КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395790 томов
Объем библиотеки - 515 Гб.
Всего авторов - 167322
Пользователей - 89927

Впечатления

OnceAgain про Шепилов: Политическая экономия (Политика)

БМ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Сокол: Очень плохой профессор (Любовная фантастика)

Здесь из фантастики только сиропный хеппи-энд, а антураж и история скорее из современных романов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Искатель. 1968. Выпуск № 02 (fb2)

- Искатель. 1968. Выпуск № 02 (и.с. Журнал «Искатель»-44) 1.92 Мб, 210с. (скачать fb2) - Лев Васильевич Успенский - Владимир Наумович Михановский - Глеб Николаевич Голубев - Юрий Лексин - Фриц Эрпенбек

Настройки текста:



Искатель № 2 1968


СОДЕРЖАНИЕ
Глеб Голубев — Глас небесный
Лев Успенский — Смешная история
Владимир Михановский — Двойник 
Юрий Лексин ― Если что … случится с нами
Фриц Эрпенбек — Контора Шлеймера
  № 2 (44)
ВОСЬМОЙ ГОД ИЗДАНИЯ 

Глеб Голубев Глас небесный

Приключенческая повесть[1]

1. ЧЕЛОВЕК, ПРОХОДЯЩИЙ СКВОЗЬ СТЕНЫ

Чем ближе становилась цель моей поездки, тем большее смятение охватывало меня.

Колебания начались еще в поезде. Зачем я мчусь на ночь глядя из дому к совершенно незнакомому человеку? Что он скажет, выслушав мой сбивчивый рассказ скорее всего примет меня за сумасшедшую и отправит в больницу.

Правда, Анни дала мне записочку к этому доктору Жакобу и настояла, чтобы я поехала немедленно.

Прямо с вокзала я позвонила по телефону, который мне дала Анни,

Ласковый старушечий голос ответил:

— Квартира доктора Жакоба. Что вы хотели?

— Добрый вечер, — торопливо сказала я. — Можно попросить к телефону доктора?

— Добрый вечер, милочка, — ответила приветливо старушка. — Но его нет. Он уже ушел в театр.

— А когда он вернется? — настаивала я.

— Вернется он поздно, дорогая. Но если дело срочное, то позвоните ему туда. У него в уборной есть телефон.

Но почему Анни ничего не упоминала ни о каком театре? И что доктору делать в артистической уборной? У него же должен быть какой-то кабинет. Странно, Что-то не внушает мне доверия этот доктор.

Оставалось позаботиться о ночлеге. К счастью, в первой же маленькой гостинице, в одном из привокзальных переулков, нашелся свободный номер.

Что делать дальше? Сидеть тут весь вечер в одиночестве или сразу лечь спать?

Но передо мной встало измученное, осунувшееся лицо тети, и вдруг неожиданно для самой себя я решительно сняла трубку телефона и набрала номер, который мне назвала старушка.

— Да?

Этот негромкий деловой голос сразу прогнал всю мою решительность. Я уже хотела бросить трубку, но голос настойчиво повторил:

— Да? Я слушаю.

— Простите… Это театр?

— Да. Варьете «Лолита».

— Могу я попросить к телефону доктора Жакоба?

— Я слушаю вас.

Отступать поздно. Попалась.

— Я хотела с вами посоветоваться по очень важному делу.

Мне рекомендовала Анни… Анни Дальрик, вы ее знаете. Извините, доктор, что беспокою вас так поздно. Я звонила к вам домой, но мне дали этот телефон…

Он слушал мое бессвязное бормотание не перебивая, и я все больше смущалась.

— Могу я с вами завтра повидаться, доктор? Дело очень, очень важное. Вопрос жизни и смерти! — торопливо добавила я.

Он недоверчиво хмыкнул.

— Если я вам нужен, приезжайте сюда, в варьете, только побыстрее, у меня мало времени. А завтра я уеду.

Он назвал адрес.

Увы, отступать было невозможно. Я позвонила портье и попросила вызвать такси. Ещё раз причесалась, спустилась вниз. Такси уже ожидало у подъезда.

