винтовкой Barrett M82, переделанной фирмой Thor специально для использования с вертолета: вместо оптического прицела они поставили коллиматор EOTECH и снабдили винтовку пазами для крепления в стабилизированную турель, позволяющую вести точный прицельный огонь с вертолета. Эта винтовка использовалась не для стрельбы по пиратам — а для гарантированного и надежного поражения моторов их лодок, после чего пираты обычно бросали оружие в воду и поднимали руки. В крайнем туре — сержант израсходовал ровно девять патронов пятидесятого калибра для выполнения своей работы и твердо решил, что с него хватит: по возвращении он собирался потребовать у начальства либо отправки его в Афганистан либо расторжения контракта. Прикрывал его задницу его напарник, сержант Марк Прутт. Неразговорчивый техасец, он был вооружен не карабином М4, а пулеметом M240Е7[28], который он положил цевьем на толстый эластичный шнур, подвешенный в дверном проеме. На этом пулемете тоже был коллиматор EOTECH и лазерный прицел, пулемет был нужен на случай, если пираты начнут обстреливать вертолет. У пиратов были РПГ, и с этим шутить не стоило. За время последнего тура — сержант Прутт не сделал вообще ни одного выстрела в боевых условиях, и его это достало еще больше, чем его первого номера. Он тоже собирался попроситься в Афганистан или подать в отставку к чертовой матери…

Они шли в полной темноте, облачность стояла низко, они шли по самому краю облачности, вертолет немного потряхивало восходящими от нагревшегося за день океана воздушными потоками.

— Как вы, парни? — оператор на миг отвлекся от своего экрана.

— Поссать охота! А так все окей! — ответил ему Ногалес, который был большой балагур и для подтверждения показал ему большой палец…

— Небольшая нестабильность… — как всегда серьезно ответил Прутт, — может, сменить эшелон?

— Эй, Марк, как думаешь, если я сейчас поссу вниз, может, пираты испугаются и свалят, а? — продолжил тему Ногалес.

— Смотри, как бы твоя штука не перевесила. Полетишь вниз, — отпарировал радарный оператор, который тоже был испанского происхождения.

— Я что-то вижу! — вдруг сказал Прутт, — черт, я что-то видел! Прямо на горизонте.

— Что это было, Техасец? — спросил оператор.

— Что-то вроде молнии. Только грозы не хватало для полного счастья…

— Та-а-к… А у меня тоже что-то есть, парни. Прямо по курсу.

То, что увидел сержант Прутт, было шальным трассером. Он просто этого не понял.


У пиратов — один пират был ранен тяжело и один легко. Лодка травила воздух, но пока держала. Легко раненым оказался Аден, сейчас он, отдав автомат с ночным прицелом одному из своих бойцов, ругаясь от боли, вызывал вторую лодку, требуя присоединиться к преследованию. На второй лодке — выполнять приказ не торопились…

В отличие от моторного судна парусник, да еще такой несовременный, не мог предпринимать резкие маневры с целью противодействия абордажу. Пираты неоднократно устремлялись вперед, чтобы под прикрытием огня автоматов высадиться на яхту. Но их снова и снова — встречал огонь. Осатанев, они били на поражение, уже загорелась оснастка — но проклятые англичане не сдавались…


Морской ястреб пикировал на жертву быстро и тихо, пилот выбрал режим наибольшей скрытности и для верности — заходил с подветренной стороны. Для того, чтобы определить цель не нужен был ни термооптический прицел, ни радар — высокая, горящая оснастка деревянного парусника была отлично видна на фоне моря. Равно как и трассеры…

— Что эти ублюдки делают? — непонимающе сказал оператор.

— Они обстреливают парусник, — сказал Ногалес, — это не пиратское нападение. Они просто хотят всех убить.

— Мы должны вмешаться немедленно.

— Стой. Надо связаться с кораблем, запросить санкцию.

— Какая к чертям санкция, эти ублюдки убивают людей!

Сержант Ногалес увидел темную тень лодки на воде, поймал ее в прицел. Немного дожать спуск — и пуля пятидесятого калибра покажет, что в городе новый шериф.

— Мостик, это Птица, у нас тут несколько ублюдков со скоростной лодки обстреливают парусное судно, похоже гражданское. Эти ублюдки не пытаются его захватить, они просто стреляют по нему, чтобы всех убить, как поняли? Сэр, я считаю, что мы должны вмешаться немедленно!

— Птица, повторите, вас не понял. Вопрос — это не пираты, подтвердите!

— Мостик, подтверждаю, это не пираты, похоже это какие-то ублюдки, которые хотят всех убить. Они обстреливают гражданское судно, мы должны вмешаться немедленно, прямо сейчас!

— Птица, мы не можем просто так стрелять, у нас нет санкции, мы вне пределов зоны, обозначенной международным мандатом. Включите прожектор, чтобы их спугнуть.

Эти слова слышали все члены экипажа вертолета.

— Это у парня юмор такой, я не понял, или как? — сказал Техасец.

— Мостик, вас понял, выполняю.

— Птица, морская досмотровая группа идет к вам, она будет ориентироваться по вашему маяку. Не выпускайте подозреваемых из вида!

— Сэр, подозреваемые представляют опасность, они стреляют, чтобы убить!

— Птица, на катере два пулемета, при нападении у них будет возможность защищаться…

Луч прожектора нашел пиратское судно, оно резко сманеврировало и исчезло в темноте.

— Твою мать, я ничего не вижу! — выругался снайпер, засветивший своим очки.

Автоматная очередь с воды — простучала по корпусу вертолета, одна из пуль — влетела в десантный отсек. Ногалес выругался по-испански, вертолет шатнуло.

— Вот черт… Обстреляны с пиратской лодки, повторяю — обстреляны с пиратской лодки. Ублюдки стреляют по нам.

— Птица, вас не слышу, повторите!

— МакКейн, мы обстреляны, несколько пуль попали в вертолет. Повреждения незначительные…

Пираты дали еще одну очередь с лодки трассерами, совсем рядом.

— Да мать твою!

Сержант Прутт поймал мгновение, когда луч лазера смотрел прямо на лодку и нажал на спуск. Пулемет загрохотал непрерывной очередью, перерабатывая ленту и выплевывая пулю за пулей…


Из шестерых пиратов штурмовой группы к тому моменту, как подошла спущенная с МакКейна скоростная лодка — двое были тяжело ранены, четверо — мертвы, лодка и оружие утонули. Техасец отработал на все сто — прицельный пулеметный огонь с вертолета моментально подавил всякое сопротивление. Морской досмотровой группе осталось только попытаться собрать трупы и оказать помощь раненым один из которых был ранен столь тяжело, что скончался при транспортировке на МакКейн.

Сухогруз был хорошо виден радарными средствами МакКейна — но когда у американских моряков высвободились руки для того, чтобы поискать по сторонам — ни сухогруза, ни пиратских лодок, ни самих пиратов — уже не было. Связываться с американскими военными моряками — они не нанимались…

Когда МакКейн подошел вплотную к яхте — пожар был в полном разгаре, справиться с ним удалось только к утру. Яхта осталась на плаву, американский эсминец был вынужден взять ее на буксир и тащить до Гонконга. Пострадавшим так же оказали помощь на борту американского боевого корабля.

Из тех, кто был в ту ночь на яхте — погибли трое пацанов и двое членов экипажа, еще четверо пацанов и семь членов экипажа были ранены, многие — тяжело. Еще один пацан — впоследствии скончался в госпитале в Гонконге от пулевого ранения и серьезных ожогов, полученных в результате пожара.

Сержанта Прутта по возвращении на базу отдали под трибунал за то что без санкции открыл огонь. Состоявшийся через семь месяцев трибунал полностью оправдал его, потому что было доказано, что по вертолету был открыт огонь, вертолет получил незначительные — но повреждения. В этом случае — военнослужащий морской пехоты США имел право и даже обязан был применить оружие без команды для отражения угрозы ему и его сослуживцам.

Единственному из выживших пиратов были предъявлены серьезные обвинения — в убийстве и пиратстве, по законам Китая, где его собирались судить — оба эти преступления наказывались смертной казнью. Великобритания — не потребовала выдачи пирата несмотря на то, что нападение произошло на судно под британским флагом.

Страховая компания отказалась выплатить и страховку за судно и страховку членам экипажа, мотивируя это тем, что столь тяжкие последствия были вызваны прямо запрещенным согласно условиям страховки сопротивлением пиратам. Владелец судна подал на страховую компанию в суд. Его адвокаты заявили, что акт пиратства не установлен, а исходя из того, что произошло, у нападавших было явное намерение убить всех, кто находился в тот момент на судне.

Через несколько дней — в Интернете появилась заметка, написанная какими-то правозащитниками, ее быстро, со ссылкой на интернет-ресурс перепечатали некоторые популярные желтые издания Правозащитники утверждали, что несколько молодые людей, относившихся к "сливкам общества", crХme de la crХme — из хулиганских побуждений решили пострелять по рыбакам, ведущим промысел рыбы в том месте и причиной тому было то, что рыбаки были чернокожими. Подоспевшие же американские моряки — не разобравшись в ситуации, довершили дело. Удивительно — но многие, даже британцы — не вспомнив о погибших на борту Императора Индии пацанах, поверили этому бреду и даже не задались вопросом, а что это за рыбаки такие, что промышляют ночью на скоростных лодках и с автоматами Калашникова.

Шел две тысячи четырнадцатый год от Рождества Христова…

Лондон, Англия Клуб офицеров армии и флота август 2014 года

Клуб офицеров армии и флота в Лондоне является одним из тех мест в мире, где все буквально дышит историей. Этот клуб был основан еще в 1837 году генерал-лейтенантом, сэром Эдвардом Барнсом, патроном клуба стал герцог Веллингтон. Еще с тех времен — закладывались традиции (британцы не могут без традиций), со всех концов света в клуб свозились различные сувениры и сейчас этот клуб, прозванный "старым ковром", да еще Сент-Джеймсский клуб — одно из немногих мест в Лондоне, заходя в которое можно вообразить, что Империя, над которой никогда не заходит солнце — еще жива…

Заместитель министра иностранных дел, член Объединенного антитеррористического комитета Том Молл не имел права переступать порог этого клуба — поскольку не служил в армии и не являлся членом этого клуба. Второе заставляло членов клуба относиться к нему равнодушно, первое — с холодным презрением. Однако, он попросил водителя остановить бронированный по седьмому классу защиты РейнджРовер именно у этого клуба, на Пэл-Мелл и нервно нащупал приглашение, которое держал во внутреннем кармане пиджака. Он многое бы отдал за то, чтобы никогда не переступать порог этого клуба, тем более — с такими целями, но увы. Ситуация была щекотливой, грозила многими осложнениями — потому что убили внука миллиардера, а все, кто знал Джека Герни, мог с уверенностью сказать, что он так этого и не оставит. Правительство же не могло себе позволить скандала и каких-то резких действий прямо сейчас, когда международная обстановка была на опасном пределе — и Молла. Как наиболее близкого к Герни человека из правительства — послали все уладить. Молл был близок не со стариком Джеком, а с его сыном, вместе учились, вместе работали в бизнесе — но это никого не волновало. Если ты член команды — иди и умасливай этих сукиных детей. Более того — Том Молл не раз отдыхал в поместье Герни и деньги на учебу одолжил тоже у старика Джека. Отдать забыл, а старик никогда не напоминал ему про них. Он немало сделал потом для этой семьи… что смог. Но сейчас…

Том Молл предъявил приглашение на входе швейцару. Проскочил вверх за слугой, стараясь никому не попадаться на глаза и смотреть в пол — чтобы не запомнили.

Джек Герни ожидал его в отдельном кабинете — привилегия, которая доступна даже не всем членам клуба. Но старому пилоту, сражавшемуся с Лютфваффе — такая привилегия была предоставлена…

Том Молл набрал в грудь воздуха, как перед прыжком в воду, чтобы войти…

— Мистер Герни, приношу вам свои соболезнования… И не только свои…

Для похода сюда Тома Молла кое-чем снабдили… чем могли. Например, письмами с соболезнованиями. Подписали премьер-министр Соединенного королевства и принц-консорт. Ее Величество подписывать письмо отказалась…

Магнат — презрительно подвинул в сторону два положенных на столик конверта. Сам открыл бутылку с выдержанным виски, разлил по бокалам.

Выпили — стоя. И молча…

— Присядь… — старый Герни показал на стул, — как я понимаю, тебя послали на переговоры, а?

— Не совсем так, но…

— А как?

Заместитель министра иностранных дел не нашелся что ответить.

— Только ничего не предлагай мне, Том, хорошо? В могиле мне это уже не понадобится.

— Мистер Джек, вы должны нас понять. По крайней мере, попытаться понять.

— А ты расскажи. Может, и пойму.

— Сэр…

— Это не мой титул. И я никогда не стремился к нему.

— Хорошо… сегодня утром я был на Даунинг-стрит десять. Премьер заверил меня, что Британия сделает все возможное для наказания убийц. Министерству иностранных дел и Скотланд-Ярду поручено…

— Поручено, Том? — искреннее удивился старик — ты держишь меня за маразматика, или как? Там нет государства, Том! Там некому вручить дипломатическую ноту и требование о выдаче. Ты этого не знал?

— Я это знаю, мистер Джек. Но у нас есть возможности. Просто надо, чтобы ситуация немного остыла. Эта статья в газете…

— Твою мать, Том — с холодной яростью заговорил старик — о чем мы вообще сейчас говорим? Какая к дьяволу статья в газете, а? Пятнадцатилетний гражданский паренек с двумя дробовиками организовал оборону судна, идущего под британским флагом от дюжины обезьян с автоматами. И погиб! В то время — как взрослые мужики поднимают лапки вверх, когда первый же пират ступает на палубу их судна. В то время как наши доблестные моряки, мать их, сдаются врагу без единого выстрела[29]! И ты мне говоришь о статье в газете, мать твою?

— Что ты хочешь?

— Чего я хочу? Чтобы ты вспомнил, мать твою, что такое быть англичанином! Чтобы мы все вспомнили, что такое быть англичанами. Мне впервые за всю свою жизнь стыдно, что я — подданный Ее Величества!

— Я не имею права говорить всего.

— А и не надо говорить, Том! Что-то мы слишком много говорим в последнее время! Надо — делать! Ты не забыл еще, что это такое?

Заместитель министра иностранных дел и одновременно — член совершенно секретного Антитеррористического комитета — чтобы успокоиться, глотнул из бокала, который перед ним стоял и в который был налит добрый шотландский виски без льда и воды на три пальца. Сделал глубокий вдох — и выдохнул.

— Пойми, дело очень серьезное. Очень. Затронуты интересы национальной безопасности. Мы просто не можем себе этого позволить — ни еще одного военного вмешательства ни склоки с газетчиками. Они и так нас на куски рвут после выхода той статьи. И потом. Нормальных доказательств нет, вообще никаких. За руку никого не поймали, эти ублюдки успели скрыться. Мы и так не можем найти страну, которая согласилась бы судить даже явных, взятых с поличным при попытке захвата пиратов. Да, они совершают преступления — но мы не можем бороться с ними преступными методами. Мы — цивилизованная нация и должны соблюдать законы.

— Законы, Том… — сказал старик.

— Да, законы. Какие бы они не были — но законы. Наши законы запрещают похищать иностранных граждан с целью доставки их в суд. Наши законы запрещают внесудебные расправы.

Старик отодвинул в сторону свой бокал, и резко встал.

— Значит, это плохие законы, Том. Извини…

Когда за стариком закрылась дверь — заместитель министра иностранных дел какое-то время молча сидел и смотрел ему вслед, на давно уже захлопнувшуюся дверь. Потом достал сотовый телефон и начал набирать номер. В соответствии с секретными директивами, изданными на основе Акта об антитерроризме, преступности и безопасности 2001 года и касающимися высокопоставленных государственных служащих, имеющих отношение к действиям по обеспечению безопасности и защите секретности — он был обязан немедленно донести…

Не набрав номер до конца, заместитель министра иностранных дел нажал на кнопку отбоя. Бросил телефон на стол, допил то, что было и в его бокале и в бокале его старого друга, к которому он не притронулся. Ему было стыдно, до омерзения стыдно от осознания того, кем он стал и какой он есть…


Через несколько дней — гражданский курьер службы доставки доставил на одну из вилл в центре Лондона большой пакет из крафт-бумаги. В нем был еще один пакет, опечатанный. А в нем — была флеш-карта, на которой содержались все имеющиеся у британской разведки данные на Фараха Шакура и его пиратскую группировку — крупнейшую в регионе…

Воздушное пространство Эфиопии Судный день — 30 июля 2015 года

— Твою же мать… — потрясенно сказал командир самолета…

Ядерный гриб уже успел сформироваться. Он был серо-желым, очень темного оттенка, его цвет постоянно менялся. Судя по его форме — ядерный удар по американской базе в Джибути был нанесен около получаса назад.

— Черт, парни, нам просто неуда лететь, вот так вот, мать твою! Так ведь?

— Заткнись!

— Том, не возражаешь?

Майор протиснулся в кабину. Из всех, кто был на борту самолета — только у него и у командира экипажа был командный опыт, опыт командования людьми. Но опыт американского капитана ВВС, командовавшего только своим экипажем — и близко не шел в сравнение с опытом майора Специальной авиадесантной службы, командира эскадрона[30].

— Сколько у нас топлива. Куда мы сможем долететь?

— Мак, что у нас с топливом?

Второй пилот, меньше всего занятый сейчас из всех — полистал полетный план, подсчитал на карманном калькуляторе.

— Все не так плохо, сэр. У нас осталось пять тысяч триста галлонов, этого хватит чтобы перелететь горы и дотянуть до одной из баз в Саудовской Аравии.

— Если их тоже не бомбят.

Майор толкнул ЦРУшника в бок.

— Том… сделай одолжение… отвали…

ЦРУшник молча вышел из кабины.

— Сэр, кто вы? — спросил командир экипажа, — специальная активность?

— Нечто в этом роде. Майор Хогарт.

— Дженкинс, сэр. Вы англичанин?

— Точно. Решил, что дядя Сэм лучше платит и подался из САС на вольные хлеба… — майор понимал, что сейчас экипажу очень важна уверенность и спокойствие, — если даже базы подверглись удару, все равно мы сможем посадить самолет в пустыне, верно?

— Думаю, да, сэр. Только взлететь не сможем.

— Это неважно. Я выведу вас.

— Давно надо было разбомбить этих бородатых, вогнать атомными бомбами в каменный век. Так их, сукиных детей! — сказал второй пилот.

— А что произошло, ребята? У меня не было возможности выйти в Интернет последние несколько дней — и телевизора в тех местах тоже как на грех не оказалось…

— Многое пропустили, сэр — сказал Дженкинс — в Вашингтоне у Белого дома произошел атомный взрыв. Ничего не говорят, но я слышал, что все правительство погибло. Я даже не знаю, кто сейчас мой Верховный главнокомандующий.

— Пока мы летим, Верховный главнокомандующий здесь ты, Дженкинс — понял? Просто вывези нас отсюда.

— Постараюсь, сэр. Мак, что у нас со связью?

— Ничего хорошего, сэр. Связь с Рейганом то и дело пропадает, ее видимо глушат. И…

Яркая вспышка справа, по правую руку от самолета — беспощадно белым светом высветила кабину.

— Не смотреть! Не смотреть!

Аден… Сукины дети…

— Сэр, приборы отказывают!

— Только не это…

— Четвертый встал!

— Э-эм-и!

Электромагнитный импульс. Страшная вещь, ее недооценивают, но это — один из основных поражающих факторов ядерного взрыва.

— Запускай! Запускай!

— Переходим на резерв — три-два-один…

— Ударная волна!

Ударная волна накатила на них подобно волне цунами, майор схватился за что-то, чтобы не упасть. Остекление выдержало, но самолет затрясло, как в лихорадке было видно, что он не столько летит, сколько сражается с нахлынувшими на него воздушными потоками и вот-вот может сорваться в штопор…

— Второй встал!

Командир чуть отдал штурвал от себя — делать иначе грубая ошибка. Даже рискуя во что-то врезаться — нужно было сохранить скорость самолета. Если, например, в таких условиях взять на себя — однозначно будет срыв и штопор…

— Твою мать, что у нас? Гидравлика! Что с гидравликой!

— Основной контур функционален!

— Электрика!

— Сэр, повреждена!

— Запускай резервную схему! Отключай всех лишних потребителей! Что с движками!

— Сэр, пытаясь запустить четвертый!

— Брось его, он с той стороны! Займись вторым!

Они летели непонятно куда, непонятно, что ждало их впереди. Может быть, склон скалы был не самым худшим их вариантом…

— Какого черта… — в кабину сунулся кто-то из морпехов.

— Вон отсюда! — майор оттолкнул его и захлопнул люк.

— Твою ма-а-ать!

