КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446737 томов
Объем библиотеки - 631 Гб.
Всего авторов - 210435
Пользователей - 99116

Впечатления

nikol00.67 про :

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Чернобровкин: (Альтернативная история)

https://coollib.net/b/513280-aleksandr-chernobrovkin-peregrin
Сегодня уже новая книга, это что автор в день по книжке пишет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Мусаниф: Физрук навсегда (Киберпанк)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ройтман: Основы машиностроения в черчении. Том 1 (Учебники и пособия ВУЗов)

Очень хорошее пособие для начинающего конструктора-машиностроителя.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Орлов: Основы конструирования. Справочно-методическое пособие. Книга 1 (3-е издание) (Справочники)

Настольная книга каждого молодого инженера-конструктора.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Амиров: Основы конструирования: Творчество - стандартизация - экономика (Справочники)

Ребята инженеры-конструкторы, читайте эти книги - это только полезно. Но реальная работа имеет мало общего, с тем, что описано в книгах.
В реальности - "План даешь, хоть удавись!" как пел Высоцкий.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Черепашки-ниндзя и Дерево Познания (fb2)

- Черепашки-ниндзя и Дерево Познания (а.с. Черепашки-ниндзя) 4.6 Мб, 230с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Герои комиксов

Настройки текста:



Черепашки-ниндзя и Дерево Познания

ПРОЛОГ

Межпланетный звездолет, на котором совершали путешествие черепашки ниндзя, потерпел аварию, и они оказались на планете РИГЕЛЬ.

Маленькие друиды, населяющие планету, нашли их и спасли. В благодарность Леонардо, Донател­ло, Рафаэль и Микеланджело остались на планете Ригель и вступили в борьбу против могущественно­го Колдуна, который правил всем в округе, опи­раясь на магическую силу, заключенную в двух мечах — Небесном и Огненном.

Отняв у Колдуна Огненный меч, черепашки ниндзя и добрые волшебники взяли на себя на­всегда изгнать его с планеты Ригель.

Эта борьба длилась уже несколько лет.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ВЫСОЧАЙШИЙ КОЛДУН И ДРУИДЫ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

У Колдуна планеты Ригель не было имени, да он в нем и не нуждался: его величие, сила, коварство и хитрость не поддавались никаким определениям. Самой же главной его чертой была ненависть ко всем живым существам, населяющим планету.

Он сидел день-деньской на своем троне, а под­данные проходили перед ним, кланяясь и трепеща. Колдуну нравилось, что все вращается вокруг него, что он — центр здешней жизни, и не нрави­лось, когда его лично вовлекали в эту мышиную возню.

В описываемый момент он устремил взгляд дале­ко вперед, мысленно унесясь из тронного зала. В его воображении возник город, такой же боль­шой, как и сама планета Ригель, как остальные шесть миров их солнечной системы, которыми он управлял. Нет, слово «управлял» почти не говорит о его власти. Он владел им, этим совокупным ми­ром, как владеют кольцом, которое носят на пальце.

По едва уловимому мановению его мизинца вы­сокий мужчина в длинном ярко-алом одеянии по­кинул свое место, за троном и склонился в поклоне.

Губы на желтом и невыразительном лице Колдуна слегка шевельнулись.

—     Время течет. Нет ли чего-нибудь новенького?

—     О, Высочайший! — прошипел камергер ему на ухо.— С тех пор, как вы спрашивали в послед­ний раз, ровно ничего не произошло в этих шести мирах. Если не считать, что в тронный город при­были существа неизвестной доселе расы. Они не принесли жертв к святилищу Пурпура, но во всем остальном вели себя подобающим образом...

—     Является ли отказ принести жертву чем-то необычным? — поинтересовался Колдун.

—     Речь идет о заурядном поступке,— ответил камергер.— Много поколений прошло с тех пор, как святилище Пурпура стало предметом нашего глубокого почитания. Жертвоприношение осталось общепринятым только в нашем городе. Чужестран­цы почти всегда забывают возжечь ладан на кубе перед Пурпуром.

Колдун заговорил не сразу.

—     Как следовало бы оценить этот проступок? — спросил он наконец.

—     Согласно древнему закону он карался смер­тью,— сказал камергер.— Но вот уже сотни лет, как смерть заменена мизерным штрафом.

Колдун обдумал ответ.

—     Древние обычаи по-своему ценны,— изрек он в конце концов.— Обычаи, вышедшие из употре­бления много лет назад, кажутся новыми, когда их реставрируют. Пусть древнее наказание обретет прежнюю силу.— Колдун снова шевельнул мизин­цем, и камергер удалился.

Колдун был из числа тех, кто существует и дей­ствует в черном круге губительных совпадений. Присутствие их всегда внушает ужас. Их речи зву- чат предчувствиями, их близость навлекает не­счастья... Таким в своей необъяснимой и безоши­бочно бьющей в цель силе был Колдун.

Он слегка прикрыл глаза, повел блуждающим взглядом вокруг себя и снова углубился в воспо­минания. Лишь на секунду повернул голову, чтобы заглянуть в зеркало: он увидел создание ростом чуть более двух метров, восседавшее в высоком резном кресле. Из воротника торчала вытянутая голова: лысый череп, рот щелочкой, тонкий, желто­ватого оттенка нос. Только золотые глаза были огромны и даже прекрасны, разве что лишены вся­кого выражения.

Колдуну было несколько сотен лет, и он знал, что будет жить до тех пор, пока какой-нибудь непред­виденный случай не оборвет вечно прядущуюся нить или самому ему жизнь не сделается в тягость. Он не знал, что такое болезни. Он никогда не изве­дал ни голода, ни холода, ни лишений; никогда не испытывал страха, ненависти, любви... Он смот­релся в зеркало потому, что был для себя вечной загадкой, которой одной хватало, чтобы забывать унылую пустоту собственного существования.

Глаза Высочайшего Колдуна были опутаны сетью морщин — следов, следов жестокого выра­жения, которое его лицо научилось принимать в течение долгих лет борьбы за власть во время длительных космических путешествий. Морщины разглаживались, и то ненадолго, в тех редких слу­чаях, когда Колдун возвращался мыслями к дале­ким и приятным воспоминаниям своей юности...

Колдун глубоко вздохнул и отвернулся от зерка­ла. Он снова вспомнил о том дне, когда впервые здесь, на этой планете, встретился с представите­лями дотоле неизвестной ему расы...

—     Вам нужно сойти вниз! — вспомнил он слова камергера.

В гостиной на первом этаже его ожидали двое представителей этой чужеземной расы. В отличие от всех живых существ, когда-либо появляющихся в его дворце, эти странные светящиеся зеленые черепахи совершенно его не боялись. Широко улыбаясь, они представились и даже протянули ему, Высочайшему Колдуну, свои лапы.

—    Леонардо, а проще — Лео.

—    Донателло!

Колдун, ничего не ответив, мрачно разглядывал гостей. Камергер что-то быстро-быстро объяснял ему.

—     Мы ваши гости! — воскликнул Донателло резким, пронзительным голосом на свободном звездном языке.

Не сказав ни слова гостям, Колдун шепнул на ухо камергеру:

—     Завтра...— и удалился в свои покои.

—     Зайдите завтра с утра,— поспешил перевести камергер.

На следующее утро Лео и Донателло снова яви­лись во Дворец с друидами...

«Я не дам расплодиться этой гнусной жизнен­ной силе по всей планете! Надо же: раздавать пло­ды всем подряд, без исключения... А зачем же тогда моя власть, моя сила? Зачем я сам?! Но для начала мне нужно вернуть Огненный меч... Тогда никто не сможет меня победить! Никто! Даже волшебники, покровительствующие друидам... Никто! Я завладею планетой вновь, я уничтожу все деревья, все ростки Познания, я замкну все тайны древних и пергаменты у себя во Дворце, и равного мне не будет во всей Вселенной! Цветы и плоды с деревьев Познания будут храниться под строжай­шим контролем, и никто-никто, кроме меня, не по­смеет вкусить их!» — Колдун причмокнул губами от удовольствия, вспомнив, как много лет назад расправился с последним ненавистным из деревьев на этой планете.

Он тогда впервые прибыл на межзвездном ко­рабле на планету Ригель вместе с двумя роботами, специально созданными для уничтожения расти­тельности на этой планете, единственной в солнеч­ной системе, где выращивалось дерево Познания.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ствол огромного дерева был метрах в пятнадцати от Высочайшего Колдуна. Тогда он впервые уви­дел и ощупал его взглядом. Дерево, выращенное друидами, напоминало огромную скалу, всю в трещинах и буграх, этакую древесную стену, ухо­дящую в высь, в величественное зеленое облако листвы. Колдун вовсе и не думал смотреть вверх, но это было сильнее его. Глянул — и быстро отвел глаза. Чтобы вернуть внутреннее равновесие, по­смотрел вниз, туда, где многократно уменьшенные двигались железные фигуры двух его лучших роботов-истребителей. Роботы с помощью лебедки поднимали Колдуна вверх по стволу. Он хотел соб­ственными руками прикоснуться к дереву Позна­ния, собственными руками совершить это жертво­приношение...

Колдун перевел взгляд дальше на многочислен­ные домишки друидов, ютившиеся под сенью дерева. Сверху они выглядели очаровательно. В золотисто-багровом сиянии яркими красками перелива­лись коньки крыш, солнечные зайчики плясали на фасадах. В ближайших домиках, правда, теперь никого не было. Колдун позаботился об этом забла­говременно — жители были истреблены. Но сей­час, когда Колдун взглянул на домик, ему вдруг пришла в голову фантастическая мысль: ночью в них поселились феи и добрые волшебники и теперь вовсю хозяйничают там.

Эта мысль развлекла Колдуна, но ненадолго. Ее вспугнул железный лязг роботов-истребителей, поднимающих его в герметичной капсуле все выше и выше.

Перед Колдуном вновь было дерево. Подума­лось, что стволу пора бы стать потоньше. Но ничего подобного не происходило — во всяком случае, этого не было заметно. Ствол все еще вызывал в памяти огромную скалу, и Колдун почувствовал себя неуютно...

Взглянув вверх, он увидел первое, ответвление. Из устройства связи, приемник которого крепился на мочке левого уха Колдуна, донеслось скрежета- ние, затем металлический голос одного из роботов спросил:

—     Высочайший видел друида?

Колдун коротко ответил:

—     Нет.

—     Если увидите, дайте знать,— послышалось в ответ.— Мы вам поможем. Как вы?

—     Благодарю. Нормально.

—    Хорошо,— проговорил робот.— Сообщите, если возникнут какие-нибудь неполадки.

Делалось все сумрачнее. Нет, не сумрачнее. Зе­ленее. Чем выше он поднимался, тем глубже ста­новился тон хлорофиллового сияния, в которое, с трудом просачиваясь сквозь бесчисленные наслое­ния листвы, превращался солнечный свет. В нем шевельнулся страх перед деревом, но он поборол его, прибегнув к способу, которому научился с дет­ства. Способ этот было бы обозначить просто: «Займись хоть чем-нибудь».

И высочайший Колдун, следуя этому правилу, принялся осматривать свои приборы и приспо­собления, предназначенные для уничтожения де­рева Познания. Между тем подъемник втянул его кабину-капсулу в нижние слои листвы. Он ожидал, что листья будут огромными, но они, маленькие и изящные, напомнили ему листочки сахарного клена.

Вскоре перед Колдуном возник остов первой вет­ви, и стайка алых пичуг-хохотушек встретила его прибытие жутким издевательским смехом. Не­сколько раз они облетели вокруг Колдуна, бесце­ремонно разглядывая его своими серповидными глазками, потом по спирали взвились к верхним ветвям и исчезли.

Эта ветвь была подобна хребту, который, отде­лившись от горной цепи, навис над городом друи­дов. Ее боковые отростки сами по себе были на­стоящими деревьями, и каждое из них, упав, могло бы разрушить по крайней мере один из этих доми­шек, столь милых друидам.

В который раз уже Колдун с недоумением спра­шивал себя: почему обитатели планеты Ригель строили городки у основания подобных деревьев? Что заставляло их заниматься выращиванием этой зелени? Зелени, способной дать власть, силу, мо­гущество — все. И почему они не воспользовались этим могуществом сами? «Конечно же, единственно по глупости»,— усмехнулся Колдун. Местные жители казались ему очень примитивными. Именно поэтому он задался целью их истребить.

Конечно, где было этим друидам додуматься до того, какие блага таят в себе их зеленые листоч­ки и плоды...» — подумал Колдун.

Листва окружала его со всех сторон. Он прибы­вал теперь в обособленном туманном золотисто- зеленом мире, усыпанном цветами. В мире, един­ственным обитателем которого был он сам, пти­цы-хохотушки да насекомые. Иногда сквозь про­светы между листьями он видел кусочки земли вни­зу, но больше — ничего.

Когда до облюбованной им ветви оставалось несколько метров, Колдун дал роботам сигнал остановить подъемник. Кабина, мягко качаясь, за­стыла в воздухе.

Колдун открыл оконце-амбразуру, выбрал под­ходящую точку и, прицелившись, нажал курок тросометра.

Тросометр, словно паук, изрыгнул из себя беско­нечно длинную нить. Тонкий, как осенняя паутина, трос взметнулся вверх; его конец, захлестнув на­меченную ветвь, пролетел сквозь листья и цветы и повис в нескольких сантиметрах от протянутой руки Колдуна. Тот поймал его и, продолжая раска­чиваться в своей прозрачной капсуле, закрепил трос на вершине кабины. Затем дал приказ роботам поднимать его выше.

Неожиданно Колдун увидел дриаду. Он бы ни­чуть не удивился, случить это там, внизу, дриад он видел и уничтожил великое множество; но здесь, на высоте, в зеленом царстве листьев, она явилась настолько неожиданно, что Колдун испытал смя­тение — чувство, совершенно не свойственное ему...

Видение — слабый намек на контуры тела, вспышка красок волшебного мира — мелькнуло и исчезло, растаяло, и тотчас растаяла уверенность Колдуна в том, что он видел дриаду. К тому време­ни, когда его кабина-капсула проникла в шатер из листьев, где, как ему казалось, она только что была, он уже не сомневался, что ничего там не уви­дит. Так и было.

Колдун вдруг заметил, что у него дрожат паль­цы. Усилием воли и несколькими заклинаниями вернул им твердость.

«Смешно так волноваться из-за причуд солнечно­го света, преломляющегося в ветвях!» — сказал он себе.

А через несколько метров подъема ему показа­лось, что видит дриаду снова. Выяснив у роботов, на какой он находится высоте, и взглянул, прове­ряя себя, в сторону ствола. Да, она стояла там, прислонившись спиной к коре, и ее стройные ноги опирались на ветвь, с которой он в этот момент по­равнялся. Тонкая фигура, знакомое по сказкам лицо, золото волос. До нее было не больше двух десятков метров.

— Стоп! — тихо скомандовал Колдун.

Когда капсула остановилась, он ступил на ветвь. Дриада не шелохнулась. Он медленно направился к ней. Она оставалась по-прежнему неподвижна. Колдун протер глаза, втайне надеясь, что видение исчезнет. Дриада стояла на том же месте, застыв­шая, словно древняя статуя, спиной к стволу, и ее ноги опирались на ветвь.

«Убить»,— мысленно произнес Колдун. Но не мог пошевелиться. С недоумением разглядывал дриаду, невесть откуда возникшую на его пути. На ней была короткая, сплетенная из листьев туника, державшаяся на перекинутой через плечо ленте, зеленые сандалии, тоже из листьев, закрывали ее ноги до середины икр. У Колдуна возникло ощуще­ние, что ее словно бы не существует,— так, хитро­умная проделка какого-нибудь волшебника... В этот самый миг она и впрямь вдруг угасла. Ни­какое другое слово не могло передать того, что про­изошло. Не ушла, не убежала и не улетела. Строго говоря, она даже не исчезла. Просто была, а в сле­дующую секунду ее не стало.

Колдун перевел дух. Усилие, потраченное им на то, чтобы взобраться на ветвь и пройти по ней несколько шагов, было ничтожно, однако он весь покрылся испариной. Он ощущал пот на щеках, на лбу и шее, ощущал его на груди и спине. Достал носовой платок и вытер лицо. Сделал шаг назад. Другой. Дриада не материализовалась. Там, где она только что стояла, была сплошь густая листва. И солнечный блик.

Из приемника раздался голос робота:

—     Высочайший, у вас все в порядке?

Колдун на секунду задумался.

—    Все как нельзя лучше,— наконец прогово­рил он.

—     Как она выглядит?

—    Она? ...— Колдун вдруг сообразил, что робот, конечно же, говорит о ветви. Он еще раз вытер лицо и спокойно сказал:—Она огромна... Настолько велика, что трудно передать.

—    Ничего, мы его одолеем, это дерево... Нам и раньше попадались немаленькие,— заявил робот.

—    Но не такие гиганты, как это дерево Позна­ния,— сказал Колдун.

—     И все-таки мы с ним справимся.

—     Я один с ним справлюсь,— поправил Колдун.

—     Не сомневаюсь,— подтвердил робот.— Мы будем поблизости на тот случай, если вы нас позо­вете. Вы готовы к подъему, Высочайший?

—    Одну минуту.— Колдун вошел в капсулу.— Пуск! — скомандовал он. Осмотрев крепление троса, он уселся поудобнее, чтобы насладиться подъемом. По мере того, как капсула шла вверх, ему лишь изредка удавалось видеть городок друи­дов. Основную его часть скрывала листва, но порой перед взором возникали окраинные домики, за ко­торыми до самого горизонта простирались поля. Всходы еще едва пробивались, и поля были покры­ты золотистой щетиной крохотных стебельков.

Иногда Колдуну удавалось разглядеть маяча­щие на задних дворах фигурки друидов, уцелев­ших после истребления, он видел даже детей, ка­завшихся отсюда величиной с головастиков,— они плавали в бассейне.

Колдун несколько раз бывал в городке друидов, в их местном храме, который он превратил теперь в мастерскую для своих роботов. Никогда раньше Колдун не видел такой безукоризненной отделки дерева, как в храме друидов. Все было идеально продумано и сливалось в единый ансамбль, стирая границу между фундаментом и полом, между опор­ными балками и стенами. Стены переходили в окна, окна — в стены. Лестницы не просто вели вниз: они словно струились окрашенными под дерево потока­ми. Что же касается искусственного освещения, то свет испускало само дерево.

Признав друидов примитивными, Колдун не мог не заметить, что, не умея обращаться с медью и железом, друиды владели способностью творить чудеса из дерева.

Между тем капсула-кабина скользила все выше.

Забросив трос еще и еще раз, Колдун заученными движениями собрал себе седло. Но сел в него не сразу. Ему нужна была небольшая передышка. Откинувшись в кабине, прикрыл глаза. Однако сквозь веки все равно проникало солнце, и он как бы видел и листья, и цветы, и ярко-голубые кусочки неба...

С расположенной выше ветви, слегка раскачи­ваясь в порывах утреннего ветра, свисал, точно се­ребристая лиана, трос. Ветвь находилась на вы­соте тысячи метров над поверхностью земли.

Тысяча метров! Колдуну не раз приходилось подниматься на высокие деревья, которые он выби­рал себе в жертву, но все они по сравнению с этим казались пигмеями.

Колдун подтянул трос, закрепил на нем седло и дальше взбирался уже сам. Восторг новой победы всколыхнул кровь, умножил силы. Он поднимался неторопливо и уверенно, точно гигантский паук. Перебравшись на ветвь, посмотрел вверх.

До последнего разветвления оставалось каких-нибудь десять — двадцать метров. Нажав малень­кие кнопки, он выпустил вмонтированные в подо­швы ботинок стальные шипы и, распрямляясь, кос­нулся ладонями темно-серой коры. На этой высоте поверхность ствола была гладкой, как шея женщи­ны. Колдун ступил на левую ногу — шипы глубоко вонзились в дерево. Перенес вес тела на эту ногу, сделал шаг правой. Шипы держали надежно. Он полез вверх.

Листва все больше напоминала зеленое обла­ко — огромное зеленое облако, которое скрывало почти весь городок друидов.

Из-за его кружевных краев были видны только самые дальние домики, а за ними безуспешно катилось к горизонту золотое море полей. Когда Кол­дун поднес ладонь к глазам, на его указательном пальце была кровь. Сперва он решил, что пора­нился, но, когда стер кровь, на руке не оказалось ни малейшего пореза, ни царапины. Нахмурился. Быть может, он поранил себе ногу? Наклонился и увидел окровавленную подошву ботинка. Кровь каплями стекала с шипов. Наклонился еще ниже и явственно различил кровавый след, оставленный шипами на гладкой серой поверхности ствола. На­конец он понял, в чем дело: кровь была не его. Это была кровь дерева.

Искрилась на солнце дрожащая от ветра листва, и лениво раскачивался из стороны в сторону ствол. Из стороны в сторону, из стороны, в сторону...

Сок!

Колдуну уже начало было казаться, что этому слову никогда не отстоять своих прав, что его со­знанием навеки завладел этот вводящий в заблуж­дение синоним — кровь...

Сок...

Сколько убийств и кровавых преступлений со­вершил Колдун, вряд ли он сам помнил.

Сок...

Ему совсем не обязательно быть прозрачным. При наличии соответствующих пигментов он мог приобрести любой цвет. Пурпурный. Зеленый. Ко­ричневый. Красный. Кроваво-красный.

«Послушай»,— сказал себе Колдун,— до этого ты взбирался на сотни деревьев и ни на одном из них не видел дриады. Ты убивал их только внизу... Что же случилось? Что?» Он с трудом перевел взгляд ближе к основанию ветви, куда был нацелен его лазерный резак, и заставил себя нажать кнопку. Дерево рассекла узкая щель. Колдун впервые почувствовал почти физическую боль... Он включил передатчик:

—     Подъем!

Струной зазвенел натянувшийся трос, вздохнула ветвь. Он углубил разрез.

—     Подъем,— повторил он.

На этот раз ветвь приподнялась уже заметно. И вскоре отделилась от ствола.

—     Принимать! — скомандовал Колдун.

—     Слушаюсь,— ответил из передатчика метал­лический голос.

«Я уничтожу эту дриаду вместе с деревом!» — мысленно произнес Колдун.

Он срезал ветвь за ветвью, внимательно осмат­ривая каждую, но дриады нигде не было. Заметил, что у него снова дрожат руки, а оглянувшись на ствол, увидел такое, от чего они задрожали еще сильнее. Луч на какое-то время заморозил поверх­ность среза, но сейчас, когда на срез упало солнце, из раны начала сочиться кровь...

Нет, не кровь. Сок. Красный сок! Колдун впер­вые в жизни не мог понять, что с ним происходит...

Вдруг он услышал из передатчика обеспокоен­ный голос робота:

—     Вы поранились, Высочайший?

—     Нет,— ответил Колдун,— это сок дерева. Он похож на кровь.

Потом внизу отвалилась очередная ветвь, и Кол­дун снова увидел «кровь», сочившуюся из новой раны, и ему снова стало плохо, но не так плохо, как прежде. Он уже начал привыкать.

До захода солнца ему удалось срезать восемь ветвей.

Когда наступила ночь, из приемника раздался голос:

—     Высочайший намерен провести ночь внизу или вверху?

—     Здесь.

—     Я пришлю вам ужин.

В воздухе заметно похолодало, и, покончив с едой, Колдун пустил в действие обогревательный прибор, вмонтированный в его кабину-капсулу.

Вскоре начали всходить луны. У планеты Ригель их было три, и непрерывно меняющийся узор лун­ных бликов на листьях и цветах действовал усып­ляюще. В своем новом обличье дерево было пре­красно. Птицы-хохотушки на ночь угомонились, а так как на этой высоте уже не было никаких птиц, которые издавали бы свой нудный звон, стояла полная тишина.

Вначале Колдун увидел лишь отдельные штрихи: сияющую белизну рук, ног, тьму там, где ее тело скрывала туника, расплывчатое серебристое пятно лица. Наконец, все это соединилось, и она возникла перед ним опять во всей своей бледной призрачной красоте. Села на толстую ветвь. В лунном свете ее лицо виделось гораздо отчетливей, чем днем,— очаровательное сказочной миниатюрностью черт и яркой синевой глаз. Долго хранила молчание. Молчал и Колдун, не находя в себе сил совершить новое убийство. Наконец он произнес:

—     Это ты была там, на ветви? И в шатре из листьев тоже была ты? И это ты стояла, прислонив­шись к стволу?

—     В некотором смысле,— сказала она,— в неко­тором смысле это была я.

—     И ты живешь не в городе друидов, а на этом Дереве?

—     В некотором смысле,— повторила она.— В некотором смысле я живу на этом дереве. И по­том: — Почему ты убиваешь деревья, дриад и друидов?

Колдун на мгновение задумался.

—     По очень многим причинам. Поскольку я — Высочайший из Колдунов, я убиваю все живое потому, что унаследовал одну из родовых черт — презрение к возвышенности и гармонии. Я получаю от этого такое же удовлетворение, какое художни­ку приносит живопись, поэту — стихи, музыкан­ту — песня. Мне хочется быть сильнее всех и могу­щественнее всех. Я знаю, что наступит день, когда все живое и растительное всецело будет в моих руках и я стану повелителем вселенной. Я хочу власти!

—     Но зачем тебе власть? Ведь тогда не останет­ся надежд,— удивилась дриада.

—     Так нужно,— сказал Колдун.

—     Что ж,— произнесла она,— ты сказал, что ду­мал. А теперь мне пора уходить. Я должна подго­товиться к завтрашнему дню. Я буду на каждой ветви, которую ты срезаешь. Каждый упавший лис­ток будет казаться тебе моей рукой, каждый уми­рающий цветок — моим лицом.

—     Мне очень жаль — пробормотал Колдун.

—     Я знаю,— сказала она.— Но та часть твоей души, которая способна испытывать жалость, жи­вет только ночью. Она всегда умирает на рассвете.

—     Я устал,— произнес он.— Я ужасно устал. Мне нужно выспаться.

—     Так спи, ложись в свою капсулу и спи,— усмехнулась она.

Спи...

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Его разбудило пение птиц-хохотушек, и, выбрав­шись из кабины, он увидел, как они порхают под древесными сводами, проносятся по зеленым кори­дорам, стремительно вырываются наружу сквозь щели в листве, розовые в свете зари.

Он включил передатчик:

—    Что внизу?

Роботы отозвались немедленно:

—     Сейчас будет подан завтрак. Как вы спали, Высочайший?

—     Неплохо.

—     Очень приятно слышать...

Когда Колдун обернулся к очередной ветви, чтобы срезать ее, он услышал тихий шепот:

—    Я буду на каждой ветви...

В сознании вдруг вспыхнули видения прошлой ночи и на какой-то миг парализовали его голос. Он взглянул туда, где, поблескивая на солнце, трепе­тали под ветром убранные листьями тонкие боко­вые ветви, и на этот раз даже удивился, не увидев там дриады.

Прошла не одна минута, прежде чем он наконец заставил себя перевести взгляд к основанию ветви, куда ему сейчас необходимо было смотреть.

Когда ветвь стала опускаться, он переменил положение и отсек боковые ветви. В ту же секунду почувствовал на щеке нежное прикосновение лист­ка. Его лица словно коснулась рука женщины. Кол­дун отпрянул и с яростью потер щеку. Отведя руку, увидел на пальцах красную влагу.

Кровь, нет, не кровь, сок был на них еще до того, как он потер щеку, однако он был настолько по­трясен, что не сразу понял это. Когда же понял, ему стало немного легче. Но от этого минутного облегчения не осталось следа, когда Колдун повер­нулся, чтобы проверить, плавно ли идет трос, и уви­дел струившуюся из свежего среза кровь.

Обезумев, какое-то мгновение он видел перед собою только обрубок женской руки. Из передат­чика раздалось:

—     Высочайший! Высочайший! У вас все в по­рядке?

Колдун осознал, что спрашивает один из робо­тов.

—     Что такое?

—     Я спрашиваю: все ли у вас в порядке?

—    Да... У меня всегда все в порядке. Иначе быть не может.

—     Несомненно... Но вы слишком долго не отве­чали: кроме того, мы недавно осмотрели срезанные обрубки этого дерева Познания и установили, что древесина наполовину гнилая... Поэтому, Высо­чайший, проверяйте прочность ветвей, за которые вы держитесь.

Робот умолк.

—     Лично мне дерево кажется вполне здоро­вым,— сказал Колдун.— Я приказываю вам сохра­нить все до единого: ветви, листья, цветы... Чтобы ничего не ускользнуло, не проросло вновь на этой земле.

—    Хорошо,— ответил робот.— Мы все части дерева сложили в наш звездолет. Но, Высочай­ший, не доверяйтесь все-таки дереву. Я проверил пробы сока... В соке нет никакого красящего пиг­мента, наличием которого можно было бы объяс­нить его странный цвет.

—     А может, это само дерево Познания застав- ет нас видеть кровь? — проговорил Колдун.

Робот разразился металлическим хохотом. Кол­дун выключил передатчик.

Срезая следующую ветвь, он уже чувствовал себя намного спокойнее, хотя новый обрубок «кро­воточил» еще сильнее.

Колдун переместился на следующую ветвь и, по­вернувшись спиной к стволу, двинулся к ее отда­ленному концу. Внезапно ощутил под ногой что-то мягкое. Опустив глаза, увидел, что наступил на цветок, упавший не то с верхушки дерева, не то с одной из только что срезанных им веток. Колдун нагнулся и поднял его. Цветок был раздавлен, стебель его сломан, но, даже умирая, он каким-то необъяснимым образом вызывал в памяти женское лицо.

...Колдун набросился на дерево Познания, на­деясь, что усталость притупит разбуженные в нем чувства.

Работал с остервенением. Произносил заклятие за заклятием, срезал ветви и сбрасывал их вниз. Сок обагрил его руки, запятнал одежду, но Колдун заставил себя не думать об этом, как и о цветах, о листьях, которые порою ласково касались его лица. К полудню он уже спустился ниже той ветви, на которой провел ночь, и над ним уходила ввысь, в листву вершины, огромная колонна оголенного ствола.

Он наспех пообедал и снова взялся за работу. Солнце палило нещадно, и сейчас Колдун остро ощущал отсутствие ветвей и листьев, которые накануне защищали его от жгучих лучей. Своими размерами нижние ветви внушали ему благого­вейный страх.

Чем ниже Колдун опускался, тем яростней зву­чали его заклинания, тем сильнее кровоточило де­рево. Кровь, сочившаяся из обрубков, каплями стекала вниз, заливая ветви и листья и превращая все вокруг в какой-то кошмар из окровавленных пальцев и пропитанной красным одежды. Времена­ми Колдуна совсем покидали силы, руки не слу­шались его, едкий дым, выпускаемый им из спе­циального прибора, напоминающего слоновий хо­бот, застилал глаза, но он не уставал твердить себе, что если не доведет дело до конца и оставит живым хотя бы один росток или цветок с этого де­рева, то никогда не станет Верховным Правителем Вселенной. Словом, к исходу дня работы остава­лось уже не так и много.

Он расположился в капсуле на одной из ветвей и попросил роботов прислать ему воды и ядовитых веществ, которые он применял для своих новых опытов. Когда роботы выполнили его просьбу, Колдун спокойно прикрыл глаза.

На небе высыпали звезды. Колдун подумал: «Интересно, придет ли она сегодня ночью? Если да, я тут же с нею разделаюсь с помощью новой ядовитой смеси с планеты Орта».

Становилось все холоднее. Наконец поднялась первая луна, и вскоре к ней присоединились две ее серебристые сестры. Их белоснежное сияние преобразило дерево. Ветви, в том числе и та, на ко­торой он сидел, казались лепестками огромного цветка. Но иллюзия эта вмиг рассеялась, когда взгляд Колдуна упал на поднимавшийся из самой середины этого цветка изуродованный, весь в об­рубках ствол.

Колдун не отвел глаз. Встав во весь рост, он повернулся лицом к стволу и взглянул вверх, на эту беспощадную карикатуру, созданную его соб­ственными руками. Выше и выше поднимался его взгляд, все выше и выше, туда, где прекрасная, как волосы женщины, блестела шапка вершины... Колдун вдруг заметил, что в волосах был заколот цветок, одинокий цветок, слабо мерцавший в лун­ном свете.

Он протер глаза и присмотрелся. Цветок не ис­чез. Он был какой-то странный, не похожий на остальные: цвел над самым близким к вершине обрубком ветви. Над тем самым обрубком, где он впервые увидел кровь дерева.

Лунный свет становился все ярче. Колдун оты­скал глазами развилку, через которую проходил трос, и скользнул взглядом вниз до того места, где закрепил его, покончив с дневной работой. Протянув руку, Колдун коснулся троса. Прикос­новение было приятным, и через мгновение, обли­тый лунным светом, он уже лез вверх.

Лез выше и выше, к лунному свету, как к волшеб­ству, неся на груди тюбик с ядовитой грязно-коричневой массой. Дыхание Колдуна было ровным, он не чувствовал усталости. И лишь когда добрал­ся до развилки, через которую проходил трос, на­чал задыхаться и почувствовал, как налились усталостью руки. Сделав на конце веревки петлю, он сложил ее витками и забросил на обрубок ветви, торчавшей над ним. Он проделывал это еще восемь раз, прежде чем достиг очередной развилки. Грудь Колдуна теснило, тело содрогалось от пред­вкушения скорой победы над деревом. Он, точно скорпион, выпустил шипы и полез дальше, преодо­левая последние метры ствола. Добравшись до са­мой высокой развилки, он поднял голову и увидел Дриаду, сидящую на суку, и цветок был ее лицом.

Колдун выдавил на ладонь вязкую ядовитую массу, но дриады взгляд парализовал его волю. Масса разлилась по стволу, не причинив боли и вреда.

«Что стало с моею силой?» — подумал Колдун.

Она спокойно смотрела ему в глаза, затем со слабым вздохом отодвинулась, освобождая место для него, и он сел рядом, а далеко внизу, подобно гигантскому перевернутому зонтику, раскинулись нижние ветви дерева и, обрамляя его убранные листьями края, словно многоцветные капли дож­дя, мерцали огоньки наполовину разрушенного го­рода друидов. Колдун заметил, что дриада стала еще тоньше, еще бледнее и в ее глазах была грусть.

— Ты ведь тоже пыталась убить меня, прав­да? — отдышавшись, спросил Колдун.— Ты не ве­рила, что я смогу взобраться сюда...

— Я знала, что с этим ты справишься и захо­чешь убить меня,— сказала она.— Но твой яд бес­силен... А я... я завтра убью тебя. Не сегодня.

— И как же ты это сделаешь? — усмехнулся Колдун.

— Я... я не знаю...

— Но почему ты хочешь убить меня?

— Это мое единственное дерево... Дерево Поз­нания — мой дом. Мой и всех остальных. Под его ветвями вырос наш город... А ты... ты просто ни­чего не понимаешь...

— Я понимаю!

— Нет. Сейчас нет.

Лунный свет, стекая с листьев, осыпал плечи дриады серебристой капелью. Из золотого серебря­ным стало поле, раскинувшееся внизу, и серебря­ной мачтой затонувшего корабля казалось виднев­шееся вдали мертвое дерево с голыми перекладинами усохших ветвей, на которых когда-то вздувались паруса листьев. Искрясь на солнце, они полоскались под теплыми летними ветрами, трепетали весной в порывах предрассветного бриза, дрожали осенними вечерами от холодного дыхания первых заморозков...

«Интересно, что же произойдет с этой дриадой, когда умрет ее дерево?» — подумал Колдун.

_  Я тоже умру,— ответила она, прежде, чем он успел спросить вслух.

— А почему?

— Тебе этого не понять.

— Прошлой ночью я подумал было, что ты мне приснилась,— помолчав, сказал он.— А сегодня утром, проснувшись, уже и не сомневался, что это был сон. И все же, даже если ты — видение или призрак, я найду способ убить тебя.

— Ты убьешь меня,— тихо подтвердила она.— Ведь ты не можешь иначе. А убив, будешь вспо­минать меня всю жизнь и гадать, приснилась я тебе или нет.

— Нет, не буду...

— Будешь... Ведь ты убьешь дерево... Великое дерево Познания. И за это будешь наказан.

— Кем же?

— Собой. Своей совестью, сердцем.

Колдун усмехнулся:

— У меня нет сердца.

— Но есть Великий Закон...

— Нет Закона выше меня. И после того, как я покончу с этими дурацкими деревьями, все Законы Вселенной будут у меня в руках.

— И все же ты будешь так одинок,— вздохну­ла она.

Колдун протянул руку, чтобы коснуться ее. Но она выскользнула и отодвинулась к краю сука. Он последовал за нею, не обращая внимания на то, что сук под ним прогнулся.

Он напряг глаза. Дриады не было. Только ли­стья, и тени, и лунный свет. Он начал медленно двигаться обратно к стволу, как вдруг почувство­вал, что сук под ним гнется все больше, и услышал треск разрывающейся древесины. Но сук обломил­ся не сразу. В последнюю секунду Колдун успел обхватить руками ствол и, прильнув к нему всем телом, висел так, пока ему не удалось вонзить в дерево свои шипы.

Долгое время он не шевелился. Слышал, как постепенно замирает свист рассекаемого падаю­щим суком воздуха, как далеко внизу зашелесте­ла листва, сквозь которую он пробивал себе путь, как со слабым ударом упал на землю.

Наконец Колдун двинулся вниз. Спуск был ка­ким-то совершенно нереальным. Казалось, ему не будет конца.

Он вполз в свою капсулу и понял, что не слезет с этого дерева, пока не погубит его. Это дерево должен убить он сам. Своими руками.

Вскоре он заснул с мыслью о последней ветви.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Именно последняя ветвь едва не убила его. К тому времени, когда он срезал все остальные, наступил полдень, и Колдун ненадолго прервал работу, чтобы отдохнуть.

И вот все же наступил момент, когда первая самая мощная ветвь стала последней: ее листва не­лепо нависала над разоренным городком друидов.

Колдун включил передатчик:

— Поднимайте ее! — скомандовал он.— Вира!

Туго натянутый трос придавал сейчас ветви сходство с висячим мостом. Колдун двинулся об­ратно к стволу и, дойдя до него, приготовился срезать ветвь. Едва он нажал курок, как из листвы на другом конце ветви выпорхнула стайка птиц- хохотушек.

— Вира! Вира! — крикнул он роботам.

Застонав, ветвь слегка приподнялась. Птицы-хохотушки трижды облетели вокруг ствола, мол­ниеносно взмыли к вершине и исчезли из виду. Колдун резанул снова. Эта сторона дерева была обращена к солнцу, и из образовавшейся щели выступил сок и тонкими струйками потек вниз по стволу. Колдун внутренне содрогнулся, но резанул еще раз.

— Не ослабляйте натяжения! — сказал он в пе­редатчик.

Ветвь постепенно поднималась все выше, внушая ужас своей гигантской массой. Среди ранее срезан­ных Колдуном ветвей попадались большие, но ря­дом с этой они выглядели карликами.

— Чуть быстрей! — командовал Колдун и шеп­тал свои заклятия, окуривая ствол ядовитым ды­мом.

Ветвь стала подниматься, равномерно откиды­ваясь назад к стволу. Колдун бросил быстрый взгляд вниз. Роботы прекрасно справлялись со своей работой.

Ветвь стояла уже почти вертикально. Наступил критический момент.

«До чего же ярко палит солнце! — подумал Кол­дун.— И никакой тени, чтобы укрываться от его жгучих лучей. Ни малейшей тени. Ни клочка, ни пятнышка».

Колдун зажмурился и представил себе, как вско­ре во Дворце будет демонстрировать жрецам, вол­шебникам, всем-всем живым и неживым сущест­вам превращенное в мумию Дерево Познания... Дерево, превращенное в тень... Эта мысль льсти­ла его тщеславию.

— Высочайший! — услышал он предостерегаю­щий металлический голос.

Колдун словно вынырнул из глубины моря на поверхность. На него надвигалась темная громада ветви, которая, обламываясь по линии надреза, от­делялась от своего основания. Он услышал гром­кий треск и скрежет коры о кору. Он увидел кровь.

Хотел было метнуться в сторону, но ноги его словно налились свинцом, и, застыв на месте, он мог только смотреть, как неумолимо приближает­ся ветвь, и ждать...

Он закрыл глаза.

«Это завтра я убью тебя,— сказала дриада.— Не сегодня».

Загудел трос, приняв на себя всю тяжесть отло­мившейся ветви, и Колдун почувствовал, как за­дрожало дерево.

Но удара почему-то не последовало, тело Колду­на не было раздавлено и размазано по стволу. Сейчас для него существовала только тьма за опу­щенными веками и ощущение, что время останови­лось.

 — Высочайший! Вам нужно прервать работу! — все так же бесстрастно говорил один из роботов.

Колдун открыл глаза. В последний миг ветвь качнулась в другую сторону, пошла обратно. Ноги его ожили. Отчаянно цепляясь, как гигантское на­секомое, когтями за кору, Колдун перебрался на противоположную сторону ствола.

Дерево все еще содрогалось, и это мешало сесть в спасительное седло, но, прижавшись к выпук­лостям коры, Колдун ухитрился так, пока не стих­ла вибрация. После этого вернулся по стволу обратно, туда, где на конце троса покачивалась ветвь.

— Высочайший! Вам нужно спуститься! — отче­канил робот.

— Это мое дерево! — отозвался Колдун.

Он полез вверх по тросу. Запрокинув голову, присмотрелся, нашел глазами развилку и перебро­сил через нее сидельную веревку. Взобравшись повыше, принялся внимательно обшаривать взгля­дом ветви. В общем-то он ожидал, что найдет дриа­ду там. Птицы-хохотушки таращили на него свои глаза-полумесяцы. Он хотел окликнуть дриаду, чтобы покончить с ней, но не знал ее имени. Да и было ли у нее имя? Странно, что он не догадался спросить, как ее зовут. Колдун разглядывал при­чудливые изгибы ветвей, невиданные узоры ли­стьев. С трудом оторвал взгляд от цветов. Кажет­ся, ее не было. Значит это был просто призрак. Мертвый призрак — порождение луны. Так решил Колдун и усмехнулся.

Как видно, она не была ни призраком, ни явью. Верхушка дерева пустовала — ни ее лица, подобного цветку, ни сотканной из листьев туники, ни тонких рук и ног цвета спелой пшеницы, ни зо­лотых, как солнце, волос. Колдун не мог бы ска­зать, что он испытал, не обнаружив ее — облегчение или разочарование. Он хотел и не хотел ее убивать. Странное чувство небывалого смятения внушало ему это дерево. Вдруг почудилось, что, падая, вершина склонилась перед небом в про­щальном поклоне, и Колдун опустил глаза. Вер­шина поплыла к земле, точно зеленое облако, и летним ливнем зашумел рассекаемый листьями воздух. Дерево затряслось, как плечи рыдающей женщины.

— Блестящая работа, Высочайший! — услышал он голос робота.— Вы теперь Верховный Прави­тель Вселенной.

— Сомневаюсь,— неожиданно возразил Кол­дун.

К вечеру, не покидая свою капсулу-кабину, Колдун принялся наблюдать за серебристым восходом лун и робким пробуждением бледных звезд.

На этот раз дриада приблизилась к нему на цы­почках и, сев рядом, устремила на него печальный взгляд своих глубоких глаз.

— Значит, ты опять явилась,— проговорил он.— Где же ты скрываешься?

— Нигде,— ответила она.

— Но должна же ты где-нибудь пребывать!

— Ты ничего не понимаешь,— сказала она.

— Ты боишься, что я убью тебя?

Она, помолчав, сказала:

— Завтра ты поймешь...

— Завтра?

— Да.

— Завтра будет слишком поздно.

— Сегодня уже слишком поздно. Слишком поз­дно было вчера. Слишком поздно было еще до того, как ты поднялся на дерево. Но теперь ты — не

ты. Другое существо... Механический звездный ро­бот похитил твое сердце...

— Что ты болтаешь?!

— Я знаю, что говорю. Я многое знаю... Ты тоже мог бы узнать многое, но теперь сердце твое не смо­жет этого сделать...

— Что за чушь! — воскликнул Колдун.— В моих руках все! Плоды, цветы, побеги с дерева Позна­ния...

— Ты ничего не понимаешь,— вздохнула она.— Тебя больше нет.

— Ты лжешь!

— Я никогда не лгу. Ты лишился души, сердца и красоты. Ты стал никем. Тебе только кажется, что теперь ты — Верховный Правитель Вселенной. Ты осмеиваешь обычаи друидов, обвиняешь их в невежестве и суеверии, ты хочешь создать новые обычаи... Ты начал изготавливать предметы из же­леза, бронзы, но ты нарушил экологический ба­ланс, нарушил Закон, который не только поддер­живал существование маленьких друидов, но и стимулировал его. Ты уничтожил их городок... Их деревья... Ты ничего не понимаешь... Для того чтобы получить, нужно и давать... Это Закон, ко­торый ты нарушил. И со временем ты заплатишь за это.

— Ты права,— сказал он.— Я этого не понимаю.

— Ты поймешь это завтра. Завтра тебе все ста­нет ясно.

— Прошлой ночью я хотел тебя убить. Я пытал­ся тебя найти сегодня...

— Ты убил не меня. Ты убил себя.

— Как?

— Неважно...

Внезапно Колдун протянул руку и коснулся ее

лица. Кожа была нежной и холодной, как лунный свет, нежной, как лепесток цветка. Тело ее содрог­нулось, точно по нему прошла волна. Он повер­нулся к ней. Она была светом и тенью, листьями и цветами, она была ароматом, дыханием ночи. Он услышал ее голос. Голос этот был настолько тих, что он едва разобрал слова:

— Ты навсегда останешься в одиночестве. На­всегда.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Колдуна разбудил солнечный свет, просочив­шийся сквозь капсулу. Он не увидел больше алого порхания птиц-хохотушек, не услышал их утренне­го щебета.

Дерево, залитое солнцем, безмолствовало. Оди­нокое. Мертвое. Нет, не совсем мертвое. У входа в кабину межзвездного корабля переплелись пре­лестные зеленые ветки, усыпанные цветами.

Колдун выпрямился во весь рост. Стояло тихое утро. Над великим полем друидов поднимался ту­ман, и в ярко-голубом небе, словно только что выстиранное белье, висели обрывки перистых облаков.

Колдун подошел к обрубку одной из ветвей и посмотрел на роботов. Они по частям переносили Дерево в звездолет.

— Осталось расчленить ствол! — доложил ро­бот.

Они принялись за дело вдвоем, и через несколько минут огромный ствол, некогда бывший опорой высокого и гордого дерева Познания, лежал разрезанный на одинаковой длины куски.

Колдун никогда не волновался по-настоящему. Он обошел груду бревен вокруг и снова увидел дриаду... Он знал, что найдет ее, если будет смотреть внимательно. Она была солнечным светом и цветком, переменчивым рисунком трав. Он видел ее не в целости, а по частям: талию, грудь, руки, лицо... Прекрасное, умирающее лицо...

— Их было когда-то пятьдесят миллионов, этих друидов,— почему-то проговорил Колдун.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Из оцепенения, вызванного нахлынувшими вос­поминаниями давних лет, высочайшего Колдуна вывел голос камергера:

— Высочайший! Нам пора в путь. Оракул храма Пурпура сказал, что спящий дух древней богини друидов, пребывающий в храме Диких Обезьян, поможет нам раскрыть секреты этого проклятого обрубка, который мы храним много лет, так и не познав его тайны.

— Да. Дерево, срубленное мною много лет назад на земле друидов, молчит,— произнес Колдун.— И я не в силах заставить его заговорить. Я исполь­зовал все свои знания, все заклятия, но тщетно...

— Высочайший! Усопшая богиня дерева находится в храме Диких Обезьян. Так сказал наш Оракул. Если мы разбудим ее и с помощью магических заклинаний заставим заговорить, она рас­скажет все секреты этого дерева, все секреты древних друидов...

— Я слышал, что новое поле друидов снова выращивает дерево Познания на своей земле? Как это могло произойти, не понимаю... Видимо, уцеле­ли какие-то корни, ростки...

— Да, Высочайший, эти друиды на удивление терпеливы. Они вырастили целый сад таких де­ревьев и раздают их плоды каждому...

Колдун сцепил пальцы и прошептал:

— К друидам не подступиться с тех пор, как их стали защищать черепашки ниндзя... У них в руках Огненный меч... Никогда не прощу себе этого...

— Но мы можем отнять у них и Огненный меч, и все тайны, все мудрости и знания... И тогда...

Колдун резко прервал камергера:

— Я не знаю, как это сделать.

— Оракул храма Пурпура сказал, что нам нуж­но лететь в город Диких Обезьян, где находится усыпальница Богини древних друидов Кары... Она поможет нам...

— Что ж, тогда следует торопиться! Где мой Небесный Меч? — воскликнул Колдун.

— Он ждет вас, Высочайший! — откликнулся камергер.

— Тогда в путь! В город Диких Обезьян.

Итак, Высочайший Колдун вместе с камергером и роботами полетел на своем звездолете к городу, где жили Дикие Обезьяны, день и ночь сторожа­щие усыпальницу, в которой покоилась душа древ­ней богини друидов Кары.

Ступив на землю, они незаметно вошли в город. Высокая, горячая от зноя трава ложилась под ноги Колдуна, пестрея венчиками странных цветов, вызывая какие-то давно забытые ощущения, трево­жащие душу. Океан света, подпиравший до этого голубой купол, схлынул на запад, небо стало за­думчивым, как глаз с опущенными ресницами. Над планетой клубились сумерки.

Колдун внимательно осмотрелся вокруг.

— Близится час, когда все звери отправляются на водопой,— сказал он камергеру.

Камергер кивнул, вздрогнул и остановился. В траве слышался легкий шум.

Колдун дал роботам знак быть наготове. В тот же миг мимо Колдуна, не замечая его, промчался получеловек-полуобезьяна. Если все же назвать это существо человеком, то придется заметить, что он был цвета золы, с тонким серебристым копьем в руках. Бежал словно играючи, без спеш­ки, но промелькнул очень быстро одним плавным, эластичным прыжком.

— Это они, племя Диких Обезьян., дикари,— прошептал камергер.

— Значит, скоро мы увидим Кару,— заключил Колдун.

Смятая бегущим трава медленно выпрямлялась. Неподвижный, сжимая в руках Небесный меч, Колдун припоминал мелькнувшее перед ним лицо, удивляясь отсутствию в нем свирепости и тупости. Обычные человеческие черты, не лишенные свое­образной красоты. Колдун не успел толком осмыс­лить этого, как снова послышался шорох травы и мимо них пробежал второй обезьяно человек. Он скрылся, за ним вынырнул третий, сверкнул рас­сеянными, не выражающими ни малейшего беспо­койства глазами, исчез, и только тогда Колдун и камергер упали на землю, чтобы не выдать своего присутствия.

Нахмурившись, потому что неожиданное появ­ление Диких Обезьян лишило Колдуна свободы действий, он пытливо провожал взглядом появляю­щиеся смуглые мускулистые фигуры. Одна за дру­гой скользили они в траве, прокладывая четко обозначавшуюся тропинку. На руках и ногах у них звенели металлические браслеты, а прически были разукрашены яркими лоскутками.

«Погоня или охота»,— мысленно произнес Кол­дун.

Стемнело. Колдун прислушивался, снова ждал чего-то еще. Разгораясь, вспыхивали на небоскло­не звезды. Тишина, подчеркиваемая одинокими криками птиц, наполнила Колдуна смешанным чувством любопытства и неудовлетворенности, как будто чья-то таинственная душа обмолвилась ко­ротким полупризнанием.

Колдун поднялся. За ним встал и камергер.

—     Идем! — скомандовал Колдун.

Тьма не давала идти быстро. Колдун включил маленький ручной прожектор, и бледный круг света обозначил им путь, ныряя в траве.

—     Высочайший! Высочайший!

Это звали роботы. Колдун обернулся. Тревож­ный голос с ясным металлическим тембром повто­рился еще трижды и стих...

—     Кажется, что-то новое,— сказал Колдун ка­мергеру.— Что с нашими роботами?

Камергер втянул голову в плечи.

—     Не знаю...

Со всех сторон их обступал лес. Желтый свет прожектора перемещался светлым овалом со ство­ла на ствол. С ним боролся живой свет гигантско­го костра, разложенного посередине лесной лу­жайки, шагах в сорока от Колдуна. Красные блики, отражаясь от листьев, падали к его ногам. Вокруг костра теснились дикари. Там были муж­чины, женщины и дети; смуглые тела их, лосня­щиеся от огня, составляли подвижное ожерелье. Гигантский, подсвеченный снизу столб горячего воздуха уходил в поднебесный мрак.

Некоторые сидели кучками, поджав ноги, одеж­да их и оружие лежали тут же — незатейливая смесь шкур, железных шипов и пик. Дикари ели. Большие куски поджаренного мяса перехо­дили из рук в руки. К мужчинам прижались женщины,— маленькие, проворные в движениях, с кроткими глазами котят и темными волосами. Женщины держали в руках бутыли с узкими гор­лышками. Мужчины утоляли жажду и без промед­ления возвращались к еде.

Колдун смотрел во все глаза. Слышался визг детей Диких Обезьян. Взрослые хранили молча­ние. Изредка чье-нибудь отдаленное восклицание звучало подобно крику ночной птицы, и опять слы­шался лишь беглый треск пылающего костра. Го­лые, все были точно одеты: это ощущение порож­далось за счет их своеобразных движений.

Колдун вздрогнул. Звучный и веский удар неви­димого барабана повторился несколько раз. Сип­лая трель дудок сопровождала эти удары унылой мелодией.

— Это гимн в честь богини Кары,— прошептал на ухо Колдуну камергер.— Значит, ее усыпаль­ница где-то рядом.

Барабан издал сердитое восклицание, громче за­выли дудки, высокие голоса, звучащие наперебой, слились в тревожном темпе. Толпа, теснящаяся вокруг костра, превратилась в сплошное кольцо черных голов на красном фоне огня... Потом все это устремилось в одном направлении — в заросли. Так Дикие Обезьяны вывели Колдуна и камергера к сокрытому на окраине леса храму, напоминаю­щему пещеру. К храму, где покоился в усыпальни­це дух древней богини Кары, которой предстояло в эту ночь обрести свой прежний облик.

Снова загудели бесчисленные дудки, зазвучал чей-то напряженный голос. Пение подхватила вся толпа.

Колдун напряженно слушал, пытаясь совладать с необъяснимым волнением, наполнявшим его смутной тоской.

Камергер переминался с ноги на ногу. Древняя музыка действовала и на него.

Пение, набрав силу, перешло в ликующие клики.

— Сейчас покажется богиня Кара,— прошеп­тал камергер.

Он хотел что-то добавить, но не успел: из пещер­ного святилища вышла сама древняя богиня друи­дов — златовласая Кара.

Колдун отшатнулся. Перед его взором была та, которая много лет назад на дереве Познания про­рочествовала ему:

— Ты будешь очень одинок... Навсегда.

«Значит, это была богиня друидов Кара»,— в смятении подумал Колдун.

— Она нужна мне! — произнес он вслух.

Камергер покачал головой, но в тот же миг на­правил в глаза Каре яркий луч Забвения, исходя­щий из его волшебного перстня.

— Прекрасно! — воскликнул Колдун и повто­рил: — Она нужна мне!

Племя Диких Обезьян тотчас с глухим ревом обратилось в бегство. А златовласая богиня древ­них друидов Кара, словно в оцепенении, шла навстречу Колдуну, далекая от мысли встретить кого-нибудь, кроме друга. Где-то вскрикнула ночная птица, и Кара открыла глаза. Несколько Диких Обезьян бросилось на защиту своей богини, но двумя-тремя ударами Небесного меча Колдун расправился с ними.

— Я поразил их! — радостно воскликнул он.

Луч Забвения, исходящий из перстня незнако­мого человека, наполнил сердце Кары тревогой. Лицо ее выражало смятение.

Колдун засмеялся.

— Я — Высочайший Колдун, Правитель Вселен­ной, и я—твой друг,— сказал он, обращаясь к Каре.

— Дерево,— тихо прошептала она, силясь что-то вспомнить.— Дерево...

Луч Забвения снова полоснул ее по глазам. Ру­ка Колдуна коснулась ее тела.

— Я — твой друг, и ты отведешь меня к древне­му городу и откроешь секрет дерева Познания...

— Кара, мы твои друзья,— подхватил камер­гер,— мы твои друзья. Ты отведешь нас к древнему городу друидов и откроешь секрет Великого Зна­ния,— Великой Силы...

— Это ловушка,— прошептала Кара.

Колдун поднял над головой Небесный меч, свер­кающий, словно полуночная звезда.

— Какая еще ловушка! Я — Высочайший Кол­дун, Правитель Вселенной...

На мгновение Кара закрыла глаза. Внутренним зрением она вдруг увидела, как чья-то лапа тихонь­ко проникла ей в затылок. У Кары закружилась голова...

— Что вы сделали? — спросила она у Кол­дуна.

— Ничего особенного,— оскалился тот.

Внезапно Карой овладело неведомое, все воз­растающее ощущение счастья. Она снова смежила глаза, и в памяти стали возникать самые ранние, древние впечатления: солнечные блики зеленой листвы, щебет птиц-хохотушек... Кара еще не осо­знавала потери, ее мысли свободно путешествова­ли в прошлом.

— Да! — наконец произнесла она.— Вы узнаете секреты Великого Знания.

— Наконец-то! — воскликнул Колдун, опуская свой Небесный меч.— С помощью секретов древ­них друидов мы уничтожим этих проклятых чере­пах и тогда...

Кара по-прежнему счастливо улыбалась.

Как бы мне хотелось, чтобы эта планета жила в мире, как в прежние времена,— прошептала она.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В городе друидов, выросшем заново под зеленой сенью дерева Познания, выросшего на месте преж­него, царило небывалое оживление.