Через пять минут мы свернули в какой-то узкий переулок и остановились перед стеклянной дверью, над которой сияла игривая вывеска «Лолита». Рядом с дверью громадная афиша, на ней изображен мускулистый, полуобнаженный красавец в чалме, обвитый не то цепями, не то гигантской змеей, — и надпись: «Последний вечер! Король современней магии Бен-Бой — Человек, проходящий сквозь стены!»

— Пожалуйста, мадемуазель, — сказал шофер, отворив дверцу.

Сверкая заученной белозубой улыбкой, плечистый негр в расшитой ливрее уже распахнул стеклянную Дверь варьете.

— Вы к доктору Жакобу? — Улыбка его сразу стала совсем другой — вполне естественной, искренней и даже дружеской. — Пожалуйста, мадемуазель. Он вас ждет. Вторая дверь направо. Проводить вас?

— Не беспокойтесь, благодарю, Я найду сама,

Вот и вторая дверь направо. Я постучала.

— Войдите, — пригласил уже знакомый хрипловатый голос.

Я распахнула дверь.

Это была явно артистическая уборная. Приторно пахло пудрой, потом. Отражаясь в зеркале, лампа слепила глаза. Куда я попала?

— Что же вы? Проходите, — предложил молодой человек в роскошном вишневом халате и с чалмой в руках.

— Вы доктор Жакоб? — недоверчиво спросила я.

— Морис Жакоб к вашим услугам, — он учтиво наклонил лобастую, по-мальчишески остриженную голову. — Почему вы сомневаетесь? Тут каждый может подтвердить, что я в самом деле доктор Жакоб. Присаживайтесь и рассказывайте. У меня очень мало времени.

Теперь я уж точно знала, что идти сюда было незачем. Нелепо и глупо.

— Ну-с? — настойчиво сказал он, сверля меня насмешливыми и до неприличия любопытными глазами. — Итак…

— Понимаете, у меня есть тетка… — начала я и остановилась.

Этот ужасный запах — какая-то смесь будуара с зоопарком.

— Ну, так что же случилось с вашей любимой тетей? — спросил Жакоб.

— Вы не могли бы сесть и не мелькать у меня перед глазами? — рассердилась я.

Странный доктор остановился передо мной и пробормотал сквозь зубы:

— Ага, у вас тоже пошаливают нервы, — но все-таки послушно сел на какую-то низенькую скамеечку, закурил и протянул сигареты мне.

Я тоже закурила. Сдвинув рукав, Жакоб косо бросил взгляд на часы.

Мне хотелось встать и уйти, но я сдержалась.

— Меня очень беспокоит состояние здоровья тети за последнее время. Она слышит голоса. Вернее, голос.

— Голос? Какой голос?

— Мужской голос, который произносит длинные проповеди и внушает ей разные странные вещи. Она уверяет, будто это «небесный глас»,

— Ваша тетка религиозна?

— Нет. Вернее, была совершенно нерелигиозной раньше, пока это не началось. Даже всегда смеялась над суевериями. Но теперь она очень переменилась.

— Сколько ей лет?

— Семьдесят второй,

— И давно это с ней происходит?

— Месяца три, если не больше.

— Днем или ночью?

— Обычно ночью, но иногда и днем.

Тут он задумался и проделал необычную вещь: машинально покрутил в пальцах горящую сигарету и небрежно засунул ее себе в рот — зажженную. И тут же запросто, словно нитку в игольное ушко, продел ее сквозь щеку. Сигарета по-прежнему горела, от нее тянулся синий дымок.

Я заморгала и помотала головой, чтобы опомниться. Но удивительный доктор Жакоб, не заметив моего изумления, сказал:

— Голоса — это бывает при некоторых психических расстройствах. Вам бы лучше обратиться к опытному психиатру.

Он затянулся догорающей сигаретой, снова ловким и привычным жестом продел дымящийся окурок сквозь другую щеку и погасил его как ни в чем не бывало в пепельнице.

— Что вы так смотрите на меня? — спросил он. — Я в самом деле не вижу, чем бы мог быть полезен вашей тетке.

