КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402507 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171282
Пользователей - 91535

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

ГГ, конечно, крут неимоверно. Жукова учит воевать, Берию посылает, и даже ИС игнорирует временами. много, как уже писали, технических деталей... тем не менее жду продолжения

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Ларичев: Самоучитель игры на шестиструнной гитаре (Руководства)

В самоучителе не хватает последней страницы, перед "Содержанием".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Орехов: Полное собрание сочинений для семиструнной гитары (Партитуры)

Несколько замечаний по поводу этого сборника:
1. Это "Полное собрание сочинений" далеко не полное;
2. Борис Ким ругался с Украинцем по поводу этого сборника, утверждая, что в нем представлены черновые, не отредактированные, его (Бориса Кима) съемы обработок Орехова;
3. Аппликатуры нет. Даже в тех произведениях, которые были официально изданы еще при жизни Орехова, с его аппликатурой. А у Орехова, как это знает каждый семиструнник, была специфическая аппликатура.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Ларичев: Степь да степь кругом (Партитуры)

Играл в детстве. Технически не сложная, но довольно красивая обработка. Хотя у В. Сазонова для семиструнки - лучше. Хотя у Сазонова обработка коротенькая, насколько я помню - тема и две вариации - тремоло и арпеджио. Но вариации красивые. Не зря Сазонова ценил сам Орехов и исполнял на концертах его "Тонкую рябину" и "Метелицу".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Камертон Дажбога (Социальная фантастика)

Ребята, почитатели украинской советской фантастики. Я хочу сделать некоторые замечания по поводу перевода этого романа моего любимого украинского писателя Олеся Бердника.
Я прочитал только несколько страниц, но к сожалению, не в обиду переводчику, хочу заметить, что данный вариант перевода пока-что плохой. Очень много ошибок. Начиная с названия и эпиграфа.
Насчет названия: на русском славянский бог Дажбог звучит как Даждбог или даже Даждьбог.
Эпиграфы и все стихи Бердника переведены дословно, безо всякой попытки построить рифму. В дословном переводе ошибки, вплоть до нечитаемости текста.
В общем, пока что, перевод является только черновиком перевода.
Я ни в коей мере не умаляю заслуги уважаемого мной BesZakona в переводе этого произведения, но над ним надо еще много работать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Добавлена еще одна вариация.
Кто скачал предыдущую версию - перекачайте.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про Арсёнов: Взросление Сена (Боевая фантастика)

Я пока не читал эту серию, да и этого автора вообще, ждал завершения. На сайте АвторТудэй Илья, отвечая на вопросы читателей, конкретизировал, что серия «Сен» закончена. Пятая книга последняя. На будущее у него есть мысли написать что-то в этом же мире, но точно не прямое продолжение серии, и быстрой реализации он не обещает. 3, 4 и 5 книги, выложенные в настоящее время на АвторТудэй и на ЛитРес вроде вычитаны, а также частично, 4-я существенно, переработаны относительно старых самиздатовских вариантов. Что-то он там ещё доделывает по нецензурным версиям, но в целом это законченный цикл. Можно читать таким, как я, любителям завершённых произведений.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Утро Судного дня (fb2)

- Утро Судного дня (пер. Ирина Альфредовна Оганесова, ...) (и.с. Шедевры фантастики-72) 29 Кб (скачать fb2) - Мюррей Лейнстер

Настройки текста:



Мюррей Лейнстер Утро Судного дня

Murray Leinster as by Will F. Jenkins • Doomsday Deferred • The Saturday Evening Post, September 24, 1949 • Перевод с английского: В. Гольдич, И. Оганесова



Будь я человеком разумным, я бы заявил, что эту историю услышал, а сомнения адресовал бы рассказчику. Но я видел все собственными глазами. И даже принимал в тех событиях участие. У меня была накладная на груз из Бразилии, подписанная следующим образом — «Собственность Хосе Рибейры». Груз давно пришел, а к страничке накладной — это я обнаружил только сегодня — прилип раздавленный муравей soldados. Самый обычный, ничего особенного. По правде говоря, все произошедшее до отвращения банально. Но будь я умнее, я бы поведал эту историю иначе.

