КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400696 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170390
Пользователей - 91075

Впечатления

Serg55 про Чернышева: Кривые дорожки к трону (Фэнтези)

довольно интересно, хотя много и предсказуемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Кузнецов: Сто килограммов для прогресса (Альтернативная история)

Прочёл 100 страниц. Сплошь: "Рыбаки начали рыбачить, рыбный пост у нас..." (баранину ели два раза). На какой странице заклёпки?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).

Ириса и Ранагон (fb2)

- Ириса и Ранагон 19 Кб (скачать fb2) - Дмитрий Тарабанов

Настройки текста:



Тарабанов Дмитрий Ириса и Ранагон

Дмитрий ТАРАБАНОВ

ИРИСА И РАНАГОН

рассказ

Земляне - это были, безусловно, земляне, - умиротворенно нежились на траве, когда все это и произошло. Саблезубые вепри, притаившиеся в дальних зарослях шипастого кустарника, с разрывающим барабанные перепонки ревом выбросились на людей. Женщина, стройная, обнаженная, еще не покрывшаяся местным золотистым загаром, пронзительно закричала, а мужчина не самой плотной комплекции, но следящий за своей фигурой, бросился к ракетным саням. Он выхватил бластер, пока мохнатые животные с далеко выступающими вперед бивнями окружали перепуганную женщину. Он прицелился и сделал три точных выстрела, уложив ближайшую тварь, густая шерсть на которой мгновенно воспламенилась. После выстрела во вторую, он перевел оружие на более концентрированный огонь, но подкравшееся сзади чудище повалило его на землю. Казалось, что еще секунда, и саблезубый вепрь нанижет человека на бивень и подставит язык под поток горячей крови, вытекающей из сквозной раны, но землянин опередил его. Вывернувшись, он всадил вепрю заряд в самую глотку, и представитель фауны, противно захрипев, грузно врылся мордой в землю. - Ириса! - крикнул он женщине, задом отползающей от рычащих чудищ, Прыгай в сани! Он перекинул ноги через высокое сидение и, потянув на себя руль, быстро поднял в воздух машину, и на минимальной скорости повел ее в сторону сжимающегося кольца. - Мароне, - взвизгнула женщина, поднимаясь на дрожащие от напряжения ноги и бросаясь в сторону саней. - Мароне! Мароне оторвал одну руку от руля, подхватил бластер, болтающийся на поясе, и снова дал залп. Пригнувшаяся для прыжка тварь получила сжигающий заряд и, откатившись назад, опрокинулась на спину. Ириса тем временем отчаянно пыталась ухватиться за борт зависших в воздухе саней, но руки ее скользили, и она от беспомощности плакала. - Быстрей запрыгивай! - кричал Мароне, ища в прицеле очередного вепря. Из дальних кустов прибывали все новые и новые звери. - Иначе они сами запрыгнут. И впрямь, точно по предположению, одна из тварей, заходящих сзади, водрузилась на борт саней. Она зацепилась передними, заканчивающимися копытами лапами, и сани накренились под ее весом. Ириса, уже почти вскарабкавшаяся, вскрикнула и сорвалась. Повернувшись через плечо, Мароне выстрелил. Маленький глаз животного исчез в черной дыре вскипающей жидкости. Тело соскользнуло вниз, но зацепившееся между двигателем и грузодержателем копыто держало тварь. Бортик, за который пыталась ухватиться Ириса, поднялся слишком высоко. - Мароне! Пожалуйста, дай руку! - крикнула она. Мужчина оглянулся. Вепри подкрадывались со всех сторон, сжимая их в большое кольцо. Он прикинул, что если посадит сани и позволит забраться Ирисе, животные набросятся на него и не позволят им взлететь. Отстреливаться дальше он не мог - бластер раскалился и с последующим выстрелом мог разорваться просто у него в руках. Альтернатив не было. - Прости, - крикнул он, пытаясь заглушить голосом рокот мотора и утробное рычание саблезубых вепрей. - Я ничего не могу сделать... Ириса, не веря своим ушам, взвыла и округлила