КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 463828 томов
Объем библиотеки - 671 Гб.
Всего авторов - 217555
Пользователей - 100945

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Броуди: Начальный курс программирования на языке Форт (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

С этой классической книги начинали знакомство с Фортом большинство форт-программистов мира. Кто хочет освоить Форт обязательно должен начать именно с этой книги.
Правда, она несколько устарела - соответствует стандарту Форт-83. Я выложу версию, соответствующую стандарту ANS Forth 94, но она на английском языке. На русский, к сожалению, до сих пор не переведена.

P.S. Если в процессе или после прочтения книги вы будете изучать стандарт ANSI на язык Форт, то столкнетесь с некоторым расхождением в терминологии. Стандарт написан так, чтобы максимально не зависеть от конкретной реализации. Книга же ориентирована на 16-битную Форт-систему с косвенным шитым кодом.
Но большинство примеров будут работать и на современных 32-битных Форт-системах.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Sasha-sin про Скляренко: Далёкие миры (Боевая фантастика)

Типичная ерунда. Когда куча нейросетей и денег. Герой бе характера и не шибко умный, Он не может быть умнее автора. И вообще все пресно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Micro про Якубович: Война Жреца. Том II (СИ) (Фэнтези: прочее)

Отсутствует Глава 2.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ТатьянаА про серию Поймать судьбу за хвост

Чистой воды графомания. Избитый, многократно переваренный сюжет: земная девушка, самостоятельная и высокоморальная, влюбляется в неземного мага; множество разных проблем и непонимания (плюс у девушки открываются необычные способности, плюс обучение в магической Академии, где этот маг, конечно, учитель), в итоге все женаты и счастливы.

Русского языка автор не слышала никогда: повсеместно "под девизом", "из разряда", "от слова совсем", "типа того". "Мечтательно зажмурила глаза", "Решительно тряхнула головой", "изнывала от любопытства","до боли желанный". А также "непонимающий взгляд", "со школы, обычно, ходила...", "соскучилась по тебе, по нас", "одеть нечего", "неторопливо кушающих Алексов". Кофе "заваривают". Авторская находка: "Любопытство точило зубы о нервы, я стискивала зубы..."

В общем, сплошная Вики Весенняя...

«Не ходил бы ты, Ванёк, во солдаты...»

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любослав про Щепетнов: Олигарх (Альтернативная история)

Серия "Карпов" - очень даже интересна! И не скучно! И познавательно!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Юллем: Янки. Книга 2 (Боевая фантастика)

И книга плохая, и обложка плохая.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Центр круга (fb2)

- Центр круга (а.с. Мое прошлое, настоящее и будущее -2) 362 Кб, 109с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Slav

Настройки текста:



Центр круга

Oderint, dum metuant.

Пусть ненавидят, лишь бы боялись.

ГЛАВА 1: Незваный гость хуже магла

Вторая половина июня, 1939 год.

Том миновал еще один вагон, как и ранее, принялся заглядывать в каждое купе. Пол мерно покачивался, стук колес отбивал давно заученный ритм, за окнами размытыми зелеными пятнами быстро проносились небольшие рощицы, густые заросли кустарников, вдалеке синей лентой извивалась полноводная река. Кремовые занавески чуть колыхались, из приоткрытого окна в лицо бил встречный ветер, пахло свежестью утренней росы и цветущими лугами.

У третьей двери остановился, один из голосов развеял мимолетные сомнения, и Том заглянул внутрь.

— Всем приятной поездки.

Купе взорвалось радостными приветственными криками.

— О, Том! Здорово! Проходи!

Сидящий у окна Ренсис Арад в приглашающем жесте махнул Тому рукой, Гил Като и Робб Датс–Пайк мгновенно отодвинулись друг от друга, освобождая ему место.

— Спасибо, – улыбнулся Том вежливо, – но я уже обосновался с друзьями в третьем вагоне. Румор, можно тебя на минуту?

О’Бэксли быстро справился с удивлением, напыщенно вздернул нос, словно удостоился чести собственноручно принять Кубок школы. Перед тем как закрыть за собой дверь купе бросил заносчивое:

— Сейчас вернусь.

— Воображала, – скривился Робб.

Талантливый Гил не удержался – удачно изобразил О’Бэксли, на что Ренсис зычно гоготнул, и мальчики дружно покатились со смеху.

Румор на миг замер, покосился на закрытую дверь купе, откуда слышался веселый хохот, подумалось, что смеются над ним, но тут Том заговорил:

— Румор, помнишь, ты показывал мне свой старый компас? Ведь он сломан, и ты все равно собирался его выкинуть?

Том прислонился плечом к стене рядом с окном, занавеска шаловливо взъерошила волосы, с ленцой огляделся по сторонам. Румор невольно тоже огляделся, только затравленно, как озирается вор, осторожно приблизился к Тому.

— Да, а что?

— Ты не мог бы отдать его мне?

— Зачем, он же неисправен?

— Мне нужен не сам компас, а лишь некоторые детали, – ответил Том, как можно, более небрежно. – У Антонина сломался магловский будильник, чтобы починить, нужны шестеренки.

Румор не удержался от удивленного возгласа:

— У Антонина есть будильник?

— Да, кто‑то из кузенов на Рождество подарил, – продолжал изощренно врать Том. – Так ты дашь мне компас или нет?

— Да, разумеется, – кивнул Румор, чуть помедлив. – Мне он уже ни к чему. Но, надеюсь, будильник Антонина не станет слишком громко звенеть, я не хочу просыпаться каждое утро от противного дребезжания…

Том в ответ бегло ухмыльнулся.

— Можешь не беспокоиться, будильник будет звенеть так тихо, что даже Антонин его не услышит.

Румор, по–видимому, обрадовался, что отделается всего–навсего поломанным компасом, чуть ли не бегом ринулся в купе, смех внутри мгновенно прекратился.

Всего через пару минут Том шагал обратно к своему купе, пальцы с торжеством сжимали добытый и пока совершенно бесполезный артефакт. Он шагнул в тамбур, только потянулся к дверной ручке, как дверь распахнулась сама, проход загородил ухмыляющийся Грандчестер. Том чуть отступил, затылком почувствовал движение позади, замедленно обернулся – Рэндом Ившем со скучающим видом прислонился спиной ко второй двери тамбура, тем самым, отрезая путь к отступлению.

Том снова взглянул на Грандчестера, высказал мысли вслух:

— А как все хорошо начиналось…

Он попытался обойти гриффиндорца, но тот цепко держался руками, а ногами уперся так, что не сразу и сдвинешь.

— Ослеп? – поинтересовался Грандчестер с напускным удивлением.

Том отстранился, посмотрел противнику в глаза.

— С каких пор, Грандчестер, ты справляешься у меня о собственном здоровье?

— Как всегда изощренно, и не сразу поймешь: оскорбление или комплимент?

Том опять покосился на Ившем, но тот, по–видимому, нападать не собирался. Гриффиндорцы подловили его в тамбуре совсем не для того, что драться. Эта мысль несколько подбодрила, Том понял, что можно беззаветно огрызаться.

— Ну, нет, я не настолько изощрен, чтобы осыпать тебя комплиментами.

— Рад этому. Ты, Реддл, на каникулах отдохни, как следует. В следующем году тебе придется нелегко.

Брови Тома взметнулись вверх.

— Правда? С чего бы это? Мне казалось, что с учебой у меня все отлично.

Грандчестер зловеще ухмыльнулся.

— Кроме учебы Хогвартс таит и другие опасности.

— Фи, – поморщился Том, – какое самомнение. Грандчестер, ты же гриффиндорец! Где хваленые смелость и прямолинейность? А почему бы не решить все здесь и сейчас? Колдовать, пока, мы имеем право, а вот профессоров поблизости уже нет.

Грандчестер облизнул пересохшие губы, быстро глянул на Ившем, который ответил ему отрицательным кивком. По лицу Грандчестера пробежала заметная тень разочарования, однако перечить другу не стал, перевел алчный взгляд на Тома.

— Нет, Реддл… Я тебя застану врасплох, как и ты меня.

— И что же это будет? – всплеснул руками Том. – Отцепишь вагон, в котором я еду, от «Хогвартс–Экспресс»?

— Ты таких жертв не стоишь.

Том изобразил вполне искреннее огорчение.

— Жаль! Идея, как говорит Долохов, была гениальная. Ну, я не прощаюсь…

Он повторил попытку обойти гриффиндорца, но тот вновь не позволил.

— Слушай, Грандчестер, – вздохнул Том устало, – а тебе еще не надоело это ребячество?

Грандчестер аж задохнулся от такой вопиющей наглости, голос перешел на крик:

— Ребячество?! Вот как ты это называешь? Да мне того дракона до конца дней будут припоминать. Ты хоть знаешь, кто его создал?

— Не имею чести… – отмахнулся Том, – равно как и желания.

— То‑то же, не знаешь – не суди. По твоей вине отец…

Тут пришло время Тома искренне возмутиться.

— По моей вине? А ты случаем не забыл, по чьей вине я уронил рыцарские доспехи и ту алебарду?

— Я только хотел пошутить, – процедил Грандчестер сквозь зубы.

— Вот и пошутил, – констатировал Том со злым удовлетворением, – теперь смейся в одиночестве. И, ради всех святых, перестань строить из себя жертву обстоятельств. Мне тоже, знаешь ли, из‑за сломанной метлы влепили строгий выговор.

— Бедненький, – просюсюкал Грандчестер. – Выговор ему влепили. Я после того урока полетов неделю с забинтованной рукой ходил.

Глаза Тома угрожающе сверкнули.

— Ходил бы и две недели, если бы меня не отвлек Дамблдор.

Грандчестер скрипнул зубами, подался вперед. Молчавший до сих пор, Ившем посчитал своевременным вмешаться:

— Инимикус, хватит! Нам пора, скоро МакГонагалл будет делать обход.

— До скорой встречи, – прошипел Грандчестер в самое лицо Тому.

Ившем отошел от двери, пропуская друга, сам же остался в тамбуре, продолжая смотреть на Тома. Том спиной ощутил этот подозрительный взгляд угрюмого гриффиндорца.

— Ну, а тебе чего? – спросил Том с вызовом, резко повернулся.

Ившем с задумчивым видом продолжал молча рассматривать его лицо. Из глубины вагона донесся нетерпеливый окрик Грандчестера:

— Рэндом, идешь?

— Минуту, – откликнулся Ившем невозмутимо, обратился к Тому все также спокойно: – Хочешь, заключим тайное соглашение?

— Ага!.. и скрепим кровью? – фыркнул Том саркастично, решив, что Ившем шутит.

Однако Ившем оставался предельно серьезным, и ждал соответствующего ответа, отчего Том нахмурился.

— Какое соглашение?

— Ты вплоть до седьмого курса забудешь о существовании Грандчестера и всего того, что между вами было до этого дня. А я в свою очередь постараюсь обеспечить такую же амнезию своему другу.

— Считаешь, что я всерьез боюсь его угроз? – усмехнулся Том хмуро.

— Нет, не боишься. И он тебя не боится.

— Тогда в чем дело?

Бескровные губы Ившем едва заметно шевельнулись.

— Я боюсь… Вокруг тебя снуют Долохов и Руквуд: первый – опасно непредсказуем, второй – пугающе расчетлив, говорят, что и со старостами Слизерина ты дружбу водишь. Мнится мне, Реддл, что однажды ты и впрямь не погнушаешься отцепить вагон с пассажирами от поезда. Так вот я не хочу оказаться в числе этих пассажиров.

Случайная похвала добавила Тому решимости, после таких слов показалось, что и впрямь способен совершить нечто подобное.

— Если я такой безжалостный то, что для меня какие‑то два трусливых гриффиндорца?

— Ничего. Но даже безобидные мухи могут отвлекать от более важных дел, жужжать над ухом…

— Я понял, – перебил Том грубо. – Значит уговор?

— Без подвоха, Реддл, – предупредил Ившем и протянул руку для рукопожатия.

Том молча сжал его ладонь в своей пятерне, нарочно встретил взгляд ничего не выражающих глаз Ившем, серый нездоровый оттенок кожи придавал облику гриффиндорца некоторую тоскливую безысходность, и вместе с тем решимость человека, которому нечего терять.

— А ты интересный, Ившем, – невольно сорвалось у Тома. – Из тебя вышел бы стоящий противник.

Губы Ившем снисходительно улыбнулись.

— Я бы предпочел не быть никому противником. В особенности тебе, Реддл.

Так они разошлись: не враги и не друзья. По дороге к своему купе Том размышлял о том, как могут дружить такие два совершенно разных гриффиндорца. Чувство, которое вызывало имя Грандчестера у Тома, нельзя считать «ненавистью». Слишком громко и помпезно. Скорее «раздражение» оттого, что последнее слово осталось не за ним. Ребячество, как это называл сам Том.

Но вот Ившем… Вражды с ним никогда не было, сегодня они заговорили впервые, но Том тут же почувствовал почти непреодолимую жажду задеть ту струну, от которой поведение Ившем станет прямо противоположным. Перед внутренним взором вновь и вновь появлялось хмурое лицо, темные впадины глаз. Том знал наверняка: под маской безмятежности скрывается настоящий противник, такому не жалко проиграть партию в шахматы, а уж выиграть… Эдакой победой стоит гордиться.

Едва он открыл дверь своего купе, как Августус поинтересовался со злым сарказмом:

— Ну и как поживает О’Бэксли?

— Чудесно, – ответил Том буднично. – Тебе привет передавал.

Августус незамедлительно огрызнулся:

— Да пошел он со своим приветом!

Элджи на миг поднял на Тома глаза, вновь вернулся к головоломке – подарку от Сенектуса за успешное окончание первого курса. Уже третий день пытался ее собрать, пыхтел и чесал затылок, как грязный ежик, но помощи ни у кого не просил.

Антонин, лениво растянувшийся на сидении, приоткрыл один глаз, с неохотой принял сидячее положение, чтобы освободить место и для Тома, затем с хитрецой оскалился:

— Руквуд, если бы я не знал тебя, то подумал бы, что ты ревнуешь.

— Очень надо! – фыркнул Августус. – Вы прекрасно знаете, как я отношусь к О’Бэксли. И я решительно не понимаю, Том, твоего странного желания любезничать с этим… этим…

Том проверил надежно ли заперта дверь, только потом сел рядом с Антонином, уверенно заявил:

— Субъективность тебя погубит, Августус! Урок третий: учиться можно и у врага… Антонин, только взгляни, что мне Румор отдал.

Августус надменно фыркнул, отвернулся к окну. Том протянул компас Антонину, глаза которого алчно блеснули.

— Потрясно! Мы его разберем?

— Тебе бы только разбирать, – рассмеялся Том искренне. – Нет, наоборот, мы его починим. Только на другой лад, так чтобы работал на суше, понимаешь?

— Не совсем.

— Он раньше служил мореплавателям, указывал направление, предупреждал об опасности. Но мы же не собираемся в морское путешествие, сейчас гораздо важнее обыскать Хогвартс…

— …и так, чтобы никто из профессоров не заметил, – закончил за него Антонин. – Отличная идея! А кто станет его чинить? Мы сами не сможем.

— Я надеялся, что ты знаешь какую‑нибудь мастерскую в Косом переулке.

— Есть парочка таких мастерских, – кивнул Антонин после некоторого раздумья. – Но чтобы к сентябрю точно получить готовый компас придется отдать в починку… ну, хотя бы сегодня.

— Вот ты этим и займешься, – сообщил Том. – Сегодня же пойдем в Косой переулок. Кстати, у меня в запасе всего три галлеона осталось, на починку хватит?

Антонин так, словно деньги были для него совершенно не достойной темой разговора, небрежно отмахнулся.

— Не хватит, сам добавлю. Главное починить эту красотищу. Не пойму как Румор тебе ее отдал? Имей я такой компас…

— У тебя бы и просить никто не стал, – буркнул Августус в оконное стекло. – Скупердяй.

— Я тебя тоже очень ценю, Руквуд, – широко осклабился Антонин.

Элджи издал счастливый вопль, подпрыгнул на сидении:

— Я собрал ее!

В купе вдруг стало непривычно тихо, слышалось лишь возбужденное дыхание Элджи, он оживленно сверкал глазами, глупая улыбка озаряла румяное лицо. Перед ним в воздухе зависла сфера мутно–молочного цвета, острые грани и трещины прямо на глазах таяли, сливались, образуя гладкую поверхность. Том заворожено глядел на это превращение.

Антонин нервно икнул, посмотрел на парящую сферу, потом на Элджи, вновь на сферу. Сидящий у окна Августус замедленно обернулся, выражение лица оставалось непроницаемым, но во всей тощей фигуре сквозила напряженность.

— Он что правда ее собрал? – спросил он в пространство.

— Похоже на то, – ответил Антонин безжизненным голосом, веснушки на резко бледнеющих щеках проступили ярче.

Элджи продолжал вдохновенно улыбаться, шмыгнул носом. Том с трудом оторвал взгляд от сферы, оглядел странно изменившиеся лица друзей.

— А что такое?

Августус чуть привстал.

— Долохов, она синеет!

— Вижу, – пробормотал Антонин. – А мы не дальтоники?

— Я точно нет! Желтый от синего всегда отличал.

— Может солнечные блики… Окно нужно зашторить.

— К черту шторы!

С этим криком Августус метнулся к двери, Антонин вскочил следом. Едва оба выскочили в коридор, сфера сочно хрустнула, Том и Элджи отпрянули: раздался оглушительный хлопок, и в одно мгновение густые клубы едкого серого дыма заполнили купе.

Том согнулся в приступе жестокого кашля, рухнул на пол: по низу воздух всегда чище. Перед глазами рябили черные и белые мушки, глаза заслезились, словно в них сыпанули песка. Наугад выбросил руку, пальцы сомкнулись на ткани, там испуганно охнуло, но не сопротивлялось, Том потянул на себя. Из купе выбрался на четвереньках, за грудки следом тащил едва не задохнувшегося Элджи.

Только выползли из дыма, грубые руки подхватили, оттащили подальше от места бедствия.

— Живые? – спросил Антонин первым делом.

Том кивнул, с кашлем вытолкнул из легких гадостный дым, носом вдохнул чистого воздуха, Элджи тут же, как кот из печной трубы, отдувался и фыркал. Из других купе выглядывали обеспокоенные ученики, дым медленно, но настырно, расползался теперь под потолком вагона. Августус уже кричал во всю глотку:

— Позовите старост! Они в первом вагоне!

Кто‑то из сообразительных ринулся исполнять. Антонин заботливо отряхивал на Томе и Элджи мантии, оба выглядели так, словно только что путешествовали с помощью летучего пороха.

— Что произошло? – спросил Том.

— А вот это‑то и непонятно, – заметил все еще испуганный Августус, глаза обеспокоено буравили сжавшегося Элджи.

Антонин присел, легонько тряхнул Элджи за плечи, потребовал сурово:

— Ты как ее собирал, убогий?

Элджи чихнул ему прямо в лицо, утер нос, виновато потупился.

— Как велели, так и собирал.

Антонин отпустил его, вытер лицо рукавом, негромко ругнулся. Том поднял на Августуса требовательный взгляд, тот сокрушенно покивал.

— Головоломку можно было собрать только одним единственным способом, больше никак. При этом молочная сфера окрашивается в ядовито–желтый.

— Но сфера посинела, – напомнил Том.

— Вот это и непонятно, – повторил Августус. – Существует только два варианта: либо головоломка не собрана, либо собрана и она желтого цвета. Я вообще не понимаю, что случилось.

Антонин пинком захлопнул дверь их купе, поток дыма в коридор на время прекратился, затем угрюмый повернулся к друзьям.

— Что случилось, что случилось? Наш убогий нашел третий вариант, вот что случилось. Гордись, изобретатель! Наша одежда теперь этой гарью провоняется, и я вернусь домой как настоящий погорелец. Как потом я докажу деду, что Хогвартс цел и невредим? Мне же никто никогда не верит!

Том в легком недоумении продолжал сидеть на полу, время от времени откашливался в кулак, в горле еще свербело. Рядом притулился Элджи, утирая с щек пятна сажи, с раскаянием вздохнул:

— Ох, и от Сенектуса попадет.

Через несколько минут из начала вагона донеслись спешные шаги.

***

Поезд как бы нехотя замедлял ход, по инерции еще полз по рельсам, а Антонин уже спрыгнул на перрон, отошел в сторону. Угрюмый взгляд из‑под нахмуренных бровей скользил то по фигурам встречающих, то по окнам вагонов, за стеклами которых возникали улыбающиеся лица. Наконец, поезд замер на месте, будто горошины из прохудившегося мешка, из вагонов посыпались дети, голоса на перроне зазвучали оживленнее и громче.

Антонин заметил в толпе Тома, тот едва поспевал за быстрым шагом рассерженного Сенектуса, на ходу пытался с ним объясниться. Староста Слизерина упрямо мотал головой, в такт словам размашисто жестикулировал одной рукой, другой же цепко, как щенка на поводке, тащил за собой Элджи. Вид у Элджи был крайне виноватый, со всей старательностью внимал словам брата, на каждое его резкое слово согласно кивал, привычно терпел порицания.

При виде этой нелепой картины Антонин презрительно фыркнул, словно сыч, втянул голову в плечи. Процессия приблизилась к нему, теперь отчетливо расслышал слова Сенектуса.

— …мало верится. Бьюсь об заклад, наверняка помог, – бушевал он. – Ты же видел, во что превратилось купе, такое только он мог сотворить, Элджи при всем желании до подобного бы не додумался.

— Ты напрасно всю вину сваливаешь на нас, – возразил Том примиряюще. – Элджи сам ходячее бедствие, и Антонин здесь ни при чем.

Сенектус резко, так что Элджи с разбега ткнулся ему в спину, остановился возле Антонина, окинул злым взглядом, затем подозрительно покосился на Тома.

— Вот уж не ожидал от тебя, Том, что станешь защищать Долохова.

Антонин не утерпел, воскликнул с нарастающим возмущением:

— Он не защищает!.. а говорит, как было на самом деле!

Сенектус бросил не глядя:

— А с тобой разговор закончен.

Он также внезапно сорвался с места, и, не прощаясь, скрылся в толпе. Элджи, прежде чем исчезнуть вслед за братом, успел шепнуть одними губами «до встречи».

Антонин, глядя перед собой, буркнул под нос:

— Вам тоже приятных каникул, господа Рикрофт.

— Извини, мне не удалось его переубедить, – сообщил Том. – Не принимай близко к сердцу.

— Даже и не думал, – тряхнул головой Антонин, расправил плечи, но взгляд оставался невеселым. – Где Руквуд?

— Пошел за вещами. Нам тоже было бы неплохо к нему присоединиться.

Августуса они нашли рядом с багажным вагоном. Вокруг сновали и толкались школьники, а Августус в дурном настроении сидел в стороне на тележке с поклажей, метал убийственные взгляды. Завидев друзей, соскочил с чемоданов.

— Ну и где вы ходите? Я мог пропустить свой поезд.

Он с оскорбленным видом забрал свой чемодан и перевязанную лентой кипу книг, что лежали сверху, бросил на прощание скупое:

— До сентября.

— Как с цепи все сорвались, – ворчал Антонин, снимая свои чемоданы с тележки. – Попрощаться по–человечески не могут. Друзья называются…

Том посмотрел вслед Августусу, брови нахмурились.

— Поезд? Антонин, он сказал «поезд»? Разве с этой платформы отправляются и другие поезда?

Антонии, все еще мрачный, ответил кратко:

— С этой – нет, с других – да.

— Други–их? – протянул Том задумчиво, перекинул чемодан в правую руку.

— Тележку эту надо еще убрать… – ворчал Антонин вслух. – Где эти носильщики пропадают?.. Постой, Том, ты куда?

— Догоняй.

Антонин негромко чертыхнулся, упрямо выпятил нижнюю челюсть.

— Догоняй… нашел спринтера. За Руквудом все равно не угнаться!

Как и год назад, первого сентября, Том пробивался сквозь толпу вслед за Августусом. Ни на миг не останавливаясь, прошел сквозь кирпичную стену. Уже по ту сторону бросил мимолетный взгляд на барьер между платформами девять и десять, хмыкнул про себя: оказывается это так просто.

Здесь остановился, с интересом наблюдая за Августусом. Рядом с магловским газетным лотком прямо в стене было застекленное окошко с узкой горизонтальной щелью, чуть выше – вывеска билетной кассы. У кассы уже выстроилась небольшая очередь из двух разновысоких волшебников и ворчливой старушки в смешной шляпке, Августус встал последним.

Антонин неслышно возник у Тома за спиной, поинтересовался:

— Ну что, идем?

— Постой, – придержал Том. – Я хочу на это посмотреть.

— Что тут смотреть‑то? – вздохнул Антонин тяжко, но смиренно присел на свои чемоданы возле него.

В это время пожилая ведьма перед Августусом закончила дискуссию с кассиром, все еще ворча, освободила место. Августус воспользовался моментом, сунул в щель кулак с монетами.

— На какую платформу он берет билет? – спросил Том.

Антонин буркнул монотонное:

— На «одиннадцать и одна треть».

— Это маршрут до его города?

— И не только до его, – подавил зевок Антонин. – Это маршрут западного направления. А есть еще восточное, южное…

— Почему у Хогвартса свой собственный экспресс?

Антонин с наслаждением почесал затылок, пальцы сползли ниже, заскребли между лопатками, глаза счастливо закатились, ответил с явной ленцой:

— Это не у Хогвартса… «Хогвартс–Экспресс» идет до станции «Хогсмид», а там…

— Хогсмид, – повторил Том, припоминая. – Да, помню. Единственное в Англии поселение волшебников, где нет маглов?

— Угу, оно самое. Ну, так мы идем?

— Да–да, конечно.

Улицы Лондона кипели бурной жизнью, воздух пах гадко – машинным маслом и сигаретным дымом. Низкие тучи набрякли, как мешки под глазами у старика, весь город жаждал свежего и очищающего дождя, но зажиточные тучи упрямо ползли на запад. Том сразу, не раздумывая, двинулся в направлении вокзала Сент–Панкрас, Антонин остановился в недоумении:

— Эй, ты куда?

— В «Золотые доспехи».

Антонин оторопело заморгал.

— Туда‑то зачем?

— Что значит «зачем»? – разозлился Том. – Разве нам не в Косой переулок? А каминов на улицах Лондона я что‑то ни разу не видел.

— Ты в Косой переулок по каминной сети добирался? – догадался Антонин.

Том утвердительно кивнул, нахмурился в предчувствии подвоха, Антонин лишь фыркнул.

— Туда можно добраться не только через камин, только придется поработать ножками.

Антонин со знанием дела – словно сам всю жизнь жил среди маглов – повел его по улочкам Лондона, с восторгом осматривался по сторонам, бурные эмоции вызывало все, на что Том никогда бы не обратил внимания. Том, краем глаза наблюдая за другом, почувствовал укол раздражения от подобной открытости, отметил, что лично ему внешняя сдержанность и отстраненность не помешает. Хотя порой и трудно удержаться от наивного возгласа при виде чего‑то волшебного.

Они остановились у обшарпанного и неприметного среди ярких магловских магазинов бара с соответствующим названием «Дырявый котел». Прежде чем войти внутрь вслед за Антонином, Том критически оглядел фасад.

— Название «Решето» было бы удачнее.