Началось все в Милхао, когда ко мне пришел Хосе Рибейра. Милхао находится в Бразилии, но оттуда на закате можно увидеть Анды. Это городок, с которым, к несчастью, джунгли не успели расправиться прежде, чем резиновый бум пошел на спад. Он располагался в самом сердце бассейна Амазонки, в такой глуши, что связь с внешним миром ему удавалось осуществлять только с помощью контрабандистов и преступников, бежавших от перуанского правосудия через горы. Иными словами, живут там только грешники. Не знаю, что привело в Милхао Хосе Рибейру. Я же отправился туда только потому, что где-то в тех краях в 1911 году Болер отловил один из трех известных образчиков Morpho andiensis, а сумасшедший миллионер из Чикаго был готов выложить денежки за попытку поймать для его коллекции четвертого.

Я попал туда после того, как капитан парохода категорически отказался плыть дальше и мне пришлось четыре дня тащиться на каноэ с местными жителями, которые родились и выросли около воды, но так ни разу и не искупались. Когда я наконец добрался до Милхао, то пожалел, что не остался в каноэ. Такое это было место.

Но там находился Хосе Рибейра, а в бразильской глуши бытует суеверие, что господа из Северной Америки отличаются исключительной честностью. Я ничего не собираюсь объяснять. Просто сообщаю факты. В тот момент, когда я начал устраиваться в отвратительно шумной гостинице, в мою дверь постучал и тут же вошел Хосе, невысокий смуглый мужчина с израненной душой. Впрочем, он изо всех сил пытался это скрывать. Первым делом я заметил, что он чистый. Он пришел босиком, но его потрепанный костюм поражал своей безупречностью, да и сам гость явно недавно мылся. В городке вроде Милхао такие вещи производят сильное впечатление.

— Сеньор, — сказал Хосе извиняющимся голосом, исполненным отчаяния, — сеньор ведь североамериканец. Я молю вас… молю о помощи.

Я проворчал что-то нечленораздельное. Быть американцем не всегда удобно, в особенности в определенных местах и при определенных обстоятельствах. Хосе закрыл дверь и принялся что-то нашаривать в складках одежды. Наконец с затравленным видом он вытащил полотняный узелок и дрожащими пальцами развернул его. Я удивленно заморгал. Кучка крошечных золотых самородков вспыхнула ослепительным сиянием в свете лампы. Я ни секунды не сомневался в том, что передо мной золото, но в голове сразу же возник вопрос: как ему удалось столько собрать? Моим глазам предстал не золотой песок, который, как правило, попадает в руки добытчиков, а небольшие кусочки размером с булавочную головку. И ни один из них не был крупнее половины горошины. Прикинув на глаз, я решил, что золота здесь фунтов пять, не меньше, — должен сказать, зрелище редкостной красоты.

— Сеньор, — напряженным голосом проговорил Хосе. — Умоляю вас, помогите мне превратить это в домашний скот! Вопрос жизни и смерти!

Я напустил на себя суровый вид. Разумеется, здесь, в самом сердце джунглей, окружавших Милхао, корова или бык будут выглядеть так же неуместно, как среди эскимосов, но дело было не в этом. В Милхао меня привели собственные дела. Если я начну покупать скот или золото, движимый желанием помочь ближнему, пострадает моя миссия. Поэтому с вежливым сожалением я ответил:

— Я не бизнесмен, сеньор, и не занимаюсь ни золотом, ни торговлей животными. Чтобы приобрести домашний скот, вам нужно отправиться в Сан-Педро. — Четыре дня на каноэ вниз по течению или, может быть, три, если повезет. — Отнесите золото какому-нибудь банкиру. Он обменяет его на деньги, если сможете доказать, что оно действительно ваше. А потом вы купите все, что необходимо.

Хосе с отчаянием во взгляде посмотрел на меня. Естественно, половина населения Милхао — и, вне всякого сомнения, половина перуанцев, сбежавших от правосудия, — перерезали бы горло даже за небольшую часть его сокровищ.