Склон горы стремительно надвигался, это был Йемен, мать его, страна гор и уничтожение Адена, сброшенная туда атомная бомба… боевики в горах узнают об этом в лучшем случае завтра, высокие, идущие гребенкой горные хребты — лучшая защита в таком случае. Рискуя, командир принял на себя — и самолет каким-то чудом проскользнул над горным хребтом, не задев его винтом…

— Сэр… кажется, утечка топлива. Поврежден топливный бак, справа, мы теряем топливо.

— Черт… перекачивай его в основной! Нам нужно все топливо, какое у нас есть!

Они летели над горными хребтами, удаляясь от взошедшего над землей второго солнца. Справа — самолет был закопчен и весь в каких-то лохмотьях, с этой стороны потемнело даже остекление кабины…

— В душу мать… когда кончатся эти долбанные горы…

— Черт возьми, нескоро…

Но самолет, хоть на двух моторах из четырех — все-таки волок их…


Сели легче, чем казалось, намного легче, чем можно было предполагать исходя из произошедшего. Пилоту удалось подобрать место, где барханы были не такими высокими и посадить машину, даже не отломав ей крыльев. Геркулес сел на песок на последних галлонах топлива, немного пропахал брюхом — и замер.

— Вот… черт… все целы?

— Кажется…

Смятый нос Геркулеса висел над барханом…

— Дьявольщина, я жив! Я жив!

— Пока…

Майор — открыл дверь в десантный отсек самолета.

— Все целы?

— Кажется… да, сэр!

— Давайте выбираться отсюда…

Выбив аварийные люки, они выбрались на песок. Небо над ними — было всех цветов радуги, преобладал желтый, белесый и черный…

— Мать твою… — пробормотал кто-то, глядя вверх.

— Нехрен там разглядывать, какого хрена?! — грубовато прикрикнул майор. — Вытаскивайте имущество. Потом сольем остатки топлива, оно нам пригодится!

Если делать что-то привычное и полезное — не думаешь о том, какое дерьмо происходит вокруг…


— Что у нас есть?

— Не так плохо, сэр. Два автомата Калашникова с боекомплектами, одна СВД и один Барретт. Два пулемета у морских пехотинцев, двести сорок девятый и двести сороковой. Восемь штурмовых винтовок. Три штурмовых винтовки у экипажа. Патроны ко всему, как минимум один боекомплект есть ко всему, к пулеметам — два. Четыре галлона топлива. Три радио, считая аварийное. Личное снаряжение морских пехотинцев, они собирались из расчета на один день, но взяли и аварийный комплект. Аварийный комплект выживания самолета.

— Что с водой?

— Меньше галлона на каждого, сэр.

Это было самое плохое. Но по сравнению с тем, что творилось вокруг — приемлемо, если учесть тот факт, что в стандартный курс выживания САС входит отработка навыков по выживанию в пустыне.

Сержант встал с песка. Подошел к морским пехотинцам, кучковавшимся на особенку.

— Кто старший по званию?

Невысокий, похожий на мальчишку морской пехотинец поднялся с песка.

— Я, сэр. Лейтенант Вустер, двадцать шестое экспедиционное соединение.

— Отойдем….

Они отошли в сторону.

— Послушай, лейтенант, — сказал Хогарт, — я не собираюсь претендовать на то чтобы командовать твоими людьми, но сам видишь, в каком мы дерьме. Позволь представиться — майор британской армии в отставке Ральф Хогарт. Двадцать второй полк особого назначения.

— Специальная служба, сэр?

— Она самая. Слыхал?

— Да, сэр… — лейтенант отдал честь.

— Ты так ничего и не понял, парень. Старший по званию ты, я сейчас в отставке. Но у меня есть сколоченная команда, трое в ней — тоже из САС. Есть возможность выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. Тебе не нужен отрядный сержант, парень? Который будет пинать задницы этих дуболомов, пока ты будешь хорошеньким для всех, а?

— Почту за честь, сэр.

— Сделка?

Они ударили по рукам…

— Как бы вы поступили сэр? Я имею в виду, относительно нашего дальнейшего плана действий? Куда бы вы пошли?

— Куда бы я пошел, парень…

Майор задумчиво посмотрел на небо и тут же отвел взгляд.

— Я бы пошел строго на север. У нас есть карта. Для начала нам нужно обзавестись транспортом. А для этого, парень, нам надо выйти к дороге. Потом — посмотрим, что к чему и кто контролирует эту долбанную страну. Исходя из этого будем принимать решения.

— Сэр, северо-восточнее расположены гарнизоны морской пехоты, они охраняют нефтяные поля…

— Черт, парень, а ты уверен, что их не постигла судьба гарнизона в Джибути, а? Одно понятно — сейчас от крупных городов надо держаться подальше.

Морской пехотинец помолчал.

— Как вас зовут, сэр?

— Хогарт моя фамилия, парень. Майор Ральф Хогарт. Хочу сразу предупредить, всяких кличек и переиначиваний имен как у вас принято, я не люблю. Зато благосклонно отношусь, когда меня называют "старина Ральф". Типично английское, верно, лейтенант?

— Верно, сэр. Пойдемте, я представлю вас своим людям.

Они подошли к морским пехотинцам, настороженно посматривающим на чужака.

— Джентльмены, представляю вам нашего нового отрядного сержанта, мистер Ральф Хогарт. Этот человек служил в Специальной авиадесантной службе, и надерет задницу любому из вас, стоит вам только проявить слабость. Поэтому я, мать вашу, не хочу, чтобы кто-то из морских пехотинцев США обосрался перед этим достойным джентльменом, всем все понятно?

Майор подумал, что у лейтенанта большое будущее в качестве офицера. Было бы.

— Да, сэр.

— Дон, я хочу, чтобы ты засунул все свои шуточки и сме…чки в задницу, это ясно?

— Да, сэр, — сказал невысокий морпех.

— Это всех касается, джентльмены.

— Ясно, сэр, — нестройно ответили морпехи.

— В таком случае, сержант сейчас расскажет, что мы будем делать, чтобы выбраться из всего этого дерьма, а вы послушаете, ясно? Сержант, приступайте.

— Есть, сэр…

Майор шагнул вперед.

— Как я понимаю, джентльмены, здесь, передо мной находятся настоящие, крутые мужики, которые за несколько часов до этого проникли в кишмя кишащую исламистами страну, выполнили там задание и потом выжили в авиационной катастрофе, не получив особых повреждений. Поэтому, мне в принципе нечему вас учить, и я не собираюсь это делать. Поднимите руки, кто имел хотя бы один тур в Ирак и Афганистан?

Руки подняли почти все, не подняли только двое. Один поднял неуверенно.

— Что случилось, сынок? — заметил это новый сержант, — это приступ скромности или тебе память взрывом отшибло?

Кто-то усмехнулся.

— Никак нет, сэр, — объяснил морской пехотинец-пулеметчик, — у меня не было ни одного тура в Афганистан или Ирак, но у меня было семь спасательных вылетов в страны, являющиеся враждебными. Из них в трех случаях, эвакуацию пришлось проводить под огнем. Я не знаю, считается это за тур или нет, сэр.

— Считается, парень, очень даже считается. Добро пожаловать в команду. Итак, среди нас только две целки и я уверен, что опытные товарищи возьмут шефство над ними и скоро — они тоже узнают, что такое нажать на курок и убить человека, верно?

— Да, сэр!

— Наша задача — выйти к дороге и реквизировать транспорт. Или просто реквизировать транспорт. У меня нет никакого желания шастать по пустыне сорок лет как Моисей, и я уверен, что у вас тоже нет такого желания, верно?

— Верно, сэр — морским пехотинцам нравился этот обстоятельный, чуть ли не в два раза старше их и обладающий солдатским чувством юмора англичанин.

— В таком случае — идет походным порядком, прикрывая гражданских. Зарядите оружие, джентльмены, я хочу, чтобы оно постоянно было при вас, заряженное и готовое к бою. К черту правила, если нас обстреляют, мы ответим так, что мало не покажется. Только берегите патроны, никогда не знает, когда удастся пополнить запасы, всем ясно?

— Так точно, сэр!

— Предупреждаю насчет воды. Это единственное, чего у нас не так много. Поэтому идем не торопясь и пьем только по команде. Сейчас мы уйдем от места аварии на какое-то расстояние, немного отдохнем и будем идти всю ночь. После чего — днем найдем подходящее укрытие. Если я увижу место, где по моему мнению может быть вода — а в пустыне такие места есть и их немало — я дам вам знать, и мы вместе добудем воду.

Как я уже сказал — идем походным порядком. Моя группа пойдет головным дозором, в ней три человека и у каждого — достаточно опыта. Наша задача — не вляпаться самим и прикрыть гражданских, всем ясно?

— Эй, майор, мы не гражданские вообще то.

Майор повернулся и посмотрел на чернокожего ЦРУшника, который обзавелся автоматом и набил свой рюкзак, наверняка какой-то дрянью.

— Вы гражданские — громко и с нажимом произнес Хогарт — если вы не считаете себя таковыми, джентльмены, значит, вы снимаете с меня и этих парней обязанности защищать вас. А так как вы мне сильно не нравитесь, Маркович, если вы не гражданские — то можете собираться и валить отсюда по-скорому, ясно?

— Вы забываетесь! Вы даже не гражданин США!

Майор сделал несколько шагов, подойдя к ЦРУшнику вплотную. И не ударил его.

— Слушай и въезжай, пока говорю, скотина — сказал он — потому что второй раз я повторять не буду. Я долго мечтал сказать это какой-нибудь твари типа тебя, мистер Джеймс Бонд сраный. Долгими годами такие ублюдки как ты говорили, что мне делать. Кто друг, а кто враг. Но теперь — все это кончилось нахрен. И несмотря на то, что я не знаю, подохнем мы завтра или останемся жить, я никогда не чувствовал себя лучше, чем теперь, сукин ты сын. Автомат в руках, хорошие парни рядом и нет за спиной ублюдка с грязными делишками, грязными мыслишками, имеющего ответ на любой вопрос и готового всадить нож в спину, как только ты отвернешься. Добро пожаловать в новый мир, мистер ЦРУ! Не знаю, каким он будет — но такому дерьмецу как ты там места не будет точно…

ЦРУшник не нашелся что ответить.

— Ты теперь старший по своей группе. Не хочу ничего знать, что у вас делается, но я выведу и вас. Соберите все оружие и снаряжение, которое пригодится в долгом походе. И выкинь нахрен все бумаги, какими ты набил свой рюкзак, потому что они сейчас стоят меньше бумаги, на которой они напечатаны. Хотя… если хочешь, то можешь их нести. Костер тоже надо чем-то разжигать, да и ж… подтереть они сгодятся. Через десять минут быть готовым к движению.

Майор пошел к своим людям, чтобы сформулировать задачу для них.


— Контакт, сэр, — раздалось в рации, — около трехсот ярдов.

Майор сделал знак рукой — и морские пехотинцы присели, готовые к бою, стволы развернулись елочкой, готовые ответить на угрозу с любого направления.

— Что там?

— Три легких внедорожника, на одном пулемет. Вооруженные люди… на исламистов не слишком то похожие.

— Оставайся на месте. Не обнаруживай себя. Иду к вам…

Майор скользнул по песку к морским пехотинцам, объяснил ситуацию. Поставил задачу на скрытное развертывание временного пункта обороны. Потом — где ползком, где перебежками — двинулся вперед.


САСовцы заняли наблюдательный пункт на гребне бархана. Стю уже развернул винтовку.

— Что там у нас?

— Не знаю, сэр. Но мне кажется, что это похоже на нашу группу дальней разведки, если хорошо посмотреть…

Майор принял бинокль.

Высохшее русло реки. Три автомобиля, стоящие "звездочкой", так чтобы можно было и быстро смотаться, не мешая друг другу и быстро ответить на огонь с любого направления.

Люди. Одеты как арабы, но… очень хорошие ботинки. Даже можно сказать — чертовски хорошие ботинки. Конечно, после Ирака современные армейские ботинки в этом регионе не редкость — но все же они есть не у всех. Оружие — по крайней мере то, что видно — русское, автоматы АК. Низ лица у всех прикрыт шемахами, но видно — бородаты…

Бесшумная пуля ударила совсем рядом, чуть ниже, вздыбив вихрь песка, который попал в лицо англичанам. Ослепленный песком, майор покатился вниз, от гребня.

— Не стрелять! Не стрелять! Не стрелять!

Стю скатился рядом, прижимая винтовку.

— Сукины дети! У них снайпер!

— Урок тебе на будущее, Стю.

Заработала рация — видимо, морские пехотинцы поняли, что случилось.

— Ответь.

— А вы что собираетесь делать, сэр?

Майор встал на ноги. Достал из кармана не слишком чистый белый платок, встряхнул его.

— Пойду к ним. Это группа дальней разведки. Наши или американцы. И знаешь, что? Они добывают воду…


У самого гребня бархана майор нацепил белый платок на ствол автомата и какое-то время тряс им, чтобы не приняли за "того самого ублюдка". Потом осторожно пошел вперед. Он знал, что даже если это настоящие бедуины — они не сразу станут стрелять. В отличие от американцев, к британцам у бедуинов было довольно приличное отношение…

Бородатые люди с автоматами смотрели, как вооруженный человек спускается к ним с бархана. Они не стреляли, а кто работал — тот продолжил работать. Очевидно было, что группа слаженная, боевая…

— Ас салам алейкум, — подойди ближе, поздоровался майор, — мир вам.

— Ва алейкум ас салам, — откликнулся один из бородачей, — кто ты — мирный путник или презренный харбий[31], да будет проклято имя его и имена всех его потомков?

— Не так давно я и впрямь был харбием, — откликнулся майо, р — но сейчас я здесь лишь потому, что мой самолет потерпел катастрофу не так далеко отсюда. Мне и моим людям нужна вода.

— Вода нужна всем… — сказал бородач, — что же касается тебя и твоих людей, скажи мне, где они воевали?

— Афганистан. Ирак. В Ираке у меня — четыре тура…

Бородач отстегнул шемах и стало понятно, что он — обросший бородой европеец.

— В таком случае, ты мой брат. Скажи — а такие слова, как чарли-чарли-ноябрь, тебе ничего не говорят, а?

— Это позывной штаба ублюдков, которые ничего не делают как надо и нам постоянно приходилось из Басры лететь на север, чтобы вытереть им задницу…

Бородач засмеялся.

— Вот сукин сын… Ты значит, из САС?

— Черт бы тебя побрал…

Майор шагнул навстречу американцу — и они крепко, до хруста костей обнялись…

Пакистан, близ Исламабада База ВВС Чахлала Весна 2013 года

Американская система власти — как и американская система существования и построения жизни — она и гениальна и порочна одновременно. Все это — в зависимости от того, кто и как строит жизнь — и в бытовом смысле и в политическом.

В начале двадцатого века — Соединенные штаты Америки из захолустья, места куда ссылают преступников — превратились в первую сверхдержаву мира. Практически в это же самое время — страны Латинской Америки практически из равных стартовых условий (а в Аргентину ехало не меньше эмигрантов, чем в США) превратились в этакую клоаку, где ничего не делается так как надо, где недовольны все — но никто ничего не может сделать. Этот опыт — надо изучать, чтобы понимать, куда нам идти.

Американская политическая система гениальна тем, что она позволяет делать то, что тебе выгодно и не отвечать за ошибки и обязательства предшественников. Это были обязательства предыдущей администрации — в начале двадцатого века, во время господства абсолютных монархий это было ново, необычно и крайне выгодно. Но для того, чтобы это работало — нужно единство в элите и нужна стратегическая цель, цель не на один год, ни на четыре и не на восемь — а на десятилетия, цель, к которой разные представители элиты могли бы вести страну, сменяя друг друга у руля, анализируя деятельность предшественников, отвергая обязательства, которые в данный момент невыгодны и принимая те, которые выгодны. Если цели нет и единства нет — то все это превращается в бессистемное шараханье по сторонам, ситуативное реагирование, совершенно убогую и глубоко ошибочную, вторичную политику. Именно ту, которую Америка демонстрирует сейчас.

Крайне важен капитализм и понятие "победитель получает все". А так же демократия. Все это — в Америке глубоко мутировало на протяжении последних тридцати лет, превратившись, по сути, в свою противоположность. Жесткий капитализм, когда сотни, тысячи, десятки тысяч человек работают не на государство, а на хозяина, главу фирмы, собственника — подменился социальным капитализмом, когда все больше и больше компаний стало принадлежать пенсионным фондам — учителей, врачей, государственных служащих и так далее и тому подобное. То получилось в итоге совершенно разные цели. В итоге: место хозяина заняли сразу двое — наемный топ-менеджер и управляющий акциями. Хозяин — заинтересован в долгосрочном развитии и процветании фирмы, он вкладывает деньги в долгосрочные проекты потому, что это будет принадлежать ему, а позднее — его детям. Наемный менеджер заинтересован в собственном вознаграждении, в компенсационном "золотом парашюте" если он решит увольняться и в красивом отчете для акционеров. В том же самом заинтересован и управляющий акциями — ему нужен высокий курс акций на бирже чтобы иметь возможность производить выплаты. Так — "социализм по-американски", передача значительной части предприятий в собственность миллионам людей труда — буквально за поколение привели экономику на грань катастрофы. Как это и бывает всегда при социалистических экспериментах: без хозяина, человека, утверждающего и поддерживающего здравый смысл и цели любое коммерческое предприятие нежизнеспособно.

Примерно то же самое происходило и с демократией. Демократия — это власть большинства, при этом принцип "победитель получает все" предполагает, что проигравшему, меньшинству не достается ничего, и оно должно принять волю большинства, победителя. Чудовищно извратив этот принцип понятием "толерантность" и "общественный компромисс", провозгласив примат прав меньшинств — педерастов, негров, матерей-одиночек, свихнувшихся на толерантности — над правами большинства власти Соединенных штатов Америки получили в итоге безумный в полном смысле этого слова балаган, при котором общество дробится на мельчайшие страты и никакого общественного единства быть не может в принципе, где правительству приходится искать способ как наиболее безболезненно удовлетворить взаимоисключающие требования меньшинств вместо того, чтобы проводить в жизнь волю большинства, которое его и избрало, где невозможна никакое осмысленное движение к цели. Америка вступила на путь, ведущий в пропасть и никакие судорожные телодвижения — не могли ничего изменить…


На выборах двенадцатого года в Соединенных штатах Америки сменился президент.

Этим самым — в очередной раз удалось канализировать растущее недовольство американских граждан и избирателей и получить шанс хоть что-то исправить. Маятник — резко качнулся вправо, к власти пришла правая и даже крайне правая команда, пообещавшая восстановить американские позиции в мире. Снова взялся на перо американский певец военной мощи Томас Клэнси — а это значило, что Империя собирается для броска…

Одним из первых внешнеполитических шагов новой администрации — было полностью замораживание военной и антитеррористической помощи Пакистану.

Это было одним из коньков предвыборной программы республиканцев, об этом же писал Томас Клэнси. Ситуация с военной помощью Пакистану в последнее время напоминала какой-то немыслимый еще несколько лет назад сюр. В двухтысячном году — пакет военной и антитеррористической помощи был частью крупной сделки Вашингтона с Исламабадом, касающейся ситуации в регионе. Талибан был проектом пакистанской разведки — и Пакистан получал помощь за то, что обязывался не оказывать никакой помощи Талибану в то время, как в Афганистан будет входить американская армия. Помощь эта нужна была правительству Первеза Мушаррафа и потому, что он отчетливо понимал: разбитые исламские экстремисты отступят из Афганистана в Пакистан и создадут проблемы уже у него в стране — а он пришел к власти в результате переворота и сидел, что называется, на пороховой бочке. Эта сделка сработала с самого начала и работала до середины нулевых, до тех пор, пока Америка не озаботилась проблемами демократии в Пакистане и одновременно — не показала свою слабость и неспособность навести окончательный порядок ни в Ираке ни в Афганистане. На Востоке показывать слабость смертельно опасно: здесь тебе не помогут, не протянут руку, здесь — добьют. В результате, когда стало понятно, что угроза нанести удар по Пакистану (а в две тысячи первом именно этим запугали Мушаррафа) невыполнима — договоренности были мгновенно пересмотрены. В спецслужбы вернулись создатели Талибана, из тюрем тайно выпустили опаснейших боевиков, в Зоне племен при полном попустительстве правительства были созданы лагеря подготовки боевиков. Количество перешло в качество в восьмом — именно тогда началась эскалация насилия в Афганистане, и она с тех пор не прекращалась. Попытка заменить нелояльного Мушаррафа провалилась — исламисты обыграли американцев, убив на митинге их кандидата — Беназир Бхутто. И с тех пор — у власти было слабое, коррумпированное гражданское правительство, которое простор боялось связываться с откровенными террористами.