Близнецы Трилли и Ялли проводили новые опы­ты волшебных превращений, используя лепестки цветов с дерева Познания. Один за другим в про­зрачных колбах в белом облаке цветочного пара появлялись духи растений, насекомых, птиц.

— Браво! — хлопали в ладоши друиды.

Это было настоящее праздничное представ­ление.

— А теперь снова преврати его в насекомое! — раздался детский голос.— Слышишь, Ялли!

— Одну минутку! — с готовностью отозвался Ялли.

Он опустил еще пару розовых лепестков в кипя­щую колбу, и перед изумленными и счастливыми друидами возникло новое живое существо.

— Какой ужас! — печально сказало новоявлен­ное существо.— Вечно эта спешка. Я очень прошу извинить меня. Подождите.

Ялли согласился. Тем временем розовые зрачки пришельца быстро и ритмично сокращались.

— Я так неудачно материлизовался,— сказал он, хлопая прозрачными крылышками.— Но все- же раскрою вам какой-нибудь из своих секретов. Хотели бы вы узнать тайну трансмутации? Искус­ственного превращения элементов? Или получить средство для лечения всех вирусных заболеваний? Меня зовут Буффи,— представилось полупрозрач­ное существо.

— Называй нас Ялли и Трилли,— откликнулись близнецы.

— Прекрасно,— сказал Буффи.— Я бы с удо­вольствием отведал плодов с вашего дерева.

— Пожалуйста! — Ялли тут же положил перед пришельцем несколько спелых золотистых плодов.

— Скажите, а я ничего не перепутал? — поин­тересовался Буффи, пробуя плоды.— Это планета Ригель?

— Да! Конечно!

— Это город древних друидов! — раздались голоса.

— Ну что ж, понятно, понятно,— заключил пришелец. Его розовые зрачки стали сокращаться еще быстрее.— Хотите вместе со мной поиграть?

— Хотим!

— Хотим!

— Хотим!

На друидов опыты превращений, которые про­водили Ялли и Трилли, всегда производили боль­шое впечатление.

— Скажите,— обратился Трилли к пришельцу, пока тот лакомился плодами Познания,— вот толь­ко что упомянули о трансмутации... Это было бы очень интересно...

Но Буффи прервал его, отчаянно вращая свои­ми розовыми зрачками:

— Очень вкусные плоды... Очень красивое Де­рево... А не хотите ли вы со мной поохотиться?

— Но... мы не любим охотиться,— растерянно сказал Трилли.

— Черт возьми! Ты же насекомое! — рассердил­ся Ялли.— Какая еще охота? Сейчас посажу тебя обратно в колбу, и отправляйся ты на все четыре стороны.

Это прозвучало как констатация факта, отнюдь не оскорбление, диковинное существо, не моргнув глазом, согласилось:

— Да-да, разумеется, какая может быть охота.

Тонюсенькое, со стебельками-ручками и коче­рыжками-ножками, оно казалось маленькой не­умелой пародией на разумное существо. И ручки и ножки брали начало в верхней части тела. Ножки были длиннее, чем само туловище, и в коленях переламывались не назад, а вперед. За спиной трепетали прозрачные крылышки. Существо по имени Буффи сидело как бы на коленях у самого себя, и конец его шерстистого брюшка почти ка­сался поверхности стола, на котором Трилли и Ялли производили свои веселые опыты.

— А теперь скажи-ка, откуда ты взялся? — спросил у пришельца Трилли.

— Я — тулонец,—- заявил Буффи.— С Тулона, другими словами.

Крошечное его личико заканчивалось роговыми челюстями. Пара качающихся антенн венчала над­бровные дуги, глаза с розовыми зрачками сверкали множеством мелких граней.

— Именно,— подтвердил Буффи.— Я самый настоящий тулонец.

— Но, насколько я знаю, планета Тулон насе­лена эльфами,— сказал Трилли.

— Разумеется,— кивнул Буффи.— Я — эльф.

— Но ведь ты плод моих опытов,— задумчиво произнес Ялли.

— Послушайте,— продолжал Буффи,— мы, на­секомые, существовали на планете Тулон издавна, мы видели, как рождались ящеры и динозавры, видели, как они вымерли... Мы видели, как появи­лись первые люди нашей планеты. Мы стали даже сотрудничать с человекообразными. Но это было скверное время...

— Но почему же, черт возьми, ты возник в моей колбе?! — снова воскликнул Ялли.

— Почему? Меня выслали...— сказал Буффи со злостью.

— Выслали?

— Я — мутант! Суперэльф! Новая ступень в на­шей эволюции. Вы можете взглянуть на меня через увеличительную линзу Времени.

— Я этого не пробовал,— смущенно сказал Ял­ли.— Но если ты разрешаешь...

Он поднес к глазам линзу, и вдруг огромное чер­ное облако взметнулось из колбы, стоящей на сто­ле. Маленькое насекомое на глазах стало увеличиваться в размерах и все больше походило на ог­ромного летающего динозавра.

— Черт возьми! — выругался Трилли.— Ялли, что за духов ты стал вызывать?!

— О-о! —простонал Ялли.— Кажется, я что-то напутал. Скажи, Трилли, ты хочешь, чтобы оно исчезло?

— Пожалуй, это было бы неплохо,— отозвался Трилли.

— Я недавно сконструировал нужный для этого прибор — аннигилятор. Попробуем его в действии.

— Что же ты ждешь? Пока этой эльф превратит­ся в чудовище?

— Сейчас, сейчас,— заторопился Ялли.

В одно мгновение он приложил похожий на фо­тообъектив приборчик к глазу и мигнул. Страшное насекомое тут же исчезло.

— А теперь попробуем вернуть нашего тулонца,— сказал Ялли, воодушевленный успехом.

Он положил в колбу несколько зеленых листьев и добавил пару кусочков льда. Из колбы с шипе­нием вырвалось зловонное облако дыма.

— Ялли! — вскричал Трилли.— Что ты наде­лал? Это же лед из Дворца Колдуна!

Но было поздно. Раздался взрыв, и все друиды отчетливо увидели в клубах черного дыма очерта­ния огромного дворца Высочайшего Колдуна.

— Трилли! Вызывай добрую волшебницу Нару...

— Я уже здесь,— раздался нежный голос вол­шебницы.

Она вглядывалась в клубы черного дыма, сквозь которые ясно видела Колдуна, летящего на звез­долете с камергером и богиней Карой к древнему городу друидов, к святилищу предков.

— Это Кара, богиня древних друидов, ваших предков,— сказала волшебница Нара.— Когда-то в давние времена мы были подругами...

— Конечно, этот негодяй околдовал ее! — закри­чали друиды.

— Но что же делать? — подумал вслух Трилли.

— Я попробую передать ей свои мысли,— ска­зала Нара.— Может быть, она услышит... А потом мы поищем черепашек ниндзя.

— Чего-то во мне не хватает,— прошептала златовласая Кара, глядя в иллюминатор звездо­лета.

— Что ты сказала, Кара? — раздался вкрадчи­вый голос Колдуна.

— Что-то со мною не так,— повторила она.— Но что, я никак не могу понять.

Глубокая, неодолимая безмятежность не отпу­скала Кару, укачивала, не давала сосредото­читься.

«Как эта безмятежность овладела мной? Может быть, кто-то сознательно повлиял на мою психи­ку?» — пыталась рассуждать Кара.

Сквозь бездонную пропасть Космоса, будто из далей времени, она ясно услышала чей-то до боли знакомый голос:

— Кара... Кара... Это я, твой друг Нара... Ты должна меня вспомнить...

— Нара?...

— Не слушай ее!—прокричал Колдун, взмах­нув над головой богини древних друидов Небесным мечом.

Камергер направил свой ядовитый луч Забвения ей в душу, и Кара снова потеряла контроль над собою.

— Не слушай ее, Кара,— нашептывал Кол­дун.— Она все лжет. Она твой враг.

— Да. Она мой враг,— эхом повторила Кара.

— А вот и еще враги! Уничтожь их, Кара! Ви­дишь, они летят?

Кара подняла руку, блеснув зеркальным коль­цом, и яростный световой поток обрушился на ле­тящих им навстречу друидов Трилли и Ялли. Их нехитрый звездолет трижды перекувыркнулся в воздухе и бесследно исчез.

— Браво, Кара! — воскликнул Колдун.— Путь в город друидов открыт.

— Волшебный перстень всегда будет служить нам,— вкрадчиво добавил камергер.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Долго Трилли и Ялли плутали на своем звездо­лете, подхваченном внезапным смерчем, вызван­ным Карой. Множество звезд пролетело им нав­стречу. Однако с орбиты планеты Ригель они не сошли и наконец совершили посадку в каком-то очень непривлекательном месте.

Перед ними расстилалось пустынное, покрытое кучами щебня, изрытое поле. У края этой пусты­ни, бросая длинную тень, возвышалась гигант­ская статуя, потрескавшаяся, покрытая лиша­ями.

Каменный идол стоял во весь рост. Ноги его были сдвинуты, руки прижаты к туловищу, рубчатый пояс подпирал выпуклую грудь. На солнце тускло

мерцал ушастый шлем, увенчанный, точно рыбий хребет, острым гребнем.

— Что это? Что? — воскликнул Трилли, озира­ясь по сторонам.

— Я думаю, мы на необитаемом острове,— ска­зал Ялли.

— Но что это? — Трилли указывал на каменное изваяние.

— Похоже, мы в какой-то ловушке...

Вдруг Ялли заметил, как в небе мелькнула какая- то черная точка.

— Смотри! — крикнул он.

Черная точка приближалась, увеличивалась. Это были летящие в крылатой лодке черепашки ниндзя вместе с Нарой.

— Гляди, гляди, Трилли! — обрадовался Ял­ли.— Это черепашки ниндзя!

Корабль проплыл над их головами и опустился в нескольких шагах от каменного идола.

— Привет, друзья! — раздался знакомый голос Леонардо.

Друиды бросились навстречу черепашкам.

— Садитесь живо в корабль,— сказал Рафаэль, помогая Трилли и Ялли взобраться в кабину.— Нам нельзя терять ни секунды.

Немного погодя все вместе уже летели навстречу звездолету Колдуна и околдованной Кары.

— Если Колдун выведает секреты древних друи­дов, секреты Великого Знания, мы все погиб­нем! — взволнованно шепнула Нара.

— Я знаю,— спокойно ответил Леонардо, сжи­мая в руках Огненный меч.— Но пока Огненный меч у нас, нам нечего бояться.

А что же происходило на звездолете Высочайше­го Колдуна? Богиня древних друидов Кара чув­ствовала какой-то обман, но не могла до конца осознать происходящего с нею, поскольку силой Небесного меча Колдуна и волшебным перстнем камергера была парализована часть ее души.

— Черепахи преследуют нас! — воскликнул Колдун.— Надо, наконец, расправиться с ними. Кара, будь наготове!

«Кара, Кара, это я, твой друг, Нара... Ты должна меня вспомнить!» — вновь услышала Кара знако­мый голос.

И вновь ощутила, как чужая огромная лапа ти­хонько шевельнулась у нее в затылке.

«Что-то не так! — подумала Кара, напрягая все свои силы.— Если мое сознание нарочно при­туплено, чтобы я не заподозрила подлога, то...»

— Кара! — раздался властный голос Колду­на.— Уничтожь их!

Все еще не осознавая происходящего, чтобы как-то оттянуть время и снова предаться размыш­лениям, Кара послала навстречу крылатой лодке новый заряд энергии.

Очутившись в снеговой пустыне, куда заброси­ла их волшебная сила Кары, друиды приуныли.

— Что будем делать? — бормотал Трилли, дро­жа от холода.

Крылатая лодка черепашек глубоко увязла в снегу, вытащить ее было непростым делом. Дона­телло, Рафаэль и Микеланджело прилагали все свое умение, чтобы сдвинуть корабль с места.

— По-моему, если продолжать преследование, мы рискуем попасть в еще более забавную исто­рию,— пытался пошутить Микеланджело.

— Мы в полосе сугробов,— сокрушенно произ­нес Донателло.— Как бы не пришлось выбираться отсюда пешком.

— А корабль? — возразил Раф.— Без корабля нам их не догнать.

— Ты уверен, что на корабле мы их догоним? — спросила Нара.

— Пожалуй...

— Во что бы то ни стало нужно их догнать! — воскликнула Нара.

— Если Колдун проберется в святилище древ­них друидов и овладеет древними пергаментами и письменами, начертаниями на древесной коре, то мы все погибнем... Погибнет все живое во Вселен­ной...

— У нас есть Огненный меч,— сказал Лео­нардо.

— Но у нас нет огня, чтобы растопить эти льды и снега,— возразил Раф.

— Я знаю, как разжечь огонь! — вдруг радостно воскликнул Ялли.— Знаю! — Он захлопал в ладо­ши и вытащил из кармана маленький кусочек дре­весной коры.— Вот! — кричал он.— Вот это спасет нас!

Тотчас из другого кармана Ялли, словно фокус­ник, извлек маленькую коробочку с кусочками льда. Собственным дыханием Ялли и Трилли прев­ратили лед в полупрозрачную жидкость, и Ялли бросил в нее древесную кору.

— Превращатель готов,— воскликнул он.— Трилли, скажи несколько слов для Богини Огня!

Трилли быстро проговорил древнее заклинание друидов, и в колбочке вспыхнуло яркое пламя.

— Это любовь! Это пламя любви! — засмеялась Нара.— Молодцы, друиды!

— Теперь, дело за нами! — сказал Леонардо.

Он поднес к пламени Огненный меч. Несколько взмахов — и крылатая лодка освободилась из снежных пут.

__ Мы оставили здесь ледовый дворец,— сказал Леонардо.— Да будет так! Пусть в нем живут се­верные ветры! Ура!

— Ура! — закричали друиды.— Мы спасены!

— Что ж, теперь, в путь! — Микеланджело, он же Микки, первым занял свое место.

Крылатая лодка плавно поднялась в воздух, словно легкая птица.

— Знания друидов, твое волшебство, Нара, и на­ше уменье помогут нам! — сказал Леонардо вол­шебнице.

— Я надеюсь, Лео,— улыбнулась Нара.

— У меня кружится голова,— прошептала боги­ня древних друидов, складывая в памяти обрывки воспоминаний:

Наконец, внутренний голос подсказал ей одно единственное слово: кольцо! Как же она о нем за­была?! Поднесла к глазам левую руку и на своем безымянном пальце увидела резной деревянный перстень. Приложила его к груди и словно наяву увидела, как огромная мохнатая лапа тихонько проникает к ней в затылок и похищает ее душу.

В один миг Кара вспомнила все до мельчайших подробностей. Она узнала в Колдуне того, кто мно­го лет назад уничтожил последнее дерево Позна­ния, истребил древние племена друидов, осквер­нил их святые места...

«Он обманул меня! Он украл мою душу! — поня­ла Кара.— Но этот деревянный перстень способен отвести любую беду...» Она вновь услышала до боли знакомый голос:

«Кара, Кара, это я, твой друг Нара... Ты должна меня вспомнить...»

— Боже мой! Конечно же, я помню! Это голос Доброй волшебницы Нары... Мы были подругами много лет назад...

— Мне показалось, что ты звала меня? — раз­дался рядом холодный голос Колдуна.

— Я?

— Ты хотела поговорить со мной?

Колдун вновь занес над ее головой Небесный меч, камергер направил в глаза Каре луч своего перстня, но сломить волю богини друидов теперь не удавалось. Деревянный перстень делал свое дело.

— Как ты себя чувствуешь, Кара? — спросил Колдун, разглядывая ее изменившееся лицо.

— Прекрасно, мой повелитель,— ответила боги­ня.— Я просто хотела спросить: доволен ли Высо­чайший нашим путешествием?

Колдун промолчал.

— Что ждет нас в городе древних друидов? — спросил камергер.— Напрягись, Кара. Что ты ви­дишь?

Он не сводил с лица Кары узкого ядовитого луча.

Кара закрыла глаза.

— В городе древних друидов у нас будут труд­ности,— проговорила она.— Святилище друидов, где хранятся древние пергаменты, стережет Па­рой, страж древних племен. У нас там будут боль­шие трудности,— повторила Кара.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Солнце клонилось к закату, когда звездолет Колдуна опустился на окраине города древних друидов.

Ветер нес навстречу пришельцам тучи пыли, ба­бочек, лепестки цветов, зной каменистой почвы, дикие ароматы леса и тоску о неведомом.

— Город древних друидов! — глубоко вздохнула Кара.— Как давно я не была здесь. Самое лучшее место на всей планете...

Дождавшись наступления темноты, Колдун вме­сте с Карой и камергером двинулись по направле­нию к главному храму города.

Ночь сияла многоцветными звездами, большими, как глаза, раскрытые на ужас или на красоту. Запах сухой травы, дыма, сыростй, низины, эта тишина, особенно ощутимая из-за сонных звуков, шелест ветвей, короткий вскрик птицы или обман­чиво близкий лепет водопада — все было полно тайной вековой грусти. Грусти, величавой, как сама природа...

Колдун развернул карту.

— Вот,— указал он пальцем в середину,— здесь святилище друидов. Помните что путь наш будет нелегок... Мы потеряли двух помощников — робо­тов. Но сокровенное знание достанется мне. Оно будет в моих руках... Помните это. А теперь — вперед.

Они двигались с упорством лунатиков, шествую­щих по краешку крыши, на зов ночного светила.

Колдун шел впереди. Он говорил теперь ма­ло, щемящие непрошенные воспоминания вторг­лись в его душу. Перед глазами то и дело всплывал ярко-алый окровавленный ствол уничтоженного им дерева Познания, дерева, секретов которого он так и не узнал... И девушка, красивая, как сама весна. Девушка по имени Кара.

Когда приблизились к святилищу, Колдун услы­шал протяжный рев.

— Что это?

— Это страж святилища, Парой,— ответила Ка­ра.— Я предупреждала... Он, пожалуй, учуял нас...

Колдун взял блестящий шлем и надел на голо­ву. С помощью шлема он мог слышать чужие мысли.

Оставаясь невидимыми благодаря чудодействен­ному Небесному мечу, все трое ступили под своды святилища.

— Как здесь темно! — пробормотал камергер.— Ничего не вижу!

— Держитесь за мной! — скомандовал Колдун.

Он остановился и сразу увидел перед собой ма­ленькую деревянную шкатулочку. Тонким лучом прожектора осветил надпись.

— «Абсолютное знание и оружие»,— прочел он вслух.— Вот как раз то, что мне и надо.

«Хотя, впрочем, у меня и так хватает оружия,— подумал он.— Но, вне всяких сомнений, эта шкату­лочка мне поможет. Ну,— сказал самому себе,— давай-ка посмотрим, что считают древние друиды абсолютным оружием, а уж потом займемся абсо­лютным знанием».

Он открыл шкатулку. Из нее пошел легкий пар. Колдун отбросил шкатулку подальше, опасаясь, что там ядовитый газ. Пар прошел струей вверх и в стороны, затем начал сгущаться. Облако шири­лось, росло, обретая какую-то неясную форму. Через несколько секунд оно приняло законченный вид и застыло, возвышаясь над шкатулкой. Обла­ко металлически поблескивало в темноте, и Колдун увидел, что это огромный рот под двумя немигаю­щими глазами.

— Хо-хо! изрек рот.— Протоплазма! — И по­тянулся к телу Колдуна.

Колдун поднял Небесный меч, чтобы распра­виться с чудовищем.

— Спокойно! — приказало чудовище, прибли­жаясь к Колдуну.— Мне нравится спокойная про­топлазма.

Колдун попытался нанести несколько ударов мечом, но гигантский рот стража древних папиру­сов Парона приближался.

— Долго же я ждал! — доносился утробный го­лос.

Колдун с трудом подавил в себе надвигающийся панический ужас. Сдерживаясь из последних сил, он включил силовое поле, и голубой шар окутал его.

Чудовище приближалось. Колдун снова взмах­нул мечом. Прямой луч вырвался навстречу чудо­вищу. Но тому было хоть бы что.

— Сгинь, исчезни! — завизжал Колдун. Нервы у него начали сдавать.

Чудовище приближалось с широкой ухмылкой.

— Мне нравится спокойная протоплазма,— пов­торило оно.

Но в этот миг в нескольких шагах от наводящего ужас Парона возникли четыре светящиеся фигуры. Это были черепашки Ниндзя.

Лео держал над головой Огненный меч, всепро­никающий луч которого ослепил Парона. Тот бес­помощно замахал лапами, кружась и пританцовы­вая на месте. Но, кроме основного зрения, у стража святилища был третий глаз, на затылке. Разъярен­ный Парон дико взревел. Древняя сокровищница друидов содрогнулась.

— Надо спасти от него Кару,— кричала Нара.— Кара! Кара! Отзовись! Это я, Нара...

Огненный меч в руках Лео осветил тьму храма.

Богиня друидов стояла лицом к наводящему ужас чудовищу и удерживала его на месте властной си­лой своего перстня.

Колдун попытался было схватить ее за руку:

— Бежим! Пока этот Парон будет заниматься ими, у нас есть шанс спастись!

— Я не оставлю своих друзей! — спокойно, но решительно сказала Кара.

Колдун занес над ее головой Небесный меч, но в тот же миг искрящийся поток лучей сковал его волю. Огненный меч Лео схлестнулся с Небесным мечом Колдуна в равном поединке.

— Лео! — крикнул Рафаэль.— Сзади!

Чудовище, разинув огромную пасть, вращая сле­пыми глазами, каким-то непостижимым образом надвигалось прямо на Леонардо.

— Помоги мне, Кара! — закричала Нара.

Сверкая волшебными кольцами, Нара и Кара

замкнули над головой Парона две половины светя­щегося моста. Чудовище было парализовано. Оно испускало изо рта густые фиолетовые клубы дыма, заполнившие святилище, но не могло сдвинуться с места.

— Трилли! Ялли! Где вы? — крикнул Микки, разыскивая друидов в густом дыму.

— Мы здесь! — отозвались друиды с другого конца святилища.

— По-моему, нам следует поторопиться! — вос­кликнул Донателло, сражаясь солнечным распы­лителем с фиолетовым клубящимся туманом.— Я потерял из вида Колдуна и его камергера.

— Они уходят! — закричал Рафаэль.— Я вижу их!

Лео бросился к Рафаэлю, держа перед собой наготове Огненный меч.

— Где они? Где?

Рафаэль отчаянно пробивался сквозь тучи.

— Дон! — позвал он.— Донателло! Солнца! Еще солнца! Без солнечного распылителя будет все смазано... Колдун уходит...

— Я сожрал бы эти тучи, если б мог,— провор­чал Донателло.

Установив свой аппарат возле Трилли и Ялли, он попросил их бесперерывно вертеть ручку, наво­дя распылитель прямо в пасть Парону.

Друидам понравилось это занятие, и, притопы­вая ногами на месте, они кричали:

— Солнца!

— Солнца!

— Я вижу, что моя помощь здесь не обязатель­на! — крикнул Лео друзьям.— Нара! Кара! Ду­маю, с Пароном вы разберетесь сами, а я займусь Колдуном, иначе он исчезнет...

— Хорошо,— откликнулась Нара.

Целься кольцом в его третий глаз! — под­сказала ей Кара.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Лео в несколько прыжков выбрался из древнего святилища. Он потрогал свой меч, затем крепко сжал его. На рукоятке Огненного меча была све­товая метка V/214. Лео знал эти знаки. Это было зашифрованное название планеты Ригель.

— Ригель! Ригель! — проговорил Лео.— Я люб­лю тебя так же, как и Землю, как и Солнце, люблю тысячу раз! Я и мои друзья хотим подарить тебе немного жизни своих сердец, черепашьих сердец.

Лео огляделся. Луны всходили все выше. Они круглолицые улыбались. Недалеко, на возвыше­нии, Лео заметил темную массу. Без сомнения, это был звездолет Колдуна. Лео побежал. Это ис­кусство не изменило ему. Дорога размеренными толчками стелилась ему под ноги, встречное дви­жение воздуха охлаждало разгоряченное лицо. Он видел, как звездолет Колдуна взмыл в черное небо, как на глазах обратился в точку. Не мешкая, Лео на крыльях дракона, подаренных ему Трил­ли и Ялли, помчался следом.

Расстояние между ними быстро сокращалось. Через несколько минут Лео был на борту звездо­лета. Увидев его с Огненным мечом в руках, камергер сжался от страха. Колдун в это время, так и этак вертя пергамент, захваченный в святи­лище, пытался прочесть письмена древних друи­дов.

— Может быть, тебе нужны очки, Высочай­ший? — засмеялся Лео, представ перед Колдуном.

Пергамент выпал у Колдуна из рук. Быстрым движением Лео подхватил его, сверкнув Огнен­ным мечом.

— Ты заплатишь за это, черепаха! — прошипел Колдун.

— По-моему, мы приехали,— весело крикнул Лео.

Колдун выглянул за борт звездолета.

— Как тебе нравится эта священная земля, Высочайший? — засмеялся Лео.— Пожалуй, нам пора снижаться.

— Стой! — закричал Колдун.

— Ты будешь мне приказывать? — насмешливо спросил Лео, выключив пульт управления звездо­лета.

Колдун вздрогнул и побледнел...

Они опустились на узкую тропу между огне­дышащими кратерами. По обе стороны чернели пропасти или отвесные скалы. Камергер, сделав несколько шагов, оступился и полетел в темную дыру ущелья. Колдун и Лео остались один на один. Колдун пустился бежать от своего пресле­дователя. Раскаленный камень у него под ногами переходил в песок, затем в снег. На границе сне­гов Колдун обернулся. Лео был от него шагах в двухстах.

— Почему вы не улетаете с этой планеты? — прокричал Колдун.

— Любезный вопрос,— отозвался Лео.— Но те­бе, я думаю, сейчас лучше бы смотреть на горы... Там, по ту сторону пропасти, прекрасный снеговой ландшафт. Смотри на горы, Высочайший, нет ниче­го чище их...

— Почему вы не улетаете? — завопил Колдун, снова пускаясь бежать.

— Мне и моим друзьям здесь очень нравится! — крикнул Лео.— Мы здесь дышим отличным воз­духом и толстеем.

— Вы меня не испугаете! — выкрикнул Колдун.

Лео засмеялся:

— Ты уже напуган. И потому твой Небесный меч не помогает тебе. Это оружие добрых, силь­ных и чистых душой.

Шаг за шагом страх все глубже проникал в душу Колдуна, ему мерещились погубленные им деревья древних друидов, огромные зеленые рощи.

— Это галлюцинации,— шептал он самому себе, пробираясь сквозь снег.

Снежный гребень становился все круче, от высо­ты было трудно дышать.

Снег стал переходить в ледяное поле. По всей вероятности, сверху он подтаивал от внутреннего тепла вулкана или лучей солнца в жаркое время года, а холодными ночами и в зимние месяцы за­мерзал, превращаясь в лед. Вершина крутой горы, куда вела тропа Колдуна и Лео, была одета ледя­ной пелериной, ниже ее лежали снега, а над нею выступали черные зубцы кратера.

Колдун оскользался, перепрыгивал от трещины к трещине, цепляясь за иглообразные выступы шер­шавого льда, торчащие над поверхностью, как ще­тина. Лео и Колдун карабкались к огненной вер­шине при ярком свете трех лун, но внезапно первый луч солнца коснулся горы и пламя, ос­вещавшее изнутри гигантский столб дыма над кратером, сразу померкло. Зато вся шапка засия­ла и заискрилась в алых лучах. Лео и Колдун ползли по ней, а внизу клубилась ночная мгла.

— Эй, Высочайший! — окликнул Лео Колду­на.— При таком свете подниматься легче, не прав­да ли? Только смотри не оступись!

Странно прозвучали эти слова среди ледяных утесов. И в этот же миг гора под ними заходи­ла ходуном и задрожала, как дерево, сотрясаемое ураганом.

Вслед за толчком на них опустилось облако серного пепла, на мгновение скрывшее Колдуна от Лео. Лео слышал, как тот закричал от страха. Но когда попел рассеялся, Высочайший Колдун стоял уже на застывшей лаве у подножия кра­тера.

Ну теперь-то он наверняка даст мне бой,— поду­мал Лео,— у него есть Небесный меч, и ему нетруд­но будет поразить меня, когда я стану переползать со льда на лаву.

Очевидно, Колдун тоже подумал об этом, потому что обернулся к Лео с сатанинской гримасой. Но тут же начал карабкаться выше.

Лео ничего не мог понять. «Не хочет померяться силами. Тогда где же он надеется от меня ук­рыться?» Шагах в трехстах клокотал кратер, вы­брасывая в небо клубы пара и дыма, а между его гребнем и кромкой льда громоздились застыв­шие потоки лавы, местами такой горячей, что по ней трудно было ступать.

Колдун устал. Теперь уже медленно брел он по лаве, вздрагивающей под ногами, а Лео неторопли­во шел за ним, переводя дыхание.

Но вот Колдун приблизился к краю кратера, подался вперед и заглянул вниз. Лео подумал, что сейчас он бросится в кратер и так погибнет. Но если у Колдуна и была подобная мысль, то он сразу же забыл о ней, когда увидел, какое «уютное» ложе его ожидает. Круто обернувшись, Колдун выхватил Небесный меч и пошел на Лео. Но шагах в четырех все же остановился.

— Вот мы и свиделись снова, Величайший,— сказал Лео.

— Чего же ты ждешь? — прохрипел Колдун.— Убей меня, и покончим с этим.

— Поболтаем немного! — улыбнулся Лео.— Прежде чем мы расстанемся, скажи, зачем ты при­чинил столько вреда и горя бедным друидам, моим друзьям и вообще всему живому? Ведь должно же быть какое-то объяснение твоей бессмысленной же­стокости.

Колдун пытался было сжать губы, но они разомк­нулись сами собой, и он заговорил. Слово за слово Колдун раскрыл перед Лео всю глубину своего черного сердца, как будто уже стоял перед высшим судьей.

— В ранней юности, много лет назад,— на­чал он медленно, через силу выговаривая каж­дое слово,— я встретил девушку... По-видимому, я полюбил ее... Несмотря на все свои пороки... Но я не мог оставить ее в живых, не мог... Потому что я должен был уничтожить дерево, которое было ее домом. Я уничтожил ее вместе с домом. Я унич­тожил дерево Познания и богиню древних друи­дов Кару... Перед смертью эта девушка мне сказа­ла, что я всегда буду одинок... Я не поверил тогда... Мне необходимо было убить ее, чтобы стать Пра­вителем Вселенной. Но теперь... я снова встретил ее... И она должна убить меня... Убить твоими руками, Лео...

— Это место здесь,— сказал Лео.

— Да... Здесь...— озираясь, прошептал Колдун.

— Но туда, в жерло кратера, полетит только тело, а не душа! — сказал Лео.

— Да,— согласился Колдун.

Лео поднял Огненный меч.

— У тебя есть Небесный меч,— сказал он Кол­дуну.— Защищайся! Умирать в бою легче.

— Не могу! — простонал Колдун.

— Как хочешь,— пожал плечами Лео.

Колдун отшатнулся и начал пятиться, с ужасом глядя Лео прямо в лицо. Так дошли они до края кратера.

Устрашающее зрелище открылось перед Лео, когда он глянул вниз. Там, на глубине, сквозь покров клубящегося дыма зловеще сияла докрас­на раскаленная лава. Она переливалась и перека­тывалась, как живое существо. Струи пара выры­вались из нее с пронзительным шипением, ядо­витые испарения разноцветными змейками подни­мались над ее поверхностью, сливаясь и перепле­таясь, и удушливое, жаркое зловоние отравляло нагретый воздух.

Когда Колдун увидел дно кратера, его охватил такой непреодолимый страх, что, утратив всякое человеческое подобие, он завыл точно зверь. Высочайший Колдун всхлипывал, визжал, молил о пощаде. Он. сое ершивший столько зла, которому нет прощения.

Лео стоял и молча смотрел на него.

— Пора кончать,— проговорил Лео и снова под­нял Огненный меч, но только для того, чтобы тут же опустить его.

Разум вдруг покинул Колдуна. Он вступил в схватку. Но не с Лео. Казалось, он больше не видел Лео, однако дрался отчаянно, пронзая ме­чом пустое пространство. Лео слышал его закли­нания и вопли. Шаг за шагом Колдун отступал к жерлу кратера. Здесь он задержался, чтобы про­должить бой с могучим незримым противником. Яростные удары мечом следовали один за другим, дважды он чуть не падал, словно от смертельных ран, но снова собирал силы и продолжал сражаться с пустотой.

Вдруг, испустив пронзительный вопль, как будто его поразили в сердце, Высочайший Колдун, широ­ко раскинув руки, выронил Небесный меч и вслед за ним навзничь рухнул в жерло вулкана.

Снова на крыльях дракона Лео вернулся в город друидов. В нескольких словах он поведал друзьям о погоне и смерти Колдуна.

Богиня Кара печально и в то же время облегчен­но вздохнула, выслушав его рассказ. Трилли и Ялли ликовали. Они полетели сообщить радостную весть остальным друидам.

— Я, пожалуй, останусь здесь и не вернусь боль­ше к Диким Обезьянам,— улыбнулась Кара.— Здесь, среди маленьких друидов, мое место.

Лео обратился к ней с вопросом:

— Скажи, Кара, ты не могла бы узнать, будут ли у нас еще встречи с Высочайшим Колдуном?

— Постой, Лео! Ты же сказал, что его поглотил вулкан! — воскликнул Микки.

Лео задумался.

— Да. Я, конечно, сказал. Так и было. Но... я не совсем уверен, что Колдун будет вулкану по зубам.

— Ну и ну! — проговорил Рафаэль.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЦВЕТНЫЕ ШАРЫ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Несколько дней в городке друидов было весело и оживленно. Сначала чествовали вернувшуюся из долгого сна богиню Кару. Затем черепашек, потом Трилли и Ялли... Смех, песни, шутки, фо­кусы, превращения сменяли друг друга.

Как обычно, поздним вечером все собрались под деревом Познания и, укрытые зеленым облаком листвы, пили нектар и рассказывали древние исто­рии, случившиеся на планете Ригель и на других планетах, в иных звездных мирах.

— Я поднимаю тост за нашего гостя. За того, кто победил Высочайшего Колдуна. За тебя, Лео,— сказала волшебница Нара, поднимая дере­вянную чашу с нектаром.

— Давайте выпьем чистого нектара Позна­ния! — поддержали ее друиды.

Лео улыбался, сжимая в руках Огненный меч.

— Спасибо моим друзьям и Огненному мечу! — ответил он.

— Я сегодня как раз хотела рассказать одну древнюю историю, связанную с тем мечом, кото­рый ты держишь в руках, Лео,— сказала волшеб­ница Нара.

— С удовольствием послушаем,— оживились черепашки.

— Много лет назад,— начала свой рассказ На­ра,— на месте древних поселений друидов было большое озеро. По берегам озера с обеих сторон жили предки древних друидов — они звали себя луидами. Луиды, жившие с одной стороны озера, враждовали с теми, что жили на противополож­ном берегу...

— Какая глупость — враждовать. Не нашли ничего лучше,— перешепнулись Трилли и Ялли.

— Не проходило месяца,— продолжала Нара,— чтобы с той или другой стороны не оказался уби­тым кто-нибудь из луидов, причем убийцу не­возможно было поймать.

Однажды вся рыба и вода в озере оказались отравленными, и тогда жители одного берега из­вестили жителей другого, что идут драться с ними не на жизнь, а на смерть, чтобы разом поло­жить конец изнурительной вражде.

Тотчас же как только стало об этом известно, жители обоих берегов собрались и ушли в леса, чтобы там, где всегда можно напасть врасплох, покончить с врагами. Прошла неделя, и вот развед­чики одного берега выследили луидов другого бе­рега, прятавшихся в небольшой лощине.

Во главе первого войска стоял молодой Синг, бесстрашный и благородный. У него был свой план. Незаметно покинув своих, он явился к луидам с противоположного берега и проник в домик Яре- та, их вождя. Ярет, завидя Синга, схватил Не­бесный меч. Синг миролюбиво сказал:

— Я не хочу убивать тебя. Я знаю, что враж­да между луидами идет из-за права обладания Небесным мечом и его второй половиной — Огнен­ным мечом. Но, послушай, не пройдет и двух часов, как ты и я с равными силами и равной отвагой кинемся друг на друга. Ясно, что произой­дет: никто не останется в живых. Наши жены и дети умрут тоже, и с цивилизацией луидов будет покон­чено... Небесный и Огненный мечи достанутся то­му, кто не будет знать, как ими пользоваться.

И неизвестно, сколько новых бед может произой­ти на нашей планете и в Космосе... Послушай, предложи своим воинам то же, что предложу я своим. Вместо общей схватки биться будем мы с то­бой. Один на один. Двумя мечами. Кто возьмет верх — та сторона и победила. Идет?

— Ты прав,— сказал, подумав, Ярет.— Вот тебе моя рука.

Они расстались. Воины с обеих сторон радост­но согласилась на предложение своих предво­дителей и, заключив перемирие, окружили тесным кольцом цветущую лужайку, на которой происхо­дил поединок.

Ярет и Синг по сигналу бросились друг на друга, размахивая мечами. Светящиеся искры рассекли воздух. Улучив момент, Синг нанес Ярету смертельную рану в грудь. Ярет еще стоял на ногах и продолжал сражаться, но скоро должен был рух­нуть. Синг шепнул ему:

— Ярет, ударь меня в сердце, пока можешь. Смерть одного из нас вызовет ненависть к победив­шей стороне, и резня возобновится. Надо, что бы умерли оба. Наша смерть победит вражду.

И Ярет ударил Синга мечом в незащищенное сердце. Оба, улыбнувшись друг другу в последний раз, упали замертво.

Прошло много лет... Луиды утопили Небесный и Огненный мечи в озере, а сами, объединившись прожили счастливо несколько тысячелетий. Затем их цивилизация исчезла... Озеро ушло под землю,

а еще через много тысяч лет на том же месте взошло первое дерево Познания и появились предки ны­нешних друидов — древние друиды, которые не знали слова «кровь»,— закончила свой рассказ волшебница Нара.

Несколько минут под деревом Познания царила тишина, нарушаемая лишь шелестом листвы.

— Спасибо за твой рассказ, Нара,— сказал Лео.— Сейчас мы отправимся к себе в Песчаный Грот, чтобы немного отдохнуть. Если мы вам пона­добимся, пожалуйста, зовите нас, друзья!

— Спасибо, черепахи! — воскликнули малень­кие друиды.

Поднявшись в воздух, крылатая лодка, на кото­рой летели Лео, Дон, Раф и Микки, вскоре набрала полный разгон.

Вдруг аппарат кругового слежения предостере­гающе загудел.

Лео обернулся на сигнал.

— Что-то очень большое впереди, Лео! — раз­дался голос Микки.

— Да, очень большое,— подтвердил Раф.— Я тоже вижу.

— Дон, запиши координаты! — скомандовал Лео.

Донателло схватил карандаш и стал быстро пи­сать.

— Ничего подобного на нашем пути еще не встречалось,— пробурчал Раф.

— Не приближайтесь пока к нему,— сказал До­нателло.— Это может оказаться что-нибудь забав­ное...

— В чем дело, Дон? Что забавное? — прокричал Лео.

Пульт управления вдруг загудел от напора ко­лоссальной энергии.

— Что это, Лео? — взволнованно спросил Микки.

— Ты, наверное, забыл: чтобы поддерживать прямую связь над этой планетой нужна масса энер­гии,— ответил Лео.

— Я открою люк и посмотрю, что там,— произ­нес Донателло и через мгновение исчез.

Лео встал, посмотрел вслед Донателло.

— Может, просто водоворот, вихрь, облако? — тихо прошептал Раф.— Как ты думаешь, Лео?

— Я вижу Цветные Шары,— спокойно сказал Лео.

— Какие шары? — изумился Раф.

— Посмотри в иллюминатор...

Черепахи посмотрели вниз. Клубящиеся пылью равнины планеты Ригель простирались до самого горизонта. Вдруг из темноты показались будто ярко-алые языки пламени. Они извивались, точно щупальца, принимая форму шаров различной расцветки.

— Что это? — прошептал Раф.

Лео вспомнил о Донателло, спустившемся в ниж­ний люк, только тогда, когда тот кашлянул у него за спиной.

— Я попробую объяснить то, что мне сейчас при­шло в голову,— сказал Донателло.

— Что? Что? — воскликнули в один голос друзья.

— Мне кажется, что эти Цветные Шары — уро­женцы планеты Ригель. Кроме того, я слышал от друидов, что такие шары первыми появились на их планете.

— Да, точно! — подхватил Микки.— Я вспом­нил, это написано в одном из древних пергаментов.

— Они, вероятно, жили здесь, когда первые люди пришли на эту планету...— предположил Лео.

— Но никто не знает их, и друиды их боятся, потому что неизвестно, на что они окажутся спо­собны,— сказал Микки.

— На что окажутся способны, если их растре­вожить,— добавил Донателло.

Микки махнул Дону рукой, чтобы тот молчал, и продолжил:

— Я, кажется, вспоминаю, что о таких шарах говорила волшебница Нара... Конечно же... Слу­шайте! Организм их представляет собой сгусток чистой энергии. Они черпают энергию солнца, как и мы, солнечные черепахи. Только мы получаем ее иным путем, а они — прямо от Солнца. Благодаря этому они сильнее нас. Вот и все, что я вспомнил...

— Ну что ж, друзья,— сказал Лео.— Тогда главный вопрос: как вы полагаете, это разумные существа? А? Дон?

— А почему бы и нет? — невозмутимо ответил Донателло.— Думаешь, если мы не знаем, как с ними общаться, так у них нет разума?

— А может быть, они просто не хотят общаться с нами? — предположил Раф.

— Если они не разговаривают, это не значит, что у них нет разума,— сказал Лео.

— Возможно, их мышление не имеет общей осно­вы с нашим? — показал свою ученость Дон.

— А может быть, они считают человека сущест­вом низшей породы и просто не желают тратить свое время...— размышлял Лео.

— Человек... А почему бы им не вступить в кон­такт с нами, ведь мы — солнечные черепашки,— перебил его Раф.

— Вы с ума сошли! — воскликнул Донателло.— Они наблюдают за нами давно. Они наверняка видели, что мы умеем. Видели у нас Огненный меч. Видели, как мы помогали друидам, как посы­лали им энергию солнца, как боролись с Пароном и с Колдуном...

— Верно,— согласился Лео.— Но неизвестно, какое это произвело на них впечатление. Как пола­гаете, друзья?

— Если они стоят на высшем уровне,— фырк­нул Микки,— где же те умные вещи, что они созда­ли? На планете Ригель таких нет.

— Да! — поддержал его Лео.— Я тоже ничего не слыхал об их городах, цивилизациях.

— Ив древних пергаментах об этом ни слова не говорится,— продолжил Микки.

— Так кто же они? Друзья или враги? — вос­кликнул Донателло.— Что нам с ними делать? Если они оружие или продукт чей-то цивилиза­ции,— значит, это просто механизмы. И нам сле­дует узнать, откуда они направлены к нам. От кого...

Лео перебил его:

— Выслушайте меня. Я думаю, что эти шары бессмертны.

— Но почему? — воскликнул изумленный Дон.

— По-моему, это несомненно,— спокойно про­должал Лео.— Убить можно плоть, тело, а у них нет тела, это просто сгустки энергии. Таким об­разом, они приспособились к окружению.

— Но если они так совершенны,— сказал Дон, разглядывая цветные оболочки шаров, несущихся навстречу,— то зачем бы им так кривляться? По­смотри-ка, Лео, не успеешь подумать о чем-нибудь, как готово — они изображают твою мысль. Настоя­щее мимы планеты Ригель...

— Верно,— подхватил Раф, выглянув в иллю­минатор.— И ничего-то у них толком не получает­ся, все вкривь и вкось. В чем же тут штука?

— Ну, в этом нет ничего удивительного, сказал Лео после недолгой паузы.— Цветные Шары под­хватывают наши мысли и тут же перевоплощают... Ведь, к слову говоря, мысли у нас никогда не рож­даются четко оформленными.— Он улыбнулся и несколько раз хлопнул себя лапой по лбу.

— И что же? — спросил Микки.

— Думая о чем-нибудь, мы не разрабатываем мысли детально, они у нас отрывочны,— продол­жал Лео.— Так что же вы хотите от шаров? Они подбирают то, что мы им даем, и заполняют про­белы на свой страх и риск.

— Что же получается: стоит нам теперь поду­мать о верблюдах — к нашим услугам будут вер­блюды с развевающимися гривами, верблюды с четырьмя и пятью горбами? Бесконечная верени­ца верблюдов? — спросил Раф, снова выглядывая в иллюминатор.

Черепахи засмеялись.

— Что это ты, Раф, все время думаешь о верблю­дах? — шутливо спросил Микки.

— Но не воображайте, друзья, что Цветные Ша­ры делают это для нашего развлечения,— делови­то сказал Лео.— Скорее всего, они думают, что это мы хотим их позабавить. И они забавляются.

— Может, они и терпят нас здесь только пото­му, что у нас такие забавные мысли,— предполо­жил Дон.

— А может, когда люди впервые явились на пла­нету Ригель, здешние обитатели выглядели просто как разноцветные шарики и катались себе по по­верхности планеты. Их так и назвали — Цветные Шары...— расфантазировался Микки.

— А потом они перебывали всем, о чем только думает живое существо,— закончил его мысль Лео.

Тем временем шары, устав, что ли, от плясок, лениво катались по равнине Ригеля. Время от вре­мени некоторые из них принимали форму какого-нибудь предмета, но делали это вяло, нерешитель­но и тотчас возвращались в прежнее состояние.

Кабина управления крылатой лодки черепашек ниндзя была полна пощелкивающих, потрескиваю­щих, звякающих, булькающих приборов. По ночам солнечные черепашки работали. Они направляли свободную солнечную энергию, неиссякаемую и неистощимую, на миллионы миль — во все точки Вселенной, в другие миры, где теплилась жизнь.

В кабине управления были и другие приборы. Атмосферная машина, к примеру, составляла дыхательную смесь, черпая жидкий кислород, азот и другие газы из цистерн, которые Дон привозил с Венеры. Были здесь холодильная установка, машина, регулирующая силу тяжести.

— Планета Ригель только что обогнула сол­нце,— сказал Раф, глядя на приборы.

Лео поднялся и, подойдя к иллюминатору, стал смотреть на пыльные равнины. На горизонте появи­лась точка — она быстро росла, приближалась...

Цветные Шары по-прежнему катались в пыли. Внезапно один из них превратился в чудовищную бутылку виски, она поднялась в воздухе, перевер­нулась, жидкость полилась на землю. Лео улыб­нулся: «Дон, конечно, мечтает выпить».

Спустился через нижний люк в помещение, где должна была стоять летучая машина Донателло. Изумился, когда не увидел ни Донателло, ни ма­шины.

— Так! Они исчезли! — воскликнул он.

Быстро подошел к баллонам с кислородом. За­мок стойки оказался в порядке. Лео вставил ключ. Крышка отскочила. Все баллоны были на месте. Значит, Донателло отправился в полет на своей машине без запаса кислорода... Несмотря на то, что опасности в этом пока не было никакой, Лео вздрогнул. На всякий случай взял в руки Огнен­ный меч.

«Спасать Дона! — мелькнуло у него в голове.— Он просто спятил... Вообразил, что поймает Цвет­ной Шар...»

Раздумывать было некогда.

— Я полетел на поиски Дона! — крикнул Лео друзьям и, сжимая в руках меч, вырвался в холод­ное предрассветное воздушное поле планеты Ри­гель.

Покинув звездолет, он летел все на тех же крыль­ях дракона, подаренных ему друидами. Оглянув­шись, заметил, что за ним как будто следует боль­шой синий Шар, но скоро забыл о нем.

На его пути оказалось облако. Оно излучало сла­бое мерцание, забилось — так бывает, когда смот­ришь в волнистое зеркало. Лео не мог понять, где оно начиналось, где кончалось. Но войти в облако оказалось нетрудно.

Лео вздрогнул, ощутив его прохладу, вспомнил о первых межпланетных полетах. Тогда каждый выход в открытый космос был связан с риском...

Пройдя сквозь облака, Лео опустился на равнину планеты Ригель. Следы, оставленные машиной, на которой, по-видимому, совершил здесь посадку Донателло, были видны очень отчетливо. Но самой машины не было... Неожиданно, едва успев поду­мать об этом, Лео увидел машину поодаль от себя.

Она легонько подскочила вверх, потом нырнула в небольшую впадину. В глубине впадины Лео не увидел ничего, кроме причудливой игры света и темноты.

Потом внимание Лео привлекла какая-то темная груда. Медленно, неохотно двинулся к ней, нако­нец остановился. Сомнений быть не могло: с земли на него смотрело мертвое зеленоватое лицо Дона.

Лео выпрямился, сжимая в руках Огненный меч, и огляделся вокруг. Цветные Шары исполняли свою пляску на холмах, кружась и толкаясь,— молчаливые свидетели его страшного откры­тия. Один из них, синий Шар, который был круп­нее остальных, явно направлялся в его сто­рону.

— Боже мой! — простонал Лео.— Дон! Дон!

Он произнес это, не веря собственным глазам. Снова огляделся.

«Не Шары ли повинны в смерти Донателло? — подумал он.— Но если это так, то почему они не трогают меня? Может, потому, что у меня в руках Огненный меч?»

Несколько раз взмахнул им в воздухе и бессиль­но опустился на землю. Цветные Шары по-преж­нему плясали на холмах, но Лео заметил, что боль­шой синий Шар исчез. Обернулся. И вдруг увидел, что на самом краю облака, висящего над равниной, стоит какое-то существо. Лео безмолвно смотрел на него не в силах сдвинуться с места.

Существом, стоящим перед ним на расстоянии взмаха крыльев Дракона, был он сам — Лео. Его лицо, его панцирь — все-все. Как будто он свернул за угол и столкнулся с самим собой, идущим на­встречу. Изумление обрушилось на Лео, оглушило его как гром. Он быстро шагнул вперед, затем оста­новился. В уме его мелькнуло сознание опасности.

Его двойник, стоящий на краю облака, поднял руку и поманил Лео к себе. Но тот стоял как вко­панный, пытаясь разобраться в происходящем, унять сумятицу в сердце.

«Значит, Шары выдают себя за другие сущест­ва,— подумал Лео.— Возможно ли это?»

Двойник тем временем шагнул с края облака и застыл в воздухе. Лео поднял над головой Огнен­ный меч, но двойник тотчас исчез. Он просто испа­рился. Не осталось ни дымки, ни дрожания облака. На его месте раскачивался большой синий Шар. Холодный пот выступил на лбу у Лео. Он быстро рассек воздух перед собой тремя ударами Огнен­ного меча и взметнулся ввысь.

Вернувшись на звездолет, чтобы посоветоваться с друзьями, Лео рассказал им о смерти Дона.

— Они не дураки,— сказал Лео,— эти Цветные Шары. Сначала добрались до Дона, потом пыта­лись проделать такую же штуку со мной...

Лео со злостью двинул ручку на пульте управ­ления, описал круг в воздухе и посадил корабль на равнину.

— Лео! Что ты собираешься делать?! — вос­кликнул взволнованный Раф.

— Прежде всего нужно найти Шар, который наверняка где-то здесь... Тот Шар, что играет те­перь роль Донателло,— сказал Лео, выходя из корабля и взмахивая Огненным мечом.— Я покажу этим разноцветным клоунам, как проделывать над нами их выходки.

— Но сначала надо его найти,— несмело вста­вил Микки,— а уже потом решать, что с ними де­лать. Если это возможно, я постараюсь вернуть Дона к жизни...— добавил он.— Не горячись,

Лео... В твоих руках не только Огненный меч, но и судьба этой планеты.

— Будьте наготове! — отрезал Лео.

Черепашки огляделись, потом разошлись в раз­ные стороны. Найти Шар, играющий роль Дона, оказалось не так-то просто.

— Но ведь он должен быть где-то здесь, будь я проклят! — заорал Лео.— Просто он так замас­кировался, что мы его проглядели.

Раф показал головой:

— Нет, Лео, не проглядели. Мы с Микки все обо­шли, ни одной щели не оставили.

— А может быть,— предположил Микки,— он сообразил, что игра проиграна, и дал тягу... может, он удрал, этот Шар. Если они умеют читать наши мысли...

— Может быть,— согласился Лео.— Я тоже так думаю. Может, у него теперь свой план. И он уже приводит его в исполнение.

Он несколько раз рассек воздух Огненным мечом.

В это время из корабля раздалось мяуканье: «Мя-я-у!» Лео двинулся прямо к холодильной уста­новке, держа перед собой меч.

— Опять эта чертова кошка,— проворчал он,— никогда не упустит случая, чтобы забраться туда...

— Лео, не горячись. Кошка здесь ни при чем. Это подарок Ялли,— пытался успокоить его Микки.

Лео стремительно шагнул вперед и отбросил руку Микки.

— Будьте наготове! — снова приказал он друзь­ям.

Кошка жалобно мяукала.

— Но ведь это Сакура? — резко оборвал Микки Лео.

Со стороны двери, ведущей в нижний люк, тоже послышалось мяуканье. Черепашки оглянулись. Сакура стояла на пороге, выгнув спину и задрав пушистый хвост, терлась боком о косяк. В этот момент из холодильной установки донесся дикий, злобный кошачий вой.

Глаза Лео сверкнули.

— Но у нас же одна кошка! — воскликнул Мик­ки.

— Ну конечно, одна,— отрезал Лео.— Одна из этих двух Сакура, а другая Донателло или вер­нее то, что было Донателло!

В это время пронзительно затрещал сигналь­ный звонок, и Раф, шагнув к иллюминатору, под­нял штору.

— Это Донателло! — воскликнул он.— Донател­ло вернулся.

Лео недоверчиво посмотрел на него.

— Микки,— сказал он быстро,— возьми-ка ту кошку, что в холодильнике, на руки, и держи, что­бы не убежала!

Микки сделал кислую мину, но выполнил приказ. Кошка недовольно урчала, отбивалась от него изящными лапками.

Лео встретил Донателло у входного люка. На­стоящий, доподлинный Дон, смотрел на него.

— Зачем тебе понадобилось ловить эти Ша­ры? — строго спросил Лео.

— Ничего страшного, Лео,— ответил Дон.— Они послушные, как котята... Мне ничего не стоило их приручить.

Он резко свистнул, и в открытую дверцу люка вкатились два Шара — красный и зеленый.

Лео посмотрел на них оценивающим взглядом.

— Сообразительные ребята,— добродушно за­метил Дон.

— Однако я ничего не могу понять! — рассмеял­ся Дон.— Коснись-ка, Лео, одного из этих молод­цов Огненным мечом!

— Зачем? — недоуменно спросил Лео.

— Увидишь, увидишь,— с улыбкой ответил Дон.

Лео тронул мечом один из вкатившихся в люк

Шаров. Тот еще какое-то время плавно покачивал­ся, потом изменил свой цвет, сделавшись более темным, нежели прежде, и черепашки отчетливо разглядели в фиолетовом облаке фигуру Высочай­шего Колдуна.

— Ого-го! — присвистнул Микки.

Кошка жалобно мяукнула у него в руках.

— Теперь понятно, откуда взялись эти гости,— произнес Лео.

— Что будем с ними делать? — вопросительно посмотрел на него Раф, кивнув в сторону Шаров.

— Мне надоело держать эту проклятую кош­ку,— сказал Микки.

Лео взмахнул мечом, но на этот раз никаких пре­вращений не произошло — Сакура, вырвавшись от Микки, испустила душераздирающий вопль и бро­силась наутек.

— Послушай,— обратился Лео к Донателло,— как ты думаешь, если я попробую заговорить с Кол­дуном... ну, с тем, кто находится?..

— Так спи, ложись в свою капсулу и спи,— усмехнулся Донателло.

— Внутри этого Шара... он меня услышит?

Донателло улыбнулся.

— Попробуй, если хочешь... Даже интересно.

— Высочайший! — сказал Лео.— Мы, солнеч­ные черепашки ниндзя, всегда были против ослож­нений... Если вы захотите, мы можем быть друзь­ями. Нет ли для этого какого-нибудь средства?

Колдун из темного Шара покачал головой, язви­тельно усмехнулся.

— Нет, Лео. Мы — как два полюса. Нам не по­нять друг друга. Я уничтожу вас, как уничтожил когда-то всю живую материю на планете Ригель...

Лео взмахнул Огненным мечом и рассек темное облако Шара на мелкие брызги.

— Из Вас вышел бы отличный Шар, Высочай­ший! — воскликнул он.

— Сейчас я их выпровожу!—сказал Донател­ло, указывая на несколько разноцветных Шаров, успевших за это время проникнуть на корабль.

Он повернулся и пошел к выходу, за ним после­довали два больших Шара и полдесятка маленьких.

— Осторожней, Дон! — сказал Лео.

— Ничего, они меня слушаются,— рассмеялся Донателло.

Он пронзительно свистнул, и Шары выкатились наружу. Лео увидел, как Колдун на мгновение при­нял человеческий облик, но потом его очертания расплылись, стерлись, и он исчез.

— Фиолетовый, пропади ты пропадом,— бурк­нул Лео.

Воздушный корабль черепашек наконец снова поднялся в воздух. Друзья видели, как на равни­нах планеты Ригель еще долго плясали Цветные Шары, перекатываясь в пыли. Насколько хватало глаз равнина была усеяна скачущими Шарами. И с каждым прыжком их становилось все больше.

— Скоро мы встретимся,— вздохнул Лео.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда друзья совершили посадку возле Песча­ного Грота, они были удивлены переменами в окре­стном пейзаже. А тут еще поднялась песчаная буря — с ревом, с пылью, забивающей глаза.

— Лео! Ты видишь! Что это? — вдруг прокричал Микки.

Лео повернул голову.

Их, тяжело перепрыгивающих по песку, было двое. Сперва Лео подумал, что это люди, только очень большие и чудовищно безобразные,— как-никак до них было не меньше ста шагов да плюс песчаная завеса. На мгновение туча пыли совсем скрыла их, но когда они вынырнули из нее и, пере­секая дорогу, оглянулись, Лео понял, что ошибся: глаза этих существ горели синим нечеловеческим огнем.