— Но, сеньор, — задыхаясь, проговорил он, — этого наверняка хватит, чтобы купить скот в Сан-Педро и отправить его сюда, не так ли?

Я заявил, что золота хватит, чтобы купить столько скота, сколько в Сан-Педро никогда не видели, да еще нанять пароход, чтобы его доставили в Милхао. Хосе облегченно вздохнул. Однако я тут же добавил, что человек должен сам покупать для себя все необходимое, поэтому ему следует отправиться в Сан-Педро.

— Но… этого золота хватит, чтобы купить скот! — вскричал Хосе. — Я так и сказал моим… друзьям. Однако я не могу покинуть пределы Милхао, сеньор. Не могу отправиться в Сан-Педро. А я должен — мне необходимо — купить скот для моих друзей! Это вопрос жизни и смерти! И что же мне делать, сеньор?

Естественно, я решил, что он преувеличивает серьезность положения.

— Я не бизнесмен, — повторил я. — И не смогу вам помочь. — Но, увидев ужас, появившийся в его глазах, добавил: — Я приехал сюда в поисках бабочек.

Он меня не понял и начал, заикаясь, умолять о помощи. Поэтому мне пришлось кое-что объяснить.

— Один богатый человек, — сухо произнес я, — хочет получить определенную бабочку. У меня есть картинка, на которой она изображена. Меня сюда прислали, чтобы я попытался ее найти. Мне разрешено заплатить за нее тысячу милреев. Но я не имею права заниматься другими делами, например покупать золото или домашний скот.

На лице Хосе появилось отчаянное выражение. Казалось, лишившись надежды, он перестал воспринимать окружающий мир. Поэтому, чтобы хоть как-то его развлечь, я показал ему цветную фотографию Morpho andiensis, которая находится в собрании Горио в Париже. Во время войны коллекционеры жуков были в отчаянии, они опасались, что нацистам удастся захватить их сокровище. И тут глаза Хосе загорелись.

— Сеньор! — вскричал он. — Может быть, мои… друзья смогут найти для вас такую бабочку! Вы готовы заплатить за нее скотом, купленным в Сан-Педро и отправленным сюда?

Не отдавая себе отчета в словах, я сказал, что готов, но… Оказалось, что я привожу доводы самому себе, поскольку Хосе пулей вылетел из номера, оставив мне мешок золота. Очень необычная ситуация.

Я бросился за ним, но он исчез. Поэтому я спрятал его сокровище на самое дно своего ящика для образцов. Несколько капель формальдегида, пролитых перед тем, как закрыть ящик с химикатами и насекомыми, очень эффективное средство против воров. Я довольно часто им пользуюсь.

На следующее утро я решил поинтересоваться по поводу Хосе, но все, к кому я обращался, лишь пожимали плечами в ответ. Он жил не в Милхао, а поселился с женой в нескольких милях вверх по реке на собственной ферме, которая построена на небольшом расчищенном участке. У них был ребенок. Хосе подозревали в самых разных преступлениях. Он покупал свиней и отвозил их домой, но никто не видел там никаких свиней! У него очень хорошенькая жена, и один перуанец отправился к ним на ферму, собираясь за ней поухаживать, но не вернулся.

Думаю, то, что в моем рассказе до сих пор ни разу не упоминались муравьи, само по себе удивительно. Бабочки — да, а вот муравьи — нет. В особенности soldados — бродячие муравьи. Должен заметить, это очень странно.

Мне не удалось узнать ничего полезного про Хосе, но я приехал в Милхао по делу и поэтому начал расспрашивать местных жителей о том, что меня интересовало. Я сказал, что мне нужна определенная бабочка и что я согласен выложить за нее тысячу милреев. Я был готов показать ее изображение любому, кто захочет посмотреть, а также объяснить, как сделать специальную сеть для ловли бабочек и как следует ею пользоваться. А также как обращаться с бабочками, чтобы ничего не повредить. Я настаивал, что мне требуется определенный вид, причем экземпляр, за который я заплачу, должен быть доставлен в целости и сохранности.