Новым коньком американской внешней политики должна была стать Индия. Из захолустья, поддерживаемого Советским Союзом, как и все захолустья мира (хинди руси бхай бхай) она превратилась в конкурента Китая и локомотив развития в этом регионе мира. Несколько прошедших военных тендеров — Миг-29 проиграл Рафалю, Ми-28 проиграл американскому АН-64 Апач показал, что индийское правительство усиленно ищет новых партнеров и готово отказаться от тесного сотрудничества с Россией. Для американцев это был беспроигрышный вариант: и конкурент Китаю и главный враг Пакистана, почти обреченный находиться на антиисламистских позициях из-за проблем в штате Джамму и Кашмир. Не успел (точнее не успела) новый президент принести клятву верности американскому народу — как в Дели уже полетели гонцы. С населением в миллиард с лишним человек — Индия могла выделить огромные контингенты для поддержания мира на Востоке — и она точно так же была кровно заинтересована в бесперебойных поставках нефти, как и сами США. Индия стояла перед проблемой коренного перевооружения армии, создания оборонного комплекса мирового уровня, создания целых подвидов вооруженных сил, таких как атомные подводные лодки — носители крылатых и баллистических ядерных ракет. Все это — сулило золотой дождь американскому оборонному комплексу при правильном розыгрыше имеющихся карт. Сменив администрацию — американцы вступили в игру жестко и решительно, сразу пытаясь сорвать джек-пот. Именно в пользу Индии — демонстративно были перераспределены финансовые средства, ранее предназначавшиеся Пакистану. На тайных переговорах в Дели речь шла о немыслимых ранее предложениях: немедленная передача двух наиболее старых авианосцев типа Нимиц — самого Нимица и авианосца Дуайт Д. Эйзенхауэр, вместе с временной арендой их авиакрыльев до тех пор, пока фирма Боинг не изготовит новые самолеты под этот заказ и с рассрочкой платежа на двадцать лет. Да… это тебе не Россия, где на верфях бросают работу на полдороге и честно глядя в глаза заказчику говорят, что полностью работа обойдется вдвое дороже… нет, это не Россия. Кроме того — американцы намекнули, что речь может идти и о продаже американских подержанных субмарин класса Лос-Анджелес, переделанных под стрельбу крылатыми ракетами, в том числе с ядерным зарядом… это было грубейшим нарушением сразу нескольких международных договоров и серьезным нарушением баланса сил в регионе: с двумя авианосцами по девяносто тысяч тонн каждый и АПЛ класса Лос-Анджелес Индия становилась едва ли не второй по мощи морской державой мира после США. Но данные "воспитательные меры" были предназначены и для Пакистана. Несмотря на то, что устроившие "ноябрьский Тет" банды откатились из Афганистана в Пакистан, потеряв значительное количество живой силы — силы у Пакистана все еще были. После того, как до американского посла в Исламабаде довели информацию о том, что Пакистан готов закрыть все тайные и явные американские военные базы в стране, выдворить дипломатов, дать полный ход сотрудничеству с Китаем в вопросе базы ВМФ Гвадар и даже передать бандформированиям в Афганистане портативные ракеты земля-воздух для атак американцев — стало понятно, что нужно договариваться…

Когда отставной (кстати, в США такого понятии нет, есть действующий президент и есть просто президент) президент Соединенных штатов Америки Билл Клинтон крайний раз бывал в Пакистане с полуофициальным визитом — его привезли на частном самолете и провезли с базы Чахлала в Исламабад на неприметной бронированной машине. Сейчас, в тринадцатом — для американцев смертельно опасным был даже такой способ посещения Пакистана. Антиамериканизм, ненависть к Америке стала религией большей части страны, значительная часть ее территории, особенно на севере и западе не контролировалась федеральным правительством, немногочисленные журналисты и сведущие люди, возвращаясь из этих мест, приносили неутешительные вести. В сельской местности абсолютно все люди, с первого и до последнего человека являются исламскими экстремистами и сторонниками Талибана, пятилетние дети на вопрос, кем ты будешь когда вырастешь с гордостью отвечают — шахидом. Ненавидели американцев и многие из пакистанских силовиков, а без их осведомленности даже тайный визит был невозможен… проговориться при встрече с осведомителем из радикалов — и террористическое нападение неизбежным. В результате чего — договорились встретиться на базе ВВС Чахлала, в которой был и гражданский сектор, исполнявший роль международного аэропорта для столицы страны Исламабада. Это кстати было не случайно сделано: военный и гражданский аэропорт на одной территории и не зря каждое правительство это поддерживало. Просто все понимали, что рано или поздно из взбунтовавшейся страны придется бежать — и аэропорт должен быть под контролем военных, чтобы успеть это сделать…

Москва, Кремль 29 июля 2015 года

В городе с гордым названием Москва, в самом его центре, на реке с одноименным названием — стояла сложенная из красного кирпича крепость. Внутри крепости, которую знала вся огромная, расположенная на одиннадцати часовых поясах страна — был построенный много позже самой крепости и непоправимо изуродовавший ее дворец. Во дворце — был этаж, подняться на который можно было, лишь миновав пять рубежей охраны и, пройдя через два детектора — один на любые посторонние предметы, другой на взрывчатку: привилегию проходить все детекторы без досмотра имел только один человек и его охрана. На этаже — был кабинет, в котором когда то сидел заведующий сектором ЦК КПСС, среди своих он назывался "дубль", потому что дублировал основной кабинет. В этом кабинете — сидел за столом, обхватив голову руками человек в костюме, пошитом в спецателье — он одевался подчеркнуто скромно, патриотично — хотя шили ему из самых дорогих тканей, которых только были, в них были вшиты специальные нити для дистанционного сканера — на всякий случай. Узнав про нити — человек сильно ругался и говорил, что, наверное, из-за них у него не унимается головная боль. Хотя все, в том числе и он сам понимал, что это не так — поводов для головной боли у него хватало.

Владимир Анатольевич Быков, президент (точнее — и.о. президента) разваливающейся, распадающейся как гнилая ткань под пальцами страны сидел и думал. Нет, не над тем, что делать дальше. А над тем — какого черта он тогда согласился въехать в этот кабинет.

Его учитель и политический крестный отец переиграл его даже здесь. Будь он проклят…

Он не понимал, что происходит — и это было самое страшное…

Он рос в хорошей, интеллигентной семье, в политику идти совсем не хотел. Закончил юридический факультет ЛГУ, остался там же преподавать, став одним из самых молодых преподавателей в его истории. Студенты, а особенно студентки — валили на его лекции и семинары валом. И черт его дернул тогда принять предложение стать министром юстиции России.

Он честно старался, чтобы все было лучше, никогда не хотел зла и ни одно свое решение не принимал так, чтобы умышленно навредить, кому бы то ни было. В отличие от своего политического крестного отца, который и перетащил его в Москву — над ним не довлела тень крушения великой Империи, он не считал ее распад — крупнейшей геополитической катастрофой двадцатого века. Он был специалистом по римскому праву (и не только), изучал историю Рима, его взлета и падения, и отсюда был его взгляд на это событие: СССР больше нет, с этим ничего не поделаешь и ничего не изменишь, надо просто двигаться дальше. Он считал, что Россия более чем жизнеспособна и без воспоминаний о могуществе Империи, она жизнеспособна как одна из стран — членов Евросоюза, как равноправный член содружества свободных и демократических государств и в этом качестве должна развиваться. Россия вполне конкурентоспособна, она обладает первой в мире территорией, всеми видами природных ресурсов, огромными возможностями по части сельского хозяйства, все еще крайне изобретательным, способным подковать блоху, изобрести то, что никогда никто и представить не мог, народом. Значит — Россия может и должна сотрудничать с Западом. Такую политику он проводил все время пребывания на посту главы государства, ради этого — Россия подала даже заявку на вступление в НАТО. В двенадцатом, когда он шел на выборы — в неофициальной беседе вице-президент США заверил его, что США будут содействовать вступлению России в НАТО, потому что понимают — без России никакая система безопасности не будет полной, равно как не будет и самой безопасности — ни против Китая, ни против агрессивного исламского мира.

Проблема была в народе.

Дело было в том, что он не совсем понимал народ. Он привык к интеллигентному окружению, не служил в армии, в ЛГУ был уважаемым человеком. Побывав на стажировке в Германии, он решил, что именно такую модель общества и нужно создать в России. И ко второму году своего президентского срока убедился — что это невозможно.

Проблемы были с двух сторон. Русское население вымирало. От пьянства, от катастроф, от убийств — надо было что-то срочно делать, иначе могло получиться так, что страна исчезнет сама собой, безо всякой войны. По совету американских аналитиков — он попытался привести иммиграционное законодательство к цивилизованным стандартам, чтобы мигранты ехали в страну и здесь не испытывали проблем. Но привело это лишь к тому, что коррумпированные чиновники стали прописывать за взятки мигрантов в чужие квартиры. Хотели как лучше — получилось как всегда, убийственная формула, буквально довлевшая над ним все его президентство.

Он хорошо помнил один эпизод. Как-то раз он зашел в Интернет — под чужим логином, естественно и зашел на сайт, посвященный проблемам нелегальной миграции. То, что было там написано — было конечно ужасно, но он попытался выступить и разъяснить тем, кто там собрался, что именно он хочет сделать. Закончилось все тем, что его обхамили и забанили — но он запомнил один ответ и в последнее время возвращался к нему все чаще и чаще. Это был едва ли не единственный цензурный ответ на его разъяснения, потому-то он так и врезался в память. Человек, логина которого он не запомнил, написал, что "чурок" — так на этом форуме называли мигрантов — невозможно окультурить, потому что они происходят из другого общества, причем общество это так далеко от нашего — что это две разные цивилизации. Единства и братства народов, или хотя бы совместного сосуществования как в США не получится, потому что все мигранты — мусульмане и происходят из общества-семьи, в то время как мы — христиане и индивидуалисты. Двойное несовпадение обрекает нас на поистине цивилизационные противоречия и потому — Соединенные штаты России — это утопия, которая никогда не может быть реализована. Возможно либо жестко закрыть границы, либо принять на себя роль этаких цивилизаторов, цивилизующих отсталые народы с помощью хлыста и пулемета Максим. Все остальное, в том числе и то, что он провозглашает — есть обман самого себя и рано или поздно он закончится катастрофой.

Служба безопасности Президента потом пыталась найти этого пользователя — не наказать, нет, Президент хотел тайно встретиться с ним и поговорить, как с оппонентом, чтобы что-то попытаться понять. Не нашли.

Потрясением, буквально разрушившим всю его картину мира — было нападение НАТО на Украину. Верховодила Польша… во всех кампаниях против России это государство — всегда на первом месте. Сначала — братья, потом кое-кто похуже. Владислав Кокорский, бывший министр иностранных дел страны, ныне — президент Польши, ставший им после ухода последнего из двух братьев. Когда СВР положило ему на стол досье на него — он ужаснулся. Учился в Оксфорде, после окончания — стал "независимым журналистом", в восемьдесят седьмом году проник в Афганистан с территории Пакистана. По данным СВР — завербован британской разведкой еще в университете, в Афганистане занимался шпионажем, передавал разведданные в Лондон и организациям моджахедов, возможно даже воевал на стороне моджахедов. Ультраправый, по взглядам почти фашист, к России испытывает почти звериную ненависть. Связан со всем политическим истеблишментом Запада, помогал Польше вступить в НАТО, имеет связи с миллиардерами, с Бильдербергской группой. Его неофициальных связей — оказалось достаточно, чтобы была нагло проигнорирована позиция России, крупнейшего по территории государства мира, сверхдержавы. По сути — один человек, министр не самой сильной страны — переиграл его, тогда еще председателя правительства России.

Будь оно все проклято…

В его понимании — обо всем можно было договориться. Если ты прав — то любого можно убедить в своей правоте, подобрав достаточно аргументов — а в подборе аргументов умения ему было не занимать. Несколько раз — он давал ясные и четкие сигналы "я свой" — начиная от пересмотра дела ЮКОСа и заканчивая сдачей Ливии и отказом от использования права "вето" в Совете безопасности ООН. По требованию американцев он отказался от программы грандиозного перевооружения русского флота — вместо восьми ударных авианосцев, сведенных во "флот Открытого моря" — должно было быть всего три, причем их строительство переносилось на 2016–2024 финансовые годы. Он четко понимал, что Россия — это часть Запада и раз за разом давал это понять в своих выступлениях. Но когда пришла пора выбирать — западные элиты в мгновение ока отказались от прежних договоренностей, от перспективы единой Европы от Лиссабона до Владивостока, променяв прочный мир с Россией — на посулы и интересы каких-то польских авантюристов.

Как это часто и бывает — грешник стал самым ревностным из верующих. Обиженный, оскорбленный, не понятый до глубины души — президент Быков за последний год объявил о начале самой масштабной работы по перевооружению армии и флота, в чем-то превосходящей даже планы, которые строились на пороге десятилетия. Строительство авианосцев оставалось планами шестнадцатого финансового года и далее — но их снова было восемь. Начались масштабные инспекции по отстойникам для техники: Т72 первых выпусков и даже Т80 — везли на танкоремонтные заводы, спешно восстанавливали, как только можно. Было объявлено, что у России есть тактические ядерные боеголовки, установленные на крылатые ракеты, в том числе базирующиеся на автомобильных полуприцепах, замаскированных под обычные. Вот только — было уже поздно.

Страна разваливалась, разъезжалась под руками — и он это хорошо понимал, потому что был неглуп. Польское вторжение на Украину и гибель Черноморского флота — в который уже раз — была водоразделом. После него русские, граждане России поняли одну простую вещь.

Государство не способно их защитить.

А если государство не способно их защитить — значит, такое государство просто не нужно. Вот так просто.

И теперь — он отчетливо это понимал — он был президентом "мкадья". Не России — а именно мкадья. Зловещий термин "замкадье", равно как и циничная шутка "за МКАДом жизни нет" оказался палкой о двух концах. Сейчас — в замкадье выстраивалась иная, непонятная обитателям "мкадья" жизнь — чуждая, зловещая, пропитанная насилием, недоверием к власти, самоорганизацией. Последнее было особенно страшно — люди сами брали в руки оружие, казаки договаривались с командованием расквартированных в регионе частей о совместных действиях, самозваные дружинники патрулировали улицы, приехавший на завод "хозяин" мог оказаться перед вооруженными людьми, охраняющими завод. Это не значит, что завод переставал работать, просто перед обитателями МКАД ставили простую дилемму. Либо ты играешь по нашим правилам — либо ты вообще никак не играешь. А по нашим правилам — прибыль в оффшорки не выводишь, платишь налоги в пользу региональных властей — федералам можешь не платить, хрен с ними, пусть сами разбираются. Плюс — отчисляешь деньги на развитие территории в специальный фонд — не большие, но и не маленькие. За это — ты можешь работать и дальше, и посылать всех, кто пытается с тебя что-то взять, включая милицию. Нет — продавай завод, если сумеешь и у…вай…

Насилие, кровавые стычки с "инородцами", с этническими группами и общинами — стали для замкадья нормой. На юге — людей убивали прямо на улицах…

Желая отвлечься от тягостных, черных мыслей — президент открыл красную папку с надписью "Документы на подпись Президенту Российской Федерации", начал машинально перебирать листы. Первым — попался указ о присвоении звания "Народный артист России" новому певцу — трансвеститу. Ну и кому это сейчас надо…

Зазвонил телефон — коротко, резко. Президент посмотрел — не вертушка, местный. Ну и хрен с ним. Нет его!

Телефон продолжал звонить. Потом — умолк.

Президент попытался сосредоточиться на текущих делах. Так надо все-таки присваивать звание народного артиста России трансвеститу? Или все же не стоит дразнить гусей? На том же юге — одного певчину стащили прямо с трибуны, раздели догола, вымазали дегтем, обсыпали перьями, с криками "кукареку!" протащили по улицам и вышибли из города.

В дверь постучали. Президент недовольно поднял глаза, увидел просунувшегося в дверь личного референта.

— Владимир Анатольевич, вас. Супруга. По-городскому…

О господи…

— Не мог сказать, что меня нет?

Референт сделал страшные глаза и такой жест, из которого президент понял, что супруга ругается и хамит. Сколько раз он говорил ей, чтобы она прекратила свои хабальские выходки. Слава по всей Москве идет!

— Хорошо, я возьму.

Трубка звякнула один раз, президент взял ее.

— Лидия, сколько раз я тебе говорил…

Вопреки распространенному заблуждению — сотового телефона у Президента не было, равно как и мобильного коммуникатора и Iphone. Точнее — они у него были, но он никогда не звонил по ним и ему невозможно было позвонить по мобильному. Кабинет Президента Российской Федерации был защищен от всех видов прослушивания, а сам президент никогда не имел при себе никаких устройств, которые не были бы изготовлены непосредственно или под контролем Службы специальной связи и информации ФСО России. Носить с собой подаренный Iphone, тем более звонить по нему — это верх глупости, президент и так обеспечен всеми видами специальной связи, стационарной и мобильной.

— Ты телевизор смотришь?

— Вот мне только и дела есть, что телевизор смотреть! — психанул президент.

— Не кричи! — моментально завелась и жена, — ты знаешь, что Пакистан на Афганистан напал? Твои алкоголики тебе не доложили?

Господи боже…

Президент бросил трубку на рычаг, подвинул к себе ноутбук, забарабанил по клавишам. Телевизор у него в кабинете тоже был, довольно приличный, Сони с экраном сто два дюйма — но он предпочитал узнавать новости по Интернету. Привычно отбарабанив Rambler в поисковой строке, он вышел на сайт новостей…

Части пакистанской армии продвигаются по направлению к Кабулу. Ожесточенные бои на Первом национальном шоссе

ВВС США подтвердило потерю пяти боевых самолетов и одиннадцати других летательных аппаратов в небе Афганистана.

Представитель Китая в ООН отказался прокомментировать слухи о том, что в авангарде наступления на Афганистан — кадровые части китайской народной армии.

Ранее поступившее сообщение об оставлении Кандагара не подтвердилось, бои идут на подступах к городу.

Пресвятой господь…

Президент посмотрел на часы. Потом — на сообщения. С момента появления в Интернете первого сообщения — прошло чуть больше двух часов.

Уму непостижимо. Два часа идет война, а ему никто еще не доложил. Так на Россию нападут — а он знать ничего не будет…

Президент нажал кнопку вызова референта…

— Собирайте Совет безопасности немедленно! Где Томашевский? Немедленно найдите его… нет, сначала по телефону. Собирайте всех, где бы они ни были.

— Господин президент, министр обороны… — референт сконфуженно замолчал.

Президент понял, что он хотел сказать. Уехал в заповедник охотиться. То есть — пьянствовать и б…ствовать со своим окружением.

— Позвонить охране, пусть берут его за шкирку, какого угодно и сюда!!! — заорал президент, — всю Россию пропили!

— Есть! — струхнул референт, он никогда не видел шефа таким, — разрешите…

— Иди!

За референтом закрылась дверь. Президент снова забарабанил по клавишам ноутбука, открывая окно за окном. Он свободно владел английским и переходил с сайта на сайт, пытаясь из сообщений новостных агентств сложить какую-то картину.

Какого черта Пакистану нападать на Афганистан вообще? Они что — совсем? Там же американские части… кто-то из Восточной Европы, кажется, остался еще. Там не меньше пятидесяти тысяч американцев, они же их в порошок…

Звякнул телефон, вертушка, президент взял трубку.

— Господин президент, начальник генерального штаба, генерал армии Томашевский на линии — доложил референт.

— Соединяйте.

Звякнуло, потом донесся голос Томашевского:

— Начальник генерального штаба, генерал армии Томашевский у аппарата.

По голову генерала армии Томашевского президент понял, что и этот — пьян. Уже с утра…

— Вы пьяны? — сухо осведомился Верховный главнокомандующий.

— Никак нет!

— Вы знаете о том, что Пакистан и возможно Китай напали на Афганистан?

Томашевский об этом ничего не знал. Не был он и пьян, по крайней мере, по своим меркам. Вот вчера он заложил за воротник, это да. А сегодня — только похмелился еще…

— Так точно! — бодро отрапортовал он, — я как раз хотел…

— Поздно! — снова закричал Президент, — поздно хотели! Два часа назад сообщения появились, по всем новостям это идет! Чем вы там вообще занимаетесь!?

Томашевский был кадровым офицером, пусть далеко не лучшим — и криком начальника его было не смутить.

— Мои аналитики готовят материал, товарищ Верховный главнокомандующий — на это нужно время и…

— Немедленно в Кремль, — приказал Президент, немного поостыв, — я собираю Совет безопасности, Ваше присутствие обязательно. Доложите по ситуации. Все!

Сколько же можно… В последнее время все как с цепи сорвались… министр экономики совсем спился, готовый кандидат в вытрезвитель. Пьют и пьют… Уволить что ли… всех, чтобы остальным неповадно было.

А где других брать?

Звякнуло — линия разъединилась, на линии снова появился голос референта.

— Господин президент, по какой схеме собирать Совет безопасности?

— Только силовиков, — бросил Президен, т — остальные подъедут хорошо, нет — и не надо…

Только еще МИДовских причитаний не хватало…

Снова Президент обратился к компьютеру, к новостным сайтам. На Ютубе уже были ролики, но из них не было понятно, какого черта вообще происходит. Зато были ролики — вырезки из новостных лет. Президент просмотрел несколько…

Похоже, что и самом деле, начинается война. В одной передаче сказали, что среди наступающих есть части китайской армии, в других — об этом ничего не было сказано. Но во всех — сказали, что над Афганистаном идут воздушные бои, потери есть с обеих сторон.