Едва дверь закрылась за спиной, Том ощутил дикое желание оказаться снаружи, среди гудков клаксонов и снующих горожан. Темное и душное помещение, разило горелым мясом и кислым молоком, колдуны и ведьмы – завсегдатаи бара – живо напомнили Тому сборище нищенствующих жителей Лондона: неопрятный вид, тусклые и потертые одежды, серые лица широко улыбались, в изобилии сыпались скабрезные шутки.

— Хорошее место, правда? – спросил Антонин с воодушевлением, глаза мерцали азартом. – Ни церемоний, ни этикета. Все по–простому и без вычурности.

— Д–а-а, – протянул Том многозначительно, смолк, пока не сорвалось циничное.

Они двинулись через зал, осторожно обходя столы. Из окутанного табачным дымом угла грохнул сиплый голос:

— Том! Еще огневиски, будь добр.

Том вздрогнул, покосился на окликнувшего – рослого волшебника с черной бородищей, с облегчением сообразил, что обращались не к нему. К громкоголосому клиенту с пузатой бутылкой уже спешил бармен, приветливо улыбался.

Наблюдая, как пьянящий напиток льется в кружку, бородач широко осклабился.

— Знатное у тебя огневиски, Том.

Бармен хохотнул.

— Не увлекайся, дружище. Еще дорогу домой нужно осилить.

Антонин вывел Тома из бара через «черную» дверь, они оказались в небольшом тупике: только три одинаковые кирпичные стены и скучающая мусорная урна. К ней Антонин и приблизился. Пока Том осматривался, он вынул палочку, принялся тыкать в кирпичи. Том не заметил, что именно сделал Антонин, но вдруг раздался скрежет. В стене образовалось отверстие, а затем, словно дыра в скатерти, пошло шириться, через мгновение на месте тупика образовалась сносная арка. Антонин довольно ухмылялся.

Перед Томом предстал уже знакомый Косой переулок, вдалеке вверх по улице вырисовывался «Гринготтс» – банк, о котором Том не раз слышал от сверстников. «Гринготтс» имел репутацию самого неприступного банка во всем волшебном мире, но неуемный Датс–Пайк грозился, что по окончании Хогвартса придумает способ взломать хоть один сейф.

Они достаточно удалились от главной улицы, когда Антонин замедлил шаг, а через некоторое время остановился возле грязного проулка.

— Это здесь… Лютный переулок.

Он шумно сглотнул, и Тому стало не по себе: место навевало малоприятные ассоциации. Вглубь улочки журчал смердящий отходами ручеек, над дремлющим прямо на мостовой бродягой кружили крупные мухи, при одном взгляде на все это в желудке Тома мерзко заныло. Прежде чем смог осмыслить увиденное, уже попятился, торопливо произнес:

— Вот здесь и попрощаемся.

— То есть как? – опешил Антонин, брови удивленно поползли вверх. – Что значит «попрощаемся»? Ты куда?

Том нашелся быстро.

— В магазин «Одежда от Скоуэлл».

— Ты сказал, что мы пойдем вместе…

— …в Косой переулок, – перебил Том, – а не в лавку мастера. Идти туда вместе уговора не было. К тому же мне необходимо срочно проведать тетушку Дотти.

Антонин посопел, суровый взгляд оторвался от Тома и вернулся к темнеющему грязными стенами проулку. Том после некоторого колебания изобразил каверзную улыбку:

— Ты что струсил?

— Я?! – поперхнулся в негодовании Антонин, кулаки сжались. – Ничего подобного, просто я с самого начала думал, что со мной пойдешь ты… Лучше бы я с Элджи пошел: он в последний момент никогда не смывается. И нечего тут скалиться!.. Я не струсил… Всё, счастливо! Не держите обид и пишите письма…

Он по привычке забросил один чемодан на спину, внутри приглушенно квакнуло, решительным шагом двинулся в переулок.

— Вот так дружишь с людьми, думаешь, что знаешь…

Том смотрел другу вослед, прислушивался к недовольному бурчанию, потом спохватился.

— Антонин, а деньги?

В ответ послышалось грубое:

— Себе на сладости оставь…

— Я не люблю сладости, – пробормотал Том еле слышно, – а впрочем… как знаешь.

Косой переулок ничуть не изменился со времени его последнего посещения: те же мощеные булыжником улочки, пестрые витрины и уже знакомые названия магазинов и аптек, правда, покупателей значительно меньше. Еще издалека Том разглядел щегольскую вывеску «Sco‑Well’s clothes», прибавил шагу.

С этим магазином Том лелеял слабую надежду остаться в волшебном мире на лето. В приюте в отличие от других сирот Том никогда не доставлял много хлопот сестрам, редкие случаи стычек с Уорлоком меркли на фоне прочих проказ сверстников. Том искренне не понимал необходимости некоторых сирот привлечь к себе внимание старших, причем, чем сильнее это желание, тем бредовее поступки. Однако до банального все заканчивалось одинаково – наказанием.

В первую минуту Тому показалось, что за истекший учебный год тетушка Дотти чуть раздалась вширь. Раздобрела на собственной выпечке, подумал с сарказмом. Из‑за румяных, словно наливные яблоки, пухлых щек было трудно разглядеть улыбку, но тетушка все же улыбалась, это становилось особенно заметно, когда щурились глаза.

— Пришел! Все‑таки пришел! Мэри и письмом предупреждала, и так говорила, но я все сомневалась… и все ж таки надеялась!

Надежды на его приход выражались в свежезаваренном чае и целом подносе еще дымящейся сдобы. Уже сидя в гостиной, Том старательно исполнял роль образцового племянника, на расспросы отвечал вежливо, сам интересовался здоровьем и благополучием «любимой тетушки».

Пока пил чай с пышными булочками, тетушка Дотти на цыпочках выскользнула в соседнюю комнату. Том после некоторого колебания, поставил чашку на стол. Скрип половиц минуту сопровождал удаляющиеся шаги, затем стих, Том досчитал до десяти, только затем неслышно приблизился к чуть приоткрытой двери. В небольшую щель виднелся лишь край камина и спина тетушки, которая присела с ним рядом. Том с досадой понял, что ничего из бормотания тетушки Дотти не разберешь, лишь увидел в камине всполох зеленого пламени.

Половицы резко скрипнули: тетушка поднялась с колен, двинулась обратно к двери. Том метнулся назад к креслу, на ходу цапнул чашку, едва не расплескав содержимое. Когда тетушка Дотти вернулась в комнату, он уже с очень серьезным видом разглядывал потолочные балки, лишь мельком скользнул по ней взглядом. Тетушка мечтательно вздохнула, умилилась:

— Как же на мать похож…

Том чуть не поперхнулся очередной булочкой, но совладал с собой, растянул губы в улыбке.

— Тетушка… Ваша выпечка просто верх кулинарного искусства. Я бы с большим удовольствием все лето питался только этим.

— Будь моя на то воля, так бы и было, Том. Поверь мне. Но вот Мэри… – покивала тетушка Дотти огорченно. – Она ясно дала понять, что каждое лето ты должен возвращаться в приют.

Том не смог сдержать стона разочарования, даже отставил чашку с уже остывающим чаем. Выходит, зря давился сладкими булочками и любезно улыбался, Крестная уже все решила. Тетушка Дотти присела рядом с креслом, принялась гладить по волосам, мять плечо, смотрела с искренним сожалением.

— Извини, Том, но кузину не переупрямишь. А она – твой официальный опекун, потому законы волшебного мира на ее стороне.

Том подавил брезгливое желание отстраниться от тетушки, но понял, что этот жест развеет миф о послушном племяннике, стерпел. Тетушка все еще гладила блестящие черные волосы, и он сдержанно молчал, пустым взглядом смотрел в сторону, а в душе назревал бунт.

Едва не заскрипел зубами, когда тетушка напомнила, что уже время собираться, принялась прибираться на столе. Том с готовностью взял чемодан, последовал за тетушкой к выходу, глаза оставались спокойными, но пальцы сжимались в кулак сами собой. Еще через витрину Том разглядел крайне знакомый черный силуэт, и внутри все сжалось.

— Доброго денька, – улыбнулся в усы мистер Хорзмен, приветственно махнул цилиндром.

Черная карета с четырьмя вороными, словно клякса ночи на ясном небе, отталкивала неприятными воспоминаниями. Том почувствовал приступ тошноты. Кучер подхватил чемодан из его ослабевших пальцев, услужливо открыл дверцу кареты. Кажется, тетушка Дотти подтолкнула в спину, Том бросил на нее последний умоляющий взгляд, заметил, как она передает мистеру Хорзмену сверток с еще теплой выпечкой, и чай с плюшками внезапно попросился на волю. Том с усилием сглотнул, и забрался в карету, в одном из кресел устраивался с повышенной осторожностью, так впервые садятся на мустанга.

Свист хлыста, карета качнулась, и он, затаив дыхание, вжался в бархатную спинку.

***

Том до боли стиснул зубы, пальцы впились в подлокотники, от часто мелькающих за окошком кареты пейзажей, на лбу выступила испарина, едва не застонал в голос. От желудка к горлу медленно подступала дурнота. Когда же эта мука закончится? Чрезмерное напряжение в мышцах ног и спины погнало ноющую боль выше, череп сдавило будто тисками.

Он был на грани потери сознания, когда легкое покачивание кареты внезапно прекратилось. Том шевельнулся, затекшее от неподвижности тело, словно из гранита, при каждом движении издавало звуки, схожие с камнедробилкой. Тихо охая, Том торопливо поднялся: сознание, что пытка окончилась, придавало сил. Из кареты выбрался прежде, чем мистер Хорзмен открыл ему дверь, с жаждой умирающего хватал ртом воздух. Старик несколько смутился такой резвости, свои обязанности перед важными господами и дамами знал назубок, потому всегда терялся с юными клиентами.

— Извините, мистер Реддл, – принялся он объясняться, суетливо возвращая Тому багаж, – но мне было велено остановиться именно здесь. Если подъеду ближе – маглы увидят.

Только теперь Том позволил себе оглядеться: кривая сельская дорога тянулась до восточной части Офэнчестера, невдалеке виднелась тучная буковая роща, слева – синий с бликами рукав реки Итчен. Иного оправдания от кучера Том и не ожидал, вежливо кивнул.

— Все в порядке, мистер Хорзмен, я понял. Доброго дня Вам.

— И Вам здравствовать, – улыбнулся кучер неловко, чуть поклонился. Уже с облучка крикнул: – Обращайтесь ежели что!

Дальше Том слышал только щелчки кнута, храп коней и дробный перестук по пыльной сельской дороге. Он приложил ко лбу ладонь козырьком, тяжко вздохнул: до Офэнчестера миля с лишним. Спасибо Крестной, теперь хоть к обеду бы добраться до приюта.

— Зачем волшебникам жить вместе с маглами? – вновь вздохнул Том, перехватил удобнее чемодан. – Без надобности усложняют себе жизнь. Зачем Крестная взяла меня в этот магловский приют? Ну ладно пусть ошиблась… решила, что я магл. Но теперь все встало на свои места, я – волшебник. Почему я должен каждое лето возвращаться сюда? Почему нельзя оставаться в Хогвартсе или жить в «Золотых доспехах»… на крайний случай у тетушки Дотти. Она тоже мне родственница, а я могу быть вполне сносным племянником, много хлопот не доставлю… Пусть не захочет, но неужели в волшебном мире нет приютов для сирот? Или у них вообще не бывает сирот? Мало верится…

С такими рассуждениями Том миновал небольшую рощицу, теперь по обе стороны дороги только бесконечный луг: ни речки, ни тени, а на чистейшем голубом небе уже вовсю жарится янтарный блин. Спину и плечи стало припекать, рубашка взмокла, Том расстегнул пуговицы на вороте, провел пятерней по волосам – нагрелись, как сковорода на огне.

— Черт возьми, я же волшебник!

В раздражении Том сбросил ношу, утер рукавом пот со лба, приставив ладонь козырьком, огляделся. Сельская дорога походила на высохшее русло реки, такая же сухая и безжизненная, ей давно никто не пользовался.

Том уже вытащил палочку, когда запоздало вспомнил про запрет на колдовство, чертыхнулся, притопнул со злости, потревожив облачко дорожной пыли. Пришлось взвалить чемодан, грузный и неуклюжий, на спину, так хоть частично можно укрыться от палящего солнца.

Задумчивый и изнуренный дорогой Том не сразу понял, что идет уже не по пыльной дороге, ноги сами вели по знакомым мостовым. Встретилась старушка с крошечной собачкой на поводке, почему‑то окинула неодобрительным взглядом, у живой изгороди замер пожилой мужчина с секатором, Том хотел поприветствовать кивком, но ломота в шее не позволила, а чемодан давил на плечи. От тени деревьев потянуло прохладой, щеки перестали гореть, а дышать стало легче.

Он устало толкнул калитку, со скрипом затворил за собой, не спеша, двинулся к зданию приюта. В задумчивости Том шаркал по мощеной дорожке, пинками подгонял неказистый камешек, когда с высоты послышался довольный голос:

— …твоя правда, Стайн! Значит, и кулаки у тебя с самого утра не зря чесались… Ребус, ты невежда!.. заставляешь себя ждать…

Глядя в ступени, Том запрятал палочку глубже в рукав, шепнул под нос:

— Я ничего не слышу. Я не поддаюсь на провокации…

— Ты что оглох? – рявкнул с вызовом Стайн.

И Уорлок заметил несколько раздраженно:

— С тобой говорят, Ребус.

Только теперь Том поднял голову, разом охватил картину. Уорлок, криво ухмыляясь, замедленно отложил рабочий инвентарь, Стайн демонстративно перебрасывал секатор из левой ладони в правую, чуть поодаль остановились еще трое сирот. Том в миг вытянулся по струнке, резким жестом развел руки в стороны, к ногам звучно рухнул чемодан, на котором тут же скрестились взгляды обоих недругов. Том, пользуясь замешательством, радостно воскликнул:

— Святые угодники!

Растерянные взгляды от чемодана метнулись к нему, Уорлок и Стайн замерли с удивленно открытыми ртами, когда Том заключил их в объятья и продолжил оживленно:

— Какое счастье! Вы меня даже встречать вышли, я так растроган.

— Ты что, спятил? – взвизгнул Уорлок, первым оттолкнул его от себя.

Стайн соображал медленнее, потому глупо пялился на улыбающегося Тома, покосился на покрасневшего от злости Уорлока.

— Нет, – возразил Том, – просто выражаю свою безграничную радость.

До Стайна, наконец, дошло, что к чему, отшатнулся как от прокаженного.

— Иди к черту, Реддл.

— Как невежливо… – оскорбился Том, отряхивая рубашку, как если бы извалялся в муке.

— В какой лечебнице тебя держали все это время? – спросил Уорлок подозрительно, опасаясь приближаться.

Том растянул улыбку еще шире, и лицо его приобрело коварный оттенок.

— Ты все равно не поверишь, Уорлок.

Один из троих, что стояли в стороне, выкрикнул:

— Сестра Бертольд идет.

— Э–э-э, Дик… – занервничал Стайн, торопливо подхватил отложенный инвентарь, – мы еще полчаса назад обещали ей окучить саженцы.

Уорлок мгновение буравил лицо Тома тяжелым взглядом, затем сплюнул ему под ноги, направился за Стайном. Шаги сестры стали громче, и другие сироты потянулись к выходу. Дейвис прошел мимо с равнодушной гримасой, Симон Луишем с интересом поймал взгляд Тома, но заговорить не решился. Третий хотел проскользнуть незаметно, однако Том ухватил за локоть. Пиклс вздрогнул всем телом, уставился вытаращенными глазами.

— Подожди, – велел Том.

— Что стали без дела? – издали потребовала сестра Бертольд, но, приблизившись, моргнула, поправила очки. – Том? Уже здесь? Голоден?

— Нет, благодарю.

— Тогда переоденься и в огород. Инвентарь в кладовке.

Том кивнул сестре, а затем Пиклсу негромкое:

— Принесешь в туалет мою рабочую одежду.

Шаги Пиклса стихли на лестнице, а Том еще медлил, бегло окинул до боли знакомый двор приюта, покосился на церковь Сент–Кросс, издал тяжкий вздох:

— Ну, здравствуй, правда жизни…

Слегка пошатываясь, он добрался до второго этажа. Туалет пустовал, Том приблизился к умывальнику, отражение устало провело ладонью по лицу, словно снимая маску, глаза недобро блеснули.

Через пару минут в дверь тихо постучали, Том в удивлении посмотрел на нее, хмыкнул:

— Пиклс, это не кабинет Отца Настоятеля…

Не успел договорить, как Пиклс уже просочился внутрь, правая нога как бы невзначай удерживала дверь чуть приоткрытой. Том с вытянутой рукой шагнул к нему, на что Пиклс, не позволяя приблизиться, швырнул одежду навстречу. Том поймал, но глаза недовольно сощурились, сделал еще шаг вперед. Пиклс отступил к стене, на лице метнулся страх, тут же исчез, губы выдавили извиняющуюся улыбку.

— Дверь закрой, – бросил Том негромко, но твердо, и вернулся к умывальнику.

С резким щелчком дверь тут же захлопнулась, онемевший Пиклс во все глаза смотрел на Тома. Тот же невозмутимо отложил рабочую одежду, стал расстегивать манжеты, а, выскользнувшую из рукава, деревянную палочку бережно пристроил на туалетную полку – подальше от воды.

Том оттянул подтяжки, на рубашке виднелись грязные полосы, поморщился, разом стащил рубашку и майку. С фырканьем и шипением стал плескаться в едва теплой воде, брызги летели во все стороны. Том отряхнулся по–звериному, мокрые волосы повисли сосульками, Пиклс все еще конфузливо мялся у двери.

Капли воды стекали по шее, плечам, спине, но Том не торопился их обтереть, вместо этого уперся руками в умывальник, спросил бегло:

— Ну и что нового?

Пиклс в отражении небрежным жестом скрестил руки, переспросил с наигранной веселостью:

— Нового? Здесь все по–старому. В приюте никогда ничего не менялось.

— Врешь, – настаивал Том. – Что‑то должно было измениться? Событие…

Пиклс хлопнул себя по лбу.

— Ах, Сэмюэльс удочерили, представляешь? Ту самую, из третьей комнаты… ну, она еще частенько просыпалась в мокрой по…

— Пиклс! – возмутился Том, брезгливо перекривился. – Фу! Тебе что, рассказать больше не о чем?

Том настороженно наблюдал за ним, Пиклс занервничал под пристальным взглядом, шумно сглотнул.

— Много чего случилось, всего и не упомнить… Незадолго до Рождества вернулась сестра Мэри Альма. Вернулась тоже как‑то странно: еще вечером ни слуху, ни духу, а на утренней молитве уже в первых рядах. С ее возвращением опять непонятное стало происходить. А тут еще Стайн со своим лунатизмом. В третью ночь влетел в комнату и начал всех тормошить, мол, идемте, я такое покажу. А сам белый, как смерть, губы трясутся. Кто посмелее, с ним уходили, а мне не с руки по своей же воле вылезать из теплой постели. Еще эти люди в… карнавальных одеждах.

— И что они каждую ночь наблюдали за этими… людьми?

— Только два раза. В первую ночь со Стайном пошли Симон, Марк и Дейвис. Симон, как обычно, вернулся невозмутимый как пень, настаивал, что это священнослужители, а одеты чудно – так иностранцы. Марк смолчал, до утра ни слова не сказал, да и весь следующий день вздрагивал от каждого шороха. А вот Дейвис со Стайном и еще четырьмя мальчишками через две ночи опять пошли.

— И что? – спросил Том нетерпеливо, натягивая рабочую рубашку.

Пиклс пожевал нижнюю губу.

— А вот тут загадка. Вернулись они минут через десять, зашли тихо, строем, синхронно разошлись по кроватям и легли, через минуту все шестеро уже спали. Ни слова, ни взгляда. Мы перетрухнули, будить не стали, до того жутко было к ним приближаться…

— А утром?

— Утром стали осторожно расспрашивать, а они смотрят вытаращенными глазами, мол, чего пристали, мы ничего не знаем, спали всю ночь. И так правдоподобно врут, что я сомневаться стал, а не привиделось ли это мне? И главное, Стайн на попятную пошел: ни метел, ни мантий, ни людей странных никогда в глаза не видел. От страха даже забыл, что про сестру Мери Альму в прошлом году рассказывал.

— Но Марк и Симон во второй раз не ходили, – вспомнил Том. – Они что тоже ничего не помнят?

Пиклс хмыкнул:

— У Марка припадок случится, если его спросить о той ночи, а Симон отроду немногословен. Он не Стайн, на каждом углу орать не станет.

Том задумался, пальцы машинально застегивали комбинезон. Пиклс расхрабрился, подошел ближе, щедро приправлял рассказ жестами и гримасами.

— О, вспомнил! Несколько месяцев назад Ламбет стекло на третьем этаже разбил. Ну, разбил и разбил, тоже мне новость, но дело в другом… В наказание он помогал сестре Агнесс в библиотеке, а там в подшивках весенних газет кричащие заголовки. Николас не дурак: одну газету за пазуху сунул, мы вечером в комнате ее вслух читали. А статьи, не к ночи будет сказано, о каких‑то бедах на континенте, будто война назревает, и все европейцы очень опасаются. Представляешь? Там война, возможно и нас коснется, а сестры нам ни полслова! Правда, мы тогда сплоховали – газету нужно было наутро вернуть… Когда сестры пропажу обнаружили, такое началось… все тумбочки наружу вывернули, а Николаса потом еще и двумя неделями учения псалмов наградили.

Тут Пиклс замолчал, очень серьезно заглянул Тому в лицо.

— Ты так внезапно исчез.

Том посмотрел на него в упор.

— Сестра Мэри Альма, конечно, странная, но поверь Пиклс ее меньше всего нужно опасаться. Те люди, что появляются в приюте ночами, меня волнуют больше.

Он собрал одежду, смахнул пряди со лба, напоследок взглянул на свое отражение: обычный сирота с бледной кожей и еще влажными волосами, потертый рабочий комбинезон и заношенная рубашка. Обычный… Том потемнел лицом, резко отпрянул от жадного до правды зеркала, стремительно шагнул к двери.

— Что‑то не так? – промямлил Пиклс, уступая дорогу.

— Все не так, – ответил Том кратко, бросил туманное: – Меня вообще здесь не должно быть.

С граблями и тяпками они с Пиклсом коридорами направились к заднему двору. Уже на подходе застали всклокоченную Мел Фултон, та забилась под подоконник, повизгивала и остервенело мотала головой, а Сплендор Салливан изо всех сил старалась ее успокоить.

— Не пойду, – скулила Мел, обхватив руками колени. – Ни за что не пойду. Куда я с такими волосами? Этот клей ничем не растворить… все остричь придется. Я… я…

— Чего уставились? – вскинулась Сплендор, когда Том и Пиклс приблизились.

Том не ответил с равнодушным видом прошел мимо, Пиклс еще продолжал пялиться. Сиротский приют учит, что не во все разговоры нужно ввязываться, не на все оскорбления – отвечать, а помощь униженным и оскорбленным всегда чревата риском попасть в их же ряды.

Когда они отошли подальше от девочек, Том спросил мимоходом:

— Уорлок?

Пиклс оглянулся, жалостливо вздохнул:

— Похоже. Его методы.

— Зачем свою‑то? – не понимал Том, рассуждая. – Ведь Фултон тоже пришлая, как и Уорлок?

— Ты меня поражаешь, Том, – возмутился Пиклс. – Это мы, урожденные, стараемся друг друга держаться, оттого что еще в соседних люльках в пеленки гадили, одни игрушки делили, а они… У пришлых каждый только за себя беспокоится.

— Глупо, – отметил Том коротко.

***

Ближе к вечеру Том признался себе, что за курс в Хогвартсе совершенно отвык от работ на огороде. Непонятно откуда вдруг возникла тоска по урокам Травологии профессора Эплтри, которые ранее он в тайне недолюбливал. Теперь же от прополки сорняков под ногти забился сор, после работы тяпкой ладони покрылись пухлыми мозолями, вприсядку ноги затекали, потом приходилось, как бы заново, учиться ходить.

— Хоппс, Дейвис! – воскликнула сестра Бертольд. – Оставьте птицу в покое! В ваших трудах гораздо больше нуждается брюссельская капуста.

— Что там? – спросил Том, не поднимая головы, у Пиклса.

— Да ворон какой‑то, уже минут десять над нами кружит. Ого, крупный, черт! Хоппс и Дейвис пытались его из шланга… Ха–ха!.. сестре Бертольд тоже досталось… Том, ты куда?

— Я на минуту. Пить очень хочется.

Пока брел под навес – к кастрюлям с водой, глаза упрямо смотрели в землю, ладони чесались от сухости, а заноза у большого пальца не давала покоя. Руки ополоснул тут же у садового крана, только после этого зачерпнул прозрачной воды, выпил залпом, с жадностью. Сверху послышался шелест крыльев, скрежет черепицы, затем раздалось громкое требовательное «кар».

Том не обращал внимания: слишком измотался за день, припал губами ко второй кружке, теперь пил размеренно, наслаждаясь каждым глотком. По подбородку побежали ручейки, шея и грудь вымокли. Третью кружку опрокинул на голову, замер, продлевая момент.

По макушке хлопнуло, Том вздрогнул от неожиданности, взгляд упал на предмет у ног – лист пергамента, сложенный в несколько раз.

— Спасибо, Корникс.

Ответом было удовлетворенное курлыканье, ворон шкодливо блеснул острым клювом, скрылся за краем карниза. Том присел в тени на ступенях, вытер ладони о рубашку и развернул пергамент. Он разом прочел короткое письмо, кончики пальцев похолодели, ругнулся сквозь зубы.

— Корникс, – позвал он.

Послышалось цоканье когтей по черепице, с карниза свесилась голова ворона, покосилась правым глазом. Том гневно потряс листом пергамента.

— Где ты это взял? Когда он успел…

— Кошмар, Реддл! – ахнула Сплендор, проходя мимо. – Уже с птицами разговариваешь.

— Лучше с ними, чем с тобой, – огрызнулся Том грубо, поспешно сунул пергамент в карман, огляделся. – Черт его побери! Чего дома не сидится?..

Корниксу надоело ждать, пока мастер Том вспомнит о его существовании, чуток потоптался на карнизе, а затем с ворчливым граем сорвался в небо. Том исподлобья следил за удаляющимся силуэтом ворона, пальцы нещадно комкали пергамент.

Корникс удалялся на северную окраину города, летел ровно, без спешки, но в какой‑то момент шарахнулся в сторону: из крон грабов вылетело крупное существо. Крыльев оно не имело, но, не тронув Корникса, продолжало свой путь… по направлению к приюту Сент–Кросс.

Том забыл дышать от изумления: существо держалось густых крон, иногда полностью исчезало в листве, потом выныривало, а, добравшись до голубятни приюта, резко спикировало.

— Нет, – прошептал Том непослушными губами. – Нет–нет–нет. Не может быть… только не сейчас.

Он быстро вскочил на ноги, с трудом заставил себя справиться с волнением, нарочито медленным шагом двинулся через грядки. Бросал направо и налево скорые взгляды, но к счастью занятые прополкой и поливом сироты не обращали на него внимания, а сестра Бертольд была целиком увлечена контролем поливки: Хоппс и Дейвис направляли поливочный шланг куда угодно, но не на грядки. Прежде чем завернуть за угол теплицы, Том не забыл осторожно оглянуться, облегченно выдохнув, со всех ног бросился к голубятне.

Он сходу вспрыгнул на лесенку, живо взобрался, низенький дверной проем заставил согнуться вдвое. Едва протиснулся внутрь, даже не успев отдышаться, Том выпалил:

— Выходи, Антонин, я тебя видел!