Обитатели Милхао пришли к счастливому выводу, что я не в своем уме, но собирались извлечь выгоду из моего безумия. Они хватали первых подвернувшихся под руку бабочек и тупо тащили мне. Я потратил целый день, объясняя людям с горящими глазами, что сходство с бабочкой, изображенной на моей картинке, не ограничивается одинаковым количеством лапок и крылышек. Но я много раз повторил, что заплачу тысячу милреев принесшему мне бабочку, как две капли воды похожую на ту, что я им показал. С финансовой точки зрения я чувствовал себя совершенно свободно. В последний раз, когда Morpho andiensis выставили на аукцион, ее купили за двадцать пять тысяч долларов. Я бы с удовольствием положил такие деньги в карман.

Хосе Рибейра вернулся. Он был так напряжен, что и представить себе невозможно. Он подергал меня за рукав и сказал:

— Сеньор.

Я схватил его и потащил в гостиницу, где достал из ящика его сокровище.

— Вот, — сердито проговорил я. — Это не мое! Заберите!

Он не обращал на меня никакого внимания. Его отчаянно трясло.

— Сеньор, — пролепетал он и с трудом сглотнул. — Мои друзья… мои друзья, думают, что не смогут поймать бабочку, которую вы ищете. Но если вы скажете им… — Он нахмурился. — Сеньор, прежде чем бабочка родится, она похожа на маленький мягкий орех с червячком внутри?

Это вполне могло сойти за описание кокона. Друзья Хосе — мне сказали, что у него нет никаких друзей, — отличались наблюдательностью. Хосе, похоже, ухватился за надежду, как за соломинку.

— Мои… друзья найдут вам орех, из которого получится бабочка, — сказал он взволнованно. — Если вы скажете, как он выглядит и что собой представляет.

Я заморгал. До сих пор, насколько мне было известно, удалось поймать только трех представителей Morpho andiensis. Все были взрослыми особями. Разумеется, никто не знал, как выглядит кокон. Любой натуралист мог бы назвать сотни видов взрослых особей, обитающих в одной долине Амазонки. Но кто станет охотиться за коконами в джунглях вокруг Милхао?

— Друг мой, — скептически проговорил я, — на свете существует тысячи самых разных коконов. Я куплю пять штук каждого вида, обнаруженного вами, и заплачу за них по одному милрею. Но только пять одинаковых, вы запомнили?

Естественно, я не думал, что он станет тратить силы на такие глупости, просто мне хотелось, чтобы парень забрал свое золото. Но он снова умчался прочь прежде, чем я успел его остановить. А еще мне показалось, что, когда я предложил ему эту работу, он так обрадовался, словно получил помилование после смертного приговора. В свете дальнейших событий, должен сказать, что это было очень близко к истине.

Я разозлился и решил, что на следующий день сам отвезу ему золото. Кроме того, человек — в особенности полукровка, — хладнокровно отказавшийся от пяти фунтов золота, не может не вызывать интерес. Я договорился, что меня доставят к его ферме на каноэ.

Конечно же, она находилась рядом с рекой. В джунглях бассейна Амазонки нет троп и дорог. Мимо Милхао течет глубокая река, шириной примерно в двести ярдов. Впрочем, она кажется не такой широкой из-за джунглей, обступивших ее берега и наводящих страх на любого нормального человека. Со стороны воды деревья, ползучие растения и лианы выглядят впечатляюще, но дело не только в этом. До путешественника долетают запахи, которым невозможно дать имя, и диковинные непонятные звуки. Ты словно врезаешься в зеленую стену, но ничего не видишь. Ты выбираешься на волю, но оказывается, что тебе так и не удалось ничего узнать. Ты не в силах на них хоть как-то воздействовать. Джунглям на тебя наплевать. В общем, у меня возникло ощущение собственной незначительности.