Как ни странно — президент почему-то почувствовал облегчение. Раз война начинается там — значит, не затронут Россию. НАТО вляпалось всерьез и надолго…

Только бы удержаться. Только бы не влипнуть. Все нулевые годы — выиграли почти с сухим счетом только потому, что нигде не влипли, отсиживались в стороне, пока НАТО громило то Ирак, то Афганистан, то Ливию, то Сомали, делая все хуже и хуже себе же самим. Только бы и сейчас — отсидеться…

Но червячок, неприятный такой маленький червячок — свербил в голове — нет, не отсидишься. На сей раз — никто не отсидится…


Первыми приехали те, кто находился в Москве — глава правительства Мурдин, министр по чрезвычайным ситуациям Бадаев, директор ФСБ Степанишин, директор СВР Палощук. С последним — президент хотел разобраться, как следует уже с ходу — совсем мышей не ловят паразиты, только шпионов плодят и деньги из бюджета тянут, а проспали и восьмой год, и четырнадцатый и сейчас ни в зуб ногой… это разведка называется. Но немного поостыв, решил что втык даст на самом заседании, а увольнять пока не надо. На переправе коней не меняют…

Вот в этом то — и заключалась главная ошибка кадровой политики последних тридцати лет. Коней на переправе не меняют. Есть очень хорошее выражение — ремонт невозможно закончить, его можно лишь прекратить. Впавшая в раж реформ в конце восьмидесятых годов прошлого века — и через тридцать лет пребывала в состоянии перманентной нестабильности. Вместо того, чтобы просто жить, строить, рожать детей, зарабатывать деньги — и народ и власть постоянно что-то меняли, перестраивали, переделывали — часто плохо понимая, чем новое будет лучше старого. Не находилось… к сожалению не находилось политического деятеля, который мог бы именно прекратить реформы, волевым решением прекратить и сказать — все. Достаточно. Мы будем жить так, как сейчас и через десять лет и через двадцать и через пятьдесят. Увы… политиканов в стране хватало, а вот с политическими деятелями было худо.

Отсюда — и вывод о том, что коней на переправе не меняют. Ситуация нестабильности, подступающего хаоса, часто создаваемая искусственно — заставляла откладывать и откладывать кадровые решения, не оставляла времени на подбор и перетряску команд. Каждый держался в седле, стараясь не выпасть на очередном вираже русской истории. И действовал принцип "возьмемся за руки друзья, чтобы не пропасть поодиночке" — принцип любой торжествующей бюрократии.

Почти одновременно приехали генерал армии Томашевский и министр обороны Белобровкин. Оба недолюбливали друг друга — и оба были пьяны, но пьяны по-разному. Томашевский, кадровый офицер и более чем тридцатилетним опытом возлияний — отлично знал, как скрыть собственное опьянение перед лицом начальствующим и казался вполне нормальным и даже бодрым. А вот министр…

Приехали итальянцы, вчера — очередной раунд переговоров по закупке техники и организации контрактного производства. Поехали в ресторан — и там министр такой вираж заложил, что чертям в аду тошно стало. Потом поехали в другое место — там добавили. И этого не хватило — вместе с итальянцами решили поехать в принадлежащий министерству заказник, на охоту. С собой министр и его окружение взяли полдюжины нимф, которых они поселили в министерстве, в основном в Управлении международного сотрудничества, кому-то из них даже звания присвоили. Смотреть на них в повседневной работе было куда приятнее, чем на "зеленых человечков", от которых одни проблемы, а кое-кому — и не только смотреть дозволялось… Кроме штатных… взяли еще и тех, кто прибился к ним в ресторане, надеясь хорошо… заработать. Звонок президента раздался в самый неподходящий момент, когда министр уже похмелился и начал снова принимать на грудь… поэтому в Кремль министр не приезжал — в Кремль министра доставили. Опухший, еле живой, он проглотил сначала специальное, используемое в разведке средство для снятия опьянения, потом две чашки крепчайшего, без сахара кофе. Еще одну — ему наскоро налили в приемной Президента и сейчас он, по крайней мере, мог адекватно воспринимать окружающую его действительность, хотя и не был уверен в том, что его не вырвет прямо на Совете безопасности.

Директор СВР Палощук приехал трезвый — но мрачный как туча. Он понимал, что президент почти потерял терпение и вполне может принять кадровое решение. Еще пару месяцев назад он был защищен достигнутыми ранее успехами — но вечно защищаться предыдущими достижениями не получится, нужны новые — а их нет. Сам директор — виноват в развале службы не был, потрудились предшественники, одного из которых потом разоблачили как израильского осведомителя. Во времена Сталина к стенке поставили бы весь руководящий аппарат за такое, сейчас дело тихо замяли — признание того факта, что руководитель российской разведки одновременно являлся иностранным агентом и осведомителем могло бы полностью дезорганизовать службу и лишить последних ценных источников в других странах. С разведкой, в которой иностранным агентом является ее руководитель — сотрудничать никто и никогда не будет. Сам же израильский агент вовремя смылся, но не в Израиль — Израиль колбасило уже по-взрослому, шла вялотекущая война на границах, рвались бомбы и все ждали большой войны со всем окружающим миром не раньше, чем через два года. Израильский агент смылся в Вену и сидел там тихо — тихо, ожидая возмездия либо от русских, которых он не только предал, но и обокрал — но и от израильтян, которым он, сам того не зная, в течение нескольких месяцев гнал серьезную, стратегическую дезинформацию, что привело к тяжелым последствиям для Израиля. Нынешний директор службы несколько месяцев назад был руководителем особой группы, которая и готовила дезинформацию для переброски в Израиль… когда игра была сыграна и дезинформация сработала как нельзя лучше, в благодарность его назначили руководителем службы. Но он, ушедший из КГБ еще зеленым опером и потом приткнувшийся в Службе безопасности президента — ничего не мог сделать за несколько месяцев со службой разведки, которая до этого гнила и разлагалась годами. В СВР было полно предателей, людей, работающих сами на себя и торгующих информацией на разнос[32], дилетантов, просто случайных людей. Система подготовки кадров была разрушена, новые цели и задачи ставились через пень — колоду, выделявшееся приличное финансирование ничего не решало, потому что в разведке, как и в любой другой сфере искусства деньги — это далеко не все. Вот и получилось — что они опять все прозевали, а лично директор службы — только после экстренного вызова в Кремль на Совет безопасности догадался выйти в Интернет и посмотреть, что происходит. Сейчас он корил себя за то, что не догадался раньше — надо посадить пару людей за Интернет, пусть просматривают новостные ленты и докладывают в режиме реального времени, что происходит. Это будет куда эффективнее, чем то что они сейчас делают.

Директор ФСБ Степанишин в отличие от своего коллеги — разведчика был спокоен и даже поглядывал на несчастного, то и дело поправляющего очки Палощука с людоедской веселостью. Уже несколько лет назад был поставлен вопрос о нездоровой обстановке в СВР и необходимости воссоздания Комитета государственной безопасности, естественно, под другим названием — но включающего в себя все те службы, которые от него в свое время отпали, за исключением, может быть, Службы безопасности президента. Мало кто знает, что дважды соответствующий законопроект вносился в Думу — секретный, естественно — но оба раза его завернули в Комитете по безопасности. Теперь Степанишин понимал почему — в Думе полно евреев и тех, кто связан с евреями — а те не хотели терять своего самого ценного агента — стоящего во главе Службы внешней разведки России. После того, как через него прогнали дезинформацию, вызвавшую дестабилизацию на Ближнем Востоке и резкое обострение отношений Израиля с Египтом, Суданом и Сирией — Президент на радостях не захотел даже слушать о слиянии служб. И вот — новый провал, началась серьезная война и об этом глава государства узнает из Интернета. Получается — что служба как не работала, так и не работает. А вот его служба — на полном ходу. В отличие от СВР — ФСБ создало небольшую, но довольно эффективную заграничную службу с несколькими разведцентрами — Берлин, Абу-Даби, Мехико, Бейрут. Их работа была нацелена исключительно на отслеживание и пресечение враждебной активности против России за рубежом и со своей задачей эти центры справлялись. Убийства, исчезновения следовали одно за другим — если в четвертом в Катаре сработали топорно, облажались по полной — то сейчас операции проводились не хуже, чем МОССАДовские. Вообще, со времен НКВД — опыта по выслеживанию и ликвидации врагов у советской разведки не было, операции по ликвидации проводились в самых критических случаях. А теперь поднабрались опыта, поднабрались… недавно, несколько "ответственных товарищей " даже в США летали — обменяться опытом. Американцы они идиоты — даже при проведении специальных операции по ликвидации главарей терроризма они то и дело стараются следовать каким-то инструкциям, пишут "правила ведения боя", хотя по уму правило одно — убивай или будешь убит. Только и всего.

"Вечно молодой" и совсем не пьяный министр по чрезвычайным ситуациям Бойко — уже наскоро прикидывал в уме — сколько будет отпущено денег на миротворчество. На гуманитарную помощь и на все прочее. Учитывая масштаб — сумма выходила нешуточная. И естественно, она уйдет своим людям — а как же иначе. Это только дурак — от себя гребет, а он еще с комсомольских времен знал — грести надо к себе и только к себе.

А больше — никто приехать не успел. Секретарь Совета безопасности Бахметьев — бывший генерал ФСБ, "питерец" и очень влиятельный человек — распахнул двери в зал, где должен был проходить Совет безопасности. В зале, кстати, недавно поставили огромный, с полутораметровым экраном телевизор — это чтобы Президент и члены Совета безопасности могли в реальном режиме времени наблюдать за специальными операциями с использованием беспилотников и высокоточным бомб — в Средней Азии, на Кавказе и в других местах. Собезьянничали у американцев — после нашумевшей операции по ликвидации Осамы бен Ладена Президент России так же захотел, чтобы у него была возможность смотреть подобное. Так — приглушается острое чувство бесполезности.

"Силовые" министры вошли в зал, используемый для заседаний Совета безопасности, начали рассаживаться по креслам. Стол был старый, еще советских времен, его только немного переделали "под старину" — а вот кресла были новыми. Они были ненадежными и часто ломались…

— Итак, господа — президент открыл заседание — довожу до вашего сведения, что сегодня утром пакистанские, а возможно и китайские армейские части пересекли границу Афганистана и ведут наступление на афганские, и все еще остающиеся там части международных сил по поддержанию мира. Судя по сообщениям информационных агентств, бои идут так же в воздухе, между американскими, британскими, пакистанскими и возможно китайскими пилотами. Я бы хотел услышать доклад по этому поводу, если кто-нибудь из вас его удосужился подготовить…

После небольшого замешательства — современного чиновника ничем не проймешь, ему хоть в морду плюнь — с места встал директор внешней разведки. Начал читать доклад — нудно и по бумажке.

Президент выдержал ровно минут пять.

— Извините, но этот доклад относительно возможных последствий, я бы попросил осветить, что происходит сейчас…

И снова замешательство. Оперативной информации по ситуации — ни у кого НЕ БЫЛО ВООБЩЕ — и это несмотря на то, что ГЛОНАСС функционировал в полном объеме. Заступив на пост, действующий министр обороны приказал освободить целый этаж в здании министерства от зеленых человечков — и капитально отремонтировать помещения для вселения туда более приятных его взгляду мальчиков и девочек из личной команды и управления международного сотрудничества[33]. О том, что на этом этаже находилось аналитическое управление, которое способно было менее чем за час проанализировать ситуацию любой сложности и выдать конкретные рекомендации — министр просто не подумал.

От разгрома министров спасала случайность — в дверь просунулся перепуганный референт.

— Господин президент! Красная линия!


Красная линия — он же красный телефон — это прямая телефонная линия между Кремлем и Белым Домом, проложенная в шестидесятые годы прошлого века после Карибского кризиса. Тогда — это считалось одним из средств, которые в критической ситуации помогут не скатиться к обмену ядерными ударами. Сейчас — на дворе был двадцать первый век, а не двадцатый, про обмен ядерными ударами никто и не думал — но красный телефон остался как реликт эпохи Холодной войны. Мало кто из сотрудников службы правительственной связи мог вспомнить, когда он последний раз звонил. Но сейчас он звонил.

Президент — только директор ФСБ осмелился идти за ним — быстро прошел в свой кабинет, где уже был его личный переводчик и специалист правительственной связи. Когда президент вышел из кабинета — министры тоже не стали терять время даром. Один бросился в туалет пугать унитаз, другой принялся набирать своего брокера, чтобы сбрасывали акции, третий — начал набирать домашний, чтобы отправить из Москвы семью.

Считается, что на красной линии и сами телефонные аппараты красные — но это далеко не так. Это самые обычные аппараты, желтоватого цвета, довольно старомодные — два аппарата, подключенные к одному хабу и дальше — к кабелю. В неактивном состоянии они стоят один рядом с другим на столике, но каждый подсоединен длинным телефонным проводом, чтобы можно было поставить телефон на стол или куда удобно. Два телефона нужны потому, что по одному говорит первое лицо, по другому — переводчик. По протоколу — переводчик есть у каждой стороны, но при разговоре работает только переводчик стороны — инициатора звонка. Второй — лишь слушает и подтверждает правильность перевода сказанного.

Специалист по связи протянул трубку президенту — он обладал достаточным уровнем допуска к государственной тайне и должен был оставаться здесь все время, пока идет разговор — контролировать исправность оборудования. Вторую трубку уже держал переводчик.

— Президент Соединенных штатов Америки! — услышал Быков в трубке.

На какой-то — мимолетный — момент — ему стало мерзко. Очень мерзко, так мерзко, как редко бывало. От самого формата представления и вообще от всего. Зазвонил телефон — и он бежит к нему на полусогнутых, при том что он — президент великой державы. Президент Соединенных штатов Америки… тем же тоном могли сказать "Господь Бог". Впрочем — по меньшей мере, три последних Президента США и в самом деле считали себя Богами… даже четыре, хотя точнее — все же три, Клинтон так не считал, он был осторожен и хитер. Чистая лисица, не лев. И сейчас он, глава государства — должен выслушать через эту трубку волю главы США и главы всего свободного мира, как он там понимается.

На какой-то — тоже очень мимолетный момент — Президенту Быкову остро захотелось сказать в трубку самое грязное ругательство, какое только он знал — и положить трубку. Нет, не положить — бросить ее на рычаг, так чтобы звякнула. Но он этого не сделал. Профессорский сын, отличник, он всегда в этой жизни делал только правильные вещи.

— Господин Быков … — послышался в трубке женский, довольно приятный, с прорывающейся стервозностью голос.

— Госпожа Президент… — нейтральным тоном произнес Быков…

— Я должна была бы выругать вас за действия на юге. Но я не буду этого делать. И вам и нам сейчас требуется помощь. Давайте, попробуем помочь друг другу…

— Переведено верно, господин президент.

Американский переводчик моментально все это перевел, русский переводчик подтвердил правильность перевода — но Быкову было не нужно ни то ни другое. В отличие от бывшей королевы красоты — русский президент был хорошо образованным интеллектуалом, он не просто владел языком главного противника — но владел им в достаточной степени, чтобы тонко понимать все нюансы и намеки, сказанные собеседником на английском. Сейчас он понял, что эта "крутая бабенка" пытается…

Флиртовать с ним?!

Чудны дела твои, Господи…

— Мэм, я не совсем понимаю, о чем идет речь — откликнулся Быков на русском. Он не хотел говорить по-английски, и не потому что это было бы унижением, а потому что работа переводчиков давала ему время подумать.

В трубке послышался смешок.

— Господин Быков, мы оба знаем, о чем идет речь. У вас большие проблемы на юге… очень большие, в том числе и те, которые связаны с нами. Но мы готовы пойти вам навстречу в ваших вопросах — если вы присоединитесь к нашей позиции по Китаю.

— Какой позиции? — ловко сыграл в несознанку Быков.

— Китайские войска активно участвуют в наступлении в Афганистане на позиции, в том числе и занимаемые американскими вооруженными силами. Китайские ВВС активно участвуют в наступлении, их самолеты атакуют наши. Мы бы не хотели разрастания этого конфликта, с возможным вовлечением в него и третьих стран. И мы бы не хотели применять силу в объеме большем, чем это необходимо для предотвращения перерастания этого инцидента в нечто большее. Очень важную роль в этом будет играть ваша позиция, позиция России.

Президент моментально просчитал ситуацию — если волевых качеств ему явно недоставало, то ума было более чем достаточно, равно как и навыков стратегического планирования и мышления. Если Америка будет в этой игре в одиночку — дело плохо. НАТО помочь ничем не сможет — Китай слишком далеко. Единственный надежный путь для того, чтобы попасть туда — это через Россию. Единственный надежный путь, чтобы попасть туда быстро — использовать до сих пор очень мощную военно-транспортную авиацию России. И гражданские транспортные компании — Волга-Днепр, российская компания единственная в мире имеет крупный парк специализированных самолетов Ан-124 Руслан, которые могут перебросить в зону конфликта основные боевые танки и значительно подкрепить группировку. Кроме того — сама российская армия, ее недавно перевооруженная группировка на Дальнем Востоке и в Сибири — сама по себе серьезная угроза для Китая. Флот на дальнем Востоке конечно слабоват, но флот и не нужен, флот будет американский. А вот в наземной операции или в угрозе наземной операции — участие русской армии в игре будет бесценным. Да даже наверное и самой операции не будет, будет только угроза — что, американцы с ума сошли, чтобы бомбить фабрики, построенные их же компаниями, для производства товаров для США.

Если американцы не смогут создать серьезную угрозу Китаю — им придется воевать уже конкретно. Использовать авианосцы и нанести удары по густонаселенному побережью, по столице они вполне могут, но вот если рванет Восток — весь Восток, если там почувствуют, что американцев бьют и присоединятся к банкету — то дело плохо.

Но и России сейчас невыгодно отсиживаться. Потому что если американцев побьют в Афганистане, если они будут вынуждены уйти оттуда — то Россия будет следующей на очереди. Америка вполне может затвориться у себя, защищенная двумя океанами и мощным авианосным флотом… а вот у нас граница в десять тысяч километров с этими…

Президент сглотнул просящееся на язык ругательство.

Получается, выгодно принять предложение. Но и выторговать сейчас надо — максимум.

— Госпожа президент, у нас нет никаких данных о том, что китайцы участвуют в наступлении — начал свою игру Быков — и мы не можем позволить себе портить отношения с нашим соседом, тем более, что он…

Переводчики не успели даже перевести, как госпожа Президент перебила их:

— Какие вам нужны доказательства? Неужели вы думаете, что Пакистан осмелился бы в одиночку напасть на нас?

Президент России выслушал переводчиков, прежде чем ответить.

— Пакистан имеет ядерное оружие и это крайне… сложная, неоднозначная страна с большим населением. Они могли…

— Ничего они не могли — снова бесцеремонно перебили русского президента — если вам нужны какие-то дипломатические уступки от нас, вы можете сказать об этом прямо.

Президент Быков решил бить в лоб. Он не был психологически сильным человеком, и такой жесткий стиль переговоров использовал до этого всего два-три раза — но теперь понял: пора. Такая возможность дается один раз в жизни — продавить собеседника до конца, заставить его сделать то, что нужно тебе. Его предшественник на этом посту и политический крестный отец Быкова — был намного жестче и сильнее, но у него многое не получилось во внешней политике. А вот Быков, обостренным чутьем понял — сейчас он может отыграть то, за что потом его будут помнить и после его смерти…

— Нам нужны не дипломатические уступки — грубо и напористо начал он — нам нужна справедливость. О какой поддержке с нашей стороны вы говорите, если такие исконно русские территории как Крым и Восточная Украина нагло, в нарушение международных норм оккупированы странами — членами НАТО. О какой поддержке можно говорить, если польские танки — стоят в паре дневных переходов от Москвы?!

В трубке повисло молчание.

— Этот вопрос, прежде всего, имеет отношение к Польше, — сказала госпожа Президент.

Быков молчал. В это мгновение он был чуточку похож на Сталина — западные лидеры тоже боялись его молчания больше, чем его слов.

И Президент США сломалась.

— Хорошо. Мы постараемся решить этот вопрос.

— Я хочу подписать всеобъемлющее, юридически обязывающее соглашение по всем этим территориям до того, как Россия выразит свое отношение к происходящему в Афганистане — жестко сказал Быков — Россия, Соединенные штаты Америки, генеральный секретарь НАТО, Польша и Румыния. Только так.

И снова — растерянное молчание в трубке.

— Но нужно время, чтобы его подготовить…

— Не больше, чем сесть за компьютер и набрать текст, — холодно парировал Быков.

— Хорошо, я дам указание послу США встретиться с вами… — окончательно сдала позиции американская сторона.


Но разобраться с бумагами президенту не дали. Без стука, без предупреждения — открылась дверь, в кабинет вошли несколько человек. Двое открыто держали короткоствольные автоматы, возглавлял группу начальник смены Службы безопасности Президента, среднего роста, усатый, седой человек.