— Вижу,— тихо сказал Лео.— Будьте наготове, черепахи.

Когда загадочные существа оказались по ту сто­рону дороги, Лео ясно рассмотрел их. Они пере­двигались на двух ногах — совсем как люди, но кожа у них была серая и покрытая чешуей. Рост их достигал восьми метров, голова, похожая на лягу­шачью, словно уравновешивая длинный и тяжелый хвост, слегка наклонялась вперед.

Лео, взмахнул мечом, бросился за ними, но серые спины мелькнули среди кустов и скрылись в темноте.

— Это предки колдуна,— сказал Микки.— Нам нельзя терять их из виду.

— Пошли! — кивнул Лео и первым двинулся по следу. Но ветер, бешено гнавший песок, заносил

отпечатки лап, и вскоре друзья вынуждены были! остановиться.

— Я слышал от друидов, что ящероподобные когда-то пришли к ним с Песчаных Холмов, оги­бающих равнину с востока,— сказал Микки.

— Значит там их и надо искать,— заключил Лео.— Хотя бы для того, чтобы выведать замыслы колдуна.

Раф что-то невнятно буркнул.

— Вперед! — коротко сказал Донателло, взяв наизготовку солнечный распылитель.

Пробравшись сквозь пески, черепашки стали медленно карабкаться в гору. Восхождение дава­лось им чрезвычайно трудно, но они не замечали этого.

— Я вижу туннель,— сказал наконец Раф.

С трудом одолев еще с полкилометра пути, чере­пашки оказались перед туннелем. Рядом с первым разглядели еще несколько.

— Пока ничего особенного,— сказал Микки, ози­раясь вокруг,— Темные дыры в горе и никаких ящеров.

— Мертвая тишина,— добавил Донателло.

Но вот потянул ветерок и сразу все перемени­лось. До черепашек донесся едва уловимый, но вполне определенный запах тлена и крови.

У Лео возникло чувство, что за ними кто-то сле­дит. Он занес было Огненный меч, но руки не пови­новались, дрожали. Через силу, почти волоча меч за собой, он сделал несколько шагов.

Существо, похожее на тех незваных гостей, вдруг возникло из темноты ближайшего туннеля и остановилось перед ним, выпрямившись во весь свой восьмиметровый рост.

Лео подал друзьям знак: Видите?

Ящер твердо опирался на две громадные трех­палые лапы. Его передние конечности напоминали человеческие руки, но были грубее и массивнее. Синие, отливающие холодом глаза внимательно рассматривали черепашек.

— По-моему, у него глаза разумного сущест­ва,— прошептал Микки.

Лео снова хотел было поднять свой Огненный меч, но руки его не слушались. Он понял, что это происходит под воздействием ящера, но не уди­вился.

— Я пойду вперед, а вы за мной,— сказал он друзьям.

И тут в голове у него беззвучно пронеслось:

— Подойди к верхнему туннелю.

Лео повиновался. Между тем мозг его работал, и он заметил многочисленные следы диких ослов и горных коз, ведущие вниз.

— Я, кажется, понял, почему из туннелей доно­сится трупный смрад,— сказал Лео друзьям.

У входа в один из верхних туннелей стояли три громадных ящера. Один из них шевельнул губами, и мозг Лео озвучил то, что он хотел сказать:

— Мы знали, что вы придете, мы ждали...

— Нас? — удивленно переспросил Лео.

Теперь уже ящер открыл свою громадную пасть и произнес:

— Да.

— Но кто вы? — вступил в разговор Раф.

— Мы атомные ящеры, мы развились и выросли под влиянием радиации.

— Как это было? — спросил Лео.

— Когда-то Высочайший Колдун устроил на многих планетах Солнечной системы, в том числе и на планете Ригель, атомные лаборатории...

— И вы достигли таких размеров под влиянием его опытов?! — воскликнул Дон.

— Да.

— Но... кем же вы были раньше?

— Простыми песчаными ящерицами. Когда-то на планете Ригель произошел атомный взрыв. Вы­сочайший Колдун силой магических заклинаний или как-то еще направил на нас всю энергию этого взрыва... И мы обратились в чудовищ.

— Чем же вы питаетесь? — спросил Микки.

— Мы питаемся чем угодно, даже травой, хотя предпочитаем мясо...

Микки вздрогнул, но задал новый вопрос:

— Вы способны размножаться?

— Еще как! Нас много и будет еще больше. Ги­гантские Цветные Шары — это наши яйца...

— Но что же произойдет с другими цивилиза­циями на планете Ригель, если вас станет слишком много? — неуверенно поинтересовался Дон.

— Мы их уничтожим,— был ответ.— Мы вынуж­дены будем уничтожить всю планету, чтобы добыть себе пищу.

— Вы... станете есть друидов? — спросил Лео.

— Конечно! — ответил ящер.— А теперь уби­райтесь отсюда. Уходите, улетайте прочь с этой планеты.

Он направил на черепашек угрожающий поток ядовитого дыма из своей чудовищной пасти.

— Дон! — крикнул Лео.— Давай распылитель!

Донателло тут же принялся рассекать смрадные густые облака дыма косыми лучами солнца.

Лео вскинул Огненный меч и направил поток энергии на чудовищ.

— Убирайтесь в свои пещеры, гигантские от­родья! — закричал он.

Несколько ударов волшебного меча обратили ящеров в бегство.

— Прекрасно! — воскликнул Лео.— Не так уж они и страшны, эти ящеры!

— Лео! Я вижу, к нам летит волшебница На­ра! — крикнул Дон.

— Нара! Мы здесь! Здесь!

Нара опустилась на землю и торопливо подошла к Лео.

— Ты прилетела нам на помощь, Нара? — улыб­нулся Лео.— Но мы уже расправились с этими слу­гами Колдуна.

— С этими — да, Лео,— взволнованно сказала Нара.— Но я только что видела других. Они под­бираются к нашим друзьям...

— К друидам?

— Да. Им грозит опасность.

— Вперед, черепахи! — скомандовал Лео.

— Скорей, черепашки, скорей! — в голове Нары прозвучала тревога.

Вернувшись на корабль, друзья без промедления отправились в путь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Приземистая деревянная посудина, построенная друидами, стояла наклонно, кормой к берегу Жел­той реки. Корабль, словно живое существо, шелес­тел листьями, из которых были сделаны паруса, повсюду щебетали птицы и стоял сладкий аромат зелени и цветов.

Трилли заканчивал последние приготовления перед тем, как впервые спустить корабль на воду.

Ялли после вахты отдыхал на палубе. И когда Трилли вскарабкался по лестнице, прислоненной к борту, Ялли весело приветствовал его:

—  Наконец-то! Ну что, можно пробовать? Трилли взглянул вверх, над рекой клубились странные темные облака, похожие на шары.

—           Знаешь, Ялли, по-моему, будет дождь,— ска­зал он.

—      Вот и прекрасно! — воскликнул Ялли,— бу­дет дождь, который освежит корни нашего дерева Познания.

—  Да, но...

—      Лучше скажи, супчик в дорогу для нас готов? Помолчав, Трилли произнес:

—      Осталось лишь добавить немного плодов По­знания с нашего дерева.

—      Плодов Познания? Зачем? — удивился, не ожидая подвоха, Ялли.

—  Чтобы ты не задавал глупых вопросов. Ялли обиженно шмыгнул носом. Несколько друидов спустились по стволу дерева и, взглянув на корабль, радостно захлопали в ла­доши:

—  Корабль! Наш корабль.

—  Корабль готов!

—           Он отправится в плавание по бурным мо­рям! — наперебой закричали друиды.

Несколько капель, сорвавшихся с неба, упали Трилли на лицо. Он недоверчиво взглянул на странные фиолетовые облака.

—  Я же говорил, что будет дождь.

В тот же миг все услышали легкий шум крыльев. Это летел самый маленький из друидов, по имени Ась.

— Слушайте, друиды! Ой! Слушайте!—закри­чал Ась, хлопая крыльями.

— Чего ты, Ась? — улыбаясь, спросил Трилли.

— Ой, друиды! Страшные атомные ящеры идут сюда...

— Тревога, друиды! — прокричал Трилли.— Все на корабль!

Друиды поспешно взобрались на палубу. Трилли осторожно протянул руку к штурвалу.

— Думаю, можно попробовать, Ялли! — ска­зал он.

Зубчатое колесо пришло в движение и корабль друидов заскользил по воде. Все быстрее и быст­рее. Трилли выкрикивал слова команды. Вдруг откуда ни возьмись перед ними возник водяной вал шириной с половину городского квартала и высо­той с шестиэтажный дом. Вал надвигался прямо на них. Когда он прошел, корабль друидов беспо­мощно покачивался среди фиолетового непроница­емого тумана сгустившихся облаков.

Друиды промокли до нитки. Корабль клонило то в одну сторону, то в другую.

— Выключи двигатель! — закричал Ялли.— Останови корабль! Надо его совсем остановить!

— Но я не могу! — развел руками Трилли.

Друиды были отрезаны от всего мира стенами фиолетового тумана. Потом мир вокруг них по­чернел.

Трилли не переставал бороться со штурвалом, а Ялли вопить о том, что нужно остановиться.

Наконец Ялли сам добрался до штурвала.

— Выключи двигатель! Сделай что-нибудь! — кричал он.

Трилли сказал кротко:

— Вот что, Ялли... Мы, кажется, тонем. И виной всему эти чудовищные облака... Мне они сразу не понравились.— Потом он добавил жалобно: — Мы не умеем плавать. Если спрыгнем за борт — уто­нем...

Глаза у Ялли закрылись, и он лишился чувств.

Когда очнулся, кругом было тихо. Солнце ярко блестело. Где-то ласково плескались волны, пели птицы. Ялли услышал странный звук, словно кто- то сдирал кору с дерева.

Медленно, недоверчиво Ялли открыл глаза. Он был где-то очень высоко, земля или вода оказались внизу. Попытался шевельнуться, но не смог. Через несколько секунд он понял, что угодил в лапы какого-то огромного летучего чудовища.

— Трилли! Ась! Друиды! — жалобно просто­нал он.

— Мы здесь!

Насколько это было возможно в его положении, Ялли огляделся. Он увидел своих друзей, которых несли в лапах такие же огромные ящеры, как и тот, что держал его.

«Это атомные ящеры,— догадался Ялли.— Что же делать?»

— Я сейчас умру,— прошептал он.

— А завещание? — послышался голос Трилли.

— Ты еще шутишь, Трилли,— вздохнул Ялли, не в силах пошевелиться.— Эти чудища слопают нас.

Трилли, смеясь, постарался подбодрить брата:

— Ты знаешь, Ялли, мне вдруг вспомнились кро­лики, которых ты недавно вывел с помощью Возвращателя.

— Ну и что?

— Такие они пушистые,— продолжал Трилли.

Ялли всплакнул, вспомнив своих питомцев:

— Резуанских кроликов надо было бы перевезти на другую планету...

— Так и сделаем, Ялли.

— А кроликов кантенбейских...

— Запомнил.

— А беленьких...

Все завещание Ялли так или иначе касалось кроликов. Тем не менее уловка Трилли имела успех: Ялли отвлекся от грустных мыслей.

— А кроликов беленьких...

— Слышу, слышу...

— А кроликов голубых...

— Ясно, Ялли, ясно...

— Этих всех кроликов мне так жаль,— застонал Ялли, сгибаясь в лапах чудовища.

— Я понимаю,— пытался утешить его Трилли.

— Кроликов йоркинской породы надо бы накор­мить смесью...— сокрушался Ялли.

— Конечно...

— Вентерпальских — листьями с дерева, они любят их и съедают по пять пучков сразу.

— Отлично!

— Нет, Трилли, я не умру.

Немного погодя Трилли снова услышал его жа­лобные всхлипывания:

— А если умру, Трилли, скажи... этим чудо­вищам... мои последние слова: чтобы они моих кро­ликов есть не смели!

— Смотрите! Смотрите кто летит к нам! — вдруг раздался голос маленького Ася.

Ялли повернул голову и увидел воздушный ко­рабль черепашек ниндзя с волшебницей Нарой на борту.

— Неужели?! — воскликнул он.— Мои кролики спасены!

— Это черепашки ниндзя! Лео, Дон, Раф и Мик­ки! — кричал Трилли.

— И с ними волшебница Нара! — вторил Ась.

— Ура! В руках у Лео Огненный меч!

Друиды пришли в восторг.

— Ну-ка, Дон, пройдись по этим фиолетовым Шарам солнечным распылителем! — скомандовал Лео.

Донателло направил несколько серебристых по­токов на фиолетовые облака.

— Ура! Прорвались! — возликовал Раф.

— Привет, друзья! — крикнул Лео друидам.— Не бойтесь, с этими ящерами мы быстро разде­лаемся, они — слуги своего господина, Высочай­шего Колдуна, и, насколько я понял,— они так же трусливы, как он.

Лео поднял над головой Огненный меч и сразил одного из ящеров. Затем бросился ко второму, к тому, который сжимал в лапах Ялли.

— Отпусти его! Немедленно! — кричал Лео, на­нося удары ящеру Огненным мечом.— Ты что, не знаешь, что маленьких обижать нельзя?!

Ящер, превратившись в груду фиолетового пеп­ла, исчез.

— Спасибо, Лео! Я свободен! — воскликнул Ялли.

В это время Раф, съевший несколько плодов Си­лы, подаренных ему друидами, поднял над головой гигантского ящера и швырнул его на дно каменис­того ущелья.

— Кто следующий? — огляделся он по сторо­нам.— Эй, верзилы!

Некоторые из ящеров без сопротивления выпус­тили своих пленников-друидов и обратились в бег­ство.

— Ой, помогите, я запутался! — услышал Лео голос маленького Ася, который не мог выбраться из когтей ослепленного Доном ящера.

— Сейчас, сейчас! — откликнулся Лео.

— Ой, я задыхаюсь!

— Потерпи, дружок! — В несколько прыжков Лео оказался возле Ася.

Он быстро распутал малыша и тоже сбросил яще­ра на дно ущелья.

— Лео! — вдруг закричал Раф.— Посмотри, он уносит Огненный меч, его нельзя отпускать.

Лео оглянулся и увидел: один из уцелевших ящеров воспользовавшись суматохой, схватил Огненный меч и устремился в сторону гор.

— Сейчас я его остановлю! — сказала Нара.

Она сверкнула волшебным перстнем, и через не­сколько секунд ящер застыл, точно вкопанный, на краю гигантской трещины между двумя отвесными каменистыми хребтами.

— Он парализован,— сказала Нара.

Вдруг что-то сверкнуло в воздухе, выпав из лап ящера, и со звоном полетело вниз, на дно трещины.

— Что это? — взволнованно спросила Нара.

— Он выронил меч,— еле слышно прошептал Микки.

— Не волнуйтесь,— быстро бросил Лео.— Мы найдем его. Вперед, черепахи! Нам нельзя терять времени.

— Ой, что же теперь будет? — всхлипнул ма­ленький Ась.— Это все из-за меня...

— Успокойся, Ась,— улыбнулся Лео,— глав­ное, все мы живы-здоровы, а Огненный меч мы сейчас вернем!

— Пожелайте нам удачи,— сказал Донателло.

— Счастливо!

— До встречи!

— Нара, оставайся с друидами, пока мы не вер­немся,— попросил Лео.

— Хорошо.

Через несколько секунд черепашки исчезли в подземной трещине, разделявшей горные хребты, а Трилли, пересчитав друидов, воскликнул:

— Что ж, все на местах. Все живы-здоровы! Чего же вы ждете?

— А что? — не сразу понял Ялли.

— Я спрашиваю: вы так и собираетесь стоять здесь?

— А что делать?

— Помочь им.

— Но как? — с жаром воскликнул маленький Ась.

— Да, подземные скалы горячи. Мы превратим­ся , в угли,— поделился своими соображениями Ялли.

— Но ведь есть же подземная река! — сказал Трилли.— А у нас есть корабль. Понимаете?

— Мы будем двигаться в сто раз медленнее, чем черепашки,— сказал Ялли.

— Главное, что будем двигаться,— оборвал его Трилли.— Отдать швартовые.

— Мы готовы! — радостно захлопали в ладоши друиды.

— Я поплыву с вами,— сказала Нара.— Так бу­дет лучше для всех.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Восседая в высоком кресле во мраке своего под­земного Дворца после сытного ужина, Высочайший Колдун блаженствовал. Он упивался мыслью, что чего-то достиг в жизни. Чего именно — не имело значения. Одна за другой в его памяти всплывали великие победы — истребление целых миров, пла­нет, а также более скромные деяния, вроде созда­ния лабораторий, где роботы проводили всевоз­можные опыты с живой и неживой материей.

Камергер, как обычно, стоял рядом с Высочай­шим и записывал каждое его слово.

— Знаете ли вы,— говорил Колдун, обращаясь к невидимым слушателям и зрителям,— знаете ли,— повторил он, глядя в зеркало, висевшее пря­мо перед ним,— откуда берутся идеи? Откуда? Изнутри или снаружи? Вот вам тема для размыш­лений.

Он самодовольно усмехнулся.

— Продолжайте, ваше Высочайшее, я слу­шаю,— подал голос камергер.

— Мне нечего больше сказать. Я думаю снова об Огненном мече... Эту проблему я должен ре­шить как можно скорее. Мне никогда не нравились эти черепахи, с тех пор, как они появились на пла­нете Ригель... Я пытаюсь представить себе нечто вязкое... текущее сквозь пространство... силу, по­добную подземной реке...— пробормотал Колдун и уснул.

Камергер добросовестно записал его последние слова, и удовлетворенный, занялся опытами с ядо­витыми парами.

Обычно после восхода первой луны Колдуна по­сещали видения. Он специально погружался в транс, это был один из способов его передвижения в пространстве и времени. После таких путешест­вий он, набравшись энергии, приступал к ка­ким-либо осознанным действиям, совершал по­ступки...

Он открыл было глаза и, произнеся магическое заклинание, закрыл снова. Перед ним простерся океан, весь до последней капли горящий в лучах солнца.

Затем Колдун увидел судно. Это был парусник, старинный корабль, входящий в узкий пролив меж коралловых рифов.

«Планета Земля»,— произнес неуловимо знако­мый женский голос.

И тотчас Колдун увидел, как к причалу с крутого берега осторожно спустилась женщина. Ее санда­лии громко стучали по гальке. Еще не видя ее лица, Колдун узнал в женщине-видении богиню древних друидов Кару.

Тем временем на причалившем судне колыхнул­ся линялый зеленый тент, защищавший от паля­щего солнца носовую часть палубы. Из-под тента появился бородатый высокий человек в очках с ме­таллической оправой. Лицо человека было лицом самого Колдуна. Улыбаясь женщине, человек спрыгнул на причал. С минуту они стояли непод­вижно и молча смотрели друг на друга.

Он с удовольствием отметил, что она безупречно красива.

— Кара! — произнес он.

И когда они обнялись, вдруг подумал: «Возмож­но, теперь удастся устроить так, чтобы она, Кара, навсегда осталась молодой... Лет хотя бы на шесть­сот-семьсот».

— Я должен вернуться на корабль,— сказал он.— Скоро освобожусь.

Человек с лицом Колдуна вернулся на судно. Женщина, надев очки, смотрела, как легко он дви­гался, и любовалась его манерой отдавать лако­ничные приказания.

Колдун, точнее — его двойник, руководил командой из восьми человек, и наблюдение за вы­грузкой электронного микроскопа не мешало ему шутить со своими матросами. Вскоре на причале выросла груда коробок и чемоданов.

Женщина по имени Кара решила попасть в дом до того, как туда станут сносить груз. Она взошла по деревянным мосткам, проложенным через пес­ки, и скрылась за дверью.

Большую часть груза разместили в лаборатории и на складе, находившемся рядом. Бородач нес дощатую клетку от старых апельсиновых ящиков. Сквозь решетку просовывали головы два странных существа с лицами друидов. Но здесь, на Земле, они звались иначе — «пингвины».

Колдун на мгновение открыл глаза, пытаясь зафиксировать в памяти это новое слово, явив­шееся ему в видении, но тотчас снова погрузился в транс.

Человек с лицом Колдуна прошел в дом через заднюю дверь. Дом представлял собой простое одноэтажное сооружение из коралловых глыб, крытое тростником. Он оглядел прохладную гос­тиную, подошел к окну и посмотрел на раскинув­шийся перед ним остров.

За окном он увидел ее, свою жену Кару, весело болтавшую с матросами из его команды. Улучив момент, он вышел и сказал:

— Тебе следовало бы поехать с нами, Кара!

Здесь мир кораллов и моря, там — льда и моря. Ты даже не можешь себе представить. Эта земля девственна! Она всегда принадлежит только себе и никогда — человеку.

Команда вернулась на корабль, а Колдун-боро­дач направился к хижинам местных жителей. Се­ление будто вымерло. На песке лежали ветхие лодки. Одинокая старуха сидела под пальмой, похожей на хобот слона, уставившись на оперение летучей рыбы, сохнувшей перед ней. Старухе было лень даже смахнуть мух, ползавших по слезящим­ся неморгающим векам. Все было мертво, кроме бесконечного океана. Даже облако, формой своей напоминающее гигантский шар, стояло неподвиж­но, будто на якоре.

Колдун (так и впредь будем величать этого чело­века — с прописной буквы) впервые подумал о ра­зумности безделья. Жизнь местных дикарей вполне соответствует их представлению о хорошей жизни. Скромные желания щедро удовлетворяет природа, и местные жители могут почти ничего не делать, ни о чем не заботиться.

«Кара приблизительно так же относится к жиз­ни,— подумал Колдун.— Она способна изо дня в день бесцельно смотреть на пустынный горизонт или на какое-нибудь вечнозеленое дерево и полу­чать от этого удовольствие». Он же должен всегда что-то делать...

Колдун наклонил голову и вошел в большую хижину. Полный молодой хозяин, черный и лосня­щийся, сидел за прилавком и ковырял в зубах. Увидев Колдуна, он встал и пожал ему руку.

— Наверное, рады возвращению?

— Не скрою, очень,— ответил Колдун.

— Вероятно, в тех местах, где вы были, очень

холодно даже в жаркое время года?

— Да, точно. А как здесь у тебя дела?

— Нормально... Недавно обнаружили столько рыбы...

— А какой? — заинтересовался Колдун.— На­верно, летающей?

— Да-да, много, очень много летающей рыбы. Других пород совсем не видно, а этой — миллионы.

— А киты появляются?

— В полнолуние.

Во время плавания в страну вечного Льда экспе­диция Колдуна проводила интереснейшую работу. И сейчас, вернувшись домой, Колдун вдруг решил рассказать о ней Каре.

— Хочу поделиться с тобой одним секретом, Кара,— начал он.

— Лучше уж я сразу освобожусь от тайного бремени. Знаешь ли ты, Кара, что такое копеподы?

— Да, ты говорил о них. Рыба, не та ли?

— Это ракообразные, составляющие план­ктон,— сказал Колдун.

— Подсчитано, что индивидуумов копепод куда больше, чем всех других многоклеточных живот­ных: человеческих существ, рыб, устриц, обезьян, собак и прочих. Размер копеподы близок к раз­меру рисового зерна. Копеподы чрезвычайно про­жорливы. Питаясь мельчайшими существами, они за сутки поедают их столько, что это количество сопоставимо с половиной их собственного веса. Копеподы, в свою очередь, поедаются одними из самых крупных животных — тигровой акулой и различными китами.

Во время путешествия, Кара, наблюдая за копе­под ами, я открыл новое течение в океане. Оно в основном однородно и представляет собой узкий поток воды... Но это течение необычайно теплое. В этой теплой воде размножаются копеподы. И знаешь, как я назвал это течение? — улыбнулся Колдун.— Именем твоего первого мужа...

Кара произнесла с усмешкой:

— Очень глупая шутка.

— Почему же? — возразил Колдун.— Он был великий человек, более великий, чем, возможно, когда-либо стану я... А как хотелось бы!

Глаза его блеснули.

Снаружи волны шумно бились о рифы, навевая сон. Монотонный гул порождал чувство приятной расслабленности. Два пингвина, привезенные Кол­дуном, враскачку прохаживались в просторной клетке.

Колдун посмотрел на пингвинов и сказал:

— Уже поздно. Остальное расскажу тебе в дру­гой раз.

— Расскажи сейчас,— настаивала Кара,— пока покормим птиц.

— Пингвины сыты.

Колдун задумчиво посмотрел на Кару.

— Я жадный человек,— сказал он,— хотя и ста­раюсь скрыть это, Кара. Я жадно хочу жить. Про­жить с тобой тысячи лет! Тысячу лет на Земле и столько же на других планетах, в Космосе. И это мое сумасбродное желание осуществимо, Кара... В так называемой Мировой системе кровообраще­ния родилась новая инфекция,— почти заговор­щицки произнес он.— Инфекция порождает осо­бый вид заболевания, которое называется долго­летием. Впервые этот микроб был выделен десять лет назад. А теперь... мы исследовали планктон и обнаружили, что копеподы несут особую форму того же микроба. Ученые не знают его происхож­дения.

— Но... все это выше моего понимания! — воскликнула Кара.— Что же этот микроб все- таки делает? Ты говоришь, он продлевает жизнь?

— Нет, пока еще нет. Насколько мне известно, пока нет.— Колдун кивнул на стол, где стояли приборы.— Я покажу тебе, как он выглядит, когда установлю электронный микроскоп. Микроб мал, но очень хитер. Сначала он находит хозяина, по­том стремительно развивается в полости клетки. На первый взгляд его деятельность заключается в разрушении всего и вся. Он как бы угрожает жизни клетки. На самом деле, Кара, это уникаль­ный ремонтник. И очень эффективный! Пони­маешь, что это значит? Любая форма, зараженная им, способна жить вечно. Этот микроб-разруши­тель полностью перестраивает клетки, если нахо­дит достойного хозяина.

Оба известных мне достойных хозяина живут в воде: рыба и млекопитающее; сельдь и голубой кит.

Колдун заметил, что Кару знобит.

Немного подумав, она спросила:

— Ты думаешь, все сельдевые и киты бес­смертны?

— Потенциально, да. Если, конечно, заражены микробом. Много сельди вылавливается, поедает­ся, но оставшиеся будут размножаться от года к году, не расходуя жизненных сил. Животные, питающиеся сельдевыми, по-видимому, не под­властны микробу. Другими словами, микроб в их тканях существовать не может. Парадоксально, но таящий в себе секрет вечной жизни сам под по­стоянной угрозой вымирания...

— А люди? — прошептала Кара.

— Люди еще дальше от решения этой пробле­мы,— сказал Колдун.

— Зараженные микробом копеподы, движение которых я проследил, вышли из глубин на поверх­ность в стране Вечного Холода. Одно из моих открытий, Кара: есть еще существа, которые могут быть заражены. Например, пингвины...

Высочайший Колдун попытался снова поднять веки, на мгновение вырваться из состояния глубо­кого транса, чтобы зафиксировать в сознании новое для него слово. «Пингвины... Существа с лицами друидов... Это какой-то знак...». Но течение нес­ло его дальше и дальше, в бездонные дыры Кос­моса, к далекой планете со странным названием Земля...

— Птицы, которых ты видишь здесь, Кара,— сказал Колдун, кивнув в сторону дремлющих в клетке пингвинов,— бессмертны...

Кара стояла и смотрела на пингвинов сквозь ажурную решетку большой клетки. Птицы замерли на краю своего мини-водоема. Они проснулись и, не вынимая клювов из-под ласт, смотрели на жен­щину ясными немигающими глазами.

— Смешно, не правда ли? — усмехнулся Кол­дун.— Поколения людей мечтали о бессмертии. Но никогда не думали, что бессмертными окажут­ся пингвины. Как считаешь, есть резон подумать, как нам заразиться бессмертием от пингвинов? — Глаза Колдуна блеснули.— Это, конечно же, не­легко...

— Что ты имеешь в виду? — тихо спросила Кара.

— Ну как же... Нравственный вопрос. Способ­ны мы как род или как особь к тысячелетней пло­дотворной жизни? Заслужили или нет долголетие?

— Ты думаешь, у сельди больше заслуг? — вздохнула Кара.

Колдун с удовольствием засмеялся.

— Ты попробуешь заразить этим микробом нас? — снова спросила Кара.

— Опасная попытка,— проговорил Колдун.— Это уже не моя область...

— Но ведь ты не намерен предоставить судьбу твоего открытия естественному течению событий?

— Нет, не намерен.

— Кто ты? — вдруг громко и отчетливо спросила Кара.

Колдун ничего не ответил.

Почти все население острова, омываемого без­донным океаном, глазело на приземление верто­лета. Большие пальмовые листья бились друг о дружку под ветром от лопастей винта. Как только винт перестал вращаться, из вертолета вслед за пилотом на землю выпрыгнул человек по имени Билл.

Билл был двумя-тремя годами старше Колдуна. Коренастый, с тонкими чертами лица, быстрыми глазами, он выглядел настолько же аккуратным, насколько Колдун, вернее, человек с лицом Кол­дуна,— неряшливым.

Билл подошел к Колдуну и поздоровался.

— Рад видеть тебя, Билли,— произнес Колдун.

— Здесь невыносимо жарко! — сказал Бил­ли.— Ради бога, отведи меня в тень, прежде чем я изжарюсь. Как только ты это переносишь, не представляю...

— Привык,— коротко ответил Колдун.— Хо­чешь увидеть моих пингвинов?

— О-о-о! Не все сразу.— Билл явно не хотел вес­ти разговор между прочим. В изящном светлом костюме он проворно зашагал к дому.

В дверях Колдун посторонился, дав гостю прой­ти вперед.

Кара ждала в гостиной. Если Билли и был сму­щен встречей со своею бывшей женой, то ни одним жестом не выдал этого.

— Как живешь, Кара? — спросил он.— Выгля­дишь ты отлично! Как к тебе относится твой су­пруг?

— Ты, очевидно, приехал сюда не для того, что­бы задавать нескромные вопросы, Билл,— сказала Кара.— Хочешь выпить?

Билл сжал губы. Помолчав, сказал:

— Здешние жители, островитяне, раздражают меня. Весь вертолет испятнан отпечатками паль­цев. С тех пор, как возникло человечество, они ни на шаг не продвинулись вперед по пути цивили­зации. Тунеядцы в прямом смысле слова. Имеют все, что необходимо: рыбу и кокосовые орехи, растущие у самого порога. Даже этот чертов остров им построили коралловые полипы.

— Своим существованием мы тоже обязаны раз­личным деревьям, растениям, животным и даже дождевым червям,— заметила Кара.

Билл улыбнулся:

— Я не разделяю твоей сентиментальной теории, Кара... и твоей привязанности к этому острову.

— А ведь мы и не приглашали тебя сюда, Билл,— резко сказала Кара.

Появился супруг Кары, человек с лицом Колду­на. Он присел рядом с Карой, и некоторое время все трое молчали, рассматривая друг друга.

— Зачем ты приехал? — спросил Колдун.

Вдруг Билл схватился за пистолет, висящий у него на ремне.

Колдун резко встал.

— Сядь! — приказал Билл.— Сядь и слушай. Если не хочешь, чтобы в скором времени газеты сообщили, что во время купания между тобой и акулой не было достигнуто взаимопонимания. Ты не то делаешь, приятель. Но ты можешь жить спокойно, если будешь вести себя благоразумно. Что тебе нужно?

— Это тебе что-то нужно. Лучше объясни все по-порядку.

— Я не знаю о твоей затее воспользоваться мик­робом бессмертия. Я тоже занимаюсь этой пробле­мой... Объясни, как купить твое молчание?

Колдун посмотрел на Кару. Понял, что она сбита с толку. Перед нею стояли два человека, жизни которых сплелись с ее собственной жизнью.

Колдун сказал:

— Билл, почему ты думаешь, что разговор меж­ду нами может проходить только под дулом писто­лета?

— Потому что мы — похожи... Мы с тобой одно целое... У нас общий путь. Но идти по этому пути может только один из нас.

— О чем ты говоришь, Билл? — подняла глаза Кара.

— Я говорю о пути в вечность! — выпалил Билл.

— Если так — убирайся! — Кара быстро взяла пистолет за ствол и, выхватив его, с отвращением отшвырнула в угол комнаты.

Билли решил игнорировать Кару — это был единственный путь сохранить чувство собственно­го достоинства. Он обратился к Колдуну:

— Ты это серьезно? Ты действительно настолько глуп, что не понимаешь, о чем я говорю?

Кара подошла к Колдуну и, не глядя на Билла, произнесла:

— Билл, тебе лучше отправиться домой. Мы здесь не любим тех людей, которые нам угро­жают.

— Оставь, Кара,— сказал Колдун.— Давай-ка все же выясним, какую гениальную идею он вы­нашивает.

— Что же ты задумал, Билл? — спросила Ка­ра.— Что-то ужасное? И это касается меня, ведь верно?

Настойчивость Кары возвратила Билли самоуве­ренность.

— Нет, Кара, нет! Тебя это совсем не касается. К тебе я давным-давно потерял всякий интерес. Гораздо раньше, чем ты ушла от меня...— Билл тяжело встал и подошел к карте Мира, висевшей на стене.— Взгляни-ка сюда,— сказал он, обра­щаясь к Колдуну.— Ты проследил свой микроб бессмертия на всей поверхности океана, кроме одного места, одного моря...— Он ткнул указатель­ным пальцем в карту.— Вот это место. Ты еще ни о чем не догадываешься?

Колдун нахмурился.

— Насколько я знаю, в северном полушарии нет пингвинов,— сказал он, взглянув на место, куда указывал Билл.

— Ты никогда не видишь того, что творится у тебя под носом!— засмеялся Билл.— Я нашел спо­соб заражать микробом бессмертия людей... Вот и все! — сказал Билл.— А ты все носишься со своими пингвинами... Нет-нет, тебе никогда не об­ставить меня! Никогда! В моих руках будут судь­бы всего человечества.

— Как же ты добился этого? — уязвленно спро­сил Колдун.

— Циркуляция крови!

— Что?

— Ничего. Это не имеет значения. Это просто метафора.

— Билл... Неужели... Ты и сейчас... Ну, то есть... он у тебя в крови? — воскликнула Кара.

— Не бойся назвать это своим именем, Кара,— сказал Билл.— Да, у меня в крови микроб бес­смертия.

Колдун задумался. Наконец сказал:

— Ты, Билл, конечно, настоящий ученый. Но и настоящий авантюрист.— Я, разумеется, понимаю, что теоретически допустимо привить микроб чело­веку. Мы с Карой недавно говорили об этом. И зна­ешь, что пришло в голову? Ведь никто не чувствует себя нравственно готовым отвечать за собственную психическую жизнь на протяжении, ну, скажем, нескольких сот лет...

— Детский лепет! — сказал Билл и направился в дальний угол комнаты, чтобы поднять с пола пистолет.

Но прежде, чем Билл успел положить оружие в карман, Колдун перехватил его руку.

— Я пристрелю тебя! — крикнул Билл.

— Отдай пистолет, и тебе не придется подвер­гать себя искушению,— ответил Колдун.— Ты хо­чешь сохранить в тайне секрет микроба бессмер­тия, не так ли? — спросил он у Билла.

— Я храню это в тайне уже пять лет. Не один я. Сейчас нас пятьдесят. В большинстве — мужчины. Лишь несколько женщин. И прежде чем секрет перестанет быть секретом, мы станем еще более могущественными. Нам нужно всего несколько лет... Через пять лет мы станем диктовать наши условия всему миру, а лет через семь я буду пра­вить Вселенной!

— Ты сумасшедший!—воскликнула Кара.— V Твой путь — путь к гибели...— Но, тотчас взяв себя в руки, она предложила: — Пойдем, Билл, я по­кажу тебе китов.

Билл посмотрел долгим взглядом на нее, за­тем на Колдуна как бы размышляя, принесет ли ему прогулка какую-нибудь полезную информа­цию. И, очевидно, решил, что принесет. Встал и по­шел за Карой и Колдуном.

После темной комнаты яркое солнце ослепило. Вокруг вертолета все еще гудела толпа, засыпая вопросами пилота.

Кара, Билл и Колдун прошли мимо. Не останав­ливаясь, Кара вела мужчин прямо на северо-запад­ную оконечность острова. Берег был крут, они не могли видеть ничего, кроме остовов старых кораб­лей. Корабли эти казались еще более старыми и безобразными из-за туш, лежащих на берегу. Пять погибших китов. Два выбросились на берег недав­но и еще не успели сгнить. Светились черепа и кости в тех местах, где местные жители вырезали мясо. Три кита лежали здесь уже давно. От них не осталось ничего, кроме скелетов да лохмотьев пересохшей кожи, при легком бризе вспучиваю­щихся на реберных костях подобно занавескам.

— Зачем ты привела меня сюда? — вспылил 1 Билл. Его массивная челюсть нервно двигалась.

— Преподать урок жизни,— ответила Кара.— Ради твоего же блага. Ради блага всех нас,— до­бавила она, взглянув на Колдуна.— Посмотри на работу времени, Билл... Самые крупные существа, обитающие на планете Земля... Посмотри на их скелеты!

Билл шагнул в огромную клетку и, когда случай­но задел локтем кость, та заскрипела подобно ста­рому дереву.

— Сердце билось как раз здесь, Билл..— ска­зала Кара.

— Я не понимаю, зачем все это,— хмыкнул Билл.

— Пять гигантов гниют здесь, может быть, по­тому, что в далеких северных водах они заразились микробом...

— Что?!

— Послушай меня, Билл! — заговорила Кара.— Я видела многих китов живыми и могла бы под­робней рассказать об их самоубийстве... Но не стану... Не сейчас... Послушай, Билл... Ведь что-то гонит китов, что-то заставляет их выбрасываться на берег. Заставляет умирать со вспоротыми о рифы животами... Валяться здесь такими, какими ты их видишь сейчас. Останься до следующего полнолуния, Билл, и ты увидишь самоубийство голубых китов...

— Ну, и почему же киты убивают себя? — спро­сил Билл, глядя на Кару.

— Они страдают... Страдают, Билл... Страдают, заразившись микробом бессмертия. Конечно, этот микроб продляет жизнь. Но мы не можем сказать, к чему приводит заражение бессмертием. Ты бо­ишься состариться раньше, чем заразишься микро­бом, Билл... У тебя как бы не хватает времени до конца проверить его действие... Возможно, ты собираешься жить тысячи лет... Возможно, так и будет... Но мало ли что еще может с тобой про­изойти? Что случилось с этими бедными животны­ми? Все, что ты сделал, Билл, это ужасно. И по­верь, тебе еще придется расплачиваться за свое легкомыслие...

Глушитель сработал как нельзя лучше — писто­лет лишь легонько щелкнул. С таким звуком вы­ковыриваешь земляничное зернышко, застрявшее в зубах. Пуля взвизгнула, срикошетив от ребра, и ушла в океан.

Колдун рванулся вперед. Он достиг Билла преж­де, чем тот успел сделать второй выстрел. Оба по­валились на песок. Колдун — сверху. Ногой он уперся Биллу в живот, руками схватил его за гор­ло. Затем несколько раз ударил головой о большую кость.

Кара смотрела на поединок мужчин, так схожих друг с другом, мужчин, ведущих спор за обладание феноменом бессмертия. Бессмертия... Через не­сколько минут все было кончено. Колдун встал, подобрал оружие.

Кара в ужасе отступила.

— Скажи... ты... ты ведь убил?

Бессмысленная улыбка скользнула по лицу Кол­дуна.

— Все в порядке, Кара,— спокойно сказал он.— Давай стакан лимонада. Это был тоже своего рода голубой кит. Он приехал сюда, чтобы совершить самоубийство...

Кара с беспокойством посмотрела на Колдуна. Он словно прочел ее мысли.

— Я не святой, Кара. Я никогда им не буду. Лучше скажи... Ты хотела бы, чтобы в твоей крови жил этот микроб бессмертия?

Кара пошатнулась. Она увидела перед собой лицо Колдуна со сверкающими глазами.

— Я — нет...

— А я хотел бы... Я сделаю тебя бессмертной, Кара... И себя... Мы будем жить и воплощаться вечно... Ты слышишь, вечно!

Они вошли в плещущий солнцем безбрежный океан. Кара ступала безотчетно, словно вдруг утратила волю.

— Конечно, ты прав,— сказала она.

Колдун, держа за руку Кару, плыл все дальше и дальше в открытый океан. Она подчинялась ему, радуясь, что ей суждено жить в другом изме­рении. Над их головами проплывали облака, точь-в-точь похожие на разноцветные детские воздуш­ные шары...

Высочайший Колдун очнулся. Его подземный Дворец был полон ядовитых испарений, с помощью которых камергер вызвал злых духов.

— Микроб бессмертия... пингвины... друиды,— бессвязно бормотал Колдун.

— Записываю,— подскочил камергер.— Что вы сказали, Высочайший?

Но Колдун, сделав несколько глубоких вдохов, словно наслаждаясь запахом ядовитых газов, сно­ва погрузился в забытье. Он путешествовал во Времени.

Океан вздымался и бурлил... Фиолетовые, алые шары облаков падали вниз, обращаясь в пузыри бурлящей, клокочущей лавы. Вокруг Колдуна пла­вало множество тел. Он, не в силах удержаться, то и дело заглядывал в их лица, распухшие и иска­женные.

Вдруг он услышал над собой чей-то голос:

— Должно быть, эта история, Высочайший, не лучшим образом подействовала на вас?

— Да, не лучшим,— отозвался Колдун.

— Я хотел бы задать вам несколько вопросов.

— Да, конечно...

Колдун никак не мог вспомнить, чей это голос.

Наступила минутная пауза.

— Итак, Высочайший, скажите: вы путешество­вали один?

— Нет, с женой.

— Извините, а вы не расскажите мне, как все это случилось?

Наконец-то Колдун понял, кому принадлежит этот голос. Это был голос Лео. Одного из чере­пашек, светящихся черепашек ниндзя. Но пораз­мыслить об этом ему больше не удалось.

— Итак? — требовал Лео.

— Свет в нашем космическом корабле погас...— начал как бы оправдываться Колдун.— Я вышел в коридор. Затем раздался какой-то свистящий звук. Возвратившись в салон, где оставил жену, я, когда зажегся свет, увидел ее мертвой... Осмот­ревшись, заметил, что один из иллюминаторов разбит. Потом нашел осколок метеорита на сидении' дивана. Мне ничего не оставалось, как сидеть и ждать. Время тянулось долго...

— Вы разбили предохранительное стекло, за ко­торым находился рубильник аварийной тревоги, как только поняли, что случилось?— спросил Лео.

— Конечно.

— А чем вы вообще занимаетесь, Высочайший?

— Я был правителем Вселенной.

— Недурно... Вы давно женаты?

— Не помню... И вообще не считаю нужным отвечать на такие вопросы...

Колдун поднялся.

— Оставайтесь на месте, Высочайший! Я при­шел судить вас.

Голос Лео звучал спокойно и даже отстраненно.

— А по какому праву? — вздрогнул Колдун.

— По закону Вселенной,— сказал Лео.

— Ты сумасшедший!

— Это был отличный план, Высочайший! — с иронией в голосе сказал Лео.— По крайней мере продумали все детали. Подобрали метеорит нуж­ного размера. Оставили жену в салоне в нужное время: после того, как укрепили взрывное устрой­ство небольшой силы на стекле иллюминатора и предусмотрительно задернули его шторкой. Затем, вы вернулись в свою каюту и произнесли соответ­ствующие заклинания, чтобы обезопасить себя. Вы­ждав, когда произойдет взрыв, пробрались в генераторское отделение и повредили основной сол­нечный генератор...

Вы, наверное, сделали много расчетов, Высочай­ший, перед этим: расчет траектории полета метео­рита и тому подобное.

— У тебя богатое воображение,— холодно про­изнес Колдун.

— Все несчастье в том,— невозмутимо продол­жал Лео,— что вы проявили слишком много заботы о себе самом... Чтобы быть в полной безопасности, вы не только произнесли ваши дьявольские закли­нания, но и забрались в скафандр задолго до взры­ва, минут за десять. Затем уже повредили генера­тор. Мы, черепашки, приняли сигнал тревоги в пять ноль семь, а подобрали вас в десять пятьдесят. Я заметил еще кое-что. Каждый кислородный бал­лон в снаряжении скафандра рассчитан ровно на час. Если бы вы, Высочайший, надели перед самым столкновением с метеоритом, то к моменту, когда мы обнаружили вас, на исходе должен был быть шестой баллон. А у вас?

— Да, я действительно не прав относительно времени, когда надел скафандр,— усмехнулся Колдун.— Я надел его приблизительно за четверть часа до столкновения. Знаете, работа с ядовитыми парами... Я часто испытываю кислородное голо­дание.

— Вот как? — улыбнулся Лео.

— Именно.

— Что-то впервые слышу об этом.

— Я захватил с собой лишний кислородный баллон. Не всегда хочется признаваться в своих слабостях.

— Вы быстро соображаете, Высочайший,— сказал Лео.— Однако перед тем, как мы сняли ваш корабль с орбиты, я послал Дона и Рафа проверить иллюминаторы корабля снаружи...

Колдун перебил его:

— Эта шлюха! — закричал он не в силах сдер­жать себя.— Она даже в полете не могла обойтись без него... своего первого мужа... Снова завела со мною разговор о нем... Я решил рассчитаться с ней! Для меня это была прекрасная возможность! — Зловеще улыбаясь, Колдун поднял глаза на Лео: — Теперь-то, наконец, я избавился от нее. Я отомстил.

Лео сказал:

— Я буду судить Вас, Высочайший, по обвине­нию в преднамеренном убийстве. Всего на вашей совести семьдесят восемь убийств! Среди них есть птицы, звери, растения, дети.

Колдун пожал плечами.

— Впервые я жалею, что у нас, в Космосе, от­менена смертная казнь,— закончил Лео.

Членами суда были Дон, Раф, Микки. Судья — Лео.

— Вас нашли виновным, Высочайший, в пред­намеренном убийстве. Такое чудовищное преступ­ление предполагает по Закону Звезд самую выс­шую кару. Из чувства ревности и самолюбия вы расправились со своею женой... На вашей совести жизни семидесяти восьми живых существ. Вы со­вершили ряд убийств... Когда-то мы заключали убийцу на долгие сроки в места, где концентриро­валась отрицательная энергия. Однако теперь, со­образуясь с последними достижениями науки, мы выносим вам другой приговор — изгнание во Вре­мени.

— Что это значит? — вздрогнул Колдун.

— В будущее вам больше не попасть. Только в прошлое. И движение волн, Высочайший, будет для вас возможно только в одном направлении — назад, к своей памяти... С этого момента,— про­должал Лео,— вы уснете. Через считанные мгнове­ния капсула-шар, в который вы будете посажены, наполнится гепнаном. Вам будет дана такая доза гепнана, что вы не сможете ничего объяснить жи­вым существам того периода, той планеты, куда попадете. Вы ничего не сможете рассказать им об их будущем. Когда проснетесь, вы уже будете в прошлом.

Колдун хотел закричать, запротестовать, что это несправедливо, но затем, взяв себя в руки, про­молчал.

— Итак, Звездный Мир, весь Космос Будущего выбрасывает вас! — заключил Лео.

Послышался легкий свистящий звук. Это через клапаны огромного шара-капсулы, в которую был заключен Высочайший Колдун, начал поступать гепнан. Колдун почувствовал резкий запах и впал в забытье.

Пробудил Колдуна звук его собственного голоса. Голос шел из колеблющегося прямо перед ним огромного зеркала. Оттуда же смотрели на Кол­дуна три пары глаз — его собственных глаз, запе­чатленных в различное время.

Колдун прекратил колебательное движение зер­кала, и все три отражения тотчас слились воедино.

Камергер в это время заполнял подземный Дво­рец едкими клубами паров, трансформирующихся в различные уродливые образы.

— Я чувствую,— сказал Колдун, втягивая но­сом ядовитые испарения,— я чувствую, что станов­люсь все сильнее и сильнее, а черепашки ниндзя все слабее...

Он на мгновение прикрыл ладонью глаза и ухмыльнулся.

— Я вижу, что Лео потерял свой Огненный меч,— говорил далее Колдун.

— Настало время для вашей схватки,— отозвал­ся камергер.— Как вам нравятся, Высочайший, мои новые опыты с атомными ящерами?

Колдун протянул руку к одному из разноцветных Шаров, в которых зарождались чудовища, и улыб­нулся:

— Прекрасная работа... Они нам еще пригодят­ся. Я мечтаю, чтобы мой Небесный меч, наконец, воссоединился со своей половиной, Огненным ме­чом. Когда это главное оружие будет в моих руках, я одолею всех и буду безраздельно править Все­ленной! Я подчиню себе всех! Всех!

Голос Колдуна гулким эхом прогремел под сво­дами мрачного Дворца.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Опустившись в глубокий провал, между горными хребтами, черепашки тотчас принялись исследо­вать его.

— Я тут бывал,— сказал Раф,— но у меня в па­мяти почти ничего не осталось. Знаю, что здесь, на черной глубине, нельзя долго смотреть вниз, не то риск есть отползти прочь на четвереньках.

— Почему? — спросил Микки.

— Тошнит...

Стены трещины, ведущей в мир вечных сумерек, были совершенно отвесны. Казалось, в неосвещен­ной глубине скрывается вертикальное простран­ство недосягаемой протяженности. Мрак был как бы отражением черного неба.

Первым спускался Лео. Его плечо все время касалось скалы, и он не без усилия отвергал по­стоянные позывы глянуть вниз. Его нервы были напряжены, как в крупной игре.

Он медленно обогнул возникший на пути выступ: за темной аркой из камней была какая-то тропа. Она круто поворачивала в ущелье.

Отбрасывая ногой камни, чтобы не поскользнуть­ся на этом выпуклом карнизе, Лео на миг остано­вился.

— Дальше надо ползти,— сказал он друзьям.

Черепашки ползком, друг за дружкой, одолели опасную тропу и внезапно оказались в новом про­странстве.

Унылая местность, которой впору бы в сумрач­ный день служить вестибюлем ада, кончилась.

— Мы на свободе? — неуверенно поинтересо­вался Микки.

— Да, интересно, куда мы попали,— протянул Раф.

Они пробирались теперь в зарослях. Кругом было полно ям, поверженных бурей деревьев.

— По-моему, мы приближаемся к новой трещи­не,— сказал Лео.

— Какой трещине? — переспросил Раф.

— Которая приведет нас к Колдуну.

— Тогда не мешало бы сразу исследовать ее,— предложил Донателло.— Этот Высочайший живет, словно крот... Во всех измерениях...

— Ладно, не будем терять сил на пустую болтовню,— сказал Лео.

Он то и дело нагибался, присматриваясь к каме­нистым осыпям, поросшим кустами, и у одной из них повернул направо.

Друзья поспешили за ним.

Лео увидел нечто вроде узкой долины, сжатой известковыми выступами. Здесь росла густая и влажная трава. Но далее картина неожиданно из­менилась: трава исчезла и в темной гряде скалис­тых возвышений обнаружилось резкое углубление с зубцом голубого неба вверху. Это и был проход к Дворцу Колдуна.

— Здесь,— сказал Лео.

Все остановились.

— Надо бы найти место для укрытия,— пред­ложил Дон.

— Давайте спустимся в ущелье,— решил Лео.

Он опять пошел впереди, за ним Дон, следом Раф и Микки.

Дно ущелья было усеяно известковыми глыбами, пластами осыпавшегося сверху дерна, корнями по­гибших деревьев, скелетами птиц и рыб. Кое-где сочилась неприятно пахнущая вода. В крутых, тесных изгибах стен, поросших на высоте почти заслоняющим свет и небо кустарником, зарождал­ся воздушный поток, напоминающий мягкий ветер лесов. Сырость, застоявшаяся тишина и вечный сумрак придавали этому миру характер мрачный и дикий...

— По-моему, здесь не худо бы развести кос­тер,— сказал Раф.— Как думаешь, Лео?

— Верно! Всякое может случиться...

Через несколько минут костер разгорелся, на­полняя ущелье низко оседающим дымом и красной игрой теней.

В этом фантастическом освещении лица друзей казались вымазанными алой краской и углем.

— Раф, ты точь-в-точь как подземный дух этой дыры,— засмеялся Микки.

— А ты — как приведение! —ответил Раф.

Донателло прислушивался ко всем звукам извне.

— Что-нибудь слышно, Дон? — спросил Лео.

Донателло закрыл глаза, повертел головой.

— Что, Дон? — не стерпел Микки.

Донателло хмыкнул и приложил ухо к огром­ному валуну.

— Лео,— прошептал он,— вы подождите здесь, а я скоро вернусь.

— Что случилось?

— Не знаю,— уклончиво ответил Дон.— Воз­можно, это игра воображения, но я возьму с собой распылитель... прогуляюсь.

— Будь осторожен! — сказал Лео.

Дон улыбнулся.

Через минуту он исчез во тьме.

— Где же Огненный меч? — прошептал Мик­ки.— Где нам искать?

— Наверняка Колдун подобрал его,— отклик­нулся Раф.

— Как же нам быть? А? Лео? — не отставал Микки.

Лео молчал.

— Вы ничего не слышите? — вдруг тихо спро­сил он.

— Нет. А ты?

— Вроде...— Лео перебил себя.— Наверное, Дон возвращается.

Осторожные медленные шаги в силу своеобраз­ной акустики звучали с разных сторон, словно зеркальные осколки.

— Не толпа ли сюда движется? — произнес Микки.

Но в тот же момент появился Дон.

— Мой распылитель, пожалуй сослужит нам службу,— сказал он.

— Что там, Дон? — спросил Лео.

— Дальше идти нельзя.

— Почему?

— Я прошел далеко, до какого-то поворота, по­том полз,— рассказывал Донателло,— пока не услышал шум, напоминавший проливной дождь. Шум переходил в голоса. Я не мог ничего расслы­шать, но кто-то шептался там, пополз дальше. На­конец увидел светлое пятно — это был выход в иной мир.

— Что же там? — встрепенулся Лео.

— А там на камне сидит ящер. По-видимому, один из ящеров Колдуна. Он их расплодил великое множество. Вокруг ящеров куча этих самых Ша­ров...

— Наверное, это была самка! — воскликнул Раф.

— Что?

— Ну, самка на яйцах...

Друзья рассмеялись.

— Вполне возможно,— неожиданно согласился Лео.

— Это все,— подытожил Дон.— Я вернусь.

— Хорошо,— сказал Лео.— Что будем делать дальше?

— Надо выходить утром,— сказал Донателло.

— Почему?

— Будет больше энергии Солнца для моего рас­пылителя,— Лео задумался.

— Мне пришла в голову одна мысль! — восклик­нул Донателло.— Уверяю вас, друзья, это выход! Вот послушайте!

— Ну, говори.

— Можно обмануть ящера!

— Как?

— Недалеко отсюда проход сужается, стены там круты и высоки... Устроим ему из камней засаду!

— Лабиринт? — догадался Лео.

— Вот именно! — воскликнул Дон.— Обманем его. Пошумим там, высунемся... Он, увидев нас, бросится по одной дороге, а мы тем временем — по другой. Пока он соориентируется, мы выиграем время.

— Ладно, давайте так и сделаем,— согласился Лео.

— Не будем ждать утра,— сказал Раф, собирая тяжелые камни.

— За дело! Поспешим! — ликовал Микки.

Друиды и волшебница Нара плыли на своем деревянном корабле по подземной реке. Ночь не пугала их ни стонами, ни свистом, ни шуршаньем, ни шорохами, и все же было беспокойно — ка­кая-то странная, тревожная ночь... Ялли первым не выдержал тишины и окликнул Трилли:

— Эй, ты не спишь?

— Нет,— буркнул Трилли.— И едва ли засну.

— Почему? Здесь же пока тихо...

— Ты же знаешь, я неврастеник,— пробовал отшутиться Трилли.

Ялли сел рядом:

— У меня то же самое.

— Что?

— Предчувствие. Что-то должно случиться.

— Что именно?

— Не знаю... Что-то нехорошее, страшное.

— Брось!

— Но ведь и ты боишься?

— Может, это просто микроклимат,— сказал Трилли.— Все же этот мир,— как и часть нашей планеты... Ты понимаешь, о чем я хочу сказать?

— Не-е-ет,— протянул, Ялли.

— Ну, длительное влияние радиации... Колдун ведь проводит здесь опыты с этими Шарами, ящерами...

Трилли боязливо огляделся по сторонам.

— Так действуют же плоды с дерева Познания, его листья, цветы,— возразил Ялли.— Они очи­щают воздух.

— Но не нашу психику,— улыбнулся Трилли.

И тут вдруг рядом с ними появилась волшебница Нара.

— Ну что, не спится? — доброжелательно спро­сила она.

— Мы не разбудили тебя, Нара? — спросил Ялли.— Прости.

— Я уже давно проснулась. И не из-за вашего разговора. Просто защемило сердце.

— Да?

— Что-то беспричинное... Не то тоска, не то страх...— Нара улыбнулась.

— А разве волшебницы боятся? — спросил Трилли.

— Не знаю,— ответила Нара.— Я, например, пугаюсь только тогда, когда опасность реальная, ощутимая,— проговорила она с тревожно звеня­щими нотками в голосе.

— А здесь? — осторожно спросил Ялли.

— А здесь,— Нара снова улыбнулась,— здесь словно в старинном склепе или замке, где вот-вот должно появиться привидение.

— Да, и у нас похожее состояние,— сказал Трилли.

— Может, это из-за близости урановой руды. Ведь мы во владениях Колдуна,— предположил Ялли.

— Не думаю,— покачала головой Нара.

— Надо бы разведать, откуда ждать приведе­ний,— сказал Трилли.

Ялли зажег фонарик и подошел к борту. Сла­бенький огонек не пробивал темноты, а над черной бездной каньона не светились даже звезды.