Нанятые мной гребцы проплыли бы мимо фермы Хосе, если бы он не оказался на берегу и не позвал нас. Хосе рыбачил, и теперь, оглядываясь назад, я вспоминаю, что рядом с ним не лежало никакой рыбы — только несколько обглоданных скелетов. У меня возникло ощущение, что, когда я только заметил Хосе, земля вокруг него была очень темной, но, когда мы причалили, она казалась совершенно обычной. Он ужасно вспотел, но, когда увидел меня, в его глазах вспыхнула надежда.

Я оставил двоих местных жителей покурить и вздремнуть в каноэ, а сам последовал за Хосе в джунгли. У меня тут же возникло ощущение, будто я иду по тоннелю, освещенному приглушенным зеленым сиянием. Повсюду взгляд натыкался на стволы деревьев, ползучие растения и листья. Зеленый цвет здесь победил все остальные. Я заметил пурпурную бабочку с крылышками, украшенными малиновым кантом, которая медленно порхала среди листвы, словно в подводном гроте.

Однако вскоре тропа стала шире, и я увидел дом Хосе. Его вид в очередной раз доказал мне, что человек не нуждается в цивилизации, чтобы жить с удобством. Если не считать хлопчатобумажной одежды, железного котелка и мачете, все остальное на ферме было сделано из даров джунглей и, следовательно, в любой момент могло быть заменено. Для человека, проводящего почти все время в подобных условиях, золото не имеет никакой ценности. Пока он в состоянии таким образом удовлетворять свои нужды, у него не может возникнуть никаких соблазнов. В тот момент мои мысли были почти сентиментальными.

Я вежливо улыбнулся жене Хосе. Она оказалась симпатичной молодой женщиной с правильными чертами лица. Но меня поразило и обеспокоило то, что в ее глазах застыл панический ужас. Она разговаривала, но казалось, будто одновременно она поглощена созерцанием подбирающегося к ней чудовища. У меня сложилось впечатление, что они оба чего-то безумно боятся. Это было так невероятно странно. Однако их сын, смуглый трехлетний мальчуган, выскочивший мне навстречу в чем мать родила, похоже, ничего такого не чувствовал. Он стоял и смотрел на меня широко раскрытыми глазами.

— Сеньор, — дрожащим голосом проговорил Хосе, — вот то, что вы хотели получить, маленькие орехи с червячками внутри.

Он поставил передо мной корзину из плоских зеленых волокон, которую наверняка сплела его жена. Я заглянул внутрь, абсолютно уверенный, что не увижу ничего ценного. Однако моим глазам предстала совершенно невероятная, немыслимая картина — полбушеля коконов!

Хосе каким-то образом удалось их раздобыть меньше чем за двадцать четыре часа. Некоторые представляли собой миниатюрные капсулы, из которых на свет появляются крошечные бабочки с размахом крыльев не больше чем у комара. Другие — мощные, толстые коконы из прочного коричневого шелка. Еще я заметил коконы, внешне ужасно походившие на птичий помет, и такие, которые ловко прячутся в сложенных листьях. Некоторые из них были зелеными — готов поклясться в этом — и могли легко сойти за почки ползучего растения. И…

Нет, такое просто невозможно! Я был потрясен. Бассейн Амазонки до определенной степени изучен, но коконы любого относительно редкого вида насекомых встречаются в двадцать раз реже, чем взрослые особи. А я держал в руках корзину со свежими, живыми коконами! Я не мог поверить собственным глазам, но и не верить тоже не мог. Когда я перебирал коконы, руки у меня дрожали.

— Великолепно, Хосе! — наконец вымолвил я. — Я заплачу, как мы договаривались, — по одному милрею за штуку. Сегодня же отправлю их в Сан-Педро, куплю скот и договорюсь о доставке. Я обещаю!

Однако Хосе не расслабился. Я видел, как он вытирает пот с лица.

— Я… умоляю вас, сеньор, попросите, чтобы они поспешили, — жалобно проговорил он.

Я его практически не слышал. Не выпуская из рук корзинки, я вернулся на берег реки и прижимал сокровище к груди весь обратный путь. О том, что я собирался вернуть Хосе золото, я даже не вспомнил. В гостинице я сразу же приступил к работе.