покрасневшие от слез глаза. Мароне закрутил рукоятки руля, отпуская ремень с бластером, и рванул по параболе вверх. Оружие упало у ног Ирисы, и она машинально нагнулась, чтобы взять в руки горячую керамику. Три выстрела в "молоко" - и бластер задымился. Женщина еще полдюжины раз надавила на курок, прежде чем отбросить оружие прочь. Ракетные сани с даже не обернувшимся Мароне взмыли в небо. На корме, заметно накренив транспорт, безжизненно болталось обмякшее тело твари. Ириса, совершенно позабыв про наготу, попыталась рвануться в какую-то сторону, но, поняв, что бесполезно, рыдая, осела наземь. Этого твари только и ждали... Ранагон понял, что если сейчас не встрянет, самке землян, довольно симпатичной по его устаревшим за тысячи лет понятиям, наступит конец. Он сам для себя уяснил, что решил сделать это из чисто эстетических побуждений. Он вырвался из укрытия, расправив твердые кожаные крылья, срубающие на пути деревья и кустарник. Рев, который исторгла его давно не тренированная глотка, заставила вжаться вепрей в землю. Они подняли свои ошалевшие глаза-бусины на несущегося на них крылатого монстра. Действуя быстро, не давая животным опомниться, Ранагон сомкнул открытую челюсть на первом попавшимся под зуб вепре, второго схватил ногами, мгновенно пронзая его мягкую плоть когтями, третьего и четвертого распорол когтями на концах крыльев, а еще двоих сшиб хвостом. От последнего удара саблезубые вепри превратились мешки с переломанными костями и кровоточащей плотью. Осколки хрупких костяных бивней взмыли в небо. Делая второй заход, уже ступая по земле, Ранагон старался не задеть женщину, недвижимо лежавшую на примятой траве. Животные, которые еще не потеряли интерес к добыче, были уничтожены зубастым клювом и мощными когтями крыльев. Остальные обратились в бегство, совсем по-поросячьи прихрюкивая и жалобно махая хвостом с пушистой кисточкой на конце. После того, как Ранагон оглушительно закричал во второй раз, последний вепрь, в нерешительности остановившийся у дальней стены кустов, побежал прочь. Оглядевшись в поисках новых животных, Ранагон не нашел никого, вздохнул, ощущая в груди тревожное биение, и склонился над женщиной. - Ириса, - позвал он. Она не ответила. Ранагон пригнулся и приложил ухо вплотную к ее лицу. Дышит. Просто потеряла сознание. Он внимательно осмотрел ее, не переворачивая, и не обнаружил ничего более серьезного, чем синяки, ссадины и поломанные ногти. К счастью, травмы не были скрыты от его взгляда одеждой. - Вот и хорошо, - сказал Ранагон своим полушепотом, который звучал намного громче человеческого и на шепот не походил совсем. Скорее на мелодичный хрип. Он поднялся, расправив крылья и несколько раз взмахнув. Листва на деревьях и в шипастых кустарниках зашевелилась. Когда ветер стих, ноздри Ранагона, наконец, ощутили душный запах животной крови и зловонных внутренностей парнокопытных тварей. Насколько он понимал, вепри не ели своих сородичей, потому здесь они не появились бы, пока женщина не придет в себя. А когда она придет в себя, то сможет убраться восвояси - с глаз долой. Вот и все, подумал Ранагон, из чисто эстетических побуждений я спас землянскую самку, и теперь могу лететь дальше, чтобы изучать противную местную растительность и ждать ночи, когда смогу решить математические проблемы. Ириса двинулась. Она издала жалобный звук, и Ранагон опустил крылья, взметнувшиеся было, чтобы поднять его тяжелое упругое тело с толстой, покрытой чешуйками, кожей. Нет, решил он, если она здесь очнется, то недолго пробудет в бодрствующем состоянии. И, тем более, здесь есть трупоеды, которые не станут разбираться, кто уже давно объект их рациона, а кто еще сыроват. Ранагон осторожно поддел женское тело когтями лапы, разместил между толстых пальцев с ороговевшей кожей и поднялся в небо.