— Вероятно, их скрыл поднимающийся из глу­бины каньона туман,— прочла мысли Ялли Нара.

— Надо осторожнее завтра, когда сойдем на бе­рег, идти по краю обрыва,— сказал Ялли.— Там, я вижу, кустарник какой-то странный. Будто без корней.

— Откуда ты знаешь?

— Чувствую.

— Я тоже,— сказала Нара.

Все трое стояли у борта. На секунду им показа­лось, будто там, на берегу, над кустами, проскольз­нуло что-то белесое, еле заметное в темноте.

Все трое напряженно вглядывались в темноту, боясь пошевелиться.

— Нет. Ничего, пожалуй...

— Почудилось...

— А как долго еще до рассвета!

Утром первым проснулся Трилли: кто-то коснулся его влажным, холодным носом и смрадно дохнул.

«Что это? Во сне или наяву?» — Трилли протер глаза и огляделся. Никого. Ни одной живой твари, только невысокие округлые кусты на краю берего­вого обрыва.

«Странные кусты — мохнатые пучки травы, при­жавшиеся друг к другу, как бильярдные шары»,— подумал Трилли.

Осторожно пристав к берегу, друиды стали схо­дить на землю. Трилли подошел к диковинному кустарнику. Пнул ногой один из кустов-шаров. Тот взмыл над обрывом и не упал, а плавно опус­тился вниз, подпрыгивая на ветру, как воздушный змей.

Трилли оглянулся.

— Ялли! — позвал он.— Ты видишь?

— Да.

Такой же диковинный пейзаж окружал их со всех сторон.

— Словно мы попали на другую планету,— сказала Нара.

Кусты, которые они видели с корабля, оказались мхом, высоким мхом. Его ворсистый ковер раски­нулся по всему скалистому уступу, всползая неров­ными стрелками на отвесную стену. Под ногами он издавал тихий, свистящий скрип, как стекло, если провести по нему мокрыми пальцами. Да и цвет его был непривычным, не свойственный мхам,— не зеленый или пепельно-серый, а васильковый.

— Может быть, в воде большое содержание меди? — предположил Ялли. Но тут же другое привлекло его внимание.— Деревья! — восклик­нул он.

Все друиды увидели эти деревья. Низкорослые, кривые уродцы, с обилием корней, цепляющихся как лапы, за камни, они росли даже на отвесных скалистых спусках. Листьев у них не было... Тон­кие рыжие ветви переплетались друг с другом, напоминая спутанные мотки ржавой проволоки. Росли они редко, а между корнями-лапами бугри­лись какие-то оранжевые образования, похожие на клубы густо посаженных цветов. Но вблизи оранжевая окраска сменилась розовой, цветы оказались не цветами, а пузырьками-грибами, плотно жавшимися друг к дружке.

Ялли осторожно ступил на край такой «клумбы», и произошло неожиданное: та, вздрогнув, подпрыг­нула и отскочила метра на полтора. Ялли выждал, что будет дальше, но ничего не дождался. «Клум­ба» осталась на новом месте, словно там и «цвела» вовеки.

Тогда Трилли проделал тот же опыт. И снова «клумба» отпрыгнула по прямой, ловко про­скользнув между скелетами деревьев.

Именно на скелеты деревьев были похожи уродцы, лепившиеся по уступам каньона, как выжженный лес, чудом устоявший, и после буше­вавшего когда-то пожара.

— Что это? — спросил Ялли у Нары.

— Похоже на мертвый лес,— ответила волшеб­ница.

Но лес был не совсем мертв. Рядом с уродцами- дедами подымались уродцы-внуки, подставляя солнцу свои ржавые ветки-проволочки. А «клум­бы» казались даже не растительными, а живот­ными организмами.

— Может быть, они всегда так лежат? — спро­сил Ялли.

— Как? — не понял Трилли.

— Ну... лежат, а не растут, пока их кто-нибудь не потревожит.

— Кто их тут может потревожить? — засмеялся Трилли. Ялли уже справился со своими страхами. Обилие диковинных неожиданностей приободрило его, возбудив острое любопытство. Ему захотелось поближе узнать этот удивительный мир.

— Не забывай, Ялли, что мы должны отыскать черепашек и помочь им одолеть Колдуна, отнять у него Огненный меч,— напомнила Нара.

— Почему ты думаешь, что Огненный меч у Кол­дуна? — спросил Ялли.

— Потому что я волшебница.

— Значит, он снова вернулся к Колдуну?! — вос­кликнул Трилли.— Что же теперь будет с чере­пашками?

— Ас нами? — заволновались друиды.— Что будет с нашей планетой? С нашими деревьями?

— Неужели Колдун опять уничтожит их, как было в древние времена?

— Успокойтесь! — сказала Нара.— Раз уж мы решили двигаться вперед, то отступать нельзя! Добрые силы света с нами! Они помогут нам!

И друиды двинулись дальше...

Пейзаж был все тот же: деревья-уродцы, шары- кусты, только вместо коврового синего мха торчали травянистые побеги, жесткие и колючие, как металлическая стружка.

— Хорошо, что мы все в сапогах! — похвалил себя за предусмотрительность Трилли.

Он сразу же подметил и другое: больше не было прыгающих оранжево-розовых «клумб», зато от дерева к дереву тянулись лианы, тоже не зеленые, а фиолетовые и тонкие-тонкие, вроде нейлоновой лески, и такие же крепкие — не разорвешь. Он попробовал это сделать и не смог, лишь запутался, как в паутине. А то, что могло играть паука, больше походило на птичье гнездо и появилось оно не сверху, а выкатилось из шаров-кустов, лежащих как и на верхнем уступе, по краю обрыва.

Именно выкатилось, а не выползло, потому что тоже было шаром. Но не растением, а явно тварью, фиолетовой как и ее паутина. Шар был величиной с большой арбуз, у него и полосы были, как у арбу­за, только не зеленые, а темно-лиловые. Из сере­дины шара высовывалась голова улитки, отнюдь не свидетельствовавшая об агрессивности твари.

Увы, впечатление было ошибочным, и Трилли тотчас же в этом убедился, когда шар вдруг оста­новился и прижался к земле, как кошка перед прыжком. В это мгновение Трилли нажал кнопку аннигилятора, шар стремительно прыгнул, из аннигилятора вырвалось пламя...

Что было дальше, Трилли уже не видел: от уду­шающего смрада, ударившего в нос, он потерял сознание.

Очнулся оттого, что Ялли лил ему на голову воду из стеклянной колбы для опытов.

— Не трать воду,— сказал Трилли.— Ее здесь, похоже, в чистом виде не найти.

— В каком смысле чистом? — переспросил Ялли.

— В прямом... В самом настоящем...— Трилли слабо улыбнулся.— Погляди-ка на эту тварь, на эти деревья-скелеты, на эти шары-кусты,— сказал он, вставая.— А там, наверху, прыгающие «клум­бы» видел? А гадость, которая на меня напала? Кстати, где она? Тьфу! — Его передернуло.— Разве можно найти здесь что-нибудь чистое и настоящее?

— Вы ищите животное? — спросила Нара.— От него остались одни клочья.

— Я использовал аннигилятор,— сказал Трил- ли.

— Вот...— Нара протянула Трилли синий комо­чек с остатками металлически поблескивающей фиолетовой корки.

— Почти металл,— постучал Трилли по ней пальцем,— только не знаю, какой.

— Медь, наверное,— сказал Ялли.— У всех спрутов в крови — медь.

— И у Колдуна тоже? — спросил маленький Ась.

— Скорее всего,— кивнул Трилли.

— Нет, корка — не медь,— усомнился в собст­венном заключении Ялли.— Я думаю, это что-то другое. Как он выглядит, этот зверь? Ты видел его близко, Трилли?

— Точь-в-точь как арбуз.

— Интересно... Что же они пьют, если здесь нет чистой воды?

— Может, на дне каньона? Проверим?

— Ты принимал таблетки от радиации? — спро­сил Ялли.

— Да.

— Сколько?

— Две.

— Проглоти-ка еще пару... Мой счетчик пока­зывает уже почти триста рентген, а ниже, думаю, будет больше...

— Силен Колдун,— фыркнул Трилли, глотая таблетки.

— Да. Радиация в этом каньоне повышается с каждым шагом,— сказала Нара.

— Уже триста семьдесят,— сказал Ялли, све­рившись с прибором, когда друиды спустились на десяток метров.— И обратите внимание на лес...

Уступ был здесь значительно шире, и лес сплош­ным массивом выстроился на краю.

— Не пробиться,— вздохнул Ась.— Тут Огнен­ный меч нужен, а не наши ножички...

— На следующем уступе уровень радиации смертельный — сказал Трилли.— На всех таблеток не хватит. Надо спускаться кому-то одному.

— Взгляну на сороконожку,— пояснил он.

— Какую еще сороконожку? — спросил Трилли.

— Я видел только что: величиной с хорька, в панцире, вроде как из фольги...

Но сороконожки на месте не оказалось. Ялли увидел примятый вокруг мох, возле скалистого выступа остались следы крупного хищника.

— Такой экземпляр! — чуть не заплакал Ялли.

— Арбуз-улитка и сороконожка — это мелочь,— прикрикнул на него Трилли.— А если появится тварь с бочку? Если на тебя прыгнет «клумба»? Что тогда?

— Тише Трилли,— остановила его Нара.— То, что ты называешь «клумбой», просто странствую­щая колония грибовидных организмов. По-моему, они не опасны.

— Здесь все опасно! — не унимался Трилли.— Ты, Нара, например, уверена, что синий мох, на котором мы стоим, не ядовит? Это же царство Высочайшего Колдуна! Я думаю, что нас еще ждут здесь большие неприятности... Кто теперь поможет нам? Где наши друзья черепашки? Где Огненный меч?

— Не унывай, Трилли,— успокоила его Нара.— Возьми-ка, съешь несколько плодов с дерева По­знания, из тех, что мы взяли с собой... И сердце твое прояснится,— улыбнулась она.— Да и неболь­шой отдых пойдет нам всем на пользу.

Проснулись все почти одновременно и в кро­мешной тьме.

— Уже ночь? — растерялся Ялли.

Трилли осветил маленьким фонариком часы.

— Половина второго. Проспали двенадцать часов.

— Ого! Этак мы до конца лунного месяца не найдем ни Огненного меча, ни черепашек...

Остальные друиды тоже возбужденно загово­рили между собой. Двенадцатичасовой сон, нава­лившийся на всех в этом неуютном месте, не осве­жил и не успокоил. Наоборот, взвинтил.

— Опять боюсь! — хныкал Ась.

— Так с ума сойдешь!

— Я же говорил: радиация...

— Какая еще радиация?

— Это же настоящий ад.

— Не глупи...

— А ты видел эту дьявольщину?

— Спроси у Трилли...

— Спроси у Нары...

— Я подавлен, друзья,— заявил Трилли.

— Попробуем зажечь костер,— вмешалась На­ра.

Красноватое пламя осветило шарообразные кусты и деревья-уродцы. Над каньоном по-преж­нему стояла ночь. И вдруг в непроглядной тьме, вспыхнули огоньки. Их можно было легко сосчи­тать— не больше десятка, неподвижные, иногда чуть-чуть смещающиеся, они висели на высоте роста друидов или повыше, на уровне вцепившихся в камни деревьев, и горели, не мигая, тусклым зелено-оранжевым светом.

— Чьи-то глаза,— раздался шепот Ялли.

— Вздор,— отозвался Трилли.

— Похоже на глаза,— сказала Нара.— Только чьи?

— А вдруг это здешние хищники? — высказал опасение Ялли.

— Те, что покрупнее — добавил Ась.

Трилли вскочил, выхватил из костра тлеющую головешку и бросился в сторону немигающих огоньков.

— Ждите, гады! — крикнул он, швырнув голо­вешку в темноту.

Огоньки погасли.

— Испугались! — сказал Ялли.

— Я ничего не понимаю,— пробормотал Ась.

Даже в свете угасающего костра было видно, что он дрожит, точно в ознобе.

Ялли схватил аннигилятор и приготовился на­жать кнопку.

— Не дури! — Трилли отнял у него прибор.— Их уже нет. Видишь — темно. Ни одного огонька.

Ялли обмяк и сел, едва не угодив при этом в костер.

— Надо уходить отсюда,— сказала Нара.

— Утром уйдем,— согласился Трилли,— я то­лько еще раз попробую спуститься в каньон.

В чаще кривобоких деревьев снова зажглись огоньки. Столько же как прежде, а может, и больше.

— Глаза...— шепнул Ась и съежился.

Глаза неподвижно, пристально наблюдали за ними.

— С этой штукой как-то легче дышать.— Ялли снова потянулся к аннигилятору.

Вдруг он встал, перепрыгнул через тлеющие угли и шагнул навстречу глазам-фонарикам. Теперь он знал точно — волны страха идут от них.

«Но кто же кого боится? Я их или они меня?» — 1 подумал Ялли.

Он сделал еще несколько шагов. Огни отодви­нулись, меняя места, уменьшаясь в объеме, пре­вращаясь из фонариков в светлячки, и совсем угасли, отступив в темноту. Ялли покрепче сжал аннигилятор и вздохнул облегченно.     .

И тут произошло непредвиденное: над каньоном включили свет...

Невидимое солнце осветило добрую половину неба, и в каньоне воцарилась детская пестрота красок, положенных невпопад,— синева мха, ржавчина леса, оранжевые тона камня, фиолето­вые сплетения веток.

— Куда ты? — проснувшись, Трилли увидел брата у обрыва.

— Хочу проверить уровень радиации на уступах и сейчас же вернусь.

Захватив веревку и аннигилятор, а также дози­метр, Ялли двинулся по краю поросшего мхом обрыва. Шаровидных кустов нигде не было. Кто-то согнал их или они сами скатились вниз. Но мох был в широких плоских вмятинах, напоминавших следы большой птицы.

«Их следы»,— подумал Ялли и спустился с по­мощью веревки на нижний выступ. С дозиметром он не сверялся: знал, как повышается по мере приближения ко дну каньона уровень радиации.

— Может, я найду Огненный меч! — вдруг про­изнес он еле слышно.

Однако дальнейший спуск был невозможен.

— Хоть бы взглянуть, что там, на самом дне,— подумал Ялли.— Может быть, по верху, по кро­нам?

Он оглядел вставший на его пути ржавый лесной заслон и лишь сейчас заметил что-то новое в его облике. На первый взгляд это был все тот же ске­летообразный лес с кривыми стволами, паучьими ветвями-щупальцами и корнями-клещами, цепко ухватившимися за камни. Ни одного листка. Он был прозрачнее любой лиственной рощицы поздней осенью. Но тут, в глубине каньона, он почему-то казался живым сборищем не деревьев-растений, а деревьев-существ...

Будучи друидом, Ялли легко заметил это. Ство­лы походили на тела, выраставшие прямо из камня, они покачивались, изгибались, втягивались, ста­раясь коснуться друг друга скрюченными ветками.

— А почему бы не пробраться по этим кронам к обрыву? — произнес Ялли вслух. Оставив веревку, дозиметр и аннигилятор на камнях (в пу­танице ветвей они бы только мешали), он легко вскарабкался по ближайшему стволу до уровня верхних сучьев и, запутавшись в сплетении веток, лег на них, как в гамак. И тут же почувствовал, как «гамак» качнулся под ним, вытянулся, спру­жинил и ... передвинул его ближе к обрыву. Потом еще на несколько сантиметров. Ялли поше­велился и край обрыва угрожающе приблизился. Ялли начал вырываться из цепких ветвей, но те не отпускали.

«Похоже, это чьи-то щупальцы норовят скинуть меня в пропасть» — подумал он.

И тут вспомнил о ножике. Не без усилия достал его и провел по опутавшим тело жгутам. Те отва­лились, «гамак» уже не пружинил. Ялли стал быстро полосовать ножиком направо и налево, пока не почувствовал, что освободился.

Медленно, от сука к суку, он спускался вниз.

А ветки-щупальца еще боролись, они даже отре­занные, прогибались в его сторону, хватали за одежду, связывали. Но Ялли уже добрался до безопасного места! Вот и аннигилятор и дозиметр вместе с веревкой на камне. С трудом перебирая исцарапанными руками, Ялли вырвался, наконец, из объятий деревьев-убийц. Его шатало. Подни­мался по уступам, как во сне. Видно, он отсутство­вал очень долго. Друидов нашел растерянными, встревоженными, готовыми пуститься на поиски.

—  С ума сошел?! — проворчал Трилли.— Зачем тебе понадобилось проверять там, у Колдуна, радиацию?

—  Я не радиацию проверял,— ответил Ялли.— Я искал Огненный меч... И проверил, между прочим, одну идею, все объясняющую.

—  Какая еще идея?

Ялли перевел дух и рассказал все, как было. Друиды напряженно молчали. Трилли даже не ругался, а так и стоял с раскрытым ртом.

—  Все растения здесь еще живы, не одно не умерщвлено радиоактивными опытами Колдуна! — в заключение произнес Ялли.

—  Но деревья ли это? — спросил Трилли.

—  Безусловно.— Ялли улыбнулся.

—  Тогда как объяснить, что они хотели сбросить тебя в пропасть, тебя — друида?

—  Я объясняю это их защитной реакцией... Приобретенной реакцией,— сказал Ялли с грустью в голосе.— Страшно подумать, во что может пре­вратиться планета Ригель, если мы не расправимся с Колдуном...

—  Что же делать? — спросил Ась.

—  Уходить,— ответил Ялли.— Будем искать черепашек и Огненный меч в другом месте.

Когда друиды оказались на своем корабле, они еще долго молчали, обдумывали происшедшее и по-своему переживали. Работали по очереди веслами, и лишь когда Ась показал рукой на низко пролетевшую над водой серую цаплю, настоящую живую цаплю, заговорили наперебой, обсуждая увиденное.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Тихо спускаясь вниз по течению реки, друиды вдруг почувствовали, что их корабль внезапно, точно живой, понесся с нарастающей скоростью.

—  По-моему, мы движемся гораздо быстрее течения! — воскликнул Трилли.

—  Нас, несомненно, кто-то тащит,— сказал Ялли.

—  Это огромный водяной ящер! — взвизгнул неугомонный Ась.— Я вижу его.

—  Так и есть! — вскричал Трилли, тоже заме­тивший впереди корабля широкую спину и голову ящера.

—  Если мы применим аннигилятор к этой ту­ше...— стал рассуждать Ялли.

Трилли замахал руками.

—  Я знаю, что делать! — сказала Нара.— Нуж­но перерезать якорную веревку, за которую он ухватился.

Маленький Ась ловко перерезал туго натянутую веревку, конец которой тотчас исчез под водой.

—  Как же мы теперь остановимся? — подумал вслух Трилли.

— У меня есть еще один якорь! — засмеялся Ялли.— Так что порядок.

—  Я все думаю об опытах Высочайшего Колду­на. Он повсюду смог благодаря радиации развести этих чудовищ — и на суше, и в воде...— сказала Нара.

—  Да, неизвестно, с чем нам еще придется столкнуться, пока мы разыщем черепашек нин- дзя,— вздохнул маленький Ась.

Между тем корабль двигался по темной воде в зеленых стенах кустов и деревьев, образовавших непрерывную чащу.

—  Смотрите-ка, друиды, как тут красиво! — воскликнул Ялли.— Даже не скажешь, что непода­леку владения колдуна, играющего со смертью.

Кусты, подмытые рекой, клонились и спускали свои ветви в воду. На крупных ярко-красных цве­тах какого-то вьющегося растения раскачивались красивые большие бабочки. Гудели пчелы. Вода журчала под носом корабля, весла мерно всплески­вали, из чащи доносилось щебетание и пение птиц. Ялли перевесился через борт и смотрел в воду, следя за рыбами, которые появлялись и исчезали в глубине.

—  Как хорошо! — сказал он.

В это время Трилли увидел в воде ясное отра­жение солнца, быстро поднял голову и воскликнул:

—  Смотрите-ка, друиды, наконец-то ясное солн­це на чистом небе! Смотрите!

Друиды, уже привыкшие за время пребывания в царстве Высочайшего Колдуна видеть небо только сквозь более или менее густую пелену ту­мана или шарообразных облаков, наконец увидели, как эта пелена разрывается, образуя кучевую облачность. В промежутках было видно небо. Темно-синее небо.

—  Что ж,— сказал Ялли,— теперь будет не так тоскливо плыть в страну мрака и вечной ночи.

Так, в отвлеченной беседе, незаметно прошло время. Корабль друидов благополучно причалил к новому берегу.

Первые метры дороги друидам пришлось прору­бать, чтобы пробиться сквозь хаос кустов. Но затем, под высокими зелеными сводами огромных деревьев, где царил полумрак, лес стал менее густым. Где-то над головами трещали насекомые. А внизу было тихо. Изредка на глаза попадались то бесшумно скользящая змея, то ящерица.

Перед друидами был холм, тоже сплошь покры­тый лесом, цветами и травой.

—  Я не перестаю удивляться! — снова и снова повторял Ялли.— Такая красота в таком месте.

—  Что-то очень уж подозрительно,— сказал Трилли.— Не по душе мне это великолепие красок. Здесь что-то не так...

Вдруг маленький Ась остановился и прошептал:

—  Тише, кто-то идет...

Друиды замерли! Впереди слышался сильный треск и негромкое ворчание. Затем на тропе появи­лось исполинское животное странного вида, похо­жее на медведя, но с длинным тощим хвостом и сплюснутой головой. За спиной у исполина тре­пыхались несоразмерно маленькие крылья.

—  Что это за уродец? — пробормотал Ялли.

—  Не думаю, что бы он был уж так несчастен,— отозвался Трилли.

—  Почему?

—  Посмотри на его кости.

—  Да! Огромные...

Между тем зверь заметил друидов и остановился в нерешительности.

—  Свернем с тропы в кусты! — прошептал Трилли.

—  Зачем? — не понял маленький Ась.

Ялли схватил его за руку:

—  Пусть пройдет мимо...

Друиды тотчас рассеялись по кустарнику.

Зверь постоял еще несколько минут, недоверчиво всматриваясь в лес, затем потихоньку двинулся дальше, останавливаясь через каждые пять-шесть шагов и оглядываясь по сторонам.

—  Кажется, можно выходить,— облегченно про­изнес Трилли.

Ялли на всякий случай щелкнул кнопкой анни­гилятора. Услышав незнакомый звук, зверь бро­сился бежать, покачиваясь на своих толстых лапах и вытянув хвост.

Друиды развеселились.

—  Какой огромный трусишка! — хохотал ма­ленький Ась.

Выйдя из леса, друиды очутились у подножья холма, пологий склон которого далеко тянулся вверх. Ась был в восторге от обилия цветов среди густой травы и занялся их сбором.

—  Осторожнее, Ась! — предупредил Ялли.

Вдруг он сам заметил у самого подножья холма довольно большой куполообразный бугор, голые склоны которого отливали металлическим блеском.

—  Я что-то вижу,— выкрикнул он и бегом по­мчался к бугру. Добежав, остановился недо­уменно. Бугор был совсем гол, без малейшей растительности, вся его поверхность состояла из бурых шестиугольных пластинок с темными обод­ками. Удивленный Ялли попытался подняться на бугор по совершенно гладким склонам. Вдруг сильный толчок опрокинул его навзничь. Он взвился на своих крыльях в воздух, чтобы не скатиться с бугра. Толчки продолжались. Ялли с недоумением озирался по сторонам. Ему показа­лось, что вся поверхность берега пришла в движе­ние и деревья закачались.

—  Странное землетрясение, друиды! — вскри­чал он.— Вы чувствуете, какие толчки?

Услышав этот возглас, Трилли, Нара и все друиды озадаченно переглянулись. Они не ощуща­ли никаких признаков землетрясения. Но, обер­нувшись на голос Ялли, они были поражены: бугор, на котором он только что стоял, начал переме­щаться...

После минутного раздумья Трилли бросился наперерез странному движущемуся бугру. Нара и друиды поспешили за ним. Подбежав ближе, Трилли воскликнул сквозь смех:

—  Да это же гигантская черепаха! Ялли! Дру­жок! Ты едешь на черепахе! Вот бы увидели ее Лео, Дон, Раф и Микки!

В это время бугор развернулся в сторону пресле­дователей, и друиды увидели высунувшуюся из- под него довольно длинную шею и голову не меньше бычьей, усаженную мелкими щитками. В раскрытой пасти были видны зубы.

Ялли, сообразивший наконец, в чем дело, со­скользнул с черепахи и отлетел в сторону. Он заметил угрожающе быстро двигающийся, огром­ный хвост, похожий на толстый ствол дерева.

Животное, почуяв свободу, грузно побежало и скрылось в густой траве. Оно опять поразительно напоминало движущийся голый бугор.

—  Ну как, Ялли, славно ты покатался? — сме­ялся Трилли.

—  Я был уверен, что это настоящий бугор,— сконфуженно ответил Ялли.

— Конечно, я его понимаю,— серьезно сказал маленький Ась,— эта черепаха совсем не похожа на Рафа, Лео, Дана и Микки... И не только разме­рами — она какая-то противная.

—  Я даже полагаю,— добавил Трилли,— что это была совсем не черепаха, а глиптодон...

—  Кто-кто?—переспросил Ялли.

—  Такой странный зверь... А теперь, скорее всего,— продукт радиоактивных опытов Кол­дуна...

— Конечно,— согласилась Нара.— Эта встреча навела меня на те же мысли.

—  Значит, в этих прекрасных местах тоже есть радиация? — неуверенно спросил Ась.

—  Я, например, нисколько этому не удивля­юсь,— сказал Трилли.— С тех пор, как Колдун стал истреблять все живое с помощью радиации, с тех пор, как на планете Ригель возникли атомные ящеры, я перестал удивляться чему бы то ни было.

— Очень жаль,— грустно сказал Ялли.— А мне все равно как-то не по себе.

— Хорошо, что ты не пустил в дело свой анниги­лятор,— пошутил Трилли.— А то сам бы куда- нибудь пропал, провалился бы во Времени... Как бы мы тёбя нашли?

К вечеру друиды разложили костер. Весь берег заливали красноватые сумерки, а диски трех лун были покрыты многочисленными темными пят­нами.

При таком освещении листва и травы казались почти черными, как и само небо. Вокруг лежала глубокая тишина. Ни птицы, ни звери, ни насекомые не проявляли признаков жизни, и только по временам налетавший ветерок шелестел в листьях. В этой тишине было что-то зловещее.

Посоветовавшись, друиды решили, что рискован­но плыть в таких сумерках по подземной реке между двумя стенами леса, кишащего разными древними чудовищами, от которых можно было ждать нападения.

—  Кроме того, есть опасность наткнуться на какую-нибудь корягу,— сказал Трилли.

—  А если этот полумрак простоит неделю или месяц? — спросил Ялли.— Неужели мы так и бу­дем сидеть здесь, когда в беде наши друзья — черепашки ниндзя?

—  Неизвестно, что с ними может сделать Кол­дун,— добавил Ась,— ведь у Лео теперь нет Огнен­ного меча.

—  Друиды, на рассвете как бы там ни было надо отправляться в путь,— сказала Нара, прикрыв ладонью глаза.— Я вижу, что наши друзья ждут нас.

Утром стало немного светлее. Друиды поплыли дальше, усиленно работая веслами. К исходу дня местность начала меняться: холмы на берегах реки сначала сделались ниже, а затем совершенно исчезли. Вместо густой чаши леса и кустов рассти­лалась степь с отдельными рощами. В кронах деревьев ютились птицы и крупные обезьяны.

Когда под вечер друиды сошли на берег, Трилли тотчас прошептал:

—  Что за чудовище!

—  Где? — насторожился Ялли.

—  Посмотри-ка, вон там, в кустах...

Друиды увидели странного зверя, уходившего прочь от берега. У него была голова тигра, шея лошади, тело слона, а повадки антилопы.

—  Какой-то мутант,— предположил Трилли.

—  Может, Колдун изобрел атомный преврагца- тель и использует его для разведения таких чудо­вищ? — произнес Ялли.

—  Похоже...

Друиды шли за зверем, пока он не скрылся, но тут же вернувшись к реке, увидели другое чудо­вище.

—  Что-то вроде бегемотоносорога,— проговорил Ялли.

—  Да, только увеличенного,— добавил Трилли.

Но чудовищный зверь только на первый взгляд

напоминал носорога — благодаря маленькому рогу на переносице. Пара же больших рогов, возвы­шавшихся на лбу и направленных вперед, прида­вала ему сходство с быком. Голова по сравнению с туловищем была непропорционально велика, достигая почти трех метров в длину, задняя часть черепа расширялась в плоский и широкий гребень, который можно было принять за огромные расто­пыренные уши, но в действительности это, скорее, было защитное приспособление для верхней поло­вины шеи, покрытое мелкой чешуей, а по наруж­ному краю — острыми зубцами.

Из-за того, что передние ноги были значительно короче задних, животное двигалось, высоко подняв заднюю часть туловища, покрытую панцирем из круглых пластинок, более крупных на спине и боках, мелких — на ногах и брюхе. Туловище оканчивалось недлинным, но толстым хвостом, служившим опорой для задней части тела. От конца морды до начала хвоста животное имело около пятнадцати метров.

—  Ну и чудовище, ну и чудовище! — шептал

Трилли, рассматривая как и остальные, необыкно­венного зверя, который медленно двигался вдоль берега реки, пожирая траву и кусты.

—  Что это за уродец? — вздохнул Ялли.

—  Он похож на динозавра,— сказала Нара,— но больше — на атомного ящера.

—  Значит...— начал было Ялли.

—  Значит, скоро мы встретимся с Колдуном,— закончил Ась.— Он уже где-то близко. Потому что атомные ящеры — это по его части.

Трилли вздохнул.

—  Не проверить ли, как работают аннигилятор, превращатель и возвращатель? — сказал он Ялли.

Наступила ночь.

—  Где же нам искать черепашек ниндзя? — ни к кому не обращаясь, произнес Ась.

—  В аду, на самом дне, у Колдуна,— сказал Трилли.

—  Кроме шуток,— обиделся Ась.

—  А я и не шучу.

—  Все же, куда дальше держать путь? — спро­сил Ялли.

—  Пока держи прямо.

Это было вроде команды: друиды заработали веслами так, что стоявший у руля Трилли едва удержался на ногах.

—  Третья луна скрылась,— заметила Нара.

—  Ничего! — подбодрил ее Трилли.— Я очень даже не прочь, пусть в темноте, продолжить про­гулку по дьявольскому зверинцу Колдуна.

В тот же миг все увидели на берегу четыре огром­ные фигуры.

—  Кто это? — шепотом спросил Ась у Нары.

Та молча погладила его по голове.

—   Пожалуй, еще никто не встречал сразу четы­рех атомных ящеров,— озабоченно проговорил Трилли.

—  Это еще не все, Трилли,— вздохнула На­ра.— Посмотри влево.

В темной фигуре на берегу Трилли сразу узнал Высочайшего Колдуна. Тот стоял на огромном ва­луне, словно изваяние.

—  Иными словами мы...— пробормотал Трилли.

—...попались, — закончил Ялли. — Я бы мог рассказать вам историю, как один... ну, все равно кто... забрел однажды на кукурузное поле и...

—  Прекрати, Ялли! — одернул его Трилли.— Сейчас не до разговоров о кроликах.

—  Ты думаешь, нам удастся поговорить о чем- нибудь еще? Мы попались, Трилли... Попались...

Колдун с берега взмахнул рукой, давая знак остановить корабль.

Безропотно, словно по уговору, друиды зарабо­тали веслами в обратную сторону. Корабль, бес­шумно скользнув, ткнулся в прибрежные коряги.

—  Ну выходите,— раздался голос Колдуна.

По сходням шли кучкой, молча, подавленные тишиной и предчувствием гибели.

Вокруг на берегу что-то шипело, ревело и буль­кало.

—  Я знаю, вы заодно с этими мерзкими чере­пашками,— сказал Колдун.— Но марать руки о вас не стану. Этим займутся мои подчиненные. Эй малыши!

Серая пена вылетела из четырех гигантских пастей. Четыре пары лап потянулись к друидам. И лишь тогда выглянула одна из лун и затопила тревожным блеском далекую линию противопо­ложного берега.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Так близко, так доступно выглядел противоположный край пропасти, что Донателло с досадой топнул и почесал затылок. Увы, из всех мест, по которым они прошли, это было самым подходящим.

—        Хотя бы какое-нибудь дерево,— сказал Раф,— так нет этого дерева.

—        Нечего перекинуть и не за что уцепиться,— продолжил Микки его мысль.

—   Что же остается? — взглянул на друзей Раф.

—   Остается прыгать,— сказал Лео.

Дон осмотрелся, затем кивнул. Действительно, разбега, пожалуй, не хватало.

—        Надо думать, что перед тобой натянуто чер­ное полотно,— сказал Раф.— Только и всего. Представь, что пропасти нет.

—   Хочешь? — спросил Дон.

—   Чего? — удивился Раф.

—   Быть первым?

—        Разумеется,— сказал Раф рассеянно.— Раз­ве что прохладно.

—        Ничего, Раф,— подбодрил Дон.— Водичка теплая.

Раф снял с плеч свой мешок и перебросил его на другую сторону. Так же поступили Микки, Лео и Донателло. Теперь друзьям ничего не оставалось, как следовать своему решению.

—        Итак...— начал Микки, но Раф, более нерв­ный, отстраняюще протянул руку:

—        Ладно, сначала я, а потом ты. Это совершен­ные пустяки... Смотри!

Горяча себя, чтобы подбодрить друзей, Раф ото­шел, разбежался, перелетел, удачно оттолкнувшись, к своему мешку и брякнулся на него грудью. В зените этого отчаянного прыжка Микки внутрен­не сжался, как бы помогая прыгавшему всем своим существом.

Раф встал.

—  Готово! — сказал он.— Микки! Жду тебя!

Микки медленно отошел на возвышение, потер одна о другую руки и, нагнув голову, помчался к обрыву. Его мускулистое тело, казалось, взовьет­ся с легкостью птицы. Но когда он уже оторвался от земли, Раф неожиданно для себя представил его срывающимся в пропасть. Микки в полете неосто­рожно взглянул на Рафа и прочел его мысли. Это его сбило. Он упал грудью на край, но тотчас уце­пился, за протянутую ему руку.

—  Раф, ты не мог подумать чего-нибудь ино­го? — прокричал Микки.

Вся глубина ущелья, казалось, вцепилась в него и тащила вниз, но Раф, поняв свою оплошность, держал его изо всех сил. К тому же Лео и Дон, со­вершив два головокружительных прыжка, пришли ему на помощь.

—  Все в порядке! — пробурчал Раф, когда Мик­ки был уже вне опасности.

—  Как это могло произойти? — недоумевал Дон.

—  Я сам не знаю,— смущенно буркнул Раф.— Что-то во мне щелкнуло, встало на перекос. Я вдруг представил себе Микки, летящего вниз...— Он вытел ладонью холодный пот.

—  Ладно,— сказал Лео,— я чувствую, что через полчаса, а то и меньше мы увидим Колдуна. Встре­ча будет не из приятных, но шумная и оживлен­ная...

—  По-моему, мы перестарались, Лео,— сказал Донателло.— Тупик для ящера можно было устро­ить и пониже.

—  Нет!

—  Почему?

—  Ты недогадлив, Дон. А вдруг в него угодили бы друиды? Если они, например, в плену...

—  Ящеры! — вдруг закричал Микки.— Они на­ступают! Смотрите! Вон там! Я вижу у них в лапах Трилли, Ялли и Нару!

—  Так,— скомандовал Лео,— значит, они насту­пают... Что же, к бою, черепахи!

Небо прояснилось. Раннее утро наполнило про­ход меж скал унылым светом. Лео, не отрываясь, наблюдал за ящерами. Раздавался глухой рев, пе­реходящий в гул.

—  Давай твой распылитель, Дон! — сказал Лео.

Дон направил сильную струю солнечного света в ближайшего ящера; тотчас же два, пятясь и рыча, обратились в бегство. Но черепашки уже обнару­жили себя. К тому же, к ящерам подошло подкреп­ление: целый табун гигантских мутантов, послуш­ный воле Высочайшего Колдуна, бросился в атаку.

Со стороны Дона, работавшего распылителем, не было ни одного промаха. Он рассекал клубы ядовитых паров, выдыхаемых ящерами, глаза его блестели.

— Попробуйте совершить бросок им навстре­чу! — сказал Лео друзьям.— А я...

Но он не успел договорить. Огромное летающее чудовище подхватило его, и тщетно пытался Дон с его солнечным распылителем сбить эту громади­ну. Ящер, развив невероятную скорость, нес Лео в своих цепких лапах, точно гигантская птица, нес над горными кручами, расщелинами, клокочущими вулканами.

—  Послушай, приятель, не урони меня! — про­кричал Лео, пролетая над пропастью,— мне рано приземляться... Здесь давай-ка поаккуратней...

Внизу клокотала лава огнедышащего вулкана. Лео наконец понял, куда нес его ящер: на одной из скалистых вершин он увидел гигантское гнездо с четырьмя только что вылупившимися из алого шара-яйца птенцами.

«Мне суждено стать для них пищей!» — подумал Лео. Эта мысль заставила его содрогнуться.

Но тотчас оцепенение, вызванное страхом, про­шло: он услышал над головой какой-то странный звук. Извернулся, насколько это было возможно в его положении, и увидел вынырнувшего из золо­тистого океана времени огромного кита.

«Летающий кит!»

Тот мчался со скоростью штормового ветра. Он был воплощением легкости, быстроты, силы.

Ящер, державший Лео в когтях, вздрогнул. Его тело как бы налилось свинцом. Еще миг — и ле­тающий кит, словно огромный метеорит, изо всей силы врезался в бок ящеру.

Лео взмыл вверх на своих драконьих крыльях. Спасибо, друиды, за подарок!

—  Держись, Лео! — услышал он грудной голос кита.

Ящер грохнулся в ущелье.

—  Спасибо, кит! — поблагодарил его Лео.

—  К твоим услугам...

—  А теперь нам надо спасать друидов и Нару!

—  Будет сделано!

Высочайший Колдун все так же стоял, как на постаменте, на большом плоском камне. Вокруг него, не выпуская из лап друидов и волшебницу Нару, сгрудились атомные ящеры.

—  Можете не молить о пощаде,— ухмыльнулся Колдун.— Никто и ничто теперь не спасет вас, глу­пые друиды! Огненный и Небесный мечи в моих ру­ках!

—   Трилли! — вдруг вскричал Ялли,— смотри, кто к нам летит!

—   Что это?! — взвизгнул Колдун, увидев уже совсем близко Лео и кита.

Солнечный поток необычайной силы, взметнув­шись с самого дна океана времени, обрушился на Колдуна. В последний момент у него в памяти возникли давние, смутные образы: златовла­сая девушка по имени Кара вместе с ним на берегу, заваленном выбросившимися на песок китами...

—   Микроб бессмертия... пингвины...— прошеп­тал Колдун и в тот же миг был погребен под грудой камней — настоящей горной лавиной.

—   Мы еще встретимся с тобой, Лео! — успел выкрикнуть он.

—   Ура! Мы спасены! — захлопали в ладоши друиды.

Атомные ящеры один за другим, сраженные све­том и солнцем, валились наземь.

—   Все живы-здоровы? — улыбнулся Лео, огля­дывая друидов.

—   Да! Да! Да!

—   А лично я буду здоров, когда мы выберемся отсюда,— сказал маленький Ась.

—   Я помогу! — раздался низкий, грудной голос кита.

—   Друиды, садитесь на спину кита, а мы с друзьями догоним вас! — сказал Лео.

—   Чур, я первый! — воскликнул маленький Ась, карабкаясь на широченную спину. Немного погодя летающий кит плавно взмыл в небо и рас­таял в потоке солнечного света.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ КОРАЛЛОВЫЙ ОСТРОВ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Половодье синих цветов, напоминающих коло­кольчики, заливали нежным маревом сочную тра­ву по берегам, поросшим кустарником. Чудный аромат. Тишина. Глубокий, спокойный омут под широким обрывом. Там ветки мокли в воде, глаза слепила мошкара, мелкие волны отливали жемчуж­ным блеском.

—  Какая таинственная жизнь скрыта под чер­ной водой! — мечтательно произнес Раф, забра­сывая удочку.

Его поплавок заснул над глубоко затонувшими облаками. Вот он задумчиво шевельнулся... по­шел в сторону... нырнул — и удочка выбросила на берег тяжелого, упруго извивающегося, краснопе­рого окуня.

—  Вот так удача! —выдохнул Раф.

—  А у меня пусто,— окликнулся Микки.— Лео, что у тебя?

—  Все то же...

—  А лично мне надоело рыбу ловить,— сказал Донателло.

—  Почему?—спросил Раф.— По-моему, это очень даже помогает сосредоточиться.

— Смотря кому,— буркнул Донателло.— К при­меру я, когда смотрю на воду, сплю.

Друзья рассмеялись.

— Перестаньте, всю рыбу распугаете,— недо­вольно сказал Дон.

— А ее гут, похоже, и так нет,— ответил ему Микки.

— Чего же зря сидеть? — хмыкнул Дон.

— А ко мне при виде тихой воды приходят вос­поминания...— проговорил Лео, полузакрыв глаза.

— Интересные? — поинтересовался Раф.

— Разные...

— Ну, хоть приятные?

— Полезные... Хотите, расскажу, о чем я сейчас думаю?

— Давай! — оживился Дон.— Это поинтерес­ней, чем без толку в воду глазеть.

— Вы помните, как мы впервые оказались на этой планете? — спросил Лео у товарищей.

— Ну... да...

— Я имею в виду, помните ли вы свои ощуще­ния? — уточнил Лео.— Самые первые.

Какое-то время черепашки молчали.

— Я услышал мерзкий скрип, когда произошла авария,— наконец сказал Микки.

— А я помню безболезненное покачивание,— сказал Раф.

— А я — тупую боль в голове,— вспомнил Дон.

— А ты, Лео? — спросил Микки.

— Я?.. Я помню, как при первой же попытке осмыслить наше положение, лишался чувств... Помню, что это длилось довольно долго. Иногда проблески сознания были длиннее, иногда короче, но от них оставалась пустота. Если не считать пес­ни, которую распевал, невиданный певец где-то вверху.

— И я слышал какую-то песню,— вставил Микки.

— И я тоже... Мотивчик такой...— перебил его Дон.

— Да, песня была, а слов не помню...— ска­зал Раф.

— Я помню, что голос певца звучал рассеянно и утомленно,— продолжал Лео.— Когда я открывал глаза, было темно, как в брюхе у черной кошки, ноги мои и руки лежали, как деревянные. Я не в силах был пошевелить ими. Словно мое сознание заволоклось туманом. Потом я различил плеск воды, такой слабый, что его можно было принять за щелканье языком.

Друзья рассмеялись.

— Верно! — воскликнул Дон и прищелкнул.

— Мысль о том, что меня куда-то ведут,— про­должал Лео,— показалась мне очень смешной. Я тихонько засмеялся, чем все и кончилось. Ока­зывается, смех требует усилий, ослабленный в ре­зультате аварии мозг этого не выдержал. Наступи­ло забвение, и сколько длилось оно — не знаю...

— А когда ты пришел в себя? — поинтересо­вался Раф.

— Когда? — переспросил Лео и задумчиво посмотрел на воду.— К полному, устойчивому соз­нанию меня вернули соленый запах моря и теплый ветер, полоскавший лицо сильными вздохами... Я осмотрелся... Была ночь. Вверху, вспыхивая мерцали звезды, и море было полно звезд. Воздуш­ная прозрачная пустота ночи разговаривала со мною голосами волн, шуршанием камней, гравия и раковин, выбрасываемых на берег. Океан внизу полнился фосфорическим блеском. Тело тянуло вниз, из этого я заключил, что лежу на плоскости, наклоненной к морю. Я попытался встать, но не мог даже повернуть голову, только увидел мельком темные громады холмов. Я был слаб, как грудной младенец, как только что вылупившийся из яйца птенец, в голове же удивительным образом сме­шались безразличие к происшедшему, необыкно­венная ясность и покой.

— А я помню удар,— перебил его Раф.— Очень хорошо помню удар в голову, когда произошла авария.

— Со временем и я вспомнил удар в голову,— сказал Лео,— но дальше в моих воспоминаниях был провал, пустота, чуть-чуть заполненная плес­ком воды, пением и покачиванием.

— И что дальше? —не утерпел Микки.

— А дальше... Я услышал медленные шаги... Повернул голову и увидел маленький темный си­луэт живого существа.

— Это был Трилли! — Засмеялся Дон.

— Да. В руках у него была ветка с зелеными листьями...

— И спелые плоды,— добавил Раф.

— Трилли тихо сел около меня,— продолжал Лео.— Я пристально смотрел ему в лицо, окутан­ное туманом ночи. Наконец он тихо спросил: «Ну как?» — «Кто ты?» — В свою очередь спросил я, приподнимаясь на локте. Трилли засмеялся своим мелодичным смехом. В темноте его глаза казались мне маленькими звездами. Я повторил свой вопрос. «Вам, наверное, интересно будет уз­нать,— сказал Трилли, не отвечая,— что произо­шло с вами? Ведь вы, как я понял, хотели спасти какое-то четвероногое от участи, постигшей вас самих...»

— Да-да! — горячо воскликнул Раф.— Ведь мы потерпели аварию из-за какого-то белого кролика, которого нес в лапах огромный дракон. Мы броси­лись ему наперерез, и...

— ...и он опрокинул нас, как кроликов! — доба­вил Микки.

— Но мы тем не менее приземлились на все че­тыре, все четверо,— рассмеялся Лео и продол­жал: — Тогда я попросил маленького человечка назвать свое имя.— «Я — Три л ли... друид,— ска­зал он.— Мы с братом Ялли и другими друидами подобрали вас из любопытства. Хотя... из благо­дарности тоже... Ведь вы спасли редчайший эк­земпляр кролика».— «Это был ваш кролик?» — «Да. А еще нам очень хотелось поговорить с вами и, кроме того, посмотреть, как вы будете себя вести на нашей планете Ригель».— «По-моему, мы безо­пасны для вас».— «Пожалуй...— Затем, помолчав, Трилли добавил: — Мы привезли вас на лодке. Вы были без сознания. Иногда спорили, иногда стонали, иногда смеялись. Первые полчаса мы вез­ли вас так, чтобы ваши головы были в морской во­де... Как видете, это помогло. В наших морях еще есть сила...»

Лео замолчал и взглянул на свой поплавок.

— Что? Клюет? — подскочил Раф.

— Нет. Я просто вспомнил... Вспомнил тот день... Вспомнил друидов, Трилли... Вспомнил, как Трилли помог мне сесть. Я так страдал от боли, у меня кружилась голова, но Трилли угостил меня плодами дерева Познания, и я тотчас почувствовал себя крепче.

— О, это факт! — вмешался Донателло.— Отве­дав сладких плодов, я уже через минуту мог сооб­ражать, спрашивать, давать ответ.

— А я попросил друидов, чтобы рассказали о себе...— начал Микки.

— Я помню, что ответил Трилли,— подхватил Лео.— Он сказал: «Здесь, на этой планете, на зем­ле друидов, каждый вправе прийти и сбросить с себя все, вплоть до своего имени. Послушайте, как шумит море и как шепчутся листья...» И он смолк. А я ждал в необъяснимой тревоге,— про­должал Лео.— Утомительно полная, украшенная ворчанием океана тишина казалось следила за на­ми... Потом он снова заговорил: «Послушайте, черепахи,— сказал он.— Мы, друиды, живущие на планете Ригель, выращиваем сады деревьев Позна­ния. И вообще... Мы за то, чтобы были такие места, где живые существа могли бы встречаться спокой­но, с открытой душой, без камня за пазухой, не спрашивая друг у друга имени, потому что... все равны...»

— Да! — воскликнул Раф.— Планета Ригель действительно была бы прекрасной лечебницей для глаза, сердца и души, если бы не Высочайший Колдун...

Лео молчал, смотрел на воду, отдавшись своим мыслям.

— Что же было потом? Помнишь, Лео? — спросил Раф.

— Тогда все закончилось,— сказал Лео.— Я снова лег, сердце мое билось неровно, толчками, от сырой травы знобило спину... Я только помню, как закрыв глаза, услышал голос Трилли: «Дорога идет влево. На самом гребне холмов увидите вы­щербленное ветром базальтовое плато. Спуститесь на него, придерживаясь середины склона. А потом будет каменное ложе пересохшего потока, которое приведет вас к небольшой бухте. Вы сразу увидите наш городок. Прямо под кроной дерева Позна­ния...» Потом что-то коснулось моей головы. Зеле­ное и влажное. Это были листья. Их прикосно­вение вернуло мне силы... Я встал, покачнулся, но удержал равновесие и почувствовал, что могу двигаться. И еще помню: ветер донес обрывок не­громкой песни...

— Я тоже ее слышал! — воскликнул Дон.

Лео тихонько попробовал напеть мелодию. Мик­ки и Донателло помогли ему: — Ночью на запад­ном берегу пролива мы ловили рыбу, забыв о не­приятностях...

— Да-да, именно эти слова,— оживился Раф.— Я вспомнил!

— Послушайте! — вдруг сказал Микки.— Чере­пахи! А что, если нам сейчас бросить рыбную лов­лю и махнуть к друидам?

Ялли говорил, что они собираются вскоре от­плыть на Коралловый остров к прекрасной морской волшебнице...

— Да... К голубоглазой принцессе Ресниц,— подхватил Раф.

— Друиды должны отвезти принцессе плоды с дерева Познания,— сказал Лео.

— Так, значит, решено? — поднялся Дон.

— Решено! Отправляемся на встречу с друида­ми. Плывем на Коралловый остров,— сказал Лео.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Синий туман еще плыл над землей, а солнце пряталось в далеких холмах, когда корабль друи­дов, нагруженный несколькими бочонками и корзи­нами с плодами Познания, а также Силы и Знаний был готов к отплытию на Коралловый остров.

Друиды сновали взад и вперед, завершая по­следние приготовления. Наконец Трилли взмахнул рукой и Ялли прозвонил в серебряный колоколь­чик:

— Готово, друиды! Погрузка закончена.

— А что, неплохой урожай! — откликнулись грузчики.

— Хорошая работа, ребята! — сказал Ялли.— Тысяча плодов Силы.

— И столько же плодов Познания! — подхва­тил Трилли.

— А это еще что?! — воскликнул Ялли, пере­считав в последний раз плоды Силы.— Пяти штук не хватает. Признавайтесь, друиды, кто взял плоды Силы?

— Ну-ка, быстро все стали вверх ногами! — скомандовал Трилли.

Друиды тотчас выполнили команду. Из карма­нов маленького Ася выкатились ровно пять плодов.

— Ага, вот кто напроказничал! — засмеялся Трилли.

— Ну, каких-то пять штук,— сконфуженно ска­зал Ась.— Поставь меня на ноги, Трилли. Я боль­ше не буду.

— Прости его, Трилли! — вступились друиды за малыша.

— Да я не сержусь,— пробурчал Трилли.

— Я просто хотел стать чуточку посильнее,— признался расстроенный Ась.

Ялли прозвонил в серебряный колокольчик вто­рой и третий раз.

— Эй! Пассажиров прошу на посадку!

— Ура! Ура! — захлопали в ладоши друиды.

— Ну что, все плоды с дерева Познания на месте? — строго спросил Трилли.

— По-моему, теперь все в порядке,— ответил Ялли.

— Тогда не будем заставлять русалочек нас ждать. Полный ход к Коралловому острову!

Легкий ветерок, полный солнечных искр, овевал со всех четырех сторон Коралловый остров, на ко­тором располагались подводные и надводные вла­дения принцессы Ресниц — морской волшебницы. Окруженная русалочками и другими обитателями острова, принцесса Ресниц сидела, покачиваясь, на морском гребне. На голове у нее был венок из душистых водяных лилий.

— Принцесса, скоро полдень, а друидов все нет,— сказала одна из русалок, вглядываясь в мор­скую даль.

— Ничего,— улыбнулась принцесса Ресниц, встряхнув своими длинными волосами,— скоро покажутся, вот увидишь.

— Но мне так хочется, чтобы друиды приплыли поскорее! — нетерпеливо произнесла самая юная из русалок — Дуду.

— Я понимаю тебя, Дуду,— сказала принцесса Ресниц,— ведь друиды должны, как обычно, при­везти нам плоды с дерева Познания.

— Они очень славные, эти друиды,— смутилась Дуду,— и плоды их очень вкусные!

Обитатели острова дружно рассмеялись. Один из водяных подплыл к принцессе Ресниц и попро­сил:

— Принцесса, расскажите, пожалуйста, малыш­ке Дуду о нашем острове. Она не знает этой исто­рии, и ей, по-моему, было бы полезно послушать.

— Вот еще! — воскликнула Дуду.— Не водяным решать, что мне полезно, а что нет... Может быть, я сама только что хотела попросить об этом прин­цессу.

Водяные громко рассмеялись.

Принцесса Ресниц улыбнулась, посмотрела на далекую, полосу горизонта, где не было ничего, кроме солнца и моря, и сказала:

— Не обижайся, Дуду... Пожалуйста, действи­тельно, пока не видно корабля друидов, я расскажу эту чудесную историю.

— Очень прошу вас,— смущенно произнесла Дуду.

— Давным-давно это было... Не было еще руса­лок и водяных на Коралловом острове,— начала свой рассказ принцесса Ресниц,— но так же, как и сейчас, о каменистые берега острова разбивались голубые и зеленые волны океана. Красивые, при­чудливо зазубренные скалы, то белые, то желтые, то красные, едва-едва виднелись из-за густой зеле­ни рощ, садов и лесов, покрывающих остров. Когда-то, прямо посреди моря, стоял большой го­род. Роскошный дворец с зубчатыми башнями высился над строениями города, подавляя их своею красотой, могуществом и величием.

Круглый год солнце стояло высоко над Корал­ловым островом. Круглый год его лучи грели и осве­щали землю. Кое-где на скалах были небольшие поселения людей. Они вели свой род от Сыновей и Дочерей Неба, когда-то посетивших нашу планету. На дне моря вблизи нашего острова с неза­памятных времен поселились кораллы...

Принцесса Ресниц глубоко вздохнула.

— Жил на этом острове во дворце Высочайший Колдун. Он был здесь правителем. Недобрая сла­ва Колдуна гремела над океаном, в близких и да­леких странах. И на других планетах. Он был покорителем соседних земель, жестоким и жадным. Высочайший Колдун прошел со своим волшебным мечем все соседние острова и земли, уничтожив бесчисленное множество живых существ на суше и море. Он строил из черепов высокие башни, соз­давал роботов — разрушителей. Словом, просла­вил себя на все века.— Я очень добр,— говорил о себе Высочайший Колдун,— я добр бесконечно! Я ведь мог бы уничтожить всех-всех кого бы ни захотел. Это не составило бы труда. Но я по своей доброте не желаю этого делать. Пусть сначала все живые существа почувствуют мою доброту и вели­чие, пусть прославят меня. Я же буду наслаждать­ся их страхом.

А когда Высочайший Колдун говорил «хочу» — это означало тоже, что «могу». Он чувствовал, он сознавал это, и самодовольная улыбка играла в эти минуты на его лице. У Высочайшего Колдуна была любимая рабыня — он привез ее с какой-то дру­гой планеты. Девушка была прекрасна собою. Все, чего она хотела, у нее было. Звали краса­вицу Фата... Принцесса Ресниц снова вздох­нула.

— Однажды утром Фата проснулась очень рано. Она приоткрыла свои глазки, сладко потянулась, улыбка заиграла на ее лице. Нежный ветерок ше­велил занавески окна, выходящего в сад. Оттуда доносилось щебетание птиц.

— «Чего же мне не хватает еще?» — задала себе вопрос красавица Фата.

Она не надолго задумалась, затем позвала к себе старую жрицу из храма Пурпура.

— Скажи-ка, чего мне не достает? — спросила она.

— Тебе не достает коралла,— сказала жри­ца.— Короны из красного коралла. Тогда ты пере­станешь быть рабыней и станешь Высочайшей Колдуньей...

— О, да! — воскликнула Фата.— Как ты это узнала?

— О, Фата,— зашептала жрица,— какие пре­красные кораллы растут на дне этого моря! Я слы­шала о них... Кораллы эти живут глубоко под во­дой. Там же в глубине их царство. Там растут крас­ные каменные деревья. Между ними плавают зо­лотые рыбки, под деревьями живут огромные змеи и чудовища... Глубоко-глубоко в море растут очень большие красные кораллы. Из таких кораллов нужна тебе корона, Фата! Вот тогда сбудется твоя мечта, и ты станешь Высочайшей Колдуньей, ты, красавица из красавиц!

— Как прекрасно! — обрадовалась Фата.— Как необычно! Я очень-очень этого хочу! Хочу, чтобы у меня была такая корона!

— Не далеко от нашего Кораллового острова,— продолжала свой рассказ принцесса Ресниц,— по­среди моря есть такая неприветливая скала, едва- едва поднимающаяся из-под воды...

— Да-да, я слышала об этом! — воскликнула русалка Дуду.— Она называется Черный Вал...

— Да,— сказала принцесса Ресниц,— и слезы заволокли ее глаза.— У этой самой скалы разби­валось много кораблей, много погибало смелых капитанов. Корабли налетали на скалу и тонули, потому что ее трудно было увидеть из-под бушую­щих волн. Погибающие в волнах люди напрасно цеплялись за холодный камень — их сбивали вол­ны. Не многие отваживались проплывать мимо страшной скалы. Все говорили о каких-то привиде­ниях, летающих над нею при лунном свете. Робели к ней плыть и ловцы кораллов.