Первым делом я, естественно, позаботился, чтобы люди, которым я поручил доставку посылки, знали, что в ней не содержится ничего ценного — всего лишь коконы бабочек. Затем я положил внутрь золото Хосе и написал письмо одному человеку в Сан-Педро, которому, даст бог, хватит здравого смысла выполнить мое поручение. А еще я находился на седьмом небе от счастья.

Пока я составлял накладную, которая будет сопровождать контейнер с замороженными коконами, — я намерен был отправить посылку воздушной почтой из ближайшего аэропорта, предоставляющего подобные услуги, — по моим бумагам прошествовал большой муравей. В бразильской глуши к насекомым начинаешь относиться как к чему-то совершенно нормальному. Я раздавил муравья, даже не посмотрев в его сторону. А затем с радостной улыбкой вышел на улицу, чтобы отправить посылку. Я стал обладателем сокровища, которое войдет в историю среди коллекционеров. Это просто невероятно!

В тот момент, когда каноэ с посылкой отплыло от берега и двинулось вниз по реке, я вдруг осознал невозможность случившегося. Как, черт подери, он собрал все эти коконы…

Я думал и думал, и задача казалась мне все более неразрешимой. Меньше чем за день Хосе нашел полбушеля коконов — иными словами, сотню разных видов мотыльков и бабочек. Как такое возможно! На свете просто не существует необходимой информации, чтобы сделать такое. Однако ему удалось. Каким образом?

Этот вопрос не желал меня отпускать, и я понял, что должен найти ответ. Я купил свинью в подарок и снова отправился на ферму Хосе. Мои проводники лениво гребли, и мы медленно плыли вверх по реке. Свинья возмущенно хрюкала на дне каноэ. Теперь я испытываю к ней жалость. И с радостью извинюсь перед ее призраком, если мне представится такая возможность. Но тогда я ничего не знал.

Я выбрался на узкую полоску песка и позвал Хосе, который вскоре вышел из зеленого коридора, ведущего к его дому. Он взволнованно поблагодарил меня за свинью. А я рассказал ему, что заказал в Сан-Педро скот и договорился, чтобы его доставили по назначению. А потом весело добавил, что все парнокопытные, которые имеются в городе и которых можно превратить в мясо, скоро прибудут к нему на пыхтящем от старости пароходе. Хосе сглотнул и рассеянно кивнул. У него по-прежнему был вид человека, охваченного ужасом.

Мы повели свинью к дому. Жена Хосе укачивала ребенка, и в глазах у нее застыл страх. Мне, вероятно, следовало почувствовать смущение перед лицом такой боли, даже несмотря на то, что я не знал ее причин. Но я думал только о вопросах, которые собирался задать. Хосе молча уселся рядом со мной.

А я продолжал не обращать внимания на тяжелую атмосферу безысходности.

— Ваши друзья способные натуралисты, Хосе, — заявил я без обиняков. — Я очень доволен тем, что им удалось сделать. Многие из собранных ими «маленьких орешков» мне незнакомы. Я бы хотел встретиться с такими удивительными специалистами в этой области.

Хосе поджал губы, а его жена вскрикнула. В следующее мгновение она взглянула на меня со смесью иронии и отчаяния. Меня ее взгляд удивил, и я внимательно посмотрел на Хосе. И вот тут у меня на голове зашевелились волосы, а сердце и вовсе чуть не остановилось. По его плечу полз большой муравей, и я сразу понял, какой именно.

— Боже мой! — взвизгнул я. — Soldados! Бродячий муравей!

Дальше я действовал, исключительно следуя инстинктам.

Я выхватил ребенка из рук матери и бросился к реке. В подобные моменты человек не думает. Бродячие муравьи, или боевые муравьи, как их еще называют, являются абсолютными и единоличными правителями джунглей. Они передвигаются миллионными ордами, и устоять против них не может ничто. Они славятся своей колоссальной численностью и безжалостно поедают все вокруг. Даже люди покидают дома, завидев приближающихся бродячих муравьев, а когда те уходят, возвращаются, чтобы обнаружить — они сожрали все, что можно сожрать, от уховерток, прячущихся в соломе, до лошади, которая была слишком крепко привязана и не смогла убежать.