ГЛАВА 2: Будни сиротского приюта Сент–Кросс

Полупустая голубятня ответила затишьем, лишь несколько птиц беспокойно курлыкало по углам, самые пугливые уже выпорхнули через люк в потолке. Из‑за сколоченных ящиков, что служили голубям зимними клетками, послышался шорох. Том строго свел брови, сначала его взору явился вихор рыжевато–каштановых волос, макушка, а затем высокий конопатый лоб. Чуть погодя на Тома с искренним раскаянием нацелились два темно–карих глаза.

— Да я и не прятался, – прозвучало подозрительно робкое.

— А знаешь, я это уже понял… – заметил Том язвительно. – Тебя даже слепой заметил бы!

Виноватые глаза несколько раз быстро моргнули, и Антонин выпрямился во весь немалый рост, темечко уперлось в низкий потолок. Том смотрел люто, уголок рта гневно подрагивал, потому Антонин не решался выйти из укрытия, потупил взор, и, судя по звуку, смущенно шаркнул ботинком.

— Завтра же… – скрипнул Том, но, не вспомнив других слов, просто ткнул пальцем в письмо. – Тут написано «завтра».

Антонин проворчал в пол непонятное, втянул голову в плечи.

— «Завтра», «сегодня», «вчера»… Какая разница? Главное, что я здесь, дружище!

Он артистично распахнул объятия, шагнул навстречу с широченной улыбкой. Том не изменился в лице, а глаза стали еще темнее. Руки незваного гостя опали сами собой, Антонин шмыгнул носом, заговорил о постороннем:

— Слушай, ну и городишка у вас… Маглов как собак не резанных.

Том почувствовал, как кровь отливает от лица, только теперь сообразил накрепко захлопнуть дверь голубятни, подпер палкой, затем спросил резко:

— Тебя кто‑нибудь заметил?

— Ну–у-у, – протянул Антонин с оскорбленным видом. – Совсем меня за магла держишь?..

Том с шумом выдохнул.

— Чего ты приперся?

— Какой ты не гостеприимный…

— Гостеприимству в сиротских приютах не учат, – отрезал Том. – Ты на вопрос не ответил.

Антонин посопел, оглядел голубиные насесты.

— Ты мне должен…

— Я тебе что? – рявкнул Том, лицо потемнело от негодования.

— Ты не дал договорить, – вскинул ладони Антонин. Том несколько раз глубоко вздохнул, пользуясь этим, Антонин продолжил: – Ты мне обещал… рассказать о простецах?

— Я? Обещал? – изумился Том в первую минуту, но почти сразу вспомнил, с досады хлопнул ладонью себя по лбу, закрыл глаза.

Антонин терпеливо выслушал слабые чертыханья, лукаво прищурился.

— Вот видишь, забыл или сделал вид, что забыл. Знаю я вашу слизеринскую породу: слово дадите… и бежать. Со мной эти штучки не пройдут! Цени мою находчивость, я облегчаю тебе задачу: можешь не рассказывать о маглах, только показывай.

— Да уж облегчил… – шепнул Том в сторону, а вслух возмутился: – Антонин, ты вообще в своем уме? Если хоть один магл тебя увидит… А монашки, а Крестная?..

Том ощутил, как волосы на затылке зашевелились, внезапно стало дурно от мысли, что будет, если Крестная, вернувшись, прознает…

Лицо Антонина перекосила гримаса пренебрежения.

— Ты прямо как Руквуд: «не знаю», «не уверен», «может не стоит». Терпеть этого не могу…

Замолчали. Том смотрел на люк в потолке, наяву грезил о том, как незваный гость покидает голубятню, возвращая в его повседневную жизнь спокойствие. Антонин с повышенным интересом тыкал пальцем в ажурную паутинку, украдкой поглядывал на друга, наконец, спросил напрямую:

— Так я поживу здесь до первого сентября?

Том обреченно вздохнул:

— А у меня есть выбор?

— Вот и чудненько, – хлопнул Антонин в ладоши. – А что у нас на ужин?

— На ужин, – повторил Том бесцветным голосом, перевел взгляд на гостя. – У нас?!

Антонин шумно почесал затылок, в глазах муки совести.

— Ах да, я и не подумал… Тебе же верно не до меня. Ну, если ты не голоден, я настаивать не стану, могу поесть и в одиночестве.

Том крепче сцепил зубы, чтобы не застонать.

— Учти, Антонин, когда Крестная вернется в приют, я лично посажу тебя на метлу и помашу рукой на прощание. И мне будет глубоко наплевать, сколько дней остается до сентября. Доживешь эти дни у Августуса… Я пойду. Как стемнеет, вернусь.

Пока спускался по лестнице, к каждой перекладине адресовал грубое слово, которое нужно было сказать Антонину. После такого монолога они, скорее всего, рассорились бы, и тогда оскорбленный гость покинул бы Офэнчестер. Уже на земле Том твердо решил вернуться в голубятню, чтобы высказать наболевшее, но почему‑то не стал, ноги сами несли к работающим на грядках сиротам.

Уорлок при его приближении поднял голову, утер пот со лба, выкрикнул с вызовом:

— Опять прохлаждаешься, Реддл?!

— Опять, – подтвердил Том, не замедляя шага.

Он подобрал оставленную тяпку, вклинился между Пиклсом и Симоном. На место кипучего гнева пришла спокойная рассудительность, а следом – любопытство. Зачем сумасбродному юнцу из уважаемой семьи волшебников, которые водят дружбу с такими как Руквуды, Рикрофты, Инглы, Люскомбы, интересоваться бытом маглов?

Нездоровый интерес, решил Том, избалованного мальчишки, от скуки бесится. От этой мысли он почувствовал себя уязвленным. То, что почти двенадцать лет было его нескладной жизнью, для некоторых сытых особ представляется спектаклем с занятными декорациями. Вот только на его, Тома, вкус постановка чересчур аляповата.

***

Пиклс тупо пялился в тарелку, скрежетал ложкой по алюминиевому дну.

— После этих сельских работ, аппетит напрочь пропадает. Сначала высаживаем, пропалываем, поливаем, снимаем урожай, а теперь еще и есть это? Не могу…

Том среагировал мгновенно: пододвинул свою тарелку Пиклсу.

— Не можешь – отдай мне.

— Докатился, Реддл, – хмыкнул под боком Дирк Дейвис, – уже подаяния просишь.

Том недовольно на него покосился.

— Жри свой хлеб насущный, Дейвис, и не мешай мне добывать мой.

Пиклс тоскливо вздохнул, стал переливать бобовую похлебку в тарелку Тома. Дейвис продолжал наблюдать.

— Ты и к своей‑то порции не притронулся. Зачем добавка?

— Вот пристал, – цокнул языком Том, усердно соскребая с краев тарелки кружки лука. – Во мне проснулось сострадание к тварям божьим, Дейвис, подкармливаю бездомных собак и птиц. Пойди у Сплендор спроси, она с удовольствием посплетничает на тему моего общения с воронами.

Симон Луишем молча подал нетронутый ломтик хлеба, Том принял с кивком. Дейвис криво ухмыльнулся.

— Не перестаю тебе удивляться, Реддл!

Том уже собрался ответить емко, но желчно, когда от среднего ряда столов послышался растерянный вскрик, а затем звук падения. Об ужине забыли, все взгляды обратились в ту сторону, но с места никто не двинулся. Упавшей оказалась девочка всего на пару лет младше Тома. По столам побежали тихие, едва слышные шепотки.

— Кто она?

— Норма Смит.

— Неумеха!

— Это не ее вина, просто поскользнулась.

— На ровном‑то месте?

— Нет.

— Кто‑то разлил чай.

— Я видел лужицу.

— Нарочно?

— А кто теперь разберет?

— Эй… что это с ней?

Тут в столовой мгновенно воцарилась тишина, взгляды стали напряженнее. Девочка все еще сидела на полу, потирая ушибленную ногу, но выражение ее лица переменилось. Губы дрогнули и некрасиво скривились, глаза заволокло влагой, нос покраснел, набух, как перезрелая слива, а по щекам покатились крупные слезы. Сироты, как один человек, возмущенно ахнули, отовсюду послышались осуждающие реплики, злые комментарии.

Элеонор Хьюитт, что сидела с Томом за одним столом, скривилась от презрения, прошипела:

— Все‑таки заплакала…

— Слабачка, – закончила за подругу Матильда Эндфилд, брезгливо наморщила носик.

— Ей только девять лет, – заметил Пиклс шепотом.

Дейвис глянул на него с негодованием.

— Ей уже девять лет, Пиклс. Должна была знать, что это позор.

Симон – первый за их столом – вернулся к поглощению похлебки, сказал будничным тоном:

— Теперь она – пустое место.

— Отныне подвальные крысы значимее ее, – кивнул Дейвис согласно. – Глупая еще не знает, что после отбоя опять будет реветь.

Глаза Матильды блеснули догадкой.

— Думаешь, соседи по комнате ее за это проучат?

Дейвис пожал плечами.

— Должны. Мы же так делали с Кларком…

— Лишь потому, что он дал слабину при свете дня, – вмешался в разговор Симон.

Том с Симоном обменялись понимающими взглядами: первый тайно читал по ночам книги, а второй частенько мучался бессонницей. В их спальне еще и Стайн лунатил, но это было неосознанное поведение, на утро все воспоминания стирались.

Дейвис напрягся, глаза превратились в щелки.

— Что за намеки, Луишем?

— А то, что ты тоже скулил первое время, – вставил Том, – только по ночам. Думал тебя не слышат?

Дейвис переводил горящий взгляд с Тома на Симона, потом на Пиклса, когда настала очередь Матильды, та демонстративно отвернулась. Элеонор же с вызовом встретила его взгляд, просюсюкала жалобное:

— Мама–мамочка… забери меня домой…

Пиклс хрюкнул в кулак, взгляд Симона оставался безучастным, Том вообще смотрел в сторону. Красный от стыда Дейвис, быстро забрав пожитки, пересел за соседний стол.

Том бездумно ковырял в тарелке, глаза же равнодушно следили за Нормой Смит и монахинями. С раннего детства он знал всех сестер по именам, знал их характеры и голоса, но только теперь заметил, насколько они все пугающе похожи. Не из‑за одинаковых роб, а из‑за лиц: аскетичных, суровых, с требовательными взглядами, плотно сжатыми бесцветными губами. Гипсовые маски, лепленные по одному шаблону.

Их сочувствие походило на порицание, а похвала – на выговор. Вот и сейчас сестра Люк тихо успокаивала Норму Смит, но с таким равнодушием, что у девочки наворачивались на глаза новые слезы, уже от страха перед монахиней.

Пиклс дождался, пока монашки уведут Смит из столовой, заметил жизнерадостно:

— А завтра уже огласят список с распределением по участкам.

Элеонор сложила ладони в притворной молитве:

— Хвала Господу нашему.

— Зря ты так, – укорил Симон. – Какая разница, на каком огороде спину гнуть? А так хоть от приюта отдых.

— Разница есть, – упрямилась Элеонор. – Этим пенсионерам не угодишь, капризные, словно дети малые.

— Старшие говорят, что пенсионеры, как правило, дают мало работы, – сообщил Пиклс с блестящими глазами, – тогда остается много свободного времени.

— Главное в это свободное время в приют не возвращаться, – урезонила Матильда. – Монашки мигом тебе работу найдут.

Пиклс погрустнел:

— И то верно.

Ужин тянулся непривычно долго, а все потому, что Том жаждал незаметно вынести двойную порцию похлебки. Иначе давно бы ретировался. Пиклс сидел напротив, болтал ногами, стучал ложкой о пустую тарелку: Том велел ему ждать, пока сирот поубавится. За их столом остался лишь Симон, уходить не торопился, но и вопросов не задавал. Том не имел ничего против такого соседства, однако искренне надеялся, что Симон станет присутствовать при кормежке «бездомного пса».

Когда сидящими за столами остались только они трое, Том заметил беглые непонимающие взгляды кухарок. Сделал незаметный кивок Пиклсу, тот послушно направился к грозной поварихе, чтобы сдать посуду на мойку. Обождав несколько секунд, Симон последовал за ним, а Том немедля поспешил убраться подальше.

До коридора, ведущего на задний двор, оставалось всего несколько поворотов, когда его требовательно окрикнули:

— Реддл! А ну постой.

Том даже испугаться не успел, онемел на месте, в груди похолодело: голос принадлежал сестре Августине. Том панически огляделся, на удачу слева оказалась уборная, живо нырнул внутрь. Едва успел поставить тарелку на пол у порога, как монахиня прикрикнула громче:

— Я сказала, стоять!

Том выглянул из‑за двери, нарочно чуть пританцовывая на месте, попытался отвязаться:

— Сестра, мне нужно…

— Всем что‑то да нужно, – проворчала сестра Августина. Приблизившись вплотную, нависла над ним, словно хищная птица, такая же стремительная и суровая. – А ну дай «до».

Том замер от неожиданности, поднял на нее ошалелый взгляд.

— Дать что?

— Ноту «до»! Ты ноты вообще знаешь?

— Знаю… вроде. Сестра Августина, у меня нет ни слуха, ни голоса…

— Величайшее заблуждение каждого мальчишки! – всплеснула руками монахиня. Она взяла его за подбородок, натиском заставилась открыть рот, как врач, придирчиво осмотрела горло. – Рот есть, уши есть. Значит, есть и слух, и голос. Значит, можешь петь. Хорошо или плохо, над этим еще поработаем. А теперь дай «до»… Что ты сипишь, как ветер в прохудившемся ведре? Громче, звук должен идти изнутри.

Том выдал нечто отдаленно напоминающее ноту «до». Проходящие мимо сироты, недвусмысленно перемигиваясь, весело захихикали. Сестра Августина глянула на них грозно.

— Смешно? Сейчас и до вас доберусь – посмеемся вместе.

Смешки тут же прекратились, сироты поспешили убраться подальше от фанатичной руководительницы хора.

— То‑то же, – ухмыльнулась монахиня довольно. Положила ладонь Тому на плечо, поведала с отрадой: – Реддл, поздравляю, ты принят в церковный хор. Завтра в хоровом зале твоя первая репетиция. Учти, опозданий я не терплю.

Том жалостливо вскинул брови, затянул умоляющее:

— Сестра Августина–а…

Монахиня отдернула руку, повторила строже:

— Завтра. В хоровом зале. Без опозданий.

Она удалилась вслед за сиротам, что минуту назад имели неосторожность посмеиваться над Томом, с мстительным намерением прослушать и их «до» тоже.

— И почему я не немой? – страдальчески закатил глаза Том.

Он долго рылся в шкафчике для инвентаря, пока в самом углу не отыскал старые бутылки из‑под молока, выбрал самую чистую (дохлых мух и паутину вытряхнул), у садового крана наполнил вполне сносной для питья водой. Приближаясь к голубятне, Том с досадой отметил, что птицы с конопатым гостем так и не поладили, а потому устраивались на ночевку прямо на крыше и лестнице. Пришлось пугнуть некоторых, пока забирался в голубятню.

На скрип дверцы Антонин обернулся, но сразу же вернулся к своему занятию – уходу за метлой. Том поставил тарелку на пол, заперся изнутри, только затем позволил себе вздохнуть полной грудью.

— Учти, Антонин, тебе должно быть стыдно.

— Мне стыдно, – кивнул Антонин смиренно, и тут же уточнил: – А почему мне стыдно?

Том аккуратно вынул из кармана хлеб и ложку, а из‑за ремня брюк – бутыль с водой. Поморщился с недовольством: без пробки немного расплескалось на брюки и рубашку.

— Потому что из‑за тебя я пропускаю вечернюю молитву. Одно из самых значимых ежедневных событий в жизни сироты приюта Сент–Кросс.

Антонин отложил метлу, похлопал глазами.

— Что такое «молитва»?

Том не на шутку призадумался, потом махнул рукой.

— Ничего особенного. Скучный магловский ритуал.

— А зачем он? – заинтересовался Антонин всерьез, зрачки расширились в предвкушении.

— Э–э, нет, – предостерег Том. – Я тебя кормлю, даю кров, могу позволить пожить маглом два месяца, но на этом все! Я не стану отвечать на каждые «что», «зачем» и «почему»? Я, например, самостоятельно приспосабливался к миру волшебников…

— Сравнил древко с прутом! Я же не такой смышленый, – возмутился Антонин, и на этом их спор утих.

Том поставил перед гостем ужин, сам жадно сглотнул, нарочно сел подальше, чтобы запахи не дотянулись до ноздрей.

— Эт что? – поинтересовался Антонин, помешивая похлебку. – Ужин?

— Нет, это целых две порции ужина. Пиклс отдал похлебку, Симон – хлеб.

Ложка выпала из рук Антонина, с сочным бульком ушла на дно тарелки.

— Чего?! – возмутился гость. – Да это даже на еду не похоже!

— Внешне не похоже, – пожал плечами Том, – но на вкус… иногда… если зажмуриться и не принюхиваться…

Антонин сделал глотательное движение, словно сдерживал рвотный позыв, выставил вперед широкую ладонь.

— Спасибо, не продолжай! Я все понял… Неудивительно, что ты такой худой и бледный. От такого питания мухи на лету дохнут.

В животе засосало, Том с тоской проследил, как Антонин разом выплеснул в окошко две порции похлебки, не удержался от тяжелого вздоха: опять придется спать натощак.

Антонин грузно опустился на грязный пол, пустая тарелка брякнулась рядом. Том нахмурился, схватил ломтик хлеба, стал жадно смаковать, Антонин последовал его примеру, но ел с видимой неохотой, морщился. Запивали скудный ужин водой.

Отужинав, Том с придирчивостью оглядел тесную голубятню.

— Нужно тебе новое жилье подыскать.

— Зачем? Мне и тут удобно.

— Тебе везде удобно, а голуби? Думаешь, никто не заметит, что они боятся ночевать в голубятне?.. Так что, мистер Долохов, сегодня в полночь – смена апартаментов.

Антонин манерно взмахнул рукой.

— Как прикажете, мистер Реддл. Надеюсь, в тех номерах обслуживание будет лучше? Меня интересует питание.

— Крысы подойдут? – поинтересовался Том.

Антонин склонил голову на бок.

— Жаренные?

— Костер разводить не дам, – отрезал Том с напускной строгостью.

Антонин тягостно вздохнул и растянулся на полу, старые доски под ним нудно поскрипели, после некоторого молчания, спросил у потолка:

— Мне что же теперь, голодным спать?

— Переживешь, – ответил Том в пол.

Он тщательно вслушивался в звуки со двора – нужно вовремя услышать, когда закончится вечерняя молитва: после нее все двери приюта запрут до самого утра. Том постоял так еще, но понял, что в запасе достаточно времени, прошел к Антонину, лег рядом. Над их головами, в потолке, зияло квадратное отверстие – люк, в этой случайной раме темнело небо, с застенчивостью начинали проступать звезды. Оба молчали: невольно залюбовались.

— А тебя дед не схватится? – нарушил тишину Том.

— Я записку оставил, – отговорился Антонин.

Том насторожился.

— И что? Он даже искать не станет?

— Нет, я так написал, что не станет. У него и без того сейчас…

Голос дрогнул, Антонин вынужденно замолчал, Том прислушался к его дыханию, рваному и взволнованному. Том выжидал, и некоторое время лежали молча, заговорил о другом:

— Как ты меня нашел?

Антонин посопел.

— А ты не рассердишься?

— Постараюсь, – ответил Том, заранее начиная сердиться.

— Августус тогда у Слиппери узнал и город, и название приюта. Я компас на древко приторочил, сам на метлу – и в путь. Ума для этого много не надо.

Том, превозмогая раздражение, спросил как можно ровнее:

— И что еще Августус про меня знает?

— А это ты у него, брат, спроси. Я больше должного не выспрашиваю, мне до этого дела нет… Рассердился, да?

Том тряхнул челкой.

— Нет, отчего же? Просто с первой встречи не выношу в Августусе эту манеру важничать, знать все про всех. Задается он чересчур много, а на деле толку никакого.

Антонин фыркнул понимающе:

— Это у него наследственное. Знал бы ты миссис Руквуд…

— А что такое с миссис Руквуд? – заинтересовался Том. Наконец‑то появилась возможность узнать о жизни самого Августуса.

— Нет того, чего эта дама не знает о любой из семей волшебников. Знаешь, ежегодно пересматриваются такие справочники–энциклопедии о знатных семьях волшебников. Так вот голову даю на отсечение, что миссис Руквуд знает во сто раз больше, нежели написано в последнем из этих справочников.

— Что ж она по домам ходит, расспрашивает? – усмехнулся Том.

— Зачем же по домам? На пятичасовой чай в поместье Руквудов собираются всяческие кумушки с детьми. Пока дети резвятся, матери перемывают кости всему честному народу.

— Августус с О’Бэксли там познакомился?

— Смеешься? Таких как О’Бэксли и близко к поместью Руквудов не подпускают.

— Почему? Они же тоже волшебники.

— Тоже не тоже, я о таком не задумываюсь, а вот Августус тебе все объяснит, если спросишь. Он много чего из материных сплетен наслушался.

— А ты? Ты тоже был на этих «чаепитиях»?

Антонин недобро осклабился воспоминаниям.

— Ага. Давно это было и всего один раз. С тех пор дед меня у Руквудов никогда не оставлял, да и они приглашениями не баловали.

Антонин поведал, что там же познакомился с Инглом, Лацивией, Грандчестером и многими другими. Рассказал несколько коротких историй о тех днях, особенно напирал, что был еще «маленьким» и «глупым», а Том слушал и думал, что не очень‑то его друг и повзрослел.

— Компас отдал в починку? – сменил тему Том.

— Ага. Когда пойдем в Косой переулок покупать учебники на второй курс, надо будет забрать.

Том резко перевернулся на бок, подпер голову кулаком.

— Не понял. Ты что же домой совсем не собираешься?

— Нет, – выдал Антонин твердо, улыбка бесследно исчезла. – Отсюда сразу в Косой переулок, а там – в Хогвартс. Других остановок в моем маршруте не будет.

Том задумчиво смотрел на его профиль, тщился понять, что у нахального гостя на уме. Перевел взгляд на метлу Антонина, тощую школьную сумку с небогатыми пожитками.

— А где другие вещи? Мантии, перья, свитки, чернильница…

— В «Гринготтсе». Дед прошлым летом расщедрился, и теперь у меня личный сейф. Ключ всего один – у меня, да и денег хватит надолго…

— Надолго? – переспросил Том, даже сел, не на шутку забеспокоившись. – Что значит «надолго»? Никаких «надолго», Антонин! Я не смогу прятать тебя каждое лето в приюте, я даже это лето не могу обещать тебе целиком.

Антонин рывком приподнялся на локтях, щеки залила внезапная бледность, заглянул Тому прямо в глаза.

— Я не могу сейчас домой, Том!

Том смешался: Антонин редко бывал так серьезен, на сердце стало тревожно. Антонин в сердцах взъерошил волосы, шарил глазами по лицу Тома, ища поддержки.

— Ни у Августуса, ни у Элджи нельзя укрыться: и там, и там в два счета найдут. А домой не могу… не могу, понимаешь?

— Не понимаю, – продолжал Том настаивать. – Раньше мог, теперь – нет. Почему?

Антонин упрямо нагнул голову, взгляд стал колким из‑под нахмуренных бровей, скрипнул зубами:

— Они вернулись…

Том чуть отпрянул, догадавшись, шепнул одними губами:

— Родители?

— «Они», – поправил Антонин со злобой, рухнул обратно на пол.

Том тоже лег, но осторожно, как бы подкрадываясь, заложил руки под голову.

— Видел их?

Антонин кивнул, но тут же понял, что Том этого не видел, произнес:

— В окно.

— И как?

— Никак! Люди и всё.

Молчание затянулось. С крыши доносилось курлыканье, шелест крыльев, топотание, скрежет когтей по металлу. Том украдкой скосил глаза, уже стал подумывать, что друга сморило, как Антонин заговорил вновь. Голос звучал непривычно тихо и хрипло, слышались слабые нотки обиды и горечи, а слова предназначались каким‑то воображаемым собеседникам, отчего Тому стало неловко за свое присутствие.

— Семь… семь лет. Колесили по всему миру целых семь лет, теперь заявляетесь на неполные два месяца и считаете это в порядке вещей… Думаете, выйду на порог, встречать стану. Не дождетесь! Пусть дед с вами возится, он по вам скучал.

— А ты? – не удержал вопроса Том.

Антонин вздрогнул от звука его голоса, словно забыл, что в голубятне кроме него еще и Том.

— Нет. Уже давно – нет. Зачем они мне? У меня отличный дед, хорошие друзья… кроме Руквуда, разумеется.

Антонин хмыкнул, но кривая улыбка быстро исчезла: и сам понял, что шутка вышла неловкой, прокашлялся. Опять замолчали. Взгляд Тома потерянно скользил по россыпям звезд на иссиня–черном бархате, прошептал с неожиданной тоской:

— У тебя хоть есть от кого прятаться…

Антонин резко сел, во все глаза уставился на Тома.

— Ты что это серьезно?

Том не решился ответить «да», просто молча посмотрел на Антонина, затем медленно перевел взгляд на небо. Однако Антонин не собирался отступать:

— Ты серьезно? Том! Да как ты можешь так говорить? Ты же самый счастливый из нас четверых. Ты свободен!

— Свободен, – ухмыльнулся Том. – Где ты увидел свободу? В одинаковой форме сирот? В запрете выходить за пределы приюта? В обязательствах дежурить по столовой, убирать комнату, помогать в хозяйстве пенсионерам Офэнчестера? Где свобода?

— Я не о такой свободе говорил, – ответил Антонин без тени замешательства. – Твое положение временно, лишь до совершеннолетия. А потом иди хоть на все четыре стороны.

— Но и у тебя тоже…

— А вот и не тоже, – замотал головой Антонин. – У тебя нет взрослых, что вечно бы тебя опекали.

— Ты забываешь о Крестной.

— Ничего не забываю. Неужели твоя Крестная станет указывать тебе, чем заниматься после окончания Хогвартса? Разве станут окружающие тогда жаловаться ей на твои проступки?

Том задумался. Крестная все же указывает ему на недостойное поведение, одергивает или бросает укоризненные взгляды, отвечает за его поступки перед обществом, как и положено опекуну. Тому вспомнилась сломанная на первом занятии полетов метла, из‑за которой Крестная сердилась. Все так… пока он несовершеннолетний.

Том на миг представил себя взрослым и Крестную, которая и в прежней манере отчитывает его за провинность. Картина эта показалась чересчур глупой. Пожилой даме, сухой и ворчливой, как Крестная, совсем не хочется впускать в сердце привязанность к воспитаннику. Покой одиночества и личные интересы для нее много дороже, Том это понял еще в прошлом году. Крестная будет только рада избавиться от ответственности за него.

Теперь он посмотрел на Антонина иными глазами – с пониманием.

— Видишь, – произнес Антонин с тихой завистью. – Тебе никто не указ, а я Долохов. На–след–ник. Тьфу, слово‑то какое паршивое! Я еще родиться не успел, а они уже планы на мою жизнь строили. Сидели так за круглым столом на веранде, чай распивали и придумывали: в какой школе я стану учиться, кем буду по ее окончании, с кем стану водить дружбу? Они все распланировали! И это еще не зная, какого цвета у меня будут глаза?

Голос его так и сочился ядовитым сарказмом, Том внимательно слушал, глядя в кривящееся лицо друга, уже знал, что возразить.