Но нигде не было таких прекрасных и больших кораллов, как у Черного Вала, и красных, и белых, и серых и всяких иных. Там и сейчас все дно покры­то коралловым лесом. Это великолепный лес! Под его сводами и днем, и ночью царит темнота, а в темноте ютятся страшные многоногие чудови­ща. Их громадные неподвижные глаза блестят фосфорическим светом и глядят не мигая, а длин­ные, увенчанные бородавками лапы-щупальцы вьются, как змеи, поджидая добычу. Горе смельча­ку, которого опутают эти щупальца! Чудовище задушит и утопит его, присосется к нему своими бородавками и будет так держать мертвеца долгие дни и даже недели. Еще страшнее — гигантские рыбы. Они плавают у Черного Вала большими стаями. Многие ловцы кораллов, осмелившиеся когда-то попытать там счастья, поплатились за свою смелость жизнью.

И вот... Высочайший Колдун, правитель остро­ва, отдал приказ: всем ловцам кораллов искать и во что бы то ни стало найти подходящий коралл для красавицы Фаты.

— И что же, кто-то отважился? — с дрожью в голосе спросила русалка Дуду.

— Сотни кораблей, больших и маленьких лодок отправились на поиски красного коралла,— про­должала принцесса Ресниц.— В лодках сидели самые искусные и опытные ловцы. Кто-то ловил сетями, кто-то нырял... Ловцы кораллов умели плавать и нырять, словно рыбы. Обвязав голое тело веревкой, обхватив ногами большой камень, чтобы легче было достигнуть дна, ловцы опускались под воду и в полутьме искали там то, что им было нуж­но... Их глаза привыкали к морской воде, они виде­ли и на глубине.

— А как же чудовища? Они их не трогали? — спросил один из водяных.

— Ловцы использовали атомные приборы...— с тоской в голосе сказала принцесса Ресниц.— Вы­сочайший Колдун позаботился об этом. Но... вбли­зи Черного Вала не было ни одной лодки, ни одного корабля. Как ни страшен Высочайший Колдун, но Черный Вал — страшнее.

— П-п-почему? — шепотом спросила Дуду.

— Потому что Черный Вал — обитель приви­дений и неуправляемых злых духов. Ни один из ловцов не решался плыть к нему, чтобы пробовать там свое искусство. Это место было заколдо­вано.

— И что же Колдун? — живо спросила Дуду.

— Высочайший Колдун был недоволен. Много дней, много недель работали ловцы, но нигде не нашли такого большого и красивого коралла, какой был нужен для короны Фаты. Было поднято с мор­ского дна великое множество разных кораллов, но все это было не то. То цвет не тот, то величина.

Камергер, ближайший помощник и советник Колдуна, подал ему совет — попытать счастья на соседних островах. Может быть там найдутся боль­шие красные кораллы, из которых можно выточить корону для Фаты.

А Фата в это время волновалась и ждала. Чем дольше шли поиски коралла, тем сильнее ей хоте­лось заполучить его...

Однажды до ушей камергера дошла радостная весть: нашелся старый-престарый человек из тех, что вели свой род от Сынов и Дочерей Неба, этот человек хвастал, будто знает, где можно добыть большой красный коралл. Когда-то он сам зани­мался ловлей кораллов, но молодость его прошла, силы иссякли. Так вот, в свое время старый ло­вец рискнул опуститься на глубину у Черного Ва­ла.

— Неужели?! — воскликнули в один голос ру­салки и водяные.

— Да,— сказала принцесса Ресниц,— это, прав­да, было очень давно. Он был тогда молодым и сильным, как всякий Сын Неба. У него был семья: жена, дети... Был свой дом. Тогда он считался первым из самых искусных ловцов. Он едва избе­жал смерти у страшного Черного Вала, но все же успел разглядеть, какие чудные кораллы там во­дятся. Он своими глазами видел красный коралл, который не обхватить даже обеими руками. И та­ких кораллов там не один, а много...

Роботы, верные слуги Высочайшего Колдуна, схватили старого ловца и привели во дворец. А для того, чтобы он сказал правду, отсчитали ему два десятка отменных ударов железными прутьями. Старый ловец принял на свою высохшую, кост­лявую спину эти удары как волю Неба. Он был искренне убежден, что роботы, которые его били и волокли к Колдуну, были настоящими послан­никами Неба. А Высочайшего Колдуна он считал Сыном Неба.

Обрадовался Высочайший Колдун, узнав, что большие красные кораллы водятся тут же, вблизи его острова. Обрадовалась и красавица Фата: скоро должна была состояться ее коронация.— Принцесса Ресниц перевела дух, еще раз взгляну­ла на горизонт и говорила дальше:

— Повелел Высочайший Колдун ловцам отправ­ляться к Черному Валу. В награду он обещал богатство и власть, а за непослушание — смерть.

Каждый день отплывали суда к Черному Валу, ловцы пробовали свои силы в страшном месте. Но вскоре сам Высочайший Колдун понял, что коронацию придется отложить.

— Почему? — в один голос спросили русалки.

— Потому что ни один самый искусный ловец не сумел достать из морской пучины ни одного хорошего коралла. Несколько человек утонуло, несколько других попались в страшные лапы чудо­вищ. Наступило такое время, когда ни один из ловцов не захотел больше искать богатства и счастья в пучине у Черного Вала.

Пробовали ловить сетками, но было извлечено со дна лишь несколько обломков кораллов синего и белого цвета да несколько красных. Ни те, ни другие не годились для короны Фаты.

Высочайший Колдун был вне себя. Злилась Фата. Камергер ходил озабоченный. Роботы стояли в бездействии.

Наконец Высочайший Колдун дошел до белого каления.

— Что это такое?! — воскликнул он в гневе.— Кто, наконец, сильнее — кораллы или я? Разве они живут не в моих владениях? Разве не я их хозяин и повелитель? Во что бы то ни стало достать их и положить конец этому!

Высочайший Колдун отдал приказ собрать самых крупных и крепких из всех жителей острова, из тех, что происходили от Сынов и Дочерей Неба, обучить их хорошенько нырять и плавать, а затем насильно везти к Черному Валу.

Роботы принялись сгонять людей. Чрез месяц- другой камергеру показалось, что дело как будто идет на лад.

Наконец, лодка с новыми ловцами отправилась к страшному Черному Валу. Один за другим стали спускаться в воду ловцы. Кто не шел добровольно, того брали в работу роботы.

Погибали одни — заставляли нырять других... Погибали эти — бросали в воду третьих...

А кораллов не было...

Роботы-надзиратели все время были наготове. Как только из-под воды показывался с пустыми руками бедняга-ловец, только что чудом или вели­чайшим напряжением сил избежавший мучитель­ной смерти, на него сыпались удары... И люди снова прыгали в воду, исчезали в волнах, для того, чтобы больше никогда не показываться на поверх­ности.

За несколько дней все ловцы погибли...

— Что же колдун? — спросила растроганная Дуду.

— Чтобы не опечалить Фату, Колдун запретил говорить ей о гибели ловцов.

— И чем же все это кончилось?

— Прошло время,— продолжала принцесса Рес­ниц,— и до камергера долетел новый слух. Он узнал, что на дальней оконечности острова живет еще один человек, Аян, происходящий от Сына Неба. Таких сильных и выносливых людей на острове больше не было. Совсем недавно Аян слыл самым удачливым ловцом, но два года назад же­нился и после этого забросил свое ремесло. Но молва о нем жила. Рассказывали, что он мог нырять на самое дно моря. Не раз бывало, что под водой он вступал в схватку с чудовищами и побеж­дал их.

«Для этого Аяна, наверное, ничего не составляло достать со дна хоть самый большой коралл, какие только есть у Черного Вала,» — подумал камергер.

Одна беда — Аян ни за что не хотел больше заниматься ловлей кораллов. Он хотел спокойно жить вместе с женой и маленьким сыном.

У Аяна не было собственной земли, поэтому он с самого рождения жил на чужой. У него не было ни дворца, ни дома, поэтому он жил в шалаше из хвороста.

— Почти как друиды! — засмеялась Дуду.

Принцесса Ресниц тоже улыбнулась.

— Случалось не раз,— говорила она,— что ве­тер уносил шалаш Аяна в море. Тогда он сооружал новый шалаш либо просто выкапывал яму и посе­лялся в ней. Он был глубоко убежден, что жить там можно, а то и должно, потому что такова воля Неба. Случалось нередко, что Аяну нечего было есть, но и с этой бедой он кое-как справлялся. Иногда терпел, иногда лакомился ракушками, выброшенными морем. Одним только Аян доро­жил— жизнью. Он, как истинный потомок Сына Неба, очень любил жизнь, и небо, и звезды, и свет солнца, и неугомонное море, и птичье пение в чаще зелени, и любовь и ласку красивой жены, и улыбку своего малютки...

Принцесса Ресниц смахнула ладонью слезу.

— Все,— с глубокой печалью сказала она,— в чем выражалась жизнь, Аян очень любил... Любя Жизнь, Аян отказался от опасного ремесла ловца кораллов. Любя жизнь, забирался как можно дальше от людей и мечтал только об одном,— что­бы его забыли, чтобы его никто не трогал. «Я — один! — думал Аян.— И пускай никому не будет до меня дела...»

Казалось Аяну, что жизнь его устроена как нельзя лучше. Именно так, как велели жить Сыну и Дочери Неба.

По воле Неба у Аяна не было земли, по воле Неба не было дома, но зато была жизнь, его собст­венная жизнь. Ее-то он никому и не хотел отдавать. Разве что по воле Неба...

— И что же Колдун? — напомнила маленькая русалка Дуду.

— Отыскали Аяна посланные камергером Высо­чайшего Колдуна роботы,— продолжала принцес­са Ресниц,— и сказали ему:

— Ступай сейчас же за нами, тебя требует к себе наш господин, твой повелитель, сам Правитель Вселенной, Высочайший Колдун. А не пойдешь добром — поведем силою.

Заплакала, побледнев жена Аяна. Зашелся в крике ребенок.

— Зачем я вам понадобился? — спросил Аян.— Я ничего плохого не сделал. Я никого не трогаю. Не трогайте и вы меня.

— Не разговаривай! — отчеканили роботы.— Пойдем, там все узнаешь!

Они потащили Аяна прямо во Дворец к Высо­чайшему Колдуну. Тот уже давно с нетерпением поджидал его, хотя и знал, что ни за какие посулы не захочет Аян опускаться в страшные пучины Черного Вала.

— Аян! — сурово заговорил Высочайший Кол­дун.— Знаешь ли ты, где живешь?

— Знаю,— отвечал Аян, опустив голову.

— А знаешь ли ты, что я, Высочайший Колдун, твой Повелитель, что я — могущественнейший во Вселенной?

— Знаю,— печально произнес Аян.

Он чувствовал, что его ждет что-то очень недоб­рое, какая-то беда нависла над его головой.

— Аян! У тебя сильные руки, но, хотя ты проис­ходишь от рода Сынов Неба, твои руки все же можно сломать и отрубить,— сверкнул глазами Высочайший Колдун.

Аян потупился.

— Очень крепки твои мышцы, Аян,— продол­жал Колдун,— а их все же можно разрезать но­жом и растерзать клещами... Взгляни на моих ро­ботов...

Аян повернул голову и глубоко вздохнул.

— Аян! — воскликнул Колдун.— Ты живешь, как животное. Только глупые звери живут в кону­рах да в ямах... Или под деревьями, как когда-то жили друиды... А не хочешь ли ты, Аян, жить как человек, с твоей женой и ребенком?

Колдун усмехнувшись, заглянул Аяну в глаза.

Аян замялся, не зная, что ответить. Он совер­шенно не понимал в ту минуту, должен ли человек, то есть двуногое живое существо, жить так, как живет он, Аян, или так, как живет Высочайший Колдун?

— Ты живешь, как зверь,— продолжал Кол­дун.— А я хочу сделать из тебя охотника.

Аян опять не мог понять, кем лучше быть: зверем или охотником?

— Что же я должен сделать? — спросил он у Колдуна.

— Достать с морского дна большой красный коралл для короны Высочайшей Колдуньи Фаты...

Есть такие кораллы, ты знаешь, на подводных скалах Черного Вала.

Услыхав эти слова, Аян побледнел и затрясся всем телом. Он какое-то время молчал, а когда стало нельзя молчать дольше, пробормотал слабым голосом:

— Не могу, Высочайший... У меня жена, ребе­нок...

«Хорошо ли я сделал, что так ответил Высочай­шему Колдуну, правителю всех живых существ на планете Ригель?» — подумал Аян.

Он побоялся сказать, что ему не хочется добы­вать коралл для Высочайшей Колдуньи Фаты только потому, что очень уж хочется жить. Не знал он и не ведал, понимает это Высочайший Колдун или нет.

Колдун рассердился и вскричал:

— Я прикажу своим роботам и они вытянут из тебя жилы! Сломают руки и ноги! Сдерут кожу с твоих плеч!

— О, Высочайший! — сказал на это Аян.— Ты можешь сделать со мною все что угодно, но после таких твоих дел я уже наверняка не добуду корал­ла: мне нечем будет его добывать.

Колдун в гневе велел заточить Аяна в дворцовую тюрьму.

— Так ему и надо! — хихикнул камергер.— Только подумать: этот человек отказывается сде­лать то, чего хочет Высочайший Колдун. Воля Аяна идет против воли могучего Высочайшего Колдуна, повелителя всех живых существ! Пылин­ка спорит с горой! Капля воды — с океаном. Какого наказания достойно это преступление!...

— Хватит! — прервал Высочайший Колдун его красноречие.

— А что же Аян? — спросили русалки, утирая слезы, выступившие на глазах.

— Аян сидел в это время в тюрьме,— сказала принцесса Ресниц,— и думал горькую думу. Ему все хотелось понять: чем провинился он перед колдуном. Уж не тем ли, что ему так хочется жить? Но ведь и на это — воля Неба. А он из рода Сынов Неба.

В это время и Высочайший Колдун, и Фата и ка­мергер ломали головы над тем, как им поступить. Бить и мучить Аяна получалось накладно, потому что именно его тело, его крепость и сила были нуж­ны для того, чтобы добыть коралл. Запугать? Но каким образом? Сделать его жизнь еще хуже, чем она была,— невозможно. Только и оставалось, что убедить Аяна, упросить его.

Вызвал Высочайший Колдун злых духов, стали они нашептывать бедному Аяну длинные речи, стали доказывать и втолковывать, как он глуп и нерассудителен, не хочет своего же блага.

— Что же они говорили? — спросил у принцессы один из водяных.

— Не погибнешь сам под водой,— говорили они,— замучают тебя здесь на земле. Причем здесь, наверняка замучают, а там, быть может, еще добудешь себе и своей семье на веки вечные и счастье, и богатство, и покой! Ну, говори, чего ты хочешь, что по-твоему лучше: умереть за Высо­чайшего или по приказу Высочайшего?

— Я предпочитаю,— отвечал, дрожа и запи­наясь, Аян,— жить, как жил.

Снова принялись злые духи выкладывать свои доводы. Но что они не говорили, как ни доказы­вали, он по-прежнему твердил, что его убогая жизнь все же лучше смерти.

Сникли злые духи.

Тогда камергер призвал Аяна к себе и несколько раз со всего размаха ударил его по лицу. Но и это не подействовало.

Снова роботы отвели Аяна в тюрьму и засадили там недели на две. А время шло. Красавица Фата все ждала и плакала. Кораллы на дне моря все росли. И не было им никакого дела до того, что творилось на суше...

— Что же дальше было с Аяном? Он добыл кораллы? — нетерпеливо спросила Дуду.

— Еще раз решил попытать счастья Высочай­ший Колдун. Он вызвал самого коварного из всех злых духов, самого хитрого — Вульзу.

Дух Вульзу принял облик старого человека и предстал перед Колдуном.

— Ты поможешь мне, Вульзу! — сказал Высо­чайший Колдун.— Убеди Аяна покориться моей воле, воле правителя Вселенной! У Аяна есть и руки и ноги, и очень крепкие руки и ноги, здоровая грудь... А он хочет распоряжаться ими сам, и не хочет, чтобы ими распоряжались другие.

Вульзу подумал и сказал:

— Что ж,— Аян совершает преступление против Неба.

— Можешь ли ты, Вульзу,— обрадованно спро­сил Колдун,— провернуть это дело?

— Пожалуй, могу.

— Помоги же, Вульзу!

Злой дух Вульзу подумал-подумал и начал дей­ствовать. Прежде всего он пошел к жене Аяна, которая в это время сидела голодная вместе с ребенком в сырой и вонючей яме, служившей им вместо жилья. Целый час читал ей разные изрече­ния из древних писаний. Из этих изречений следовало, что великие страдания обрушатся на Аяна, его жену и ребенка за дерзновенное противление воле Повелителя Вселенной. Роботы-палачи станут терзать их тела огненными клещами, а младенец будет уничтожен атомным оружием. Зато какие несметные блага ожидают того, кто отдаст жизнь за своего ближнего, иначе — за Высочайшего Кол­дуна, за его красавицу Фату... Такую несчастную, страдающую!

Жена Аяна слушала речи злого духа Вульзу, с виду почтенного старца, с замиранием сердца. Она и дрожала, и плакала, и не хотела уступить, но ее страшили истязания, уготовленные ее ре­бенку.

«Нет,— думала она,— надо, надо убедить бед­ного Аяна, чтобы он послушал этого старого поч­тенного человека...»

Поговорив с женой Аяна, Вульзу направился к самому Аяну и еще больше наговорил ему всяких ужасов. Аяну стало страшно, как никогда. До это­го он думал, что все как-нибудь обойдется, но после слов Вульзу его покинула последняя на­дежда.

Вульзу ушел, а Аян надолго задумался. Затем к нему пришла жена с ребенком, вся в слезах. Тогда наконец понял Аян, что он должен хоть разок нырнуть в страшные пучины Черного Вала. А там будь что будет... Что на роду написано — того не миновать.

И все пришло в движение. Уже через два дня работы на личном корабле Высочайшего Колдуна и в его присутствии доставили Аяна к Черному Валу.

Заскрипел зубами Высочайший Колдун. Но вдруг шевельнулся трос. Роботы схватились за него и с силой дернули вверх. Аян вынырнул на поверхность. Его лицо было синее, глаза налились кровью. Он тяжело дышал.

Но, к разочарованию Высочайшего Колдуна, никакого коралла у него в руках не было.

Нелегко далось Аяну его подводное путешест­вие. Там, на глубине, он вступил в бой с чудови­щами. Из этого боя вышел победителем, но побы­вал на волосок от смерти.

— Аян? — вскричал Колдун.— Ты видел тот са­мый коралл?

— Да, Высочайший! — ответил Аян, тяжело дыша.— Возле него лежат два огромных чудища. Как я смогу их победить? Надо сражаться с ним» в темноте, под сводами кораллов. Надо нырять на невероятную глубину! Сжалься, прошу тебя, Вы­сочайший! Я хоть и силен, и хотя род мой идет от Сынов Неба, я человек, а не рыба и не морской зверь.

Но Высочайший Колдун ничего и слышать не хотел. Услышал лишь одно — что Аян увидел наконец красный большой коралл, тот самый ко­ралл, который нужен. Остальное было пустяками.

— Отдохни, отдохни, Аян! — сказал он милости­во, изобразив нечто вроде улыбки.— А затем при­нимайся опять за дело.

Аян немного отдышался и опять скрылся под водой.

Снова на глубине завязалась ожесточенная борьба. Задергался трос, который держали роботы, и вдруг оборвался, словно его перерезали.

Схватился за голову Высочайший Колдун:

— Пропал коралл! О, этот проклятый Сын Неба! Он обманул мои надежды!

Но вдруг показался из-под воды Аян. Лицо у него стало почти черным. Руки дрожали. Грудь вздымалась, как кузнечный мех.

— Аян! — не выдержал Колдун.— Где же мой коралл? Так-то ты служишь Правителю Вселенной, проклятый Сын Неба!

Аян часто и тяжело дышал ничего не в силах сказать. Наконец, он отдышался немного и заго­ворил:

— О, Высочайший, не сердись, прошу тебя! Коралл будет твоим как я и обещал. Я уже видел его и отломил, теперь остается привязать к нему трос и мы с роботами поднимем его из воды.

Сказав это, Аян в изнеможении упал на палубу и несколько минут пролежал без движения. Потом в третий раз скрылся под водой.

Нервно, с трудом сдерживая себя, зашагал по палубе Высочайший Колдун.

«Если этот Сын Неба опять не достанет ко­ралл,— думал он,— я прикажу роботам убить его, а тело бросить на съедение атомным чудови­щам!»

— О, какой ужас! — вздохнула маленькая Дуду.

— Солнце между тем клонилось к закату,— продолжала принцесса Ресниц.— Алело небо. Море становилось все темней и мрачней. В глубо­кую темноте погружалось все живое.

— Где же мой коралл? — восклицал, не находя себе места, Высочайший Колдун.— Скоро и вечер наступит! Неужели откладывать дело до завтраш­него дня?!

И в тот же миг Аян из-под воды вынырнул. Посмотрел на него Высочайший Колдун и в ужасе отпрянул. Перед ним был не Аян, а самый настоя­щий мертвец.

Лицо багрово-синее, налитые кровью глаза вывалились из орбит. Аян уже не дышал, он лишь толчками заглатывал в себя воздух.

— Аян! — от страха и негодования закричал Колдун.— Где мой коралл?

— Уже скоро,— тихо ответил Аян и упал без чувств.

Роботы дружно ухватились за трос, к которому Аян привязал под водой драгоценный коралл, и осторожно стали тянуть. С жадностью и нетерпе­нием ожидал Высочайший Колдун, когда же нако­нец коралл будет у него в руках.

И вот коралл показался над водой.

— О, проклятие! Как насмешка Неба! — злобно воскликнул Высочайший Колдун.

Коралл, добытый ценою таких невероятных усилий, был прозрачно-белого цвета.

— Ты, поганый Сын Неба! Слышишь? Какой коралл ты поднял с морского дна? — закричал Колдун, подходя к Аяну, который по-прежнему лежал без памяти на палубе судна.

Высочайший Колдун схватил белый коралл обеи­ми руками и в дикой злобе обрушил его на грудь Аяну. В ту же минуту кровь ручьем хлынула у Аяна из горла прямо на коралл. И в одно мгновение коралл сделался из прозрачного красным.

— Какая грустная история! — всплакнула Дуду.

— Да.— отозвалась принцеса Ресниц,— так умер Аян... К его ногам привязали тяжелый камень и бросили тело в море. А красный коралл привезли во дворец Колдуна.

Радовалась Фата, что может теперь стать Высо­чайшей Колдуньей. Радовался и Колдун, и его камергер, и все, кому было велено радоваться.

Из коралла сделали чудесную, невиданную коро­ну. Высочайший Колдун не пожалел для нее никаких драгоценностей. Эта корона буквально горела, переливаясь всеми цветами радуги.

Красавица Фата стала Высочайшей Колдуньей. Она простаивала теперь вместе с Колдуном перед зеркалом целыми часами и любовалась на свои многочисленные отражения.

А она все бормотала:

— Как хороша жизнь! Ах, как она хороша! Как приятно жить, сознавая, что тебя ценят, любят, ра­ди тебя готовы на любые жертвы, готовы пожертво­вать жизнью! бедный Аян! Бедный, бедный Сын Неба.

Ее очень растрогало, когда один из роботов слу­чайно рассказал ей историю Аяна. Красавица Фа­та придумала для Аяна высшую награду: она по­велела вырезать его имя на своей короне. Высочай­ший Колдун и камергер противились этому, но Фа­та все же настояла на своем. Она от души жалела бедного Аяна и даже проронила о нем несколько слезинок.

Но Высочайший Колдун и его камергер скоро ее утешили:

— О, Высочайшая Колдунья! — воскликнул как-то камергер.— Вы теперь у нас одна, а таких, как Аян, было когда-то великое множество.

— Да, пожалуй, это так,— усмехнулась доволь­ная Фата. Она же и дала название нашему остро­ву,— сказала принцесса Ресниц.— Назвала его Коралловым островом.

Немного помолчав, принцесса Ресниц заверши­ла свой рассказ: — Этого коралла хватило не толь­ко на корону для Фаты. Остатки пошли камергеру. Он повелел сделать для своей жены из них оже­релье и браслеты. Словом, коралл, добытый Аяном, приносил радость многим, пока...

— Пока Высочайший Колдун не уничтожил всех живущих на острове? — подсказала маленькая Дуду.

— Да, пока Высочайший Колдун не расправился с последним из жителей острова,— с грустью ска­зала принцесса Ресниц.

— И что же было потом? — хором спросили ру­салки.

— Потом Коралловый остров на несколько зве­здных лет ушел под воду. Это сделала добрая вол­шебница Нара, моя подруга... А затем он снова по­явился... Вот и все.

Принцесса Ресниц глубоко вздохнула, словно вспомнив о чем-то давно забытом, тайном и важном для нее, печально улыбнулась, послав свою улыб­ку в морскую даль.

— А под гладью океана,— сказала она,— вокруг нашего теперешнего острова, все так же растут ко­раллы. Много кораллов добыто и по небрежности поломано людьми, посетившими остров, но вместо них растут и растут новые.

— О, да! Я тоже видела! — воскликнула Дуду.

— Растут кораллы, добывая пищу и известь для своих строек из морской воды. Создают себе в глу­бинах бушующего моря скалы, горы и острова... Наше королевство... Королевство будущего... Но­вую землю для новых живых существ,— закончи­ла принцесса Ресниц.

— Ой, принцесса! — воскликнула маленькая ру­салка Дуду, глядя широко раскрытыми глазами в открытое море.— По-моему, плывет корабль!

— Да-да, точно, корабль! — пришли в волнение русалки и водяные, поднимая соленые брызги.

— Это друиды!

— Друиды!

— Они привезли нам плоды с дерева Позна­ния! — хлопали русалки по воде своими серебри­стыми хвостами.

Между тем принцесса Ресниц все пристальней вглядывалась в очертания идущего к острову ко­рабля.

— Этого не может быть! — прошептала она в ужасе.

Теперь уже не только она, но и все жители Корал­лового острова ясно разглядели движущийся пря­мо на них грозный пиратский корабль.

— Что делать?!

— Ой, помогите! —вскричали русалки, отчаян-, но взбивая своими хвостами морскую пену.

— Это он, «Призрак». Он возвращается...— упавшим голосом сказал один из водяных.

— Он возвращается, как привидение! — закри­чали русалки.

— Скорее, надо скорее нырять! — успела отдать приказ принцесса Ресниц и, плеснув хвостом, ушла под воду. Вслед поспешили несколько русалок и водяных из ее ближайшего окружения.

Но остальные жители острова в растерянности, словно околдованные явлением незваного гостя, лишь отчаянно вращали глазами и колотили хво­стами по воде, взбивая пену.

— Нет! Нет! Нет! — кричали русалки и водяные, но вскоре, опутанные невидимой сетью, все они оказались пленниками пиратского корабля.

— О, Коралловый остров, помоги нам! О, доб­рые морские духи! — молила малышка Дуду, тщет­но пытаясь вырваться из сети.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Отсчитав изрядно морских миль, корабль друи­дов, везущий на борту бочки и корзины с плодами с дерева Познания, был почти у цели. Впереди по­казалась группа небольших островов.

— Коралловые рифы, — сказал Ялли. — Мы идем по архипелагу, здесь много таких подков.

— Значит, уже близко! — воскликнул малень­кий Ась.— Скоро мы увидим владения принцессы Ресниц.

— Да-да! — подхватил Трилли и стал рассказы­вать о здешних островах, об острых зубцах корал­лов, спрятанных в прозрачной воде. Но к концу этого рассказа на Трилли внезапно нашла тоска. Предчувствие, что ли?

Легкий туман стлался над горизонтом, неболь­шое волнение покачивало корабль и солнце опуска­лось в глубинной дали неярким багровым кругом.

— Мы причалим уже к ночи! — сказал Ялли и вдруг спросил: — Тебя ничто не беспокоит?

Трилли не стал признаваться:

— Да нет... Все в порядке.

Стемнело. Волнение немного усилилось. Звезд было мало, только самые крупные из них пробива­лись сквозь ночную мглу тусклой золотой рябью.

На пороге своей каюты, подставляя лицо влаж­ному и порывистому ветру, Трилли испытал мимо­летную потребность дать себе отчет в чем-то, что порождало в нем смутную тревогу.

— Какие-то странные волны,— произнес он вслух.— Надо уснуть ненадолго.

Сон Трилли неоднократно прерывался. Безотчет­но больше телом, чем сознанием, он ощущал сме­щение центра тяжести. Ноги его то приваливались к стене, то откатывались в прежнее положение. Ру­ки сползали к коленям. Порою казалось, что весь он наполнен гирями и те катаются в нем, то сдав­ливая грудь, то освобождая, словно ведут какую- то свою беззвучную, замедленную игру. Один раз его очень сильно тряхнуло, затем Трилли вдруг почувствовал, что летит вниз. Он инстинктивно взмахнул руками, хватая воздух. Сильный удар по голове оглушил его.

Вскочив, Трилли по-борцовски расставил ноги, но не удержался и отлетел в угол.

Происходило нечто странное. Бочки и корзины с плодами разметало по палубе, корабль то завали­вался, то возвращался в обычное положение.

— Ялли! Друиды! — позвал Трилли.

Никто не отзывался.

Трилли делал огромные усилия, чтобы удержать­ся на месте, встать. Тщетно. Взъярившийся океан лишил его связности движений, способности управлять своим телом. Он был похож сейчас на игрушку — картонного паяца, взбрасывающего но­ги и руки, мотающего головой, но роковым образом остающегося на одном месте.

С палубы доносился смутный гул, какие-то сту­ки и дробь шагов. Через борт хлестали волны, рас­сыпаясь брызгами.

Трилли все-таки пересилил себя, всполз по тра­пу и через минуту уже стоял на палубе.

— Ялли! Ялли! — позвал он.

Но крика не получилось. В первый момент он не мог даже вдохнуть, так силен был ветер. Соленая пена била в лицо. Корабль проваливался, подска­кивал, кренился с борта на борт. В жидком свете прожекторов метались взад и вперед друиды. Они цеплялись за борта, за оснастку, отчаянно разма­хивали руками.

— Ялли! — снова прокричал Трилли, но никто не услышал его. Он был взволнован, смятение би­лось в его груди вместе с сердцем, колотившим так часто и звонко, как будто оно было сделано из ме­талла.

Промокший насквозь, он словно прирос к па­лубе...

Корабль тем временем бросило вперед, колени Трилли подогнулись от внезапного толчка. Глухое, словно из-под земли: «Г-р-о-н-н!..» — прошло по всему судну. Треск, докатившись от киля до глав­ной мачты, вдруг оборвался и палуба встала почти отвесно, так что Трилли стукнулся їіодбородком о фальшборт и несколько секунд лежал на нем, по­виснув над бездной. Вверху, в реях, яростно ревел шторм. Лихорадочная, неодолимая слабость вдруг охватила Трилли.

— Ялли! Друиды! — взывал он.— Спускайте шлюпки! Пробуйте добраться до островов!..

— Мы уже в плену, Трилли. Поздно...— услы­шал он слабый голос маленького Ася, голос кото­рый тут же был унесен ветром.

Но вот медленно, словно поднимающийся после тяжелого ранения зверь, корабль друидов выпря­мился.

Трилли пополз вперед. Высокие фигуры чужих людей маячили вдоль всего борта. Спрятавшись за бочонком с плодами Познания, Трилли пытался осознать ситуацию.

«Это пираты»,— пришел он к заключению.

Незнакомые люди выносили из трюма бочонки и корзины.

Трилли глянул за борт и заметил внизу шлюпку.

В ней сидели друиды, охраняемые двумя пиратами.

В этот момент стало светло, как днем, удар грома соединил небо и воду, и Трилли в нескольких мет­рах увидел большой черный корабль.

«Корабль-призрак»,— успел он подумать, и в тот же миг пережил ощущение человека, падающего в пропасть: над бортом вздыбилась гигантская вол­на. Трилли не успел ни приготовиться, ни расте­ряться. Бешеная масса воды сшибла его с ног, почти задушила, сделала легким и... прокричала в уши тоненьким голоском:

— Держись! Я помогу тебе! — И тотчас выбро­сила за борт...

Трилли закружило в глубокой воронке, образо­вавшейся на месте схлынувшей волны. Он начал из всех сил работать ногами и выбрался на поверх­ность. Волны еще не раз с глухим шумом перека­тывались через него, держали, покачивая, на своих округлых пенистых спинах и сбрасывали в глубо­кие зияющие ямы.

Сохраняя, насколько это было возможно, само­обладание, Трилли перевернулся на спину. Он ста­рался двигаться как можно меньше, чтобы не рас­трачивать силы, и какое-то время продержался так, но скоро понял, что надолго его не хватит: вода за­ливала рот и нос и позволяла делать лишь редкие скупые вдохи.

Он переменил положение и поплыл, стараясь всякий раз отворачивать лицо от внезапных набе­гов волн и лохмотьев пены, срываемой ветром с их гребней.

Изредка утробный громовой грохот сотрясал все вокруг и бледный, мертвенный свет на несколько секунд заливал взбешенную зеленоватую воду.

Это была отчаянная, но расчетливая борьба за жизнь. Трилли уже без малейшего страха чувство­вал, что силы, живые силы живого существа, поки­дают его. И опять на грани небытия он услышал чей-то журчащий голос:

— Держись, держись, я помогу тебе!

Трилли сделался тяжелым, как набухший мешок с мукой.

Еще раз громыхнуло в небе, и несколько светлых трещин упали вниз. Мелькнула какая-то доска. Руки Трилли с неестественной быстротой, какую могло породить лишь внезапно вспыхнувшее отчая­ние, выбросились из воды, застыли на мокром дере­ве, грудь ударилась о твердое...

Трилли улыбнулся, ощутив на лице ласковое прикосновение зеленой листвы родного далекого дерева Познания, и глубоко вздохнул.

— Держись, я помогу тебе! — услышал он со­всем рядом.

— Соломинка,— прошептал Трилли и закрыл глаза.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Шторм выдыхался, но волны еще не обрели того безмятежного вида, какой настраивает покрови­тельственно по отношению к океану, если смотреть в их зеленую глубину.

Между еще страшными и свирепыми массами черной воды отплясывал нечто ритуальное пират­ский корабль «Призрак», ведомый призраком-ка­питаном. На борту корабля были захваченные в плен друиды вместе с их полными живительных плодов корзинами и бочонками, а в нижнем трюме «Призрака» под огромной, тяжелой крышкой люка, дрожали от страха скованные железными цепями обитатели Кораллового острова.

У капитана-призрака было заостренное лицо, похожее во всей совокупности черт на клюв хищ­ной птицы. Его красные глаза слезились от ветра, шея и лицо поросли грязной шерстью. Голова с отросшими, как у женщины, волосами была стяну­та платком, черным у виска от засохшей крови. Он правил кораблем, полузакрыв глаза. Если просле­дить за его неподвижным взглядом, можно было догадаться, что капитан-призрак смотрит на грузо­вой ящик — там перекатывались захваченные у друидов бочонки с плодами Познания.

Второй пират сидел рядом с капитаном-призра­ком. Его руки беспрерывно тряслись, как от край­него нетерпения. Внешне этот человек был похож на капитана-призрака. Длинные черные волосы хлестали его по глазам, взгляд которых все время блуждал по сторонам. Лицо было опухшим, усы и борода вокруг искусанных, запекшихся губ сби­лись мохнатым кольцом. Он был мускулист, гру­зен, двигался медленно и основательно даже сей­час, когда капитан-призрак дергался при каждом толчке волны и нервно сплевывал.

На палубе корабля стояли корзины друидов, ва­лялись выпавшие из них в суматохе плоды, кон­сервные жестянки, гребни, тряпки, куски кожи, обрывки бумаги.

Сами того не замечая, пираты мелко, беспрерыв­но дрожали, сутулясь от холодного ветра.

Наконец один из них проговорил медленно и Упрямо:

— Капитан!

— Ничего, поднатужимся, Босс, ты — молодец, славная старая собака! — ответил капитан-при­зрак.— Скоро кончится эта буря. Ветер постепенно утихает.

Человек, названный Боссом, поднял голову и тоже посмотрел на грузовой ящик с плодами. Неко­торое время оба молчали.

Небо впереди слегка очистилось, пена перестала летать и разбег валов стал более умеренным. Не выпуская руля, капитан-призрак потянулся левой рукой и достал из кармана золотые часы, которые никогда не забывал заводить.

— Как ты думаешь,— насмешливо спросил он у Босса,— какой теперь год?

Тот неопределенно хмыкнул в ответ.

— А не интересно ли тебё узнать, какой теперь век? — с тою же кривой ухмылкой спросил капи­тан-призрак.

— Не знаю. Нет,— ответил Босс.

Капитан-призрак захохотал. Приблизив часы

к глазам, он сказал: — Идут... Бегут... Несутся.

Некоторое время он держал часы в руках, как бы не решаясь расстаться с этим осязаемым дока­зательством его собственного существования. За­тем положил в карман. Поднимая голову, капитан-призрак заметил взгляд Босса, легший на его руку тяжело, как упрек.

Тем временем волны опали и резкие толчки в борт сменились отлогими перевалами.

Босс сказал:

— На западе ничего нет... Там уже все взято... Зачем плыть на запад? Я думаю, Высочайший Кол­дун будет недоволен, если мы опоздаем...

— О-хо-хо! — раскатисто захохотал капитан- призрак.— Высочайший Колдун будет счастлив — мы везем ему плоды с дерева Познания.

— Но почему мы сменили курс? — не унимал­ся Босс.— Я ни черта не понимаю, где мы нахо­димся.

— А тебе и не нужно этого понимать, Босс! — сказал капитан-призрак и снова расхохотался.

— Ладно,— буркнул Босс.— Играйте с огнем, капитан... Если вам это по душе... Я знаю, что бу­ря — ваша стихия...

Он поерзал на своем месте и с отчаянием посмот­рел по сторонам. Страх выбил из его души все мыс­ли и чувства, кроме необъяснимого гнева на капи­тана-призрака.

Капитан насмешливо смотрел на него.

— Эй, Босс! — сказал он, проглатывая руга­тельство.— Если ты собрался со мной поссорить­ся, то отложи это до другого случая. Лучше вались и спи.

Босс не обратил внимания на его слова. Поддер­живая голову рукой, он хрипло проговорил: — Я знал, что мы возьмем этих водяных и русалок, знал, что возьмем и плоды у друидов, но не знал, что вы, капитан, станете бесцельно мотаться по морю в такое время...

Капитан-призрак махнул рукой.

— Лучше проверь-ка содержимое этой шкатул­ки, Босс,— сказал он, указывая на грузовой ящик, в котором находились плоды.

— Сколько их должно быть? — буркнул Босс.

— Ровно четырнадцать корзин и бочонков. А сколько чего — смотри сам.

Босс хмыкнул и подошел к ящику.

— Поскорее, Босс,— поторопил капитан-при- зрак.— Потом станешь у руля, а то что-то у меня голова кружится. Усталость, что ли. Тело време­нами как бы исчезает.

На перевале через волну, когда рухнувший вниз корабль сильно встряхнуло, Босс выругался и только после этого открыл крышку ящика.

— Ого-го! — присвистнул он.

— Что там? Что ты такое увидел? — спросил капитан-призрак.

— Наверное, вкусные эти плоды,— сглатывая слюну, проговорил Босс.

— Да, Высочайший Колдун несомненно будет доволен!

— Один, два, три... четыре...— стал бормотать Босс, пересчитывая бочонки и корзины.

— Что-то ты очень долго,— усмехнулся капи­тан-призрак.

Уйдя в ящик с головой, Босс нерешительно сно­ва и снова повторял счет:

— Один, два, три...

Наконец он выпрямился и перевел дух.

— Сосчитал наконец? — раздался голос капи­тана-призрака.

Некоторое время Босс молчал. Потом с пересох­шим от волнения горлом спросил:

— Капитан, повторите еще раз, сколько должно быть корзин и бочек?

— Четырнадцать, болван! — сплюнул капитан- призрак.— Семь корзин с плодами Мудрости, пять бочек с плодами Силы и две — с плодами Знаний.

— Но их здесь нет,— прошептал Босс.

— Что?! — взревел капитан-призрак.

— Я хотел сказать, что не хватает двух бочек с плодами Знаний... И, кажется, одной с плодами Силы...

Капитан-призрак с помощью веревки закрепил руль так, чтобы тот не изменил положения, подо­шел к Боссу и заглянул в ящик.

Босс дрожал от страха.

— Одна, две, три... семь....,— считал капитан- призрак.

— Ну, что? — одними губами спросил Босс и тут же, получив удар в голову, жалобно заскулил.

— Куда девались плоды Знаний?! — прохрипел капитан-призрак.

Он схватил Босса за шиворот и, встряхнув не­сколько раз, швырнул на палубу.

— Я... я... не знаю...— всхлипывал Босс.— На­верное, эти... друиды...

— Где они?! Привести их сюда немедленно! — закричал капитан-призрак.

Босс хотел было подняться, чтобы выполнить приказ, но капитан-призрак остановил его:

— Держи руль! Крепко держи! Я сам пойду за ними.

Капитан-призрак был вне себя от ярости. Бы­стрыми шагами он пересек палубу и стал спускать­ся в нижний трюм. У него не было времени рассуж­дать или следить, что там делает Босс. Корабль лег бортом к самой воде.

— Болван! — захрипел капитан.— Возьми вле­во!

Босс переложил руль влево так, чтобы нос кораб­ля смотрел в направлении движения волн, и уста­вился на висящий над горизонтом круг солнца, ко­торое, в свою очередь, разглядывало его тусклое и синее лицо, увенчанное грязной повязкой на лбу.

Оказавшись внизу, капитан-призрак сразу заме­тил маленькие суетливые фигурки друидов, пытав­шихся спустить на воду одну из шлюпок.

Сбившись в кучу, друиды перешептывались меж­ду собой, указывая то на небо, то на море:

— Они прилетят, обязательно!

— Да, черепашки всегда помогали нам!

— Главное, выбраться с корабля...

— Но я боюсь воды... Я не умею плавать...

— Не бойся, нас подберут добрые волшебники или черепашки,— раздавались встревоженные ти­хие голоса друидов.

Капитан-призрак, незаметно подкравшись к ним сзади, схватил одного за шиворот. Это был ма­ленький Ась.

— Ой-ой! Отпустите! Я больше не буду! — за­хныкал тот.

— Так-так! — скрипнул зубами капитан-при­зрак.— И куда же вы собрались, ребята? — на­смешливо спросил он.

Друиды дрожали от страха.

— Стоять смирно! — скомандовал капитан- призрак и с яростью швырнул к остальным ма­ленького Ася.

— Мы... не виноваты...

— Мы ничего не делали! — раздались голоса друидов.

— Так-так! — усмехнулся капитан-призрак.— Тогда вы должны признаться во всем... И когда я доберусь до плодов Знаний, которые непонятным образом куда-то исчезли, вы научите меня, как ими пользоваться... Верно я говорю?

Он снова схватил одного из друидов — это был Ялли — за шиворот и несколько раз перевернул в воздухе.

— Никогда! — твердо сказал Ялли, приземлив­шись на ноги.

— Ни за что! — подхватили остальные вооду­шевленные его примером друиды.

Капитан-призрак сверкнул глазами:

— Тогда... Тогда я превращу вас в змей!

Ялли быстро шепнул что-то на ухо соседу. Ка­питан-призрак уловил лишь конец его фразы:

—... Уж лучше сказать.

Но тотчас кто-то из друидов зажал ему рукой рот.

— Молчи, Ялли!

Капитан-призрак топнул ногой:

— Ну-ка, молчать всем! Подумайте хорошень­ко! А я пока посмотрю как там себя чувствуют во­дяные да русалки.— Он поднял тяжеленную крыш­ку люка, глянул вниз и отпрянул.— Даже я не ожи­дал такого быстрого превращения,— процедил сквозь зубы.— Ну-ка, взгляните, что вас ждет.

Друиды вытянули шеи и увидели извивающиеся, копошащиеся внизу змеиные тела ужасных чудо­вищ, разевающих огромные рты.

Капитан довольно усмехнулся и с превосход­ством посмотрел на дрожащих от страха друидов.

— Моя команда сейчас вернется с добычей,— сказал он.— И вы увидите, как работают челюстя­ми эти змеи.

Он густо захохотал.

Услышав его слова о предстоящей кормежке, чудовища пришли в возбуждение. Они задвига­лись, высовывая из люка свои ужасные головы с длинными ядовитыми языками-жалами.

Дайте нам плоды Знаний для нашего госпо­дина! — прошипело одно из чудовищ прямо в лицо Ялли, угрожающе вращая узким языком.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Клянусь, Лео, это славный напиток! — ска­зал Раф, открывая четвертую бутылку с нектаром.

— Раф, прекрати! — не стерпел Лео.— Ты ско­ро выжлуктишь все наши запасы.

— Нет, Лео, ты только попробуй!

— Ты, Раф, большой плут и без пяти минут пьяница,— сказал Лео, взяв в руки стакан с некта­ром.— Ты хоть понимаешь или нет, куда мы вооб­ще плывем?

— К Коралловому острову, где живет прекрас­ная морская волшебница принцесса Ресниц.

— В ее подводном дворце по фасаду сто шесть­десят окон, есть внутренние помещения редкой красоты, там на каждом шагу неожиданности,— добавил Лео.

— Я счастлив, что скоро увижу столь чудесные вещи! — сказал Раф без энтузиазма.— Все равно на Земле лучше.

— А знаете, что я сделаю, когда мы прилетим на землю? — вдруг вмешался в разговор Микки.

— Что? — поинтересовался Дон.

— Я построю себе корабль.

— Вот как? А я думал, что ты приедешь и пода­ришь что-нибудь своей милашке.

Черепашки дружно рассмеялись.

Микки покраснел. Он пробормотал что-то не­внятно.

— Как ее зовут, Микки? — не унимался Дон.

— Кого?

— Твою милашку.

— Лукреция.

Захохотав, Дон обнял Микки за шею и вскричал:

— Каково? Слышишь, Лео? Ее зовут Лукреция! Подружку Микки зовут Лукреция!

— Не дразни его, Дон! —нахмурился Лео.

— Да ты не сердись, Микки! Я же любя! — Дон вскочил, но в этот миг палуба корабля резко пошла вверх, и он растянулся на полу. Микки помог ему встать, внутренне торжествуя, но Дон отдернул руку и встал сам, сильно покраснев.

В это время Лео прокричал:

— Поворот!

Корабль шел с сильным боковым креном, иногда волны перехлестывали через борт.

Пришло время Микки стоять вахту.

— Ну что,— сказал Лео, хлопнув его по плечу,— скоро приплывем. Смотри в оба!

Слева во тьме показалась россыпь далеких ог­ней.

— Так это и есть Коралловый остров? — спро­сил Микки.

— Да.

— Наверное, там есть на что посмотреть...

К острову приблизились с рассветом. Около по­лучаса потратили на то, чтобы обойти коралловые рифы, торчащие из воды. За береговым выступом едва набралось ветра, чтобы протиснуться в горло­вину небольшой бухты. Черепашкам открылся по­логий склон в зелени садов и рощ.

— Что, Лео? — спросил Микки, поворачивая к берегу.— Мы у цели?

— Думаю, да,— сказал Лео.— Оставим корабль на якоре и двинемся в глубь острова.

— И дай Бог, чтобы все обошлось благополуч­но,— добавил Дон.

Уже первые шаги на острове сбивали с толку.

Довольно скоро они заметили в небольшой уди­вительной красоты долине, среди живописной и щедрой растительности, несколько домиков, кры­тых тростником. Но почему не видно никаких при­знаков жизни? Все еще спят?

— Что-то неладно,— насторожился Лео.

Черепашки начали обход домиков, двери кото­рых оказались незапертыми. В трех из них не было никого, ни спящего, ни бодрствующего. В четвер­том черепашки нашли плачущих мальчика и девочку.

Лео стал было расспрашивать мальчика, но, не добившись ответа, обратился к девочке. Из ее бес­связного, путаного рассказа друзья узнали только, что все куда-то ушли. Но куда именно — девочка не знала...

— А где же русалки и водяные, обитатели этого острова? — воскликнул Дон, оглядываясь по сто­ронам.

— И где прекрасная морская волшебница прин­цесса Ресниц? — спросил Микки.

Девочка испуганно махнула рукой в сторону моря.

— Да... дела,—протянул Раф.

И тут черепашки услышали чей-то печальный и ласковый голос:

— Добро пожаловать, друзья, в подводное цар­ство. В его опустевшие владения...

Лео обернулся и увидел, что на волнах покачи­вается прекраснейшая русалка.

— Это, наверное, принцесса Ресниц! — восклик­нул Микки.— Что же, мы не можем отказаться от приглашения.

— Вперед! — скомандовал Лео.

Как-то незаметно оказалось, что берег уже да­леко. И хотя черепашки хорошо плавали, они встревожились.

— Одно дело плавать на Земле, а другое — на чужой планете! — буркнул Раф.

В этот момент кто-то больно укусил его за ногу. Раф буквально выпрыгнул из воды, пытаясь до­стать рукой до больного места. Что-то тонкое, как водяной волос, казалось, опутало ему пальцы. Он дернул ногой, но боль не уменьшилась. Тогда, со­вершив немыслимый для черепашки кульбит, он все-таки добрался до укушенной ноги и выковыр­нул из ранки головку серой рыбешки. Несколько таких же брызнуло в стороны.

— Что произошло, Раф? — спросил плывущий рядом Лео.

— Какая-то морская тварь напала... Боюсь, что ядовитая.

— Что?! — воскликнул Дон.— Покажи!

Он быстро подплыл к Рафу, осмотрел ранку и смазал универсальным противоядием.

— Как выглядела эта тварь? — поинтересовал­ся Лео.

— Рыбка такая...

— «такая»?

— Тонкая, полупрозрачная, а зубы острые. Она так вцепилась, что оставила мне на память голову. Даже рассказывать противно.— Раф брезгливо поморщился и поплыл дальше.

Друзья вслед за русалкой погрузились в зеленую глубину моря. Вокруг сновали разной величины рыбы, разноцветные, причудливых форм. Одни носились шустрыми стайками, другие вели себя солидно и отрешенно.

— Смотри, Раф! — послышался голос Микки.

Сверкнув зеленым злым глазом, проплыла хищ­ная рыба, несколько полупрозрачных медуз сле­довало за ней.

— Я вижу кораллы,— произнес Раф.

Кораллы поднимались букетами черных, розо­вых и белых цветов.

— А я вижу красную губку, по ней ползет пят­нистая морская звезда! — сказал Донателло.

— Значит вступаем, вернее вплываем в Подвод­ное Царство, во владения принцессы Ресниц,— пояснил Лео.

И тут он увидел огромного горбатого краба, бо­ком семенившего по коралловому кусту. За крабом гнались полупрозрачные серые рыбки. Они резко тыкались зубастыми головками в его панцирь.

— По-моему, очень трогательная сцена,— про­говорил Раф.— Крестное целование.

— А по-моему, эти рыбки не так уж и безобид­ны,— сказал Лео.

Между тем рыбки облепили краба с ног до голо­вы, а затем вдруг рассыпались по сторонам. На дне остался лишь выеденный панцирь.

— Да уж... веселенькое зрелище,— поморщил­ся Раф.

— Это одна из них хотела тобой полакомиться,— сказал Донателло.

— Смотрите-ка, какая огромная рыба плывет! — воскликнул Микки.— И прямо к нам...

— Да это не рыба, а настоящее чудовище.

Тело подводного существа достигало в длину трех метров, было испещрено желтыми пятнами, морда с заостренным концом казалась хищной и злобной.

— Вот это да! — встревожился Лео.

— Может, это чудовище сожрет тех рыб,— пред­положил Микки.

— Или — нас,— ухмыльнулся Раф.

— Ну и влипли же мы...— сказал Донателло.

— Я бы лично предпочел сражаться с одним ог­ромным чудовищем, чем со стаей этих рыбешек,— прошептал Раф.

Черепашки с надеждой смотрели, как громадное хищное существо, медленно поворачивая злобную голову, косилось на держащихся в отдалении полу­прозрачных рыбок. Но вот одна из них метнулась вперед, впилась зубами в пятнистый бок. Рыбка была так мала по сравнению с морским чудовищем, что показалось странным, когда та резким броском в сторону отреагировало на укус. И тут же, словно услышав приказ, тысячи полупрозрачных рыбок кинулись в атаку. Облепленное ими чудовище бро­салось во все стороны, клацало зубами. Но силы были не равны: вскоре от морского хищника остал­ся лишь тщательно обглоданный скелет.

— Я засек по часам,— сообщил Донателло.— I Прошло ровно семь минут земного времени.

— Да,— вымолвил Лео задумчиво.— Вряд ли в океане есть кто-либо, кто мог бы с ними сразиться.

— Да они даже кита в два счета сожрут! — по­ежился Донателло.

— А рыбы вроде бы уплыли...— сказал Микки, озираясь по сторонам.

— Да... наелись, наверное,— отозвался Лео.

— Раз так, мы можем двигаться дальше,— пред­ложил Раф.

Внезапно цвет подводного мира сменился с зе­леного на синий, затем — на фиолетовый. Обогнув несколько алых кораллов, друзья оказались в пу­стующих владениях принцессы Ресниц.

— Добро пожаловать в мой мертвый город,— 1 с грустью сказала прекрасная русалка.

— Здравствуй, принцесса Ресниц! — произнес Лео, вступая в коралловое подводное царство.

— Но скажи, где же твой народ? — поинтересо­вался Раф, озираясь по сторонам.— Здесь и впрямь все словно вымерло.

— Сюда приплывал корабль «Призрак».

— «Призрак»? — встрепенулся Лео.— Мы ви­дели какой-то корабль на горизонте, но не знали...

— Что за корабль? — спросил Раф.

— Им управляет капитан-призрак,— сказала принцесса Ресниц.

— Капитан-призрак? — задумался Дон.

— Да. Он один из предков Высочайшего Кол­дуна.

— А с какой планеты он явился? — спросил Дон.

— Этого я не знаю,— сказала принцесса Рес­ниц.— Много лет назад Золотой Корабль стоял на страже нашего моря и его добрый капитан Кольн привозил нам дары с дерева Познания. Но однаж­ды злой ветер занес в наши воды пиратское судно. И оно потопило Золотой Корабль капитана Коль- на...— На глазах у принцессы Ресниц блеснули слезы, похожие на две огромные жемчужины.

— И что же? — тихо спросил Раф.

— Мои русалки и водяные спасли команду Зо­лотого Корабля, с помощью волшебных плодов Силы нам удалось уничтожить пиратский ко­рабль... А сегодня,— голос у принцессы Ресниц опять дрогнул,— сегодня злой дух «Призрака» вернулся из Вечности и пленил мой народ и мое море...

— И жителей острова?

— Да... И земных жителей Кораллового острова.

— Но что же случилось с капитаном Золотого Корабля? Ведь ты говоришь, что водяные и русал­ки спасли его команду? — осторожно поинтересо­вался Раф.

Принцесса Ресниц вздрогнула, тень смущения и невыразимой грусти пробежала по ее бледному лицу.

— Капитана Кольна спасти не удалось,— ска­зала она.

— Но почему? — удивился Раф.

— Если хотите, я расскажу вам о его кончине...

— Нет во всем океане второго такого удивитель­ного острова, как наш,— начала принцесса Ресниц.

— Когда-то здесь стоял дворец Высочайшего Колдуна? — вспомнил Лео.

— Да. Было это давно. Но после его атомных опытов на суше и под водой Коралловый остров стал гиблым местом для многих попадающих сю­да... И для многих кораблей,— с грустью добавила принцесса.

— Что же с ними случалось? — спросил Раф.

— То, что случается обычно с живыми существа­ми под воздействием радиации,— ответила прин­цесса Ресниц.— Корабли все еще заходили на наш остров, чтобы попытать счастья в ловле знамени­тых красных кораллов. Хотя капитаны все без ис­ключения побаивались этого места. Особенно Чер­ного Вала... Многие ловцы кораллов нашли здесь свою могилу.

— А что же капитан Кольн? — спросил Раф.— Он тоже боялся Кораллового острова?

— Нет. Капитан Кольн был другим,— улыбну­лась принцесса Ресниц. И поведала такую исто­рию.

...Когда-то в одной из гостиниц на Коралловом острове сидели за столом четыре человека. Это бы­ли Желтый капитан, очень грузный и экспансив­ный, Белый капитан, Бордовый капитан и капитан Пятой Звезды.

Белый капитан был очень бледный, сероглазый, с рыжими бровями, молчаливый человек неопре­деленного возраста, Бордовый — средних лет, с длинными черными волосами и глазами навыкате. И наконец, капитан Пятой Звезды — кривой, лов­кий старик с черными зубами и грустным голубым глазом. Этот отличался ехидством.

Капитаны пили, ели, шутили и часто вспомина­ли имя Кольна.

— Вот с капитаном Кольном,— кричал Желтый капитан,— я не побоялся бы никаких рифов, ника­ких чудовищ! Но увы, его нет. А я ведь, братцы ка­питаны, нагружен кораллами. То есть, не я, а мой корабль...

— А «Призрак» снова показался сегодня в мо­ре,— вставил Белый капитан.

— Не понимаю, что он ищет здесь,— сказал ка­питан Пятой Звезды,— однако боязно подымать якорь.

— А я знаю, что он ищет, этот разбойник,— за­явил Желтый капитан.

— Что? — потянулись к нему капитаны.

— Кораллы... Наши кораллы ему нужны.

— Ну, это вряд ли... Тут что-то другое... Я слы­шал о каких-то плодах... то ли Силы, то ли Зна­ния,— сказал Бордовый капитан.

— На этот счет мне ничего неизвестно,— пожал плечами капитан Пятой Звезды.

— А я заметил, что этот «Призрак» все крутится возле одного незнакомого корабля, нагруженного какими-то плодами,— возразил Бордовый капитан.

— Чье это судно? — спросил Белый капитан.

— Не знаю,— сказал Бордовый капитан.— Хо­тя и видел его...

— Никто ничего не знал об этом судне и о его капитане,— продолжала принцесса Ресниц.— Ка­питана в городе даже не видели. Он не нанес ни одного визита и не приходил в гостиницу.