Я встала. Он тоже поспешно поднялся, запахивая свой роскошный халат. Но я все-таки сказала:

— Последнее время этот голос внушает тетке, чтобы она давала деньги какой-то секте «Внимающих Голосам Космического Пламени».

— Ах вот как! Это меняет дело. Что же вы сразу мне не сказали?

Он снова усадил меня. Руки у него оказались прямо железными.

— Итак, тетка ваша слышит голос, и этот «небесный голос» приказывает ей отдать деньги секте каких-то проходимцев, — проговорил он, закуривая новую сигарету.

— Я не говорила, что это проходимцы, — перебила я. — Я ничего не знаю об этой секте. Не знаю даже, существует ли она на самом деле.

— Конечно, это проходимцы, — подтвердил доктор Жакоб, — какие могут быть сомнения. Любая секта в наши дни создается лишь для того, чтобы облапошить доверчивых простаков. И этот «небесный глас», подающий весьма земные советы, — какие вам еще нужны доказательства, что вашу тетушку задумали обчистить до нитки?!

Доктор Жакоб снова начал продевать горящую сигарету то сквозь одну щеку, то сквозь другую — один раз, другой, третий… Он вовсе не старался удивить меня, даже не замечал, что делает, — так нормальные люди в задумчивости машинально постукивают пальцами по столу или что-нибудь насвистывают.

— Перестаньте ради бога выделывать эти штучки! — воскликнула я.

Перехватив мой взгляд, он посмотрел на сигарету и рассмеялся.

— О, ради бога простите! Это я машинально. Надо размять пальцы перед выступлением.

Размять пальцы! Он сказал это так просто, словно был пианистом и готовился к выходу на сцену.

— Где вы живете? С теткой?

— Возле Коллонжа, это за Сен-Морисом.

Он кивнул.

— Дорогой доктор, следующий номер ваш. Прошу на сцену, — вдруг раздался где-то за моей спиной громкий металлический голос.

Я вскочила и оглянулась. Никого, кроме нас двоих, в комнате не было.

— Это тоже ваши штучки? — сердито спросила я, поворачиваясь к доктору Жакобу,

Вид у меня был такой, что он не удержался от смеха и сказал:

— Нет, нет, чревовещанием я не занимаюсь. Просто меня в самом деле зовут на сцену. Мой номер.

Металлический голос доносился из маленького динамика, установленного над дверью.

— Извините и подождите меня здесь, — торопливо сказал мой странный собеседник. — Я скоро вернусь. Постараюсь провернуть сегодня программу побыстрее.

С этими словами он, совершенно не стесняясь меня, вдруг решительным движением сбросил на кресло свой роскошный халат и оказался в одной чалме и набедренной повязке. И тут я поняла, что доктор Жакоб и есть тот самый «восточный красавец», великий факир Бен-Бой, умеющий запросто проходить сквозь стены, изображение которого я видела на афише у входа в этот подозрительный театрик.

2. КУДА Я ПОПАЛА?

Он глянул в зеркало, подправил грим и кинулся к двери.

Вот тебе и доктор Жакоб. Фокусник, шарлатан!

Этот доктор, оказывается, умеет проходить сквозь стены! А во время разговора запросто продевает сквозь щеку горящую сигаретку — просто так. Видите ли, чтобы размять пальцы…

Мне стало смешно, и я расхохоталась, стоя одна посреди этой нелепой комнаты. Негодование мое уходило, его вытесняли чувство юмора и любопытство. Раз уж я сюда попала, стоит полюбоваться магическими способностями доктора-факира. Вряд ли я когда-нибудь еще встречусь с ним.

Я вышли в пустынный коридор и, крадучись, как девчонка, трусливо оглядываясь, направилась в ту сторону, откуда доносились звуки музыки и какие-то выкрики, изредка прерываемые аплодисментами. Значит, там сцена.

Миновала одну дверь, другую… И вдруг увидела прямо перед собой ярко освещенную сцену и на ней нескольких мужчин, что-то сосредоточенно и деловито проделывающих с доктором Жакобом.

