КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393790 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165748
Пользователей - 89532

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Застрять в лифте (fb2)

- Застрять в лифте 43 Кб (скачать fb2) - Дмитрий Тарабанов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дмитрий Тарабанов
Застрять в лифте

Безопасность – враг романтики.

Нет, не понять это двум десяткам пассажиров, которые, точно у окна колеса обозрения, сгрудились в плексигласовой лоджии. Стеснились, образовали затор… Предоставили укрощенной бездне возможность поглядеть на свои унылые лица – через мутное стекло с густой сеткой нитей жесткости. Пристально так поглядеть. Усомниться. Неужели эти люди строили космический лифт, десятилетиями ломали голову над тем, как приручить центробежную силу и заарканить ее веревкой, сплетенной из углеродных волокон? Боролись с гравитацией и рвали слоеную ткань атмосферы, отстаивая право на космос?

Мальчик лет десяти, опустившись на корточки, ладонью смахивал пыль с прохладного стекла. Топтался на месте, по-гусиному переваливаясь, скучающе смотрел на голубенький шарик планеты. Шарик не вертелся, не укрывался фонтанами взрывов, как в послеобеденных японских мультфильмах, потому не представлял интереса. Так же, не вставая, мальчик лавировал между ног взрослых – к выходу из лоджии.

Дядя, о коленку которого он больно стукнулся лбом, удара не заметил – он уже две минуты наблюдал, как стекло под ногами с хрустом пронзают трещины. Берущие начало прямо у его пят, трещины разбегались в стороны угловатыми изломами, словно морозное кружево, доплетаемое невидимыми пауками во все стороны одновременно… Галлюцинация Не больше чем очередная галлюцинация – такие случаются с дядей повсеместно. Но чем выше лифт поднимался, тем сильнее и опаснее становились видения. Дяде было страшно. Он не мог отказаться от поездки ни под каким предлогом. И он ни за что не сумеет отличить воображаемую катастрофу от взаправдашней, если таковая вдруг произойдет.

Чтобы успокоиться, он глянул в видоискатель соседской камеры. Никаких трещин – только аварийно-красные кроссовки на фоне размытого звездного неба. Дородный мужчина, разместивший цифровую "мыльницу" на округлом, внушительных размеров пузе, фотографировал… собственные ноги! Он, конечно, мог лечь на пол и, вытянув руку, поймать в кадр все свои три подбородка, но в этом случае он затмил бы не только Землю, а и весь чудесный вид. На флэшке фотоаппарата – уже сто сорок пар кроссовок, все в необычном ракурсе, и, если не сядут аккумуляторы, можно сделать еще сто сорок. Двести восемьдесят пар – неоспоримое доказательство того, что фотограф "катался" в космос. Друзья по работе удавятся от зависти!

А космос – та самая бездна, тридцать тысяч километров которой пролегли между Землей и Четвертой пересадочной станцией лифта (полым тором из керамики, стали и пластика), – только и делал, что оценивающе смотрел на соблюдающих правила ТБ людей.

Поглядывал на них и я.

Пока не услышал шорох нейлоновой ткани. И вопрос:

– А почему вы не смотрите?

Спрашивала не очаровательная красотка, не розовощекая нимфетка и уже далеко не пышущая зрелой красотой мадам. Голос выдавал: суховатый, задорный. Голос пожилой женщины, каким хорошо читать сказки засыпающим внукам – или произносить разоблачающий гениального преступника монолог.

– Я присяду? – попросила мисс Марпл.

– Конечно! – я указал на откидное сидение подле. Седоволосая женщина, даже внешне похожая на тот образ, который перекочевал в память из детективных романов Агаты Кристи, осторожно присела, сложив руки на коленях.

– Почему вы не смотрите? – повторила она вопрос.

– Не интересно так, – я пожал плечами.

– Да? А как же интересно?

Я вздохнул.

– Интересно надеть скафандр, шлем покрепче, выкарабкаться на крышу.

– О! Я уже однажды так сделала…

– Поднялись на кабинку космического лифта?

– Если бы, – она улыбнулась. – На сосну… Высокую, правда, метров пятнадцать. Я тогда маленькой была, лет семь, не больше, потому мне ума хватило. Я жила с родителями возле Байконура, бредила космосом. Однажды, когда папа был серьезно занят своим ЖРТ, я вскарабкалась на верхушку дерева, расставила руки на манер стабилизаторов. И стартовала.

– В смысле? Сиганули с самой верхушки? – ошеломленно переспросил я.

Она кивнула. А я отчетливо представил, как без таких редких ныне команд "Продувка… протяжка…", но с визгом упоения девчушка взмывает в воздух, как разгибается с уханьем ветка, разбрасывая хвою, а девочка уже по-другому визжит, понимая, что летит не в ту сторону и первой космической не достигнет…

– Двадцать один перелом, сотрясение мозга. Чудом выжила. Лежа на носилках в машине "скорой помощи", косилась на трубочки капельниц и думала: вот сейчас заправлюсь, отправлюсь в док на ремонт, а в следующий раз стартую по-настоящему, – она вздохнула. – Вроде бы прихоть, глупость… Из пушки по комарам и все такое… Но даже спустя шестьдесят лет желание попасть в космос меня не оставило.

– Поэтому вы и отправились в этот рейс? Не на экскурсию, не по коммерческим делам, не на Лунную колонию? Чтобы осуществить детскую мечту?

Она снова кивнула, и мы синхронно посмотрели на толкающихся в лоджии людей. Ракетная космонавтика умерла. Ее светлую память втаптывали в пыль те, кто никогда бы не поднялся в небо на суденышке не надежней стиральной машины и уж точно никогда бы не расшифровал архаическую аббревиатуру "ЖРТ", способного в любой момент суденышко подорвать.