— Какой-нибудь молокосос,— пробурчал Жел­тый капитан.

Капитаны захохотали.

— А я говорю: подайте мне капитана Кольна,— вернулся к своему Желтый капитан.— Без него я боюсь выйти из этого проклятого места. Если на корабле Кольн, то всегда все будет в порядке.

— Капитана Кольна и я хотел бы видеть у себя на палубе,— сказал Бордовый капитан.— Тебе-то что, Желтый, все равно ты уже в годах, а у меня дети...

И вдруг в зал вошел сам Кольн, капитан Золото­го Корабля,— оживилась принцесса Ресниц.— Как всегда, его встретил восторженный рев, в котором выделялись приветственные выкрики:

— Капитан Кольн! Вот он! Капитан Кольн, наш Спаситель!

Капитан Кольн, которого встречали таким почет­ным титулом, сильно покраснев, остановился у входа, засмеялся и подошел к столу капита­нов.

Ему тогда было около тридцати лет. Приятное открытое лицо, выражавшее силу и нежность. В глазах — спокойная живость. Статная фигура и все движения выражали достоинство. Отчетли­во, но негромко звучал его задумчивый голос. Он пожал десятки, сотни рук, отвечая сердечностью на сердечность встречи.

Наконец он освободился и попал в объятия Жел­того капитана.

— Ты удачливей всех нас, Кольн,— сказал Жел­тый капитан.— Где ты пропадаешь? Выведи отсю­да хоть кого-нибудь из нас! Мы не в силах бороться с «Призраком». Спаси нас.

— «Призрак»? — переспросил капитан Кольн.— Я его видел. Вчера, поздно ночью пробираясь вдоль берега за Черным Валом, где скалы поросли мхом, два раза прошел рядом.

— Кольн! Смелый человек! — сказал капитан Пятой Звезды.— Проведите мой корабль мимо «Призрака».

— Нет, мой! — заявил Бордовый капитан.

— А почему же не мой? — спросил Желтый.

Капитан Кольн, приготовившийся было расска­зать что-то еще, стал вдруг печально серьезен. Под­перев рукой подбородок, он сказал:

— Я благодарю вас за добрые слова, за веру в мою удачу. Я не ищу ее. Я ничего не скажу вам сей­час, ничего определенного. Есть, видите ли, одно обстоятельство... Впрочем, как же мне выбирать между вами, капитаны? — улыбаясь, спросил он.

— Жребий! — сказал Желтый капитан.

— Жребий! — согласился Бордовый.

— Жребий! — хлопнул в ладоши капитан Пятой Звезды.

Кольн оглянулся. Многие завсегдатаи, подсев­шие из углов, вслушивались в разговор, много лок­тей лежало на столе. Все были само внимание. По­том взгляд Кольна перешел на окно, за которым тихо плавилось море. В дымке испарений ложился на воду вечер.

Скользнув взглядом по таинственному, никому не известному кораблю, стоявшему на рейде, Кольн сказал:

— Прекрасный корабль, Желтый капитан! По­слушайте, кто им командует?

— Скорее всего, невежа и неуч. Только никто еще не видел его.

— А груз?

— Плоды какие-то...

— Капитаны! — заговорил Кольн.— В тягость мне странная моя слава и ваши надежды на меня. Да уж ладно, пусть будет жребий. Только без этих бумажных трубочек. Пусть выбор сделает какое- нибудь живое существо. Кому выпадет, с тем и пой­ду, если не вмешается одно обстоятельство...

— Провались твое обстоятельство! — буркнул Желтый капитан.

— Бывают вещи, которые сильнее нас,— про­должал Кольн.— Вам немного остается ждать. С кем мне выпадет плыть, тому я в полночь пришлю мальчугана с запиской. Не исключаю, что мне при­дется отказаться. Но все равно, пока — жребий.

Все обернулись к окну, в пестрой дали за кото­рым Кольн напряженно выискивал какой-нибудь естественный знак, указание, случайную примету. Четко, как на ладони, виднелись корабли всех ка­питанов. В том числе и неизвестный корабль...

Принцесса Ресниц перевела дух и проглотила подкативший к горлу комок.

— Как печальны бывают здесь, на Коралловом острове, летние вечера!—сказала она рассеян­но.— Их розовая полутень бродит, обнявшись с усталым солнцем, бродит по притихшей земле... Их эхо протяжной замедленно-печально... На пер­вый взгляд все вокруг еще полно жизни и дела, но уже кого-то жаль... Возможно, себя...

— Ну вот,— сказал капитан Кольн,— летает птица, скоро она сядет на воду. Посмотрим, к како­му кораблю она сядет ближе. Пусть птица укажет, кого мне нынче ночь проводить мимо «Призрака». Хорошо, капитаны? Так и решим. Ну, давай, тол- стокрылая!

Четыре капитана впились взглядами в птицу, а она, покружив над бухтой, села между кораблем Желтого капитана и капитана Пятой Звезды.

— Птица берет на буксир обоих,— сказал Жел­тый капитан.— Что ж? Идет?

— Погодите! — вскричал Белый капитан.— Пти­ца ведь плавает! Куда она теперь поплывет — вот вопрос.

— Хорошо, к которому поплывет,— согласился Желтый капитан.

Капитан Пятой звезды заслонился ладонью, .но сквозь неплотно сжатые пальцы он с ненавистью смотрел на птицу. Та словно почуяла его взгляд — подплыла к кораблю Желтого капитана.

— Вот! — победно огляделся тот.— Все видели?

— Да-да, Желтый капитан, все!

— Я ухожу,— сказал капитан Кольн.— Пока прощайте, меня ждут. Конечно, если бы я мог ра­зорваться на четыре части, я бы так и сделал, капи­таны. Прощайте! Желтый капитан, вы, значит, жди­те в полночь от меня известия. Мы поплывем вместе или... расстанемся навсегда.

Последние слова Кольн произнес тихо, вполго­лоса — их смутно слышали и смутно поняли,— до­бавила принцесса Ресниц.

Капитан Кольн пересек приморский бульвар и вышел на берег. Здесь, у кромки воды, у него была назначена встреча.

— Я давно его ждала,— улыбнулась принцесса Ресниц.— Это была единственная любовь в моей жизни.

— Моя принцесса! — сказал меж поцелуями Кольн.— Моя волшебница! Если ты не задушишь меня в объятиях, я долго буду вспоминать этот наш вечер.— Он вдруг спохватился: — Оба ли гла­за я поцеловал?

— Ни одного ты не целовал, Кольн!

— Нет, кажется, целовал левый... Правый глаз, значит, обижен. Дай-ка мне этот глазок...— И он получил его вместе со слезинкой счастья в угол­ке,— сказала принцесса Ресниц.

— Мы сидели на огромном красном коралле, выступающем из воды,— продолжала она.— Уже стемнело. Я заговорила о главном:

— У меня скоро появится маленький Кольн. Нам нужно сыграть свадьбу...

Он громко расхохотался. А затем сказал изме­нившимся голосом:

— Ты, принцесса, только не перебивай меня,— он почувствовал мою тревогу и заторопился: — Я долго думал, спрашивал себя, копил и отбрасы­вал сомнения... И вот к чему пришел: я тебе мужем быть не могу, дорогая волшебница. Но не спеши плакать! Подожди, выслушай! Разве мы не оста­немся друзьями? Ты... ты самая лучшая! А я — морской бродяга. Как же я могу сделать тебя не­счастной? Скажу больше: я пришел проститься! Я люблю тебя, очень люблю... Мое сердце разбито, принцесса! Но разве, скажи, я один на свете? Мало ли хороших и честных людей? Нет-нет, моя прин­цесса, послушай меня...

— В таком роде он говорил долго, перемалывая стиснутыми зубами терпкие, загнанные далеко сле­зы,— сказала принцесса Ресниц.— Наконец, умолк.

— Кольн! — рыдая, произнесла я.— Кольн, ты прекрасный и сильный капитан Золотого Корабля, но ты глупый болтун! Ты ведь еще не знаешь меня, морскую волшебницу. Я успокою тебя...— Я взя­ла его голову и прижала к груди.— Не знаю, как и чем убедить тебя в том, что я готова стать любой половиной твоей судьбы. Может, смертью?

— У меня на груди, вот как и сейчас, был спря­тан маленький волшебный кинжал,— сказала принцесса Ресниц.— Это моя смерть. Я им вос­пользуюсь, как только захочу.

Когда Кольн узнал мою тайну, он молчал, пора­женный. Уже тогда его решение, оставаясь непре­клонным, начало обретать другую форму.

— Кольн! — говорила я, введенная в заблужде­ние собственной речью и подавленностью моего любимого.— Кольн, ты умница, что молчишь и слу­шаешь меня. Все будет хорошо, поверь мне. Ты будешь моим, вечно моим, любимым, мужем. Мы поплывем на твоем Золотом Корабле, куда ты за­хочешь...

Несколько минут я расписывала ему наше вооб­ражаемое путешествие, а затем под ласковый ше­пот моря, убаюканная собственной речью, уснула у него на груди.

— Что же произошло с капитаном Кольном? — взволнованно спросил Раф.

— Да...— задумчиво произнесла принцесса Рес­ниц,— его, спасенного от смерти вместе со своей командой, его одного ждала другая судьба...

Голос ее дрогнул.

— Я узнала обо всем после... Мне рассказало волшебное зеркало Большого Кристалла, храня­щее время... Оно по-прежнему отражает все собы­тия, происходящие на Коралловом острове... Но слишком поздно я заглянула в него... Впрочем, слушайте, черепахи, как было дальше.

Около десяти вечера к кораблю никому не из­вестного капитана, нагруженному плодами Позна­ния, подплыла лодка.

— Эй, на борту! — раздался с нее негромкий окрик.

— Кого надо? — послышалось в ответ.

— Встречайте Кольна!

— Кольн? В самом деле? Очень приятно слы­шать.

— Кто капитан этого корабля?

— Вы его едва ли знаете... Его имя Капитан- Счастье.

— И впрямь не знаю.

— У вас на корабле плоды Познания,— прого­ворил Кольн, поднимаясь на палубу.

— Да, мы везем их из страны друидов на остров Голубых фей.

— Я слышал, эти голубые феи умеют летать? — спросил Кольн.

— Да. Их покровительница — волшебница На- ра...

— Отлично. Капитан-Счастье здесь?

— Здесь.

— Ведите меня к нему.

Между тем Капитан-Счастье, оставив свою кар­ту, уже шел ему навстречу.

Это был пожилой человек, слегка сутулый, с ли­цом болезненным, но открытым и приятным.

— Кто вы? Что привело вас? — спросил он.

— Капитан, я — Кольн. Может быть, слыша­ли?..

Капитан-Счастье перебил его:

— Вы Кольн? Капитан Золотого корабля, потоп­ленного «Призраком»?

— Да.

— Я слышал удивительную историю о том, как вам помогли морские волшебницы.

— Морская волшебница спасла меня и мою ко­манду.

— Вот вам моя рука и признательность,— ска­зал Капитан-Счастье.

— К каким берегам направляется ваш ко­рабль? — еще раз уточнил Кольн.— Каков план вашей жизни? Расскажите мне, капитан.

Капитан-Счастье не удивился вопросу.

— Ну что ж... поговорим...— начал он.— Мой характер и образ жизни покажутся вам Кольн, ду­маю, несколько странными... Мир всегда привле­кал меня своей необъятностью. Я одинок, вслед­ствие чего испытываю потребность в передвижени­ях... Так и это мое путешествие... Тридцать бочек плодов Познания, которые мы везем от друидов, предназначены Голубым феям. Они присылали к друидам свою волшебницу Нару с просьбой при­везти им плоды с дерева Познания... А вообще... я и моя команда с успехом можем обходиться без всякого определенного плана. Бродить по морю и по земле, присматриваться к жизни живых су­ществ, помогать кому-то... Ведь хорошо так, Кольн?

— Я слушаю вас.

— Моя команда вся новая. Я не торопился со­брать ее. Распустив старую, долго искал, и один за одним подобрались подходящие люди. «При­зрак» уже охотился за мной. Но я чудом увильнул от него... Оставайтесь у нас, капитан Кольн, и я сейчас же отдам приказание поднять якорь.

— Значит, вы мне доверяете? — спросил Кольн.

— Может быть, я неосознанно ждал вас...

Наступило молчание.

— Так в добрый час, Капитан-Счастье! — нако­нец сказал Кольн ясным и бодрым голосом.— По­шлите, пожалуйста, на судно к Желтому капитану кого-нибудь с запиской.

Приготовив записку, он передал ее Капитану - Счастье.

Там было:

«Я глуп, как перелетная птица... «Обстоятель­ство» и впрямь оказалось сильнее меня. Прощайте все: вы, Желтый капитан, вы, Бордовый капитан, вы, Белый капитан, вы, Капитан Пятой Звезды... Отныне Коралловый остров больше не увидит ме­ня».

Отослав записку, Капитан-Счастье пожал Коль­ну руку.

— Снимаемся! — крикнул он зазвеневшим голо­сом, и вид его стал уже деловым, начальственным.

Они вышли на палубу. Кольн, встав у руля, в по­следний раз обернулся в сторону Кораллового ост­рова, где в это время беззаботно спала я...

Корабль вышел с погашенными огнями. Молча­ние и тишина царили на нем. Оставив позади ска­листый берег острова, Кольн резко переложил руль влево и так вел корабль около мили, затем взял курс на восток, но еще и еще раз повторил этот ма­невр, повинуясь внутреннему голосу. Наконец, не видя вблизи «Призрака», пошел прямо на восток к острову Голубых фей.

— Тогда же и произошло нечто странное,— про­должала свой рассказ принцесса Ресниц.— У него за спиной раздался как бы беззвучный окрик. Кольн оглянулся. То же сделал капитан, стоявший рядом. Позади них от темных неясных очертаний пиратского корабля падал на скалы Черного Вала огромный фосфоресцирующий луч!

— Не там ищешь, Призрак! — сказал Кольн.— Однако прибавьте ходу, Капитан-Счастье!

Когда со свежим ветром и при всех парусах ко­рабль повернул за мыс, Кольн передал руль кому- то из команды Капитана-Счастье и сошел вниз, к капитану.

Они долго смотрели друг другу в глаза и молча­ли. Когда зачем-то вошел мальчик, ездивший с за­пиской к Желтому капитану, Кольн спросил:

— Мальчик, он долго шпынял тебя?

— Я не сказал, где вы. Он топал ногами, кричал, что повесит меня, но я убежал.

Капитан-Счастье был весел и оживлен удачей.

— Кольн! — сказал он.— Я думал о том, как должны вы быть счастливы, если удача другого сущий пустяк для вас.

Принцесса Ресниц вздохнула. На глазах у нее были слезы.

— Кольн медленно побледнел,— продолжала она.— Его лицо свело судорогой. Он завернул к подбородку рубашку. Капитан-Счастье вздрогнул: у Кольна на груди на пергаментно-белой коже синела безобразная опухоль...

— Что же это было? Неужели результат атом­ных испытаний Колдуна возле Кораллового остро­ва? — подавленно спросил Раф.

Принцесса Ресниц кивнула.

— Да. Многие живые существа погибли, многие превратились в уродцев или чудовищ, многие по­кончили с собой... Как, например, киты... А среди людей это, кажется, называется — рак...

— Если бы я был рядом в ту минуту! — восклик­нул Раф.— Я бы помог Кольну! Ведь у нас есть сильное противоядие ото всех язв, укусов и опухо­лей... Верно, Дон?

— Да, верно,— кивнул Донателло.

Принцесса Ресниц грустно улыбнулась.

— Простите за невеселый рассказ,— сказала она.

— Что же нам теперь делать? — задумчиво про­изнес Лео.

— Остается одно — нападение! — вскочил взволнованный Раф.

— Какое нападение? — спросил Микки.

— Ну... на этот корабль «Призрак». Их, должно быть, большая шайка, этих пиратов. Если они суме­ли захватить в плен все население подводного цар­ства...

— Для этого нам нужна помощь Нары! — ска­зал Лео.

— Нары?.. Да, это было бы хорошо,— подхва­тила принцесса Ресниц.— Я попробую вызвать ее.

Она подплыла к огромному красному корал­лу — это и было зеркало Большого Кристалла — и коснулась его двумя пальцами. Зеркало отозва­лось сиянием сказочной силы, и через несколько секунд перед черепашками встала, выйдя из зер­кала, девушка в белом, повторяющем все изгибы ее тела платье, с нервно горящим и в то же время спокойным лицом...

Раф вскричал:

— Смотрите, смотрите! Это волшебница Нара! Она с нами! Я знал, что она придет!

В ту же минуту огромное чудовище, проскольз­нув по зеркальной поверхности коралла, вползло во владения принцессы Ресниц. Вращая огромны­ми глазами, чудовище протянуло к принцессе клешню:

— Отдай плоды Знаний для нашего господина!

Не успели черепашки опомниться, как волшеб­ница Нара, сверкнув волшебным перстнем, обра­тила чудовище в огромный фиолетовый коралл.

— Отличная работа, Нара! — воскликнул Лео.

— Спасибо, Нара,— проговорила принцесса Ресниц.

— Я обучена обращаться с призраками,— рас­смеялась Нара.— А это был один из них.

— Но почему они ищут плоды Знаний именно здесь? — удивился Раф.

— Видишь ли...— проговорила Нара, закрыв ладонью половину лица.— Сейчас, минутку... Я должна сосредоточиться.— Она стала лицом к зеркалу времени и продолжала: — Да, капитан- призрак захватил плоды с дерева Познания вместе с друидами... Но я вижу... отчетливо вижу, что один из друидов, Трилли, и маленькая русалка Дуду спаслись... Они сумели спасти и несколько бочонков с плодами... Да-да, у них плоды с дерева Познания... Четыре бочонка!

— Что ж, теперь все ясно,— сказал решительно Лео.— Черепахи, вперед!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Очнувшись с болью во всем теле, Трилли под­нялся на ноги и закрыл глаза, ослепленный дивным светом. Он стоял у самой воды на берегу неболь­шого каменистого острова. Вокруг него громозди­лись несколько бочонков с плодами Силы и Зна­ний. Трилли обернулся: рядом с ним сидела ма­ленькая улыбающаяся русалка.

— Привет! — сказала она.— Очень хорошо, что ты наконец пришел в себя. Я не люблю долго сидеть одна... А здесь совершенно не с кем погово­рить.

— Это ты спасла меня? — спросил Трилли.

— Да, я. А что тут удивительного? На то я и ру­салка, вот принцесса Ресниц — это действительно волшебница. Скольким живым существам она вер­нула жизнь!..

— Но как ты достала эти бочонки? — спросил Трилли.

— Очень просто,— засмеялась русалка.— Я сумела проделать маленькую дырочку в корабле, что захватил всех друидов и водяных жителей Ко­раллового острова...

— Дырочку? В «Призраке»? — удивился Трилли, разглядывая свою новую знакомую.

— А что такого? Я ведь русалка, хотя и малень­кая.

— Значит, я жив...— пробормотал Трилли.

— Ну, конечно, жив... Теперь надо только сооб­разить, как нам выбраться отсюда...

— А как твое имя?

— Меня зовут Дуду,— улыбнулась русалка.

— А меня — Трилли.

— Послушай, Трилли,— сказала Дуду,— раз уж мы вместе спаслись и вместе заблудились, да­вай вместе искать выход.

— Я согласен,— ответил Трилли.

— Интересно, кто-нибудь живет на этом остро­ве? — произнесла Дуду.

— Не похоже...

— Давай пойдем посмотрим!

— Давай.

Трилли и Дуду пошли по узкой тропинке, веду­щей от берега в глубь острова. Воздух был непо­движен и густ от жары. Они пересекли запущенное поле, над которым торчали засохшие стебли. Трил­ли обернулся к Дуду и спросил:

— Ты пить хочешь?

— Да.

— Возьми съешь несколько плодов Силы.

Дуду взяла плод и забеспокоилась:

— Как ты думаешь, никто не найдет бочонки там, на берегу?

— Думаю, что на острове нет никого, кому бы они могли понадобиться... Но я их все же хорошо спрятал под скалой.

Между тем тропинка почти сошла на нет. Кусты кончились, вокруг стояли корявые деревья с редки­ми узкими листьями, почти не дававшими тени. На ветвях грелись ящерицы.

— Смотри, Дуду, ящерицы,— произнес Трилли задумчиво.

— Почему ты так встревожился? — спросила Дуду.

— Знаешь, если есть ящерицы и если здесь ко­гда-либо был Колдун, то...

— А-а! Понимаю! — воскликнула Дуду.— Ты боишься, что вскоре мы увидим атомных ящеров...

— Ну, в общем, да,— сказал Трилли.

— Тогда нам следовало бы съесть еще несколь­ко плодов Силы.

— Да! Ты права.

Трилли и Дуду, подкрепившись, почувствовали себя уверенней и добрей.

— Может, и нет здесь никаких атомных яще­ров,— сказал Трилли.— Только эта мелюзга.

И тут до них донеслось глухое рычание. Этот звук ни с чем было не сравнить. В наступившей за­тем тишине стало слышно, как трещат сучья. Нечто огромное и могучее пробиралось к ним навстречу сквозь чащу.

Дуду обмерла.

— Чудовище! — прошептала она.

— Тише,— сказал Трилли.— Нам нужно подо­браться к нему поближе, только чтобы оно нас не заметило.

Треск и шум прекратились. Видно, чудовище гадало, где притаились его враги.

— Сойдем с тропинки,— прошептал Трилли.

Они осторожно приняли вправо. Деревья были колючие, ноги проваливались в песок и застревали в перепутанных корнях. Идти было трудно. И вдруг впереди послышался оглушительный треск. Потом снова тишина.

Трилли и Дуду застыли на месте. Минута, две, три... Ничего! Пошли дальше. Когда они подобра­лись к тому месту, откуда слышался треск, обнару­жилось: несколько деревьев брошено поперек тро­пинки так, что получился непроходимый завал.

— Деревья упали только что,— заметил Трилли.

— Почему? Ты так думаешь?

— Еще живые листья... Смотри...

— Давай вернемся к берегу, Трилли,— сказала Дуду.— Я боюсь чудовищ.

— Нет! — сказал Трилли твердо.— Мне инте­ресно на него взглянуть.

Через завал они перебрались там, где его край упирался в склон холма. Дальше шли медленно, стараясь не шуметь, готовые при первом признаке опасности броситься наутек. С холма, на который они взобрались, была видна низина, поросшая ред­кими деревьями и зеленой травой. За низиной воз­вышалась каменная стена.

— Что же оно молчит? — прошептала Дуду.— Наверное, подстерегает.

— А я думаю, оно нас потеряло,— сказал Трилли.

— Тогда подождем,— сказала Дуду.— В конце концов, мы поели плодов Силы, посмотрим, что оно будет делать...

— Я спущусь вниз... А ты стой здесь,— сказал Трилли.— Если что-то случится, кричи мне.

Дуду молча кивнула.

Трилли побежал вниз, скользя меж стволов. Бли­жайшее к нему дерево вдруг покачнулось и стало падать.

Трилли отпрыгнул. Дерево ухнуло в траву. Он побежал дальше. Но тут же упало второе дерево.— Трилли чуть было под него не угодил. Это его всерьез рассердило.

— Трусливый ящер! Выходи на бой! Чего пря­чешься? — прокричал он.

В листве деревьев за стволами что-то шевельну­лось. Чудовище! Оно медленно приближалось к Трилли.

— Назад, Трилли! — крикнула Дуду.— Оно на­падает!

Трилли не стал испытывать судьбу — взлетел обратно на холм.

— Что же делать? — сказал он, пытаясь отды­шаться.— Надо что-то придумать. Жаль, нет с на­ми Лео с его Огненным мечом... Сейчас бы этому ублюдку не поздоровилось...

Между тем чудовище заговорило.

— Уходите! — пронесся над островом глухой голос.— Уходите, пока целы!

— Голос не тот, что у атомных ящеров,— про­шептал Трилли.

— Значит, не ящер,— еле слышно произнесла Дуду.

— Тогда кто же? — прошептал Трилли. Он под­нялся и крикнул: — Чудовище, ты меня слышишь?

— Уйди! — раздалось в ответ.

— Я не уйду,— крикнул Трилли.

— Уйди! — тупо повторило чудовище.

— По-моему,— сказал Трилли,— оно умом не отличается.

— Но нам-то от этого не легче,— сказала Дуду.

— Нет, легче. У нас есть еще плоды Знаний... И мы его перехитрим. Съешь-ка один... А теперь слушай. Мы сделаем так. Ты останешься на холме. Так, чтобы чудовище тебя видело. И будешь с ним разговаривать. А я зайду с тыла.

— Это опасно,— испугалась Дуду.

— Ну, нам ли с плодами Силы и Знаний бояться чудовищ?! — попытался развеселить ее Трилли.

С этими словами он быстро пополз в сторону, а Дуду, стоя так, чтобы ее было видно, закричала:

— Чудовище, чем мы тебе помешали? Почему ты нас гонишь?

— Нельзя! — проревело чудовище.— Не хочу!

— Это не ответ,— улыбнулась Дуду.— Мало ли чего кому хочется-не хочется...

— Уходи! — стояло на своем чудовище.

Дуду кинула взгляд направо. Трилли скрылся в кустах.

— Чудовище может услышать, как он ползет,— подумала Дуду.— Надо продолжать отвлекать его».

— Слушай, чудовище!—крикнула она.— Сей­час я подойду к тебе. Я тебя не боюсь. И ты пу­стишь меня к роднику. Я знаю, там, за холмом, должен находиться родник. У нас, на Коралловом острове, за большими валунами тоже есть родник... А я очень хочу пить...

— Нельзя! — прокричало чудовище в ответ.

Дуду стала спускаться с холма.

— Я могучий, страшный! — раздался трубный голос.— Я обрушу на тебя скалы. Я подниму про­тив тебя горы! Беги, ничтожное водяное создание!

И, чтобы показать свою силу, чудовище приня­лось раскачивать вершины деревьев, и далеко впе­реди со скалы посыпались камни.

— Любопытно,— подумала Дуду, спускаясь все ниже.— Оно не нападает. Пугает, кричит, но само не нападает. Казалось бы — что может быть проще для чудовища, если перед ним такие маленькие враги? Может быть, оно боится, что я вооружена? А может, не умеет бегать?»

Дуду спустилась с холма в низину. Перед нею лежало сваленное дерево. Надо было через него перелезть.

Дуду с опаской посмотрела на соседнее дерево.

«Как бы оно не рухнуло... Ведь чудовище валит деревья».

— Только попробуй погубить еще хоть одно де­рево! — крикнула Дуду.— Я на тебя очень рассер­жусь. Видишь, я иду к тебе.

— Нельзя! — голос чудовища прозвучал совсем близко.— Больше ни шагу!

— Можно,— ответила Дуду. Она уже поняла, что чудовище, наверное, просто защищает свое гнездо, своих детенышей.

Дерево перед Дуду закачалось. Сквозь листву она разглядела огромную лапу, которая оканчива­лась двумя металлическими пальцами.

— Стой! — приказала Дуду.— Приказываю, за­мри!

Рука замерла. Дерево, накренившись, шелестело листьями.

— Ты робот? — спросила Дуду, стараясь, чтобы голос ее не дрогнул.— О! Отвечай!

— Отвечаю,— послышалось из чащи.— Я робот.

— А я русалка,— сказала Дуду.— Я живое су щество. Неужели тебя не научили, что ты не име­ешь права причинять вред живому существу?

— Уйди,— сказал робот.— Я не причиню тебе вреда. Но дальше ты не пойдешь.

— Покажись мне, не бойся,— приказала Ду­ду.— Я без оружия. Я не собираюсь на тебя напа­дать.

Она смело пошла вперед и чуть не налетела на робота, стоявшего в гуще деревьев.

Такого великана Дуду еще не приходилось ви­деть. Он совсем не был похож на роботов-истребителей Высочайшего Колдуна. Этот был в два раза выше, держался на трех парах коротких мощных ног, а над туловищем вздымалась полушарием го­лова с выпуклыми глазами, которые поочередно вспыхивали красным светом. У робота были две длинные членистые ручищи с металлическими пальцами. Правда, одна рука, видно, не действо­вала — она была прижата к длинному туловищу и неподвижна.

При виде Дуду робот начал отступать.

— Ты куда? — спросила Дуду.

— Уйди! — прогудел робот.— Нельзя!

— Робот, ты мне надоел,— сказала Дуду.— Сколько можно твердить одно и то же? Роботы так себя не ведут. Они должны быть послушны живым существам... А я русалка и очень хочу пить. Ты спрятал там, за скалой, я знаю, родник... Я это чув­ствую...

Робот продолжал отступать к скале, в которой чернела узкая расщелина. Он через силу втиснул­ся в расщелину и застрял в ней, выставив перед собой железную руку.

«Хорошо мне,— подумала Дуду.— Я-то знаю, что это робот. Большой робот, который, наверное, заблудился. Может быть, его забыла какая-нибудь экспедиция с другой планеты. И, может, от одино­чества робот тронулся умом... Хорошо, что я те­перь это знаю. И не боюсь, когда он рычит, пугает, вращает глазами...»

Дуду подошла к роботу поближе.

— Простите,— начала она.— Как вы здесь ока­зались? Вас забыли? Скажите, откуда вы, я сооб­щу на вашу планету, и за вами прилетят. Я даю вам слово.

Дуду была почти уверена, что робот ответит, как положено разумной машине.

Но робот, ничего не отвечая, продолжал все глуб­же втискиваться в расщелину. Дуду решила по­звать Трилли. Теперь, когда чудовище оказалось вовсе не страшным, прятаться не имело смысла.

— Трилли! — закричала Дуду.— Трилли! Иди сюда! Это всего-навсего робот!

С громким скрежетом, помяв себе бока, робот все же протиснулся в расщелину. Дуду не спешила за ним. Она подождала, пока тот скроется совсем, и только после этого заглянула в расщелину. Там было полутемно. В глубине ухало, скрипело, тре­щало. На какую-то долю минуты шум прервался. Затем: удар, громкий всплеск! И снова тишина...

Дуду прошла по расщелине метров сорок. Впе­реди светило солнце. Остановившись на краю не­высокого обрыва, она увидела перед собою озеро. Чистая вода плескалась лишь на середине, а по краям озеро было затянуто тиной и заросло трост­ником.

Робота нигде не было видно.

Дуду села на каменную глыбу, прикидывая, что ей делать. «Если робот подстерегает меня за ска- лой, то лучше дальше не идти. Лучше подождать Трилли...»

И тут тростники у дальнего берега расступились, из воды показалось страшное существо. Дуду даже не сразу сообразила, что это тот самый робот. Су­щество было густо покрыто тиной, к бокам липли длинные водоросли, а с вытянутой вперед руки они свисали густо, словно конская грива. Буро-зеленое существо, разгребая прибрежную грязь, медленно и неуверенно выбралось на берег. И именно в этот момент из кустов на той стороне вышел совсем за­бывший об осторожности Трилли. Он даже присел, разглядывая какие-то цветы под ногами. Дуду, понимая, что произойдет, если Трилли сейчас поднимет голову и увидит вблизи робота, крик­нула:

— Трилли! Назад!

То ли Трилли услышал крик, то ли треск трост­ника, но он поднял голову и замер от ужаса. Прямо к нему тянулась зеленая волосатая ручища, при­надлежащая бурой громадине, страшнее и отвра­тительнее которой ему никогда не приходилось ви­деть. Сделав сальто, Трилли взлетел с такой ско­ростью, что Дуду не успела перевести дух, как он скрылся.

Теперь, спокойная за Трилли, Дуду двинулась дальше за роботом, который, ничего не видя, брел сквозь чащу, ломая деревья, словно спички.

Дуду задумалась: «Интересно, знает ли он сам, куда идет?»

Несколько раз робот останавливался, пытаясь избавиться от груза тины и водорослей, терся бо­ками о стволы самых толстых деревьев. Деревья не выдерживали — падали.

Если бы у робота обе руки были здоровы, он бы сумел привести себя в порядок. Но с одной рукой это сделать было нелегко.

Лес становился все реже. Меж деревьев попадались поляны, поросшие мягкой травой. Из травы торчали серые спины камней.

Робот не оборачивался и не замечал, что Дуду идет следом. Он перевалил через груду камней, и тут Дуду увидела, что впереди, в понижении меж­ду скал, лежит, накренившись, корабль.

«Ясно, корабль потерпел крушение,— подумала Дуду.— Но почему он находится здесь, а не там, на берегу?»

Вокруг не было ни одной живой души. Робот под­нялся на палубу и обернулся. Водоросли подсохли, грязь кое-где осыпалась с его тела, и в тех местах проглядывал металл.

— Нельзя! — проскрипел робот.

Как будто только сейчас сообразил, что Дуду ря­дом.

Но маленькая русалка его уже совсем не боя­лась.

— Робот,— сказала она.— Я все поняла. Ты охраняешь этот корабль... Ты никого не хочешь убивать. Но ты не знаешь, откуда ждать помощи и что делать. Верно?

— Нельзя! — как завороженный, твердил свое робот.

— Отойди, пожалуйста, от люка, я хочу спу­ститься в трюм,— сказала Дуду, взойдя на ко­рабль.

— Нельзя!

— Я хочу тебе помочь! Пойми же ты, железный болван!

Она подошла к роботу. Тот поднял было руку, чтобы помешать ей войти в люк. Но ошибся — не ту. Руку заело в плече. Дуду наклонилась и быстро проскользнула вниз. Там, в трюме, было темно.

Робот неуверенно вошел в открытый люк следом за Дуду.

— Дай свет,— сказала Дуду.

Робот подчинился. Вспыхнул прожектор. В его свете Дуду двинулась дальше. Робот остановился.

— Дай мне какой-нибудь фонарь,— сказала Дуду.

Робот покорно вывинтил один из своих глаз и передал Дуду. Глаз был велик и тяжел. Но не по­этому Дуду вернула его роботу — ей стало не по себе. Сделала в полумраке несколько шагов. Пе­ред нею был вход в узкий коридор. В этот момент послышался голос Трилли:

— Дуду! Ты жива?

— Эх, Трилли? — сказала Дуду,—ты видишь, куда мы попали? Настоящий корабль. Корабль на суше.

— Пойдем посмотрим, что там,— быстро сказал Трилли.

— Держись в трех шагах позади меня,— прого­ворила Дуду.— Если со мной что-нибудь случится, ты сможешь отскочить назад.

Через несколько шагов коридор поворачивал. Он был узок, стены холодны и неровны. Приходило в голову, что он вытесан в скале.

— По-моему, мы в каком-то саркофаге,— про­изнес Трилли.— Очень похоже на древнее святи­лище друидов... Только стены другие...

За поворотом коридор расширялся, в стенах по­явились ниши и ответвления, но Дуду робела за­глядывать туда.

Коридор худо-бедно был освещен. От одного све­тильника до другого — около тридцати метров, и горели они слабо. А так как в нишах и ответвлениях вообще не было света, то все время казалось, что там таятся какие-то существа и чего-то выжидают.

И, хотя Дуду была готова к любым неожиданно­стям, то, что случилось, испугало ее смертельно.

Большая тяжелая рука высунулась из черной ниши и легла ей на плечо. Дуду ахнула и присела.

— Привидение,— прошептал Трилли.

— Тише, ни звука! — сказала Дуду.

Одна за одной от ниш стали отделяться неясные тени кораблей, словно движущихся по подземному морю. Чьи-то огромные щупальцы, когти, зубы тя­нулись к Дуду и Трилли. Помещение постепенно наполнялось ядовитым дымом.

— Шары! — закричал Трилли,— Бежим, Дуду!

Несколько фиолетовых и голубых шаров, про­катившись у них под ногами, напряженно застыли в темноте.

— Что это? — прошептала Дуду.

— Это значит, что скоро здесь появится Колдун, вот что... Или атомные ящеры... Бежим!

Он дернул Дуду за руку так, что та едва не упала.

— Ой, Трилли, посмотри, что я вижу! — вос­кликнула она.

Прямо навстречу им, отделившись от темной сте­ны, по мрачному коридору летел сказочно краси­вый корабль.

— Это же Золотой Корабль! — вскричала Ду­ду.— Золотой корабль капитана Кольна!..— И тут же притихла.— Но как это может быть? — шепта­ла она, глядя на приближающееся судно.— Ведь Золотой Корабль был потоплен этим пиратским «Призраком»...

— Бежим! — снова поторопил ее Трилли.

Но люк, через который они попали в трюм, был наглухо заперт...

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Пустившись на розыски «Призрака», взявшего в плен водяных жителей Кораллового острова и друидов, черепашки ниндзя вместе с принцессой Ресниц и волшебницей Нарой третий день борозди­ли пустынное лоно вод, где на глаза попадались лишь скалистые рифы.

Рассвет четвертого дня встретил их густым бе­лым туманом.

Лео вышел на палубу. Он некоторое время смот­рел перед собою, словно силился взглядом разо­гнать туман. Рядом с ним были его друзья: Микки, Донателло, Рафаэль.

— Как хорошо, что Нара догадалась воскресить Золотой Корабль,— сказал Лео.— Я чувствую се­бя намного увереннее и сильнее в роли капитана такого судна.

— И правильно, что мы взяли с собой принцес­су Ресниц,— сказал Раф.— На море без ее помощи нам бы не обойтись.

— У принцессы Ресниц есть цель — отомстить капитану-призраку,— сказала волшебница Нара.

Она сидела на складном стуле на палубе в стран ном гипнотическом состоянии. Оно пришло внезап­но. Нара не дремала, не спала, ее ум был возбуж­ден и ясен, но она уже перешла за границу чувство­ваний, свойственных обычному состоянию живых существ. Часто именно в таком оцепенении она обретала способность далеко видеть и слышать во времени и пространстве. Иными словами, на нее находило озарение.

И сейчас, Нара вдруг услышала шум воды, рас­секаемой невидимым судном. Ей почудилось, что судно проходит совсем близко от Золотого Кораб­ля, на котором плыли они с черепашками.

— Что ты слышишь, говори,— подошел Лео.

Нара слово в слово передала содержание разго­вора на невидимом судне:

— Что происходит с нами?

— Не знаю.

— Мы как во сне.

— Да, это не может быть действительностью.

— Где Трилли?

— Неизвестно...

— Кругом море, нам никак не выбраться.

— Кажется, сегодня туман.

— Я ощущаю сырость и тяжесть.

— Как мне грустно!

— Как мне горько!

— Во тьме мы умрем!

— Во тьме умрем,— повторила последнюю фра­зу Нара.

Шум отдалился и голоса стихли.

Лео встрепенулся. Стоя у него за спиной, Дон и Микки вполголоса обсуждали услышанное.

— По-моему, их голоса раздавались очень близ­ко,— сказала Нара.

— Ты слышал, Лео? — спросил Донателло.

— Да. Я думаю, это был разговор друидов, по­павших в плен,— ответил Лео.

— Очень странный разговор,— сказал Раф.

— Почему? — не понял Лео.

— Они говорили о гибели, о смерти...

— Они пали духом,— сказала Нара.

— Но почему?! — воскликнул Микки.— Ведь друиды очень жизнерадостный народ. Пессимизм им вообще не свойственен.

— Я знаю, почему,— сказал Раф.— Они потеря­ли Трилли. А без него им трудно. Ведь Трилли — самый знающий и самый находчивый из всех друи­дов.

— Нам нужно срочно найти их! — горячо произ­нес Донателло.

— Нам надо найти Трилли и маленькую русал­ку Дуду, сказала принцесса Ресниц.— Если На­ра говорит, что они живы и спасли часть плодов с дерева Познания, то наверняка капитан-призрак уже разыскивает их. Но, с другой стороны, только он и может повести нас на след Трилли и Дуду.

— Верно ты говоришь, принцесса,— согласился Раф.— Я тоже так думаю.

— Однако, туман редеет,— заметил Лео.

Туман и впрямь редел. Под белым паром просве­чивала заспанная вода, а вверху наметился мут­ный голубой тон. Вскоре рассекаемый золотым лив­нем туман распался стаями белых теней, в апофео­зе блистающих облаков открылось океанское солнце.

Золотой Корабль, воскресший из небытия, дви­нулся дальше. Но, как ни всматривался в горизонт Лео,— нигде не было видно пиратского «Призра­ка».

Первый удар грома был оглушителен и резок, как взрыв. Гроза надвинулась внезапно. Только что светило солнце — и вот уже волнистые тучи плывут над морем, иногда роняя на воду свитки тумана. Уже перелетают из конца в конец мрачных бездн огненные росчерки невидимого пера, заливая мерт­венным светом огромные пространства. Вверху все слилось. Волны еще некоторое время отливали синевой, но вскоре наступила ночь среди бела дня.

— Нешуточное дело,— сказал Лео, спускаясь вместе с остальными в каюту.— По-моему, Высочайший Колдун перешел в атаку. Как ты думаешь, Раф?

— Пожалуй,— отозвался тот.

— Да, это не простая гроза,— сказала Нара.— Я чую опасность.

— Ну что ж, если предстоит бой с тучами, я го­тов,— попробовал шутить Донателло, подготавли­вая солнечный распылитель.

— Скорее мы исчезнем, как дым, чем пробьем такое количество туч! — вздохнул Микки.

— Я не понимаю вас,— досадливо сказал Дон.— Мы солнечные воины или нет? Чего вы скисли?!

— Погода действует,— ответил Микки.

— Я уж и не знаю, встретимся ли мы когда-либо с «Призраком»,— произнес Лео и осекся на полу­слове.

Небольшой лучащийся фиолетовым светом шар, словно слепленный из прозрачного снега, ворвался на корабль. Он скачками пронесся в воздухе, за­медлил движение и остановился над головой Дона, как бы рассматривая его в упор, не зная еще, как вести себя дальше.

— Не шевелись, Дон,— шепнула Нара.

Происходило нечто необъяснимое. За дверью

слышалась какая-то возня. Дверной крючок поды­мался и опускался. Легкая занавеска взвилась вверх, трепеща, как от ветра. Грязный темно-фиолетовый свет разлился по всем углам. Шар задер­жался у ног Рафа, крутясь и паясничая, словно клоун, затем двинулся дальше с неторопливостью сытой кошки, трущейся о ноги хозяина, наконец, будто в разочаровании, поднялся, проплыл над головой Лео и выскользнул в щелку над дверью. На миг друзья разглядели внутри фиолетового шара налитое злобой, сморщенное лицо Высочайшего Колдуна. Немного погодя над океаном раздался его клокочущий смех.

— Он шпионил за нами,— выдохнул Дон.

— Черепахи, скоро мы встретимся с капитаном- призраком,— сказала Нара.— Будьте наготове.

Дуду было страшно и холодно. Она сжалась в углу склепа так же, как и Трилли, и закрыла глаза. Но тотчас опять открыла. Было совсем темно. Только в неровном четырехугольнике неба мигали звезды.

— Послушай, Трилли, до чего хочется есть! —сказала она.

— Я бы предложил тебе плодов Силы, но их больше не осталось. Если бы нам снова пробраться к нашим бочонкам...

— Эти не выпустят...— прошептала Дуду.

— Я знаю.

— Эй, робот! — позвала Дуду.— Робот, я хочу есть!

Никто не отзывался.

— Может, закричать изо всех сил, чтобы они там, в этом дурацком подземелье, испугались и за­бегали?

— Не надо,— сказал Трилли.— Они могут убить нас.

Дуду встала, обошла все помещение, в котором они были брошены четырьмя новыми, взявшимися невесть откуда роботами. Ощупала стены руками. С одной стороны стена была покатой, и Дуду по­пробовала выбраться, но смешанная с мелкими камешками земля осыпалась, и она соскользнула вниз.

— Не надо. А то они услышат, как мы возимся здесь,— сказал Трилли.

— Но их вблизи нет. Это точно,— прошептала Дуду.— Я это чувствую.

Она сделала еще одну попытку выбраться из склепа-ямы. Прижимаясь животом к склону, мед­ленно ползла вверх.

— Давай за мной, Трилли...

Трилли пополз следом.

Было темно, камешки вместе с песком скатыва­лись вниз. Чтобы не последовать за ними, прихо­дилось распластовываться на склоне и замирать. Путь наверх казался Дуду бесконечным. Она уже думала, что никогда не выберется, как вдруг ее рука протянулась вверх, вместо стены нащупала пустоту...

— Сюда! Скорей, Трилли!

Они выползли под звездное небо и несколько минут лежали, отдыхая и прислушиваясь не идет ли кто-нибудь.

— Вроде бы тихо,— сказал Трилли.— Теперь надо ползти к морю, к нашему тайнику с плодами.

Спустились к морю и притаились за большим камнем.

Взошла луна, и море было надвое разрезано лун­ным светом. Сверкающая дорожка убегала к дале­кому берегу и упиралась в черную полосу гор.

Трилли заглянул в тайник.

— Ну что,— прошептала Дуду,— плоды на месте?

— Все в порядке. Все целы.

— Смотри, Трилли, что за корабль там вдали?

Трилли всмотрелся в темную морскую даль.

— Не пугайся, Дуду,— сказал он,— но мне ка­жется, это «Призрак».

— Нас ищут?

— Возможно, не нас, а плоды.

— Что же делать?! Может быть, перепрячем? — прошептала маленькая русалка.

— Не стоит,— так же тихо отозвался Трилли.— Давай-ка лучше съедим по паре тех и других. Мо­жет быть, это нам пойдет на пользу.

Лучик далеко плывущего пиратского судна ощупывал берег.

— У меня все равно пальцы дрожат,— сказала Дуду.— Так хочется нырнуть в воду и поплыть... 1

— Ты что? — испугался Трилли.— Во-первых, ты ослабла, а во-вторых...

— Во-вторых, я не оставлю тебя здесь одного,— улыбнулась Дуду.— Мы, русалки, всегда помо­гаем другим.

Неподалеку раздались тяжелые редкие шаги.

— По-моему, это один из железных роботов, которые упрятали нас сюда...— прошептала Дуду.

— Он спускается к морю,— добавил Трилли.

Робот подошел к воде, остановился, с лязгом поднял железные руки и скрестил их на груди.

— Не показывайся из-за камня,— предупредила Дуду Трилли.— Иначе он услышит нас.

А между тем робот не уходил. Стоял на берегу и смотрел вдаль.

— Интересно, о чем он думает? — прошептала Дуду.

Я могу прочесть его мысли, если тебе это интересно,— отозвался Трилли.— Нам, друидам, это совсем не сложно. Только надо сосредото­читься.

— Ой, Трилли, давай! Как интересно! — заго­релась Дуду.

— Ну вот, его мысли очень просты,— через ми­нуту сказал Трилли.— Воспроизвожу дословно: «Где же капитан-призрак? Надо бы ему высадиться затемно. Но я уверен, что это его корабль. У меня нет связи с Высочайшим Колдуном. Завтра связь будет. На острове в саркофаге-корабле остав­лена охрана. Маленьких человечков надо убрать. Чтобы следов не осталось. Завтра я стану самым главным роботом, командиром всех остальных. Моя армия будет несокрушима. Но сначала уберу маленьких человечков. Они что-то знают. Но что?..

Трилли посмотрел на Дуду.

— Это все? — спросила она.

— Да.

Робот тем временем опустил руки, со звоном ударив ладонями по бокам, и пошел наверх, к яме, которую Дуду и Трилли недавно покинули.

— Надо спасаться! — шепнул Трилли.— Он сей­час станет искать.

Трилли вскочил, схватил Дуду за руку, и они пустились бежать вдоль берега в поисках надеж­ного укрытия. Но берег был гол, и обыскать его можно было за считанные минуты.

— Если б знать, сколько их здесь...— прогово­рила Дуду.

— Кого?

— Роботов.

— Что это даст?

— Как-то спокойнее.

Меж камней темнело углубление.

— Сюда! — позвал Трилли.

Дуду нырнула вслед за ним и замерла.

— Слышишь? — немного погодя прошептала она.— Бегут... О боже, сколько их!

— Тс-с,— Трилли прикрыл ей рот ладонью.

Обеспокоенные роботы топали так, что вызвали небольшое землетрясение.

— Они приближаются,— тихо сказал Трилли.

Топот роботов оборвался у убежища, где при­таились Трилли и Дуду.

«Неужели мы плохо спрятались?» — со страхом подумала маленькая русалка.

Яркий свет ударил в глаза. Робот включил фару на полную мощность и шарил ее лучом по камням.

— Здесь! — крикнул он.— Они здесь!

Железная рука протянулась к Дуду. Она попыта­лась увернуться, отпрянула к стене. Рука прошла в сантиметре от ее лица и ударилась вытянутыми вперед пальцами о камень.

Трилли, воспользовавшись секундной заминкой, схватил Дуду за руку и с силой рванул. Оцара­павшись о железную ногу робота, они выбежали на берег. И тут же им в глаза ударил свет прожек­тора другого робота.

— Они нас опять заметили! — закричала Дуду.

Трилли и Дуду метались по берегу, уворачиваясь от протянутых рук, от камней, которые летели в них. Но железное кольцо роботов сжималось.

— Бери живыми! — крикнул главный над самым ухом Дуду.

Она отскочила, ударилась обо что-то острое, про­бежала несколько шагов и обернулась.

— Держись за меня, Дуду! — прошептал Трил­ли.— Возьми меня за руку.

Огромный железный робот бросился за ними, но споткнулся и с грохотом покатился по камням.

На воде, метрах в двадцати от берега, чернела шлюпка. Она привезла с «Призрака» на берег не­сколько роботов-истребителей.

— Мы пропали! — прошептал Трилли, увидев новую опасность.

— В воду, иди в воду! — сказала Дуду.— Те­перь ты держись за мою руку.

Они вошли в воду. Как только она достигла гру­ди, поплыли, стараясь производить как можно меньше шума.

— Подплывем к их шлюпке,— сказала Дуду.— Все роботы на берегу, она пустая. Мы там спря­чемся.

Трилли кивнул.

Роботы, перекликаясь, топали по острову в поисках Дуду и Трилли. Вот один подбежал к са­мому берегу напротив шлюпки и осветил море фа­рой. С другой стороны на воду лег луч прожектора с пиратского судна.

— Не двигайся, Трилли,— еле слышно прошеп­тала Дуду.

— Маленькие человечки могли спрятаться на шлюпке,— вдруг явственно прозвучал скрипучий голос на берегу. .

— Но мы теряем время,— отозвался кто-то из роботов-истребителей.— Пора возвращаться на корабль. А мы не нашли никаких плодов...

— Они должны быть здесь,— снова прозвучал скрипучий голос.

— Ладно, сначала убьем этих маленьких чело­вечков.

Как ни странно, шаги роботов стали удаляться.

— Трилли, ждать больше нельзя! — прошептала Дуду.

— Что ты думаешь делать? — встревожился Трилли.

— Плыви за мной!

Она, скользнув за борт, повисла на руках, и тотчас ушла вглубь.

— Дуду! — испугался Трилли, барахтаясь в воде.

— Я здесь! Тише! Держись за меня.

— Сколько до берега? — спросил Трилли.

— Меньше километра... Теперь они нас ни за что не найдут.

И в этот момент в глаза беглецам ударил яркий луч. Раздался скрипучий смех огромного желез­ного робота.

Еще и еще фонари впивались в лица Дуду и Трилли.

— Оказывается, эти роботы не так уж и глупы,— пробормотал Трилли.— Они успели спустить на воду надувную лодку».

— Даже я не почувствовала их приближения,— вздрогнула Дуду.

Она попыталась нырнуть, но провести роботов оказалось не так-то просто. Как только голова Дуду вновь показалась над водой, железная рука схватила ее за волосы и втащила в лодку, где уже находился Трилли.

Дуду пыталась отдышаться. Но железная рука лежала у нее на груди, и Дуду показалось, что сейчас робот раздавит ее. Дышать было очень трудно.

— Раз-два-три-четыре! — командовал робот.

Лодку стало качать. Вокруг Дуду и Трилли шла какая-то суета. Потом все стихло.

Огромный железный робот резким движением сгреб их обоих в охапку, посадил рядом с собой и сказал:

— Смотрите и удивляйтесь, маленькие чело­вечки!

Дуду и Трилли огляделись. В самом деле было отчего удивиться: лодка оказалась пустой. Только Трилли, Дуду и огромный железный робот.

— Где же все остальные? — нерешительно спро­сил Трилли.

Робот довольно захохотал. Хохот у него был та­кой, словно били колотушкой по бочке.

— А это видишь? — спросил он, показывая на небольшой черный не то ящик, не то чемодан, стоящий у его ног.

— Что это? — спросила Дуду.

— Я не такой болван, как ты думала,— сказал робот.

— Я ничего не думала.

— Я очень долго таскал с собой этот ящик,— продолжал робот.— Это очень хитрый ящик.

— Но зачем он тебе? — спросил Три л ли.

Не выпуская из железных лап Дуду и Трилли, робот позволил им заглянуть внутрь: там, как игрушечные солдатики, стояли рядами роботы-ист­ребители, прибывшие на остров в поисках плодов Знаний и Силы.

— Ой, они теперь каждый меньше мизинца! — воскликнула Дуду.

Робот захлопнул ящик.

— Теперь все будут побеждены, никто не сможет тягаться со мной,— сказал он. — Я сам привезу Высочайшему Колдуну плоды, которые вы спря­тали где-то на острове. Я найду их. Я — самый главный из роботов. Я буду командовать всеми... Никакой капитан-призрак со своими роботами-ист­ребителями теперь мне не страшен. У меня есть универсальное оружие.— Он снова захохотал.

— Но зачем вам нужны мы? — спросил Трилли.

— Чтобы спросить: где вы спрятали плоды Силы и Знаний? Как ими пользоваться?

«Отдать плоды безмозглому железному чудови­щу?!» — в ужасе подумал Трилли.

«Отдать плоды в лапы Высочайшего Колду­на?» — подумала со страхом Дуду.

— Но ведь ты — безжалостный убийца! — ска­зал Трилли.— Нет, ты не получишь плодов Зна­ний, выращенных друидами. Они принадлежат жи­вым существам этой планеты, а не железным истуканам.

— И не Колдуну,— поддержала его Дуду.

— Если вы не отдадите мне плоды Силы и Зна­ний, я убью вас,— спокойно сказал робот.

— Хорошо,— сказала маленькая русалка, пере­глянувшись с Трилли.— Я согласна, только отпу­сти мою руку, чудовище, мне очень больно!

— Ну уж нет! — сказал робот.— Я тебе не верю.

— Но почему?

— Я никому не верю. Даже себе.

— Да я же никуда не уплыву! — воскликнула Дуду.— Твоя лодка запросто догонит меня.

— Ты так думаешь? — Хватка робота ослабла, а потом он и вовсе разжал ручищи.

И тут Дуду увидела, что в воде недалеко от лод­ки скользит темная тень.

«Неужели киты?» — обрадовалась она.

Было почти совсем темно. Массивные бугры теней двигались быстро и беззвучно.

«Конечно же, это киты,— уже с уверенностью подумала русалка.— Надо позвать их! А потом ухватиться за плавник или хвост! Тогда лодка не догонит...»

— Эй, киты! — громко выкрикнула Дуду.— На помощь! На помощь! Я, русалка Дуду, и мой друг Трилли в беде!

Дуду и Трилли бросились в воду. Все вокруг забурлило. Дуду вынырнула и обнаружила, что ни одного кита рядом нет. А нос лодки уже развора­чивался в ту сторону, где плыли она и Трилли. ДУДУ увидела черный силуэт робота, который встал во весь рост и занес руку с железным гарпуном. Вспыхнул свет его фонаря...

— Все. Конец,— прошептал Трилли.

И в тот же миг они ощутили под собой скользкое тело кита. Дуду и Трилли изо всех сил вцепились в его гладкую спину. Кит пошел в сторону, и смер­тоносный гарпун вонзился в воду рядом с ним.

Кит понесся навстречу ветру. Справа, слева, позади можно было разглядеть спины его со­братьев.

— Стой! — рычал робот, шаря лучом фонаря по воде.

В воду недалеко от них булькнула стрела. Вто­рая поранила одного из китов. Он застонал, как человек.

— Не смей, чудовище! — крикнула Дуду, но за плеском и шумом моря ее голос не был слышен.

...Над головой Дуду и Трилли сверкало звездами небо.

— Плохие люди! — сказал кит.— Мы таких не любим.

— Это не человек! — возразила Дуду.— Это же­лезный робот. Машина. Злая машина.

Киты зашумели, зашелестели, словно перегова­риваясь о чем-то понятном им одним.

— Это не человек? — переспросил кит, который нес Дуду и Трилли.

— Это враг живых существ, такой же, как и Вы­сочайший Колдун.

— Высочайший Колдун...— с тоской произнес кит, и тотчас спины других китов скрылись под водой.

— Смотрите,— сказал кит, разворачиваясь.

Дуду и Трилли увидели, как сразу несколько китов атаковали лодку, посреди которой стоял железный робот. Лодка накренилась, зачерпнула бортом, робот не удержался на ногах и рухнул в воду, подняв высокий фонтан брызг.

— Молодцы, киты! — закричала Дуду.

— Ура! — захлопал в ладоши Трилли.

— Посмотрите-ка, кто там плывет,— сказал кит.

Дуду и Трилли проследили за его взглядом и увидели сверкающий огнями огромный Золотой Корабль. Он словно не плыл, а парил на невидимых крыльях, двигаясь им навстречу.

— Я опять вижу Золотой Корабль капитана Кольна! — проговорила потрясенная русалка.— Этого не может быть... Мы его видели уже однаж­ды. Здесь, на острове, когда попались в лапы же­лезным роботам. Он так внезапно появился и так же внезапно исчез...

— Золотой Корабль давно ищет вас, маленькие беглецы,— услышала Дуду над собой знакомый голос принцессы Ресниц.

— Трилли! А где же плоды Знаний и Силы? — с улыбкой спросил Лео, поднимая Трилли и Дуду на палубу Золотого Корабля.

— Черепашки ниндзя! — обрадовался Трил­ли.— Вот теперь мы спасены!