— За меня тоже распланировали…

Антонин фыркнул с презрением.

— Что? – оскорбился Том.

Он тоже сел, готовый дать отпор, если друг решит посмеяться над ним. Антонин же был слишком разгорячен спором, чтобы замечать перемену в Томе, а возражение задело за живое.

— Распланировали за него, – сплюнул Антонин. – Не говори о том, чего не знаешь.

— Я не знаю, – произнес Том еле слышно. Глаза опасно потемнели, следующую фразу бросил с вызовом: – Да, я не знаю! Не знаю, кто я, из какой семьи.

Брови Антонина удивленно приподнялись, ответил очевидное:

— Ты потомок самого Слизерина, этого же рода была твоя мать.

— Мать, – передразнил Том желчно. Всколыхнувшиеся чувства не давали сидеть спокойно, тогда он встал, заходил по тесной коробке голубятни. – Мать. Говоришь, я не смыслю в этом ничего? Ошибаешься. Моя мать все распланировала, все до мелочей. Иногда мне кажется, что смерть свою она тоже планировала, иначе чего бы ей письмом вызывать Крестную заранее. Крестная говорит, что приняла меня за магла. Готов спорить на свою волшебную палочку, это мать ее убедила в этом. Она чувствовала свою смерть и не могла не чувствовать, что я тоже волшебник. Не могла, не имела права.

— Всякое бывает, волшебники тоже не всемогущи.

— Бывает, но не с ней. Она не просто умерла, не просто отдала меня в магловский приют, она нарочно обрубила все нити, что связывали меня с миром волшебников. Кого она выбрала мне в опекуны? Свою троюродную тетку, затворницу и сквиба ко всему прочему.

— Постой, – перебил Антонин. – Что значит «выбрала»? А у нее был выбор?

Том был в ударе: лихо отставил ногу, принялся демонстративно загибать пальцы.

— Я запомнил только тех, кто заслуживают внимания. Во–первых, мой дед – отец матери. Теперь он умер, но тогда… тогда мать вполне могла меня оставить с ним. Во–вторых, мой дядя и ее родной брат. Он до сих пор жив, но Крестная неразговорчива о моих родственниках, и я ничего о нем не знаю. Третий вариант не самый привлекательный по сравнению с первыми двумя, однако лучше, чем опекунство Крестной и этот приют. Это тетушка Дотти. Она каждый раз так активно вспоминает мою мать, что я теряюсь в догадках, отчего не она моя крестная? Для роли доброй тетушки нет никого лучше.

Антонин хмурился, краем глаза косил на Тома и тут же отводил взгляд.

— Столько вариантов, – продолжал рассуждать Том, – но нет, она выбрала самый худший, самый жестокий.

— Взрослые всегда жестоки, – заметил Антонин. – Невелика разница между отцом и матерью, раз. Может не зря и мать твоя, и Крестная недоговаривают об отце. Оставь, зачем тебе еще одна головоломка?

Том порывисто шагнул к Антонину, припал на колени, заглянул прямо в глаза.

— Чтобы знать, – зашептал он. – Когда узнаю, кто они – мои родители, мои предки, только тогда пойму, кто я сам? Зачем я? Человек не знающий, своих предков, не имеет прошлого и никогда не сможет найти будущее.

Антонин выглядел так, будто с трудом понимает его слова, но старается изо всех сил.

— Тебе Слизерина разве мало?

— Мало! Мне всегда всего мало. Мне дают лишь часть правды, а я хочу знать все.

Мальчики смотрели друг на друга, казалось, дышали в унисон, но у каждого саднила только своя, личная, обида.

— Мастер–р Том, – прокаркало сверху неожиданное, – пор–ра: сир–роты из цер–ркви возвр–ращаются.

Как по команде, Том встал, шагнул к выходу, уже у двери бросил через плечо:

— Вернусь, как все уснут.

Антонин не ответил, как волк в полнолуние, вздернул подбородок к небу, почудилось вот сейчас же и затянет тоскливую.

***

За приготовлениями ко сну разгорелись привычные споры и разборки. Менялись участники и причины ссор, но неизменным оставалось одно: каждый отвоевывал свою территорию.

— Хоппс, что за дела?! – завопил Мартин у открытого платяного шкафа.

Хоппс в это время уже забрался под одеяло, ответил вяло:

— Для тебя, Свенсон, я мистер Хоппс, понял?

— Лье ты Хэмпширское, а не мистер Хоппс! Какого черта твои рабочие вещи на моей полке?

— Эта полка мне удобнее, она вровень с руками. Я что наклоняться должен?

— Мне до этого какое дело? Ты по футу в месяц растешь, вот ты и думай: наклоняться или нет? В прошлом году ты у Стью полку отобрал, сейчас у меня, скоро для твоего роста полок не останется, будешь вещи на шкаф складывать?

— Хоть бы и так, тебе что?

— Ничего! Кроме того, что моя воскресная рубашка теперь воняет тобой!

Перебранка тянулась и дальше. Щепетильный до порядка Мартин Свенсон ярился у шкафа, перекладывал вещи с полки на полку, а Хью Хоппс лениво огрызался с кровати: полка все равно останется ему, а рубашку Мартину придется самому отстирывать. Комната полнилась только их голосами, другие, не вмешивались, занимались своими делами.

Сколько Том помнил, Мартин Свенсон всегда был таким занудой и педантом. Он все делал до конца и с особенной тщательностью: и выглядел опрятнее других, хотя это казалось невозможным, и одеяло застилал лучше всех, ни морщинки, ни складочки, и псалмы заучивал с рвением фанатика. Том не знал случая, чтобы Мартин не вымыл руки перед едой, хотя они с Пиклсом долгое время пытались его на этом подловить. За такое поведение, пожалуй, Мартина и выбрали главным по комнате. Он распределял дежурства по столовой и по уборке спальни, доводил до сирот мелкие поручения сестер, выполнял всю грязную, по мнению Тома, организаторскую работу, однако на этом полномочия заканчивались. Уважения или страха к Мартину никто не испытывал, обращались с ним, как с брехливым псом, что лает, но укусить не посмеет.

У Хью иная история. Он попал в приют в возрасте девяти лет, и как, оказалось, до того момента рос невыносимым неряхой. Это стало заметно даже среди воспитанников приюта, Том иногда брезговал садиться за один стол с Хью, столь дурно несло от его одежды. Единственный, с кем Хью удалось сдружиться, был Дирк Дейвис, и то только потому, что в приют их распределили практически одновременно. Том вспоминал, что уже на следующий день после появления Хью в приюте, возникли шуточки о его росте и нескладной фигуре. Повседневная, рабочая и воскресные одежды ему не подходили, тут коротко, там жмет, здесь топорщится. Монахиням тогда пришлось шить буквально на заказ, но всего через полгода одежда оказалась малой. И все началось заново… Сироты открыто дразнили Хью аристократом, мол, носит одежду только индивидуального пошива. А самонадеянный Хоппс умудрялся этим гордиться, напускал на себя важный вид, что вкупе с неряшливостью создавало комичную картину.

Том за спором не следил. Вот уже несколько минут возился с чемоданом, изображать задумчивость не было нужды: в голове зрел план о переселении Антонина из голубятни. Со стороны выглядело так, словно он никак не мог открыть чемодан. Том еще поклацал запорами, посопел, затем с раздражением пнув чемодан, обратился к Пиклсу:

— Пиклс, у тебя самодельные отмычки остались?

— Тебе зачем? – удивился тот.

Перебранка между Мартином и Хью стала затихать, потому Том понизил голос:

— На чемодане замок заклинило, а там пижама.

— Они у Николаса, – сказал Пиклс весело, – подожди, сейчас кликну. Николас!

Том вздрогнул от того, насколько громко Пиклс окликнул Ламбета, слишком громко. На третьей кровати у противоположной стены заворочалось, взлохмаченный Николас приподнялся на локтях.

— Чего?

— Верни отмычки! – потребовал Пиклс.

Теперь в комнате звучали лишь голоса Пиклса и Ламбета, Том неуютно поежился.

— Сейчас?! – рявкнул Николас возмущенно.

— Нет, через неделю! Боже, конечно же, сейчас!

Николас с ворчанием вылез из‑под одеяла, стал рыться в тумбочке, изнутри повалилось всякое барахло.

— Зачем сейчас‑то? – бухтел он с недовольством. – Утром бы и отдал…

— Они Тому нужны! – прикрикнул Пиклс. – У него чемодан заклинило!

— Пиклс! – одернул Том, но было поздно. Теперь все двенадцать мальчишек были в курсе того, что пижама у Реддла в чемодане, но замки заело, и срочно требуется отмычка.

Том одарил Пиклса убийственным взглядом, но тот изумленно вздернул брови.

— А что такого?

Со спины к Тому подошли, на плечи опустились две ладони, с силой оттолкнуло в сторону. Том успел лишь оглянуться.

— Зачем отмычка, Ребус, – оскалился Стайн недобро, выволакивая чемодан в проход между кроватями, – если есть друзья?

Заинтересованный Уорлок бросил возню с расстегнутой пижамой, кинулся к Стайну с воплем:

— Друг в беде не бросит, верно, Ребус?

— Ты мне не друг, Уорлок, – возразил Том, присел на свою тумбу.

— Это и радует. Стью, пасуй мне! Устроим чемоданбол. Эй, ребята, кто еще хочет поучаствовать?

Чемодан был тяжел, но Стайн поднатужился, подхватил на плечо, так словно собрался всерьез пасовать Уорлоку.

Том вдохнул и выдохнул, принялся расстегивать подтяжки, как обычно перед сном. Тут главное не потворствовать массовым забавам: станешь играть по их правилам и проиграешь; кликнешь сестер – прослывешь трусом, хуже этого только церковный хор; а изобразишь равнодушие, в миг отвяжутся. Он уже и прежде изображал равнодушие, и всегда отвязывались: псы гонятся только за теми, кто убегает. Волшебная палочка грела правое запястье, и Том тихо ликовал, что самое дорогое все же при нем.

Лицо Стайна покраснело от натуги, но чемодан не опустил, даже умудрялся перекладывать с плеча на плечо.

— Уорлок, Стайн, хватит, – возник неподалеку Мартин. – Скоро обход, всем нужно ложиться.

Уорлок и не слышал, всем своим видом призывал других поучаствовать в игре. Том теперь и вовсе отвернулся к стене, буднично расстегивал пуговицы на манжетах, но будто бы и затылком видел сирот. Ждал того неосторожного, кто рискнет присоединиться. Конни Кларк покосился на спину Тома, вспомнив о чем‑то давнем, глубже закутался в одеяло. Хоппс и Дейвис обменялись красноречивыми взглядами и разошлись по кроватям. Остальные же знали Тома слишком долго, чтобы завязывать с ним ссору из‑за такого пустяка.

Угрюмый Николас отыскал‑таки отмычки, прошлепал мимо Уорлока.

— Дик, серьезно, хватит.

— Всего один тайм, Ламбет, – протянул Уорлок. – Присоединяйся.

Не доходя до кровати Пиклса, Николас швырнул ему отмычки, резко обернулся.

— Сказано, уймись.

Уорлок посмотрел на него зверем: умышленно Николас никогда не искал драки, но уж если ее искали другие, хватало нескольких его слов или взгляда, чтобы урезонить забияку. Стайн понял, что веселью приходит конец, швырнул Уорлоку чемодан с воплем:

— Лови, Дик!

Уорлок сделал вид, что принимает пас, а в следующий миг отскочил в сторону, и чемодан беспрепятственно хряснулся об пол. Том вздрогнул всем телом, чуть обернулся. На самом деле замки были никудышными, пасть чемодана перекосило, по полу разметало содержимое: учебники, носки, серебристо–зеленый галстук, мешочек с перьями, свитками пергамента и чернильницей, брюки, мантию.

Уорлок склонился над чемоданом, рассматривая пожитки Тома. Все в комнате замолчали в ожидании, Стайн приблизился к другу, тоже с умным видом уставился на «мяч». Николас начинал закипать, бросил взгляд на Тома, но тот выжидал. Уорлок всегда был поверхностен для того, чтобы заметить необычные книги с бойкими названиями типа «Слова и словечки, оЧАРЫвательные и не очень». Том знал эту слабость недруга, потому и бездействовал, но случилось непредвиденное.

Уорлок вытащил из тряпья школьную мантию слизеринца, покрутил с недоумением, хмыкнул:

— Ребус, ты чего на маскарад собрался?

Уорлок расправил мантию так, чтобы и другие смогли оценить его остроумие, но Марк Детфорд неожиданно вскочил с воплем:

— Она такая же! Такая же, как и на тех странных людях!

Взгляды обратились к Марку, Том всерьез забеспокоился, стал рядом с Николасом. Марк подбежал к Уорлоку, боязливо тыча в мантию, зачастил:

— Стью, ты же сам первый их увидел, потом и нам показывал. Уорлок, ты ведь тоже там был!

Уорлок посмотрел на недоумевающего Стайна, тот пожал плечами:

— Детфорд, ты ничего не путаешь?

Марк озирался в поисках поддержки, взгляд метался, как перепуганная птица, от сироты к сироте, но встречал лишь непонимание.

— Вы что сговорились? Вы же тоже видели их! Луишем, Дейвис, Хоппс, Харроу, Свенсон, да что с вами? Ладно Стайн, он Уорлоку всегда подыгрывает, но вы почему молчите?

Хоппс встал с кровати, приблизился к Марку.

— У тебя случаем температуры нет?

Марк оттолкнул его руку, словно боялся удара. Николас скрестил руки на груди.

— Кто‑нибудь объяснит, в чем дело?

— В этой тряпке дело, – взбесился Марк. – Стайн ночами лунатил, разве не помните? А однажды прибежал, все говорил, что в приюте видел странных людей. Он тогда всем нам их показывал. На них были похожие одежды, другого цвета, но похожие.

— Мне не показывал, – возразил Николас.

— Ты спал тогда.

— Ну, Николас, допустим, спал, – заговорил Свенсон, – но ведь и мы ничего такого не помним. Ты уверен, что сам не спал?

— Уверен! Я своими глазами… Пиклс, ты тоже не спал!

— Я никуда и не выходил, – открестился Пиклс поспешно. – И все, кто уходил во вторую ночь со Стайном, потом говорил, что вранье это.

Николас заинтересовался:

— Во вторую ночь? А была еще и первая?

— Была. Со Стайном тогда только Марк, Дейвис и Симон ходили.

Николас уставился на Дейвиса:

— Дирк, чего молчишь?

— А что говорить? – недоумевал Дейвис. – Я из этой чепухи ни слова не разобрал. Ничего такого не помню. Марк, ты ничего на ужин лишнего не ел?

Марк покраснел от гнева и возмущения.

— Я не псих! Если ты в отказку пошел, то меня Симон поддержит. Симон, ну, скажи им!

Все, кроме Тома, посмотрели на Луишема, тот был спокойнее обычного. Том знал, чтобы ни сказал Симон, ему поверят. Луишем всегда говорил мало, но емко и к месту, слова его никогда не оспаривались.

Симон медленно встал с кровати, взял у Уорлока мантию, стал бережно складывать.

— Мартин верно сказал, скоро обход. Нужно ложиться.

Уорлок глянул на Тома, кивнул Стайну «отступление». Симон так же размеренно принялся складывать книги обратно в чемодан, Том поборол оцепенение, кинулся помогать. Прочие разбрелись, только Марк еще стоял, как вкопанный, безвольно шлепал губами:

— Симон. Ты…

Симон оглянулся через плечо, посоветовал мирно:

— Ложись спать, Марк. Ночью всякое может привидься, но не обо всем нужно кричать.

Николас помог Тому и Симону убрать беспорядок. Том торопливо переоделся в пижаму, прячась от подозрительных взглядов, юркнул в кровать. Марку могли и не поверить – Симон и Пиклс его слов не подтвердили, другие удивительным образом забыли о «странных людях», но все же в спальне ощущалось беспокойство. Слишком много вопросов осталось без ответов. Том, словно особый барометр, чувствовал общее напряжение.

Сироты заснули не скоро.

***

Тяжелые подошвы ботинок сделали бы шаги слишком громкими, потому одел лишь носки и халат, так и остался в пижаме. Том приоткрыл дверь, осторожно просунул голову в коридор. Ближе к лестнице приметил стол дежурящей сестры. Тусклый свет масляной лампы падал на безмятежное лицо, Том довольно улыбнулся: сестра Агнесс всегда спит на дежурствах. Любительница скоротать ночь за чтением, она задремывала уже на втором десятке страниц. Тишину пустого коридора нарушали лишь свистящее похрапывание монахини да осторожные шаги Тома.

Со стороны казалось, что сестра Агнесс только на мгновение прикрыла глаза, спинка стула помогала удерживать осанку прямой. Крадучись, Том проскользнул мимо дежурной, паркет под ногами даже не скрипнул. Свет в лампе колыхнулся, монашка гулко забормотала во сне, и Том, не оглядываясь, припустил в сторону учебных кабинетов.

Том не боялся быть обнаруженным: ночью монашки дежурят только у спален сирот, этажи же просто обходят, проверяют, все ли двери закрыты. Бежал легко, неслышно, на поворотах даже скользил. В нужной рекреации перешел на шаг, не смотря на потемки, уверенно пропускал лишние двери. Наконец, остановился у одной, на слух убедился, что прилегающие коридоры также пусты. Том погладил табличку на двери, повторил губами то, что ощутил кожей, – «Сестра Мэри Альма. Преподаватель истории». Пальцы скользнули ниже, к замочной скважине, Том опустился на колени, резко выдохнул воздух: нужно попасть внутрь, время обхода близится.

Рука потянулась к карману халата, до уха донеслось тоненькое бряцание отмычек. Все также на ощупь Том стал, по очереди, скрести отмычками в замке. В соседней рекреации послышался звук шагов, ночью так шумно ходят только монахини. Том заторопился, свет масляной лампы из‑за поворота становился все ярче, когда замочный механизм глухо щелкнул. Вместе со скулежом дверных петель Том на корточках нырнул в кабинет. Спиной навалился на дверь, та захлопнулась, и замер в ожидании.

Шаги затихали, так и не свернув в его сторону. Том ткнул нужную отмычку обратно в замочную скважину, чтобы на обратном пути не возиться. Только теперь осмотрелся, втянул носом воздух места, где впервые узнал, что он волшебник, пахло пылью, отравой для крыс и отсыревшими книгами. За окном мелькнула размазанная тень, сердце Тома замерло на краткий миг. По подоконнику процокали когтями, а в тусклом свете обрисовался силуэт птицы.

Том сплюнул на пол: страх сменился гневом.

— Принесла нелегкая.

Решил, если будет вести себя тихо, то Корникс улетит скорее, но ворон на этот счет имел иное мнение. Дробный стук по стеклу выразил его нетерпение и желание попасть внутрь. Том, опасаясь лишнего шума, кинулся открывать окно.

— Успешной ночи, мастер–р Том, – выдал Корникс с видом заговорщика.

Он сливался с темнотой ночи, только глаза поблескивали голубыми огоньками, словно посмеивались. Том не ответил, вынул фонарь, на стене заплясал желтый кругляш. Из темноты проступил аляповатый интерьер: заваленное бумагами и папками бюро; каталожный шкаф с давно выцветшими надписями; кресло с истертой обивкой и низкий журнальный столик; далее рабочий стол, а рядом пугающий своей тучностью готический шкаф. Все седое от пыли.

Том погасил фонарь, решил начать с бюро. Задрав лицо к потолку, чтобы не вдыхать пыль, взялся перекладывать папки на пол, затем стал шарить по выдвижным отделениям и полочкам. Пару раз отдергивал руку, злостно ругался: пальцы натыкались на шилья или другие острые предметы.

Корникс с любопытством смотрел, как Том сосет уколотый палец, рискнул спросить:

— Что мастер–р Том ищет?

— Ключи, – ответил Том коротко.

В сердцах пнув бюро, он направился простукивать ячейки каталожного шкафа: металлическое сразу отзовется звяканьем.

— Ключи? – переспросил Корникс.

— Ты меня слышал, – рыкнул Том, прикладывая ухо к очередной выдвижной ячейке.

— Какие ключи?

В ответ на постукивание Тома звякнуло, когда полез внутрь, пальцы нарвались на острые ножницы. Едва не порезавшись, зло засопел на Корникса:

— Вот привязался… От дверей.

Глаз ворона мигнул непонимающе, Том пояснил со вздохом:

— У каждой монахини есть связка ключей от всех дверей приюта. Крестная свою, наверняка, оставила где‑то здесь.

Корникс перелетел на крышку рабочего стола, потоптался на месте, с подозрением клюнул настольную лампу.

— Зачем мастер–ру Тому ключи? У мастер–ра Том есть отмычки.

Том без энтузиазма оглядел каталожный шкаф, перешел к рабочему столу и на этот раз зажег фонарик.

— С ними мороки много, потому утром верну их Пиклсу… Том Реддл с отмычками и «странными одеждами» в чемодане чересчур подозрительно, не находишь?

Корникс перегнулся через край стола, наблюдая за поисками.

— Стр–ранными одеждами?

— Забудь, – отмахнулся Том.

— Кор–рникс может помочь?

Том выдохнул раздраженно, посмотрел на ворона в упор.

— Корникс может помолчать!

Ворон обиженно втянул голову, только глаза, как полоумные светлячки, поблескивают. Том открыл очередной выдвижной ящик, лицо перекосило, быстро зажал нос, чтобы не чихнуть: внутри столько пыли, что в ноздрях защекотало, как при насморке, даже слезы выступили.

Корникс с хитрющим видом повертел головой.

— Давно не убир–рали. Давно не было мисс Скоуэлл. Р–разъезды, дела, секр–реты. Много секр–ретов…

Том убрал ладони от лица, хотел осадить болтливую птицу, но вместо этого оглушительно чихнул. Корникс шарахнулся, испуганно взмахнул крыльями, перья взъерошились, стал похож на перезревшую кедровую шишку.

— Мастер–ру Тому нужно вести себя тише. Сестр–ры не спят, ходят по кор–ридор–рам.

— Спасибо, учту, – буркнул Том под нос.

Сам, напротив, взялся за поиски всерьез: на пол повалились старые, бесполезные бумаги, записные книжки, счета, канцелярские принадлежности, коробочки с мелом. Корникс нависал с крышки стола, перекатывал фонарик, и луч света падал туда, куда нужно Тому.

Связка ключей отыскалась не сразу, в правом нижнем ящике, в шкатулке вместе с магловскими монетами и залоговыми бумагами. Тяжелая и громоздкая: каждый ключ длиной с кисть руки, к каждому приклеена бирка. Том прислонился спиной к рабочему столу, луч фонарика осветил надписи на бирках.

— «Главный выход», – зашептал Том. – «Библиотека», «Учебные кабинеты», «Спальни»… так–так–так… О! «Подвальные помещения».

Щелкнул выключатель, фонарик мгновенно погас. Том услышал только шелест жестких крыльев на ветру: Корникс выпорхнул в окно.

— Эй, – хотел возмутиться Том, но осекся: в кабинете не стало темно совсем.

Взгляд пошарил в поисках источника света, Том глянул через плечо и почувствовал, как волосы на затылке зашевелились: в щелку под дверью лился ровный свет масляной лампы, только в одном месте прерывался. Там, где падала дрожащая тень от дежурящей монахини.

Дверная ручка шевельнулась, раз, два, затем дверь толкнули, но Том знал, что бесполезно: лично захлопнул ее. Толчок повторился, и связка отмычек вывалилась из замочной скважины, со звоном брякнулась об пол. За дверью настороженно затихло – монахиня прислушивалась. Том вдруг осознал, что совсем не дышит, сжал крепче связку ключей. Сестра раздумывала недолго, масляная лампа опустилась на пол, до Тома донеслась возня с ключами.

Дальше в коридоре произошло непонятное, Том мог только слушать и догадываться. Отдаленный звон бьющегося стекла достиг его настороженного слуха, и вновь на краткий миг все замерло. Монахиня подняла лампу и чуть отошла от двери. Затем послышались дробные шаги других монахинь, взволнованные голоса. Том вздрогнул: монашка за дверью внезапно громко спросила:

— Сестра Рафаэль, что это было?

Издалека донесся ответ:

— У кабинета литературы окно разбили.

— Кто‑то из сирот?

В этот раз Том услышал грубый голос сестры Эммануэль.

— Неизвестно, но на полу столько осколков…

— Нет, это не сироты, – встряла сестра Рафаэль. – Камень бросили со двора. Боже всемогущий!

Раздался звон второго разбитого окна, а всего через секунду – еще одного, но уже дальше.

— Вон он! – зычно громыхнула сестра Эммануэль. – Во дворе!

— Сестра Элен, идемте, – позвала сестра Рафаэль. – Понадобится любая помощь.

Монахиня у двери в кабинет сестры Мэри Альмы ответила не сразу.

— Я слышала подозрительные звуки за этой дверью. Не нужно ли взглянуть?

— За этой дверью много чего подозрительного, сестра Элен, но в отсутствие сестры Мэри Альмы туда не следует соваться. Да и в ее присутствии, я вам этого не советую.

От этих слов Тому стало не по себе, к горлу подкатила дурнота.

По звуку шагов он понял, что монахини бросились к лестнице, на первый этаж, под тяжелыми каблуками ступени отдавались дробным стуком. Он твердо решил убираться из кабинета, но взгляд скользнул по готическому шкафу. Помнится, из него Крестная вынимала его первые волшебные книги.

— Что еще ты от меня скрываешь?

Все вышло само собой, Том распахнул шкаф, и свет фонарика высветил корешки книг. Том нахмурился: магловских книг – по педагогике, магловской истории, медицине, иностранным языкам.

В следующее мгновение их безжалостно скинули на пол, а Том настырно прощупывал перегородку. Не может такой пузатый шкаф содержать лишь один ряд книг, должен быть тайник, и он нашелся. Перегородка дрогнула, и, как дверь купе, отъехала в сторону. Вид этих книг разительно отличался от магловских, даже пыль на них казалась Тому волшебной. Руки бережно вынимали фолианты, укладывали на стол аккуратной стопой, а в голове роились подозрения, домыслы, обиды…

Только, когда нутро шкафа опустело, Том успокоился. Как смог навел в кабинете порядок, закрыл окно на щеколду, только потревоженная пыль выдавала его поиски. Волшебные книги оставил на столе, с надеждой вернуться.

Дверь закрывал уже ключом, а не отмычкой: возиться дольше. По пути к лестнице Том оглядел три разбитых окна, неизвестный хулиган оказался на редкость метким и сильным. Осколки зло поскрипывали под ногами, но Том шел осторожно, чтобы не порезаться.

Дверь на задний двор даже не пришлось открывать: монахини оставили открытой. Том осторожно выглянул, осмотрелся, прислушался. Только уханье сов да стрекот сверчков. Едва шагнул за порог, как за плечо ухватило, потащило в кусты, по лицу и шее зацарапали ветки.

ГЛАВА 3: Дзяд

Он едва успевал перебирать ногами, в пятки кололись мелкие камни и веточки. Кажется, правый носок порвался, потому что Том с неудовольствием ощутил касание влажной травы, попытался вырваться.

— Антонин, все–все. Пусти!

Не подействовало, только в ответ гулко проворчало:

— Тихо. Тут монахинь во дворе, больше, чем звезд на небе.

Случайная ветка стегнула по спине болью, Том зашипел сквозь зубы. Прохлада ночи уже тянулась от ступней выше, плечи сами собой зябко передернулись, хотя халат и согревал их.

Антонин остановился внезапно.