– Дети и внуки собрали на билет, – с признательностью в голосе сказала она. Потом, словно вспомнив, что и у меня есть какое-то прошлое, спросила:

– А вы здесь зачем?

Я не должен был отвечать. Слишком многое стояло на карте. Слишком много сил было потрачено, чтобы сорвать все парой-тройкой неосторожных реплик.

Но я ответил.


Прямо напротив лоджии было окно. Узкое, словно бойница блиндажа. Забранное плексигласом и безопасной мономолекулярной сеткой. В него никто не смотрел. Подумаешь, окошко.

Заглянув в него, можно было увидеть ленту двадцатисантиметровой ширины, площе бумажного листа и в сотни раз прочнее стали. Этот цельный углеродный жгут, растянувшийся на шестьдесят пять тысяч километров, удерживал космический лифт над Землей, не позволяя ему упасть или взмыть ввысь.

– После школы мы с друзьями любили подняться на последний этаж двадцатиэтажного дома, самого высокого в нашем районе. И с высоты поплевать на людей.

– Ага, ваша история тоже началась в детстве… – умолчав о втором сходстве, заметила Ольга Матвеевна.

– Нас было трое: я, Коля и Андрей. Коля был отличным компьютерщиком, Андрей – два года как просек принцип "денежной пирамиды" и постоянно угощал нас булочками в буфете, а я неплохо ладил с техникой и постоянно что-то бесполезное мастерил. Вместе мы никак скооперироваться не могли, только, не поделив руководство, драться начинали. Поэтому занимали себя тем, что по часу, а то и по два кряду плевали с балкона.

– А чей это был балкон?

– Ничей. Он прямо с лестничной площадки выходил – такая там была планировка. Это был новый, недавно построенный дом, и жили в нем на редкость состоятельные люди. Подъезд закрывался на дверь с цифровым кодовым замком, Коля устройство быстренько обработал. В безветренную погоду плевать сверху было одно удовольствие. Чем больше слюны в плевке – тем точнее летит. Плюнешь – и спрячешься. Потом посмотришь в зеркальце, ушел снаряд в "молоко" или попал в цель. Опять высунешься. В большинстве случаев плевки рассеивались на полпути, прямо над головами прохожих. Дорогущему блестящему "Лексусу", стоявшему прямо под балконами, доставалось больше всего. Когда его владелец понял, откуда берется мутный зернистый налет на только пригнанной из мойки машине, он не на шутку разозлился. Этот подтянутый, усатый, неимоверно лютый интель гонял нас по этажам и грозился засадить в колонию каждого. Но так ни разу и не поймал. Он на лифте вверх – мы по лестнице вниз. Он по лестнице вниз, мы на лифте – вверх. Так мы и боролись за свою наплевательскую привилегию.

Ольга Матвеевна улыбалась, явно не понимая, какое отношение эта история имеет к цели моего путешествия.

– И вот однажды я подошел к этому домине, набрал код, открыл дверь. Ребята козыряли мне сверху, мол, быстрее давай… Но поплевать сегодня мне было не суждено. Застучали по ступенькам кроссовки, и следом за мной на площадку взбежала девочка. Так я познакомился с Павлой.

– Чудесное имя, – признала Ольга Матвеевна.

– Главное – редкое. Мы зашли в лифт, не говоря друг другу ни слова нажали кнопки. "9", ее, и "20", мою. Павла, нарядная и ухоженная девочка, меня проигнорировала. Стала в дальнем углу кабинки, сложив на груди руки и гордо задрав подбородок. Ни разу не глянула. Я же никак не мог оторвать от нее глаз. Потом погас свет, и заглохли моторы.

– Застряли?

– Ага. Добрых полчаса кликали помощь и колотили в стенки, ожидая, что хоть кто-нибудь нас услышит и придет спасать. Павла опаздывала в секцию боевых искусств. Я – на крышу. А потом что-то стряслось, люди, только понаслышке знакомые с электрофизикой, называют это "искра проскочила", хоть локтями мы соприкоснулись совсем несильно. Завязался робкий, но приятный разговор. О чем-то глупом-глупом… Потом мы снова поколотили в стенку. Потом еще немного поговорили. Ну, и поцеловались.

– Романтика, – сказала Ольга Матвеевна. – Вам было… дайте угадаю… тринадцать?

Я кивнул. Вряд ли подобная история могла произойти в другом возрасте.

– Я вызубрил ее телефон. Потом нас вытащили из кабинки, напоили гадким чаем из термоса – и разослали по домам.

– Вы ей позвонили? – поторопилась спросить дама.

– Конечно, позвонил!

Приятная дрожь в пальцах, вминающих мягкие кнопки. Несколько долгих гудков, щелчок и…

– Стали встречаться?

На том конце линии – мужской голос. Сухой. Определенно знакомый – по крику "Всех посажу!".

– Интель не позволил.

– Вы имеете в виду…

– Ее отцом оказался тот злющий усатый интель, "Лексус" которого мы неоднократно оплевывали. Увидев меня на пороге дома, он пылко и аргументированно пригрозил, что если я еще раз увижусь с его дочерью, то… Ну, вы понимаете… Встречаться нам – не разрешили.

– Конечно… – попыталась оправдать его Ольга Матвеевна. – Что хорошего могла перенять девочка у молодого человека, который ежедневно битый час плевал людям на головы? Вместо того чтобы посещать какую-то секцию, как Павла.

– Восемь. Она посещала восемь секций.

– Ого! А когда же она гуляла?

– Три раза в неделю двадцать минут между плаваньем и информационными технологиями у подружки, которая жила на десять этажей выше.