Бродячий муравей, вышедший в поход, убивает всех, сдирая с живых существ куски плоти и при этом не обращая ни малейшего внимания на то, что жертвы пытаются защищаться. Вот почему я схватил ребенка и побежал.

Хосе Рибейра заорал мне вслед:

— Нет! Сеньор! Нет!

Он остался совершенно неподвижен, только отчаянно кричал. Мне еще ни разу в жизни не приходилось слышать в человеческом голосе такой неприкрытый ужас.

Я остановился. Не знаю почему. Меня потрясло то, что Хосе и его жена замерли на своих местах и продолжали сидеть не шевелясь. Думаю, еще больше меня поразило то, что ни на крошечной поляне, ни в самом доме ничего не изменилось. Бродячие муравьи, как правило, наступают огромными армиями, и вся земля покрыта шевелящимися, блестящими на солнце телами. А воздух наполняет щелканье крошечных ножек и челюстей. Муравьи захватывают все деревья и кустарники, которые встречаются у них на пути. Гусеницы, червяки, птенцы в гнездах, змеи, обезьяны — все живые существа, не имеющие крыльев, оказываются погребенными под волной маленьких чудовищ, которые оставляют у себя за спиной лишь дочиста обглоданные косточки.

Однако Хосе продолжал сидеть неподвижно, только изо всех сил пытался сглотнуть. Я видел на нем бродячего муравья. Одного. Больше их не было нигде. Через несколько мгновений Хосе встал и, спотыкаясь, приблизился ко мне. Вид у него был такой, точно за ним явилась сама смерть. Говорить он не мог.

— Послушайте! — воскликнул я и удивился визгливым ноткам в своем голосе. — Я видел бродячего муравья! Я видел!

Хосе сглотнул одним усилием воли. Я поставил ребенка на землю, и он поспешил к матери.

— Да, — пролепетал Хосе так, словно у него пересохло в горле, а губы отказывались слушаться. — Но это… особенные муравьи. Они… как домашние любимцы. Да. Они ручные. Они мои… друзья. Они умеют делать разные фокусы, сеньор. Я вам покажу.

Он вытянул руку и издал какой-то непонятный, хлюпающий звук. В то, что последовало дальше, поверить просто невозможно. Муравей — огромный, примерно в дюйм длиной — спокойно выбрался из его рукава и замер на ладони. Рука Хосе дрожала, точно осенний листок на ветру, а муравей сидел и не шевелился.

— Да, — с истеричными нотками в голосе повторил Хосе. — Он показывают фокусы! Смотрите! Он может встать на голову!

И я увидел, как муравей встал на голову, только я никак не мог поверить собственным глазам. Муравей сделал что-то такое, отчего казалось, будто он изобразил стойку на голове, затем повернулся, спокойно прополз по ладони, потом по запястью и скрылся в складках ткани.

Повисла тишина, точнее, то, что можно назвать тишиной в самом сердце джунглей. У меня самого пересохло в горле. То, что я видел, было чистым безумием, но это оказалось еще хуже. Я вдруг почувствовал, что нечто ждет, как я себя поведу. Должен признаться, ничего страшнее я в жизни не испытывал. И мне трудно отыскать слова, чтобы описать свои впечатления. Я ощутил чье-то присутствие, но не конкретной личности, а скорее коллективного сознания, и в следующее мгновение с ужасом осознал, что нечто смотрит на меня тысячами пар глаз, окружает со всех сторон.

За долю секунды я понял, что видит и о чем думает это нечто. Оно хотело знать, как я поступлю. Потому что от моего поведения зависело то, что сделает нечто. Впрочем, это сознание не было сложным. Смертельно опасное, оно оставалось невинным. Безжалостным и наивным одновременно.