— Всем спасибо за терпение! Станция конечная: «Пожитки временно бездомного Антонина Долохова». Доброго дн… ночи.

— Сейчас расплачусь от жалости, – сыронизировал Том, оглядывая порванный в хлам носок. – Ты чего здесь делаешь? Я же велел ждать в голубятне.

— А? Как же?.. – похлопал Антонин глазами. По конопатому лицу пробежала тень, рот зло ощерился: – Вот дря–ань пернатая! Мало того, что разбудил, еще и соврал… Поймаю и ощиплю.

Том глянул на друга прищурившись, протянул:

— Все с вами ясно. А окна тоже Корникс велел бить?

— А то я сам что ли? – возмутился Антонин искренне. От уха до уха расползлась до мерзкого довольная улыбка. – Правда, метко вышло? Три камня – три окна… Вшух!.. В этом году я обязательно попаду в сборную по квиддичу, стану вышибалой.

— В следующий раз, вышибала, – разозлился Том, – имей в виду, что одного окна вполне достаточно. Представляешь, сколько теперь мошки в спальни набьется? А мне там еще ночь ночевать.

Антонин и глазом не моргнул, заявил нагло:

— Все претензии к ворону. Это он паниковал над самым ухом: «Внимание сестер–р нужно пр–ривлечь. Мастер–р Том в пер–редр–ряге»… Ты хоть нашел, что искал?

— Вашими молитвами… – пробурчал Том, едва не пританцовывая от холода. – Пошли что ли?

— А монахини?

— Предлагаешь здесь мерзнуть?

Беглый взгляд Антонина скользнул по Тому, брови сочувствующе изогнулись:

— Да, худо у вас тут с одежкой. Вон и носки рваные носите, бедняжки…

Том прорычал нечленораздельное, но совладал с голосом, выдавил:

— За мной давай.

Благо кусты росли по периметру всего здания приюта. Глаза быстро привыкли к темноте ночи, руки и слух подсказывали не хуже, и все же Том умудрился порвать и второй носок о сучья. Крались без разговоров и лишнего шума, осторожно разводили в стороны тугие ветки, которые так же беззвучно смыкались за их спинами. Замирали, когда рядом слышались шаги или голоса монахинь; даже припадали к земле, когда по их укрытию скользили лучи света от фонарей и масляных ламп.

Заросли оборвались резко, дальше Том уже углядел дверь в монолитной стене приюта, заранее приготовил ключ. Сперва сам бледной тенью проскользнул под стеной, открыл дверь, лишь затем жестом позвал Антонина. Так они воспользовались специальным входом для работника котельной.

Уже внутри Том на ощупь принялся за поиски двери, ведущей в подвалы, а так Антонин застыл с открытым ртом: из ночной черни медленно проступали очертания огромной, как в Хогвартсе, лестницы; потертые временем парапеты; темные глотки коридоров; рельефные стены. От нового ощущения, будто оказался в огромной сумрачной пещере, на него нахлынул дух авантюризма, захотелось поговорить с собственным эхо, а Том как назло шипел «держаться у стены».

Замок не использовали с самой зимы, с тех же пор, видимо, и не смазывали, но Том упрямо с ним сражался, только лоб покрылся испариной. Антонин стоял без дела, по правую руку от него начиналась перегородка, выполненная в виде кованой ажурной решетки, что от пола до потолка закрывала коридор. Пока Том ругался на ленивого котельника, Антонин водил пальцами по узорам решетки, во взгляде загорался алчный интерес.

— Не лезь, – бросил Том через плечо.

Антонин подергал висячий замок на решетке, только петли и слабые прямоугольные очертания выдавали в этом месте дверцу, облизнул пересохшие от волнения губы.

Том прикрикнул:

— Не лезь, я сказал!

— А что там?

— Нам туда нельзя… и не нужно.

Антонин насупился, как обиженный, но упрямый, ребенок.

— Почему нельзя?

Ответ последовал не сразу, Том без сил отвалился от двери, когда раздался благодатный щелчок механизма. Он шумно выдохнул и утер пот.

— Это западное крыло, там младшие возрастные группы и женская часть комнат… Дверь помоги открыть: петли, как видно, тоже не смазывались.

Антонин с заметной неохотой отцепился от решетки. После немалых совместных усилий, пыхтения и скрипа петель, дверь удалось сдвинуть ровно настолько, чтобы мог втиснуться двенадцатилетний мальчишка.

Едва отдышались, Антонин вернулся к своему:

— И почему туда нельзя?

Том тяжело вздохнул: окружающие такие тугодумы.

— А почему лестница, что ведет к спальням девочек из гостиной Слизерина, заколдована? И орет каждый раз, когда на нее вступает мальчик?

— Правда? Я и не знал, – поразился Антонин, тут же сощурился шкодливо. – А ты почём знаешь? Сам, небось, проверял?

— Нет. Элджи подсылал, – соврал Том сходу, не стал уточнять, что услышал о лестнице от всезнающего О’Бэксли.

Однако Антонин на удивление поверил, даже кивнул с уважением к сообразительности друга. Закрывали дверь тоже вместе, Том настоял оставить небольшую щелку, чтобы смог выбраться самостоятельно. Вновь ослепли от непроглядной темноты, и Том вынул из кармана фонарик, высветились отсыревшие стены и ступени с зелеными островками плесени. Стали осторожно спускаться.

— Расскажи, – проскулил Антонин нарочито жалобно, – про западное крыло.

— Сейчас времени нет.

— А когда будет?

— Завтра.

— И завтра расскажешь?

— Расскажу, если заткнешься!

Антонин со шлепками залепил ладонями рот, выпучил глаза, как самая немая рыба на всем белом свете. Том только цокнул языком и воздел глаза к потолку в мокрых потеках.

Ступени закончились быстро, перед ними начинался длинный коридор с редкими ответвлениями. Антонин вдохнул полной грудью, с ликованием развел руки в стороны.

— Э–эх, родной запах сырости и гнили. Как в склепе, честное слово.

Том опасливо потянул носом.

— Да… пахнет как в Подземельях.

Том и впрямь почувствовал себя в родной стихии. Темнота и промозглость не пугали, как год назад, когда впервые спустился в Подземелья, наоборот, отныне такая обстановка казалась единственно возможной и правильной… для дома. Ни суеты, ни шума, ни раздражающего света… только вот пальцы на ногах давно не чувствуются, совсем закоченели.

Чего только не было в этих подвалах: от порченного садового инвентаря до коробок с религиозными листовками. Не было только книг и газет, сестра Агнесс не пережила бы зная, что хоть малое печатное издание киснет в сырости. Ежегодно осенью всем приютом подвалы вычищали, убирали, даже мыли местами, но уже в следующую осень хлам, как битый, но верный, пес, возвращался. И порой, казалось, что увеличивался в размерах.

Том торопился, потому и не дал Антонину как следует насладиться осмотром котельной. Увел его в самое дальнее помещение, чтобы при непредвиденном случае, туда уж точно монахини заглянули в последний момент.

Всего несколько ступеней вниз и вокруг груды бесформенного хлама по углам. Антонин расчистил себе угол, забаррикадировал от посторонних глаз. Со стороны этот угол выглядел обычной свалкой парт и табуретов. Том наметанным глазом нашел в коробках порванные матрацы и полтора пледа, подушкой назначили вещевой мешок Антонина. Дело было сделано.

Едва собрался в обратный путь, как луч фонарика дрогнул и погас, Том помучил выключатель, но безрезультатно.

— Все, – выдохнул он обреченно.

— Что «все»?

— Батарейки сели. Назад на ощупь пойду.

— А что будет завтра? – спросил Антонин тоном малыша, который просит сказку на ночь.

— Ничего особенного. Посмотрим Офэнчестер, завтракать будем, как аристократы.

Живот Антонина отозвался голодным бурчанием.

— Скорей бы уж… Спокойной ночи, Том.

— И тебе.

***

Дверь из подвала вымотала последние нервы, кажется, на полу осталась дуговая борозда от его усилий. Том долго просидел вот так, прислонившись спиной к двери, выравнивая дыхание, сердце едва не выпрыгивало через горло. Если бы не потемки, то, пожалуй, разглядел бы черные мушки перед глазами.

Путь до спальни оказался на порядок дольше. Приходилось то и дело замирать за углом, выжидая тишину, или проскальзывать в ближайший учебный класс, подолгу ждать, пока монахини в коридоре наспорятся вволю.

Сестра Агнесс вновь безмятежно дремала на посту, Том ухмыльнулся одними губами. В комнату скользнул беззвучно, а пока пересекал ее, слышал только сопение мальчишек да свое же шлепанье.

Слева внезапно зажглась лампа, Том повернулся на свет, натолкнулся на проницательные глаза Симона.

— Не замечал за тобой прежде лунатизма.

Том чуть замешкался, подбирая слова, но Симон уже окинул его быстрым взглядом, отметил и листья в волосах, и порванные носки, и взор настороженный, как у лесного зверя.

— Нет, я все понимаю: аппетит у бездомных животных обостряется ночами… но уж не тебя ли они охотились?

Том разозлился на себя: вторую реплику без ответа оставил, усталость берет свое. Не смог сразу ответить, кратко и емко, и молчание непозволительно затянулось, теперь уж лучше совсем помалкивать. Мудрость не в словах, а в их созвучии.

Симон блекло улыбнулся, и лампа погасла, заговорил еле слышным шепотом:

— Если хочешь выспаться, то заснуть надо было часа два назад.

Том с трудом заставил ноги двигаться, шагнул к своей кровати.

— Только одежду верни, – добавил Симон.

— Какую одежду? – опешил Том, голос его прозвучал хрипло и измотано.

— Сестра Агнесс час назад к нам в спальню заглядывала. Кто‑то окно разбил в учебной рекреации, вот монахини спальни и осматривали. Я свои пожитки под твое одеяло уложил так, будто это ты спишь. Вернешь, нет?

— Верну, – смешался Том. – Спасибо.

Почему сам до этого не додумался? Отвык в Хогвартсе от еженощных обходов, успокоился, потерял бдительность, там такого не бывает, и спишь безмятежнее. Можно во сне лопотать, как О’Бэксли, никто не накажет, не засмеет, только есть вероятность, что Антонин подушкой огреет…

— Да, не за что, – отозвался Симон тоскливым вздохом. – Мне все равно заняться нечем.

— Окно не я разбил, – сказал зачем‑то Том.

— Мне без разницы. Ты же знаешь.

Симон принял одежду, стал на ощупь укладывать на прикроватный стул, Том стоял тут же, уходить не спешил.

— Симон.

— Ну?

— Про тех людей… о которых говорил Марк, ты все же их видел…

— Пиклс сказал?

То ли луна из‑за туч выглянула, то ли глаза к темноте привыкли, но Том хорошо видел Симона и ближайшие предметы.

— Он.

— Тебе зачем?

— Нужно.

Симон покачал головой, на Тома смотрел внимательно:

— Ох, Том, Том, все‑то тебе нужно, до всего тебе есть дело… За это тебя и Уорлок не любит, и другие побаиваются, знаешь?

— Знаю, – подтвердил Том обыденно. – Странных никто не любит, особенно здесь. И умных не любят, тех что читают много и спрашивают много.

Симон вдруг переменился в лице, непривычно оживился, сделал Тому приглашающий жест.

— Помнишь, случай?

Ноги гудели от утомления, и Том по старой памяти устроился у Симона в изножье, хмыкнул:

— Который из ста тысяч?

— Тот, когда ты сестру Маргарет напугал вопросом?

Том оторопел, удивился искренне:

— Ты запомнил? Нам и пяти‑то не было…

— Вроде того, но ее лицо в память врезалось намертво. Ни до, ни после я не видел такого испуга. Казалось, она вот–вот с самим Христом встретится. Постой вспомню, что же ты тогда спросил…

— Не стоит, – остановил Том спокойно. – Теперь это неважно.

— И то верно, – кивнул Симон, рассмеялся негромко: – Ну и лицо у не было… видно спросил ты что‑то заковыристое. Эх, жаль не помню!.. Вокруг четырехгодовалая малышня, тряпичные куклы, деревянные лошадки, и тут ты встаешь… с таким вопросом, какой еще не всякий взрослый спросит.

— Бедная сестра Маргарет.

— Бедный ты! – возразил Симон горячо. – Ты ведь тоже испугался ее реакции, да и сироты с тех пор, беря пример с монахинь, в твою сторону стали посматривать с опаской…

Том безучастно пожал плечами, но сердце отчего‑то заныло старой обидой.

— Я привык.

— Да, испугался, – продолжал рассуждать Симон, не слыша Тома. Погрустнел, настолько живы оказались воспоминания. – Так испугался, что с тех пор вопросов не задаешь. Читаешь только ночами, под одеялом, чтобы другие не видели. Чудаком не считали. Все сам ищешь, сам додумываешься… Но… их ведь не стало меньше в твоей голове?.. вопросов‑то? Скажи, Том, они все еще там?

— Там, – ухмыльнулся Том. – И с каждым днем их все больше. А теперь, не увиливай, Симон, расскажи о тех людях.

— Что ты хочешь знать?

— Кто они и откуда ты вряд ли знаешь, но хоть расскажи, что видел, а выводы я сам сделаю. Только подробно говори.

— Сам сделаешь… – повторил Симон в невольном раздумье. Припоминая, начал рассказ: – В ту ночь, я опять не спал. Видел, как Стайн долго ворочался, и уже ждал, когда он начнет лунатить. Дежурила сестра Агнесс, потому я не особо беспокоился за него: побродит и вернется. Не впервой, но тут все иначе вышло…

В спальню он вломился, как ненормальный, глаза выпученные, изо рта разве что пена не брызжет. Я его спрашиваю, что случилось, а он только руками машет и мычит, как корова, что клеверу переела. Вот там посреди комнаты стоял, метался, не знал, что первым сделать, а потом рванул других будить, я и спохватиться не успел. Всех растормошил, и Пиклса, и Гилберта, и Дирка, и Марка… Такую чушь стал нести про людей в карнавальных одеждах, мол, они к сестре Мэри Альме пришли, непонятное творят в приюте, а монахини об этом и не догадываются. Над ним все только смеяться стали, чудно, даже Уорлок другу не поверил, плюнул на пол и уснул. Гилберт тоже тогда Стайна от души обругал, пообещал на утро трепку устроить. Пиклс как слушал сидя, так и заснул, храпеть он из любого положения горазд.

Стайн тут совсем одурел со злости, Марка в охапку схватил – тот ближе оказался, – потащил доказывать, что взаправду людей странных видел. А вот Дирк сам из‑под одеяла вылез, побаивался, это видно, но вылез, халат накинул и следом пошел. Тут мне Гилберт и шепнул, чтобы я тоже с ними пошел. Сказал, у меня глаз верный, за что покупаю, за то и продаю, без приукрашивания и вранья.

Я бы по своей воле точно не пошел. Мне чужие дела без надобности, каждый своим живет… Да, и из Стайна предводитель никудышный. За собой усмотреть не может, а туда же – другими командовать. С Марком они чуть не передрались по дороге…

Довел он нас до главной лестницы. Левая ее сторона, знаешь, без стены, там только парапеты до второго этажа. Вот там и засели, Стайн говорил, что именно там нужно. Место удачное, не поспоришь, через перила много чего видно: напротив нас – решетка западного крыла, далее влево – главный вход, у лестницы дверь в подвалы открытая. Сидели долго, Дирк психовать начал, со Стайном бранились так, что мы ни сразу чужие голоса услышали.

Том обнял колени, дыхание невольно задержал, а Симон продолжал:

— Их было всего трое: двое мужчин и женщина. И чтобы Стайн не говорил, а сестры Мэри Альмы я с ними не видел. Тут уж не соврать, ни прибавить. Мужчины и разные, и похожие друг на друга одновременно. Разные внешностью, а похожие – одеждой и поведением. Такой похожестью отличаются все кочегары, булочники, кровельщики, но только меж собой. Их дело общее объединяет. Так вот первый, он мне сразу в глаза бросился, на пивовара похож. Коренастый, невысокий, брюшко округлое. Борода интересная, совсем седая и густая, брови такие же, что и глаз не видно. Второй мужчина моложе, будто больной весь – худой, кривой, высокий, волосы рыжие и торчмя стоят, и лицо все белое, словно в муке извалялся. А женщина на обычную торговку хлебом похожа, щеки большие румяные, сама низенькая, раздобревшая, как тесто на плите, не идет, а перекатывается.

Ничего странного они не делали, и я так и не понял, чего Стайн испугался, вот только говорили они непонятно. Я таких слов и знать не знаю, да и теперь не вспомню. Трое эти по лестнице спустились и прямо к двери в подвалы… зашли, осторожно за собой закрыли. И все. Я тут вдруг и заметил, что Марка всего трясет. То ли услышал что, то ли одежда странная насторожила, только перепугался он не на шутку. Первым из нас к спальне кинулся, как он топотом своим сестру Агнесс не разбудил, до сих пор в толк не возьму.

А через две ночи Стайн и с еще пятеро опять пошел на чужаков смотреть. Вернулись все в беспамятстве, только имена свои помнили и жизнь приютскую. С тех пор ни про сестру Мэри Альму, ни про чужаков никто и не вспоминал… пока твой чемодан не вывернули.

— А другие ведь спрашивали тебя? – подал голос Том.

— Спрашивали, – вздохнул Симон. – Николас спрашивал, Пиклс опять же. Я тогда подробностей не рассказал, ни к чему нам суета. Слухи они всегда только страху нагоняют, а ничего толком не объясняют.

— А зачем слухи? Почему же не узнать толком, что это за люди?

— Ты меня слушал плохо, Том? – нахмурился Симон. – Стайн… тот самый Стайн, что родился и вырос с нами вместе… перестал лунатить. И даже тугодум Пиклс тебе скажет, что здесь без «чужаков» не обошлось.

— Что же так все и оставить? – вознегодовал Том.

— А это уж твое дело. Я для себя выбрал молчание, спросят, повторю, что и прежде говорил – люди эти обычные, из религиозной общины, священнослужители, а одеты по своей вере.

Том открыто не возразил, но Симон понял, что поступит по–своему, предупредил:

— Станешь гнездо осиное ворошить, смотри, чтобы других не задело. Лучше, чтобы в приюте об этих чужаках никто не вспоминал.

— Не учи, я понял.

Том кусал губу раздумывал, а Симон улыбнулся мечтательно, вдруг сказал невпопад:

— Давно мы так не разговаривали.

Том вздрогнул, глянул на Симона, припомнил, что уже сидел вот так же с ногами на его постели.

— Лет с шести, – подсчитал Том, но, устыдившись сентиментальности, мигом оговорился: – Интересы меняются и друзья вместе с ними.

Губы Симона дрогнули в печальной улыбке, глаза опустил.

— Твои интересы сами по себе не допускают понятия «друзья».

— Это плохо? – спросил Том с вызовом.

— Это очень по–твоему, – ответил Симон без улыбки.

Разговор на этом прекратился, и Том вернулся в свою постель. Сразу закрыл глаза, но рой шумных мыслей не давал заснуть еще долго.

Двенадцать лет он считал приют самым скучным местом на свете. Строгие монахини, одинаковая повседневная форма, предсказуемый распорядок дня и забор, за пределы которого никогда не выходил.

Единственным подозрительным персонажем в приюте всегда была сестра Мэри Альма, позже она оказалась сквибом. Человеком, хоть и не творящим магию, но знающим о ее существовании. Это она раздвинула для него, Тома, рамки сиротского мира, но и она же посмела их ограничить.

Крестная сделала его хранителем их общей тайны о существовании мира волшебников. Как усердно она сплетала кружева секретности, шикала и осуждающе сводила брови, что теперь Том чувствовал себя обманутым – о тайне знал не он один. В голове еще звучал голос сестры Рафаэль: «За этой дверью много чего подозрительного, сестра Элен, но в отсутствие сестры Мэри Альмы туда не следует соваться. Да и в ее присутствии, я вам этого не советую».

Опять же эти странные люди в карнавальных одеждах, что появляются ночами в приюте. Маги без сомнения. Симон сказал, что не видел их рядом с Крестной, но Том и так понимал, что тайно, ночью, никакие священнослужители не посещают сиротские приюты. И приходили они не ради разговора с Отцом Настоятелем… иначе бы он лично провожал их до Главных дверей. Но нет, эти трое уходили в одиночестве и через подвалы.

Что там говорил Пиклс, закусил губу Том, припоминая. «Незадолго до Рождества вернулась сестра Мэри Альма. Вернулась тоже как‑то странно: еще вечером ни слуху, ни духу, а на утренней молитве уже в первых рядах. С ее возвращением опять непонятное стало происходить». Что если она возвращается тем же путем, что и те трое, через подвалы?

Том натянул одеяло до самых ушей, внутри назревало недовольство.

Его как особо опасную посылку, перевозят туда–обратно на «Полуночном экипаже», а в приюте есть иной ход. Вспомнилось приторно добродушное лицо тетушки Дотти, всякий раз задабривает печеностями и ласковыми словами, а сама по–тихому колдует над камином в смежной комнате. И у дверей чудом возникает «Полуночный экипаж». Кто поверит в такие совпадения?

Это все Крестная. Это она умудряется верховодить его судьбой, даже когда не стоит рядом. «Твое положение временно, – убедил его Антонин, – лишь до совершеннолетия. А потом иди хоть на все четыре стороны». Нет, думал Том с тихой уверенностью, я раньше освобожусь, как угодно, но освобожусь, не по мне сюртук пешки примерять.

Том успокоил себя мыслью, что вернется в кабинет Крестной, перероет все тайники, перечитает все книги, а там поглядим, останутся ли еще тайны. И пусть возвращается, и пусть видит, что он читал ее книги. Прятаться он не станет. И с этим Крестная уже ничего не поделает.

***

— Реддл, вставай!

Том двинул рукой на звук голоса, но промахнулся, и Мартин вновь затеребил его плечо.

— Вставай, говорю. Реддл!

— Свенсон? Какого черта? Подъема еще не было…

Тут же пожалел, что спросил: в ушах вновь зазвучал противный голос Мартина, нарочито важный и приторный.

— Без тебя знаю. Я разбудил, чтобы оповестить, что сегодня от нашей спальни дежурные по столовой ты, Луишем и Ламбет.

Том принял сидячее положение, злой и всклокоченный после сна, рявкнул:

— Самое время об этом говорить!

— Ну, извини, – всплеснул руками Мартин без тени сожаления, – но вчера, если помнишь, Уорлок и Стайн весь распорядок сбили. Я еще вчера должен был раздать дежурства, распределить участки и…

— Да–да, Мартин! – грубо оборвал тираду Том. – Да! Да, я пойду на дежурство, только заткнись, ради Христа.

Мартин обидчиво скривился, отошел.

— Тебя и так долго в приюте не было, а за тебя, между прочим, все это время другие дежурили.

Том, будто снимал широкополую шляпу с пером, отвесил артистичный жест.

— Как это благородно с их стороны.

— Шут, – огрызнулся Мартин напоследок, вернулся в свою кровать.

— Ты даже не представляешь какой, – пробурчал Том.

Николас и Симон уже стояли одетыми, видно долго его Мартин будил. Том потер ладонями лицо, глаза не желали открываться.

Симон понимающе улыбнулся:

— Проснулся?

— Нет. И не собираюсь.

— Том, давай живее, – торопил Николас.

Том нехотя вылез из‑под одеяла, постарался одеваться живее.

— Даю, даю.

Со шнурками справился лишь на второй попытке, а когда дошло дело до пуговиц, Николас пошел к выходу, и Симон следом. Том кинулся за ними вприпрыжку, на ходу застегивая манжеты. Проходя мимо кровати досыпающего Мартина, Том с силой дернул с него одеяло, отшвырнул на кровать Кларка.

Мгновенно его уши догнал полный злобы вопль Свенсона:

— Реддл!!!

Уже за дверью Том с наслаждением услышал недовольный голос разбуженного Стайна.

— Какого беса?

— Кому не спится? – возмутился следом Марк Детфорд.

Но Гилберт Харроу оказался сообразительнее других.

— Свенсон, дрянь такая!

Здесь прозвучал глухой удар, Свенсон охнул:

— Ай!.. Ребята, вы чего? Я же на Реддла.

— А нас зачем будить? – рявкнул с ожесточением Дирк Дейвис.

Послышались нетерпеливые аплодисменты и выкрики Стайна:

— Баталия! Даешь баталию!

— Поколотить негодяя! – поддержал Хью Хоппс.

— Подушки на изготовку–у… – прогорланил Уорлок, через мгновение затишья рявкнул во всю дурь: – Пли!

— Бей его, праведника! – вопил Пиклс счастливо.

Дальше слышались только смех, охи и ахи обычной мальчишеской потасовки, беззлобной, но основательной, как и детство всего лишь репетиция перед взрослой жизнью.

Том с улыбкой полного удовлетворения отлепился от двери, Николас стоял неподалеку, качал головой:

— И обязательно это было делать? Мог бы и стерпеть.

— Терпение – удел слабаков, – отбрил Том. – Хочешь, терпи, а мне не навязывай.

Николас нахмурился, засопел, но Симон одернул его за рукав.

— Не вмешивайся. Мартину все равно за дело досталось.

Сердитость на лице Николаса сменилась примирительной улыбкой, подмигнул Тому.

— Я досадую только на то, что сам не могу поучаствовать. У нас у каждого к Мартину должок имеется.

— Всего–навсего скажи когда, – хмыкнул Том, – и я устрою тебе такую возможность.

Когда они добрались до столовой, дежурные других групп уже вовсю накрывали на столы. Тучная кухарка за раздаточным столом, как дирижер палочкой, размахивала половников, почти мужским басом отдавала указания. Девочки поглядывали на нее с неприкрытой злобой, от голоса кухарки вздрагивали, проливая тыквенный сок в овсянку.

Том даже и не подумал броситься к раздаточному столу. Сел на свое привычное место, уложил голову на скрещенные руки, блаженно прикрыл глаза. Николас опешил, открыл рот, чтобы всерьез возмутиться, но Симон жестом опять остановил ему, мол, иди, сам разберусь.

— Том, ты палку не перегибаешь?

Том поднял на него покрасневшие от усталости глаза, спросил негромко:

— Симон… ты ночью спал?

— Нет, ты же знаешь.

— И я не спал, – кивнул Том мирно, – А сейчас спать хочешь?

— Нет.

— А я хочу! – рявкнул Том так, что девочка неподалеку вздрогнула всем телом и выронила стакан. – Представляешь, какая несправедливость?

Симон оглянулся на растерянную девочку, улыбнулся Тому одними глазами.

— И?

— Просто, не трогайте меня до начала завтрака, хорошо?

— Ладно. Появятся монахини или Свенсон, предупрежу кашлем.

Том состряпал благодарную улыбку:

— Всегда ценил в тебе сообразительность.

Кажется, задремал‑то всего на минуту, и легкое касание плеча, мгновенно разбудило.

— Уже? – вскинулся Том.

Симон как раз садился рядом, успокаивающе кивнул.

— Некоторые группы уже пришли, скоро и наши подойдут.

Николас сел напротив их, рассерженный чем‑то, обвел взглядом столовую.

— Кажется, ты прав Симон…

— Говорю же, она на меня чуть кашу не вывалила…

Том потер глаза, вклинился с вопросом:

— Вы это о чем?

— Элеонор и еще некоторые девчонки не в духе, – ответил Симон.

— Из‑за того, что остаются в приюте, – прибавил Николас.

Том тоже огляделся, подметил недовольные лица, поджатые в обиде губы, махнул рукой:

— Переживут.