– Хорошенькая свобода! – Ольга Матвеевна закатила глаза. – И что же вы предприняли?

– Ничего. Я продолжал приходить с друзьями в двадцатиэтажку, но во рту пересыхало всякий раз, когда я вспоминал о Павле. Ребята смотрели на меня и пожимали плечами. А в один прекрасный день Павла возникла на балконе и предложила мне прокатиться на свидание.

– Так вам же, вроде бы…

– Запретили, – согласился я. – Только кто ж нас увидит над кабинкой лифта?

Собеседница не сразу поняла. А когда поняла, округлила глаза, так что я ясно увидел кромки контактных линз.

– Но это опасно!

И ей-то говорить об опасности?..

– Люки на крышу и в лифтовую шахту тоже закрывались на кодовые замки. Мелочи жизни. Мы вызывали лифт на последний этаж и по скобам спускались на крышу кабинки. На все у нас было ровно двадцать минут. Потом Коля с Андреем, исчерпавшие дневной запас плевков, заклинивали лифт на двадцатом, и мы с Павлой выбирались из шахты на свет белый.

– Надо же… Вам помогали! Будь я на их месте, я бы дразнила вас Бонни и Клайдом…

– Моной и Пейном, – я закивал. – Было и такое. Только до них быстро дошло, что без Павлы я становлюсь абсолютно бесполезным.

– А интель? Он ничего не заподозрил?

– Павлу возил по секциям собственный водитель. Во дворе она не появлялась без сопровождения. В квартире оставалась горничная. Де вирто, Павла не покидала здания. Эти двадцать минут девочка делала уроки у подружки с шестнадцатого этажа. Всего лишь двадцать минуток, п-папочка!..

Двадцать минут стробоскопических мельканий арматурных перекрытий, между которых не очень-то сложно оставить руку или макушку, если зазеваешься и отклонишься чересчур далеко. Эти двадцать минут мы сильно-сильно прижимались друг к другу – и невольно – к медному тросу, на котором по-хозяйски загладили все колкие ворсинки.

– Вы расстались? – спросила вдруг моя собеседница. Я не ответил.

– Вам, наверное, больно…

Больно – это ломиться сквозь страховочные леса сосновых веток.

– У вас на Байконуре тросы не крали? – перевел я тему.

– Лифтовые? Вроде, нет, – качнула головой Ольга Матвеевна. – А у вас крали, что ли?

– Прошло два года, с тех пор как мы познакомились. Два счастливых, незабываемых года. – Нет, все-таки не перевел. – И все изменилось с появлением в микрорайоне Лифтореза. Так его называли. Не проходило и дня, чтобы в одном из домов не исчез трос. Пропажу обнаруживали утром: ткнут кнопку, а та не загорается. Не доносится знакомый гул. Не открываются с лязганьем и дребезжанием расшатанные двери. Через месяц половина жильцов района ходили пешком по лестницам.

– Неужто его никто не мог подкараулить?

– Пытались. Даже основали спецподразделение. Добровольцы из – смешное название – Лифтового дозора ночи напролет просиживали у люков на крыше, с фонариками и арматуринами наготове. Грелись водкой – и недооценивали Лифтореза. Если тот сумел прикинуться Томом Крузом и обрезать трос, что очень сложно и требует откровенно спелеологических навыков, не говоря уже о недюжинной смелости, неужели он не учует спиртового шлейфа, тянущегося за дозорными?

– А дом Павлы?

– Дом Павлы лифта не лишился. Пока. Чернильная клякса на карте дозорных расплывалась и простирала свои щупальца к элитной двадцатиэтажке. Кража нашего троса была лишь делом времени… Но мы даже не подозревали, что опасность придет с другой стороны. Со стороны дозорных. Чтобы перестраховаться, они заварили люк, ведущий на крышу.

Ольга Матвеевна часто заморгала, пытаясь понять, чем это могло нам грозить.

– То есть… Вы больше не могли встречаться? – спросила она.

Я кивнул:

– Мы не виделись неделю. Две. Три. Потом я взял газорезку и глубокой ночью…

Совершил необдуманный, не скоординированный с ЦУПом прыжок. Наломал кучу дров. Заработал хорошую шишку на всю оставшуюся жизнь.

– Меня поймали. Еще бы! Только контуженный не услышал бы рева той аргоновой струи! Я пытался объяснить взбешенным жильцам, что я вовсе не собираюсь воровать бесценный трос. И милиции пытался… "Вы знаете, я тут просто встречаюсь со своей милой, а какой-то клоун заварил люк…" Думаете, получилось? Но это еще ничего. Случай с автогеном еще мог сойти под обычное хулиганство… Если бы не трое работников пункта приема цветного металла. Я их в глаза никогда не видел. А они божились, что именно им я продавал тросы. Неоднократно. Интель-таки добился своей цели.

Ольга Матвеевна побледнела. Она больше не пыталась отстаивать отцовскую заботу. Она ждала вердикта.

– Я провел три года в колонии для несовершеннолетних. Хотели посадить Колю с Андреем – одного за хакерство, другого за финансовые махинации, – но на них ничего не наскребли, больно чисто работали.

– О, господи! А как же Павла?..

– Переехала.

– Или ее увезли?

– Это одно и то же. Она-то самой первой бросилась меня защищать… Ни за что бы в жизни по собственной воле меня не оставила. Потому что когда мы виделись с ней в последний раз…

Слова потонули в нарастающем гуле. Узкое окошко "для любознательных" озарилось ярким светом и красными сполохами тормозных огней. Потом разом стало темным, и стены станции задрожали, как дрожит перрон, ожидающий прихода товарняка.

– …лифт, – вздохнул я.