Он отнес женщину на вершину горы, где в углублении, похожем на жерло, он устроил свой ночлег и простую обсерваторию. Ощутив мягкую поверхность из плотно прибитого сена, женщина заворошилась. Ранагон подождал несколько часов, осматривая ее со всех сторон и оценивая эстетику каждой ее новой позы. Залечивать раны он не стал, поскольку не был уверен, как теперь, спустя несколько тысяч лет организм землян отреагирует на его слюну. Да и, наверняка, молодой женщине не понравится быть облизанной странным огромным существом. Только когда начало вечереть, Ириса, не раскрывая глаз, простонала: "Пить". - Для этого тебе придется прийти в сознание, - сказал Ранагон тихо, как обычно - очень и очень давно - общался с людьми. Женщина испугано открыла глаза. Увидев чудище, она отпрянула назад, распахнув рот и глаза. - Не бойся, - сказал Ранагон, стараясь, чтобы голос звучал убедительно и дружелюбно. Ему сложно было вспоминать человеческие слова и отслеживать возможное изменение лексикона за прошедшие тысячелетия. - Я тебя спас от саблезубых вепрей. Они почти убили тебя, когда твой кавалер упорхнул на своей летающей телеге. - Он поморщился, поняв, что правильней было бы сказать "ревущие сани". - Кто ты? - все так же испуганно, с болезненной сухостью в голосе спросила Ириса. - Ранагон. Если мое имя тебе что-нибудь скажет. Она молчала, тяжело дыша. - Ранагон. Ты что-то вроде дракона или грифона? Ранагон, которого вопрос женщины завел в тупик, дернул крыльями. - Наверное, это попытки землян отобразить мое имя. А что - похож? - Что-то среднее, - сказала Ириса, пытаясь расслабиться и без содроганий смотреть на огромное существо. - Для дракона у тебя слишком много волос вокруг шеи и на груди, да и морда не та. А для грифона лысоват. - Спасибо, что объяснила, - обиженно откликнулся Ранагон. - Я думал, что у меня лицо, а не морда. Ириса посмотрела на него, даже не сообразив, что нужно было попросить прощения. - А Мароне? - спросила она. - Покинул тебя. И улетел восвояси. - Нужно его догнать! - подскочила Ириса, и грудь ее упруго дернулась. - Мы приземлились здесь совсем ненадолго. Так, медовый месяц. Если он думает, что я умерла, то очень скоро улетит, чтобы ничего не огорчало его здесь. - Забавная логика, - хмыкнул Ранагон так, что женщина дрогнула. - А кто он вообще такой? - Я его люблю! - вступилась Ириса, и Ранагон понял, что возражать не имеет смысла. Он хорошо знал настойчивость женской части землян. - Ты хочешь пить? - Жутко. - А есть? - Меньше. - Тогда полетели, спустимся у реки. Там растут фруктовые деревья. Думаю, их можно есть людям тоже. - Только нужно торопиться! - Ириса встала на ноги и, покачнувшись, ухватилась за ногу Ранагона. - Мой эпидермопеленгатор по-прежнему ловит сигнал корабля Мароне, но, не исключено, что сейчас он готов стартовать. Быстрее! Поторопимся! Ранагон присел и позволил женщине забраться по его густой и мягкой шерсти ему на шею. Только оказавшись наверху, Ириса вспомнила про одежду. - Ты, надеюсь, не стесняешься старого чешуйчатого животного? - усмехнулся Ранагон. - Нет, мне холодно. Так иногда бывает, для этого и придумали, наверное, одежду. - Не знаю, - ответил Ранагон, делая мах крыльями. - Мне никогда не бывает холодно, стесняться мне некого, и потребности в одежде никогда у меня не было. Да если бы она вам так нравилась, вы бы не стали скидывать ее тогда, на полянке. На это Ириса промолчала, ответив только ленивым румянцем на щеках.