У дверей столовой образовался наплыв сирот, без суеты и толкотни – везде придирчивые взгляды монахинь – рассаживались на привычные места. Том уже углядел рыжего Пиклса. Николас вдруг хлопнул по столу, сообщил полушепотом:

— А знаете, кто будет злиться больше, чем девчонки?

Том и Симон переглянулись, и Николас подмигнул, обернулся к соседнему столу:

— Уорлок! Как тебе новый день?

Уорлок с опаской покосился на сестру Люк, что стояла всего в нескольких шагах, потому ответил Николасу лишь движением губ:

— Отвали.

Но Николас не собирался униматься.

— Стукач – редкий зверь! Его надо беречь и в город не выпускать.

Уорлок позеленел лицом, до побелевших костяшек на пальцах сжал ложку.

— Ламбет, – одернула сестра Люк, – не сквернословьте на товарища, иначе мне придется заняться Вами всерьез.

— Извините, сестра, больше не буду… – ретировался Николас мгновенно, а Том и Симон услышали тихое: – …при Вас.

Кругом рассаживались, к их столу уже присоединились Матильда, Элеонор, Пиклс, Мартин… Дирк Дейвис после вчерашнего на свое место вернуться не пожелал.

Уорлок смотрел на их троицу с откровенной ненавистью, пальцы уже согнули алюминиевую ложку пополам. Том не смог отказать себе в удовольствии ответить ему улыбкой. Николас же не повеселел, стал еще сумрачнее.

— Ты чего? – спросил чуткий Симон.

— Холла помнишь?

— Того, что в карцере?..

Том нетерпеливо кашлянул:

— А я все еще тут!

— Прости, – извинился Николас, – мы о Джоне Холле говорим. Ему, вроде, девять и он урожденный. Мальчишка имел неосторожность указать Уорлоку на причину его появления в приюте. В резкой форме, разумеется. Уорлок промолчал, и о перепалке забыли. А на следующий день Холл пропал, монашки нашли его только через двое суток, в старом карцере, голодного, грязного и перепуганного до смерти.

Том в задумчивости покусывал губу.

— Изощренно…

— Мы смирились с тем, что Уорлок стукачит монахиням, – продолжал кипеть Николас, – но случай с Холлом… это уже выше моего терпения.

Пиклс придвинулся к ним ближе.

— Что предлагаешь?

Николас покосился на Свенсона: с него станется проболтаться.

— Ничего определенного, лишь предлагаю поразмышлять об этом на досуге…

— Без меня, – предупредил Том мгновенно.

К нему обратились удивленные взгляды. Николас возмутился в сердцах:

— Том, ты всегда был рад насолить любому пришлому… а Уорлоку вдвойне. В чем дело?

— Дело в «был». Теперь мне это не интересно.

Глаза Николаса сверкнули гневом, Том же смотрел ровно, без эмоций. Пиклс поспешно отодвинулся к девочкам, а Симон, как бы к слову, заметил:

— В город не выпустят тех, у кого будут замечания по поведению.

Николас глянул на него, затем на Тома, во взгляде отразилось осмысление:

— Так хочешь попасть в город?

— Так не хочу оставаться в приюте, – парировал Том.

Все взялись за завтрак. Элеонор еще долго бухтела в тарелку о несправедливости, беззаконии, движении суфражисток и каменном веке. Том терпел, сколько мог, но потом предложил Элеонор свою нетронутую порцию овсянки, объяснившись:

— Хоть заткнешься, пока будешь пережевывать.

Элеонор оскорбилась и умолкла. Маргарет благодарно подмигнула Тому, а Пиклс, памятуя об отданном ужине, взялся уничтожать его овсянку. Взамен отдал два куска хлеба, которые Том сразу же припрятал. Под дробный стук ложек о тарелки, хлюпанье и причмокивание он скучал: увлекся стаканом с чаем, сдувал белесый пар, несколько раз пытался зачерпнуть его ложкой.

Ближе к окончанию трапезы сестра Люк призвала всех к молчанию, сироты неохотно подняли головы.

— Отставьте стаканы, отложите ложки… Мне необходимо донести до вас некоторую информацию. На доске объявлений уже вывешены списки, после завтрака настоятельно рекомендую ознакомиться с ними группам, которые уже завершили обучение в средней школе и тем, кто окончил лишь первый ее класс. Для первых в эту субботу в хоровом зале состоится праздничное прощание, а пока можете заняться сборами. И, не забудьте, с вопросами о рекомендациях и списках распределения в профессиональные училища обращаться к сестре Полин. Далее…

Тут сестра Люк обратилась к столам, за которыми сидели Том и его ровесники, голос стал холоднее:

— Далее о списках «Помощи»… Если имя не значится в списках, следовательно, сирота остается в приюте. Возражения не принимаются! Новую рабочую одежду получите в прачечной, этим распоряжается сестра Элен. За распорядительными листками нужно подойти к кабинету богословия, и обратиться к сестре Эммануэль. Она же в этом году и надзирает за вашим потоком. С временным графиком, порядком поведения вне стен приюта и многим другим вас ознакомят уполномоченные по комнатам. У меня все, пожалуй… Завершайте завтрак, приятного аппетита.

Мартин сел ровнее из чувства гордости, ведь это он «уполномоченный» по их комнате. Том подавил зевок, глаза пощипывало от усталости.

— О нас ни слова, – прорычала Элеонор рассерженно, – словно нас не существует.

— Ваше дело с малышней возиться, – отметил Николас строго, – управляться в прачечной и на кухне. А в городе для вас опасно…

***

Ему всегда было тяжело поступать так, как того хотели другие. Претило заучивать тексты, повторять их слово в слово, язык так и чесался вставить свое, переиначить. Наверно, это гордость не позволяла опускаться до уровня козы на веревочке. А уж чувствовать себя козой из многочисленного стада – самая болезненная мысль, какая только заползала в голову. Однако со временем он понял, что и из этого природного упрямства можно извлекать выгоду… И гордость вовсе не грех, как учит Писание, а способ выжить, стать отличным от серости.

Том прекрасно расслышал слова сестры Люк, но поступил все же по–своему разумению. В то время, как сироты пихались и горланили у доски объявлений, спустился в прачечную. Неопытность еще молоденькой сестры Элен и его врожденное обаяние помогли добыть лишнюю рабочую форму – для Антонина. Размер подбирал наугад: лучше больше, чем меньше.

Когда добрался до доски объявлений, старших уже не было. Счастливые, подумал Том с завистью, уже вещи собирают, в воскресенье будут далеко от Офэнчестера. Почти взрослые и самостоятельные.

У стены особняком стояли Николас, Симон и Пиклс, молчали, нетерпеливо поглядывали на толпу сверстников. Том остановился рядом с ними, в руках бумажный сверток с одеждой.

— И кто победил в импровизированном конкурсе ораторов?

— Судьи еще не вынесли вердикт, – произнес Симон скучающе.

Пиклс хихикнул:

— Идет подсчет баллов.

Николас начинал терять терпение, переминался с ноги на ногу.

— Может и нам пора поучаствовать?

— Не, подождем, – поморщился Том, лениво привалился к стене, – сейчас сами расползутся.

Когда ряды любопытствующих проредились, они сдвинулись с места. Николас, как самый высокий ткнул палец в листок, повел его вниз по фамилиям. На букве «Ф» криво ухмыльнулся – имени Ричарда Уорлока в списке не значилось, двинулся читать дальше.

— Оу, – подпрыгивал Пиклс от радости, – я в центральном районе. Том и ты со мной в паре!

— Это еще не решено, – посулил сосредоточенный Том. – Чей это почерк на листке?

— Дейвис, – уверил Николас. – Это он списки составлял.

— И кто скажет мне, где Дейвис?

Пиклс рассеянно почесал нос.

— В комнату, кажется, пошел.

Симон проводил Тома задумчивым взглядом. Сверток в руке пухлый, подозрительный… А впрочем, пустое. Хорошо, что ему, Симону, нет интереса до чужих дел. С такой позицией врагов не наживешь.

Том торопился, перепрыгивал через две–три ступени. Вчера за ужином он с Симоном жестоко обошлись с Дейвисом, но в сиротском приюте нет места долгоживущим обидам. Либо проглатываешь оскорбление, и не держишь на обидчика зла; либо приготовься к долгой изнуряющей вражде, где главное не прогадать, не ошибиться в своих силах… Иначе станешь посмешищем.

Среди сверстников Дейвис прослыл мальчишкой нестойким, даже бесхарактерным, потому ни Симону, ни Тому не было смысла его опасаться.

— Дейвис! – рявкнул Том прямо с порога. – Что за произвол? Каким местом ты думал, когда составлял списки?

Дейвис рефлексивно нырнул за кровать, словно желал за ней укрыться. Том приблизился с напускным злым видом, Дирка выдавали уши – покраснели виновато.

— Э–эй, спокойно, приятель… Я все верно сделал: старушки на твоем участке – божьи одуванчики, в напарниках Пиклс. Вы же, кажется, ладите? Чем тебе плохо?

Том оперся о кровать руками, одеяло промялось под его весом, взирал на Дейвиса сверху вниз.

— Мне плохо оттого, что моего мнения никто не спросил. И дело не в старушках или Пиклсе, а в самом участке. Это же центральный район Офэнчестера – средневековые кварталы, всего в двадцати–тридцати ярдах от приюта и пяти–семи ярдах от школы–интерната.

Дейвис принял оборонительную тактику.

— Реддл, это глупо! Интернатовских единицы остается на лето, сам знаешь.

— Так вот эти единицы летом хуже зверей диких. Я достаточно наслушался страшилок от старших. Смерти моей хочешь, Дейвис?

Дирк, к удивлению Тома, на миг даже заколебался с ответом, но ответил примирительно:

— У тебя отличный участок, многие бы мечтали быть на твоем месте…

— Я согласен воплотить их мечты в реальность! – перебил Том. – Но что‑то не многие желают соседствовать с интернатом.

— Ладно–ладно, согласен, система не совершенна, – вздохнул Дирк, брови просительно изогнулись: – От меня‑то что нужно?

Глаза Тома блеснули, распрямил спину, для большего устрашения стукнул кулаком в ладонь.

— Участок! Что‑нибудь на окраине. Ближе к Итчен. Глушь, тишина и спокойствие… Дейвис, я тебя как сирота сироту прошу.

Просьба прозвучала как угроза. По растерянному лицу стало заметно, что Дирк под напором начинает сдавать позиции главного.

— На окраине в основном участки старших групп, – начал он тихо. – Из наших там только Харроу. У него одного целых три дома.

— Я хочу этот участок, – потребовал Том, глядя с высоты на присевшего Дирка.

У того стал совсем жалкий вид, беспомощно развел руками.

— Вопрос не ко мне, разговаривай с Харроу. Если он согласится на обмен, я немедля внесу в список изменения.

Том с места направился на поиски Гилберта Харроу, на ходу пробурчал:

— От тебя тюфяка большего и не ждал.

Иногда становилось скучно от осознания, насколько предсказуемы окружающие. Почти всегда знаешь, где они, чем занимаются, что скажут в следующую минуту. От таких размышлений жизнь походила на избитый сценарий, где действующие лица не утруждаются сменой масок.

Гилберт разговаривал с Майком Брентом, который жил в соседней с их спальней. Том втиснулся ровнехонько между ними, одарил Майкла лучезарной улыбкой:

— Мы на минуту.

Брент даже забыл рот закрыть от удивления, а Том, пользуясь моментом, оттеснил Харроу к ближайшему окну. Доверительно положил Гилберту руку на плечо, вновь улыбнулся во весь рот.

— Гилберт! У меня есть предложение, от которого ты просто не имеешь права отказаться.

Гилберт беззлобно спихнул руку Тома с плеча, ухмыльнулся:

— Неужели семейная парочка усыновителей–миллионеров?

Том мигом перенял шуточный тон разговора:

— Ха–ха, мечтай–мечтай. Но если мне таковые попадутся, буду иметь тебя в виду.

— И на том спасибо… Что ты хотел?

Здесь Том положил обе ладони Гилберту на плечи, заговорщически зашептал:

— Не важно, что хотел я. Лучше поговорим о том, чего же хочешь ты? Монахини по глупости называют это ленью, но я считаю это практичностью… Гилберт, ты как практичный человек, должен меня сразу же понять. Привилегии! Вот, что важно в тусклой сиротской жизни! Частые освобождения от дежурств и уроков, уборки в спальне и классах. Пополнение рациона шоколадом и фруктами. Лестные рекомендации при переводе в профессиональное училище. И все это в купе с возможностью заниматься самым любимым делом…

— В хоре есть вакансия? – прищурился Гилберт, глаза алчно блеснули.

Ладони медленно соскользнули с плеч Харроу, Том увлекся пуговкой на своей манжете.

— Скажем так, она может появиться…

— Обмен? – среагировал мгновенно Гилберт.

Том посмотрел ему прямо в глаза.

— На участок. Мой в центральном районе, в пару с Пиклсом.

— На окраине у Итчен. Без партнеров.

— Идет.

Гилберт выбросил ладонь для рукопожатия, скрепления договора. Уголки губ Тома едва заметно дрогнули: мало кто знал о тайном увлечении Харроу. Как много можно узнать о людях, когда не спишь ночами, вслушиваешься в их сонливый бред.

***

В подвалы спустился уже переодетый и порядком голодный, но торопился не только из‑за этого: к половине девятого нужно быть у Главного входа. Опоздание грозило долгим ворчанием сестры Эммануэль, а ее дыхание всегда отдавало перебродившим церковным вином.

Еще на подходе к помещению, где вчера оставил Антонина, почудилось, что слышит голоса. Остановился, вслушиваясь, но не разобрал ни слова, и поспешил вперед.

Помещение освещалось тускло, единственное окошко под потолком накрывал знатный слой пыли. Том замер на верхней ступеньке: на груде хлама сидело мохнатое существо, бесстыдно сверкало босыми пятками, темные глазки недовольно щурились в его сторону. Том перевел непонимающий взгляд на хмурого Антонина, тот в сердцах рассек воздух ладонью, отвернулся к стене.

Том вновь обратил взгляд к существу. Оно уступало размерами почтовой сове, однако выглядело много сообразительнее. Существо деловито пригладило знатные косматые уши, голос прозвучал глухо, со странным акцентом – растягиванием гласных:

— Меня кличут Дзядом. А ты, надо полагать, Том Реддл будешь?

— Он самый, – ответил Том настороженно. – Антонин, что происходит?

Дзяд пригрозил пальчиком.

— Не трожь хозяина покуда, кручина у него тяжкая. Ежели надо чего, у меня поспрошай.

Антонин, не оборачиваясь, забухтел в пол какое‑то сквернословие, но возражать Дзяду открыто не стал. Том медленно приблизился к существу, оно тряхнуло ушами, потянуло воздух черным лоснящимся носом.

— Неужто этим срамом меньшого хозяина кормить станешь?

— Хлеб это, а не «срам», – обиделся Том, сжимая ломтики в кармане.

— Срам, – возразил Дзяд отчетливо. – Потому как хлебом это назвать и язык не повернется. Из песка что ль муку‑то делали?

Видно было, что существо говорит так не со зла, а от неумения кривить душой. И все равно Том почувствовал себя оскорбленным, гордо выпятил подбородок.

Антонин, как ошпаренный, вскочил с места.

— Я вчера этот хлеб ел! И ничего – живой, как видишь.

Дзяд повернул к нему мордашку, проговорил спокойно, но в интонации чувствовалась сталь:

— А серчать тут незачем, батюшка, не глухой я. А уж ежели ведете себя как дитя малое, то сидите и помалкивайте, покуда старшие гуторят. Сядьте обратно, батюшка, в ногах правды нет.

Антонин побледнел, но не подчинился, исподлобья взирал на мохнатого воспитателя.

— Может я чего не понял… – начал Том осторожно, – но кто из вас двоих «хозяин»?

Дзяд деловито поскреб брюшко.

— Тот, что конопатый, и есть хозяин. Меньшой.

— А–а, есть и большой? – хмыкнул Том.

— Есть, – ответил Дзяд с кивком. – Констанций Долохов, почтеннейший человек, замечу. Он и хозяин добра нажитого, и голова всему семейству.

— Дед мой, – пояснил Антонин на вопросительный взгляд Тома.

Том заинтересовался, подошел к Дзяду еще ближе, теперь босые пятки оказались вровень с его лбом.

— Если Антонин твой хозяин, чего же ты раскомандовался?

— Доля у меня такая, – вздохнул Дзяд с несчастным видом. – Этого учи, отца его учи, деда его тоже учи. Это они, когда вырастают, становятся почтеннейшими, а для меня все одно – мальчишки, упрямые и шаловливые, все озорничать изволят. Так и были бы всю жизнь мальчишками, ежели б не я. Без Дзяда в доме и порядка никакого нет, и сладу с другими домовыми нет. А вот с Дзядом…

— …каторга одна, – буркнул Антонин глухо.

Дзяд отмахнулся ручонкой.

— Ваш прадед, батюшка Антонин, в свое время тоже на меня изволили ругаться. Пуще Вашего, пожалуй. А кем опосля стали? То‑то! Спасибо Дзяду, что рядом был, правде учил да порядку наставлял, покон предков в пустую голову вдалбливал.

Том оглянулся на несчастного Антонина, веснушчатое лицо из бледного стало пурпурным, желваки то вздуваются, то опадают, на шее забилась синяя жилка.

— Так ты со мной хотел говорить? – спросил Том у Дзяда, желая сменить тему. – Говори, если не долго.

— К обеду управимся, – заверил Дзяд, с наслаждением почесал за ухом. – Ты я гляжу мальчонка бойкий, сообразительный, с тобой авось сговоримся.

— О чем сговоримся?

Дзяд мотнул косматой головой на Антонина.

— Хоть ты скажи, непутевому этому, что негоже из отчего дома убегать. Где это видано, променять теплое ложе на грязный лежак в сырости? А с отцом, матерью как недобро вышло? Недолжно так поступать с теми, кто кормит и поит, о благополучии сына печется…

— Я говорил, – перебил Том в раздражении, – пусть не такими словами, но говорил.

— Плохо говорил, – хлопнул по коленям Дзяд, видно, рассердился, – раз не послушали тебя. Очи у тебя темные, мысли быстрые. Других, зрю, можешь убедить да уговорить. Отчего же здесь прежде времени руки опускаешь?

Том вдруг хмыкнул, хитро прищурился:

— Ты, Дзяд, своего хозяина хорошо знаешь?

— А то как без этого?

— Тогда представь: соберу я его вещи, вытолкну с территории приюта… Думаешь, вернется он тогда домой?

Дзяд весь сжался, будто клубок меха, глазки поблескивали исподлобья. Голос стал тихим, грозным:

— Чую, не выйдет у нас разговора, Том Реддл. Тебе мой хозяин не в подарок, но и отпустить не желаешь. Навроде веселой забавы при себе держишь. Ох, темные у тебя очи…

Существо перевело тяжелый взгляд на Антонина, посопело сурово и исчезло с хлопком. Пахнуло подпаленной шерстью. Антонин без сил бухнулся на искореженный табурет, Том присел рядом.

— Чего хмурый такой?

Антонин цыкнул на пол сквозь зубы.

— А чего мне радоваться? В подвале сыро и холодно, в животе пусто, толком не выспался, еще этот… с утра пораньше… поучать лезет. Хлеб‑то дай!

Том мигом вынул искрошившиеся ломтики, вместе с ними протянул и рабочую форму.

— Не расстраивайся, сейчас у какой‑нибудь пожилой пары или старушки позавтракаем по–человечески.

Антонин, еще злой, молча заталкивал хлеб в рот, как хомяк, который всегда надеется пережевать позже. Том потянул носом, учуял резкую сладковато–приторную вонь, сморщился, зажал ноздри.

— Чем так гадостно пахнет?

Антонин с набитым ртом, кивнул на груду хлама:

— Ими.

Том повернулся, к горлу подкатила тошнота: на ученической парте в ряд лежали пять крупных дохлых крыс.

— Фу, – скривился Том, – мерзость какая… Чем ты их?

— Ботинком, – ответил Антонин, перехватил укоряющий взгляд Тома. – А нечего по мне ползать по ночам! Уши мне грызли, вот и пальцы на вкус пробовали, а я уставший, спать хотелось сильно.

Том все еще с осторожностью посматривал то на Антонина, то на крыс, протянул задумчиво:

— Зря–а-а Дзяд за тебя беспокоится. Ты живучий.

ГЛАВА 4: Всего лишь тело

Солнечные лучи просвечивали изумрудный листочек насквозь, если присмотреться, видно, как по вздутым прожилкам текут соки. Вокруг копошится мелкая живность кустарника, иногда слышен зуд редких пчел, гусеница с аппетитом впихивает в нутро очередной лист, паучок заново принялся ткать липкое кружево – остатки первого повисли на волосах Антонина.

В животе глухо урчало от голода. Антонин из вредности дунул на гусеницу, лист тряхнуло, и пузатая обжора полетела бы вниз, если бы коротенькие пухлые лапки не уцепились за следующую ветку. Недовольная, она поползла к следующему листу.

Антонин жмурился от удовольствия: на конопатом лице плясали солнечные зайчики. Утро летнее, воздух уже согревается, по плечам разливается тепло. Только на траве сидеть холодно, тень от зелени кустов неохотно пускает солнце.

До уха донеслись мальчишеские голоса, Антонин обернулся, осторожно раздвинул ветки: на перекрестке остановились трое сирот. Один неказистый и ярко рыжий, второй – высокий с хитрым улыбчивым лицом, третьим был Том. Сироты попрощались кивками и разошлись, только Том помедлил, дождался, пока собеседники скроются за углом бельевой лавки, затем приблизился к кустарнику. Быстро сел тут же на траву, оглядел пешеходную тропинку.

Даже из своего укрытия Антонин, словно запах горелого, почувствовал дурное настроение друга. Том обернулся вполоборота, желваки вздулись от негодования:

— Я уже говорил, как ненавижу сестру Эммануэль?

— Ругалась? – предположил Антонин.

— Да нет, – резко выдохнул Том. – Просто ненавижу ее, вредная, горластая и вся какая‑то… неприятная. Как жаба бородавочная.

Антонин шмыгнул довольно:

— Не–е, я жаб и лягушек люблю. Они…

— О твоих странностях поговорим позже, – перебил Том. – Вылезай.

Антонин замер с открытым ртом, с опаской стрельнул взглядом на прохожих:

— А м–маглы?

Том отвернулся от кустов, плечи поднялись и опали с тяжелым вздохом:

— Это улица, Антонин. Магловская улица. Магловского города. Не Лондон, но все же… здесь нет никому дела до других. Улицы магловских городов полны, таких как Симон: даже если заметят странность или «ненормальность» другого, ничего не скажут, а самое прекрасное – сделают вид, что и вовсе… ослепли. Главное, не останавливаться, не мешаться под ногами, не кричать и вообще… не привлекать лишнего внимания. Притворишься частью толпы, и тебя не заметят.

— Смотри, – предупредил Антонин, с сопением выбрался из кустов, – моей репутации уже ничто не повредит… А кто такой этот Симон?

— Один сирота, мы росли вместе.

Антонин выпрямился во весь рост.

— А те, с которыми прощался?

Том поднял к Антонину лицо, глаза странно сощурились, но ответил без запинки:

— Тот, что повыше – Гилберт, а рыжий – это Пиклс.

Антонин вдруг скривился, пошарил языком во рту, тут же сплюнул на мостовую клочок паутины. Утер рот и переспросил:

— Пиклс? Что за имя такое?

— Это не имя, – сказал Том, встал с травы и направился к пешеходному переходу, – а фамилия. Имени Пиклс стыдится.

Антонин в несколько шагов догнал его, пошел рядом.

От хлебобулочной лавки потянуло мукой, свежим тестом и горячим хлебом. Мимо прокатил белый фургон молочника, оставляя за собой запах еще теплого молока и сливок. Даже от юноши с лотком веяло сладкой карамелью. Антонин шумно сглотнул слюну, спросил невпопад:

— А почему стыдится?

— Ничего интересного, – фыркнул Том недовольно. Чтоб отвязаться, заговорил быстро: – Его подкинули младенцем, завернутого в простыню и плед, без записки. Только в руке он сжимал свистульку, той, что охотники уток подманивают. Ну, монахини и «пошутили» в своей манере: назвали Даком Пиклсом. Мы с мальчишками, когда еще в западном крыле жили, дразнили его «Кряком».

— И ты дразнил? – изумился Антонин.

Том резко остановился, уставился на него с непониманием.

— И я. Что удивительного?

— Ну, не знаю… – замялся Антонин, пальцы беспокойно шарили в карманах. – Ты больно серьезный. Мне трудно представить тебя с детской дразнилкой.

— Я маленький был, – пожал плечами Том.

Лоб Антонина нахмурился, он звучно поскреб затылок.

— И маленьким тебя трудно представить.

— Какая скудная у тебя фантазия, – рассмеялся Том, двинулся вдоль ряда магазинов. – Еще есть вопросы?

Антонин не успел ответить, только открыл рот, как Том уже продолжил:

— Тогда у меня есть. Вот этот… Дзяд, кто он?

— Домовой наш.

— Определение «домовой» чересчур расплывчато… – нахмурился Том, как констебль при исполнении. – Тут подошло бы «слуга»…

— Не подошло бы, – возразил Антонин. – Дзяд он… он не слуга. Слуга служит, прислуживает, выполняет поручения, приказы. Хотя для него и существуют правила, нарушать которые невозможно, Дзяд своевольный, говорит и думает, как пожелает.

— Зачем же его держите? – спросил Том.

Глаза Антонина расширились от искреннего изумления.

— Держим? Какая глупость. Мы не держим! Он просто есть… так положено.

— Кем «положено»? – усмехнулся Том криво.

— Порядком, – буркнул Антонин, обидевшись на насмешку.

На этот раз Том с большим трудом, но все же сдержал ухмылку, смотрел только на витрины магазинов, яркие и зазывные.

— И это говорит мне сам Антонин Долохов? Противник всяческого порядка и правил?

Антонин стиснул в карманах кулаки, брови опустились на самые глаза.

— Есть правила, которые нарушать нельзя.

— Слышал бы тебя Сенектус…

— Лучше дед, – пробурчал Антонин, взгляд его скользил по противоположной стороне улицы, – гордился бы… А чем тебе Дзяд не угодил?

— Всем, но все это личные впечатления, а вот угроза очень даже реальная.

— В чем угроза? В Дзяде?

— В том, что он знает… – произнес Том туманно. – У меня камень с души упадет, если завтра же твой дед пришлет за внуком кого‑нибудь посерьезнее. Да, только не с пустыми уговорами, а с каретой и кандалами. Этот домовой совершенно не справился с задачей. Хотя… поручать такому существу серьезное дело, все равно, что учить этикету пса.

— Что ты понимаешь… – шепнул Антонин одними губами, помолчал, но тут же заговорил вновь: – Так ты думаешь, его мой дед и послал?

— А кто же?

— Никто, – осклабился Антонин, довольный своей правотой. – Дзяд не пес, на посылках не ходит, да и дед его слишком уважает, чтобы такие мелочи поручать.

— Уважает… – повторил Том, но тут глаза его иронично сощурились: – Постой, мелочами? А я думал, ты единственный внук, наследник дома и все такое.