– Вы пробовали ее искать? – опасаясь, что я вдруг встану и уйду, поспешила спросить Ольга Матвеевна.

– Я искал. В меру сил мне помогал Коля, эксплуатируя программы распознавания образов, выловленных из сетей регистрации. И Андрей – деньгами. Иногда – связями. Удалось прощупать след до Швейцарии. Дальше Павла пропадала и появлялась в разных уголках света. Последний раз вэб-камера запечатлела ее в Штатах, в аэропорту Лос-Аламоса, четыре года назад. У меня есть снимок. – Я полез в нагрудный карман комбинезона, достал бумажник. Протянул фотокарточку Ольге Матвеевне.

Павла, девятнадцатилетняя девушка с аккуратно собранными светлыми волосами, стояла в длинной очереди перед столом регистрации. А за ее спиной запечатлелся худощавый человек с усами и острыми скулами. Как напоминание.

– Симпатичная… Даже очень… – Она помолчала. – Думаете, сверху виднее?

– Виднее? – не понял я. – Что?

– Если вы не нашли ее там, снизу, то, взглянув с высоты шестидесяти пяти тысяч километров, вы ее непременно разыщете? Так?

– Я надеюсь… – Приняв карточку, я положил ее обратно в бумажник. – Вы ведь тоже надеетесь, что, стартовав с этой высоченной-превысоченной сосны, все-таки достигнете космоса?

Тройной сигнал огласил начало погрузки. Народ организованно повалил к входу.

А может, и не достигнете, неожиданно подумал я.


Космический лифт – изобретение, поставившее жирную точку в ракетной космонавтике и выведшее многообещающее "тире" во фразе "За космосом – будущее". Не такое жирное, как клякса на карте дозорных, однако столь же прочное, сколь прочной может быть углеродная лента.

Первый лифт, имени Юрия Арцутанова, построили весной 2018 года в прибрежных водах Тихого океана, девяносто километров западнее Эквадора. Тогда он еще никак не назывался. Только охранялся: пространство вокруг портовой платформы патрулировали три десятка катеров, столько же вертолетов и "Ганс Моравек" с эскадрильей истребителей на борту. Шутка ли – самое дорогое сооружение в истории! Благодатная почва для борцов за свободу крошечных стран, где революция случается за завтраком и к обеду учреждается новое правительство, и до рассадника которых, Карибского бассейна, рукой подать. Так или иначе, все покушения на лифт за пять лет удавалось предотвратить.

Спустя эти пять лет построили грузовой Кларк чуть южнее Индостана и четырехполосный Эдвардс возле острова Бейкер. После этого внимание боевиков рассеялось, и необходимость в самозабвенной охране первого космического лифта отпала. Да и лифт неизбежно устарел. Его немедленно передали фирме, занимающейся туристическими поездками к Антарктиде и полетами на суборбитальном "Spaceship One". Уже через год фирма наладила стабильные пассажироперевозки.

Ролик закончился в точности как предыдущие – яркий логотип "LP", крендель "Кросстура" и иконки мелких подрядчиков. На плоском, во всю стенку экране развернулся список предлагаемых к прослушиванию тем.

Воздух, который вентиляторы мерно нагоняли в пассажирскую ячейку – габаритами метр на полтора и два в высоту, – был щедро сдобрен снотворным газом. Насытившись, я нещадно давил зевки и ворочался во взбитом невесомостью уюте кресла, в любом положении не доставая до спрятанных в нем пятидесяти килограммов сложнейших механизмов.

В такой обстановке проходили все четыре дня путешествия.

Безопасного путешествия на орбиту.

"Почему путешествие безопасно?" – значилась тема в списке интерактивных лекций. Я не преминул ткнуть в кнопку на подлокотнике и потешить себя спорными и весьма оптимистическими заявлениями. Такими как:

"Прочностной показатель ленты, сотканной из сплошных многокилометровых молекул углерода в форме тонкостенных трубок, в сотню раз превышает аналогичную характеристику стали и в два раза необходимый для эксплуатации лифта минимум. Каким бы тяжелым ни был подвешенный в космическом пространстве противовес, ленту ему не порвать. Даже если помогут микрометеориты и атомарный кислород, – ремонтные "пауки" в целях профилактики заштопают все бреши.

Земная магнитосфера экранированным стенкам лифтового трамвайчика не страшна. Гравитационный колодец, в который валится всевозможный мусор, тоже: стенки способны зарастить пробоину размером с грейпфрут. Каждая пассажирская ячейка оборудована спасательной системой. В случае аварии кресло окружается герметичной капсулой, подсоединяется к ленте и спускается на нижестоящую пересадочную станцию. Если ниже – только Земля, на определенной высоте срабатывает парашют.

Система энергоснабжения, которую обеспечивает энергией посылаемый с земной поверхности лазерный луч, всегда запитает двигатели. Которые тоже безопасны, ибо в случае маловероятной поломки заставят гусеницы работать в качестве зажимов. Лазеру не хватит мощности пережечь ленту.

Саботаж?..

Пронос оружия и личных грузов, кроме прошедших предварительную экспертизу лекарств, запрещен. Всюду установлены камеры слежения. Террорист будет немедленно парализован введенным в вентиляционную систему газом.

Саботаж исключен".

Был исключен, – сквозило в голосе проницательного диктора.

Или мне только хотелось, чтобы сквозило?


Сила тяжести на Пятой пересадочной станции составляла треть от стандартной, и вся провизия в кафетерии подавалась в тюбиках и пакетах. Это обстоятельство приводило детей, умудряющихся посасывать три тюбика разом, в неописуемый восторг, смущало некоторых взрослых, вынужденных присматривать за тем, чтобы во рту чада не появился четвертый тюбик, и добавляло пикантности в деловые разговоры, которые не удавалось сопроводить дуэлью на вилках и ножах а ля "бон этикет". О том, что герметичные до поры до времени упаковки предотвращали убегание пищи, едоки думали в последнюю очередь.