Я не сразу разглядела, что они старательно заковывают его в цепи. Надевают ему на руки и на ноги тускло сверкающие кандалы, для верности еще несколько раз обматывают его цепями…

— Ап! — весело и громко выкрикнул Жакоб — и цепи, гремя, вдруг упали на пол к его ногам, словно стекли с него, как струи воды.

Грохнули аплодисменты. А на сцену два служителя уже выкатывали большой сейф на колесиках.

Контролеры от зрителей тщательно осмотрели его и потом начали связывать фокусника по рукам и ногам толстой веревкой, стараясь накрутить побольше хитрых узлов, а Жакоб подшучивал над ними, отпуская задиристые замечания. Затем Жакоба зашили в мешок и поместили в сейф. Контролеры, посовещавшись в уголке сцены, заперли замок, применив известную только им комбинацию цифр и букв.

Потом они отошли в сторону, не сводя глаз с сейфа… Откуда-то сверху мягко упал балдахин, расшитый какими-то пестрыми райскими птицами. Он прикрыл сейф всего на мгновение и тут же взвился кверху…

А возле сейфа с распахнутой дверцей уже стоял улыбающийся Жакоб, небрежно помахивая чудовищно запутанной и переплетенной веревкой.

— Как видите, для этого вовсе не нужно быть йогом! — громко объявил он, когда стихли аплодисменты.

С видом человека, которому настала пора отдохнуть, Жакоб лениво подошел к невысокому ложу в глубине сцены — вроде тахты, покрытой узорчатым ковром. Он сдернул это покрывало, и я содрогнулась.

Вместо тахты под покрывалом оказалась доска, ощетинившаяся, словно еж, длинными стальными остриями, зловеще сверкавшими в ярком свете софитов!

Даже смотреть на них было страшно. А Жакоб как ни в чем не бывало сначала уселся на эти острия, по-восточному скрестив ноги, потом лег, вытянулся да еще поворочался, словно укладываясь поудобнее на мягкой тахте.

Так, опершись на локоть и полулежа на стальных остриях, он и начал следующий номер.

Откуда-то в его руках очутилась флейта, он заиграл на ней тягучую негромкую мелодию. И веревка, небрежно брошенная им на пол после чудесного освобождения из сейфа, вдруг ожила, начала извиваться, словно змея, и тянуться кверху. Вместо узлов на веревке вдруг откуда-то появились разноцветные платки — синие, красные, зеленые. Повинуясь мелодии, они скользили по веревке в причудливом танце.

Жакоб протянул руку — и все платки, будто пестрые птицы, перепорхнули с веревки к нему на ладонь. Фокусник сжал руку в кулак, снова раскрыл ладонь — она была пуста, все платки исчезли неведомо куда.

— И для этого не нужно быть йогом, — сверкнув улыбкой, весело повторил он под аплодисменты зала.

А веревка уже исчезла…

Да, это был фокусник высокого класса. Всем своим видом Жакоб словно говорил: «Вот, друзья, я покажу вам несколько забавных трюков. В них нет ничего чудесного, но попробуйте-ка их разгадать!»

Ему вдруг чем-то не понравилась одна из сильных ламп, висевших над сценой. По его приказу служители вынесли лестницу, вместо обычных перекладин на ней были укреплены кривые сабли. Жакоб ударил по каждой сабле бамбуковой палочкой, чтобы показать всем, как они остры. С каждым ударом от палочки отсекался кусок, пока она не стала величиной с карандаш.

Рисунки Г.Макарова

Фокуснику завязали глаза, и вот в тишине потрясенного зала он начал неторопливо взбираться по этой чудовищной лесенке, спокойно переступая босыми ногами с одного сабельного лезвия на другое… Стоя на двух лезвиях, он пытался с завязанными глазами достать лампочку, но никак не мог до нее дотянуться, рискуя в любой момент упасть.

«Что он еще выкинет?» — с тревогой подумала я. И в тот же миг в руке Жакоба неведомо откуда очутился большой старинный пистолет, и он выстрелил из него со страшным шумом в лампочку.