У реки, где пороги были настолько высоки, что походили на водопады, а течение было медленным как в лагуне, оба напились воды. Ириса жадно припадала к влаге, а Ранагону понадобилось сделать всего один черпок языком ниже по течению, чтобы удовлетворить свою потребность в воде. Фруктов он съел совсем мало. - Не думаю, что это была такая уж отличная идея, - заметил Ранагон, смотря на Ирису, запихивающую плоды, похожие на персик, за обе щеки. - Сырая вода с фруктами может оказаться не совсем приятной... - У меня крепкий желудок, - успокоила его женщина, не переставая пережевывать сочную мякоть. Когда она наелась, ее стремление догнать жениха улетучилось, ее разморило, и она совсем безбоязненно пристроилась на мохнатой груди Ранагона. - А откуда ты знаешь, как тебя называли люди? Ты видел их когда-нибудь? - Я учил их рисовать на небе, - ответил Ранагон. - Рисовать на небе? Ты имеешь в виду созвездия? - Созвездия - это их удел. Земляне использовали мои навыки только для того, чтобы делить небо. Они не признавали рисования на небе как искусство. Им нравилось, когда рисовал я, а они только смотрели и восхищались. Самостоятельно они научились отображать только комбинации звезд на бумаге и соединять их линиями. - Да, это карты звездного неба. Что же в них плохого? - Это как скелеты женского тела, - буркнул Ранагон. Ириса засмеялась. - Скелеты женского тела, - повторила она, вдумываясь в каламбур. - А ты можешь нарисовать что-то на небе? - Да, но лучше этим заниматься в открытом космосе. Атмосфера слишком искажает звезды, и особо тут не нарисуешься. В космосе возможны оттенки и расцветки... Ты даже не представляешь, как это красиво. Да и я скоро забуду. - Почему забудешь? Ты же умеешь летать среди звезд? Наверняка, сам продуцируешь кислород, синтезируешь крахмал, саморегенерируешься... Да и кожа у тебя толстая... - А это не хочешь? - в сердцах спросил Ранагон, поднимая крыло. Чуть ниже того места, где у людей находятся подмышки, на боку плотная чешуя прерывалась и была затянута серой кожей, сантиметров пять толщиной. - Ой, - вздохнула Ириса. - Чем же это? - Метеорит, - коротко сказал Ранагон. - Неправда! - здесь края обожженные. Ранагон не ответил. Он лежал и с математической точностью определял, когда для человеческого взгляда станет видна определенная звезда. Ириса мило устроилась пушистой и приятно пахнущей шерсти существа, и та чудесным образом скрывала ее наготу. Когда звезд стало достаточно, Ранагон устроил для Ирисы примитивное звездное представление.

Ранагон самопоглощенно махал крыльями, звездная ночь обволакивала их пробирающим холодом, а Ириса, корректируя направление по пеленгатору-татуировке, думала. Мысли ее оставались для Ранагона глубочайшей тайной, хотя факт ее непрерывного мышления он чувствовал кожей. Ему не нужна была коррекция курса, на самом деле. Он мог ориентироваться по звездам с невероятной точностью, если уже проложил курс. Но нужно был сделать так, чтобы во время полета мозг женщины не вошел в состояние краткого сна, и она не свалилась со спины существа. Ириса, побледнев от холода, со слезящимися от ветра глазами, смотрела далеко перед собой, и мышцы на ее лице едва заметно дергались в скрываемых эмоциях. Последние два с половиной часа она не проронила ни слова. Когда небо на востоке посветлело, Ириса сказала: - Можешь не торопиться, он не взлетит до утра. Ему нужно собрать лагерь. - Да мы, в общем-то, уже и прилетели, - сообщил Ранагон. Проплешина в плотной массе деревьев обозначала место посадки и лагеря. С высоты птичьего полета было видно едва заметное сияние лазерных лучей, растекшихся по периметру. - Сядем в нескольких сотнях метров. Я не хочу, чтобы Мароне тебя видел. Вдруг, он тебя убьет? - Нет проблем, - с напускным равнодушием отозвался Ранагон. - Сядем в отдалении. Они снизились, и Ранагон лапами упруго погасил скорость. Он наклонил шею, позволяя женщине свободно спуститься. - Спасибо, Ранагон, - сказала она, пытаясь обхватить его толстую твердую шею. Ее голова при этом полностью исчезала в мягком пуху, который создание успело отрастить за время долгого пребывания в атмосфере. - Только не уходи. Подожди пару минут. Я хочу удостовериться, что все в порядке. - Как хочешь, - сказал Ранагон совсем грустно. Голос его при этом зазвучал как нижний регистр не самым лучшим образом настроенного рояля. Он проследил, как женщина статной походкой прошла сквозь заросли и направилась к сияющему периметру. Отыскав в листве сквозное окошко, Ранагон продолжил следить за ней. В конце концов, единственное разумное существо, которое вступило с ним в контакт за последнюю тысячу лет. Остальные природным путем появятся здесь только через восемнадцать с половиной миллионов лет, если не случиться ледниковый период... Ириса замахала руками у смертоносно сверкающего ограждения, пока камеры не заметили ее, и сигнализация не подняла на ноги хозяина корабля. Сонный, но при полной амуниции, он вышел из люка по опустившемуся пандусу. Когда он увидел, кто поднял тревогу, челюсть его отвисла, глаза странно выкатились, и он не мог сказать ничего, пока не подошел вплотную к ограждению и не воскликнул глуповато: - Ириса! Я думал ты... - Я тоже так думала, - мило улыбнулась она, и Мароне растаял, понимая, что женщина его не держит на него зуба. - Может, ты все-таки отключишь это ограждение? - Да, конечно! Прости... Полосы сгорающей пыли между ними исчезли, и пара землян бросились в объятия друг другу. Это были объятия глубоко любящих людей. Ранагон тяжело и безнадежно вздохнул, чувствуя себя лишним эстетом, и, развернувшись, стал как можно тише пробираться сквозь лес в противоположном направлении. Он старался не жалеть, о том, что спас жизнь представительницы столь осточертевшей ему расы, и глубоко разочаровался в последовательности и рациональности мышления людей, когда... - Ранагон! - послышался отдаленный зов женщины. - Ты где? Ранагон обернулся, и в его больших и красивых карих глазах вспыхнул огонек надежды. Он поспешил на голос, на ходу понимая, что его позвали только для того, чтобы представить героем в глазах человеческого подлеца. Когда он вышел на очищенную территорию с поваленными у краев деревьями, он увидел только женщину. И только потом заметил с трудом корчащуюся на полу фигуру Мароне, ладони которого болезненно прикрывали пах. - Помоги мне затащить его на корабль. - На корабль? - не понял Ранагон. - Что ты с ним сделала? - То, чего он и заслуживал. Если бы он остался на миг, ты бы его тоже спас, верно? - Ну, - протянуло создание. Он задумался. Одним существом с эстетической точки зрения больше - одним меньше. Лучше, если эстетика тянет в положительную сторону, конечно... - Спас бы. - А он не прошел это испытание, - Ириса оглянулась зачем-то. - Знаешь, судьба иногда нам подкидывает испытания. И сама выбирает того, кто достоин занять вакантную должность. Хотя это грубо сказано... Мароне на земле простонал, заслышав эти слова. - Как ты думаешь, тебе не сильно будет тесно в грузовом отсеке?