— Что…

Переворот — промелькнуло в голове. Замкадье — добралось и сюда, в Кремль. Государственный переворот.

— Господин Президент… — сказал начальник смены, — тридцать секунд назад поступил сигнал "Тайфун". Нужно немедленно уходить отсюда.

Президент побелел…


По узкой, гулко отзывающейся под ногами, но чистенькой лестнице они спустились вниз и вошли в кабину лифта, которая вела вниз, на станцию секретного метрополитена Москвы, так называемого "Метро-2". Два бойца Президентской гвардии, вооруженных автоматами стояли у кабины, в кабине тоже был человек в форме лейтенанта. Их было двенадцать человек — десять офицеров личной охраны, сам Президент и капитан первого ранга ВМФ России, который носил за президентом ядерный чемоданчик. Кабина была рассчитана на шестнадцать человек. Станцию связи, по которой можно было отдать команду об упреждающем, ответном или ответно-встречном ядерном ударе по противнику. Президент посмотрел на чемоданчик в руке капитана первого ранга — и понял, что забыл взять свой мобильный коммуникатор.

— Надо эвакуировать семьи — сказал он, вслушиваясь в ровный гул электромоторов, плавно несущих вниз кабину секретного лифта.

— Этим уже занимаются, господин президент.

Кабина мягко остановилась, один из прикрепленных открыл дверь лифта рукой — лифт был старым, советского выпуска, примерно такой же, как в ракетных шахтах, но чертовски надежный и с огромным запасом прочности. Настороженно повел стволом автомата, готовый стрелять…

— Чисто!

Станция Метро-2 "Кремль" была небольшой, раза в три меньше, чем станция обычного московского метрополитена, примитивной и чистенькой. Никаких панно, нет даже скамеек, чтоб посидеть — но на полу не найдешь ни одной соринки, гладкий бетон на стенах, полукруглый потолок и яркий свет ламп. Вопреки общепринятому заблуждению, колея в Метро-2 была такая же, как в обычном метро и метропоезд был самым обычным, мытищенского вагоностроительного завода, синий "глазастик", каких в обычном метрополитене почти уже и не осталось. Только вагонов было — всего три. На платформе — стояли двадцать человек, уже не в строгих костюмах — а в американской черной боевой униформе с автоматами АК-200, АС "Вал" и АШ-12[34]. Это была группа физической защиты, дальний круг — ее еще называли "АД", группа активных действий.

— Сюда, господин президент…

Его завели в средний вагон, президент чуть не рассмеялся недобрым, нервным смехом. Вагон тоже был, как и все здесь — стареньким, чистеньким, ухоженным, тут были такие же хромированные, без единого пятнышка ржавчины поручни и сидения, обтянутые кожзаменителем. Только планировка сидений была другая — сидения поставлены навстречу друг другу и есть откидные столики, чтобы можно было работать прямо на ходу. Но кожзаменитель… самый настоящий кожзаменитель… вагон выглядел так, как будто его выпустили только вчера, отправили на линию — и не успели еще повесить карту метрополитена. Президент огляделся и понял, чего еще не хватает — рекламы, которой залеплены все вагоны метро… он давно не ездил в метро, но помнил, что рекламы там было много и вряд ли что изменилось к настоящему моменту.

Он закрыл глаза — и попытался представить, что он тогда не согласился на предложение и теперь едет как обычный гражданин в обычном метро.

Поезд с шумом и ноющим завыванием нырнул в черный тоннель.


Поездка оказалась очень короткой — они остановились на станции "Генштаб" бойцы из физической защиты вышли на станцию обеспечивать безопасность президентского метропоезда, группа личной охраны осталась в вагоне, защищая президента. В вагон, спустившись на таком же лифте, вошла группа старших офицеров генерального штаба во главе с первым заместителем начальника генерального штаба, генерал-полковник Григоровым. В отличие от своего "босса", генерала армии Томашевского, Григоров не злоупотреблял спиртным и был вполне адекватен. Именно он, будучи генерал-лейтенантом, потерпел поражение на Украине от сил НАТО в четырнадцатом и сам едва остался в живых. Управляемая авиабомба весом в тонну — попала в здание, где размещался временный штаб ровно через пять минут после того, как он приказал сворачиваться и уходить…

Президент с опаской посмотрел на чемоданчик в руке капитана первого ранга. Если России будет угрожать непосредственная опасность ядерного нападения — он подаст звуковой и световой сигнал, требуя к себе внимания. Но чемоданчик — молчал.

— Господин президент… — офицеры отдали честь Верховному главнокомандующему.

— Что произошло?

— Господин президент, примерно двадцать минут назад в центре Вашингтона произошел ядерный взрыв!

Кавказский излом Картинки из прошлого Чеченская республика Ичкерия н. п. Октябрьский, пригород Грозного Март 1996 года

Эти дни — март тысяча девятьсот девяносто шестого года — он хорошо помнил. Это было время предательства. Время большой беды…

Старая, белая, раздрызганная вхлябь Нива — чихая плохо отрегулированным мотором остановилась у блок-поста, прикрывавшего Грозный с северо-запада. Блок-пост был уже капитальный, не те времянки, какие были в начале девяносто пятого. Все — от заботливо выкопанных капониров для техники до маскировочных сетей, прикрывающих личный состав при перемещениях — говорило о том, что на этом блок-посту нашелся грамотный и заботливый офицер, умеющий обустроить как надо даже пункт временной дислокации и душой болеющий за дело и за сохранность личного состава. Собственно говоря, сидящие в машине даже знали его фамилию — майор милиции Мороз Тимофей Степанович, сотрудник ОМОН, срочку отслужил в Афганистане. Но выдавать свое знание было чревато — шуток здесь не понимали.

— Что? — процедил сквозь зубы лысоватый, хмурый чеченец лет сорока в кожанке, сидящий за рулем.

— Сиди… — так же негромко, но внушительно ответил пассажир, сидящий на переднем сидении. Этот был моложе, одет в спортивное и тоже кожаную куртку, национальность не поймешь — то ли русский, то ли нет. Вроде русский, только лицом темноват.

Нахлебавшиеся ОМОновцы действовали грамотно. Направив автомат на лобовое стекло Нивы, один из ОМОНовцев показал, что надо заглушить двигатель, и только когда это было сделано — пошел к машине, держа короткоствольный автомат так, чтобы можно было стрелять, зажав ладонью приклад. Второй стоял со стороны пассажирской двери, страховал — вроде не целился — но автомат под рукой, чуть что и… Его самого прикрывала растянутая маскировочная сеть. А вон там, из бойницы — выглядывает воронкообразное рыльце пулемета — и к гадалке не ходи, на пулемете кто-то дежурит. Темнеет…

— Документы. Резких движений не делать, — не представляясь, предупредил ОМОновец с мучнисто-белым, нездоровым лицом. Глаза его настороженно обшаривали машину, водителя, пассажира, ища малейшие признаки того, что что-то неладно. Хотя… наверное все в норме, обычно те кто несет с собой неприятности — едут в Город, а не из Города.

— Пожалуйста, товарищ… — нарисовав на своей откровенно бандитской физиономии улыбку, сидевший за рулем чеченец передал ОМОНовцу сразу три документа: удостоверение сотрудника милиции, водительские права и, как ни странно — комсомольский билет, в который была вложена стотысячная банкнота.

— Пассажира тоже… — хмуро попросил ОМОНовец. Удостоверение сотрудника "завгаевского", республиканского МВД его ничуть не успокоило, половина там — откровенные бандиты или перекрасившиеся боевики. А почему бы и нет — корка, зарплата, патроны, автомат, машина — на халяву, пока твои кунаки по горам шастают. Зашибись!

А в городе — что ни день то ЧП.

Ништяк. Первый — Загаев Иса Исаевич, рожа — хоть сейчас на стенд "Их разыскивает милиция". Капитан милиции, УГРО. Второй — Теплов Михаил Юрьевич, русский, место рождения — г. Москва, и паспорт там же выдан. Прописки местной нет. Ксивы тоже нет — но комсомольский билет присутствует. Полная х…ня.

— Куда следуете?

— На Алхан-Калу, начальник. Ты бы пропустил, замерзли уже.

Что-то было не так. Надо было обшмонать… машина стремная, и пассажиры стремные — но удостоверение сотрудника останавливали от таких мер.

— На дороге неспокойно. Тем более ночью.

— Знаем, начальник. Ты бы нас пропустил, до Алхан-Калы доедем, там у меня дядя с семьей живет. У него заночуем.

Лейтенант милиции Сидорский устал от проверок, от заискивающе — злобных глаз, от постоянного ощущения опасности. Его дежурство кончалось через несколько минут, и он очень хотел пить. И есть. И еще он хотел жить.

И потому — он протянул все документы чохом — обратно водителю.

— Можете следовать.

— Спасибо, дорогой… — водитель еще раз оскалился, — и тебе удачи.

Когда Нива растворилась в сгущающихся сумерках, к Сидорскому подошел его кореш, Саня Песков. В одном дворе хулиганили, в соседних классах учились. Вместе сейчас и службу ломали.

— Закурить есть? — простецки спросил он. Своих у него никогда не было, сколько его помнили.

— Свои надо иметь.

— Дорого… — пожал плечами Песков, ловко выхватывая сигарету из подставленной пачки, — а это тут был кто?

— Кто, кто… Конь в пальто! — неожиданно для себя самого огрызнулся Сидорский.


— Вот так в Город стволы и текут… — задумчиво сказал человек, у которого были документы на фамилию Теплов, выданные в каком-то паспортном столе ОВД гэ Москвы — посты как решето, даже не щмонают толком. Он и в самом деле был Михаилом Юрьевичем, правда, родился он не в Москве. Родился он в Грозном.

— Рано или поздно спалимся, — сказал чеченец, — ни за грош.

— С этими? Да брось…

Начиная с середины девяносто пятого года — власть в республике стала постепенно возвращаться к боевикам. Американцы во время войны во Вьетнаме вывели одно универсальное правило противопартизанской войны: врагу нельзя оставлять ничего. Ни времени, ни места для отдыха, ни припасов, ни возможности их пополнения. Оставь врагу хотя бы час из двадцати четырех — он закрепит его за собой, а потом будет расширять и расширять его, делать это настойчиво и методично, и постепенно час станет двумя часами, тремя, четырьмя Современная война не предполагает жалости. Если враг загнан в угол — уничтожай его, не давай ни коридоров ни возможности уйти. Если враг закрепился на местности и его поддерживает население- уничтожай источники жизни на местности, трави колодцы, сжигай гербицидами поля, чтобы люди ушли из этой местности. Либо воюй — либо нет.

Русская армия не воевала. Лихой зимой девяносто пятого — оставшиеся в живых срочники, которых бросили в адское пекло новогоднего Грозного — кто остался в живых озверели и добили душье, которое не успело смотаться. Весной — в результате серии операций у врага не осталось почти никакой территории. Надо было добивать — но вместо этого последовала непонятная слабость, какие-то переговоры, пользуясь которыми враг просачивался через позиции федеральных сил, бил в спину, оседал в населенных пунктах, готовясь к новой войне — войне террористической.

Кстати — а что это за термин вообще такой — федерал? Есть регионалы или еще кто? Откуда это вообще взялось федерал? Есть русская армия, так? Или нет?

Душманы — изначально вели войну без правил. Резали, грабили мирняк, измывались как могли. В плен попасть — лучше гранатой подорваться. Так что же удивительного в том, что на лом — нашелся такой же лом, и нашлись люди, которые тоже снялись с тормозов? И что удивительного, что среди них чеченцев — было не меньше русских. Ведь далеко не все — хотели превращения своей малой родины в кроваво-криминальный эмират.

Битая Нива — остановилась далеко от окраины населенного пункта Октябрьский — конечно же они ехали не в Алхан-Юрт. Чеченец за рулем — согнал машину с дороги, они несколько сотен метров проехали по грязи — знаменитой чеченской весенней грязи, которая налипает пластами, и просто так ее не отстираешь. Наконец — они загнали машину за плотный кустарник, заглушили мотор.

Русский достал большой кусок камуфляжной сети и стал заботливо укрывать машину, вбивая колья чтобы сеть не снесло. Чеченец — достал снаряжение, разложил его на куске брезента. Два автомата Вал с ночными прицелами и два пистолета ПБ. И то и другое — большая ценность, просто так не получишь. Еще большая ценность — разгрузочные жилеты под Вал — а они у них были.

— Уверен, что он там?

— А как… У него там жена молодая… дело житейское. Куда лучше — под боком у жены, чем в спальнике в лесу.

Молодой подмигнул.

— Это точно…

Далекое прошлое Грозный, улица Пугачева Школа N 11 Март 1988 года

Это было давно… Здесь же, в этих же, Богом проклятых местах, обильно политых русской и чеченской кровью — но тогда об этом никто не думал. Это была не просто другая страна — другая цивилизация, жизнь там устраивалась и складывалась совершенно по-другому. Хотя первые, еще робкие ростки злобы, ненависти, вражды уже проглядывали из-под черной, жирной, пропитанной нефтью чеченской земли.

Он жил в Грозном, на самой окраине, на улице Пугачева, учился в школе номер одиннадцать на самой окраине. Они неплохо жили — его отец работал на нефтеперерабатывающем заводе старшим мастером, они жили не в квартире, а как многие чеченцы — в собственном доме. Тогда еще строить как тебе захочется было нельзя, были нормы, ограничивающие площадь дома, многие чеченцы изворачивались, строили двухэтажные, оборудовали подвалы, мансарды. В начале улицы жил дед Иса, у него сын был кооператором, построил дом втрое больше, чем у любого на этой улице — но отец так не делал. Зато у них был дом с уютной верандой, в которой он так любил спать летом, если не был на курорте, был роскошный, посаженный еще бабушкой сад и была летняя кухня. Не раз и не два он приглашал туда окрестных пацанов, которых считал своими друзьями — и никто тогда не разбирался кто русский, а кто — чеченец. Вон Мито — тот вообще грек был и что?

Началось это все — с совершенно обыденной истории. К ним в школу перевели Арзо. Он был на голову выше всех, чернявый, крепкий. Его семья переехала в Город — так все чеченцы звали Грозный — из горного села, из Шали что ли? А может и не из Шали. Как бы то ни было — обстановка в школе под влиянием Арзо изменилась и сильно.

В Чечне — всегда были сильны тейповые и родовые связи — они были разорваны выселением, но не до конца. К середине восьмидесятых — все кто хотел вернуться в республику вернулся, а тот кто хотел остаться в Казахстане и Средней Азии — остался. Получалось так, что люди возвращались и видели, что их дома заняты кем-то другим. Решали каждый раз этот вопрос по-разному, с чеченцами было проще решить, чем с русскими — но решали.

В начале восьмидесятых — Завгаев, секретарь обкома КПСС — пробил в Москве вопрос о крупных капиталовложениях в республику. Начали перестраивать Грозный, его перестраивали очень масштабно, почти полностью. Старых каменных зданий в республике и в столице почти не было, это была сельская, одноэтажная республика. Здесь же — девятиэтажки возводили целыми улицами. Чеченская нефть — легкая, с малым количество серы — была крайне необходима для создания "русской смеси" тяжелой сибирской и легкой чеченской нефти, продаваемой на мировом рынке. В республике сильно модернизировали нефтепереработку, в Городе не хватало рабочих мест. Людей переманивали в город из сел, горных сел, где было мало чем заняться, сельское хозяйство хромало. От родных очагов отрывались далеко не самые лучшие — в основном те, кто по каким-то причинам неуютно чувствовал себя в селе. Например — те, кто совершил преступление.

Что же касается пацанов — то с детства они были разбиты на группировки по национальностям: были русские, были чеченцы, где то были другие. Тем не менее — в той пацанской компании, в которую входил он — было несколько получеченцев, и даже один чистокровный чеченец, которого почему-то свои отвергали. Между русскими и чеченцами не было постоянной вражды, они дрались, и не раз — но чаще всего была своего рода холодная война, прерываемая драками, поводом для которых обычно был тот факт, что кто-то прошел не там где нужно, его там поймали и избили.

Потом пришел Арзо. Он довольно быстро начал верховодить в чисто чеченской группировке, а ее бывшего лидера Салама избил и унизил так, что тот на какое-то время стал одиночкой, но потом — пришел к ним в дом и спросил — нельзя ли ему мотаться вместе с ними, с русскими. О том, что ему сделал Арзо и остальные — он ничего не сказал, только плюнул на землю.

Потом у Арзо нашли поджигу. Собственно говоря, не он первый и не он последний, поджиги были. Делается поджига так: в удобной деревяшке делается полукруглая выемка и туда вставляется трубка, сплющенная с одного конца. Привязывается проволокой. С той стороны, который сплющен — делается небольшое отверстие. Для выстрела нужно счистить в поджигу какую-то часть спичечной серы — благо коробка спичек стоит одну копейку, потом затолкать туда пулю — подходящий камешек, мелкую дробь или самодельную, отлитую из свинца пулю. Свинцом в виде сорванных пломб торговали (обменивали на то, что им нужно) пацаны, у которых родители работают на складах и на товарной станции, куда приходят опечатанные пломбами фуры и вагоны. Его плавили в самодельных ванночках (при этом иногда сильно обжигаясь), выплавляя все, что нужно простому советскому пацану — солдатиков, пулю для рогатки или поджиги или кастет.

Первым делом — Арзо привлек внимание остальных пацанов тем, что показал поджигу. Это было запрещено — и поэтому это вызывало любопытство, а пацан с поджигой автоматически поднимался на пару ступенек выше в незримой социальной иерархии уличной жизни. Пошли слухи, и в конце концов — они дошли до ушей завуча одиннадцатой школы, а потом — и до местного РОВД. В школу пришла инспектор по делам несовершеннолетних — усталая тетенька, которую пацаны просто презирали — и в кабинете директора начались допросы, с целью выяснить местоположение тайника, в котором хранится поджига. Сам Арзо конечно же не раскололся — но один из пацанов, чеченец кстати — все таки сболтнул. В тот же день поджигу нашли и торжественно изъяли. Поджига была совершенно не такая, какую делают пацаны — у нее был курок, и система поджига примерно такая, как в пистолете шестнадцатого — семнадцатого века, он был довольно мощным и из него можно было убить человека. Ствол — не из мягкой трубки от радиатора — а точеный на токарном станке и заваренный. Пацан — второгодник такую сделать не мог.

Последствия этого — были не такими, как было принято представлять. Арзо поставили по поведению двойку в четверти — но его это ничуть не смутило и не направило на праведный путь: двойками и тройками его дневник просто пестрел, это была не первая и не последняя. Единственно, по чему он успевал — это по физкультуре, да так, что представлял школу на республиканских соревнованиях. За это — многое прощалось.

Завуча — вызвали в ГорОНО и отчаянно отлаяли за то, что она, не посоветовавшись с куратором школы в РОНО, получив информацию о поджиге, вызвала милицию. Информация ушла выше — и теперь, получается, она бросила пятно на честь школы и на честь РОНО, теперь они у всех на слуху и могут быть проблемы. Завуч спросила, что ей делать с Арзо и получила ответ, какой давали на такие вопросы в девяносто девяти случаях из ста. Пацан представляет школу на республиканских спортивных соревнованиях, поэтому ни о какой спецшколе не может быть и речи. Право на получение среднего образования имеют все дети, это закреплено законом — поэтому тащите, как хотите. Благо восьмой класс, осталось ждать недолго. Потом выпихнем в ПТУ или ФЗУ.

Скандал был такой, что на следующий день завуч слегла в больницу с сердцем.

История эта с поджигой и слегшим с сердцем завучем оказалась хорошо известной, вплоть до подробностей. Здесь мало что возможно было утаить. Чеченцы моментально сделали выводы и почувствовали свою безнаказанность и слабость системы против них. Они сплотились, нашли и изгнали из своих рядов стукача и слабака, а Арзо стал у них непререкаемым авторитетом.

Так получилось… нехорошо, конечно получилось, что он, Михаил, авторитет русской группировки и Арзо, новый авторитет чеченской группировки — влюбились в одну девочку и звали ее Наташа. Она была русской… из интеллигентной семьи, жила у бабушки и здесь же ходила в школу. Верней, первым проявил к ней симпатию Михаил, намного раньше, чем в школу пришел Арзо. Арзо же проявил симпатию исключительно потому, что ему хотелось унизить русского и потому, что он уже тогда считал — что все русские б…и — его. Наташа выделяла Михаила, но сближаться не позволяла — ей не нравилось, что у Михаила был имидж бунтаря и хулигана. Арзо же ее вообще шокировал — не тем, что чеченец, а своими разболтанными манерами. Короче говоря, девушка выделяла Михаила, но не была готова отдать свое сердце ни тому, ни другому.

С тех пор, как Арзо стал лидером чеченцев, произошло несколько локальных, но жестоких стычек, больших же драк ватага на ватагу — не было, он этого не позволял. Михаил же — чувствовал, что дело идет к большой беде, он сам, и многие другие пацаны ходили в качалку, передавали с рук на руки переписанные книги по каратэ, ушу и другим восточным единоборствам, ставшим тогда очень модными, кто-то делал запрещенные нунчаки, а сам Михаил носил в кармане небольшую гантель.