— Спасибо вам, киты! — сказала принцесса Рес­ниц.— У вас есть раненый... Нужна ли помощь?

— Не надо,— ответил кит.— Рана не опасная, а морская вода — тоже волшебница.

И киты растворились в ночи.

На острове Трилли и Дуду показали принцессе Ресниц, где спрятаны бочонки с плодами Знаний и Силы, и не мешкая Золотой Корабль взял курс на зюйд-зюйд-вест, где маячил, словно привидение, в морской дали «Призрак».

Казалось, подошли незаметно, но нет — их ждали.

— Теперь, с плодами Знаний, моя сила будет неодолима! — прозвучал с палубы голос капитана- призрака.— Мне не страшен даже твой Огненный меч, Лео!

— Неужели они победят нас! — встревожилась Дуду.

— Успокойся, малышка,— улыбнулся Трил­ли.— Я уверен, что капитан-призрак не знает, как пользоваться плодами, которые остались у него на корабле. А друиды умеют хранить тайны.

— Дон, встречай гостей! — крикнул Лео.

Несколько огромных разноцветных Шаров завис­ло над Золотым Кораблем.

— Здравствуйте, милейшие!—усмехнулся До­нателло и направил мощный поток солнечного света из своего распылителя в сторону шаров, изготовившихся к нападению.— Ха-ха! — засмея­лась Дуду.— Они лопаются, точно мыльные пузы­ри! Они обращаются в морскую пену!

— Смотрите! — всполошился Раф.— Смотрите, какие огромные морские змеи плывут к нашему кораблю! Они потопят нас!

В нескольких метрах от правого борта корабля над поверхностью моря поднялась одна, затем другая голова, сидевшие на длинной шее. Головы были плоские и угрожающе вращались на длинных шеях.

— Чудовища! — пробормотал Лео, поднимая свой Огненный меч.

— Остановись! — услышал он глухой голос.

Знакомый кит показался у носа корабля.

— Остановись, Лео! Это не змеи. Это здешние водяные и русалки. Капитан-призрак превратил их в ужасных змей и выпустил из трюма, чтобы они потопили ваш корабль...

— Отдайте плоды Силы и Знаний для нашего господина!

— Отдайте!

— Отдайте!—шипели змеи, извиваясь в воде.

— Какое коварство! — закрыла лицо ладонями принцесса Ресниц.— Они ничего не понимают. Что сделал он с ними?! Водяные! Русалки! Очни­тесь! — отчаянно кричала она.

Но змеи продолжали шипеть. Золотой Корабль под их ударами накренился.

— Мы тонем! — вскричал Микки.

— Трилли, ты хочешь тонуть? — заплакала ма­ленькая Дуду.— Я — совсем нет...

— Бросайте змеям плоды Знаний! — вдруг ре­шительно приказал Трилли.

— Зачем? — распахнула глаза Дуду.— Бросай­те им плоды Знаний, все, какие есть у нас на борту!..

Тотчас Микки и Раф подкатили к правому борту бочонки и золотистые плоды посыпались в рази­нутые шипящие пасти змей.

— Ура! Вот это чудо! — закричала Дуду.— Ай да Трилли, дай я тебя поцелую! Смотрите! Все змеи снова обратились в водяных и руса­лок!

— Давайте скорей сюда! — позвала водяных принцесса Ресниц.

Донателло и Микки помогли обращенным взо­браться на корабль.

— Эй, капитан-призрак! Теперь очередь за мной! — воскликнул Лео, высоко поднимая над го­ловой свой Огненный меч.— Вперед, Золотой Ко­рабль!

Почти взлетев над морем, Золотой Корабль устремился к пиратскому судну.

Впереди корабля шли киты, огромная стая ки­тов,— шли на таран.

Через несколько секунд наводящее на всех ужас пиратское судно опрокинулось, а капитан-призрак был сражен Огненным мечом Леонардо.

— Ура! Ура! — кричали вызволенные из плена друиды, которые на спинах китов переправились на Золотой Корабль.

— Теперь я спокойна,— улыбнулась принцесса Ресниц.— Будь жив капитан Кольн, он был бы доволен такой победой...

— Скажи, Трилли, а почему плоды Знаний пре­вратили змей опять в водяных и русалок? — спро­сила маленькая Дуду.

Трилли загадочно улыбнулся.

— Ты не хочешь мне отвечать? — обиженно поджала губы русалка.— Что ж, тогда я спрошу у волшебницы Нары. Она все знает... Скажи, по­жалуйста, Нара, почему плоды Знаний вызывают такие превращения?

— А ты как думаешь? — улыбнулась Нара.

— Я думаю, потому, что Мудрость и Знания всегда выступают за добро и справедливость и всегда побеждают любое зло... Так?

— Конечно,— сказала Нара.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ХРАМ ПУРПУРА

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В городке друидов полным ходом шла работа.

Все до одного деревья обрабатывались специаль­ным средством, полученным в результате новых опытов Ялли. Маленькими кисточками друиды наносили на стволы и листья деревьев противо­атомную пыльцу, уничтожающую не только радио­активные вещества, но и вредных насекомых, ко­торые возникали из больших клеток, используемых Высочайшим Колдуном для того, чтобы погубить все деревья Познания.

— А это еще что за зверь? — спросил Трилли, увидев ползущее по зеленому листу насекомое.— Посмотри, Ялли!

— Это паук — долгоносик, претерпевший, ра­зумеется, изменения в результате радиоактивного облучения.

— Колдун хочет обратить нашу планету в пус­тыню,— сказал маленький Ась,— или населить ее всякими долгоносиками и ящерами...

— Ничего, Ась,— подбодрил его Ялли,— после того, как мы смажем все листья и стволы противо­атомной пыльцой, никакие колдуны и долгоноси­ки нам не будут страшны. Дерево Познания всегда росло на земле друидов и впредь будет расти. Вер­но я говорю?

— Верно,— улыбнулся Ась.— Только как они появились, эти долгоносики? Ведь раньше их не было...

— Я увидела сначала черных, а потом желтых,— добавил Трилли.— Даже не понял сначала, летают они или ползают.

Ялли вздохнул, обмакнул кисточку в пыльцу и мазнул по стволу дерева.

— На листьях образовались зеленые наросты,— сказал он.— Они лопнули, и вся крона покрылась белым пухом, похожим на хлопок или клочки шер­сти. Эти клочки постепенно разрастались, пока не превратились в паутину, только без паука. Я по­пытался осторожно снять паутину, но вместе с нею отлетели и листья. Дерево стало осыпать­ся...

— Да, я тоже помню это,— сказал Трилли.

— И тогда я увидел первым этого паука! — похвастался маленький Ась.

— А я уже знал, что надо готовить средство против него,— улыбнулся Ялли.— Потому что паук этот появился в прозрачной капсуле-шаре, а значит — он из атомной коллекции Высочайшего Колдуна.

— Какой же ты молодец, Ялли!

— Молодец! — захлопали в ладоши друиды.

— А какой он был маленький, этот первый паук! — припомнил Ась.

— Да, он был до того мал, что почти невидим, но это ему ничуть не мешало вгрызаться в листья дерева Познания.

— Они сразу сморщились и покрылись какой-то пылью,— сказал Трилли.

— Этот атомный долгоносик уничтожил все листья на одной ветке, а потом принялся за кору и тонкие веточки! — сказал Ась.— Я так испугал­ся, видя, как гибнет дерево!

— Нет, Ась, самое страшное произошло, когда после атомных долгоносиков на растениях появи­лись эти красненькие букашки — кошенили. Сот­ни, тысячи кошенилей! — напомнил Ялли.

— О, да! Они поедали все цветы, листья, и де­ревья стали сохнуть. Но, к счастью, кошенили ока­зались не в ладах с атомными долгоносиками! — засмеялся маленький Ась.— И я это заметил!

— Да,— согласился Ялли,— кошенили охотно пожирали атомных долгоносиков.

— Я наблюдал, как они полчищами шли на наш город и, словно договорившись, тут же располза­лись по деревьям! — сказал Трилли.

Ялли заметил на листе дерева маленькую ба­бочку.

— Вот весной и летом с неба спускаются черви. Сначала смотришь и говоришь: «Какая красота! Сколько разноцветных бабочек!» А бабочки-то они ненадолго, потом из них выходит новое поко­ление червей...

Он обмакнул кисть в пыльцу и провел по ветке дерева.

— Ты, Ялли, не стал ли пессимистом? — спро­сил, улыбаясь, Трилли.— Смотришь на бабочку, а видишь червей...

— А как же мне теперь смотреть на этих насе­комых? — спросил Ялли.— Помнишь, как в довер­шение всего появился этот красный паук...

— Да! — воскликнул Ась.— Я помню: он вылу­пился из алого кокона-шара. Бедное дерево! Он несколько раз прополз по стволу — и опали все плоды...

— Вот именно,— подтвердил Ялли.— Эти насе­комые, все до одного, напоминают мне о Высочайшем Колдуне и его атомных опытах.

— Поэтому я и предложил позвать волшебницу Нару, чтобы она что-нибудь придумала, помогла нам,— сказал Трилли.

— Правильно! — закричали друиды.— Волшебница Нара всегда помогала нам.

— Именно она объяснила, что каждая болезнь деревьев вызывается определенным насекомым,— сказал маленький Ась.— Никто не знает всего это­го лучше, чем она!

— И на дереве Познания оказалась атомная ржавчина,— сказал Ялли.— Нара предупредила, что если мы не найдем способа защитить деревья, то скоро в городе друидов не останется и травинки, как после нашествия атомных ящеров или роботов-истребителей.

— И как же тебе, Ялли, пришла в голову мысль создать противоатомную пыльцу? — спросил Трилли, продвигаясь с кисточкой вверх по стволу.

— Как? — улыбнулся Ялли,— Посмотрел я во­круг: насекомых все прибывает — летят, ползут, скачут по обочинам дорог, по полям, по лугам: «Неужели,— подумал я,— город древних друидов станет прибежищем всякой нечисти и атомных паразитов? Неужели на уцелевших деревьях будут висеть таблички: «Осторожно, отравлено радиа­цией!»? Эта мысль меня испугала. Я представил, как в сезон дождей атомные яды, впитавшись в землю, отравят реки, озера, моря, океан, а смерто­носные испарения поднимутся в облака. Значит, и дожди будут тоже отравлены... Я представил себе на мгновение этот убийственный круговорот! Я представил, как кто-то из живых существ прой­дет по траве и вдруг упадет как подкошенный.

Что станет с моими кроликами? Куда улетят пти­цы? Они или погибнут, или, в лучшем случае, станут спасаться бегством. И никто никогда их больше не увидит! Из всех живых существ на на­шей планете уцелеют только эти черви, атомные долгоносики, ящеры, кошенили и другая мер­зость. Они плодятся с невероятной быстротой. Они сами — продукт радиации. Я представил, как пти­цы захотят поклевать этих насекомых и сами отра­вятся радиацией. Но кроме всего прочего, я уви­дел тараканов. Атомных тараканов, которых и насекомыми-то назвать трудно. Они были похожи на кошенилей, только гораздо больше и крепче. Ну прямо мини-модели роботов-истребителей, зако­ванных в черную броню! Они ползли нескончае­мой вереницей по тропкам и лугам и, обглодав все растения вдоль дороги, искали чем бы еще поживиться.

И я решил разом освободить город друидов от всей этой мрази! С меня довольно — сказал себе! Но прежде чем приняться за опыты с превращателем и аннигилятором, я просто-напросто раз­жег у дороги костер, как делали это наши пред­ки — древние друиды. Ох как сгодился этот костер! Потому что вскоре нагрянули в коричневых шарах, перекатываясь, словно мячи, жуки-скарабеи. Они двигались очень медленно, к тому же были почти слепы, кружили на месте в своих капсулах и никак не могли найти то, что им нужно. Словом, в пламе­ни моего костра они все полопались, словно каш­таны. Совершив такое жертвоприношение, я при­ступил к своим опытам...

— И чудодейственное средство теперь готово! — воскликнул маленький Ась.

— И мы спасены!

— И деревья наши спасены!

— Молодец, Ялли! — хлопали в ладоши друиды.

— А теперь, друзья, когда дело сделано, нам пора немного поразвлечься! — сказал Трилли, спу­скаясь с дерева.— Все листья и стволы обрабо­таны противоатомной пыльцой. И я думаю, нам больше нечего бояться.

— Верно! Верно! — поддержали его друиды.

Спустившись вниз, они уселись под деревом и

стали рассказывать по очереди смешные и неве­роятные истории.

— Я хочу рассказать о прыжке Динозавра! — первым взял слово Трилли.— Когда-то Динозавра звали королем болот. И был у этого болотного короля один недостаток — тщеславие. Он до того обожал лесть, что, если никого из льстецов не ока­зывалось рядом, льстил сам себе.

— О! Это похоже на Высочайшего Колдуна!

— Молодец, Трилли!

— Хорошо придумал! — опять зааплодировали друиды.

— Но слушайте, слушайте дальше,— улыбнул­ся Трилли.— И как-то раз, когда Динозавр был один и долго не слышал слов лести, он, не выдер­жав, высунулся из болотной тины, выпрямился во весь свой огромный рост и громко, с вызовом крикнул:

— Росту во мне тридцать метров, а весу — де­сять тонн. Кто на свете больше, тяжелее и силь­нее меня?

Услыхала его похвальбу некая блоха, которая пряталась, как считалось, в лесной чаще, а на са­мом деле — в волосатой правой ноздре Динозавра. Вылезла из этих зарослей, в два прыжка оказа­лась у Динозавра в носу и крикнула что было мочи:

— Не спорю, ты самый большой, тяжелый и сильный. Зато я прыгаю выше тебя.

Динозавр, понятно, не мог ее разглядеть и спро­сил раздраженно:

— Кто это — я?

— Я, блоха.

— Это еще что такое?

— Насекомое. Я живу в твоей волосатой правой ноздре. А вот сейчас, только чтобы поговорить с тобой, я не поленилась вспрыгнуть к тебе на кончик носа.

Динозавр стал усердно созерцать кончик своего носа, едва не ослеп от напряжения, но так ничего и не разглядел.

— Я не вижу никакого насекомого!

— Ну еще бы, ведь я самое маленькое существо в мире/ И все-таки прыгаю выше тебя.

— Но я вообще не прыгаю,— проворчал Дино­завр.— Почему, собственно, я должен прыгать?

— Потому что должен. Ты не вправе теперь, чтобы кто-то прыгал выше тебя.

— Кто это сказал?

Динозавр глубоко задумался.

— Могу ли я, по крайней мере, узнать, как вы­соко ты прыгаешь? — спросил он наконец.

— В сто раз выше тебя.

Динозавр молчал долго, несколько минут. Своим скудным умом он пытался решить сложную задачу. Если в нем росту тридцать метров, то на сколько надо прыгнуть, чтобы в сто раз перекрыть эту высоту?

От напряжения извилин Динозавр без привычки чуть не упал в обморок. Все же после длительных раздумий он вычислил:

— Если я стану прыгать, то при моем росте пры­гну на три тысячи метров. А тебя даже не разгля­дишь толком. На сколько же ты можешь прыгнуть? В лучшем случае сантиметров на десять. Вот и ответь: что такое десять сантиметров по сравнению с тремя тысячами метров? Мелочь, пустяк, ничто!

— Пока ты еще и на миллиметр не прыгнул! — воскликнула блоха.— А что такое миллиметр по сравнению с десятью сантиметрами? Мелочь, пус­тяк, ничто!

Динозавр сердито запыхтел.

— Да почему, почему я обязан прыгать? Я и так точно знаю, что прыгнул бы на целые три тыся­чи метров. Царь болот не унизится до каких-то там прыжков. Ему достаточно уверенности, что при желании он может прыгнуть.

— Враки! — заявила блоха.— Ты просто боишь­ся прыгать, вот и все.

Тут уж Динозавр разозлился не на шутку.

— Ах так! Ну тогда я прыгну и докажу, что не тебе со мной тягаться.

С этими словами он уперся гигантскими ножи­щами в дно болота, присел, напружинился, издал боевой клич и... прыгнул. Но из-за своей тяжести не смог оторваться от земли больше, чем на пол­метра или даже сантиметров на тридцать, и тут же плюхнулся обратно в грязь. Вода выплеснулась из болота и ливнем обрушилась на беднягу. Когда все утихло, блоха увидела, что Динозавр мертв! Несчастный при падении ударился задом о дно и раскололся надвое, словно спелый арбуз...

— Вот это да!

— Здорово!

— Молодец, Трилли! — оживленно захлопали в ладоши друиды.— Так ему и надо, этому колдуну, то бишь Динозавру...

— Послушай, Ялли,— неожиданно взглянув вверх, произнес маленький Ась.— Что это, по-тво­ему, там летит: бабочка или птица? Слышишь, жужжит...

Друиды обратили глаза к небу и увидели, что приближающаяся к ним черная точка увеличивает­ся в размерах и все больше становится похожей на летающего ящера из охраны Высочайшего Кол­дуна.

— Легок на помине! — пробормотал Ялли.

Огнедышащий рот чудовища извергал смрадные свинцовые тучи.

— Я Тортон, Хозяин Времени. Со специальной миссией! — загрохотал голос летящего на спине ящера человека.— Я послан сюда Высочайшим Колдуном.

— Послан Колдуном? — переспросил Ялли.— Иными словами это миссия дьявола!

Хозяин Времени оскалился:

— Не дьявола, глупец! Это миссия могуще­ства!

Он взмахнул своим железным мечом, напоми­нающим сплющенную трубку, и прямо на глазах зеленое дерево Познания изменило окраску.

— Наше дерево!

— Оно сразу постарело на сто лет! — закрича­ли друиды.

— Без дерева Познания наш волшебный лес по­гибнет,— сказал Трилли.

Хозяин Времени еще раз сверкнул своим мечом, и друиды услышали его хохот:

— Сейчас я выполню приказ Высочайшего Кол­дуна! Ха-ха! Теперь вы все у меня в руках...

— Прячьтесь, друиды! — крикнул Ялли.— Прячьтесь за деревья!

Крохотные человечки бросились врассыпную, некоторые из них полезли на деревья, пытаясь укрыться в зелени крон, другие в страхе прижа­лись к стволам.

Огнедышащий ящер распластал свои огромные крылья над волшебным садом друидов, и тень его заслонила солнце.

— Эй, друзья! Вы что, играете в прятки? — раздался откуда-то с небес знакомый голос.

— Неужели Лео? — шепнул Ялли на ухо Трилли.

— Да! Это черепашки! Они спасут нас! — вос­кликнул Трилли.

— Черепашки ниндзя!

— Они прилетели!

— Они спасут нас! — оживились друиды, ше­лестя ветвями.

Огнедышащий ящер выпустил струю ядовитого пара навстречу Лео, устремившемуся к нему на крыльях Дракона, но Донателло тотчас превратил ее в золотую пыль.

— Как тебе нравится солнечный распылитель, приятель? — засмеялся он.

— А-а, черепашки! Наслышан я про ваши под­виги! Боюсь, нам тут тесновато вместе! — сверкнул железным мечом Времени Тортон.

— Если тесновато, то уйти придется тебе! — воскликнул Лео, держа наготове Огненный меч.— У нас нет лишнего времени!

Он без раздумий устремился прямо навстречу извергающему пламя ящеру Тортона.

— Я уничтожу этот сад! — в гневе выкрикнул Хозяин Времени.— В одну минуту я обращу его в ничто...

Из пасти ящера выкатилось несколько алых шаров, они упали вниз, на деревья. Тотчас листва вспыхнула ярким пламенем.

— Спасите наши деревья, черепашки!—взмо­лились перепуганные друиды.

— Ты что, затеял сражаться с малышами? — вскричал Лео, занося над головой Огненный меч.

Донателло и Микки в это время с помощью рас­пылителя сбивали огненные шары.

— Если я ударю железным мечом Времени,—  заскрежетал зубами Тортон,— ты, Лео, превра­тишься в дряхлого старика.

Он взмахнул несколько раз своим грозным ору­жием, но Огненный меч Лео отразил его удары.

— Ты плохо владеешь своим мечом, Хозяин Времени! — крикнул Лео.

Тортон затрясся от злобы. Он увидел Рафа, стоящего на каменистом уступе, и вдруг громко захохотал.

— Посмотрим, как вы, черепашки, справитесь с лавиной!

Несколькими ударами меча Времени Тортон об­рушил целый поток каменных глыб на улыбающе­гося Рафа.

— Он убьет его! — вскрикнул Ялли.— Что де­лать, друиды?

— Не бойся, Ялли! — воскликнул Раф, стряхи­вая с плеч, сыплющиеся на него камни,— у меня плоды Силы, а с ними ничто не страшно. Никакие каменные ливни и даже извержения вулканов.

В это время огромная каменная глыба упала ему на голову. Пошатываясь, Раф поймал ее, словно легкий детский мячик и подбросил вверх.

— Что ж, я люблю играть в мяч! — засмеялся он.

Падая с высоты, каменная глыба угодила пряме­хонько в глаз огнедышащему ящеру, на котором прилетел Тортон, Хозяин Времени. Со страшным грохотом чудовище рухнуло наземь, раздался оглушительный взрыв и на месте ящера осталась лишь горстка пепла.

— Вот так чудеса,— пробормотал Ялли.

В это время сам Тортон, оседлав огромного кры­латого быка с мечущими искры глазами, несся на Лео.

— Ему надо помочь,— встревожился маленький Ась.

Он легко взлетел на своих прозрачных крылыш­ках и незаметно опустился на спину быку. Ладо­нями Ась закрыл глаза чудовищу.

— Отгадай-ка, кто? — засмеялся Ась.

Бык отчаянно замотал головой, затрясся всем телом, норовя избавиться от непрошенного наезд­ника. Наконец ему это удалось. Опутанный в доба­вок прозрачной сетью Ась летел к земле.

— Держись, Ась! — крикнул Лео, одним ударом Огненного меча разрубая сеть.

— Ой! — прошептал маленький Ась, расправляя крылышки.— Я, кажется, снова лечу! Спасибо, Лео!

В это время перед Лео возник Тортон. Он не­сколько раз пытался достать противника своим грозным мечом, но Лео легко отражал удары. Тор­тон был вне себя.

Тогда Лео занес над его головой Огненный меч и воскликнул:

— Боюсь, что твои часы остановились, Тортон. Не пора ли их заводить?

И свирепый бык Тортона вдруг обратился в кро­шечное насекомое, которое, трепеща крыльями, уносило все дальше и дальше такого же крохот­ного седока.

— Ты мне еще заплатишь за это, земляная чере­пашка! — раздался из-за тяжелых свинцовых туч голос Хозяина Времени!

Лео, вздохнув, опустил Огненный меч.

— Да, друзья,— сказал он,— время летит дейст­вительно быстро. Нам надо торопиться.

Между тем неукротимый Тортон, пылая жаждой мести, летел по небу и кромсал тяжелые свинцовые облака своим железным мечом.

— Что же придумать? Что?! — бормотал он, об­рушивая на планету ливень за ливнем.— Как обма­нуть их? Может, незаметно вернуться к друидам и, похитив плоды с дерева Познания, так же неза­метно улететь? Тем более, что черепашек теперь с ними нет и помешать мне никто не сможет. По­жалуй, так и сделаю! — решил он.

Спустившись снова на землю к друидам, Хозяин Времени осторожно пробрался в волшебный сад, схватив корзину, наполненную плодами Познания, взмыл в небо.

Вдруг кто-то больно ущипнул его за ногу:

— Отдай плоды!

— Что?! Чего тебе, жалкий друид?!

— Отдай плоды!—хлопая крыльями, кричал Ась.— Я не отпущу тебя! — Он мертвой хваткой вцепился в щиколотку Хозяина Времени.— Отдай плоды!

— Плоды с дерева Познания отправятся ночью в источник Злого Огня, а ты, причем сейчас же — на землю! — Хозяин Времени, трижды сверкнув железным мечом, сбросил маленького Ася вниз.

— Беда! Беда! Друиды! Беда! — кувыркаясь в воздухе кричал Ась.— Тортон унес плоды с дерева Познания, и сегодня ночью они будут гореть в пла­мени Злого Огня! Это гибель, друиды!

— Лети скорей за черепашками! — приказал ему Ялли.— Ты должен догнать их. Расскажи им все, что видел.

— Лечу-у-у!

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Довольно! — сказал Микки, отстраняя пред­ложенный Рафом стакан.— Не хочу я твоего нек­тара.

— Во-первых, это черствая неблагодарность: нектар не мой, а подарок друидов. Во-вторых...

— А во-вторых,— перебил его Лео,— ты лучше посмотри, где там эта назойливая муха, которая недавно была летающим быком.

Раф взглянул в иллюминатор и сказал:

— Никакой мухи и других вредных насекомых не вижу.

— Прекрасно! Тогда идем на посадку.

Звездолет сел на зеленой лужайке посреди глу­хого леса.

Нежаркое утреннее солнце золотило траву. Сме­шанный аромат сырости, зелени и земли стоял повсюду. В чаще деревьев, где и в эту пору гнез­дился мрак, вспыхивали зеленые искры. Вели не­громкую перекличку лесные птахи. Бродил свет, трепетали тени, дымилась роса.

— Какая благодать!

— Уголок, которого не коснулась рука Высочай­шего Колдуна,— добавил Раф.

— Я чувствую себя здесь, словно в первый день рождения,— высокопарно заявил Донателло.

— Давайте прогуляемся,— предложил Лео.

— Выбирай направление,— предложил ему Раф.

— Пойдем по течению вот этого ручья.

— Нет возражений!

Некоторое время друзья шли молча, любуясь окрестными пейзажами.

Постепенно ручей делался шире. Его течение на­бирало силу, глубина увеличивалась, вода места­ми была аспидно-черной. Изменялся и характер берегов: вместо желтых отмелей пошли крутые обрывы с осыпями, к которым в угрюмой темноте и вечном молчании подступали прямые влажные стволы деревьев.

— По-моему, здесь не такое уж и благолепие, как на первый взгляд! — обронил Дон, пробираясь сквозь кусты.

— Мне тоже немного не по себе,— подтвердил Микки.

Лео крикнул. Но крик возвратился к нему тупым эхом, словно запертым на замок. И снова тишина.

Где-то плеснула рыба, что-то прошуршало в траве.

— Мне все же хотелось бы пройти до конца этой чащи,— сказал Лео.— Я чувствую: есть здесь ка­кая-то тайна.

Наконец друзья увидели впереди, сквозь стволы, просвет, заполненный сверкающей белизной.

— Наверное, известь... Известковый утес,— предположил Дон.

— Пожалуй,— обрадованно согласился Мик­ки.— Можно будет с высоты обозреть местность.

Но с каждым шагом то, что вначале предстало им как белая стена, прояснялось, обретало слож­ные очертания. Вот уже можно рассмотреть группу человеческих тел или статуй. Лео протер глаза. Да, так и есть: сквозь ветви мелькнул мраморный профиль, за ним другой, третий и наконец — чет­кий рисунок фигуры, словно парящей в лучах солнца, поднявшегося к зениту. Лео поймал себя на том, что невольно прибавляет шагу, подгоняе­мый любопытством.

— Осторожней, Лео! — предостерег его Дон.— Хотя в общем-то у меня распылитель наготове.

— С моим Огненным мечом мне нечего боять­ся! — сказал Лео.

Лес становился все реже. Впереди сквозила чуд­ная белизна. Когда же глазу предстала вся картина в целом, у Лео вырвался крик изумления:

— Друзья! Это не бред, не галлюцинация? Вы тоже видите? Видите?

— Да-да...— раздумчиво протянул Микки.

Дон и Раф молчали.

— Ведь это... это творение подлинного и высо­чайшего искусства! Какая же сила забросила его, подобно остывшей звезды в эти лесные дебри? — произнес Лео.

Здесь берега ручья несколько возвышались, образуя естественный постамент, на котором по­коилась групповая композиция. Постамент в виде мраморной лестницы без перил, изогнувшейся над ручьем высокой аркой, под которую, серебрясь и звеня, устремлялся поток. Концы лестницы почти сходились внизу, образуя как бы расеменное у основания кольцо.

По лестнице, улыбаясь и простирая вперед руки сбегал рой молодых женщин в легкой, облегающей их стремительные тела одежде. Все это произвело впечатление звучного веселого всплеска, овеянного счастливым смехом.

— Как живые! — вырвалось у Дона.

Две крайние женщины, коснувшись ногами воды, склонились над нею в грациозном замешательстве: еще две, смеясь, поощряли их: ну же, смелее! Остальные, образуя пары и группы, поспешали за ними, словно на какой-то таинственный и радост­ный обряд.

Центром чуда была легкая фигура, стоящая на­верху с лицом, обращенным к небу и руками, за­стывший жест которых говорил, что обладатель­ница их ощущает себя прекрасной: руки были приподняты с слабым сокращением маленькой ки­сти, выражающим силу и смущение, смутную пре­лесть юной души, смело и бессознательно требую­щей признания, и запрет улыбаться иначе, чем улыбалась она, порожденная тайной...

По всей длине лестницы, свешивая ползущие ветви, покрытые темными листьями, стояло не­сколько плоских ваз. Растения в них были, по-ви­димому, посажены давно, так как, ступив на самую лестницу, черепашки заметили, что земля в вазах и сухожилия ветвей хранят печать многих и мно­гих лет.

— Но ничто не говорит о древности самих скуль­птур! — прошептал Лео.— Это непостижимо! В них чувствуется нервная гибкость и современная слож­ность. Мрамор бел и чист...

— Смотрите! — вскрикнул Дон, указывая на медную дощечку, врезанную под ногами верхней прекрасной женщины.— Здесь что-то написано... Ты можешь прочесть, Раф?

— «Любовь, Свобода, Природа, Правда и Кра­сота»,— прочел Рафаэль.

Как только он произнес вслух эти слова, друзья отчетливо услышали чей-то негромкий голос.

—    Вы ничего не понимаете,— вещал он.— Меж­ду тем, все очень просто. Смысл в заговоре...

—    В каком заговоре?! — воскликнул Раф.

—    Тише! — поднял руку Лео.

—   Дело в заговоре окружности против центра,— продолжал голос.— Представьте себе вращение огромного диска в горизонтальной плоскости,— диска, все точки которого заполнены мыслящими живыми существами. Чем ближе к центру, тем медленней. Точка окружности описывает круг с максимальной быстротой, равной неподвижности центра. Теперь упростим сравнение. Диск — это время, движение — это жизнь, центр — истина, а мыслящие существа — люди...

—    Что-то очень сложно...— пробормотал Дон.

—    По окружности,— продолжал голос,— с виз­гом и ликом, как бы обгоняя внутренние все более близкие к центру существования, но фатально одновременно с ними описывает бешеные круги подчиненная логике жизнь, сообщая людям мень­ших кругов ту лихорадочную насыщенность, кото­рой полна сама, и нарушая их все более и более спокойный внутренний ритм громом движения, до крайности удаленного от истины. Это впечатле­ние лихорадочного сверкания, якобы предела счастья, есть, по существу, страдание исступлен­ного движения вокруг цели, но далеко, всегда далеко от нее. И слабые, как бы ни близки были они к центру, вынуждены нести в себе этот внешний вихрь бессмысленной торопливости, за гранью которых пустота...

—    Это верно,— прошептал Раф, вслушиваясь в доносящиеся из небытия слова.

—    В этом и есть высший смысл,— продолжал вещать голос.— Я вижу людей неторопливых, как

точки, ближайшие к центру, живущих мудро и гармонично, во всей полноте жизненных сил, вла­деющих собой, с улыбкой даже в страдании... Они неторопливы потому, что цель ближе от них. Они спокойны, потому что цель удовлетворяет их. И они красивы, ибо знают чего хотят. Пять сестер манят их, стоя в центре великого круга, неподвиж­ные, ибо они и есть цель, и равные всему движе­нию круга, ибо они есть источник движения. Их имена: Любовь, Свобода, Природа и Красота...

—    Значит, я нечаянно произнес пароль,— за­думчиво сказал Раф.

—   Послушайте, а что же представляет из себя самый центр великого круга, возле которого все это вращается: и Любовь, и Свобода, и Природа, и Правда, и Красота? — спросил Лео с некоторым недоумением в голосе.

—   Черепашки! Черепашки! — вдруг услышали друзья знакомый зов.

—    По-моему, это кричит маленький Ась! — сказал Дон.

—    Точно, Ась! — подтвердил Лео.

—    Ась, где ты? — прокричал Раф.

—    Здесь. Эхо возвращается, не улетая,— усмех­нулся Лео.

Через минуту маленький Ась опустился на лес­ную поляну.

—   Что случилось, Ась? — спросил Лео.

—    Черепахи! Беда! Хозяин Времени украл кор­зину с плодами... Он полетел к Злому Огню... Это в храме Пурпура... И ровно в полночь он бросит плоды Познания в жертвенный огонь... Их поглотит пламя... И тогда, тогда от нашего волшебного сада не останется ни одного цветка, ни одного листика. Спешите, черепахи!

—    Вот как? Тортон украл плоды? — переспро­сил Лео.— Что же мы медлим?..

—    Но скажи, Ась, не знаешь ли ты, где мы на­ходимся и что это за сооружение? — спросил Дон.— Сейчас чей-то голос очень долго объяснял значение вращения окружности вокруг центра... Но...

—    Это ловушка! Это галлюцинация! Временная ловушка Тортона...— захлопал крылышками Ась.— Спешите, черепахи! Тортон обманул вас! Хозяин Времени заманил вас во временную ловушку.

—   Вот оно что! Ладно. А что такое Злой Огонь? — спросил Лео.

—    Сотни лет назад существовал огненный источ­ник... Хозяин Времени хочет с помощью наших плодов с дерева Познания восстановить свою силу и власть, а также власть и могущество Высочай­шего Колдуна. Торопитесь, черепахи! После зака­та солнца, ровно в полночь, наше дерево погло­тит огонь.

—   Друзья! — воскликнул Лео.— Нам нужна Нара! Она поможет найти Хозяина Времени и его Злой Огонь!

—    Нара высоко в горах! Она сейчас помогает другим! — сказал маленький Ась.

—    Вот как? — задумался Лео.— Ну что ж, я знаю, кто поможет нам! Дочь Неба — королева, умеющая читать мысли.

—   Да! Да! — обрадовался маленький Ась.— До- ра поможет вам!

—   Ась, ты лети обратно к друидам! Успокой всех, скажи, что черепашки ниндзя отправились на поиски Злого Огня и скоро вернутся с плодами Познания,— сказал Лео.

—   Вперед, черепахи! — воскликнул Раф.— И пусть поможет нам Дочь Неба королева Дора.

Это было нелегкое путешествие. По дороге в Храм Пурпура их поджидало множество ловушек, иллюзий и галлюцинаций.

Сначала черепашки и Дора двинулись вдоль берега реки, но затем Дора, поразмыслив, ска­зала:

—    Он наверняка в укрытии... Он спустился в пещеру... Только через нее найти дорогу в Храм Пурпура... Я должна настроить свой мозг на защи­ту, чтобы вести вас туда...

—    Мы пойдем за тобой, Дора,— сказал Лео.

Друзья согласно кивнули.

Когда они поравнялись с подножьем высокой скалы, Дора сказала:

—   Теперь я пойду первой. Будьте наготове, че­репахи. Этот путь полон неожиданностей.

—    Нам это не в новинку,— как всегда пытался шутить Донателло, но все чувствовали, что дело предстоит необычное и нелегкое.

—    Самое главное оружие Тортона,— временные ловушки и галлюцинации,— предупредила Дора.— Я постараюсь, насколько это будет в моих силах, помочь вам избежать их.

Она трижды ударила по скале своим посохом и поднесла к лицу маленькое зеркальце.

—    Ну что, Дора? — спросил Лео.

—    Ничего. Путь открыт...— тихо произнесла Дочь Неба с тревогой в голосе.

Они вошли в подземный коридор.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Дора шла медленно, стараясь держаться подаль­ше от затянутых паутиной стен. Помощником ей служил посох, которым она ощупывала путь впе­реди и по сторонам. Воображение рисовало ей, как такая же паутина, только в тысячу раз длинней и толще, перегораживает туннель.

Мрак был полным. Доре казалось, что его можно коснуться рукой, собрать в складки, как занавес. И вдруг — внезапная вспышка оранжевого пламе­ни. Это Дон пустил в ход солнечный распылитель, а Раф зажег от него факел. Взору путников пред­стала пещера и во всю ее переднюю стену — ги­гантское лицо с раскрытым ртом, в который на большую глубину проникал свет факела. Глаза, оказавшиеся на уровне плеча Доры, тоже были широко раскрыты и казались не слепыми, как у статуи, а вполне даже зрячими. Да так оно и было: сделанные из чего-то такого, что придавало им блеск жизни, они не только видели Дору с чере­пашками, но и выражали злобную радость: нако­нец-то вы ко мне пожаловали!

— Высочайший Колдун, это он...— вырвалось у Доры.

И больше она не произнесла ни слова.

Лео зажег второй факел. Теперь света стало до­статочно, чтобы видеть всю пещеру. Боковые ее стены были совершенно голыми, так что все внима­ние целиком сосредотачивалось на злобном пре­зрительном Лице.

Дора сделала еще шаг и застыла на месте. Лео стоял перед Лицом, опустив меч и явно не помыш­лял ни о защите, ни, тем более, о нападении.

—   Это Высочайший Колдун,— повторила впол­голоса Дора.

—    Что? — Лео повернул голову и взглянул на Дору, но та почувствовала, что он, в сущности, почти не видит ее. Обернулась к Дону и Микки в поисках поддержки. Но в это время в лице Лео мелькнула искра сознания.

—   Он вернулся к жизни,— сказала Дора себе и черепашкам.

—   Что? — снова спросил Лео.— В чем дело?

—   Я сказала, что это Колдун. Неужели не узнаешь?

Лео прикрыл глаза рукой.

—   Мы сейчас в его власти,— прошептал он.— Надо уходить отсюда как можно скорей.

—    А плоды Познания?! — воскликнул Раф.— Хозяин Времени вот-вот прилетит сюда и совершит жертвоприношение, бросив плоды в эту зверски раскрытую пасть, из которой, говорят, по ночам изрыгается пламя Зла...

Дора обернулась к Лицу на стене. Его глаза по- прежнему светились злобой.

—    Он зовет! Я чувствую,— воскликнула Дора.

Лео, стоящий глаза в глаза с гигантским Лицом, пошевелился, его руки вцепились в Огненный меч, а лицо выражало такую смесь страха и ярости, что Дора тоже подняла свой посох, готовая за­щищаться.

—    Что с Лео? — воскликнула она.

Лео водило из стороны в сторону.

—    По-моему, он сражается,— прошептал Дон.

—   Но с кем? — спросил Микки.

—    С ним... с невидимым...

—   Он убьет меня! Нет! Нет! — кричал Лео. Затем он упал на колени, не выпуская из рук

Огненного меча.— Нет! — еще раз выкрикнул он, страшным усилием повернулся и ударил мечом по верхней губе Лица. Раздался оглушительный треск. На пальцах Лео выступила кровь, а Лицо на стене осыпалось, как высохшая на солнце глина. Даже глаза разлетелись со звоном разбитого стекла и опали на пол блестящей пылью. Лица больше не было, лишь темное отверстие, куда не прони­кал свет факелов и солнечного распылителя, отме­чало место, где был рот Высочайшего Колдуна.

Дора выпрямилась с ощущением, что с плеч сва­лилась гнетущая тяжесть. Это ушло зло, вопло­щенное в мерзком лице Колдуна.

Лео, все еще стоя на коленях, крупно дрожал. Но вот он поднял голову: гримасы страха и ярости как не бывало.

—   Лео! — шагнул к нему Дон.

По лицу Лео прошла тень замешательства, и все встало на свои места.

—    Он хотел принудить меня... убивать живые существа,— сказал Лео.— Он использовал все свое могущество и колдовство. Но у него ничего не вышло. Я сильнее его!

Микки поднял осколок камня от осыпавшегося Лица.

—    Как странно,— сказал он,— что единствен­ный удар Лео вызвал такие разрушения.

—    Это был удар Огненного меча! — ответил Лео.— Он побеждает призраков зла!

—    Прекрасно,— сказала Дора.— Я, кажется, вижу дорогу, по которой мы теперь пойдем. Надо найти Хозяина Времени. Или выбрать место для засады и там поджидать его. Он скоро явится.

—    Где эта дорога? — спросил Лео.

Дора указала на отверстие в стене. Лео, взяв один из факелов, первым полез в отверстие. Друзья и Дора последовали за ним.

—   По-моему, если раньше мы двигались в пол­ном мраке, то здесь еще темнее,— проговорил Раф.

Проход был узким и низким. Черепашки проби­рались по нему ползком.— Гладкие, округлые стены и чистый, даже без пыли, каменный пол,— отметил Дон.

Дора не могла совладать с нарастающим беспо­койством. Оно было вроде бы беспричинным. Но из памяти у Доры не выходило случившееся с каменным Лицом.

«Что, если здесь на нас также обрушатся пото­лок и стены?» — думала она.

Мало-помалу двигались вперед. Лео на какое-то время исчез, но тут же вернулся и вывел Дору из узкого прохода в более широкое пространство.

—    Здесь уже нет тех ровных стен... Нет гладкого пола,— раздался голос Рафа.

—    И посветлело,— добавил Дон.

Дора стояла рядом с Лео. Под ногами были наносы песка и гравия.

—    Видимо, когда-то здесь протекал подземный поток,— сказал Лео.— А может быть, мы на дне глубокой пропасти...— вяло сказал он.

Лео медленно, обошел вокруг стены, освещая факелом каждую трещину.

—    Я кое-что заметила,— сказала Дора.

—   Что? — обернулся Лео.

—    Песок на полу лежит неровно. И не во всех местах... Я заметила явные следы чьих-то ног.

—    Значит, это был Хозяин Времени,— предпо­ложил Микки.

—    И прячется он где-то здесь,— добавил Лео.

—    Посмотри,— сказала Дора,— Лео, иди сюда, посмотри куда ведут следы.

Они вели прямо к трещине, с виду ничем не отличавшейся от остальных.

—    Она глубже,— сказал Лео.— И, пожалуй, может быть путем наружу.

—    Пойдем! — предложил Микки.— Надо любой ценой найти этого Тортона и отнять плоды.

Проход опять сделался узким. В некоторых местах друзья с трудом протискивались, обдирая тело о грубый камень. И тропа шла не ровно: несколько раз они то поднимались вверх по выруб­ленным в камне ступеням, то скользили вниз, как по трубе. Наконец очередное усилие вывело их в новую глубокую пещеру.

Пещера была не велика. Обращала на себя вни­мание одна из стен: камни, составлявшие ее, не были ничем скреплены, а лишь заклинены.

Лео провел рукой по ее грубой поверхности.

—    Прочно,— прокомментировал он.— Но...—он осторожно воткнул свой Огненный меч в трещину между камнями. Долго раскачивал его, а затем резко толкнул камни — они с грохотом посыпались ему под ноги.— Не так страшен черт, как его малюют,— сказал Лео.— Я думаю, мы скоро рас­чистим ход. За дело, друзья!

Они долго выламывали камни и выбрасывали их назад в проход. Когда расчистили пространство достаточно широкое, чтобы протиснуться, Лео зажег факел, просунул его в открывшееся отверс­тие и удивленно вскрикнул.

—    Что там? — спросил Донателло.

Лео, ни слова не говоря, расширил отверстие и исчез в нем. Друзья последовали за ним. Они снова оказались в узком ходе, стены которого были не просто гладки, а облицованы чем-то вроде полированного металла.

Факелом высвечивался узор, который, казалось, составляли драгоценные камни самых разных цве­тов. Определенного рисунка не было — просто переплетение полос и линий, и цвет все время менялся: желтый становился зеленым, голубой переходил в красный.

—    Что-то не нравятся мне эти наскальные зна­ки,— сказал Лео.

—    В них есть что-то пугающее,— согласилась Дора.

Лео провел факелом по стене. Узор вспыхнул сначала зеленым, потом ярко-алым, перешел в оранжевый, затем в желтый.

—    Не попасть бы в западню,— проворчал Мик­ки.

—   Ты хочешь сказать, во временную ловушку Тортона? — спросил Дон.

Микки кивнул.

Лео коснулся ногтем цветной полосы. В тишине коридора послышалось слабое пощелкивание.

—    Идем! — скомандовал Лео.

Ход был достаточно широк, друзья шли без за­труднений. Дора старалась смотреть прямо перед собой, чтобы не видеть цветных полос.

—    Здесь такое притяжение,— сказал Микки.— Похоже на начало иллюзии.

—    Смотри вниз,— посоветовала Дора.

Чем дальше они шли, тем шире становились цветные полосы. Те, что в начале пути были шири­ной в палец, теперь стали шире ладони. Цвета не могли стать ярче, но смена их происходила более резко. Дора закрыла лицо руками.

Видимо, это производило такое же впечатление на Лео, но он ничего не говорил, а лишь ускорил шаг. Друзья за ним просто бежали.

Вдруг Дора слабо вскрикнула и остановилась, как вкопанная. Раздался чей-то голос. Казалось, говоривший стоял прямо перед ней. Но никто из черепашек его не видел.

Лео испытующе посмотрел на нее.

—    Тортон. Где-то близко,— ответила на немой вопрос Дора.

—   Впереди какие-то шаги,— сказал Дон.— Внимание!

Лео поднял факел, чтобы лучше видеть.

—    Да, нам навстречу идет Тортон,— подтвердил самый зоркий из черепашек Микки.

Лео поднял Огненный меч в знак приветствия.

—    Привет, Хозяин Времени! — сказал он.— Мы пришли за плодами друидов. Ты украл их!

На лице Хозяина Времени не отразилось ничего, как будто он ничего не видел и не слышал. Блеск его широко раскрытых глаз, неподвижный рот про­будили в Лео неосознанную тревогу.

Вдруг рука Тортона, сжимавшая железный меч Времени, поднялась и застыла. Он развернулся в сторону Доры.

Лео всем телом навалился на Дору, отталкивая ее в сторону, и они покатились по каменному полу. Там, где только что стояла Дора, пронесся яркий световой луч.

Лео не столько ошеломила эта неожиданная атака, сколько то, что он так и не увидел против­ника.

—    Никакого Тортона здесь не было,— пробор­мотал он.

—    А меч Времени,— спросил Раф.— Он что, был частью галлюцинаций?

—    Тортона не было,— подтвердила Дора.

Она огляделась. Коридор был пуст. Но на полу чуть подальше того места, по которому полоснул световой луч, лежал какой-то длинный предмет.

—    Меч Времени! —воскликнул Раф.

Лео наклонился над мечом, не прикасаясь к нему.

—    Но ведь кто-то держал его в руках,— недо­уменно произнес он.— Разве в галлюцинациях бывает такое?

—    Галлюцинация может и убить, если, те кто видит иллюзию, верят в ее реальность,— сказала Дора.— Уж это я знаю.

—    У иллюзии — настоящее оружие? — допыты­вался Лео.

Дора покачала головой.

—    Этого не знаю. Не помню случая, чтобы иллю­зия могла так действовать.

Черепашки склонились над железным мечом, который не исчез со своим хозяином, а все еще лежал на месте, свидетельствуя, что им действи­тельно угрожали.

—    Возьмем его? — спросил Дон.

—    Славная игрушка,— проговорил Микки, не делая, однако, ни малейшего движения.

Лео потянулся к мечу.

—    Нет! — резко крикнула Дора.— Мы не знаем его природы.

Лео нахмурился:

—    Никак не возьму в толк этих историй с галлю­цинациями... Не могу поверить, что Тортон стоял здесь, напал на Дору, а затем исчез.

—    Не знаю, как тебе объяснить,— сказала До­ра,— но лучше не связываться с этим.— Она ука­зала концом своего посоха на железный меч.

И тут же, бросив случайный взгляд на стену вздрогнула, на стене было пятно, напоминающее человеческую фигуру. Дора вытянула посох и, не касаясь самой стены, очертила в воздухе силуэт:

—    Он стоял здесь!

—    И что это значит?

—    Возможно, что он не галлюцинация.

—    Если не галлюцинация,— сказал Дон,— то что же? Призрак мертвого Тортона? Призрак, носящий железный меч Времени и способный им пользоваться? Он едва не убил, не испепелил нас.

—    Я не знаю! — огорченная своим неведением, ответила Дора.— Я ничего не могу понять.

Теперь уже Раф рискнул коснуться железного меча на полу. Перевернул его и увидел, что в руко­яти меча, как в трубке, оплавленное отверстие.

—    Второй раз он не сможет послать в нас такой луч,— заключил Раф.

—    Возможно,— сказала Дора.— Но трогать это нельзя. Тортон наверняка прячется здесь и готовит нам новую западню. Прежде, чем совершить жертвоприношение...

Коридор все еще простирался вдаль.

—   Может, безопаснее вернуться? — поежился Микки.

—    Нельзя отступать! — сказал Лео.— Будем помогать друг другу, как сможем.

—    Я пойду дальше одна,— сказала Дора.— Ты, Лео, спас меня, заслонил от огненной смерти. Остальное сделаю я...

—    Нет! — перебил ее Лео.— Я не сверну с этого пути. Я должен одолеть Тортона. Не знаю, какая сила ведет меня, но я дал слово друидам и должен сдержать его. Я верну им плоды Познания.

—   Ладно,— вздохнула Дора,— тогда я хоть пойду впереди.

Черепашки без колебаний последовали за ней.

Дальше они двигались более осторожно и Дора не спускала глаз со стен, чтобы избежать новых неожиданностей. Коридор шел прямо, цветные ли­нии на стенах становились все шире, пока наконец их краски не слились.

Дон вдруг нарушил всеобщее молчание:

—    Здесь что-то...

Закончить он не успел. В воздухе возник туман­ный клубок. Он на глазах разрастался, пока туман не заполнил весь коридор от стены до стены и от пола до потолка.

—    Попробую распылителем! — предложил Дон.

—    Не надо,— прошептал Лео.— Мы можем спугнуть Тортона и потом не найдем... У нас оста­лось мало времени.

Дон подчинился.

Туман тем временем сгустился, как бы затвердел и превратился в чудовищную маску Колдуна с гро­мадным ртом-коридором.

—    Ага! Опять он здесь! — не выдержал Лео и взял наизготовку свой Огненный меч.

Глаза маски сверкали злобой, даже более свире­пой, чем вырезанные на камне. Через разинутый рот не было видно продолжения коридора — толь­ко непроницаемый мрак.

—    Это он, Высочайший Колдун,— сказал Мик­ки.

—    По-моему, он хочет проглотить нас,— доба­вил Раф.

—    Иллюзия! — твердо сказала Дора, хотя не вполне была уверена.— Это опять ловушка Тор­тона.

Маска теперь казалась твердой, как из камня и туман, создавший ее, рассеялся. Изо рта выползло

черное подвижное, как ищущий язык, щупальце.

Дора, не раздумывая, реагировала на физиче­ском уровне — ударила по языку посохом, а Дона­телло, не удержавшись от соблазна, пустил в ход солнечный распылитель.

—    Нет! Не так надо! — воскликнула Дора, осознав свою ошибку.

—    Что ты хочешь делать? — нетерпеливо спро­сил Раф.

—    С такими надо бороться не руками.

—    А как?

—    Силой разума...

Посох Доры и луч Донателло прошли сквозь язык маски без всякого видимого эффекта. Черные губы Колдуна неожиданно вытянулись, добрались до Лео и туго оплели его, готовые отправить в рот. В глазах Колдуна вспыхнуло жадное возбуждение: он хотел есть и чуял запах пищи.

Дон крепко схватил Лео за плечо, пытаясь удержать.

—   Не так! — опять вскричала Дора.— Даже на­ша объединенная сила не может справиться с ним!

—    Но что же делать? — растерялся Раф.— Эта пасть вот-вот захлопнется за Лео.

—    Тебя нет! — прокричала Дора.— Ты не суще­ствуешь! Нет тебя! — Она бросала эти слова, как стрелы, в страшное лицо маски.— Помогите мне, черепахи!

—   Тебя здесь нет! — в один голос закричали Микки, Раф и Дон.

—    Ты всего-навсего иллюзия! — кричала До­ра.— Думай об этом, Лео! Отрицай его!

Между тем колдовская сила маски уже добра­лась и до нее — Дору тащило тоже.

—    Тебя нет! — кричала она вслух и мысленно из последних сил.

—    Тебя нет! Тебя нет! Тебя нет! — вторили ей черепашки.

И вдруг в ходе схватки произошла какая-то перемена.

—    По-моему, сознание в этих глазах потускне­ло,— прошептала Дора.

—    Тебя нет! — тихо, полузадушенно вскрикнул Лео, поднял голову и вызывающе взглянул маске в глаза.— О, тебя нет! — повторил он.

Лицо Колдуна, язык, оплетавший Лео, вообще вся иллюзия мигом исчезли. Лео, Дора и все остальные разом упали, как только пропала сила, против которой они боролись.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

—    Где же Тортон? — спросил у Доры Лео.

—    Не знаю.

Исчезло не только лицо Колдуна, преграждав­шее им путь, но и сам коридор.

—    Ни Колдуна, ни Тортона,— прошептал Мик­ки.

—    Тортон не так прост, как я о нем думал,— покачал головой Лео.

—    Он наверняка притаился где-то и поджидает нас,— высказал догадку Дон.

—    И готовит нам новый сюрприз,— добавил Раф.

—    Что ж, как бы то ни было, нам надо его найти,— сказал Лео.— Но он точно скрывается в этой пещере? — спросил он у Доры.

—    Не обязательно. Он может быть в любой из пещер Храма Пурпура. Ведь Храм Пурпура — это огромный подземный лабиринт со множеством ходов и выходов.

—    Ты знаешь все ходы, Дора? — спросил Раф.

—    Нет.

—    Как же нам быть? — задумался Лео.— Где искать Тортона?

—    Он ждет нас,— едва слышно проговорила Дора.

—   Ждет? — усомнились черепашки.

—   Да. Нам надо внутренне быть готовыми к встрече в любой момент.

—    Что ж, тогда пошли,— скомандовал Лео.

Двинулись дальше по коридору. Гладкие стены с цветными полосами остались позади, и теперь, в кромешной тьме, они очень смутно представляли, много ли, мало ли прошли. У Доры было впечатле­ние, что они уже не в коридоре, что вокруг открытое пространство, скрывающее, возможно, смертонос­ные ловушки.

—   Дора! — окликнул ее Лео, и она испугалась, потому что голос шел как бы издалека.

—    Я здесь,— ответила она и в следующий мо­мент чуть не вскрикнула: в темноте ей на плечо легла чья-то рука, скользнула вниз и крепко сжала ее запястье.

—    Подождите, у меня же солнечный распыли­тель,— услышала Дора голос Дона.— Я сейчас посвечу.

Заработал солнечный распылитель, факел Рафа снова зажегся, освещая лица черепашек и в какой- то мере снимая напряжение от давящей темноты.

Заботило другое: свет нигде не встречал ни стен, ни сводов.

—    Выходит, мы на открытом месте,— сказал Лео.

—   Может, светящийся коридор тоже был иллю­зией? — предположил Микки.

—   Тогда как же мы попали в этот мир Вечной Ночи? — недоумевала Дора.

—    Здесь поток воздуха,— сказал Раф.— По­смотрите на факел.

И впрямь пламя сильно отклонилось.

Дальше шли медленно. Время от времени Раф останавливался и водил факелом по сторонам.

—    Стен по-прежнему не видно,— комментиро­вал он.

Наконец факел осветил кромку зияющего про­вала. Раф лег на живот и осторожно пополз вдоль кромки, опустив факел вниз. И здесь свет рассеи­вался, не встречая на пути никаких преград.

—    Видно, пропасть очень глубока.

—    Но поток воздуха шел именно снизу,— про­говорил Дон.

Раф встал. Лео подошел к нему и заглянул в бездну.

—    Будь у нас веревка,— сказал он,— мы могли бы спуститься. А иначе ничего не выйдет.

—    Значит, идти по этому карнизу? — спросила Дора, хотя очень сомневалась, что они найдут какую-либо возможность перебраться через расще­лину.

«Но, с другой стороны,— думала она,— не исключено, что расщелина где-нибудь сужается и можно будет перескочить».

—    Направо или налево? — спросил Раф.

Тут уж оставалось рассчитывать на удачу.

—    Все равно,— сказала Дора.

—    Пошли налево,— скомандовал Лео.

Раф повернул налево, освещая себе и другим дорогу факелом. Вдруг он издал громкое воскли­цание и рванулся вперед: факел выхватил из тем­ноты выступ над бездной, наводящий на мысль, что когда-то здесь был мост.

—    Это и впрямь основание моста,— прочла его догадку Дора.— Но он не был, а есть.

Раф наклонился, поднес факел поближе к высту­пающему языку.

—    Посмотри-ка, Лео...

В полу было глубоко высечено изображение того же Лица — лица Высочайшего Колдуна. Высунутый язык как раз и составлял выступ, конца которого не было видно.

Дора остановилась в нерешительности, а Лео смело шагнул на «язык», опустился на колени и пополз по этому мосту, если это был мост.

Доре и остальным черепашкам не очень хотелось следовать его примеру. Постоянное появление то тут, то там лица Колдуна вселяло в них тревогу.

Дора смотрела, как Лео ползет через пропасть и готова была позвать его обратно, но не решалась нарушить сосредоточенность, которая была отчет­ливо видна во всей его напряженной фигуре. А язык-мост, хоть и сужался вдали, казался доста­точно прочным.

Лео замер на месте и в первый раз оглянулся.

—    Я думаю, мы пройдем,— крикнул он, и эхо усилило его голос до звериного рева.— Мост, похоже, продолжается. Подождите, пока я добе­русь до другого конца.

—    Ладно,— сказала Дора.

Она и черепашки сели поодаль от карниза и смотрели, как Лео медленно, неуклюже продви­гается вперед. Его факел удалялся, и вокруг Доры, Микки, Рафа и Донателло сгущались тени.