Я грел руки о пакетик с крепким кофейным напитком, когда в кафетерий вплыла – войти на такой высоте проблематично – Ольга Матвеевна. Седые волосы хаотически двигались: щупальца растерянной, оглушенной боем винтов медузы. Шуршала, соприкасаясь, нейлоновая ткань просторных штанин, – даже сквозь царящий в кафетерии гам я расслышал этот шорох.

– Добрый день, – поздоровался я.

Ольга Матвеевна кивнула. Виновато указала в сторону стенда с провизией – мол, извините, такое дело… Я не возражал.

Вернулась Ольга Матвеевна уже с охапкой тюбиков и пакетов, одного взгляда на которые хватало, чтобы понять: на отсутствие аппетита в длительных путешествиях дама не жалуется. Или же в ней просто проснулась отчаянная космонавтка Оленька, вскрывавшая в детстве опустевшие тюбики от зубной пасты и наполнявшая их абрикосовым повидлом. Держу пари, пара-тройка таких отягощали карманы ее герметического сарафанчика…

– Вы хотите вырезать ленту, да? – шепотом спросила она. Так, между прочим.

С распрямившейся трубочки сорвались и лениво воспарили над столом кофейные капельки. Вот тебе и мисс Марпл. Вот тебе и разоблачающий преступника монолог…

– С чего это мне вдруг вырезать ленту? – справившись с удивлением, спросил я.

– Отомстить. Ведь это лифт отобрал ее у вас… Дал – и отобрал. Подставил.

– Я думал, у меня отобрал ее человек.

– Тогда остается вторая причина. Чисто материальная.

Я откинулся на спинку кресла.

Шикарная идея – отрезать трос космического лифта и сдать в пункт приема углеродных лент. На черном рынке. Ведь только наш человек мог до такого додуматься – человек, предпочитающий благосостоянию родной страны плотный завтрак, да чтобы от него не отрывали вести о сотой, ничего не меняющей революции…

– Я права?

– В чем-то да. – Я снова принял полувертикальное положение. – Допустим, так все и обстоит. Вы доложите о своих выводах охране?

Охрана стояла совсем неподалеку – возле стенда со снедью. Укрепляла силу воли. Точнее, воровато, с оглядкой на пассажиров подкреплялась.

– Нет. Хочу узнать, как вы сделаете то, что прежде сделать никому не удалось.

Глаза ее азартно блестели.

Я распечатал новый пакет и рассказал. Громко, не шифруясь. Не шепча и не озираясь. А зачем? Статистика гласит, что треть пассажиров обсуждает возможность теракта на борту космического лифта со всеми вытекающими спорами и руганью. Чем мы хуже?

– Над системой безопасности постарался Коля. Он внимательно ощупал все щели в "железе" – и приложился к ним ломом.

– Щели в железе?

– Аппаратно не синхронизованы верхние и нижние гусеницы.

– Может, вам это что-то и говорит… Но лично мне плазмодинамические ступени куда роднее подъемных систем с их шаманским программным обеспечением.

Чтобы объяснить, я выдернул из пакетиков две пластиковые трубочки и состыковал их концы. Покрутил импровизированную ленту в руках.

– Если сменить таблицу соответствия команд, можно добиться остановки лифта. На любую команду, будь то категоричное "вверх" или "вниз", кабинка будет реагировать одинаково – включать одновременно двигатели обеих гусениц. Так, чтобы верхняя тащила вниз, а нижняя – вверх. С силой сотни лебедей, раков и щук под капотом и скоростью воистину баснословной. На двадцатиметровом отрезке, а именно столько ленты находится между гусеницами, возникнет дополнительное напряжение, достаточно сильное… – Я потянул за концы трубочки.

– Чтобы порвать? – предположила Ольга Матвеевна.

– Нет. – Отпустил. – Просто сильное. В пределах нормы. Будь таковое по всей протяженности ленты, наземную станцию вырвало бы с корнем. А на двадцати метрах это напряжение никак не скажется. Но всем известно, что натянутую нить перекусить куда проще, нежели ослабленную…

Она кивнула.

– Само собой. Только… Неужели вы и впрямь уверены, что операторы не остановят безобразие по-другому? Не выдернут вилку из розетки? Не отключат лазер?

– Ясное дело, отключат! Едва поняв, в чем дело. А потом снова включат, чтобы убедиться, как хорошо в разные стороны крутятся колесики гусениц. Операторы попробуют заменить таблицы, что сделать без обновленных кодов доступа, естественно, не удастся. После этого спасательные службы будут вынуждены эвакуировать пассажиров на эту вот самую станцию, – я притопнул ногой, и та подскочила, словно какой-то хулиган приладил к подошве пружинку. – Оставшись один, я оборву ленту.

– Взрывом?

– Был бы какой-то менее вандалистский способ, даже не пришлось бы никого эвакуировать.

– Насколько я знаю, эвакуация при остановке производится автоматически.

– Совершенно верно.

– А у вас… Неисправно кресло?

– Что-то вроде того, – я улыбнулся.

– Как же спасетесь тогда? С лентой – в атмосферу?

– Вопреки расхожему заблуждению, лента не вся падает в атмосферу. – Соединенным мной трубочкам снова пришлось расстаться – я разорвал стыковку быстрым движением. – Падает только нижняя ее часть, медленно наматываясь вдоль линии экватора и опоясывая земной шар… – Первая трубочка выскользнула из руки и уплыла куда-то под стол. – Пересадочные станции, как гигантские клипсы, "отстегиваются", включают маневренные двигатели, выходят на более высокую орбиту или опускаются в океан. А верхняя часть ленты вместе с противовесом по инерции уносится в открытый космос, словно вырвавшаяся из рук праща.