Вот что я ощутил. Это чувство, конечно же, имело естественное объяснение, которое превращало все мои размышления в бессмыслицу. Но тогда я ему поверил. И поступил, опираясь на свою веру. Я рад, что все так произошло.

— Теперь мне все ясно! — вскричал я, не скрывая удивления. — Это очень умно с вашей стороны, Хосе! Просто поразительно, что вам удалось выдрессировать муравья! Зря я испугался. Но… ваше стадо уже в пути. Оно скоро будет здесь. Большое стадо!

Тут я понял, что чуждое сознание меня отпустило. И я ушел.

В четверти мили вниз по течению один из моих проводников вынул весло из воды и прислушался. Другой тоже перестал грести. Из джунглей доносился какой-то звук. К счастью, издалека, но он очень походил на вопль свиньи. Я слышал, как визжат свиньи, когда их режут. Инстинкт подсказывает им, что собирается сделать человек, и они пытаются — тщетно — сражаться за свою жизнь. Это был совсем другой звук. Хуже, значительно хуже.

Я повел себя, как безнадежный идиот. Сейчас, разумеется, я понимаю, что с той самой минуты мои поступки не имели ничего общего с действиями разумного человека. Я больше не мог рассуждать с необходимой долей научного скептицизма. Неожиданно мне показалось, что теория Нортона о коллективном разуме, которым наделены общественные насекомые, звучит вполне правдоподобно. Пчелы, утверждает Нортон, подобны частичкам одного организма. Улей — это одно существо, так говорит Нортон, а каждое насекомое представляет собой клетку его тела.

Так кровяные тельца наделены индивидуальностью, но одновременно являются частями целого. Мы можем отрубить руку или ногу, если это необходимо для спасения всего организма, хотя погубим при этом много клеток. Улей или рой жертвует отдельными насекомыми, чтобы защитить себя. Каждая пчела является мобильной клеткой. Ее разум — часть общего сознания группы. Таким образом, именно группа и есть живое существо. А муравьи, по теории Нортона, демонстрируют истинность этого факта особенно отчетливо; способность отдельного представителя колонии погибнуть ради общего блага… Он даже привел примеры, показывающие, что он имел в виду. В основном натуралисты не признают его книгу, но, сидя в каноэ, плывущем вниз по реке прочь от фермы Хосе, я бесповоротно поверил Нортону.

Я поверил, что армия бродячих муравьев представляет собой единый организм. Я поверил, что нечто, обитающее на ферме Хосе и состоящее из бродячих муравьев, обнаружило, что другие существа воспринимают окружающий мир так же, как оно. Больше ничего не требовалось, чтобы все объяснить. Армия муравьев, члены которой физически не связаны между собой, знает, что каждый из них думает, видит и чувствует. Единому целому нужно только открыть сознание, чтобы это понять.

Пугает только то, что они умудряются интерпретировать впечатления, не относящиеся к миру муравьев. Это означает, что им не составляет никакого труда находить жертвы. Целая армия насекомых может промчаться по джунглям, словно поток, состоящий из миллиардов крошечных тел, и ничто не устоит перед ними. А если они натолкнутся на человека, то сумеют прочитать и его мысли тоже. Они увидят там возможности, которые раньше были для них закрыты, а потом узнают о безграничных запасах пищи. И тогда они позаботятся о том, чтобы надолго обеспечить себя едой.

Так и произошло.

Но если все это правда, они могут пойти и дальше. От подобных размышлений кровь стыла у меня в жилах, и я заставил себя прогнать их. Нечто на ферме Хосе еще так далеко не зашло. Но от ужаса, который я испытал, когда сделал это открытие, я весь покрылся испариной прежде, чем добрался до Милхао.


Примечание редактора американского издания 1998 года: «Когда этот рассказ был впервые опубликован в „Сэтердэй ивнинг пост“ в 1949 году, он имел продолжение и счастливый конец. Но данная версия увидела свет при жизни автора, и я посчитал, что он сам ее переделал, а следовательно, она является оригинальной. Джо Рико».


Оглавление

  • Мюррей Лейнстер Утро Судного дня