— Так и есть, – пожал плечами Антонин, – но дед теперь скорее закроет для меня двери дома, нежели станет искать по всей Англии. Он наверняка оскорблен и обижен. Официально объявить о моей выходке, значит, опозорить семью, Дзяд это знает, потому пришел с одними лишь уговорами. Творить волшебство в мире маглов ему все равно нельзя, но почему он не рассказал все деду или родителям, я и сам не пойму.

Том свернул на перекрестке влево, выбрал самую короткую дорогу. Волнение от первой своей прогулки по Офэнчестеру старался унять разговорами.

Теперь их путь лежал через лесистую парковую зону, впереди уже виднелись витой забор, одинокие скамьи и почти нетронутые человеком кустарники, а дальше блестел аккуратный пруд с обжорливыми утками. И вот камень мостовых сменился безукоризненным газоном, трава по бокам дорожки настолько зеленая, что закрадывается подозрение, не пересаживают ли ее ночами? Постепенно звуки города отдалились, стрекот белок и птичьи перебранки заменили гудки клаксонов и шорох шин. Казалось, и воздух в парке чище, свежее. Антонин не удержался, пугнул с дорожки сборище откормленных голубей, некоторые с трудом оторвались от земли.

Том огляделся. Такой островок первозданной природы должен быть в каждом добропорядочном английском городке, единственное место, где чопорные горожане вправе вести себя иначе, свободнее и непринужденнее.

Он еще размышлял, затем задал логичный вопрос:

— Если это ничего не решило бы, зачем же тогда Дзяд приходил?

Раздосадованный нерасторопностью голубей, Антонин вспыхнул мгновенно:

— А я не ведун, чтоб все знать!.. Дзяд… он еще деда моего деда воспитывал. Хоть на секунду представь, сколько всего он перевидал? Да, и дед обращается с ним не так как Коргорушем или Шиликуном, выходит, есть причины.

— Но ты их, опять же, не знаешь, – молвил Том негромко.

Антонин все равно расслышал, запыхтел, как отопительный котел, скулы порозовели.

— Поссориться хочешь?

— Сразу поссориться! – воздел к небу глаза Том. – Почему ты всегда злишься, когда я спрашиваю или говорю, что думаю.

— Потому, что… думаешь неправильно или спрашиваешь то, на что нет ответов.

— Ответы есть на все! – сказал Том с видом мудрого учителя. – Только не все их могут найти, а все оттого, что боятся задавать дерзкие вопросы. Разве нет?

Некоторое время шли молча, Антонин еще хмурился, наконец, пробурчал:

— Иногда не нужны вопросы, потому что уже чувствуешь, каким будет ответ.

Том вздернул брови:

— Выходит, ты умнее меня, раз знаешь все ответы заранее?

— Не «знаю», – поправил Антонин, – а «чувствую». Проказник всегда чувствует… гм… пятой точкой, какая шалость кончится наказанием, а какую и вовсе не заметят.

В голове уже родился ответ, но Том разумно смолчал: иногда и за другом нужно оставить последнее слово. Опять шли молча, Антонин быстро остыл, с неподдельным интересом крутил головой, белки, словно рыжие ленты, мелькали по стволам деревьев. Том размышлял о продолжении дня, еще нужно представить Антонина маглам–пенсионерам, и проблемы всплывали одна за другой…

— Ан‑то–нин, – протянул Том задумчиво, будто впервые произносил это имя.

— Что такое? – вмиг насторожился Антонин.

— Я вот все думаю, как тебя представлять… «Антонин» – слишком непривычное для маглов имя. Нужно что‑то попроще.

Антонин состряпал недовольную мину.

— Чего это тебе мое имя не нравится?

Том только отмахнулся:

— Причем здесь «нравится», «не нравится»? Ты же не девочка, в конце концов! Старики обязательно прицепятся к этому имени, а зачем мне лишние вопросы? И еще… запомни: для жителей Офэнчестера ты сирота из приюта Сент–Кросс.

Антонин почувствовал подвох, живо спросил:

— А для сирот?

— А для сирот – житель Офэнчестера, – не растерялся Том. – Живешь на северной окраине… Антонин… Черт, что за имя такое?

— Дед выбирал, – произнес Антонин не без гордости. – У нас принято ромейские имена брать. Так, например, меня назвали Антонином, отца моего – Максимилианом, а деда – Констанцием.

— А женщины?

— Женщины – не Долоховы, – ответил Антонин резко и несколько грубо. После небольшого раздумья, добавил: – А мать у меня и вовсе англичанка.

Это и вовсе прозвучало как оскорбление или признание в недуге.

Том, судорожно соображая, потер бровь, затем воскликнул:

— Тони! Ну, конечно… Для всех маглов ты теперь будешь – Тони. Фамилию свою не называй, тоже заметная, да и, думаю, не понадобится.

Антонин с досады сплюнул под ноги.

— Тони… У псов Руквудов клички и те приличнее.

— Не привередничай, – озлился Том. – Живешь среди маглов, изволь и именем соответствующим пользоваться.

Взгляд Антонина прояснился, стал подозрительно шальным, губы растянулись в коварной ухмылке. От недоброго ощущения у Тома волосы на затылке зашевелились, но отреагировать уже не успел…

Антонин забежал чуть вперед, руки, как крылья, раскинулись в стороны, вздернул лицо к небу, загорланил на весь парк:

Тони и Томми – сиротские дети.

Тони и Томми всех лучше на свете.

Кто им дорогу хоть раз перейдет,

Тот себя мертвым в могиле найдет.

Пара белок со страху прыснули с газона обратно на деревья. Том вдруг осознал, что застыл на месте с открытым ртом.

Отдыхающие в неге летнего парка стали оборачиваться в их сторону, недовольно морщить лбы, пожилой джентльмен на ближайшей скамейке буркнул нечто о нерадивой молодежи, сдвинул шляпу на глаза. Молодая мать с трехгодовалым карапузом нарочно свернула на другую тропинку, в сторону тихого и безмятежного пруда.

Антонин несколько раз проорал четверостишие, и заметно заскучал. Парк наслаждался его молчанием всего несколько минут, ровно столько понадобилось, чтобы сочинить новый стих. Содержание оказалось таким же, как и у первого, очень мальчишеским. А потом были и третий, и четвертый.

Том смотрел куда угодно, но только не на друга, нарочно держал дистанцию шагов в двадцать, лицо оставалось невозмутимым, но опасно бледным. Лишь, когда парковая зона закончилась, и за редкими домиками безлюдной окраины проступила полноводная Итчен, Антонин смолк окончательно.

— И что это было? – спросил Том с непроницаемым взглядом.

Антонин улыбнулся с видом победителя.

— Что, неловко? То‑то! Когда я такие финты выкидываю, у деда или Августуса схожее выражение лиц.

— Говоря простым английским, ты мне, вроде как, поставил меня на место?

— М–м-м… вроде того.

— Буду иметь в виду.

Конопатое лицо сияло от удовольствия, Антонин с большим трудом сдерживался от новой пакости, в раж войти легче, чем утихомириться. Но сдержанность Тома в эмоциях мешала насладиться триумфом в полной мере, и Антонин напустил на себя добропорядочный вид.

Том оглядел таблички на ближайших домах, свернул на улицу имени Кристофера Рена.

Окраина. Так, наверняка, выглядят пригороды Лондона, уютные, тихие, воздух напоен почти сельскими ароматами цветов, благодатное место для ищущих покой и уединение пожилых англичан.

Согласно ежегодной статистике муниципалитета Офэнчестер считался городом пенсионеров: преобладающая часть горожан наслаждалась маленькими радостями преклонного возраста. Да и сам Офэнчестер был стар и безмятежен, как и его жители. Здания его говорили не только о древней и славной истории, но и о привычном укладе жизни, размеренном течении времени: готический собор одиннадцатого века; некогда госпиталь Сент–Кросс, а теперь сиротский приют, с одноименной романо–готической церковью двенадцатого века; школа–интернат «Офэнчестер», основанная в 1387 году, ансамбль ее в «перпендикулярном стиле» английской готики; несколько мелких фабрик по производству шерстных изделий тоже остались в память от средневековья.

Молодые редко задерживались здесь по своей воле, но их удержали силой, подтверждением тому были сиротский приют и школа–интернат. После аскетичной юности вне стен родительского дома желания остаться в Офэнчестере навсегда, как правило, не возникало. Этот город слишком стар, слишком неповоротлив, зануден и брюзглив, как и любой одинокий старик. Редкие веяния нового времени утопали здесь, словно в болоте, исчезали без следа и воспоминаний.

Теперь повидав улицы Лондона и Косой переулок волшебников, Том мог сравнить Офэнчестер с магическим миром. Он тоже, будто застыв в средневековой эпохе, навсегда забыл об окружающем мире.

Все три дома пенсионеров, которые удалось «выкупить» у Гилберта, располагались на одной улице, два с нечетными номерами, один – с четным. Том сверился с запиской, стал по очереди указывать на дома:

— Дом номер восемь – одинокая пожилая дама, мисс Вудгроуз. Дом номер десять – семейная пара, мистер и миссис Коузи. Дом номер тринадцать – недавний вдовец, мистер Дикрепит. Итак… Какой будет первым?

— А есть разница? – поскреб за ухом Антонин.

Том лучезарно улыбнулся:

— Ты уже расхотел завтракать?

Антонин скорчил гримасу страдания, Том улыбнулся еще шире:

— Тогда выбирай. В одном из этих домов нас точно накормят.

— На пустой желудок мне плохо думается, – заскулил Антонин. – Кто из нас двоих Реддл? Ты загадал, ты и разгадывай.

— С тобой неинтересно, – подытожил Том. Не задумываясь, указал на ближайший к ним аккуратный домик с террасой, светло–бежевые стены, высокий забор, увитый плющом, светлое чердачное окошко с занавесками, явный запах цветов. – Мисс Вудгроуз. Дама одинокая, наверняка, у нее переизбыток любви к детям и животным.

Антонин усомнился.

— Может лучше к семейной паре?

— Только не к ним. Готов биться об заклад, им и внуков на Рождество достаточно. К тому же их двое, вряд ли истосковались по общению сильнее, чем мисс Вудгроуз.

Скорее всего, к калитке был приспособлен некий механизм, потому что едва они вошли во двор, Том услышал отдаленный колокольчик в доме. Через минуту на крыльце возникла миниатюрная старушка с добрым улыбчивым лицом, какая‑то очень худенькая и легкая, седые волосы заправлены в густой пучок, передник с воздушными оборками.

На Тома взглянули совсем не по–старчески ясные глаза.

— В дом, в дом, – зачастила старушка радостно. – Живо в дом. Сейчас и чай подоспеет.

Том одарил Антонина красноречивым взглядом, тот побеждено развел руками:

— А я никогда и не оспаривал твоих умственных способностей.

Мисс Вудгроуз, не дожидаясь гостей, исчезла в доме, дверь осталась открытой. Едва шагнув за порог, мальчики стали как вкопанные, также, не сговариваясь, распахнули рты. Оцепенение продлилось мгновение, но показалось несколькими минутами.

Антонин ожил первым, охарактеризовал увиденное:

— Кукольный домик… из… гм… из глазури?

Том тряхнул головой, сбрасывая оцепенение.

— Даже я не выразился бы лучше.

Пастельные и кремовые тона на обоях и шторах, обилие рюшек на перилах лестницы, картинок в рамочках на стенах и кружевных половичков и полосатых дорожек на полу, фарфоровые фигурки тонконогих балерин.

Том огляделся кругом. По правую руку – гостиная, никакой двери, виден камин с гипсовой лепниной, на полке с десяток статуэток–наград, вязанные подушечки в креслах, плетеные салфетки на тумбах и столике. По левую руку – небольшой затемненный коридорчик, несколько дверей, возможно кладовая и уборная. Лестница на второй этаж, там обязательно жилые комнаты и чердак. Стены прихожей оформлены панелями из темного дерева, яркие цветки роз, нарисованы умело, красными и белыми красками.

Коридор вдоль лестницы заканчивался еще одной дверью, оттуда и возникла мисс Вудгроуз.

— Не стойте на пороге, это не вежливо, – произнесла она с шутливым укором.

Мальчики с места не двинулись, Антонин произнес непослушным от удивления голосом:

— Д–доброе ут… утро.

Старушка слегка нахмурилась.

— А? Что? Не расслышала, прости…

— Вот курица глухая… – вырвалось у Антонина едва слышное.

— Антонин, – одернул Том укорительно.

Мисс Вудгроуз оказалась туга на ухо, все еще с недоумением смотрела на обоих. Антонин, как настоящий джентльмен, вежливо поклонился, осклабился во весь рот.

— Доброго утречка, говорю, мисс Вудгроуз! Чудесная погодка за окном, не правда ли?!

— Ой, верно–верно, день наичудеснейший, – всплеснула руками старушка. – Такой день положено с доброго завтрака начинать. Давайте‑ка, милые, к столу.

Она призывно открыла дверь на кухню. Антонин с рвением голодного шагнул навстречу аппетитным запахам, но Том придержал за лямку комбинезона.

— Мисс Вудгроуз, а где можно руки вымыть?

Старушка удивленно обернулась, тут же заулыбалась, указала пальцем.

— Там по коридору, милый, вторая дверь… А потом сразу на кухню.

— Спасибо, – бегло кивнул Том.

Едва дверь за ней закрылась, Антонин насупился, зашипел Тому в самое ухо:

— Разве сиротам не положено относиться к гигиене с презрением?

— Шагай, – подтолкнул его в спину Том, улыбнулся одними уголками губ, – …актер погорелого «Глобуса».

Сам он не притронулся ни к мылу, ни к вентилям умывальника, пока не удостоверился, что Антонин начисто вымыл кисти рук и лицо.

— Не пойму, – бухтел Антонин, бросая на друга косые взгляды. Фыркал, разбрызгивая воду, на кафель натекли лужицы, ресницы смешно слиплись. – В чем тогда разница между сиротой и ребенком из семьи?

— В ночных охотах на подвальных крыс, – прозвучал беспощадный ответ.

Кухня оказалась светлая, с двумя большими окнами и дверью на задний двор. Стены украшены в том же стиле, что и прихожая, те же панели, те же розы, строго и в то же время по–домашнему. Все, от соусника до перечницы, казалось, имело собственную многолетнюю историю. Том чуть задержался на пороге.

— А здесь, вижу, антикварная лавка… – приглушенно шепнул он Антонину, окидывая убранство уютной кухоньки, тут его взгляд напоролся на стол: – …времен Генриха VIII…

Антонин не понял, о каком Генрихе речь, но догадался, что удивление Тома связано с обильным завтраком. Пироги с черносливом, пышные булочки с сухофруктами, груши в медовом сиропе, ко всему этому примешивались ароматы крепкого чая с лимоном и горячего шоколада.

Без долгих церемоний Антонин живо плюхнулся за стол. Приглашения не дожидался, то ли от отсутствия должного воспитания, то ли из опасений, что Том вспомнит еще одно правило этикета. Мисс Вудгроуз оценила такое поведение теплой улыбкой. Том же не спешил, поморщился, глядя угощение, зубы свело в знакомой с детства ломоте, все от дурацких сладостей.

Наконец, сел напротив Антонина, завтрак обводил глазами, как усталый путник внезапный мираж, – с подозрением. Мисс Вудгроуз еще крутилась у плиты, из небольшой кастрюльки пахло вареным рисом.

— Уж я‑то знаю, чем обычно кормят в «местах воспитания», – продолжала она с задором. – Да и в приюте кормят не лучше, верно?

Том воздержался от комментариев, помрачнел, а вот Антонин, наоборот, с воодушевлением закивал:

— Кормят? Разве же это кормят?.. Уход за голубями, работы на огороде, сырые подвалы… в таких условиях даже горные великаны не живут! После такого должно кормить как на убой, а они?.. Да, я сегодня едва крысами дохлыми не позавтракал. Они по мне ночью шарили, как в сыре хотели дырок понаделать. Ну, у меня рука‑то тяжелая, нрав еще тяжелей… а если с ботинком!.. И это лишь полбеды. Вон, у меня и одежка даже не по размеру… Иной не нашлось, потому и носим, что есть. А у Тома давеча носки изорвались, не первый год уж служили…

Мисс Вудгроуз сокрушенно поджала губы, участливо пододвинула Антонину блюдо с булочками, еще дымящимися.

— Бедненькие…

Псевдосирота благодарно накинулся на угощение, словно голодал не сутки, а неделю. Жалобы перешли в утробное урчание. Едва старушка отвернулась, Том жестоко пнул самозванца под столом:

— Прекрати спектакль.

Антонин охнул от боли, зашептал оскорблено:

— Т–ты… сухарь. Отстань. Я бездомный голодный ребенок, я ищу тепла и сострадания, и тебе…

Он резко замолчал, когда мисс Вудгроуз повернулась к столу, и Том не смог ответить, плечи напряглись, как тетива у лука.

— А ты что же мало ешь? – обратилась к нему хозяйка. – Не нравится?

— О, нет, уверяю, – принялся убеждать Том, – я никогда не отличался особым аппетитом, не обижайтесь, мисс Вудгроуз. Вы бы лучше с нами завтракать…

— Что ты, что ты, – рассмеялась она звонко, – с детства не приучена к таким пирам, да и приготовила исключительно для вас. Кормись я в детстве пирогами и «фрейлинами», ни одной награды бы не получила.

Том понимающе кивнул, но через мгновение вздрогнул, сорвался со стула.

— Мисс Вудгроуз, некрасиво получилось, мы не представились. Том Реддл.

Антонин без отрыва от завтрака, поднял вверх руку.

— Тони. Просто Тони.

Мисс Вудгроуз изумленно вздернула брови.

— Братья?

— А что похоже? – ответил Том вопросом.

Знал, что получилось грубо, но этакое предположение отчего‑то оскорбило. Однако старушка, будто вновь не расслышала, смущенно хмыкнула:

— Да, забылась я… что сироты. Уж простите.

— Глупости, – заверил Антонин с набитым ртом.

Том, будто на деревянных ногах, опустился обратно на стул, подтянул чашку с горячим шоколадом.

— Началось утречко…

Хозяйка все же подсела к столу, только завтрак ее выглядел скромнее – белесая кашеобразная масса, пахло еще противнее, чем выглядело. Том быстро насытился, и пока Антонин продолжал есть впрок, завел беседу о цели их прихода.

Мисс Вудгроуз сразу же проявила свою неприхотливость: стрижка кустов, уборка во дворе, помощь в разборке завалов на чердаке и веранде. С прочим она справляется сама, а походы в магазин – возможность посудачить с одинокими сверстницами. Том слепил деловитое лицо, если бы под рукой был блокнот, образ стал бы завершенным. Антонин интереса к разговору не проявлял.

С обещанием вернуться сегодня же, они направились к мистеру Дикрепиту. Семейную пару Том по непонятным для себя же причинам откладывал напоследок…

Вдовец, он и в Англии вдовец, подумал Том, оказавшись в доме мистера Дикрепита. Пыль и беспорядок, беспорядок и пыль. На журнальном столике гора забытой корреспонденции, газеты, счета, до верха набитая окурками пепельница. Фотографии старого терьера с потухшим взглядом перемежались счастливыми – веселые и румяные внуки, сыновья в презентабельных костюмах, зазывные пейзажи моря, яхт и горных курортов. Четкий контраст с обнищалым жилищем отца и деда.

Мистер Дикрепит был под стать атмосфере дома. Согбенная спина, жилистые длинные руки с синими линиями вен, бледная, почти прозрачная кожа, свисала с лица и шеи складками, старческие пятна на лице. Глаза, как и у терьера с фотографии, бесцветные, усталые, слезящиеся. Том ощутил невольный приступ брезгливости.

Дребезжащим голосом мистер Дикрепит обрисовывал план работ, а Антонин, прикорнув к дверному косяку, вздумал дремать. Том выслушал, кивнул и внезапно решил:

— Я к Коузи.

— Я с тобой, – проснулся Антонин мгновенно: не у каждого возникнет желание убираться в одиночку на такой свалке.

— Нет, – произнес Том таким тоном, что Антонин мигом посерьезнел.

— Почему?

Том задумался, ответил негромко:

— Не знаю, просто так… нужно.

Растерянный Антонин остался, но так и не понял причины отказа, как и сам Том. А когда на стук из дома Коузи не отозвались, списал на предчувствие неудачи. Постоял для вида на пешеходной дорожке, разглядывая непримечательный фасад, показалось, что в окне на втором этаже дрогнула шторка, но на этом все. Том пожал плечами и со спокойной душей вернулся к мистеру Дикрепиту, работы там на десятерых…

Пока пересекал улицу, до уха донеслись странные чуть знакомые выкрики. Том оторвал взгляд от мостовой, так и есть – блуждающая орава мальчишек, человек семь–восемь, по–летнему безнадзорные и непредсказуемые. И чего их занесло на тихую окраину?

Щуплая фигурка резко выделялась из шумной толпы, забитая, жалкая, даже по походке этого мальчика, Том понял, что тот нездоров от рождения. Разгоряченные мальчишки от осознания численного превосходства смелели на глазах, пинки и толчки становились увереннее, наглее. Неловкая фигурка, как тряпичная кукла, металась от одного к другому.

«Ох, несладко придется пареньку, если взрослые не вмешаются», – подумал Том бегло и скрылся за калиткой мистера Дикрепита. Не останавливаясь, прошел на задний двор. Антонин с разобиженной физиономией стоял у водонапорной колонки, брызги летели во все стороны, алюминиевое ведро шумно наполнялось водой.

— Что он велел делать? – с ходу спросил Том, привычно закатал рукава.

Антонин презрительно окинул его с ног до головы, цокнул языком.

— Вернулся?

— Обижаются только девчонки, Антонин, – улыбнулся Том примиряюще. – Так что он велел делать?

— В мастерской убраться.

— А сам где?

— На терра–асе, почитывають прессу и курють… Уже насквозь табаком пропах, зачем еще?..

Том перебил:

— А мастерская… Много там?

— Иди, глянь.

Мастерская располагалась на цокольном этаже, двустворчатая крепкая дверь под острым углом к земле, больше напоминала убежище от ураганов. Уже по ступенькам, кривым и грязным, Том понял, каково будет внутри. Воздух прохладный. На полу откуда‑то прелые желтоватые листья, ворох сырых стружек, заплесневелые стеллажи и ржавые подпорки, большой добротный стол на крепких ножках, ящики с инструментами, утварь для работы в огороде, скрученные, как дремлющие змеи, поливочные шланги.

Том бегло окинул полки. Некогда мистер Дикрепит был хорошим столяром, а судя по брошенным заготовкам, и искусным резчиком по дереву. Незавидная старость…

Антонин с ведрами подошел к дверям, спросил с интересом:

— Как думаешь, до шестнадцатилетия управимся?

— Боюсь только к совершеннолетию, – вздохнул Том.

— Вот и я боюсь, – присел на корточки Антонин, на грязное нутро мастерской смотрел с опаской. – А с чего обычно начинают уборки?

Том опять вздохнул, принял руководство на себя:

— Ведра оставь у входа. Смахиваем весь хлам с полок на пол, нужное выносим во двор. Паутину, пыль и прочее – в мусорное ведро. Потом влажная уборка, и следом заносим «нужное» обратно, расставляем в алфавитном порядке…

— С «A» до «Z» или с «Z» до «A»? – полюбопытствовал Антонин.

Том предельно серьезным тоном поддержал шутку:

— Думаю лучше придерживаться классики… с «A» до «Z». Еще и таблички сделаем.

С громкими чихами и кашлем взялись разбирать завалы. Антонин чертыхался, клял мистера Дикрепита на чем свет стоит, а Том слушал – пополнял запас ругательств волшебного мира. На заднем дворе образовалась внушительная гора «нужного», но Антонин выносил еще и еще, черный от пыли лоб избороздили ручейки, глаза разъедало.

В очередной раз он ввалился в мастерскую, ноги подкосились, с треском рухнул на ступени.

— Знаешь, – воскликнул Антонин в сердцах, утер рукавом лицо, – я больше не хочу быть сиротой! Я домой хочу.

— Иди, – ответил Том коротко.

Антонин посидел молча, хмурый, как грозовая туча, затем выудил из угла веник и вернулся к уборке. Сначала мочил прутья в ведре с водой, как научил Том, а уж потом сметал в центр мастерской. Пыль постепенно оседала, запах мокрого дерева и бетона лез в ноздри, Антонин сопел, косился на Тома, который работал молча и сосредоточенно.

Вдруг Антонин отбросил веник, заскулил:

— Как ты это делаешь? Я тоже так хочу!

— Ну, что опять? – нетерпеливо отозвался Том.

— Ты вроде тоже работаешь, – стал жаловаться Антонин, – но как‑то иначе… Тебе вон и не скучно вовсе. Почему?

— Я думаю.

Антонин не отставал:

— О че–ом?

— Обо все–ом, – передразнил Том. – О Слизерине, о печатях, о Крестной, о книгах, о тебе… о надоедливом.

— Везет, – загрустил Антонин, – а мне даже подумать не о чем.

— Как сказал бы отец Клемент, думай о душе.

Антонин нахмурился, поднял веник и внезапно спросил:

— А обедать мы где будем?

Том искренне рассмеялся, обернулся:

— Нет, Антонин, желудок и душа не синонимы.

Антонин оценил ответ: криво ухмыльнулся. На прутьях веника налипли клочья паутины, стружки, дохлые мухи и потускневшие крылья мотыльков. Все‑таки уборка скучное занятие. Антонин прошел к лестнице, подмел ступеньку и уселся так, будто это он хозяин мастерской, дома и вообще всего мира. Следующий вопрос тоже прозвучал по–хозяйски неторопливо:

— А в городе одни маглы?

Том с трудом передвинул стремянку, уточнил буднично:

— А тебе кто нужен? Тролли, гоблины, великаны?.. Феи?

— Вообще‑то маги, – не смутился Антонин, – такие как ты и твоя Крестная.

— Крестная – сквиб.

— Но она все равно из волшебного мира, знает его законы, живет по ним. – разглагольствовал Антонин, помахивая веником в такт словам. Локтем оперся о верхнюю ступеньку, правую ногу отставил, во всей позе – наглость и леность. – Значит, говоришь, нет тут магов?

— Нет.

Том не раздумывал над ответом, не хотелось, просто брякнул, чтобы Антонин отвязался.

— Это хорошо–о, – размышлял Антонин вслух. – Будь тут маги, могли бы признать меня. А признали бы, так и до деда недалеко. А уж он на этот раз точно за розги возьмется, двенадцать лет только грозился, а теперь… ох, чую!.. возьмется. И буду я как Августус садиться на стул и кривиться от боли.

— В приюте до сих пор розгами пользуются, – заметил Том между делом.

Антонин поморщился, недовольно заерзал.

— Детей бить нельзя.

Том, вытирая руки тряпкой, прильнул спиной к стремянке, плечи тихо ныли.

— Таких как ты иногда даже нужно.

— Но–но! – пригрозил Антонин грязным веником. – Я бы попросил тут!

Решив, что отдых весьма кстати, Том потеснил Антонина на ступеньке, полуприлег рядом.

— Раз уж начали разминать языки… Давай, рассказывай, отчего у тебя этот нездоровый интерес к маглам?

— Сразу «нездоровый»… – проворчал Антонин. – А я‑то думал, ты уже догадался.

Том легко парировал:

— А я догадался, но хочу удостовериться.

Антонин осклабился.

— Хитрец. Добро, будем считать, я купился. А история давняя, слушать придется долго.

— Можно продолжить уборку… – сказал Том, сделал вид, что встает.

Антонин удержал за плечо.

— Сиди уж. Буду сокращать мемуары.