Подброшенная трубочка – вторая – эффектно зависла в воздухе, привлекая внимание людей за соседними столиками.

– Оператор орбитального телескопа сможет увидеть крошечную фигурку в оранжевом скафандре чуть повыше точки разрыва. Размером не больше капельки кофе… Меня.

Дождавшись конца представления, Ольга Матвеевна в сердцах заявила:

– Так вот зачем вы это делаете… Не чтобы отомстить – чтобы прокатиться "верхом"!

Я развел руками. Она неистощима на гипотезы.

– Пока не поздно, одумайтесь, – попросила вдруг Ольга Матвеевна. – Не уничтожайте ленту. Она еще послужит человечеству…

– А как же Андрей?

– Андрей? – она нахмурилась. – Ваш друг? Финансовый махинатор? А он здесь при чем?

– Он раздобыл билет. Спонсировал всю эту немыслимую авантюру. Помогал связями. А вы – отказаться… Это сродни предательству. Даже хуже. Подлодка и катера потенциальных покупателей наверняка уже бороздят экваториальную Атлантику. Когда лента упадет в воду, они быстренько ее переделят. И они не из тех, кто побрезгует переделить самого Андрюху, если в означенное время ленты на месте не окажется.

– Значит, космоса я не достигну, – подвела итог Ольга Матвеевна.

– По крайней мере, не в этот раз.

Сказав это, я приготовился к любой реакции. Ольга Матвеевна могла позвать охрану и сообщить ей об опасных намерениях. Классический злоумышленник боялся бы на моем месте именно этого. Она также могла в сердцах обозвать меня бессовестным мальчишкой, который продолжает плевать на головы людям, только для этой задачи у него есть стратегическая пушкоплюйка и возможность зацепить полмира. Этого, наверное, больше всего боялся я.

Но Ольга Матвеевна ничего такого не сделала.

– Не в этот? – переспросила она. – А вы думаете, мне хватит сил стартовать в третий раз после двух бесславных падений?


Падение вверх выдалось ультракоротким и на поверку оказалось болтанкой на впившихся в плечи страховочных ремнях.

Ровно три минуты кабинка космического лифта в экстренном режиме тормозила, снабжая пассажиров обильными перегрузками.

Потом замерла. Потолок перестал быть таким притягательным, и немощные остатки силы тяжести вернули меня в кресло. В висках пульсировало. Низко гудели работающие вхолостую двигатели. Все. Остановка по требованию.

Теперь счет пойдет на секунды – консоли операторов завизжат разноголосыми зуммерами, сообщая о многочисленных ошибках. Дежурный сделает важный звонок и потребует разрешения на выключение лазера. Потратит минуту на сбивчивые объяснения – и только через две получит искомое. А через три минуты…

Погас свет. Пропали звуки. Как тогда, много лет назад, в кабинке лифта двадцатиэтажного дома. Только тогда я был с Павлой, а сейчас – сам. И вовсе необязательно думать, что там, за стенкой, сидит еще кто-то, продирает глаза и борется с тошнотой. Скоро его там не будет, и тогда я уж наверняка останусь один.

Я ведь этого, в конце концов, хотел?

Тускло зардели лампы аварийного освещения. На экране тонкой рубиново-красной линией нарисовалась схема трамвайчика в продольном разрезе и десять кружков поперечного сечения. Пассажирские палубы плюс нижняя, грузовая. На каждой по десять ячеек. В каждой ячейке по креслу. Ну, а в каждом кресле… По Ольге Матвеевне?

Вспыхнули лампы дневного света. Стенки, потолок, пол дрогнули и протяжно загудели, сотрясаемые мелкой дрожью. Это лебедь, рак и щука боролись за право первенства.

Через двадцать секунд невидимые судьи снова объявили ничью. Погас свет, заалели лампы. Сколько еще щелчков контрольного тумблера потребуется операторам, чтобы осознать всю серьезность и неизбежность происходящего?

Трех пар оказалось достаточно.

Писк огласил начало эвакуации. Одна за другой схлопнувшиеся над пассажирскими креслами капсулы покидали борт лифта. Ярус за ярусом. Загорался и гас индикатор шлюза, откачивающего воздух из хвостового отсека трамвайчика и выпускающего нанизанные на углеродную ленту герметичные капсулы в открытый космос…

Пришла очередь моего, седьмого, яруса. Вот отцепился толстяк с фотоаппаратом, отщелкавший двести тридцать девять пар обуви. Вот покинул борт спокойный, как слон, паникер – он до последнего момента был уверен, что все происходящее ему только кажется. Вот отсоединился безразличный к зарешеченным чудесам мальчик – во сне он видел свой послеобеденный японский мультик, со спецэффектами, как и положено. Следом ушел его отец, весьма состоятельный и, в общем-то, неплохой человек…

Я остался.

Выпростав руку, я расстегнул нагрудный карман, закинул в рот желтую пилюльку.

Опустели шестой и пятый ярусы. Уходили и любители поесть из трех тюбиков одновременно, и умельцы лишний тюбик отобрать, и не утолившие жажду поединка дуэлянты на столовых приборах.

Система эвакуации надъела второй ярус.

И с писком сломала зуб. Индикатор одной из ячеек на втором ярусе замигал. Поломка пускового механизма… Невозможность эвакуации…

На палубе я остался не один.

Нас как минимум двое.