Мароне спустили на спасательном челноке на ближайшем форпосте. Ириса не захотела оставлять ее наедине с природой неразумной планеты. По ее словам, свое он уже получил. И потерял. - Я даже не знаю, как тебя благодарить, - говорил Ранагон, поворачиваясь в космическом батискафе из стеклопласта и всматриваясь в мириады острейших точек Вселенной. Ириса парила с ним рядом. - Ты подарила мне звезды. - Не нужно ни за что благодарить. Я сделала то, что была обязана, - она вспомнила мультик, который показал на небе Ранагон. Ведь не метеор вовсе поразил звездного странника. Это был луч человеческого космопроходца. Губительный лазерный луч. Сейчас звезд было намного больше. Они роились в бесчисленном множестве, совершенно потрясая своим количеством, яркостью и величиной. Через все небо ярким шлейфом пролегала полоса центра Галактики. Там словно неизвестные создатели холст натянули, чтобы Ранагон мог свободно творить. - Нарисуй что-нибудь... - попросила Ириса, прильнув к мягкой от шерсти груди Ранагона. И он, почувствовав в себе невероятный творческий порыв, изобразил красивую женщину, очертаниями напоминавшую фигуру Ирисы. Вскоре, словно становясь ярче и сливаясь, проступили все детали тела и лица. - А теперь попробуй ты. - Я... Не думаю, что у тебя получится. - Ты попробуй. Много не нужно. Ты словно кладешь макияж на то, что в нем не нуждается, но становится от этого ярче и изысканней. Ты словно ограняешь алмаз... - вдобавок к перечисленному, Ранагон прочитал ей лекцию о психических силах и биотоках мозга, передающихся на расстоянии; о тонах и полутонах, о бесконечности и всеобъемлющей силе осязания. И совсем не заметил, как возле статной и подтянутой фигуры женщины выросла внушающая и пышущая благоговением громада наполовину грифона, наполовину дракона. Ранагон потянул улыбку создания, приятно пораженного, и прислонил женщину к себе. - Скелеты женского тела, - усмехнулась довольно Ириса, погружая лицо в теплый космический мех. Легенда об Ирисе и Ранагоне родилась именно при таких обстоятельствах.

28.07.02