КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406470 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147319
Пользователей - 92545

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Пальциг (fb2)

- Пальциг 18 Кб (скачать fb2) - Вадим Львов (Клещ)

Настройки текста:




Вадим Львов Пальциг

— Барииииинн!!! Голос Ульянки, младшей дочери Алёшкиной няни, Серафимы плыл над узким пляжем речки Гжелки. Молодой барин, вихрастый и белобрысый десятилетний Алексей Григорьевич Корнеев, недовольно обернулся на её крик.

— Что ты орёшь, Ульянка, как оглашенная! Рассердился барчук.

— Распугала всю рыбу, кухаркина дочь… Напустился Алексей на Ульяну.

— Барин. Вас маменька к себе требует срочно.

  Вот тебе — на. Вздохнув и покачав головой стал торопливо обувать кожаные чикчиры- не босым же к матушке под светлые очи являться. Матушка хоть и из мелкопоместных дворян — воспитания строгого.

  Критически осмотрев запыхавшегося от бега сына, мадам Корнеева осталось удовлетворённой его внешним видом.

— Причешись, Алексей и умойся. А потом иди в кабинет к дедушке. И возьми перо, бумагу и чернила.

  Дедушка Алексея- отставной подполковник Пётр Алексеевич Корнеев — был худ, лыс и обладал мощным командирским басом.

— А, Алеша, пришёл наконец… прокаркал дед и сделал приглашающий жест рукой.

— Садись дворянин Корнеев. И готовься записывать…

— А что писать, дедушка?

— Как, что? Мемуары мои. Не ровен час, Богу душу отдам, а что вам, недорослям в наследство оставлю? Так раскладывай бумагу, чернила и позови Якова…

  Яков старый и тоже абсолютно лысый лакей семьи Корнеевых, явился по зову Алёшки — через пару минут.

— Слушаю барин. Проскрипел Яков, поправляя ливрею.

— Плед принеси Яков. Зябко мне. И штоф с наливочкой. Вишнёвой.

— Слушаю. Яков поклонился, сверкнув гладким черепом, на солнце и церемонно поклонился.

— Дедушка, а доктор Берг, что намедни вас осматривал, говорил маменьке, что вам наливочку употреблять нельзя. Заметил Алёшка.

— А ну цыть, недоросль. Ты за мной, подполковником — кирасиром, будешь присматривать? Да мне все советы этих дохтуров прусских- по боку… Я — русский дворянин…

— Берг не пруссак, дедушка. Он из Голландии.

— Да по мне хоть из Ольденбурга. Немец — он немец и есть.

  Тем временем неслышно появившийся Яков споро расставлял на небольшом столике пузатую бутылку домашней наливки, крошечную серебряную рюмку и тарелку со свежим паштетом по мадьярски. Затем быстро и бережно укутал ноги барина — толстым шерстяным пледом.

  Корнеев старший лично налил рюмочку и ловко опрокинул её в рот, так же ловко он заглотал ложку нежнейшего паштета. Крякнул и позволил Якову быстрым движением шелкового платка, протереть ему губы и лихие, закрученные вверх, седые усы.

  Ещё раз крякнув, дедушка жестом отправил лакея восвояси и вздернув вверх голову — сказал.

— Пиши, отрок Алексей, пиши…

  «Сей рассказ, записан со слов меня, отставного подполковника, Корнеева Петра Алексеевича. Июня — первого дня, одна тысяча восемьсот десятого года»

— Написал?

— Да…

— Вот и славно. Продолжим. А ты, Яков- ступай, не мешай обучению.

— Я тогда, в годы войны Семилетней известной так же как Фридрихова война — трубачом служил в Киевском кирасирском полку, генерала Томаса Демику. По приказу покойной ныне императрицы, наша славная армия под командованием генерал-фельдмаршала, Салтыкова Петра Семёновича двигалась на соединение с цесарцами…австрийцами то бишь. Полководец сей, Салтыков, к сожалению сейчас мало известен, но в своё время имя его, гремело по всей Европе, почище нынешнего Буонапарте. А каких он орлов воспитал!? Румянцев, Суворов — все из его когорты вышли.

  Так вот, вел наше войско славное, Петр Семёнович на Одер. Переправится, соединится с австрияками и одним ударом, раздавить этого задиру, Фридриха Великого. Но пруссаки не дремали. Лазутчики их, да разъезды гусарские, продвижение наше — засекли. Вызвал тогда король прусский, Фридрих, к себе генерала фон Виделя. Молод был фон Видель, храбр, настоящая сорвиголова. И говорит генералу Виделю — король.

— Русских, остановить немедля. Не допустить соединения с австрийцами. Любой ценой. Где увидишь русских, мой верный Видель — так налетай на них, подобно коршуну и бей без пощады. Получишь под командование отдельный корпус и все войска в районе переправ через Одер.

  Горяч был фон Видель, да не умён — как часто бывает. Фельдмаршал же Салтыков наш, стар, да опытен, как лис седой. Пока Видель, свои полки да батальоны с эскадронами вдоль всего Одера разбросанные, в один кулак собирал, да траншеи с ретрашаментами(1) копал — старик наш, Петр Семёнович — в обход двинулся. Зачем немца в медный лоб бить, если за бока схватить можно?

— Устал писать? Осведомился дед, глядя на высунутый от усердия и напряжения, кончик розового Алёшкиного языка.

— Да дедушка, устал…