Звон стекла, вся сцена окуталась дымом…

А когда дым рассеялся, мы увидели Жакоба стоящим все еще наверху, только теперь он оказался без повязки на глазах и одетым: безупречно отутюженные брюки, коричневая рубашка с закатанными рукавами.

Раскланявшись на аплодисменты, он начал так же спокойно и не спеша спускаться по своей ужасной лестнице.

Пока он спускался, у него на пруди возникло какое-то светящееся пятно. Он вдруг расстегнул рубашку — и все увидели, что у него в груди горит электрическая лампочка, явственно просвечивая сквозь кожу!

Жакоб показал еще несколько номеров, один удивительнее другого. А закончил он свое выступление тем, что какой-то багроволицый толстяк, приглашенный из зала, прострелил Жакоба из пистолета навылет карандашом, который предварительно пометили зрители. К этому карандашу была привязана длинная алая ленточка. Жакоб как ни в чем не бывало спустился в зал и зашагал по проходу, давая всем убедиться, что действительно прострелен насквозь именно тем карандашом, какой пометили…

Я поспешила скорее выскочить в коридор и опрометью кинулась из театра.

3. УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ПЛЕН

Проснулась я поздно, в десятом часу, и спустилась позавтракать в кафе. Было тихо и мирно. Я уже кончала завтрак, когда в дверь заглянула какая-то старушка в нелепой шляпке. Она окинула кафе придирчивым взглядом, на миг задержала глаза на мне, но заходить не стала.

Выйдя из кафе, я увидела старуху в холле гостиницы. Она сидела возле двери в кожаном кресле.

«Какая смешная старушенция», — подумала я.

Вдруг старушка выскочила из кресла и засеменила мне — навстречу.

— Наконец-то, милочка! Я вас совсем заждалась, — набросилась она на меня так, словно мы были с нею знакомы целый век. — Хотела, чтобы вы позавтракали с нами, заезжала, но вы еще спали. Поздно вставать вредно, дорогая моя. И вообще как может молодая одинокая женщина ночевать в подобных заведениях?

Тут она поневоле сделала маленькую паузу, чтобы перевести дух, и я могла спросить у нее:

— Позвольте, кто вы и что вам надо? Мы, кажется, не знакомы, вы меня с кем-то спутали…

— Ничего не спутала, дорогая моя, — перебила она. — Никогда я ничего не путаю, хотя и восьмой десяток пошел. Тут каждый знает матушку Мари, спросите хоть первого прохожего…

— Но все-таки кто вы, матушка Мари?

— Как кто? — удивилась старушка. — Я экономка доктора Жакоба. Мы же разговаривали с вами вчера по телефону.

— Очень приятно с вами познакомиться, милая матушка Мари, — сказала я. — Но не понимаю, зачем я вам понадобилась.

— Как зачем? Доктор Жакоб ждет вас.

— Доктор черной и белой магии, — насмешливо кивнула я. — Как же это он узнал, где я остановилась? Хотя при его способностях…

— Почему черной и белой магии? — старушка так обиделась, что мне стало стыдно за свой насмешливый тон. — Он доктор философии, милочка. Крупный ученый, его во многих странах знают. А фокусами он увлекается с детства, я же его вскормила, знаю. Что же в этом плохого? И никакая магия тут ни при чем, это все глупые суеверия одни. Адрес ваш нам дал шофер такси. Он всегда дежурит у театра, а швейцар видел, как вы садились в машину.

— Я никуда не поеду…

Но спорить с этой старушкой было невозможно. К тому же мне вдруг стало любопытно увидеть доктора Жакоба в домашней обстановке. Может, он и дома сидит в чалме на остриях гвоздей или созерцает нирвану, как это делают, говорят, йоги?

— Хорошо, сдаюсь, — сказала я. — Сейчас вызову такси, и едем…

— Зачем такси? У нас есть своя машина, она ждет у подъезда.

Матушка Мари преспокойно заняла место за рулем. В полной растерянности я села рядом с ней. Мотор взревел, и мы рванулись с места.