Доре вдруг показалось, что мост впереди Сужает­ся. Хватит ли Лео места, чтобы поставить оба колена сразу? А тот продолжал ползти, в одной руке держа перед собой факел, а другой цепляясь за край моста. Наконец, сел верхом. Видимо, те­перь его тело было шире моста.

Злоба в резном лице Колдуна явно сулила бедст­вие тому, кто рискнет на подобную переправу. Дора снова хотела было позвать Лео, и снова не решилась.

—    Как думаете, черепахи, все будет хорошо?

—   Обязательно,— ответил Дон.— Никаких сом­нений! Ведь мы — солнечные воины.

Лео продвигался толчками, ноги его болтались в пустоте. В свете факела не проступало еще ни малейших признаков конца пропасти. 

«Что если язык кончится раньше, и Лео сорвется в пропасть?» — вдруг подумала Дора.

Она напряженно вглядывалась в слабое уже мерцание факела. И вдруг Лео сделал конвульсив­ное движение.

—    О-ох! — вырвалось у Доры.

—    Что? Упал? — взволнованно вскочил Раф.

—    Не-ет! — выдохнула Дора.

Лео уже стоял на ногах и размахивал факелом, как победным флагом.

—    Ура, черепахи! — обрадовался Донателло.

Лео снова ступил на каменный язык, держа факел перед собой.

У Доры все тело онемело от напряжения, пока она следила за его медленным возвращением. В первый раз глубоко вдохнула, когда он сделал последние несколько шагов и встал на верхнюю губу высеченного в камне лица, из-под которой выходил этот невероятный мост.

—    В конце он очень узок...— Лео часто дышал и лоб его блестел от пота: путешествие туда и обратно нелегко ему далось.

—   Что, мост не доходит до конца пропасти? — обреченно спросил Раф.

—    Самую малость. Можно перешагнуть.

—    И ты доказал это,— улыбнулась Дора. Она старалась казаться спокойной.

—   Другого пути, кроме этого, нет,— сказал Лео.

Дора задумалась. Она знавала узкие горные тропки, по которым надо было идти с величайшей осторожностью, где все зависело от ловкости и способности сохранять равновесие. Однако самая худшая из них — ничто по сравнению с испыта­нием, что ждало ее сейчас. Ей приходилось отго­нять и страх, и отвращение: ступить на язык Кол­дуна было свыше ее сил.

—   Да что там, камень как камень,— внушал ей Лео.

—   Этот камень может погубить того, кто боит­ся,— возражала она.

—   Да,— согласился Лео.— Но именно того, кто боится.

Дора высоко подняла голову и спросила ровным голосом:

—    Как пойдем?

Лео мысленно повторил только что дважды пройденный путь.

—    Я, пожалуй, пойду первым. За мной Дора. Потом Дон, Раф и последним Микки. Эх, если бы у нас была веревка!

Дора невесело усмехнулась:

—    Связаться? В случае несчастья это означало бы гибель всех.

—    Ладно, пошли! — сказал Лео.

Он поднял факел, чтобы свет падал у него из-за плеча, и уверенно шагнул на язык. Запахнув плащ и крепко сжав посох, Дора двинулась следом.

Донателло вторил ее шагам и движениям. За ним шли Раф и Микки. Потом всем пришлось стать на колени и ползти.

Дора не сводила глаз с камня под собой, боясь глядеть по сторонам. Казалось, пропасть была полна мрака. Во всяком случае, только богатое воображение могло рисовать Доре то, что видели ее глаза.

—    А теперь — верхом,— послышался голос Лео.

Дора подобрала платье.

—    Смелее, Дора,— прошептал сзади Дон.— Я тебе помогу.

Болтающиеся ноги — то одна, то другая — тяну­ли ее вниз.

—    Я боюсь потерять равновесие.

—    Мы поможем тебе. Не бойся,— повторил Дон.

Затем Лео совершил прыжок, если можно так назвать мгновенный переход из сидячего положе­ния в победную позу покровителя горных ущелий. Он положил факел на край карниза так, чтобы пламя освещало мост, и, встав на колени, протянул руки Доре.

Дора высвободила одну руку, взяла посох, завер­нутый в подол платья, и протянула его Лео. Тот за посох стал подтягивать Дору к себе. В последний момент она рванулась вперед и упала прямо на Лео, как будто ее силы и мужество иссякли разом. Руки Лео и подоспевшего Дона обвили ее спереди и сзади. Солнечное тепло черепашек прогнало прочь все страхи. Они перешли пропасть! Под ними был обычный камень.

Лео и Раф занялись готовым погаснуть факелом. Раф помахивал им, раздувая огонь.

Дора встала, опираясь на посох.

—   Я чувствую себя вне времени и пространст­ва,— сказала она. По ее щекам катились слезы, а крепкий камень под нею, казалось ходил ходу­ном.

—    Это хорошо,— улыбнулся Дон.— Значит, ты вырвалась из-под власти Хозяина Времени.

Лео поднял факел. Пламя отклонилось в ту сто­рону, откуда они шли.— Поток воздуха, свежий, как ветер с гор,— сказал он.

—    И тянет нам навстречу,— добавил Раф.

—    Значит, надо продолжать путь,— суммировал Микки.

—    Пошли! — сказал Лео.

Вскоре перед ними возникло отверстие в стене — именно из него и шел поток воздуха. Лео сунул туда голову и глубоко вдохнул.

—    Мы, похоже, близки к выходу,— заключил он.— Этот ветер не пахнет подземельем.

—    Может, там и поджидает нас Хозяин Време­ни,— сострил Раф.

Что ж, я готов к встрече! — бодро воскликнул Лео и шагнул вперед.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Они ступили в ночь, почти такую же темную, как подземный ход, по которому только что проби­рались. Небо было закрыто тучами. Ни одной из трех лун, ни звезд не было видно.

—    Нам надо поторопиться. Не то в полночь, если Хозяин Времени бросит в пламя Злого Огня плоды Познания, от волшебного сада друидов не останется ни одного дерева,— сказал Лео.

Дора извлекла из складок своей одежды зеркаль­це. Но лунного света, который дал бы ему жизнь, не было. Она видела только один из трех дисков, и то очень тускло. Дора повертела зеркальцем, поднесла к губам, но тщетно.

—    Что ты делаешь, Дора? — спросил Раф.

—    Хотела поговорить с силами древности. Но ничего не вышло. И все-таки мне кажется, что мы сейчас движемся на север.

Когда глаза привыкли к темноте, друзьям все же удалось кое-как разглядеть окрестности. Узкий лаз, в котором они провели ночь, выходил на склон, а под ним на восток и на запад простиралась до­лина.

—    Знать бы, куда теперь идти,— сказал Лео.— Где искать Тортона?

—    Я вижу блеск текучей воды,— сказала Дора уверенно.

—    Где? — усомнился Лео.

—    Идите за мной. Вон там, на нижних скло­нах, есть растительность, какие-то низкорослые деревья...

—    Но зачем нам идти к этой текучей воде? — спросил Дон.

—    Нужно идти туда, куда ведет тебя солнце,— ответила Дора.— Главное — сосредоточиться на цели...

Они двинулись вниз по склону.

—    Двурогие,— вдруг остановилась Дора.

Лео бросил на нее удивленный взгляд.

—    На западе,— указала она движением подбо­родка.— Их четверо. Пасутся.

Лео кивнул, оборачиваясь к друзьям и уже дер­жа меч наготове.

—   Не надо, Лео,— снова прошептала Дора.— Их нельзя трогать. Они безобидные.

—    Но где же Колдун или Тортон?! — нетерпе­ливо проворчал Раф.— Я никого не вижу, кроме этих двурогих.

Дора встала на колени и снова достала зеркаль­це. Его поверхность отразила свет трех лун. Дора посмотрела вверх и сказала:

—    Покажи мне Тортона!

Поверхность зеркала покрылась рябью, затем в глубине ее возникла туманная, едва различи­мая фигура.

«Далеко. И Тортон ли это?» — Дора не могла уловить четкого и внятного ответа.

—    Вблизи его нет,— сказала она, пряча зер­кальце.

—    Приехали! — горько усмехнулся Лео.— Что будем делать?

—    Может, разжечь костер? — предложил Мик­ки.

Едва он это сказал, как Дора вскочила на ноги и стала вглядываться в что-то по ту сторону до­лины.

—   Там...— прошептала она.

—    Кто? — так же тихо спросил Лео.

—   Человек, похожий на Тортона... Но лицо — Колдуна. Он приближается. У него странная одеж­да... Какие-то красные узоры... Как будто сквозь нее проступает кровь... Узор вспыхивает, угаса­ет и снова загорается...

—    Что еще? — поторопил ее Лео.

—   Я пытаюсь послать ему свою мысль-вопрос. Но ответа не получаю.

Тем временем уже хорошо различимый незнако­мец вытянул вперед руку. Его губы — толстые, презрительно усмехающиеся губы Колдуна — вы­щелкивали одно-единственное слово, тяжело про­летавшее в воздухе, как будто выпущенное из какого-то оружия:

—    Смерть!

Лео уже стоял на ногах, пригнувшись и крепко сжимая рукоятку Огненного меча.

—   Жизнь! — выкрикнул он, принимая вызов.

Не раздумывая, Дора выхватила зеркальце, ви­севшее на шнурке у нее на шее, раскрутила эту пращу в воздухе и...

Была ли это случайность, или вмешатель­ство сил, которые она вызвала неожиданно для себя самой? Как знать.

Из протянутого вперед пальца Тортона с лицом Высочайшего Колдуна вырвался огненный луч и ударил точнехонько в зеркальце. Многократно уси­ленное отражение луча вернулось обратно.

Черно-красная фигура исчезла в облаке пара.

—    Кто это был? — спросил Донателло, заметив жест Лео, который обозначал: конец, крышка.

—    Кто бы ни был, он пришел, чтобы убить,— произнес Лео.

—    Кого? — недоумевал Микки.— Тебя?

—    Всех. Все живое.— Лео провел рукой по мок­рому лбу. Он был потрясен.

—    Он хотел убить лучом, который послал,— тихо сказала Дора.— Хорошо, что луч попал в зеркальце.

—    Да! Но что было бы с нами, если бы зеркаль­це не отразило этот луч? — покачал головой Раф.

Лео, по-прежнему хмурый, сказал:

—   Здесь злая земля... Я не знаю, что делать... Не знаю...

Он не договорил: через реку перебирались, пере­прыгивая с камня на камень, какие-то странные существа.

—   Дон! Готовь распылитель! — крикнул Лео.

Дора в страхе закричала, увидев столь безоб­разные творения природы. Природы ли? То слиш­ком длинные, то слишком короткие ноги и руки, до ужаса деформированные лица...

Кошмарные существа, лишь отдаленно напоми­нающие людей, волной хлынули на берег и без звука напали на волшебницу и черепашек.

Дора схватилась за посох. У Лео все еще был в руках меч. Но это не сулило никакого шанса на спасение. Волю всех пятерых парализовала не­видимая сила, передаваемая, очевидно, через зло­воние.

Четырех- и шестипалые руки, бескостные щу­пальца цеплялись за них и валили наземь. Брезг­ливость, отвращение, с которым Дора смотрела на изуродованные тела и лица, ослабляли ее, лишали ее мысль силы.

Чудовища повалили их на землю. Дора содрога­лась от прикосновения этих ужасных рук. Микки, Раф, Дон и Лео не в силах были пошевелить­ся, тела их словно сковал невидимый панцирь.

Дора задыхалась. Она с трудом сохраняла со­знание. Ей крепко стянули руки и ноги, пока одно из этих мерзких созданий прижимало ее к земле. Хуже всего, что держала ее женщина. Нападав­шие были голы, если не считать грязных обрыв­ков ткани вокруг бедер. Женщины были так же аг­рессивны, как мужчины.

Молчание, с которым они напали, сменилось какофонией хрюканья, свиста, еще каких-то зве­риных звуков.

Дора, оказавшись в кольце нападавших, не виде­ла черепашек. Между тем торжествующие победи­тели позволили себе некоторое развлечение: дерга­ли пленницу за волосы, царапали ногтями — у кого они были, оставляя на ее теле кровавые полосы.

Она стала понимать, что между ними идет какой- то спор: дважды часть нападавших оттаскивала ее от воды, а другая с бормотанием и визгом отнимала и приносила обратно.

Дора ожидала появления Тортона, поскольку была уверена, что никто иной как он выпустил на них эту ужасную свору. Но никого, кроме этих отвратительных существ не было.

Один сунул в костер хворостину, покрутил ее в воздухе, чтобы конец разгорелся и подступил к Доре с явным намерением выжечь ей глаза. Но вто­рой, более рослый и тяжелый, прямо великан среди своих соплеменников, схватил его пальцами- щупальцами за горло и швырнул на землю. Стояв­шие у самой воды пронзительно закричали.

Великан набросился на тех, кто окружал Дору, разогнал их кулаками и пинками беспалых ног, схватил Дору за волосы и потащил к берегу. Там он взял ее поперек тела, прошел на глубину и бросил в воду.

Она упала, но не в воду, а в некое подобие лод­ки, которая угрожающе накренилась. В следующее мгновение в лодку свалились один за другим Лео, Микки, Раф и Донателло.

Лео лежал без движения, и Дора испугалась, что он мертв. Тело Рафа упало Доре на грудь и придавило ее ко дну лодки, где плескалась гряз­ная вода. Она силилась поднять голову, чтобы ей не захлестнуло лицо.

Лодка дернулась и поплыла, однако никто из кошмарных существ и не пытался в нее сесть. Пленников просто пустили по течению, связан­ных и беспомощных.

Подхваченная быстрым потоком лодка понес­лась вниз по реке. Поле зрения Доры было закрыто телом Рафа, так что на первых порах она видела только небо. Но затем с обеих сторон встали отвесные стены и заслонили большую часть неба: оставался лишь узкий просвет между темными ска­лами.

Время от времени лодка билась о какие-то препятствия, и Дора напряженно ожидала, что их суденышко перевернется или разобьется о скалы.

Ее руки были в воде, и Дора надеялась, что это ослабит узлы, поможет сбросить путы, но она боялась делать резкие движения, чтобы не на­рушить равновесие утлого суденышка.

Обрадовалась, услышав стон Лео, дыхание Ра­фа, бормотание Микки.

«Может, черепашки придут в себя, и тогда у нас будет больше шансов!» — подумала она.

Затем увидела на плече у Лео кровь.

— Лео!

Лео снова застонал, что-то слабо пробормотал Раф.

Но грохот воды заглушил эти звуки.

Воображение Доры понемногу освободилось от железных тисок, в которых она держала свои эмо­ции.

«Что ждет нас впереди? — думала она.— При такой скорости течения вряд ли удастся выплыть в этой лодчонке, а возможно, нас ждет падение с во­допадом в бездну...»

—   Лео! Раф! — снова позвала она, пытаясь при­вести друзей в чувство.

Каждое неосторожное движение могло привести к катастрофе. К тому же вода в лодке прибы­вала и плескалась уже у подбородка Доры. Если бы сдвинуть Рафа, она подняла бы голову повыше.

Тело Рафа дернулось, и вода плеснула Доре в лицо.

—    Осторожней! — крикнула она.

—    Где мы? — слабым голосом, но осознанно произнес Раф.

—   Мы все в лодке. Я частично под тобой. Здесь вода, а я не могу поднять голову.

Раф не ответил. Что-то пробормотал Лео.

Дора старалась высвободиться из-под тела Рафа или хотя бы освободить голову. Шея ее болела, и двигать ею становилось все труднее.

—    Раф, постарайся отползти вниз,— вдруг по­слышался вполне отчетливый голос Лео.

—    Хорошо. Будь готова, Дора...

Она глубоко вздохнула: Раф немного сдвинул­ся в сторону кормы. Лодка зачерпнула бортом.

Донателло и Микки тоже пришли в себя.

Вода прокатилась по лицу Доры, но каким-то чудом они не перевернулись.

—    Раф, еще чуток,— проговорил Лео.

Раф дернулся еще раз, и Дора наконец зады­шала свободно. Теперь она могла помочь другим.

—   Дон, приготовься. Я постараюсь подняться повыше...

Ее подбородок упирался в грудь Лео, зато лицо все было над водой. Она увидела, что Лео извер­нулся и лег поперек лодки. Течение было по-прежнему быстрым, но лодка, казалось, стала бо­лее устойчивой. Дора поняла, что сказалась пере­мена центра тяжести. Теперь она видела, что поток мчится по узкому ущелью меж очень высоких берегов.

«Даже удайся нам выбраться из воды, вряд ли бы мы смогли влезть на эти стены»,— подумала Дора.

Она снова предприняла попытку освободить свя­занные руки, и, к ее величайшему удивлению, уз­лы чуть-чуть поддались.

«Все-таки вода помогла».

—    Слышите, черепахи, я почти освободила ру­ки,— прошептала она.

—    Хорошо,— тихо проговорил Лео.

Глаза его были закрыты.

Между тем решимость и воля Доры росли. Бро­шенная на произвол судьбы, связанная, она все- таки на что-то надеялась.

—    Итак, первое дело — руки,— сказала Дора вслух.

Несмотря на боль в запястьях, она, то напря­гаясь, то давая себе передышку, расслабляла главный узел.

Лео не открывал глаз, и Дора подумала, что он снова потерял сознание.

—    Сколько еще продлится эта гонка по воде? — словно сквозь сон проговорил Донателло.

Дора еще немного приподняла голову и отме­тила про себя, что стены становятся ниже. Послед­нее усилие — и руки ее свободны. Затекшие паль­цы ничего не чувствовали, но, когда циркуляция крови начала восстанавливаться, Дора чуть не закричала от боли. Через силу заставляла себя сгибать и разгибать непослушные пальцы. Нако­нец, смогла приняться за узлы на лодыжках, где ремни глубоко врезались в тело.

Вспомнив, что чудовище, захватившие их, не обыскивали ее, пошарила за пазухой и достала из потайного кармана небольшой нож. Он чуть не выпал из ее бесчувственных пальцев, но как-то ей удалось перерезать ремни. Затем она посмотре­ла, что может сделать для черепах. Река между тем сузилась, и течение стало быстрее. Лодка бы­ла тупоносая, с высокими бортами. Похоже, у нее был деревянный каркас, обтянутый такой толстой кожей, что непонятно, какому животному она при­надлежала. Кожа была чешуйчатой снаружи, глад­кой изнутри и, вероятно, очень крепкой. Вообще же лодка была словно из иного, давно минувшего времени.

Дора чуть-чуть придвинулась к Лео и увидела, как глубоко врезались ремни в его руки. Руки- ноги других пострадали меньше. Она освободила всех друзей от пут и устроила поудобнее, на­сколько это было возможно.

— Но что мы можем сделать без весел, без ру­ля, без всяких средств управления лодкой? — вздохнул в темноте Микки.— Ты знаешь, Дора,— продолжал он,— когда эти чудовища связали нас, предварительно отдубасив своими палками, я поте­рял сознание... Но каким-то непонятным обра­зом, я помню, помню все то, что промелькну­ло перед моим мысленным взором в то время. Это была полная ясность сознания. Сначала пока­зались верхушки каких-то пальм, растущих как бы прямо из океана, а потом словно всплыл плоский диск острова... Я думал, что это — спасение. Небольшой остров окружали коралловые рифы вроде тех, что мы видели во время нашего путешествия на остров принцессы Ресниц. Но этот остров был словно необитаемым. Я видел себя лежащим в лодке. Вот так лежал и бессмысленно смотрел в небо. Иногда слышал какой-то гул. Надо мной проносились ракеты и звездолеты. Но заметить меня, конечно не могли. Я попытался грести. Но это почти не помогало. Мою лодку несло прямо к широкому проходу между рифами. Когда грохот прибоя остался позади, я увидел приближающийся берег. Я подплыл к косе. Помню вывернутые с корнем деревья, следы волн, забегавших далеко на сушу. Дно лодки заскрежетало по коралловому песку. Я вышел на берег и упал в тени первой же пальмы. Когда слабость прошла, огляделся. «Может быть встречу здесь робота», - почему-то подумал я. И крикнул вслух: «Эй, робот! Робот!» С минуту прислушивался. Кругом царила тишина, нарушаемая только шелестом пальмовых листьев и отдаленным шумом прибоя. Двинулся дальше. У первых деревьев зацепился ногой за валявшуюся проволоку. Немного дальше лежали пластиковые столбы, подмятые упавшим деревом. В чаще что-то зашелестело. Я остановился. Шелест повторился. Потом сквозь жужжание мух до меня долетело слабое потрескивание. В путанице ветвей ползло какое-то животное. Я раздвинул лианы, чтобы лучше его рассмотреть, и с отвращением попятился. Это был зверек величиной с кролика, весь покрытый слезящимися язвами. Задние лапы животного тащились за распухшим, израненным туловищем. Почувствовав мое присутствие, зверек повернул голову ко мне. Я испугался и с криком:  «Эй! Робот! Робот!» убежал.

Заросли поредели. Я вышел на край скалистой долины, отлого спускающейся к далеким голубым водам залива. Стал разглядывать беспорядочное нагромождение огромных, серого цвета фигур. Кубы, призмы, усеченные и ступенчатые пирамиды, лестницы из мрамора, прекрасные, но поврежденные временем статуи являли собой сущий хаос форм и размеров.

—  Робот! Эй! Робот! – снова стал кричать я.

Через минуту услышал ответ. Это было как звук сигнальной трубы. Я сел. Ждал, оглядывая берег. Вдруг понял, что вдоль песчаного берега тянется проволочное заграждение. И увидел робота. Он приближался очень быстро. Его назойливый сигнал звучал все громче. Было в нем что-то тревожное. Робот на полной скорости мчался ко мне. В последний момент сигнал умолк, и робот резко остановился. Я подошел к нему. Он вздрогнул и предостерегающе завыл.

—  Выключи сирену! - рассердился я. - Что случилось?

—  Немедленно беги! – крикнул робот. – Немедленно покидай остров! Здесь находится старое кладбище радиоактивных отходов. Беги отсюда! За рифы!

Я обратился в бегство. Колючие ветви рвали одежду, царапали кожу, хлестали по лицу. Не чувствуя боли, я пробирался к берегу, падал, поднимался. Казалось, сердце разорвет грудь, не хватало воздуха. Голубой берег становился все ближе. Наконец я упал, запутавшись в лежащей  на земле проволоке, и больше не мог подняться. Издалека доносился тревожный сигнал робота.

Я осознал только одно – надо как можно скорее броситься в воду и отплыть дальше в море, за рифы... Больше я ничего не помню,— закончил Микки.— Только плеск воды...

—    Ты посетил иной мир,— задумчиво произнес­ла Дора.— Возможно, это было какое-то предосте­режение нам всем... Если бы у меня была возмож­ность заглянуть в зеркальце, я бы тебе объяснила твое видение. Было бы не худо об этом поразмыс­лить...

Но размышлять Доре долго не пришлось. Потому что конец их путешествия был близок. Камен­ные стены вдруг оборвались, и они выплыли из каньона в долину — если это была долина, а не це­лая равнинная страна.

—    Сколько еще до полуночи? — поинтересовал­ся Микки.

—    Надо бы поспешить,— ответила Дора.— Но это не в наших силах. Будем уж двигаться так, как это возможно.

—   Куда же мы попали? — услышала Дора голос Рафа.

—   Я вижу ровную местность, покрытую чем-то вроде травы.

Поток, несущий их, бежал уже не так быстро, и путь его был отмечен кустарниками и мелкими деревцами — единственной растительностью, ко­торая возвышалась над травой. В остальном было темно и пустынно. Оглядевшись, Дора вздрогну­ла от внутреннего озноба.

Стон Лео снова привлек ее внимание. Тот открыл глаза и посмотрел на друзей вполне сознатель­ным взглядом. Дотронулся до раненого плеча, вздрогнул, а затем оглядел равнину.

—   Мы по другую сторону гор,— сказала Дора.— Нужно промыть твою рану, Лео.

—    Не надо. Это не опасно...— Он нахмурился и потер лоб.— Это был сон или мы действительно видели Тортона?

—   Мы видели Тортона с лицом Колдуна,— осторожно ответила Дора.

—    Значит, это не сон,— удрученно произнес Лео.— Как трудно иметь дело с силами, о су­ществовании которых большинство даже не по­дозревает.

—    Колдун создал себе целую рать злых после­дователей,— сказала Дора.— Чудовища, которые схватили нас,— не человеческого рода.

—    Ты думаешь, их напустил на нас Колдун? — спросил Микки.

—    Колдун или Хозяин Времени, неважно... Это одна и та же сила...

Донателло, глядевший вдаль, вдруг вскрик­нул: — То, что казалось стеной кустарника, теперь стояло прямо перед ними, беспрепятственно про­пуская воды реки под собой.

—    Это заградительный барьер, и лодка должна столкнуться с ним! — воскликнул Донателло.

Осторожно балансируя, он поднялся на колени, но понял, что, даже встав на ноги, не достанет до вершины барьера. Лодка снова угрожающе качнулась — это встал Лео.

—    Проплывем? — спросил он.

Дон пожал плечами.

Доре случалось плавать в горных озерах, но здесь на нее наводило страх быстрое течение.

«Может, лучше попробовать взобраться на барь­ер, когда мы столкнемся с ним? — думала она.— Однако сам барьер... Неизвестно кем и для чего он сделан».

Но оказалось, что выбора у них и не было. Как только лодка подошла к барьеру, откуда-то как бы прямо из воздуха упала сеть и накрыла ее вместе с пловцами. Дон и Лео пытались освободиться от сети, но из-за кустов и деревьев с обеих сторон появились люди. Нет, не прежние уроды - у них были красивые, с горделивой осанкой тела...

Дора позвала на помощь…

Но никто не откликнулся. В чем дело? Она всмотрелась в их лица. Это были пустые лица, без всякого выражения. В угрожающем молчании ловцы подтаскивали сеть к себе.

—  Это же люди… Живые существа, - проговорил Лео. – Что они хотят с нами сделать?

Дора покачала головой. Она чувствовала себя потерянной и беспомощной: ни о каком контакте с этой публикой не могло быть речи.

—  У них совершенно пустые лица… - только и сказала она.

—  Но почему? Как это объяснить? - недоумевал Раф.

—  Мне кажется, что все они во власти какого-то кошмара или столь сильной галлюцинации, что все полпытки разрушить ее бесплодны, - сказала Дора.

—  Значит где-то здесь и Хозяин Времени. Только он мог сотворить такое! – воскликнул Дон.

—  Они выглядят совсем как люди, - высказала Дора свою растерянность, - но это не люди… то есть не живые мыслящие существа.

Кто бы они ни были, ловцы прекрасно сумели воспользоваться силой течения и своей странной сетью, чтобы захватить пленников. Их было слишком много, чтобы наши друзья отказались от всяких попыток защищаться.

Им связали руки за спиной и повели прочь от реки по пустынной равнине. Кое-где можно было разглядеть остатки костров. «Люди» шли молча, не разговаривая ни с пленниками, ни между собой.

Дору бросало в дрожь даже от одностороннего контакта с ними. Они казались пустыми оболочками, повинующимися чьей-то воле и не имеющими собственного разума. Но эти тела, как видно, нуждались в пище и воде.

Они достали свои припасы и разделили их с пленниками. Черепах и Дору развязали, но все время внимательно следили за ними.

—  Даже вода какая-то странная, с металлическим привкусом, - сказал Раф.

—  Как будто ее долго держали в контейнере. – добавил Микки.

—  Куда вы нас ведете? – спросил Лео, втайне надеясь, что люди приведут их к Тортону.

Но человек, к которому он обратился, ничего не ответил. Вместо этого он снова связал Лео руки, попробовал последний узел на прочность и отошел с довольной усмешкой.

Лео посмотрел на Дору.

—  Они должны тебе что-то ответить, - сказал он.

Дора облизала губы. У нее пересохло во рту от волнения, казалось, она не сможет произнести ни слова. Но надо было что-то делать. И она… запела! Слова песни были такими древними, что даже значение их забылось. Они шли из туманного прошлого планеты Ригель и, вероятно, когда-то были настолько важными, что каждый заучивал из наизусть.

—  Вначале. – речитативом завела Дора на забытом языке, - было создано Небо… И человек получил жизнь… Он звался Сыном Неба…

Слова слетали с ее губ все быстрее, отчетливее, произносились с большей энергией и силой. И… Да, один из ловцов обернулся к ней. Легкое замешательство мелькнуло на его пустом лице, губы дрогнули, и его голос, присоединился к песне — слабый, тихий, прерывистый. И когда До­ра замолчала, он увидел ее, по-настоящему увидел!

Она как будто разбудила, нет не всех, этого од­ного. Его глаза перешли от ее лица к связан­ным рукам, к концу веревки, захлестнутой вокруг запястья другого стражника. Внимание на его лице сменилось беспомощностью.

—  На Сынах Неба бремя греха! — сказал он хрипло, словно давно не давал работы своим голосовым связкам.— Мы платим, Дочь Неба, платим...

Никто, видимо, не обратил внимания на этого вдруг заговорившего человека. Дора шагнула вперед.

—   Кому Сыны Неба должны платить? — изо всех сил стараясь сохранять спокойствие, спросила она.

—   Тортону, Хозяину Времени... И Высочайше­му Колдуну...

Едва последние слова слетели с его уст, он вдруг снова замкнулся и отошел.

Дора послала ему вдогонку свою мысль со всей силой, на какую была способна, пытаясь сло­мать невидимый ею барьер, отыскать в пустой скорлупе человека. Видимо, она нашла брешь, по­тому что стражник снова на миг повернул голову, но затем впал в прежнее сумеречное состояние.

—    Итак, Сыны Неба платят,— произнес Лео.

—    Тортону,—резко сказала Дора.

—    И Колдуну,— добавил Раф.

—    Что ж, значит, скоро мы с кем-то из них встре­тимся,— грустно улыбнулся Дон...

Долго еще в темноте они шли по равнине.

Лео держался довольно далеко впереди. За ним Донателло, Дора, позади – Микки и Раф. Раф, казалось, нетвердо стоял на ногах – время от времени стражник протягивал руку и поддерживал его с безразличием машины, выполняющей привычную работу.

Время от времени пленникам предлагали пищу и воду.

Сухая трава была по колено высотой, в темноте не угадывалось никакой тропы, однако люди шли уверенно, как по хорошо знакомому пути, и явно не боясь сбиться.

Впереди показалось что-то неясное. Наконец ведущий стражник взял чуть влево и ступил на лестницу, начинавшуюся прямо от утеса.

Все стали гуськом спускаться в дыхнувшую сыростью низину.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Лестница вывела их на какую-то широкую дорогу, где стражники плотнее окружили пленников. Темные кроны деревьев смыкались над головами и аркой указывали путь. Воздух был опьяняюще влажен, небо полно звезд, но ни один из стражей ни разу не глянул вверх и, кажется, вообще не замечал ничего.

Дорога была лучше некуда, шагалось легко. Если бы еще она шла прямо! Попадались деревья такой толщины, что приходилось изрядно принимать то на восток, то на запад. Если оглянуться, то дорога как бы не исчезала с каждым поворотом.

Пот катился у Доры по лицу. Жар проникал сквозь одежду. Черепахи шли, опустив головы. Люди, ведущие их, не сбавляли шага.

Наконец они обошли пространство, занятое тремя гигантскими деревьями, так густо увитыми лианами и еще какой-то зеленью, что все вместе выглядело крепкой, как камень, стеной. Путь закончился открытой площадкой, выложенной каменными плитами. В свете звезд легко модно было рассмотреть каменное отверстие в стене.

Снова стали спускаться по лестнице. На этот раз – под землю. Лестница шла по спирали вокруг колодца. Чем ниже они спускались, тем слабее становились приторные запахи леса и тем ощутимее – встречный поток свежего воздуха.

—  Мы близки к цели, как ты думаешь, Дон? – заговорил Лео.

Дон что-то пробурчал в ответ. Он пытался считать ступени, чтобы иметь представление, на какую глубину они спускаются, но сбился со счета.

—  Мне очень не нравится здесь, - недовольно бросил он.

Подножие лестницы упиралось в узкий коридор. Вдоль него были развешены в стенных колодцах факелы.  Резко пахнуло дымом, копотью…

Коридор закончился аркой, и Дора чуть не упала: они оказались перед каменным лицом Колдуна. Его широкий рот был ожидающе раскрыт навстречу.

Двое ведущих их стражей опустились на колени и проползли через рот-арку, Дору, нажав ей на плечи, заставили принять такую же унизительную, позу и последовать за ними. Она со злостью повиновалась. Следом проползли черепахи.

Открылась комната с каменными сводами, сте­нами и полом. В дальнем конце находилось воз­вышение, а на нем кресло с высокой спинкой и широкими подлокотниками. Как ни велик был этот трон, он вполне отвечал габаритам человека, сидевшего на нем.

В черном и красном, с высоко зачесанной копной волос. Это был тот... кого они видели перед напа­дением уродов.

—    Тортон,— проронил Донателло.

—   Тортон с лицом Колдуна... Тортон, меняющий облик,— усмехнулся Лео.

Хозяин Времени усмехнулся, когда стражи вы­толкнули Дору вперед. Он следил за нею, как за добычей.

Дора высоко подняла голову, бросая вызов хищ­ной усмешке Тортона, хотя она ровно ничего не могла сделать, кроме как померяться с ним взгля­дами.

У человека, тащившего ее, было такое ж пустое лицо, как и у остальных.

—    Видимо, они полностью во власти Тортона,— сказал Раф.

—    Они — его вещи, проглоченные вещи,— ус­мехнулся Лео. Он прошел мимо друзей, мимо До­ры, как бы не видя их, встал на нижнюю сту­пеньку помоста и вдруг заговорил: — Великий Хозяин Времени...

Дора и черепашки в недоумении переглянулись.

Темные глаза Тортона обратились к Лео.

—    Что ты хочешь сказать, жалкая земляная черепаха? — спросил он.

—    Я — солнечный воин, Тортон. И я равен тебе в силе, потому что в моих руках звездное ору­жие — Огненный меч, отнять который насильно никто из смертных не может. Но я не стану сражаться с тобой. Я предлагаю тебе свою силу. Пусть Огненный меч будет нашим общим талисманом.

—    Но твои друзья...— Неуверенно произнес Хо­зяин Времени, явно не ожидавший такого хода событий.

Лео, не глядя на Дона, Микки и Рафа сказал:

—    Они будут служить тебе так же, как и я.

—    По-моему, наш Лео...— начал было Дон.

Но Раф резко толкнул его плечом, чтобы тот молчал.

—    Значит, так! — произнес Тортон после минут­ного молчания.— Что ж, я поверю в искренность твоих слов, Лео. Это просто сделать. Ты пришел ко мне вместе с друзьями и с Дорой, Дочерью Неба. У меня нет дружбы с Сынами Неба. Они лишь платят мне дань своей кровью.— Губы Торто­на, так напоминавшие рот Колдуна, дрогнули в лег­кой усмешке. Его взгляд, устремленный на Дору, был хуже любого физического удара.— Дора, ты видишь, что такие же, как ты, дети Неба, здесь — рабы. Это хуже смерти, не так ли, Королева? Они сломлены... Лео, спасибо тебе, что ты при­вел ко мне Королеву. Твой дар заслуживает похвалы.

Тортон поднял руку, и человек, стоявший ря­дом с Лео, быстро шагнул назад и освободил его руки. Точно так же были освобождены остальные черепашки.

—    Что ж, Лео, значит, ты и твои друзья решили служить мне? Что ж... Это интересно... А что ка­сается королевы Доры... Уведите ее в загон! — резко крикнул Тортон.

Дору не понадобилось тянуть за веревку, чтобы увести: скрытое зло этого места поднималось вокруг ее ног, как зловонная грязь, и затягивало ее. Она было ошеломлена лицемерием Лео.

Ее вывели из аудиенц-зала Храма Пурпура через заднюю дверь, протащили по лабиринту узких коротких коридоров и, наконец, втолкнули в комнату, где были женщины. Никто не взглянул на нее, когда она едва не упала, поскольку рук ей не развязали.

Множество человеческих существ, Дочерей Неба, тупо смотрели перед собой. Дора увидела их пустые лица и удрученно подумала, что, вероятно, так же пусто у них в головах.

Но вот одна из женщин медленно повернула к ней голову. Ее взгляд был таки пустым и бессмысленным, что Дора отступила. Женщина лениво встала, обошла Дору и подергала веревку, связывающую ее руки. Веревка упала на пол. Женщина вернулась на свое отвратительное ложе из грязных подушек и застыла в прежней позе. Дора, растирая руки, отступала назад, пока не уперлась в стену. Села, скрестив ноги, ее взгляд вернулся к освободившей ее женщине. Та ничем не отличалась от остальных пленниц, но что-то же заставило ее помочь Доре. Откинув голову к стене, Дора закрыла глаза. Ощущение беспокойства исчезло.

«Какой же силой обладают Тортон и Колдун, чтобы довести до такого состояние Дочерей Неба?! – думала Дора. – Как можно было обратить в рабство людей с талантом, какого нет у самого Тортона или Колдуна?»

—  Тортон – это и есть Высочайший Колдун.

Только дисциплина ума заставила Дору остаться спокойной. Кто послал эту мысль?

—  Где ты? – спросила она, имея в виду говорящую.

—  Здесь. Запомни, у Тортона есть способы ломать чужую волю. Но не всем… Кое-кто из нас был вовремя предупрежден… Сегодня, Если в пламя Злого Огня попадут плоды с дерева познания…

—  Наступит конец! – прошептала Дора.

—  Да. И мы должны…

Она посмотрела на ту, что освободила ее от пут. Наверняка это именно от нее исходили беззвучно высказываемые мысли.

—  Спасибо. Но что мы можем сделать? И кто это - мы?

—  Мы – те, кто еще остался настоящими Дочерьми Неба. Нас очень мало… Нет, не ищи меня глазами, мы ведем мысленный разговор, но мы не знаем друг друга, ибо иначе может случиться, что из нас вырвут правду. Ты видела деформированные существа, повинующиеся Тортону? Они ловят всех, кто появляется на этой земле... Они кровь от крови Тортона, но побочные плоды атомных испытаний искалечили их. Время от времени они рождают детей, таких же чудовищ, как сами... Тортон же стал бессмертным воплощением колдуна, не знающим милосердия. Он истребляет теперь все живое, что попадается под руку, чтобы его власть увековечилась, и не осталось больше сил Света, Добра и Знания, ему нужно сегодня совершить жертвоприношение Злому Огню...

—  Бросить в него плоды Познания? - спросила Дора.

—  Да. Его сила в его мозге, Дора…

Между говорившей и Дорой как бы захлопнулась дверь: вдруг наступило молчание. Дора за­крыла глаза и больше не посылала и не ждала встречных мыслей. Внезапный перерыв в разговоре был явным предостережением.

Затем прямо в ее голову как брошенное в ярости копье, влетела мысль, прозвучавшая словом:

—    Сестра!..

«Ответить? А если это Колдун или Тортон? Может, он умеет имитировать мысленный зов?»

—    Войди, сестра!

«Что это? Приглашение или ловушка?»

Дора еще долго колебалась, чувствуя, что не мо­жет положиться на собственное мнение.

«Ведь в Лео и черепахах,— думала она,— я была уверена. А они предали».

—    Войди! — потребовал чей-то голос.

И в третий раз, более раздраженно, повторил свой приказ.

Дора собрала всю свою энергию.

«Может, это будет величайшей ошибкой в моей жизни, а может, окажется спасением от самого худшего...»

Она настроила свой мозг и сердце на то, что сумеет вовремя отпрянуть, если ее доверие будет обмануто.

В пространстве вокруг нее ничего не изме­нилось. Но Дора была внутренне ошеломлена. С нею добивались мысленной связи Дочери Неба. Она стала частью общего союза, в ней росли радость и восторг, каких, пожалуй, она никогда не знавала.

—    Мы вместе! — сказал кто-то, кого, по- видимому, тоже захватила волна близкой побе­ды.— Ну, королева, теперь мы достаточно сильны для дела?

— Что вы хотите делать? – спросила она, обращаясь ко всем сразу, поскольку не могла разделить их на отдельные личности.

—  Действовать! – твердо ответили ей. – Мы уже давно начали объединяться. Мы прячемся под личиной рабынь, которую надел на нас Тортон. Но нам нужно больше силы, чтобы выступить против него. Если бы у нас были плоды Познания! Контроль Тортона враждебен нам. Он сотворил такой барьер, который мы не можем пробить. Но теперь, королева Дора, с добавлением твоей силы, мы можем ждать последней битвы… Скоро за тобой придут, чтобы Тортон сделал тебя такой же, какими, по его мнению, стали мы. Иди с ним, но жди. Когда понадобиться - мы будем готовы.

Дора чувствовала некую логику в этих аргументах.

«Если Дочери Неба в самом деле объединили свои силы, - думала она, - то кто знает, что может дать такое накопление. И конечно, это единственная надежда…»

Глядя на жалких, сломленных женщин она снова задумалась, кто же из них входит в этот общий голос?

—  Мы не начнем действовать до тех пор, пока Тортон не приступит к обряду жертвоприношения, - продолжал голос, - Это совершится в полночь… Пользуйся пока лишь мысленным прикосновением, сестра. пока мы не придем к тебе...

Голос смолк. Дора вздрогнула, пока он звучал, ей было тепло и спокойно, а теперь ею опять овладела горечь сознания, что все пути ведут к гибели. Она закрыла глаза и пустила в ход технику сохранения и усиления энергии, какой долго и тщательно училась.    Ей не дали возможности вооружиться таким образом. Дверь отворилась, но вошел не стражник, а Лео. Он закрыл за собою дверь и прислонился к ней спиной. Никто из женщин не взглянул на него. Губы его оживленно двигались, как будто он посылал ей какое-то сообщение, которое нельзя было передать вслух. Она заколебалась.

«Ведь он теперь слуга – Тортона. Он и его друзья!»

Но Лео Что-то настойчиво шептал ей, не произнося слов вслух.

Дора сопоставила свое теперешнее отношение к Лео и черепахам с фактами из совместного путешествия. Они спасали друг друга не раз, это так. Но что значило это по сравнению со словами Лео, сказанными им Тортону?

Врожденная настороженность Доры воевала с другим чувством – чувством доверия.

В конце концов, она решила прислушаться к внутреннему голосу Лео.

Да, врожденный инстинкт ее не подвел. Лео сказал Тортону то единственное, за что мог ухватиться в последнюю минуту.  Дора читала теперь его мысли и узнавала прежнего Лео.

Хозяин времени, он же Тортон, он же Колдун, ставил опыты над мозгом и телом, научившись этому у темных жрецов Храма Пурпура. Они добивались изменений в психике своих жертв, но не собственными внутренними усилиями, а с помощью ядовитых газов, дурманящих веществ, которые питали галлюцинации до тех пор, пока нереальное становилось реальностью. Несколько Сынов Неба были приведены сюда и подвергнуты процессу, итогом которого было подчинение Тортону. Они хотя и остались живы, но это были лишь пустые оболочки прежних людей...

Некоторые из Сынов Неба и Дочерей Неба по­пали в сети Тортона, благодаря искусно расстав­ленным временным ловушкам: они шли на зов, посылаемый Тортоном. Так Тортон пополнял свою армию рабов. Так избавлялся он от подлинных Сынов и Дочерей Неба. Так укреплял свою власть над живой природой.

Он, казалось, не знал поражений и стал в соб­ственных глазах бессмертным, всемогущим, самим Колдуном — именно это и было главной целью его изысканий. Жрецы Храма Пурпура один за другим умерли. Может, Тортон помог им в этом и в резуль­тате остался у власти один. Теперь он задумал со­брать армию и уничтожив всю живую іїрироду на планете Ригель, распространить свое владычество на звезды. Для этого ему нужны плоды друидов. Он допрашивал черепах, рассчитывая узнать, что ценного можно захватить еще у друидов.

—    Он читал у тебя в мозгу? — спросила Дора.

—    Он не мог,— ответил Лео.— Он был зол и, я надеюсь, встревожен. Однако, он хотел сломить меня. У него есть многое, что долгие годы работало на него,— дымы, газы, заклинания, радио­активные вещества, но все это требует времени, а я и другие черепашки недостаточно долго были в его руках.

Дора приняла решение:

—    Продолжайте в том же духе, разыгрывайте из себя его вассалов.

—    Но он скоро примется за тебя, чтобы ты стала такой же, как они.— Лео указал на женщин вокруг, которые, казалось, так и не заметили его присут­ствия.

Она верила ему, поскольку читала его мысли.

—    Надеюсь, мне удастся устоять,— сказала До­ра.— Если он держит в рабстве других Доче­рей Неба, то тем самым в какой-то мере исто­щает свою силу. А я приду со свежими силами и...

Лео напрягся и повернулся к ней, сжимая кулаки:

—    Идут!

—    Они не должны увидеть тебя здесь.— Дора быстро поняла новую опасность.

—   Лезь туда! — она указала на низкое ложе, на котором сидела одна из женщин. Между ложем и стеной было небольшое пространство — плохой, конечно, тайник, но если они не задержатся здесь, а она, вдобавок, отвлечет их внимание,— тайник сослужит службу.

Лео покачал головой, но Дора быстро подошла и схватила его за руку.

—    Если люди Тортона застанут тебя здесь, то хорошего для черепах и для друидов ничего не будет! — резко сказала она.— Кто поможет всем живым существам? Спрячься, а потом решай, что ты можешь. Раз ты обхитрил Тортона, то, воз­можно, тебя позовут посмотреть, как он обра­щает меня в рабыню. Тогда у нас у всех бу­дет шанс действовать сообща.

Лео спрятался. Сидящая на ложе женщина даже не подняла глаз, когда он протискивался в укры­тие. Дора вздернула подбородок, изобразила само­уверенность и встала недалеко от двери, как будто ходила взад-вперед по комнате в обычной манере пленников. За ней пришли не люди, а два высо­ких волочащих ноги чудовища. Изо ртов у них текла слюна. От полуголых немытых тел исходило зловоние. Они взяли Дору за руки и потащили.

По сторонам даже не посмотрели, так что Лео был спасен.

Чудовищные стражи, крепко держа Дору, бесчисленными коридорами прошли в зал, немногим уступающий по величине аудиенц-залу Тортона. Здесь его трон стоял сбоку и не так поражал воображение. Середину комнаты занимало все то же лицо Высочайшего Колдуна. Из открытого рта временами вырывались клубы дыма, но не поднимались вверх, а обвивались вокруг маски-лица. Дора уловила странный запах.

«Может этот дым сковывает мозг, как говорил, Лео?» - подумала она. – В таком случае, у меня нет никакой возможности избежать дьявольской ловушки Тортона».

Перед Хозяином Времени стояла курительница из блестящего металла, по краю которой бежали знакомые Доре световые полосы. В курительнице тоже что-то горело, дымило, и Тортон, наклоняясь, вдыхал этот дым, как некий жизненный флюид.

Тортон выпрямился, не открывая глаз. Дым в курильнице исчез - видимо, все выгорело. Его рот раскрылся в злобной усмешке. Кончик языка показался на нижней губе. Тортон стал точной копией лица, перед которым страдники поставили Дору.

Тортон заговорил, по-прежнему не открывая глаз. Незнакомые ей слова звучали в ритме заклинания. Дора хорошо знала, что слова и ритм служат для создания галлюцинаций. Она включила свою защиту. Чтобы не смотреть ни на Тортона, ни на лицо на стене, закрыла глаза и удерживала их так всей своей силой воли, хотя ее и подмывало взглянуть на лицо Колдуна.

Оно двигалось, она знала это. Язык вытягивался, чтобы схватить ее. Нет! Это не правда, это всего лишь то, что Тортон старается внушить ей.

Она подумала о Лео и о черепахах и построила в мозгу их изображение поверх изображения колдуна.

«Лео, Лео…» - мысленно позвала Дора.

К ее великому изумлению, лицо Лео стало оживать, оно уже не было частью щита против магии Хозяина Времени. Его губы зашевелились, и в ее сознание вошел слабый звук, совершенно не похожий на мысленное прикосновение.

—    Я… иду…

«Что это?» - подумала Дора. – Фокус Тортона?»

Нет, это было что-то иное. Она сжимала пальцы, чувствовала биение произносимых Тортоном слов, изменяла ритм дыхания, делала все, чтобы не попасть в коварную ловушку. Ритм неожиданно нарушился. Дора открыла глаза.

Лео и в самом деле был здесь, рядом с Тортоном. Здесь же были Дон, Раф, Микки. Человек с лицом Колдуна не смотрел на Лео, его лицо вновь начало изменяться. Холодная злоба сменилась настоящей яростью. Глаза его открылись.

Только сейчас Дора заметила плоды Познания, лежащие рядом с Тортоном на металлическом подносе.

«О, ужас! Неужели мы не успели!» - подумала она.

Лео пошатнулся, как будто открывшиеся глаза Тортона были оружием, поразившим его.

И в это время в мозгу у Доры раздалось громкое:

— Пора!

Дора тоже пошатнулась, но шагнула к стене и восстановила равновесие. Теперь она уже вообще не ощущала своего тела — все ее внимание было обращено на лицо Колдуна, окутанное дымом. Ее воля и талант соединились с волей и талантом дру­гих, она не была больше личностью, живым сущест­вом и королевой. Ее тело стало только вместили­щем для растущего могущества нового существа. Ей хотелось кричать, бороться, гнать прочь это странное создание, что смяло ее, но вместо этого она стала частью его и уже не противилась его вхождению. Ей казалось, что вот-вот она взор­вется, что человеческая кровь и плоть Дочери Неба не в силах вместить то, что собралось в ней усиливалось, готовилось. Ее рот бессознательно открылся в беззвучном крике. Она не могла боль­ше выдержать. Но это собралось, достигло ве­личайшей силы и... ударило!!!

Доре казалось, что она действительно видела острие Огненного меча чистой энергии, которым она нанесла удар. Меч обрушился на Тортона. Его руки поднялись так быстро, что Дора едва за­метила этот жест, и закрыли от нее лицо Колду­на. Она еле стояла на ногах, потому что все ее тело тряслось от Силы Дочерей Неба, собрав­шейся в ней, умножившейся стократ и нанесшей последний удар.

Тортона не было. На его месте полыхало черно- красное пламя, вытягивая злые языки...

«Злой Огонь»,—подумала Дора.

Волосы ее трещали от жары, тело больно реаги­ровало на ожоги. Пламя поглощало энергию меча, пытаясь полностью уничтожить его. Однако, Дора не сгорела. Только ее сознание отступало все дальше и дальше.

Пламя Злого Огня взметнулось над нею. Из него шло биение звуков, которое ощущалось как физи­ческие удары. То, что собралось было в ней, уже ослабевало, волна больше не была полной, у Доры не оставалось сил выносить обжигающий огонь Тортона.

Уголком глаза она заметила какое-то движение, но не могла повернуть голову и посмотреть, что изменилось. Она должна была держаться, пока возможно.

—    А-ах...

Звук удара, каким топор срубает молодое дерев­це. Дора выпрямилась, бросила мысленный при­зыв. В ней снова поднялась сила — она знала, что в последний раз. Она держала ее, держала до тех пор, пока не почувствовала, что ее израненный мозг не в силах больше удерживать энергию. Тог­да, как воин, бросающий отчаянный вызов, она вы­пустила этот последний поток таланта Дочерей Неба, бросила его вперед. Пламя яростно полых­нуло и взвилось вверх, но теперь она увиде­ла, как лучистый меч пронзил его, разбил, рас­колол по центру.

—    А-ах!..

Был ли этот крик частью галлюцинации или его вызвали реальная боль и страх? У Доры подко­сились колени. Она была опустошена. Энергия выплеснулась из нее так стремительно, что как бы унесла с собой и кости, поддерживающие плоть. Она вытянула руки и уперлась ими в пол.

Пламя погасло. Но Тортон все еще стоял — прямой, невредимый. Позади него моячил Лео, немного в стороне Дон, сзади — Раф и Микки. Лео бросился к Тортону, вытянув руки с согнутыми, как когти, пальцами. Он двигался скачками, как будто был калекой и одной лишь волей заставлял тело повиноваться ему в этой последней атаке. Хозяин Времени не обращал на него никакого внимания - стоял, как статуя, в той же позе, закрыв руками лицо.

Но вот руки его упали, как будто у него не осталось больше сил их удерживать. Они были мертвенно бледны, дрожали. Он шагнул вперед, споткнулся, упал на колени. Теперь он был почти рядом с Дорой.

Увидев его лицо, она испугалась. Глаза его были открыты, не глаза – одни белки. Лицо ужасно, отвратительно изменялось, становилось поочередно то лицом Тортона, то Колдуна, словно эти две личности сошлись в последней схватке за могущество и власть.

Он полз вперед, а Дора отступала, не сводя с него глаз. Он полз прямо ко рту Колдуна…

—    Нет! – Лео упал и пополз за ним, казалось, из последних сил. – Он не должен… войти… к Колдуну! – задыхаясь, кричал он, повернув искаженное лицо к ожидавшему рту Высочайшего Колдуна. Не должен…

Дора пыталась собрать хоть сколько-нибудь энергии.

Между тем, руки Тортона протянулись к подносу с плодами Познания. Дрожащими пальцами он схватил два плода и сжал их так, что брызнул сок.

—    Нет! Кричал Лео.

Черепашки стояли, словно околдованные.

Тортон слепо двигался вперед. Лео еще раз бросился в атаку. Он пополз наперерез, упал перед Тортоном и загородил ему путь. Они схватились, и Дора видела, что Лео крепко держит Хозяина Времени, а тот даже не сопротивляется, лишь пытается освободиться. Слепые глаза Торотона были обращены к каменному изображению Колдуна. В руке у него были плоды Познания. Он вытягивал шею, пока голова его не свесилась на грудь под странным углом. Лео вцепился в Тортона из последних сил, пытаясь отобрать плоды. Но тот все-таки продвигался вперед, выигрывая по сантиметру.

Вдруг, словно очнувшись от сна, Микки вскричал:

—    Эй! Робот! Робот!

И обрушил кулак на лицо Тортона.

Дора услышала хлюпающий звук, видела, как затряслась голова Тортона, но пустое выражение лица не изменилось, глаза по-прежнему оставались открытыми, слепыми...

—    Нет! – пронзительно закричал Лео. - Нет! Не пойдешь к Колдуну! Не отдашь плоды Познания!

Дора подползла к ним. Схватила Тортона за локоть. Ей показалось, что под черно-красной тканью рукава – металл, так напряглось его тело. Ее усилия и удар Микки помогли Лео на миг остановить продвижение Тортона.

И тут Хозяин Времени как бы повредился умом: он лихо завращал головой и вцепился зубами Доре в руку. Она выпустила его, и он рванулся вперед в последнем мощном усилии, отбросив от себя Лео и Микки. Рука с плодами Познания тянулась вперед к выступающему языку Колдуна. Лео встал на колени, сжал кулаки и отпустил их, как молот, на шею Тортона в то самое время, как тот уже ухватившись пальцами за язык, собирался просунуть плоды в рот.

Тортон упал, ударившись лбом о язык. Плоды покатились по полу. Тело Тортона, только что быв­шее твердым и напряженным, обмякло, сползло вниз, пальцы выпустили кончик языка.

Лео отшатнулся. В глазах Микки застыл ужас. Дон и Раф раскачивались из стороны в сторону, приходя в сознание.

—    Если бы... он отдал плоды Колдуну... если бы... прошел... через...— произнес дрожащим голо­сом Лео,— он... продолжал бы жить.— Голос его прерывался, тело тряслось, так что он не мог управ­лять своими руками — вытянул их перед собой и смотрел на них, как на что-то незнакомое.

Раздался треск. Дора подняла глаза, вскрикну­ла и, вцепившись в Лео, оттащила его назад. Изоб­ражение Высочайшего Колдуна разваливалось. Большие куски камня разлетались по полу, падали на голову и плечи Тортона, почти наполовину засы­пали его тело.

Дора прижала руку к губам, чтобы удержать невольный вопль: за изображением Колдуна не было ровным счетом ничего!

Лицо и рот исчезли. Тьма треснула поперек. Смутно виднелись какие-то непонятные предметы, но по мере того, как рвалась и исчезала темно­та, они исчезали тоже. Впереди была только голая стена.

Тени становились короче, уходили в камень, на котором стояли Дора и черепашки. Осталось только полу сгоревшее тело Тортона. Дора не сво­дила с него взгляда. Лео прошептал:

—    Пойдемте отсюда!

Он подтолкнул Дору и черепашек к двери, через которую они вошли.

Наконец они оказались вне царства тошнотворных запахов смерти и таких иллюзий, с которыми не приходилось раньше иметь дела.

—    Свободны! — раздался шепот Лео.

Он прислонился к стене и лишь потому не падал.

—    Свободны! — сказал он еще раз.

—   Да, свободны,— повторили за ним Микки, Дон, затем Раф.

—    Свободны,— сказала Дора.— Свободны все живые существа планеты Ригель. Свободны и дру­иды, и Дочери и Сыны Неба... Свободны...

—   Ты, Дора, нанесла удар Огненным мечом, превратив его снова в Звездный меч,— сказал Лео.— Спасибо тебе.

—    Спасибо и тебе, Лео, спасибо и вам, солнеч­ные черепашки,— улыбнулась Дора.— Жизнь про­должается...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Океан тонул в зное. Красный песок берега, обрезанный тенистой чертой леса, сиял гладкой лучистой плоскостью, исчезавшей за крутым пово­ротом берега. На ровной его поверхности протя­нулись зигзагами четыре следа... Дальше, на пово­роте, за волнистым хребтом каменных валунов, следы сливались и исчезали в солнечном свете...

— Прощайте, черепахи! — прошептала короле­ва Дора.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ВЫСОЧАЙШИЙ КОЛДУН И ДРУИДЫ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  •   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  •   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  •   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЦВЕТНЫЕ ШАРЫ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ КОРАЛЛОВЫЙ ОСТРОВ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ХРАМ ПУРПУРА
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ПОСЛЕСЛОВИЕ