Все остальные благополучно покинули трамвайчик. Без приключений. Но тот, на втором! Я смотрел на мигающий индикатор и с ужасом осознавал, что не готовился к такому повороту событий. К чему угодно, но не ко второй поломке!

Раскидав ремни, я покинул уют кресла и почти сразу же расправился с замками на люке. Люк открылся с едва слышным хлопком. Разница давлений, насос барахлит…

Перегнувшись через край, я ухватился за узкие скобы и начал спускаться вниз по шахте. Кроваво-красные лампы, словно люминисцирующие древесные грибы, вырастали из гладких стен тут и там, рассеивая тьму и выхватывая полосы делений. Над каждой полосой стояла цифра. "7", "6", "5".

Я преступник. Нарушитель общественного спокойствия. Диверсант. Но не хладнокровный убийца. Не теплокровный, не односерийный, никакой. Я не смогу осуществить задуманное, если для этого придется заточить в кабинке лифта ни в чем неповинную жертву – и сбросить ее в плотные слои атмосферы. Это ведь человек! Беспомощный парень с автогеном, которому приписали все существующие грехи.

"2", а решения по-прежнему нет. Каковы мои действия? Попросить пассажира убираться к черту без капсулы, в скафандре? Или уговорить обождать, пока я тут закончу?

Перегнувшись, я постучал в люк. Тихо. Еще настойчивей я постучал в соседний.

– Как здесь открывается? – донесся из-за стальной перегородки голос. Женский. Без придыхания красотки, инфантильной игривости нимфетки, и уж точно без зрелой уверенности ма…

Ольга Матвеевна.

– Секундочку, – выдавил я и дрожащей рукой открыл хитроумный замок.

Квадратный с закругленными углами люк распахнулся, и в проеме показалось лицо мисс Марпл. Она хотела изречь что-то остроумное, но, заглянув в темный проем шахты, над которым я балансировал, тут же замахала руками:

– Заскакивайте быстрее!

Я перешагнул через порог, протиснулся мимо кресла и присел у противоположной стены. Посмотрел в лицо Ольги Матвеевны и сокрушенно вздохнул:

– Значит, вы остались…

– Конечно! А вы думали, что я так просто откажусь от своей мечты? – она усмехнулась. – При ближайшем рассмотрении выяснилось, что наши с вами мечты отнюдь не входят в конфликт. Вы обрезаете ленту – и я уношусь в космос вместе с вами, на верхнем отрезке ленты. Правда, выход?

– На борту космического лифта только один скафандр, – ответил я.

Ее лицо менялось на глазах.

– Вы хотите сказать, что… спастись сможет только один?

– Здесь только один скафандр, – повторил я. – Ремонтный скафандр для выхода в космос, он не предназначен для эвакуации пассажиров. Никто ведь не думал, что не сработают капсульные механизмы, – я посмотрел на основание канареечно-желтого кресла и ужаснулся. Его словно снарядом из гаубицы разворотило.

– Переборщила, – поймав мой взгляд, грустно заметила Ольга Матвеевна. – Может быть, удастся починить?

Я покачал головой. Можно заштопать простреленный парашют костяной иголкой и шнурками от ботинок с закрытыми глазами и за минуту до высадки. Только раскроется ли потом такой парашют?

– Что же тогда делать?

– Выпейте, – вздохнул я и достал из кармана пилюлю. – Уменьшает эффект снотворного газа.

Она выпила. А я поднялся на ноги.

– Что вы собираетесь делать? – снова спросила она.

– Выброшу бомбу за борт. Там альтернативный часовой механизм, рано или поздно он детонирует взрывчатку.

– А где она?

– В грузовом отсеке, – ответил я, словно бомбам и полагается лежать в грузовых отсеках. В конце концов, не с собой же их таскать.

– Ради бога, простите! Я не знала, что… Если бы я знала… – кричала вдогонку Ольга Матвеевна, но я уже спускался вниз по скобам.

Внизу было холодно. Отопительные элементы начинали остывать, и по полу катились волны морозного воздуха. Холод только усиливал сходство лифта космического и обычного, ползущего вверх-вниз по темной промозглой шахте.

Я проник в кольцевой отсек с низким, меньше метра в высоту, потолком. Пол разделялся на сегменты, и в каждом находилась опломбированная камера хранения. Даты на бирках значились старые – чуть ли не со времен первого техосмотра. Неудивительно, что этот лифт вообще застрял…

Нужная мне камера находилась у "опорной" стенки, смежной с шасси трамвайчика. То есть максимально близко к нижней гусенице. Поражение от взрыва в этой точке – наиболее эффективное. Я сорвал пломбу и достал купленный Андреем чемодан, модный, тартановой ткани. Выкрутив комбинацию и раскидав щеколды, открыл.


"БУМ!"


Слово было написано на белом конверте, лежащем поверх свертков одежды и средств гигиены. Должно быть, ребята написали, чтобы подбодрить. Я отбросил конверт и стал осторожно выкладывать вещи. Джинсы, рубашки…

Пузатенького полиэтиленового брикета с двумя воткнутыми в него электродами не было. Я снова все перерыл, пошарил на дне камеры, прощупал чемодан на наличие двойного дна, но бомбы не нашел. Ее не было, словно тюбика зубной пасты, который в последнюю секунду забыли положить, потому что чистили перед отъездом зубы.

Но это невозможно. Все сто раз проверялось. Никто не мог совершить такую глупую оплошность! Или бомба "ушла" на таможне, что маловероятно, или…

Я развернул конверт. Прочитал. Сжал в руках.

– Коль… Андрей… Спасибо! – только и смог сказать я. Катастрофа отменялась.