В тот день были танцы. Прямо в школе, раньше это было нельзя, а теперь — можно. Естественно, под присмотром — но можно. Аккуратно выносили в коридор мебель и получали что-то вроде танцплощадки. Ира Гехтер приносила магнитофон "Шарп", у нее отец был где-то в загранкомандировке и привез оттуда. Крутили "Модерн Токинг", Сандру, Ритмы зарубежной эстрады…

Он оделся прилично в тогдашнем понимании — черная рубашка, джинсовый костюм с курткой — джинсы[35] тогда уже привозили, варенки отходили в прошлое. Сунул в карман привычную гантель.

— Ты куда?! — спросила мать из кухни, которая у них была как бы отделена от дома, чтобы запах не проходил.

— В школу, мам!

— Не позже двенадцати! Куртку одел?

Михаил не слышал — он уже выскочил за ворота.

Была весна — такая же как сейчас, ранняя, мрасная. Снега тут почти не бывало, он был в горах- а здесь только слякоть и грязь. Вода буквально висела в воздухе, в темноте молочно-белыми шарами горели фонари. Где-то вдалеке — звякал трамвай.

Он остановился у соседнего дома, там было что-то вроде проволоки, если ее нужным образом подергать — в нужной комнате этого дома раздался сигнал. Он подергал — и через пять минут на улицу вывалился Петька Бурак, одетый поплоше — его родаки не могли позволить покупать джинсы. Петька был красный и злой.

— Хайль — поприветствовал он друга и соратника фашистским приветствием. Это тоже было модно — вызов обществу. В школе так не здоровались — не миновать проработки у директора, если увидят.

— Хайль. Чо красный?

— Ништяк. Батя шарманку завел, едва вырвался. А у тебя — чо?

— Да ничо. Двинули.

— Двинули.

По улице они пошли уже вместе — что было намного безопаснее, чем одному. Грозовые тучи копились, они уже висели темным облаком над школой — и они это чувствовали.

— У Арзо старшак откинулся[36], — сообщил новость Петька, — вчера куролесили.

— Теперь хлебнем.

— Точняк. Арзо и так сорванный был, а щас вообще оборзеет.

Петро шмыгнул носом и заключил.

— Не знаю, как ты, старшой, а по мне — ждать нечего. Надо оборотку давать.

— Они нам пока ничего не сделали.

— Как ничего?! А Косаря отметелили — трое на одного! А твою телу по углам мацают!

От хлесткого бокового Петро уклонился, вошел в клинч со своим другом. Михаил, красный от злости, поддал ему коленом — раз, другой.

— Хорош, хорош! Хорош! Брат, ты чего?! Ну не держи зла, сдуру сказал.

— Базар фильтруй!

— Хорош!

Треснула, поползла под пальцами ткань.

— Козел!!! — взвыл Петро.

Михаил отпустил Петро, шагнул в сторону.

— Не, ну ты чо — а? Ты же мне куртку порвал!

— Базар фильтруй! — повторил Михаил, — еще раз услышу…

— Все, хорош. Ни слова. А мне чо теперь — домой?

— Разденешься и все в школке.

— Разденешься и все… — передразнил Петро, — мне дома всыплют за то, что порвал, будь здоров. А только ты…

— Что, — приостановился, сбился с шага Михаил.

— Вчера сеструха моя базарила. Видела, как Арзо и Якуб, шестерка его, твою Наташку на первом этаже под лестницей зажали. Я честно говорю, не бесись ты!

— У сеструхи твоей язык без костей.

— Как знаешь. Но я все же дал бы оборотку.


У школы уже гремела музыка, было слышно даже с улицы. По завешанным сетками окнам спортзала — метались разноцветные блики — врубили и цветомузыку.

Тогда милиционеров на входе не было, они прошли в свой класс, разделись. Танцевали на первом этаже и в актовом зале.


В зале — он увидел и Арзо и Наташку. Арзо лапал какую-то девчонку, новенькую, из русских и было видно, что ему это нравится и ей — тоже. Наташа танцевала со своей подружкой Раисой по прозвищу Галка — у нее был длинный нос и несдержанный язык. Галке нельзя было говорить ничего тайного — разболтает сразу.

Несколько минут потолкавшись в народе, он, наконец-то, решил приблизиться к предмету своего обожания. Как раз заиграл Модерн Токинг — мелодичная вещь.

— Потанцуем? Наташ!

— Уйди.

Он попытался ее перехватить — но получил в ответ лишь толчок. В этот момент он понял, что многие смотрят на него.

— Уйди! Видеть тебя не могу!

Он протолкался к стене, с размаху ударил по ней кулаком. Боль немного привела в чувство.

— Что, получил, русский?! — маленький, темный, похожий на хорька Леча оказался тут как тут, рядом. Над ним издевались с первого класса — и злобы в ответ он накопил достаточно. В чеченской группе он работал провокатором — шел впереди, лез на рожон, получал легонько по физиономии — грешно бить убогого — но это было основанием уже для вмешательства основных сил группировки. Так и начинались драки.

Уходить Михаил не собирался. Он не знал, за что заслужил такое к себе отношение и не собирался сдаваться.

Ему удалось подловить ее на втором этаже, когда к концу шла же "Вторая часть Мерлезонского балета". Она пошла в туалет… пацану в женский туалет заходить было очень позорно, но он подстерег ее у выхода, перехватил руки. Прижал к стене.

— Уйди!

— Скажи за что — уйду.

Девчонка попыталась пнуть его в пах — но получилось у нее это плохо.

— Скажи, за что — уйду.

— А сам не понимаешь?!

— Нет.

Он искренне не понимал. Не мог понять.

— Из-за тебя — все!

— Что — все?!

Глаза у Наташки были красные. Было в них и что-то такое, чего в них раньше никогда не было — затравленность и страх.

— Что — из-за меня?

Наташка начала плакать. Не так как обычно плачут, с всхлипываниями, с какими — то словами. Просто — вдруг слезы покатились у нее из глаз, все сильнее и сильнее.

— Уйди. Ну пожалуйста…

— Что он тебе сделал… — начал понимать Михаил, — что он тебе сделал, ну?!

— Эй, русский!

Михаил резко развернулся. Так и есть — Арзо, Якуб и еще один — Адам, боксер.

— Меня спроси, — лениво спросил Арзо, — ты эту б…ь зачем спрашиваешь? Мужчина должен мужчину спрашивать.

Михаил спокойно улыбнулся. Та самая пружина, щемящая духу пружина злобы и ненависти — начала закручиваться все сильнее и сильнее.

— Сейчас спрошу…

Он сделал шаг вперед, потом еще шаг, начал снимать свою модную джинсовую куртку. Якуб и Адам отодвинулись в сторону, давая свободу своему вожаку для драки один на один. Арзо был тяжелее килограммов на десять и старше на два с половиной года — из-за второгодничества. Но Михаил был русским…

Он снял куртку — якобы для того, чтобы сбросить с плеч ненужное, мешающее свободно двигаться перед дракой — и Арзо не увидел в этом ничего опасного для себя. И напрасно — моментально перехватив куртку в одну руку, Михаил резким движением хлестанул ей Арзо. Лежащая в кармане гантель с костяным стуком врезалась в голову врага…

Левой — он успел серьезно достать Якуба, настолько серьезно, что тот полетел с ног. Развернулся к Адаму, замахиваясь курткой — но Адам, уже вполне профессионально боксирующий — успел первым. Последнее, что он помнил, лежа на полу — это топот множества ног и серебристый звон разбитого стекла…


— Фамилия.

— Клевцов.

— Имя — отчество.

— Михаил Юрьевич.

— Год рождения.

— Семьдесят третий.

— Место рождения?

— Грозный…

В больницу его отвезти не дали — привезли сюда, в Грозненское ГУВД — хотя потом врачи установят у него легкое сотрясение мозга и мелкие порезы от стекла. Ему было пятнадцать лет — и его допрашивали как взрослого, без родителей, без педагога. Когда занюханный бобик остановился у здания ГУВД — и их восьмерых выгрузили из него — несколько милиционеров, которым видимо было нечего делать — погнали их в пердельник, избивая. Его ударили дубинкой и несколько раз — руками и ногами. Били всерьез.

Все восемь задержанных — были русскими. Чеченцев — кого отправили в больницу, кого отпустили домой с наказом завтра явиться в РОВД. Школе был нанесен серьезный ущерб — выбили стекла, разломали мебель — дрались обломками мебели, бросали друг в друга цветочные горшки. Разгромили оказавшийся рядом кабинет физики. Учителю труда, который попытался остановить драку — он был единственным мужчиной, оказавшимся в тот день и час в школе — пробили голову и он лежал в больнице. Еще одну, прибежавшую учительницу, которая жила напротив школы — спустили с лестницы и чуть не затоптали. Подожгли шторы в одном из кабинетов, хорошо, что не занялось. По тому крылу второго этажа, в котором дрались — как Мамай прошел.

Но этого он ничего не знал. Пришел в себя уже в бобике, в который их запихали восемь человек…

Потом их стали разводить по кабинетам. Ночью в ГУВД дознавателей не сыскать, только милиционеры дежурной смены — а из них дознаватели более чем хреновые. Их разводили по кабинетам и приковывали наручниками к стульям. До утра.

Он так и просидел до утра в пустом кабинете. Потом — пришел милиционер, который и должен был дознаваться по его делу. Большой, жирный, рыхлый, похожий на поросенка, плохо выбритый. От него с самого утра несло потом.

Закончив с оформлением шапки протокола, милиционер отложил ручку в сторону. Подслеповато уставился на него … очки, что ли разбил?

— Кто начал драку?

— Не знаю.

— За что ты ударил Цагараева гантелей по голове?

— Я не бил.

— В твоей куртке нашли гантель.

— Я никого не бил.

Мент блефовал и отчаянно. Он был русским — но давно был на подкормке у чеченцев, у организованной преступности. Пока русские пацаны сидели прикованные к стульям в кабинетах Грозненского ГУВД — по всему городу, по их району разъезжали машины. Срочно собирали показания, тут же учили, что надо говорить, чтобы избежать ответственности. Брали с родителей деньги и обещания заплатить. Русским никто помогать и не думал, русские — сами по себе. Русские верят в силу закона — чеченцы в силу дружбы и тейпа.

К тому же — за такой допрос, если узнает прокуратура, можно и самому на скамью подсудимых сесть. Но мент знал — все уже схвачено. Того, кто играет по правилам — в беде не оставят.

— Ты ударил Цагараева гантелей спрятанной в кармане куртки, по голове. Потом ты ударил кулаком в лицо Дахадаева. Они тебя оскорбили? Если скажешь правду, обойдешься предупреждением. Ну и… поработать придется, восстанавливать то, что вы сломали. Если нет — пойдешь доучиваться в спецшколу. А потом — и тюрьма.

— Я никого не бил.

— Цагараев сейчас в больнице, в реанимации (это было неправдой), если он умрет, пойдешь под суд. За убийство с четырнадцати судят. Пойдешь в тюрьму.

— Я никого не бил.

Мент снял со вздохом телефонную трубку, набрал короткий, внутренний номер.

— Это Белых. Забирайте тут у меня…


Его отстегнули от стула — и тут же пристегнули наручниками руки одну к другой. Один из милиционеров ударил его в живот, а другой — вздернул скованные сзади руки так, чтобы руки выворачивались назад. В таком состоянии — его потащили вниз, в подвал.

В подвале — не было ничего, ни окон, ни мебели. Только лампочка за решеткой, как в камере и небольшой стол.

Его швырнули на пол, один из милиционеров разбежался, насколько позволяла камера и коридор, и ударил его ногой. Второй его остановил.

— Погоди, Бислан. Давай, надо поговорить с русистом. Подохнет тут — потом нам работы прибавится, да… Принеси стул для русиста.

— Вот еще, — гортанно сказал Бислан, молодой мент-лимитчик из горных сел, — пусть на полу лежит как собака, да…

— Принеси, принеси.

Что-то проворчав, Бислан принес стул, Михаила посадили на стул. Голова у него уже шла кругом, почему-то сильно болел нос, хотя он не помнил, чтобы по нему били.

— Слушай сюда, русист! — второй мент, постарше, поднял его голову за волосы, — ты знаешь, на кого ты руку поднял? Ты знаешь, кого ты по голове ударил? У этого пацана брат большой человек. Авторитетный человек, да… Так что — тебе лучше признаться. Если признаешься, скажешь, что он твою мать оскорбил, и ты его за это ударил — отделаешься условным, да… А если нет — мы тебя бить не будем. Мы тебя в камеру посадим, да. Ты на больших людей руку поднял, а в камере люди плохие сидят[37]. Если им скажут, они тебя женщиной сделают, да…

Михаил молчал.

— Ну, русский? Хочешь стать женщина, а?

— Я никого не бил…


Процесс воздействия на несговорчивых правонарушителей был отработан, равно как и система пыток, не оставлявшая следов. Хитом был "слоник" — на человека надевают противогаз и пережимают шланг, так что нечем дышать, иногда противогаза не было, и надевали на голову полиэтиленовый пакет. Иногда били по голове журналом происшествий, толстой тетрадью, выводили на мороз. Но в ГУВД города Грозного были две особенности. Первая — на социалистическую законность здесь редко обращали внимания — поэтому задержанных просто избивали. Вторая — пытали и избивали чаще всего русских — потому что если арестовать чеченца, тем более чеченского подростка — мигом у отделения соберутся близкие и дальние родственники, ходатаи пойдут по всем инстанциям, ища заступников из одной семьи, рода, тейпа наверху. Тейповая система, потерпев серьезный урон во время выселения, в брежневские времена развилась и расцвела пышным цветом буквально с нуля. Брежневские времена — это когда в системе власти, да и вообще — во всей системе советского общества сформировалось и стало нормальным то, что в сталинские времена называлось групповщина. Клановость. Это было не только во власти — это было везде. В любом министерстве, в любом суде, в любом научно-исследовательском институте существовали группировки: они боролись за власть, премии, какие то привилегии, иногда смешные, они выживали новичков, продвигали наверх своих людей, оберегали своих от наказания и увольнения как бы те не работали. Система становилась вязкой — и чеченцы с их тейпами пришлись как нельзя кстати в этой системе, идеально встроившись в нее — потому что у них формирование кланов не было хаотичным, тейпы изначально существовали, каждый чеченец знал, к какому тейпу он принадлежит, кого надо поддерживать и с кем бороться. Тейпы и кланы существовали и в милиции, и в прокуратуре — вот почему сейчас два чеченских милиционера били и издевались над русским мальчишкой в здании чеченского ГУВД. Он поднял руку на чеченца и представителя дружественного клана.

Его били журналом по голове, потом принесли противогаз и стали душить. Он не признавался. Озверев, они принесли какой-то блок, прицепили его к потолку и стали подтягивать его вверх на тросе со скованными за спиной руками. Потом его снова стали душить. Было очень больно, он уже потерял счет времени — но в голове была только одна мысль: ничего не говорить. Если они пытают его — это не сила, это их слабость. Тем самым — они показывают, что другого выхода у них нет.

В какой-то момент он пришел в себя. И осознал, что сидит на стуле и его никто не бьет — по крайней мере, пока. И что в камере есть еще кто-то.


— Что здесь происходит?

Ответа не было, милиционеры просто стояли, опустив головы как бараны.

Милиционер — чеченец, среднего роста, лысоватый, с волчьими глазами — с размаху хлестнул открытой ладонью по лицу сначала одного милиционера, потом второго. Те не то, что сопротивляться — они даже не посмели попытаться уклониться от карающей руки.

— Ключи!

Один из ментов протянул ключи от наручников.

— Вон отсюда!

Оба мента понурив голову, споро вышли из камеры.

Милиционер посмотрел на тяжело дышащего Михаила, на противогаз, валяющийся рядом со стулом, которым его пытали. Потом обошел стул, отстегнул наручники. Михаил с трудом вытянул вперед руки.

— Запястья разотри. А то они у тебя посинели все.

Михаил посмотрел в глаза освободившего его милиционера. Это были глаза волка — жестокие и умные…

— Претензии к органам имеешь?

— Нет… — с трудом шевеля посиневшими губами, проговорил Михаил.

— Вот и хорошо. Свою девчонку благодари, она тебя спасла. Она заявление об изнасиловании написала.

Звуки до Михаила доносились как будто бы с неба, из гулкой пустоты. В голове как эхо гуляло.

— … этот ублюдок, которому ты голову гантелей проломил — я давно его знаю, и семейку его — тоже. Его старшего брата я за убийство сажал… двенадцать лет, хотя по справедливости надо было вышку дать… а этот … за изнасилование пойдет… туда ему и дорога… эй, парень, ты что…

Грязные, заплеванные бетонные стены камеры закружились перед Михаилом — а потом выключили свет…


Потом, когда в больничной палате его навестил следователь прокуратуры, и сказал, что решается вопрос о возбуждении против сотрудников милиции уголовного дела — лежащий с перебинтованной головой Михаил сказал, что все телесные повреждения он получил в драке и никаких претензий к милиции не имеет. В ГУВД его не били. Следователь настаивал — но он стоял на своем и не отступал ни на шаг.

Так закалялась сталь.

Продолжение н. п. Октябрьский, пригород Грозного март 1996 года

Потом он учился в Москве, а потом стал сотрудником государственной безопасности. Его отец и мать теперь жили в Краснодарском крае, все свое имущество они продали за копейки, чтобы бежать из Чечни, когда к власти пришел Дудаев. То, что произошло тогда — во многом повлияло на его решение стать сотрудником органов госбезопасности. Тогда, в подвале Грозненского ГУВД — он отчетливо понял, что со страной что-то не так. И что нужна помощь — его помощь…

Потом — он не поленился, узнал судьбы многих фигурантов этой историю. Арзо — сел за изнасилование, в девяносто втором — освободился из тюрьмы вместе с Лабазановым. Активный участник незаконных вооруженных формирований. Первым делом после освобождения он нагрянул вместе со своими дружками к Наташе и ее родителям, которые не успели вовремя выехать из Грозного. Ее саму, ее младшую сестренку и даже младшего брата — изнасиловали, потом вырезали всю семью. Тела закопали неподалеку, а в их дом вселился кто-то из чеченцев — уголовников. При штурме Грозного — там была огневая точка, и дом был разрушен.

Петро с родителями — сбежали из Грозного вовремя. Еще когда можно было за нормальные деньги купить квартиру. Сейчас они жили в Киеве, Петро стал бандитом, вымогателем, криминальным авторитетом.

Мент, который его допрашивал — капитан Белых Николай Павлович — почему-то решил, что когда бандиты придут к власти, то он так же будет им нужен, как был им нужен до этого. Ошибся — бандитам милиционеры были не нужны. Его ограбили до нитки, опустили и отправили в горные села — рабом.

Человека, который его тогда спас и прекратил избиение — звали Иса Исаевич, фамилия у него была Гурдаев, на тот момент он был старшим оперуполномоченным городского УГРО. В отличие от продавшегося Прокудова — он не питал никаких иллюзий ни относительно бандитов, ни относительно новой власти. Когда в Грозном пришел к власти Дудаев, а из тюрьмы вырвался Лабазанов — он скрылся в своем родном селе, прихватив оружие, перешел на нелегальное положение. Как только организовалась вооруженная оппозиция — он примкнул к ней, стал одним из контрразведчиков, проверяющих собственные ряды на предмет проникновения агентуры противника. Предлагал планы ликвидации Дудаева и перехвата власти — но их не приняли, местные оппозиционеры не слишком рвались лить чеченскую кровь — а вот для Гурдаева на той стороне чеченцев не было, были распоясавшиеся вконец бандиты. Потом — на помощь оппозиционерам направили инструкторов, в том числе и инструкторов ФСБ И он свел знакомство с ними, сотрудничая и помогая. Потом, когда русские войска взяли таки Грозный и установили там свою власть — Гурдаев, уже под другой фамилией, чтобы не подставлять оставшихся в селе родственников — стал оперативным сотрудником ФСБ. Именно он сейчас — занимал позицию с бесшумным автоматом в пятидесяти метрах от позиции Михаила Теплова. Теперь — они были на одной стороне баррикад…


Лежать пришлось всю ночь. Они взяли пенки — тонкие полиэтиленовые коврики, чтобы не лежать на земле, замаскировались, как смогли. Март месяц, это тебе не лето с зеленкой, замаскироваться сложно. Они приняли специальные таблетки — и бодрствовали всю ночь…

Чеченская ночь — она далеко не тихая и далеко не мирная. Ночью — выходят на охоту, меняют свои позиции оборотни. Примерно в час по местному они увидели таких — шесть человек, один за одним, редкой волчьей цепочкой прошли в сторону Грозного, у них были рюкзаки, автоматы и гранатометы. Снять их из бесшумок, одного за другим — больших проблем не составляло — но они пришли не за этим, им нужна была совсем другая добыча. Поэтому — они пропустили боевую группу чеченского сопротивления и даже не сообщили о ней. Во-первых: на случай, если кто-то слушает эфир, во-вторых — на опыте знали, что толково информацию никто не отработает, только спугнут.