Том с усталым стоном откинулся обратно, ребро ступени упиралось в спину, но лучше уж так, чем сидя. Антонин почесал кончик носа, видно смущался говорить о себе.

— Тебе как?.. с историей или строго по пунктам.

— Давай с историей, – улыбнулся Том, – люблю волшебные сказки.

— Итак, с историей, – повторил Антонин рассеянно, хлопнул по коленям. – История… вот… мне тогда лет пять–шесть было. Мы к тому времени с дедом одни в доме остались… всякие репетиторы и домовые не в счет. Однажды дед по каким‑то очень важным делам отправился в Косой переулок… Сейчас отвлекусь, чтобы разъяснить. Я… мне в общем… по правде, шкодил я тогда очень много. Без ума шкодил. Назло. И накануне так случилось, что я чуть дом не спалил… не с целью, вышло так. Меня Коргоруш допек мытьем шеи… вот я «Ежедневный пророк» в камине и запалил, давай по всем комнатам этого кошкообразного гонять… Шерстью воняло аж во дворе. Ох, влетело мне от деда крепко! И вдобавок после этого он побаивался оставлять меня без присмотра.

— Разве с репетитором или сиделкой это «без присмотра»? – спросил Том.

Антонин отмахнулся:

— Как гоблину хворостинка. Так вот… Дед как по делам соберется ехать и меня с собой, чтоб я всегда на глазах был. И в этот раз тоже. Мы по лавкам ходили, к дедовым знакомым… я в его дела никогда не лез, в разговоры не встревал, потому и заскучал быстро. Дед тогда всего минут на десять отвлекся, спор завязался нешуточный, у него и лицо покраснело… и я смог ускользнуть. Тут же недалеко бродил… от витрины к витрине, чесал затылок, считал камни на мостовой. И как‑то случайно набрел на утильную лавку старика Ловкача. Она в самом тупике, с обеих сторон богатые магазины одежды и товаров для квиддича, а она меж ними зажата, навроде гнилого зуба меж здоровых, маленькая, тусклая, серенькая. «Порядочные» маги ее стороной обходили, даже не глядели, а меня как приворотным зельем потянуло. Как сейчас помню, на витрине была надпись «Оплата исключительно магловскими фунтами»… это теперь я могу прочесть, а тогда не знал, просто глазел за стекло. А там… уйма всякого ненужного магловского хлама, но если хорошенько приглядеться, можно отыскать стоящие вещички… Я почти сразу заприметил ручку. Обычную магловскую… как у нас волшебные перья, но она была с золотым пером. Тут на плечо опустилась ладонь, и на этом моя прогулка закончилась: дед отыскал меня быстрее, чем я ожидал… На уговоры о покупке ручки наградил долгими нотациями, лекция о примитивности магловского мира сопровождала меня до самых дверей дома. Я чуть с ума не сошел, а вечером за ужином был оглашен список строгих запретов. Пункт первый – не приближаться к магазину Ловкача и всему, что связано с маглами… Этот список до сего дня на двери в моей комнате висит, не отдерешь… видно, Дзяд постарался.

— И что все? – протянул разочарованно Том.

Антонин ухмыльнулся.

— Дед так думал. Да только тремя годами позже я вернулся в лавку и ручку ту купил. Она – мой первый настоящий запрет, который был нарушен. Храню, как трофей.

— Интересно… – задумался Том, – какой по счету запрет я сам?..

— Ты, братец, вне нумерации, – успокоил Антонин с теплотой в голосе. – Теперь понял? Я не–на–ви–жу запреты, органически не переношу. И, клянусь, когда‑нибудь отскребу этот чертов список от двери и сожгу. А нет, так вместе с дверью сожгу.

Том задумчиво смотрел в пол, вдруг отрицательно мотнул головой.

— Нет. Не понимаю. И никогда не понимал таких как ты, Антонин. Глупое, безрассудное бунтарство! Зачем ставать на перекрестке и орать в голос, что ты не согласен.

— А как же иначе? – искренне удивился Антонин, развел руками.

— Но это ведь не метод, – попытался объяснить Том, сел ровно, так увлек этот вопрос. – Как же ты не поймешь… ведь так ты открываешь свою слабость. Упрямство – слабость, а показное упрямство – слабость, помноженная на сто. Ведь рано или поздно найдется умный и хитрый, который заставит подчиниться.

— А это видишь?

Антонин ткнул под нос другу кулак, но Том спокойно его отодвинул.

— Надеяться на грубую силу можно в мире маглов… но у волшебников. Антонин, это еще одна глупость. Есть вещи посильнее кулаков…

Он внезапно осекся, закусил губу: о некоторых секретах лучше не говорить даже с друзьями. Чуть помолчав, фыркнул:

— Экзамен по Травологии помнишь?

— Хочу забыть… – скуксился Антонин.

— Так вот ты вопрос номер пятьдесят три…

Антонин нахмурился, припоминая, но Том тут же подсказал:

— Перечник тепличный. Перечить любишь…

Антонин некоторое время серьезно смотрел на Тома, потом вдруг громко расхохотался, почти сразу в уголках глаз выступили слезы, пролаял сквозь смех:

— Я как раз… на этом… вопросе засыпался на…

Он, все еще покатываясь со смеху, постепенно сполз со ступенек, лицо разрумянилось от удовольствия, обхватил подрагивающие бока. Том неожиданно для самого себя тоже рассмеялся.

После уборки долго умывались, с детским удовольствием. Антонин расшалился до того, что Том отчитывался перед мистером Дикрепитом в мокром по колено комбинезоне. Обновленной и посвежевшей мастерской хозяин остался доволен, более работы не дал, попросил лишь много позднее сходить за покупками. Том пообещал.

Мисс Вудгроуз встретила радостно, будто с последней встречи прошли долгие годы. Антонин на глазах расцветал комплиментами и изысканными манерами, Том недоверчиво закатывал глаза, а заодно и рукава, чтобы скорее приняться за работу.

Пальцы легко сжали секатор, холмики на ладонях отозвались знакомой болью – недолго до мозолей. Том утешал себя: подравнивание живой изгороди и кружев плюща на солнечной стороне дома – почти искусство. Занятие почетное, творческое, не всякий справится. Антонин, как назло, оказался «не всяким». Он напросился к хозяйке на обед, а по возвращении нахально разлегся на газоне, вновь стал вредным и непокорным магом, который тяжелее волшебной палочки в руках ничего не держал.

Язык Антонина работал также споро, как и секатор Тома. Наверно, обильные приемы пищи и болтливость взаимозависимы. Хвала строгому режиму приюта, мелькнуло у Тома, за сильный характер и подобающие привычки, ни один маг–репетитор такого не привьет.

Шутки Антонина становились все глупее, жестикуляция развязнее, речь замедленнее, а конопатая физиономия так и лоснилась от лености. И у Тома закралось подозрение: не О’Бэксли ли девичья фамилия матери Антонина? Великобритания мала по сути, Англия еще меньше, а пути Долоховых неисповедимы…

Терпение иссякало, Том спросил с раздражением:

— Антонин, ты можешь работать молча?

— Я вообще не хочу работать, – последовал ответ. – Сейчас лето и у меня законные каникулы.

— Ошибаешься, – возразил Том язвительно. – Каникулы были, когда мы учились в Хогвартсе, а сейчас трудовые будни… Будь другом, подай перчатку.

Антонин потянулся к перчатке, но длины руки не хватило, обратил к Тому жалобный взгляд. Том выругался в голос, перешагнул друга, взял перчатку сам. Антонин поерзал на газоне, сцепил пальцы на груди.

— Все равно не хочу работать…

— Да и не работай! – воскликнул Том, щурясь на мелкую занозу. – Очень нужно. Все равно пользы от тебя, как от субботних проповедей.

Чес языком, видимо, не считался работой, и Антонин продолжил односторонние дебаты:

— Вот ты, конечно, меня извини, но с Августусом у тебя больше схожего. Вы оба себе на уме…

— Я на уме? – впервые возразил Том, и дискуссия стала полноценной. – А кто тайком метлу в Хогвартс пытался протащить?

— А кто в ванной запирался? Мы с Элджи, знаешь, как волновались?

— Да–а! – протянул Том с иронией. – Волнова–ались. Только каждый о своем.

— Хорошо, – уступил Антонин с присущей только ему легкостью. – Элджи волновался, а я любопытничал. И что с того? Ты мог выйти, успокоить, ответить на вопросы. И дальше бы себе сидел!.. Мы же вместе это дело начинали.

Том раздраженно поправил перчатку – велика, только мозоли натирает, и занозу от нее саднит.

— Не ври, не вместе. Вы с Элджи тайком в библиотеку убежали. Августус весь извелся от неизвестности.

— Но мы вернулись, – заспорил Антонин. – И рассказали все начистоту. А ты и потом умалчивал, и про Запретный лес почти ничего не сказал. Чего ты вообще туда потащился?

— Об этом я вообще говорить не хочу.

Антонин почесал нос, шмыгнул раз–другой, вновь уступил:

— Ладно, не станем. И все равно ты скрытничаешь, как Августус. Между друзьями секретов быть не должно.

— Друзья, – хмыкнул Том тихонько. – Топить вас, как котят, в младенчестве. Ты мне вот что скажи… А вваливаться в мою жизнь – по–дружески? А бить окна в приюте… хотя нет, за это спасибо. А орать сальные стишки на весь магловский парк – по–дружески?

— Я того… чудил маленько. Друзья разными бывают, а дружба меж ними одинаковая, на одних правилах держится. А разговор не передергивай, не передергивай! Мы о скрытности говорили и о секретах от друзей.

Том отложил секатор, повернулся к Антонину.

— Я тебе так скажу. Настоящий друг, если он, разумеется, настоящий, должен понимать, когда задавать вопросы, а когда промолчать. Порой надо сделать вид, что нет никакого секрета, потому что для твоего друга так лучше. Порой самому надо догадаться, в чем секрет.

— А ежели я недогадливый!

— Не мои проблемы. Учись шевелить мозгами.

— Чтоб стать таким как ты или Августус? Не уж, братец. У меня хоть лицо и некрасивое, конопатое, но прятать за маски я его не стану. Ни–ког–да.

Том вдруг странно улыбнулся:

— Ты, братец, уже его прячешь. Играешь тут хамоватого строптивого мальчишку, а сам…

— Ну–ну, – подначил Антонин, глаза недобро сузились, – договаривай, что «сам»?

— Ты знаешь что, – отпарировал Том хладнокровно. – И я, как настоящий друг, делаю вид, что не замечаю. Не замечаю за весельем и шутками эту озлобленность и тоску. Никто, Антонин, при хорошей жизни не сменит уютный дом на сырой подвал с крысами. Хочешь быть смешливым жизнерадостным Долоховым? Будь им, я не возражаю. Но и мне не мешай быть неразговорчивым и скрытным Реддлом, у меня есть на то основания. И не хуже твоих.

Антонин поджал губы, отвел взгляд. Том тоже отвернулся, на сердце удивительно полегчало, то ли от долгожданной тишины, то ли от задушевной беседы. Раздражение у обоих пошло на спад, дышали ровно, почти в унисон. И даже хорошо было вот так молчать, думать о своем и об общем одновременно…

Но Антонин и теперь не мог быть серьезным слишком долго, встрепенулся, глаза оживились.

— О!.. еще шутку вспомнил! Том, знаешь, какая разница между бешеным гриффиндорцем и голодным драконом?..

— Все! – вскочил Том на ноги, лицо мгновенно вспыхнуло гневом. – Надоел, хуже казенных нестиранных простыней!

Силой поднял вялого Антонина, подгоняя в спину, вытолкнул за калитку.

— Именем Слизерина прошу, уйди отсюда! – выкрикнул Том в сердцах. – Пойди к мистеру Дикрепиту спроси, что нужно купить в магазине? По дороге ни с кем не разговаривать, ни к кому с вопросами не приставать, внимания к себе не привлекать. Запомни: ты немой умственно отсталый сирота Тони Без–Фамилии! Вопросы?

Антонин надулся, втянул голову в плечи.

— Зачем кричать? Я хорошо слышу.

— Слышишь хорошо, да соображаешь туго, – рявкнул Том, захлопнул калитку и задвинул щеколду.

Антонин крикнул в густой узор плюща, за которым скрывалась калитка:

— А я не разбираюсь в магловских деньгах, вот!

Минутное затишье. Возвращающиеся шаги. Клацнула щеколда, Антонин опасливо отступил, калитка замедленно открылась. Темные глаза Тома не предвещали ничего хорошего.

— Что прости? – переспросил он с тихой угрозой.

— Я не разбираюсь… – начал Антонин менее уверенно, осекся и замолчал, в предчувствии подвоха.

Том цокнул языком, скрестил руки на груди, заставил себя говорить спокойнее:

— Если мне не изменяет память, а изменяет она мне кра–айне редко… то первого сентября прошлого года в одном из вагонов «Хогвартс–Экспресс» состоялся разговор между Августусом Руквудом и Антонином Долоховым. Из сего разговора прозвучал вопрос, откуда у Антонина Долохова магловская рождественская шутиха? Тут же у Августуса Руквуда возникло и предположение о магазине Ловкача. И Антонин Долохов незамедлительно это подтвердил… А уже сего дня Антонин Долохов в присутствии Тома Реддла, то бишь меня, по своей воле признал неоднократное посещение вышеозначенной лавки. Между делом он также озвучил, что на двери лавки Ловкача вы–ывеска: «Оплата исключительно магловскими фунтами»… Мне продолжать?

Антонин потоптался на месте, уточнил с невинным видом:

— Магазин, значит?

— Угу, – медленно кивнул Том, – он самый. Продуктовый. За углом. Напротив парка.

— Ну, тогда я пошел?

— Иди, – разрешил Том. Повторно закрывая калитку, проворчал: – Сначала врать научись…

Богато озелененный дворик стал непривычно тихим, и время застыло. Как обычно застывало, когда оставался наедине со своими думами. Ничто и, главное, никто не отвлекает. Мысли текут своим чередом, переплетаются, образуя узлы, или напротив – расползаются, как ветхая паутина, но на их месте возникают новые, свежие, серебристые. Чудесно, когда узор их сходится, симметричный, точно выверенный, тогда и решение приходит правильное. Сладкое чувство…

Самая незаменимая привычка, когда умеешь мыслить, пока руки делают нудную, моторную работу. Уборка в подвале, скобление обеденных столов, мытье полов, сбор урожая в теплицах и на огороде, стрижка кустарника, с ума можно сойти, если заниматься этим всерьез. Другое дело, если отвлечься, мечтать и размышлять о том, что доставляет больше удовольствия, нежели занозы в ладонях.

Громкий стук заставил вздрогнуть, Том нехотя поднялся, отворил калитку, и секатор выпал из ослабевших пальцев.

— Ты… ка… зач… С кем, черт возьми, Антонин?!

Во двор шагнуло абсолютно счастливое нечто, Том оперся на забор, чтобы не упасть: взъерошенные волосы, на конопатой скуле живописный синяк, губа разбита, оборванная лямка комбинезона, воротничок на последней нитке болтается, штанины в зелено–травяных разводах, рукава небрежно закатаны, а костяшки пальцев сбиты в кровь.

Антонин приложил палец к губам, зашипел:

— Ш–ш-ш, я же Тони. Забылся?

— Это ты забылся! – разразился Том гневным криком. Взмахнул рукой, очерчивая трагическую картину, слова пришли мгновением позже: – Ты же немой… умственно отсталый…

— Так оно и есть… но в морду съездить и без разговоров можно, и ума много не надо.

Том вспомнил об ораве расшалившихся мальчишек на улице, кровь отлила от лица, потребовал в приказном тоне:

— Деньги. Продукты.

— На месте все, – заверил Антонин, поставил корзинку на траву, – не боись. Как велели, все купил. И сдача…

Тут он нахмурился, зашептал приглушенно:

— …как думаешь, мистер Дикрепит сильно удивится, если сдачи будет больше, чем полагается? А‑то те парни… потом еще…

Том почувствовал дурноту, спросил севшим голосом:

— Ты еще и ограбил их?

— Больно надо! – подбоченился Антонин с оскорбленным видом. – Они сами всучили, чтоб я того… отвязался. Вот.

— Какого беса ты к ним вообще полез?

Антонин упрямо нагнул голову.

— Всемером на одного, да еще и на беззащитного. Нечестно.

— Закрываешь глаза и проходишь мимо! Это естественный отбор. Выживает самый приспособленный!

— Но ведь жалко… а если бы Элджи был на его месте, ты бы тоже прошел мимо?

Пальцы Тома сжимались и разжимались, быстро оглядел вокруг себя газон, взгляд напоролся на секатор. Антонин заметил это движение, спросил с опаской:

— Том, ты же не станешь?..

Коричневые глаза стали безумными, опасно почернели, губы перекосило коварной ухмылкой, секатор подхватил быстро, с животной ловкостью.

— А у меня есть выбор? – наступал Том, голос звучал почти ласково. – Если уж твои родители не потрудились воспитать сына должным образом, выходит мне придется. Сейчас будем выбивать и шальную дурь, и никчемную жалость.

Антонин, пятясь к дому, второй раз за день, как защитное заклинание, повторил:

— Детей бить нельзя.

— Во–первых, ты уже не ребенок. Во–вторых, в приюте только это и практикуют. Поверь моему опыту, боль – самое действенное средство педагогики.

Пятки Антонина уперлись в первую ступеньку крыльца: дальше отступать некуда, выставил перед собой ладони.

— Том, я больше не буду… даю слово.

— Конечно, не будешь! – сорвался Том, отбросив секатор, лицо и шея налились тяжелой кровью. – Это первая и последняя рабочая форма, которую я смог достать в приюте. Галопом к мисс Вудгроуз! Ныть, умолять, скулить, коленками половики протирать… все что угодно, но чтобы она заштопала это безобразие! У тебя полчаса.

Всего через секунду, а то и меньше, Антонин исчез в доме. Том даже зарычал от бессилия, на ходу схватил корзинку, бутылки с молоком обиженно звякнули. Расстояние до дома мистера Дикрепита преодолел быстро, шаг от гнева был размашист, стремителен, с губ еще срывались ругательства, за которые и от церкви могут отлучить.

Остановился резко, у приоткрытой двери террасы. Негодование на Антонина еще кипело по венам, и Том забыл о приличиях, выкрикнул чересчур требовательно:

— Мистер Дикрепит!

Старик не отозвался. В приоткрытую щелку видно, что хозяин в кресле–качалке, жилистая рука на подлокотнике, уголок газеты. Скорее всего, просто задремал. Том подождал, вновь позвал, но уже громче:

— Мистер Дикрепит!

И опять без ответа, даже не шевельнулся – крепок днем старческий сон.

— Старый плотник, – выругался Том, бесцеремонно шагнул на террасу. Стал выставлять содержимое корзинки на столик, попутно заговорил, в надежде, что старик соизволит проснуться: – Извините, что без приглашения, мистер Дикрепит, но Вы не отзывались. Тони сейчас у мисс Вудгроуз, однако не думаю, что мое присутствие Вас тяготит. Тут все, как и просили, молоко, хлеб, сосиски, горчица… сигареты, ого!.. не многовато ли, мистер Дикрепит? Сэр?..

Разговор с пустотой начинал нервировать.

Том отставил корзинку, на террасе стало так тихо, что услышал собственное сердцебиение. Закралось жуткое подозрение: разве не должен дряхлый курильщик хоть немного похрапывать? Волосы на затылке зашевелились, но Том все равно шагнул к креслу–качалке. Голова мистера Дикрепита была запрокинута, у уголка рта чуть выступила слюна, плечи разведены в стороны, будто старик пытался скинуть вязаную кофту. Лицо спокойно, никакой тревоги, лишь между бровей залегла глубокая морщина, от краткой боли.

Том стоял неподвижно, только рука сама собой потянулась к старику, а, едва коснувшись, отдернулась. Будто обожглась. И об лед можно обжечься… но мистер Дикрепит не был холоден, рано, да и на дворе теплое лето, небо безоблачное. Какая насмешка.

Том забыл дышать, просто смотрел, запоминал каждую морщинку, каждую деталь и новое пугающее чувство. Запоминал с фанатичностью ребенка, который боится уродливых ведьм, но даже сквозь пальцы поглядывает на картинки с ними, чтобы знать, чего же нужно бояться впредь.

Шаги по мощеной дорожке, со двора послышался знакомый голос:

— Том, я уже все. Не сердись по…

Затем скрип ступеней: поднимается на террасу. Том вздрогнул, воскликнул по–трусливому спешно:

— Стой там! Я выйду!

Антонин остановился с нехарактерным послушанием, медленно попятился. Том с великим трудом заставил ноги двигаться, вышел, плотно закрыв за собой дверь. Глаза смотрели невидяще, пальцы юркнули в карман, сами собой отделяли от связки Крестной два ключа.

— Дойдешь до приюта, как я тебя утром вел. Тем же путем – через лазейку в заборе – проберешься на задний двор…

— Том, что слу…

— Не перебивай! Просидишь в кустах, пока шесть раз не досчитаешь от единицы до ста. Считай неторопливо, тебе спешить не нужно. Затем в наглую… ты это умеешь… через задний двор, дойдешь до приюта. На панику, если таковая будет, внимания не обращай. Она даже на руку: в толкотне сразу не заметят. Ни с кем не говорить, с девчонками тем более. Тем же самым путем, которым мы вчера и сегодня ходили, вернешься в подвал. Будешь сидеть тихо–тихо, пока я не приду. Вот ключи, сбереги их, вечером отдашь.

На бледных щеках Антонина веснушки стали еще нелепее, он спросил совсем тихо, с мольбою:

— Том… Что случилось‑то?

— Мистер Дикрепит умер.

Как свист гильотины. Антонин бросил на закрытую дверь испуганный взгляд, отшатнулся, ключи звякнули в дрожащих пальцах. Больше вопросов не было, настоящий друг, тут же кинулся исполнять.

Едва «умер» прозвучало вслух, Том осознал подлинный смысл произошедшего, кисти рук и ступни внезапно похолодели, колени подкосились. Уже один, он без сил опустился на ступеньку, обхватил голову руками.

Как такое возможно? Есть человек, и вот его уже нет. Просто и страшно. А что остается? Глупые фотографии, пыль на каминной полке, горка окурков и быстро холодеющее тело.

— Всего лишь тело…

***

Это могло бы быть смешно, если не было бы так серьезно.

Рослый полицейский чесал ус кончиком карандаша, тактично кивал, но взгляд оставался незаинтересованным, пустым. То ли уже мечтал о сытном ужине, то ли о мягком диване, тепле от камина. Вокруг тоже толпились сочувствующие и просто любопытные, а робкие поглядывали из окон собственных домов. В толпе виднелись даже знакомые лица сирот, от ряс монахинь вообще в глазах рябило. Еще бы, такой конфуз!

Том осторожно поглядывал в сторону дома мисс Вудгроуз, там у калитки сестра Люк с каменным лицом расспрашивала хозяйку. Или допрашивала?.. У сестры Люк эти понятия равноценны, с таким‑то характером нужно рождаться мужчиной, становиться профессиональным солдатом или констеблем. Ее слова хуже клещей, всю душу вытянут. Мисс Вудгроуз простодушна, и присутствие в ее доме второго сироты раскроется быстро.

По виску поползла капелька пота, но это и все, больше ничто не выдало его беспокойства. Том заставлял себя дышал глубоко, сердце стучало размерено, во взгляде ни суеты, ни страха, руки скрещены за спиной, плечи расправлены. Такие гордецы даже с костра инквизиции плевали в лица мучителям.

И мы будем плевать, успокаивал себя Том, с трудом протолкнул комок в горле.

Сестра Люк, наконец, отошла от мисс Вудгроуз, по непроницаемому лицу ничего не понять, но и идет не к нему, а к сестре Маргарет. Том незаметно придвинулся ближе к ним.

Сестра Люк заговорила резко, будто ворона закаркала:

— Совсем из ума выжила.

— Так все плохо? – неопределенно уточнила сестра Маргарет, лицо при этом выражало крайнюю обеспокоенность.

— Да, не с Реддлом, – фыркнула сестра Люк презрительно, – а с ее головой. К Реддлу у нее претензий нет, напротив, хвалит не нахвалится… А сама путается в именах. То Томом назовет, то… каким‑то Тони. Все про завтрак лопочет, про то, как мальчики кусты стригли. Откуда мальчики? Реддл здесь один был.

— Зрение должно быть…

— Голова, – отрезала сестра Люк убежденно. Стрельнула на мисс Вудгроуз взглядом, полным неуместного превосходства, подбоченилась: – Даже благих женщин мирская жизнь неисправимо портит.

Сестра Маргарет смолчала, лишь покивала сочувствующе.

— А эти… – заговорила вновь сестра Люк, – супруги Коузи… еще не вернулись?

— Никто не открывает, – ответила сестра Маргарет угодливо. – Соседка заверяет, что мистер Коузи уехал ранним утром, а миссис Коузи, по ее словам, тяжело больна, с кровати не встает уже второй месяц.

— В любом случае дом останется за Реддлом. Одному с двумя домами тоже непросто будет управиться…

Разговор перешел в русло будничных проблем, и Том не стал слушать, в ушах затеивался тихий звон. Нервы те же струны, тоже рвутся от сильного натяжения. На секунду закрыл глаза, позволил себе свободно выдохнуть, легкие даже заныли от боли. Еще бы чуть–чуть и…

В плечо, словно иголкой, кольнуло, Том вздрогнул – до боли знакомое ощущение. Чужой взгляд, пристальный, недоброжелательный, любопытный. Резко оглянулся.

Позади него стоял Николас, и, наглец, даже не захотел притвориться, что взгляд его случаен.

— Что еще? – спросил Том грубо.

— Как тебе это удается?

Николас не изобличал, ни язвил, просто спрашивал. Но настроения объясняться или пересказывать этот день вновь не было совершенно, не осталось и сил на диспуты. Голос Тома звучал холодно и требовательно, словно каждую минуту ожидал вопроса с подвохом:

— А именно?

— Притягивать к себе всеобщее внимание, – сказал Николас, мотнул головой: – Не самым удачным образом, замечу.

Том никак не мог уловить нить разговора, глаза еще следили за окружающими, за их лицами, так должно быть оглядывается зверь в клетке, в поисках опасности.

— Точнее можешь?

— Могу, – согласился Николас легко. – В первый же день общественно полезной работы в Офэнчестере умирает пенсионер. Пенсионер, к которому от приюта Сент–Кросс выделен сирота для помощи. А имя этому сироте Том Реддл. Тот самый странный Реддл. Какое роковое совпадение! Судьба, прям‑таки!

Том, наконец, понял, по спине побежали мурашки, но голос не дрогнул:

— Он старик. Мог умереть в любой момент…

— …но умер сегодня.

Том повернулся к Николасу, заметил разозлено:

— Еще утром этот участок принадлежал Харроу, мы поменялись.

На Николаса это не произвело впечатления, ни толики удивления.

— А умер бы мистер Дикрепит, если бы на этом участке остался Харроу?.. Вот какой вопрос сейчас в головах всех сирот и монахинь. Вот что должно всерьез тебя беспокоить, Том.

Николас не ждал ответа, сразу же отошел к другим сиротам. Небось, гордится, что предупредил, выполнил долг дружбы.

Том опять стоял особняком, спина прямая, будто ничего и не произошло.


Оглавление

  • ГЛАВА 1: Незваный гость хуже магла
  • ГЛАВА 2: Будни сиротского приюта Сент–Кросс
  • ГЛАВА 3: Дзяд
  • ГЛАВА 4: Всего лишь тело