– "Дорогой Лифторез! – читала вслух Ольга Матвеевна, всякий раз спотыкаясь об угловатости коллективного почерка и откровенно неграмотно написанные слова. Уроки русского языка у адресантов явно проходили на чужих балконах. – Пишем, как есть: мы решили не подталкивать тебя к еще большему преступлению и в последний момент выложили из твоей сумки полкило вкуснейшего шербета. Сами съедим. А тебе советуем ничего больше не взрывать! (Мы тебя знаем: за неимением бомбы, ты ее даже из стирального порошка сделаешь… (Ну вот зачем ты написал, Коль, теперь точно сделает!) Передавай привет своей Моне… Своей Бони… Или как там ее? В общем, счастья вам!" Постскриптум: "И наплюй за нас в морду тому усатому!" Подписано: "Коля и Андрей, друзья по 20-му этажу, жизни etc."

Прочитав, Ольга Матвеевна отложила письмо и посмотрела на меня так, словно это я поковырялся в основании ее кресла:

– Хотите сказать, что на борту нет бомбы? – В голосе – искреннее возмущение. – А зачем тогда вы проделали этот путь? Зачем застопорили лифт? Зачем "попросили" пассажиров? И кто вообще такая эта Мона… или Бони?..

Я уже был готов пуститься в очередные пространные объяснения, приперченные молотыми, не первой свежести афоризмами. Но в этот самый момент экран с изображенной на нем схемой ожил. Призывно замигал индикатор верхнего шлюза: в носовой отсек закачивался воздух. Через минуту послышались урчание насосов и звон металлических подошв по металлическим же скобам. Я улыбнулся этому мельканию и этим звукам. И переспросил напоследок:

– Разве вы не поняли, о ком речь?..


О Павле.

Чтобы встретиться с ней, я спровоцировал первую в истории аварию космического лифта. Чтобы встретиться со мной, она преодолела годы, таможенные декларации, предстартовые испытания и полторы тысячи километров укрощенной бездны – на ремонтной "тележке", не гарантирующей ровным счетом никакой безопасности. Той самой безопасности, которая несовместима с романтикой и потому автоматически исключается из истории.

Первые десять минут я мог только любоваться Павлой. Потом, когда скафандр чуть-чуть нагрелся и к нему уже можно было прикасаться, я обнял Павлу, крепко-крепко.

– Но почему именно здесь? Почему вы не встретились в другом месте? – не унималась любопытная Ольга Матвеевна. – Из пушки по комарам, только и всего?

Там, на Четвертой платформе, шум от заходящего на стыковку лифта не дал мне рассказать об обещании, данном нами во время последней встречи.

Об обоюдном обещании застрять как-нибудь в лифте самого высокого в мире дома. Лифте Земли – общежития человечества, в котором уживаются и отцы-тираны, и близорукие дозорные, и преданные друзья, и подкупные свидетели, и такие замечательные люди, как Павла и Ольга Матвеевна…

Дальше все складывалось в мозаику. Из всех космических лифтов Арцутанов – самый высокий. Лос-Аламос – город, в котором находится дирекция "Лифтпорта". Если земные вэб-камеры больше не фиксируют человека, значит он за ее пределами. Если и лунные вэб-камеры его не фиксируют, значит, он постоянно находится на одном из лифтов. Входит в обслуживающий персонал…

– Или в службу безопасности, – сказала Павла, указывая на нашивки "Кросстура" на скафандре. – Между собой мы называем ее Лифтовым дозором, потому что безопасности у нас ни на грамм не наберется: всякий раз что-то сломается. Как сейчас, например…

– Но это ведь не обычная поломка… – подчеркнула Ольга Матвеевна.

Павла улыбнулась.

– Да, это ужасная, невозможная, вопиющая поломка, поставившая под угрозу жизни сотен людей, жителей бассейна рек Амазонки и Конго, не говоря уже о густонаселенных островах Индонезии! – ирония из ее уст звучала удивительно правдоподобно. – Поэтому спасенные пассажиры могут спокойненько подниматься себе вместе с лифтом на геосинхронную станцию – за третью обещанной страховки.

– Третью?

– Если не просить больше, никто и не посмеет выдвинуть потерпевшим претензий. К примеру, зачем вы пытались самовольно починить кресло?

Ольга Матвеевна виновато спрятала глаза.

– Ну а помирающий со скуки народ как обрадуется. "Вы слышали? К одному из спасенных пассажиров прежде неприступная офицер безопасности Павла так привязалась, что наплевала на безопасность и оставила работу на Арцутанове! Немыслимо! Смело!"

– А где же, как не на лифте? – спросил я.

– Милый, на Луне тоже есть лифт! Несинхронный, правда… Но через четыре года отправляется на Марс третий "Орион". Там мы забабахаем себе полноценный космический лифт, тыщ километров этак на тридцать. Его давно собираются строить… А папик глянет на фото, сделанное марсианской вэб-камерой, на котором мы с тобой отодвигаем фронтиры человечества, и призадумается, насколько он был неправ. Раскается. Это полезно.

Я вдруг подумал, что здесь, сейчас, мы находимся посредине коллинеарной прямой, в точке, равноотстоящей от прошлого и будущего, когда позади только воспоминания, а впереди – целый космос грез. Никем не укрощенная бездна.

– Давненько мы не застревали в лифте, – подмигнул я Павле.

– А серьезно, по-взрослому, так вообще никогда, – ответила она и бочком, бочком стала подталкивать меня к выходу из ячейки.

На время мы исчезли для всего мира. А уже через час космический лифт с обновленной таблицей соответствий набирал скорость. Он нес задремавшую Ольгу Матвеевну к ее сокровенной мечте.

К мечте неслись и мы с Павлой.

По старинке. Верхом. Над кабинкой.