Настал рассвет. День обещал быть скверным, возможно с мокрым снегом. Солнце не вставало, просто темнота вокруг стала отступать, черное превращалось в темно-серое, продолжало сереть дальше. Над изрытым траками полем, кустарником, домами вдалеке — вставал утренний промозглый белый туман.

Они уже подумали, что в чем-то просчитались, когда Гурдаев шикнул — это означало опасность. Присмотревшись, Теплов увидел бегущего от огородов человека… он бежал странно, согнувшись даже не пополам… он никогда бы не поверил, что так можно бежать, если бы не видел это собственными глазами.

Зверь, за которым они пришли — приближался, он бежал мелкой рысцой, тяжело дыша. Лес был совсем рядом, и видно было, что эту дорогу он преодолевает не первый раз в своей жизни. Он бежал, даже не смотря, куда он бежит — так, как он согнулся — можно было смотреть только в землю.

Значит, это его следы они нашли вчера…

Улучив момент, он рванул толстую леску, которую привязал к дереву, и которая перекрывала тропу как ловчая снасть. Бегущий упал — и в этот момент, оказавшийся ближе к нему Гурдаев привычно бросился ему на спину, как волк, стал вязать. Бывший сотрудник уголовного розыска, и далеко не из худших, ему не нужна даже была помощь, ведь он брал таких, и еще худших зверей и не раз. Михаил остался с Винторезом — контролировать тропу…

— Дан[38]… — прошипел по-чеченски Гурдаев.

Бандит только хрипел…

Под прикрытием Винтореза и Михаила Гурдаев потащил свою добычу туда, где они оставили машину…

Где-то в Северной Осетии Фильтр и следственная тюрьма ФСБ Март 1996 года

Чеченская война — пока еще не первая, а просто чеченская, которую еще можно было выиграть — по степени кровопролитности и жестокости была вполне даже заурядной на фоне того, что происходило в Африке, на фоне резни в Бейруте, даже на фоне Вьетнама, где воевала регулярная армия одной из сверхдержав. Не было в ней ничего особенного и на фоне того, что происходило в Афганистане… в Афганистане бывало еще и похлеще. Но почему-то — именно чеченская война стала настоящей раной на сердце русского народа… раной, которая не зарубцуется, наверное, уже никогда.

Чеченцы были похожи на своих, на русских — их было не отличить от русских. Они говорили на русском языке — когда не говорили на своем, да даже и в бытовой жизни, особенно городской, многие говорили по-русски, потому что русский язык намного богаче чеченского. И в то же время — эти люди ненавидели русских так, что готовы были убить человека просто за то, что он русский. Зарезать как барана за сказанное по-русски слово.

Сначала — русские просто не понимали этого. Восемнадцатилетний лопоухий солдат, который шел в чеченское село с парой канистр солярки, чтобы обменять ее на еду — он ведь не думал, что в селе враги. Он думал, что все это так, понарошку. Что-то типа ролевой игры, где они с одной стороны, а мы с другой — но всем надо жить. И деды, которые посылали этого солдатика продавать солярку, чтобы разнообразить свой рацион — тоже не думали, что посылают его на смерть, они думали, что те, кто в лесу это одно, а те, кто в селе — совсем другое. В этом было еще и вот что… как-то неосознанно потерявшие стержень и чувство национального единства, чувство принадлежности к нации, чувство родства крови, развалившие свою страну русские — вполне могли допустить, что в народе может быть так, что одни воюют, а другие — приторговывают потихоньку… жить то всем надо. Но найденный труп срочника с отрезанными половыми органами — быстро излечивал от иллюзий. И тот, кто оставался в живых в мясорубке — хорошо понимал, что мирных здесь нет, что это единый народ, и воюют здесь — родами, а то и всем народом. И поэтому единственный способ выжить и победить — убивать всех, кто встретится тебе на пути.

Не сразу — но это понимали…

Проскочив чеченскими размытыми весенней водой дорогами, они выскочили на территорию Ингушетии, а потом — и Северной Осетии. Примерно к середине следующего дня — уже с нормальными документами — прибыли в небольшое селение. Здесь, на базе консервного завода, который растащили и разворовали — был организован фильтрационный пункт, который не значился ни в одном официальном документе. Это было сделано потому, что людей, которых допрашивали здесь — обязательно или делали агентами и отправляли к чеченцам, либо убивали. Третьего — было не дано…

Двое дюжих солдат сверхсрочников — каждый из сельской местности, привычный к виду крови, к забою скота, потерявший друзей, специально отобранные психологами ФСБ — приняли связанного чеченца у маленькой, состоявшей всего из двух человек группы Теплова, потащили его вниз. Теплов и Гурдаев — прошли в одну из скверно оборудованных, неотапливаемых каморок на первом этаже — попить чаю и немного отогреться…

Чай был знатным. Черным как деготь…

— Бессмысленно все это… — сказал Теплов, грея о кружку руки.

— Расколем… — сказал Гурдаев, — и не таких раскалывали…

— Да я не об этом…

— А о чем?

— Да все… вот это.

Теплов помолчал, потом заговорил, как выплевывая слова.

— Ты прости меня… ваша[39]… может, я не дело говорю, только не справиться нам с этим. Берем… одного, другого… А толку? Это не бандиты воюют, это весь народ воюет…

— Ты не прав, — отрезал Гурдаев.

— Да?

— Да. Я — чеченец. Почему я на твоей стороне, русский?

— Ты не чеченец, — задумчиво сказал Теплов.

— Ха. А кто же?

— Ты — советский.

— Советский… — Гурдаев отхлебнул из своей кружки чуть ли не в поллитра объемом, — и в этом ты не прав. Мы все — советские… ты, я. Вот возьми меня. Я мент. Ментом был, ментом и подохну. Мне мой коллега с Москвы — ближе и дороже любого соседа, потому что он такой же, как я. Думает как я. Делает как я. И дерет его начальство — как меня. Мы все — люди. А они — нет. Ублюдки, из горных сел, из зон, всякая шваль. Вот им до нации — дела нет, как до Аллаха, им палец покажи — они на палец молиться будут. Просто… силу почувствовали, озверели гады. А так… пусть мы советские, но мы и чеченцы. А не они. Понял?

Теплов ничего не ответил.


— Расколется, как думаешь?

— Расколется, тащ полковник… — Теплов в этом не был так уверен, но о другом думать не хотелось. Иначе — все зря.

Несколько старых телевизоров, раздобытых по окрестностям — были подключены к системе наблюдения и выведены вместе с пультом в кабинет полковника Лиховидова. Лиховидов — маленький, неприметный, с короткой седой бородой — начинал еще в Афганистане, в отряде Каскад. За его голову — давали сто тысяч афганей.

Чеченца, которого они притащили, бросили в камеру. Один из них вышел, снял трубку телефона. Прозвенело — как раз наверху, в маленьком кабинете, где вернувшиеся с поля отогревались чаем.

— Доставили, тащ полковник. Что с ним делать то?

Лиховидов посмотрел на Теплова, потом на Гурдаева. Гурдаев отрицательно покачал головой.

— Ничего не делать. Закрой дверь и уходи!

Лиховидов протянул руку, выключил экран….


— Кто пойдет?

Гурдаев хлопнул папкой — в ней была оперативная информация на этого ублюдка. Папка была тощей… родился… учился… конечно же ФЗУ, потом, как перестал быть Советский союз и стала демократия — бандформирование. К Лабазанову не взяли, потому что в зоне упорол какой-то косяк — у Лабазанова были уголовники, они прекрасно помнили, кто был кто в зоне, косореза могли опустить или пристрелить. Попал в Президентскую гвардию — место для отстоя и лузеров. Те, за кем были сильные родственники, авторитетные тейпы — шли к своим. Уголовники — к Лабазанову. Дудаев — собирал к себе всякую мелкородную шваль, у него сильного тейпа не было и в президентской гвардии — кого только не было, даже русские были. Грузины еще были, которые с Гамсахурдиа пришли, осетины — эти были христиане, им к мусульманам нельзя.

Справка, в которой подводился краткий итог жизни "изъятого" на сей момент — сообщала скупые факты, но не говорила самого главного. Она не рассказывала о том, как в общем то обычный сельский парень, который в другой жизни стал бы комбайнером или токарем в местной МТС — стал бандитом. Вот так — прямо взял и стал? Она не рассказывала — как в детстве этот пацан и другие чеченские пацаны — читали в учебниках родного языка о том, что надо убивать русских[40]. Она не рассказывала о том, как отцы выводили сыновей в глухие ущелья и учили их устраивать засады — а через несколько дней эти же отцы шли на первомайской демонстрации или драли глотку на партсобраниях. Она не рассказывала о том, как в восемьдесят девятом году к советскому генералу Дудаеву, вполне даже лояльному — пришла женщина из Межрегиональной депутатской группы, одновременно — осведомитель MI-6 — и предложила ему поехать себе на родину и поднять вооруженный сепаратистский мятеж. Она не рассказывала о том, как в конце девяносто первого русские и никем еще не воспринимаемые всерьез чеченские власти — заключили соглашение, по которому чеченцы устроили для некоторых русских чиновников "черную дыру" — регион, в котором пропадает все, что туда было направлено: деньги, оружие, материальные ценности, составы с товарами, люди. Нашумевшее дело с чеченскими авизовками — вы думаете, что это горные джигиты с восемью классами образования придумали, как обмануть банковскую систему и получить миллиарды? Ой, не смешите мои тапочки. Придумали это все люди, которые годами и десятилетиями работали в советской банковской системе и знали, как она работает и как ее можно обмануть. А Чечня тут только для того, что надо было скрыть концы и скрыть их там, куда никто не поедет искать. Вот и отстегнули потом в твердой сумме… говорят, Дудаев потом долго матерился и сделал выводы… начал не брать за крышу, а падать в долю. А русские чиновники посчитали — посчитали, да и решили, что чем платить — проще грохнуть. Вот и началась — первая чеченская…

Теперь ее надо было прекращать.

Иса Гурдаев спустился вниз, прошел по сырому, темному коридору к камерам — где содержится пленный, можно было узнать, лишь бросив взгляд — два солдата стояли возле этой камеры с орудиями своего труда — резиновыми сельскохозяйственными шлангами, удар которым очень болезненный, но не калечит и не ломает кости. Стояли, готовые работать. Один из солдат — отодвинул засов и Гурдаев вошел в камеру…

— Салам алейкум, Асланчик… — сказал он, — гдукхаш мука ду[41]?

— Говори по-русски, на языке своих хозяев, псина… — сказал лежащий на груде старой соломы в углу бандит. До сих пор — его никто и пальцем не тронул.

— Псина… — Гурдаев прошелся по камере, три шага до стены, три обратно, — а если даже и так. Я и есть пес, волком мне не стать, признаю. Пес-волкодав. Скажи — ты бы стал пасти стадо, принадлежащее твоему отцу, без собаки?

Бандит ничего не ответил.

— Вот скажи, Аслан — ты то зачем на это пошел? Ты же в авторитете был. Ломом подпоясанный. Разве воры в политику лезут?

— Я больше не вор.

Гурдаев с ноги сбился.

— Повтори.

— Я больше не вор…

Небольшой диктофон в кармане — прилежно мотал пленку. Того, что сказал Аслан, было достаточно, чтобы на любой зоне его опустили.

— А кто ты есть?

— Аллах Акбар, — коротко и исчерпывающе ответил чеченец.

— Верующий, значит. А зачем ты людей в Грозном грабил? Разве Аллах не запрещает брать чужое, а?

— То были не люди.

— Интересно… а кто?

— Неверные. Жизнь неверного разрешена и все его имущество разрешено. Я не взял ничего из того, что Аллах запрещает брать…

— А как же твои сокамерники? Те, кто с Лабазановым.

— Они идут против Аллаха! Кара Аллаха настигнет их.

— В лицо им скажешь? Что же ты их за глаза то опускаешь? А еще правильным отрицалой считался, в СИЗО хату держал.

— Фуфло все это! — выкрикнул бывший вор — нет Бога кроме Аллаха!

Если бы это не было так жутко, возможно, это было бы даже смешно.

— Значит, ты у нас теперь правоверный гоп-стопник, так?

Чеченец тяжело вздохнул.

— Встретились бы мы на воле, мусор…

Бывший мент хлопнул в ладоши.

— Не вопрос, Асланчик. Вставай.

Бывший грабитель, успевший намотать одиннадцать лет тюремного стажа — не пошевелился и мент поддел его ногой.

— Вставай, вставай… Выметайся отсюда. Освобождай жилплощадь!

Бывший бандит неловко встал.

— Пошел к двери!

— В спину стрелять хочешь, да? Стреляй в лицо, мусор!

Мент рассмеялся — искренне и оскорбительно для Аслана.

— На … ты мне нужен. Я думал, ты правильный отрицала, ломом подпоясанный, а ты… Давай, давай, пшел отсюда! Пшел!

Вор, немного помявшись, покинул свое временное пристанище. Солдаты молча смотрели на него.

— Давай к лестнице! Шевелись! Пошел!

Они прошли лестницу, потом — одну за другой две двери. Вышли во дворик.

— Ну, что встал! Давай, двигай отсюда! То, что ты за вора отрекся — это, конечно, вся братва узнает, благо прогоны твои гнилые в их адрес я записал. Но теперь же теперь до них пофигу, ты же теперь при делах, так? Пшел отсюда!

Бывший вор заскрипел зубами — он был недалекого ума и только теперь, когда свобода была перед ним, совсем рядом, только шагни — он понял, в какую ловушку он сам себя загнал. Если он пропал на несколько дней, а потом появился — сразу подумают, что его схватило ФСБ, а потом отпустило. Если его никто не был, не выбили ему зубы — значит, он всех сдал, согласился стучать. Или — уже давно стучит. А наказание за это — только одно. Если же он попытается уйти на зону и спрятаться там — рано или поздно этот мусор козырнет своей проклятой кассетой, где записано, как козырный фраер Бесила отрекается от воровских понятий и парафинит братву. Минимум, что за это полагается — опустят, загонят под шконку, сделают женщиной…

— Ы-ы-ы-ы…

С полувсхлипом, полувизгом бывший вор и нынешний боевик Бесила бросился на мента — но тот с обидной легкостью отбросил его в сторону. Щелкнула челюсть…

— Бесила, Бесила…

Бывший майор грозненского уголовного розыска присел на корточки рядом с тяжело приходящим в себя блатным.

— Раз выбрал масть, так и не меняй ее, — наставительно сказал он, — иначе ты парашник и никто более. Теперь быстро — где пахан?

— Какой… пахан?

— Дударик, пахан ваш! Это ты ему дела с эстонскими рублями устраивал, так? Колись, с. а, глаз высосу!

Блатной заплакал…

Тьфу!

Дудаев Район н.п. Ялхарой Апрель 1996 года

Заросший неопрятной седой щетиной человек в старом, пропахшем потом камуфляже — лежал на топчане в подвале капитального кирпичного дома и смотрел в потолок. Точнее — он смотрел на лампочку, которая раскачивалась непонятно почему, вероятно под воздействием потоков воздуха из устроенной хозяином этого дома вентиляции подвала. Лампочка раскачивалась как маятник в руках опытного гипнотизера, словно повторяя дыхание лежащего на топчане человека.

Раз — два. Раз — два.

Генерал думал, что ему делать. С войной. С чеченским народом. С Россией. С республикой, которая была доверена ему.

Джохар Дудаев до восьмидесятых годов не был ни мятежником, ни террористом — он был вполне даже пристойным коммунистом и офицером. Русская жена, продвижение по политической линии. В Афганистане — он разрабатывал планы действий тяжелобомбардировочных авиаполков, а потом — лично, на самолете Ту-22М3 летал их исполнять. Он никогда не думал, что его именем — через три десятка лет будут пользоваться исламские экстремисты. Хотя… а много ли они им пользуются?

Генерал согласился принять власть в Чечне, когда ему сделали предложение от лиц, близких к действующему руководству России, тогда это еще были народные депутаты РСФСР. На него вышли еще в Прибалтике, обстоятельно рассказали, что творится в родной республике. Показали документы, даже принесли дорогущий тогда еще видеомагнитофон и показали фильм. Этого оказалось достаточно — он согласился.

Генерал не знал, что игра, которая с ним велась — была не двойная, а даже тройная. Возвращение в свою республику единственного генерала — чеченца, которого просто не могли не уважать местные авторитеты — было одним из горизонтов игры. Но было еще два других.

Первый — вело российское руководство. Тогда шла борьба за власть… точнее — грызня за власть. Никто не знал, к чему она приведет. Насколько сильным окажется Горбачев. Не скинут ли его теряющие власть соратники и не устроят ли тридцать седьмой год. Не вмешается ли армия — а она вполне могла вмешаться. Именно поэтому — было несколько планов действий и заранее создавалось несколько точек, откуда может начаться сопротивление, если верх в Москве возьмут сторонники жесткого курса. Одной из точек сопротивления должен был быть Свердловск: мало кто знал, что именно там должна была быть провозглашена столица РСФСР вместо Москвы — на случай, если убьют Ельцина. Четвертый по величине город страны, далеко от Москвы, куча оборонных предприятий. Ельцин здесь продолжал пользоваться популярностью — свой, земляк, взлетевший на самый верх. Были контакты и в армии и в милиции… если бы Ельцин был убит — вступил бы в действие именно этот план[42]. Второй план — опереться на республики Кавказа. Там было много оружия — мужчина не считался мужчиной, если у него не было оружия, и там всегда впотаек тлело недовольство и сопротивление. Там — в случае прихода к власти военных — должен был вспыхнуть сепаратистский мятеж и возглавить его — должен был Джохар Дудаев. Республики Кавказа были своеобразны тем, что там родо-племенные связи были всегда сильнее приказа и долга — поэтому, те кто разрабатывал этот план был уверен, что просто так подавить этот мятеж с помощью местных сил безопасности не получится. Был и еще один генерал — своеобразный двойник и дублер Дудаева, но с несколько отличной от него программой действий — он должен был подхватить сопротивление на общесоюзном уровне.

Второй — вела британская разведка. Из всех иностранных разведок — британская имела самые сильные связи и контакты на Востоке. Мало кто знает, что британцы пытались отторгнуть Кавказ от России уже как минимум два столетия: после победы в Севастополе планировался поход британской армии на Кавказ и только позиция Наполеона Третьего, который вовсе не хотел такого усиления Британии — сделала этот поход невозможным. Британия всегда заигрывала с сепаратистами, так планировалось отторжение от России народа адыгов и создание независимой Адыгеи (был готов даже флаг). Поддерживался сепаратизм черкесов — Кавказская война велась не просто так, и ущелье Кбада, в котором были добиты силы сепаратистов — сейчас называется Красной поляной в память о пролитой там крови[43]. Британская разведка сильна своей преемственностью — и игра против СССР как правопреемника Российской Империи продолжалась всегда.

В восемьдесят пятом году был принят план проникновения исламизма на территорию СССР, план распространения движения муджахеддинов и возрождения басмачества. Все это — планировалось на долгую, длиной в десятилетия игру — британцы еще не знали, что СССР рухнет через пять лет. Но когда стало понятно, что державе осталось немного — переориентировались быстро.

Конечно, Джохар Дудаев был у них на заметке. Он не мог быть на заметке хотя бы потому, что воевал в Афганистане и подлежал ликвидации моджахедами. Был он на заметке еще и потому, что бы генералом Советской армии и одновременно выходцем с Кавказа, представителем малого и пострадавшего народа. В отличие от советских "мыслителей" тупо пережевывавших жвачку "пролетарского интернационализма" — британцы знали, сколь опасен и разрушителен может быть национализм, и брали на заметку тех, кто мог в будущем возглавить национальные движения. Тут банально совпали интересы — британской разведки и руководства РСФСР. Правда, британцы знали то, о чем валуховатые "россияне" даже не догадывались. Куда им, с Высшей партийной школой в таких тонкостях то разбираться…

Прежде всего, британцы знали о том, что Дудаев был евреем. Горским евреем, но это не меняло дело. Фамилия Дудаев происходило от "Дада", что означает — горский еврей[44]. Дудаев знал об этом и не только знал — он, например, призывал совершать намазы три раза в день, а не пять и почитать не пятницу, а субботу[45], за что в любой мусульманской стране его немедленно зарезали бы. У Дудаева не было сильного тейпа — как раз потому, что он был еврей.

Британцы знали и о том, что Дудаев воевал в Афганистане и совершал боевые вылеты, в ходе которых погибло немало моджахедов. Учитывая, что бандитско-террористическое движение моджахедов никуда не делось, более того — британцы делали на него серьезную ставку в вопросе проникновения в Среднюю Азию и на Кавказ — старое поле "Большой игры", ведущейся в регионе уже двести лет. В Чечне — никогда не было сильных исламских правоведов, знатоков исламского права, авторитетных богословов, которые могли бы как-то оправдать или защитить президента — зато было полно новообращенных. Знаете ведь, как новообращенный, да и просто человек узнавший какую-то истину — относится к этой истине: поначалу как к иконе, как к сокровенному, яростно безумно отражая все нападки поколебать веру. Это когда потом выясняется, что мулла на закят себе дом построил и свинину ест — начинаются сомнения, а пока… Перед моджахедами и их новым лидером, богоподобным Осамой бен Ладеном — Дудаев выглядел бы очень бледно.

Дудаев, советский авиационный генерал, привыкший к порядку воинской части — к девяносто второму году оказался брошенным в республике с богатыми воровскими и бандитскими традициями совершенно один. Российской власти он оказался не нужен — Горбачев просто уступил страну без боя, зачем теперь был нужен сепаратизм. Британцы перестраивали политику — они тоже не совсем были готовы к крушению СССР, по их расчетам это должно было произойти в лучшем случае лет через десять, причем самые радужные сценарии предполагали серьезное ослабление и погружение СССР в себя — но никак не полный его распад. Надо было что-то делать… элементарно кормить людей. Дудаев понимал, что вооруженные люди, толпящиеся у его дворца — завтра скинут его так же просто как сейчас поют здравицы в его честь. Уже возникала оппозиция, тейпы собирали боевые отряды и начинали бороться за власть. Дудаева не поддерживал Хасбулатов — второй по должности человек в Российской Федерации на тот момент. Из тюрьмы вышел Лабазанов и собрал сильный отряд боевиков — бывших уголовников. Надо было что-то делать.

Вопреки общепринятому мнению — Джохар Дудаев был очень масштабной политической фигурой. Далеко не слабаком, далеко не дураком — с поправкой на масштабы Чечни его можно было сравнивать даже с Лениным. Видимо, прошлое армейского политического руководителя, и изучение трудов Ленина дало ему подсказку как поступить: он не мог остановить бардак в республике, он не мог ни отобрать оружие у молодых парней, шляющихся по Грозному, ни дать им работу. В этом случае оставалось одно: дать людям то, что они хотят и неважно, насколько дико это выглядит. Не можешь победить — возглавь и посмотри, что будет. Именно так — сделал Дудаев. Увы — чеченцы хотели резать русских… и он ничего с этим сделать не мог.

Почти сразу — он сделал две вещи. Первая — удалась. Вторая — стала причиной его гибели, просто потому что он слишком много знал.

Первая вещь — это превращение республики в некую черную дыру для финансовых транзакций (читай — махинаций). Пусть Дудаев не был хорошим чеченцем — но он был евреем и на этом мог играть. И играл. То, что просочилось в прессу — фальшивые авизо — было лишь верхушкой айсберга. Смешно думать, что авизо затеяли чеченцы — ну откуда им знать механизм работы банковской системы, тогда еще очень несовершенной. Но на чеченцев можно было много чего списать. Платой за это было то, что федеральный центр продолжал финансировать по сути отколовшуюся и явно сепаратистскую республику.

Вторая вещь — Конфедерация горских народов Кавказа.

Про эту организацию — сейчас почти забыли, про нее неизвестно почти ничего правдивого. А ведь в начале девяностых — это был мощнейший инструмент, позволявший разруливать интересы целом регионе, в перспективе — и не только в нем одном.

Конфедерация горских народов Кавказа была в августе восемьдесят девятого года в Сухуми. Сама по себе дата примечательная — очевидно, кто-то очень умный заранее готовил позиции[46]. Антибританские позиции — не стоит думать, что в КГБ работали глупые люди — все всё прекрасно понимали, и на исламистскую заразу, идущую с юга — готовили "асимметричный" ответ. Второй съезд — был в девяностом году в Нальчике, на территории РСФСР. В момент крушения СССР и разгрома КГБ — нити управления, по-видимому, были утрачены и какое-то время, года два — КГНК жило своей собственной жизнью. Но потом — нити управления были восстановлены. Видимо, это произошло во время войны в Абхазии — уникальной войны, где Шамиль Басаев сражался рука об руку с русскими казаками и российскими военными.

Отвлечемся на минуту. Известно: все есть яд — и все есть лекарство, вопрос лишь в дозе. КГНК при умелом управлении и сильном государстве — могло стать мощнейшим инструментом вмешательства во всем регионе. И надежным заслоном исламистской заразе, которую сюда несли ваххабиты при прямой поддержке англичан и американцев[47]. Наличие мощной боевой группировки, состоящей из подготовленных боевиков, способных перемещаться по всему региону, устроить теракт, восстание, путч, все что угодно… — и при этом юридически никак не связанной с Россией — ставило весь регион под контроль России. В третьем мире — а то, что к югу от России это третий мир — не уважают слова, там уважают силу. И страх. Ни одно государство в регионе не осмелилось бы затронуть интересы России, опасаясь силового ответа. А потом… потом ведь и на Ближнем Востоке проживают большие диаспоры выходцев с Кавказа. Очень большие…

Никто так не задумывался — а на что рассчитывал Хасбулатов, когда поднимал мятеж против Ельцина в девяносто третьем году? На то, что армия восстанет? На милицию? На стариков с палками, которые пенсию не платят? Ну смешно же…

Джохар Дудаев знал о Большой игре и встроился в нее. До последнего — он держал контакт с руководством России — которое тоже не имело определенной позиции по Чечне. Например, в обмен на неподдержку Хасбулатова в 93-м году ему, Дудаеву были даны широкие и вполне определенные гарантии независимого будущего Чечни. Согласно достигнутым договоренностям, Чечня должна была в конечном итоге встроиться в СНГ на правах независимого государства, валютой же — планировался российский рубль. Дудаев вовсе не хотел воевать с Россией, никогда не стремился к этому. Шла серьезная игра на Кавказе, о ее неоднозначности свидетельствует, например тот установленный факт, что когда отряды антидудаевской оппозиции и завербованные ФСБ российские танкисты штурмовали Грозный — на стороне Дудаева воевали русские казаки. До сих пор неизвестно, кто и при каких обстоятельствах продавил решение Ельцина начать войсковую операцию против Чечни. Но это решение стало роковым, оно определило пути развития ситуации на Кавказе на годы вперед — и не только Кавказа, но и всей государственности России.

Новогодний штурм Грозного стал переломным моментом. После него пути назад уже не было — ни одним, ни другим. Слишком много было пролито крови….


Лежа на топчане и зачарованно наблюдая за мерным покачиванием голой, без абажура лампочки — человек напряженно размышлял. Он должен был решить — что в конечном итоге делать. Принять решение прямо сейчас.

На него шла охота — серьезная охота и он понимал почему. Слишком много знал. Те люди, которые сейчас у самого верха … медведь даже не представлял, как они ненавидели его. Даже не представлял…

Басаев — никогда не брал у него санкции на то, что он сделал в Буденновске. Никогда не существовало такого отряда… Басаев вообще не был никогда к нему близок. До начала войны — он не был военнослужащим чеченской армии вообще, его отряд подчинялся КГНК, Дудаев вообще не мог отдавать ему приказаний. Он почти полностью потерял свой отряд в январе девяносто пятого, в Грозном. И тут этот рейд. Кто дал ему людей? Кто пропустил? Кто выпустил обратно?

Генерал знал — что Басаев и его люди ищут его, чтобы убить. Ему сказали, что у Басаева есть какое-то удостоверение, возможно — офицера федеральных сил — и с ним он проходит военные посты. Вместе с ним видели людей, ни один из которых не был чеченцем.

Да, его приговорили…

Он знал о том, что планировалось. Захват атомной подводной лодки… как вариант атомной электростанции — но атомной подводной лодки лучше. Предъявление требований, держа под прицелом весь мир. Он прекрасно понимал — кто на самом деле за этим стоит. Медведю — могут прощать многое, но не разгильдяйство в вопросе атомного оружия. Никто не потерпит, если Америка окажется под угрозой ядерного удара террористов, никто не потерпит ситуацию, при которой в России можно захватить подлодку с атомными ракетами и угрожать с нее всему миру. План виден как на ладони — американцы встают на дыбы и требуют демонтажа или международного контроля над атомным арсеналом России. Ельцину деваться некуда — он не может на это пойти, выборы на носу. Ему простят воровство — но не простят предательство. Дальше… где-нибудь в США происходит теракт… еще один Басаев найдется… дураков хватает. Американцы — начинают операцию по силовому взятию под контроль России или, по крайней мере, ее ядерных арсеналов. Ну, а дальше — Вставай, страна огромная, то, что и хотят авторы этого плана.

Что он может сделать сейчас?

По сути — сейчас у него единственный союзник — Медведь. Он должен знать — что за люди рядом с ним. Он неплохо разбирался в людях и понимал, что Медведем — движет сильнейшее чувство самосохранения, желание выжить. Сильнейшее, звериное чувство обложенного со всех сторон флажками волка. Выжить любой ценой и несмотря ни на что. Он не потерпит того, что рядом с ним люди, которые считают его предателем и мечтают воссоздать СССР даже ценой возможной ядерной войны.

Все просто. Он должен сказать Медведю. Имея такую информацию — можно торговаться и о собственной безопасности. О завершении всего этого… Медведю тоже уже понятно — не они играют. Это их играют

Советский авиационный генерал спустил ноги на утоптанный земляной пол. Выпрямиться в подвале в полный рост — а генерал был довольно высоким — было невозможно, и от этого по всему его существу прокатилась жалкая, горькая волна унижения…

Уже у самого лаза наверх он вспомнил — забыл! Спутниковый телефон забыл! Он всегда был с ним — его подарила община. Для того, чтобы делать шахер-махеры — надо всегда быть на связи… а сейчас, во время войны деньги дербанились совсем уж нереальные. Община… С ней и надо говорить… Береза имеет прямой доступ к телу, но он жадный. Запросит столько, что… Кто еще. Кто?

Генерал вернулся к своему топчану, достал из-под него стальной чемоданчик спутникового — номер которого уже был известен русским спецслужбам от тайно схваченного и допрошенного связного, занимающегося как раз денежными делами, криминальными отмывками. Но генерал этого не знал. Не знал он и того, что в этот самый момент полковник Конфедерации горских народов Кавказа Шамиль Басаев имеет очень неприятный разговор с Москвой, тяжело дыша и обливаясь потом, он докладывает, что сделано для ликвидации генерала Джохара Дудаева и почему он до сих пор жив.

Улыбаясь, генерал крепко сжал ручку чемоданчика — и пошел навстречу своей смерти…

Чеченская республика Ичкерия Гудермес 21 июля 1996 года

Война — это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов; выступай, когда он не ожидает.

Все это обеспечивает вождю победу; однако наперед преподать ничего нельзя.

Сунь Цзы. Искусство войны. Обязательна для чтения сотрудниками ЦРУ США

Слабость — это тоже оружие. Смертельное оружие — в опытных руках.

Российская Федерация — нет, не Россия, испокон века Россия воевала совсем по-другому — показала в Чечне — Чеченской республике Ичкерии свою слабость. Более того — она показала там свою катастрофическую слабость. Армия, состоящая из девятнадцатилетних пацанов, бросающаяся на пулеметные точки с отчаянием обреченных, горящая в танках и бронетранспортерах на улицах Грозного. Правозащитники — лукавый Ковалев, призывающий держащих круговую оборону солдат выйти под нож боевиков, остальные. С умным видом рассуждающие о преступности войны в телевизоре. Само телевидение — одного НТВ, ставшего рупором боевиков достаточно. Тележурналисты восхищаются боевиками — сильными, брутальными, отмороженными и это восхищение — сродни то ли стокгольмскому синдрому, то ли власовщине. В Москве — все с упоением дербанят кредиты МВФ, гуляют в казино — даже не замечая того, что в трех часах лета идет война и гибнут люди. Президент страны работает с документами, министр обороны таскается по стране с бабой — пресс-атташе — тире пэ-пэ-же под боком. Лукавый бес Березовский мотается в Чечню и ведет какие-то подозрительные переговоры. Каждый чиновник, видя как из воздуха сколачиваются состояния, как на теле страны, будто нарывы вскакивают МММы и Хопры — стремится конвертировать свое должностное влияние в деньги с исступлением голодного — и плевать, чьи это будут деньги, пусть даже злейших врагов страны. Маленький мятеж в маленьком захолустном местечке на окраине — разрастается до того, что становится угрозой для всей империи.

Но слабость России — это и слабость боевиков. Привыкшие к безволию и продажности — они не предпринимают и десятой доли тех мер предосторожности, какие предпринимали, к примеру, бандеровцы, ведущие войну не на жизнь, а насмерть с НКВД. У них в отрядах нет той контрразведки, какая была в бандах моджахедов, ее не ставили им сотрудники ЦРУ США и британской разведки в пакистанских лагерях. Они навещают своих жен, спускаются в села и города, ведут переговоры с российскими политическими деятелями, которым не составляет никакого труда найти нужных людей, в отличие от правоохранительных органов. И боевики забывают — что в Чечне есть немало людей, которым они причинили боль и пролили кровь, у которых отняли близких. Они считают, что война все спишет — но не списывает, она только откладывает месть до удобного случая! И ради того, чтобы отомстить — эти люди готовы на союз с кем угодно, даже со злейшими врагами. Есть и люди, которые не хотят видеть дудаевскую независимую Чечню, жить в ней. Таких людей немало…

В таких условиях — небольшая, фанатичная группа людей, обладающая информацией и возможностями, умеющая договариваться — способна почти на все…

Первый звонок для боевиков прозвенел весной девяносто шестого, в апреле. Президент Чеченской республики Ичкерия Джохар Дудаев — решил поговорить с политиком и бизнесменом Константином Боровым, имеющим некие выходы на Кремль. Он остановил конвой машин на дороге, достал спутниковый телефон, включил его и…

Но это — было еще не все. Ликвидация Дудаева сама по себе ничего не значила, она была прологом к еще более масштабной, стратегического уровня операции. Следующим ходом небольшой группы людей, поставивших себе цель выиграть войну несмотря ни на что, несмотря на предательство и измену и снизу и сверху — должна была стать одновременная физическая ликвидация всей верхушки бандитского подполья.

Сделать это было намного проще, чем казалось…


Белая, забрызганная грязью Нива остановилась на окраине Гудермеса. Ствол автомата торчал из одного окна, флаг джихада, зеленый, с арабской вязью — из другого…

Из машины выбрался человек. Бородатый, заросший бородой чуть ли не по самые глаза. На голове была черная вязаная шапочка, за спиной — автомат. Он огляделся — никого, только неподалеку ковыляет грязная трехногая собака. Человек махнул рукой.

— Салам алейкум, Руслан!

В кирпичной стене гаражей — а это был старый, советских еще времен гаражный кооператив — отворилась дверь. Молодой, раза в два моложе бородач — повторил жест пожилого, почти в два раза старше его боевика.

— Салам. Заезжай, дорогой, не бойся…

Нива двинулась вперед, проехала в лабиринт гаражей. Солнце старалось вовсю — жара была необыкновенная, даже для летней Чечни.

В проезде между гаражами — почти новый, но грязный по самую крышу шестисотый, рядом с ним — девятка и УАЗ. Вооруженные до зубов люди, даже американская снайперская винтовка, непонятно откуда здесь взявшаяся. Но одеты разномастно — кто и вовсе голый по пояс, с лифчиком[48] на голое тело, кто-то в некоем подобии формы, кто-то в гражданском. У многих — глаза прикрыты черными очками, на их блестящей поверхности — танцует солнце. Воздух густой как кисель.

— Свои? — негромко спросил Теплов…

— Да какие свои… — негромко сказал Гурдаев, — бандюки конченые…

Значит — свои…


После ликвидации Дудаева — между своими развернулась невидимая, но ожесточенная грызня за власть. Все понимали, что стоит на кону и какие деньги — получит победитель в этой игре. Поэтому — играли совсем без правил…

Смешалось все. Абсолютной роли как раньше тейпы не играли — старейшины понимали, что никакие предвоенные расклады не играют роли, всякий, у кого есть сотня боевиков в подчинении может порушить их одним словом. Но, тем не менее — боевые отряды формировались в основном по признаку тейпово-кланового родства, и какую-то роль это играло. Не менее важную роль играли близость к покойному президенту Дудаеву, контакты в Москве — все понимали, что президентский пост ничего не стоит, если нет денег, а деньги могли прийти только из Москвы, в самой Чечне денег совсем не было. Играла свою роль и позиция Москвы — русисты все еще были на земле Ичкерии, а если ты живешь рядом с драконом — изволь с ним считаться.

Со стороны русской армии — та весна запомнилась ощущением наконец то свершившегося перелома. Огромной кровью взяв Грозный — армия прошла по всей Чечне, к весне — под контролем боевиков была очень небольшая территория — да и то, контроль был не абсолютным. Некоторые полевые командиры, в основном бывшие уголовники — шли на контакт с властями, спрашивали — что будет сложившим оружие. Наиболее непримиримые — уходили в Ингушетию и Дагестан, и там и там — тоже назревал взрыв, но пока все было под относительным контролем.

В феврале девяносто шестого года — началась операция Цепь, предусматривающая окончательное замирение Чечни и разгром сопротивления. Первоочередной задачей — считалась ликвидация всей верхушки бандитских формирований.

Двадцать первого апреля девяносто шестого города специальной группе радиотехнической разведки, работавшей с борта специально переоборудованного самолета ДРЛО А50 Мейнстей удалось перехватить сигнал спутникового телефона Дудаева в районе населенного пункта Гехи — Чу. Дежурная (а не специально выделенная под операцию) пара штурмовиков СУ-25 отработала по цели: Дудаев погиб. Нескольким офицерам было присвоено звание "Герой России".

С этого момента, заработал резервный штаб боевиков, верховодил в котором Аслан Масхадов. Бывший полковник советской армии, артиллерист, именно он был одним из старших офицеров у Вильнюсского телецентра. Его штаб, как оказалось, находился под Мескер-Юртом на территории трубной базы. Работающий штаб не может молчать в радиоэфире, работа его средств связи была перехвачена тем же самым самолетом. Но когда ударная группа уже направлялась к цели — Масхадов свернул работу и вышел из-под удара в последний момент. Налицо было предательство, предательство кого-то на самом верху.

После этого — прежняя система работы (радиоразведка и стремительный удар по цели дежурными огневыми средствами, находящимися в районе) была признана скомпрометированной и в жизнь пошла новая тактика. Подготовка и переброска на территорию, не контролируемую федеральными силами агентурно-боевых групп с целью выявления мест нахождения и самостоятельной ликвидации наиболее одиозных фигур бандподполья…

Масхадов трижды лишь чудом избежал смерти. Удалось установить, что он часто пользуется дорогой М29, появляясь то в Аргуне, то в Гудермесе. В районе населенного пункта Джалка, на мосту через реку его ждала засада — но когда кто-то сообщил ему о том, что его нора в Мескер-Юрте раскрыта, он нырнул на дно. Через некоторое время — работающие по всей территории агенты донесли, что Масхадов (оперативная кличка Тушканчик, он ездил на зеленом УАЗ-469 на котором одна дверь была не родная, желтого цвета, с милицейской машины — грубейшая, недопустимая ошибка!) едет в населенный пункт Самашки. Ударная группа несколько километров следовала за ним — но момента для нанесения удара так и не представилось — а потом машина с Масхадовым свернула в боковую улицу и преследование стало невозможным. Выйдя на контакт с агентами в селе, и выяснив, что ближе к вечеру Масхадов проследует на Гудермес, группа заняла позицию у дороги. Но Масхадов так и не появился, операцию пришлось свернуть.

Тем временем — в чеченском движении шла свара, на свой кусок претендовали воры. Возглавлял их бандит по имени Руслан Лабазанов — тесно связанный с федеральным центром деятель, родившийся в Казахстане чеченец, бывший тренер по рукопашному бою, тренировавший МВД и КГБ, известный как Рэмбо. Лабазанова убили при невыясненных обстоятельствах тридцать первого мая девяносто шестого года в селении Толстой Юрт, которое всегда было в оппозиции Дудаеву. Примерно в это же самое время — от рук боевиков зятя Дудаева Салмана Радуева гибнет вор в законе (по мнению некоторых самопровозглашенный) Али Гудермесский, ближайший сподвижник Лабазанова. Салман Радуев становится теневым "хозяином" Гудермеса — но бандиты остаются, и им вовсе не хочется идти на джихад.

Тогда они связываются с федеральным центром, и начинается новая стадия Цепи — операция Капкан…

Несколько групп проникают в треугольник Грозный — Гудермес — Шали — Аргун. Цель — предположительно готовящаяся в Гудермесе подпольная Шура, на которую прибудут все командиры бандформирований и авторитетные религиозные деятели, претендующий на власть. Предположительно — на этой Шуре будет не менее ста человек. ФСБ готово к Шуре: уже несколько месяцев по Гудермесу раскатывает бывшая санитарная "таблетка", переделанная в мини-грузовичок. Ее владелец, общительный чеченец средних лет берет заказы на перевозку всего, что в состоянии поднять его машина: грузовое такси. Заказы он берет совсем недорого, так что без дела машина не стоит. Его машина уже примельк