Матушка Мари остановила машину перед небольшим особняком, прятавшимся в зелени густо разросшегося садика на одной из окраинных улочек возле набережной, и победно посмотрела на меня.

Навстречу нам по усыпанной гравием дорожке уже спешил от дома доктор Жакоб. Он широко улыбался — наверняка видел из окна, как лихо мы подкатили.

— Здравствуйте, мадемуазель… — поклонился oн. — Простите, наше вчерашнее знакомство получилось несколько сумбурным, так что я даже не успел спросить, как вас зовут.

— Клодинa Дрейгер, — сухо ответила я.

— Очень приятно, — он снова учтиво поклонился. — Прошу.

Сегодня он выглядел вполне прилично, и его в самом деле можно было принять за доктора: отлично сшитый костюм, безукоризненная рубашка, хорошо повязанный галстук модных тонов. Вот только, пожалуй, кажется, еще моложе без вчерашнего грима, да улыбка не сходит с губ, не солидно.

Мы поднялись на крылечко из трех ступенек, вошли в тесноватый, но уютный холл.

— Вам наверх, а я пойду прямо на кухню, — скомандовала матушка Мари. — Надо скорее приготовить завтрак, а то наша гостья умрет с голоду.

— Но я завтракала, — всполошилась я и умоляюще посмотрела на доктора Жакоба, но он только развел руками:

— С ней не поспоришь. Я, во всяком случае, давно уже не пытаюсь — с детства. Прошу вас.

Признаться, я перешагнула порог двери, которую он предупредительно распахнул передо мной, с некоторой опаской. Кто их знает, этих факиров! Может, они держат дома удава или коллекцию огрубленных голов?

Но кабинет, в который мы вошли, оказался вполне обычным и современным. Над письменным столом аккуратная табличка:

«Мы так далеки от того, чтобы знать все силы природы и различные способы их действия, что было бы недостойно философа отрицать явления только потому, что они необъяснимы при. современном состоянии наших знаний. Мы только обязаны исследовать явления с тем большей тщательностью, чем труднее признать их существующими.

Лаплас».

Никакой таинственности и восточной роскоши. Я даже разочаровалась.

Мы сели в кресла.

— Чем больше я размышляю о вашем деле, тем все подозрительнее оно мне кажется, — начал доктор Жакоб. — Поэтому я даже решил отменить гастроли, не уехал, чтобы нынче непременно повидаться с вами.

— Спасибо, вы очень любезны, но, наверное, это напрасная жертва. Ведь вы сами вчера сказали, что тут нужен психиатр.

— В этом следует еще разобраться, — задумчиво проговорил он, закуривая сигарету.

Я не сводила с него глаз. Заметив это, он рассмеялся,

— Не бойтесь, я не стану вас пугать больше. Ведь сегодня у меня нет выступления.

— А как вы это делаете?

— Очень просто. Вот так, — и, насмешливо сверкнув глазами, доктор Жакоб ловко продел горящую сигарету сквозь щеку.

Я не спускала с него глаз.

— Н-да, — сказала я. — А вы в самом деле доктор?

— Предъявить вам диплом Сорбонны? Или Цюрихского университета? Я их оба окончил и в самом деле специалист- психолог. Вот мои научные труды, — он небрежно махнул в сторону книжных полок.

— А зачем вы занимаетесь всякими фокусами? — Я неопределенно покрутила у себя перед носом растопыренной пятерней. — Зачем выступаете в каких-то балаганах?

— Потому что мне это нравится. Увлекаюсь, с детства благородным искусством волшебных иллюзий и магических пре вращений. Напрасно вы отзываетесь о нем так презрительно. Это весьма древнее искусство. Еще в библии пророк Моисей соревнуется в чудесах с профессиональными фокусниками — египетскими жрецами,

— Но все-таки… доктор философии одурачивает доверчивых простаков в варьете. По-моему, это противоестественно.

— Наоборот, знакомство с магами и волшебниками помогает моей научной работе. Я занимаюсь изучением скрытых резервов человеческого организма, человеческой психики прежде всего. «Познай самого себя» — этому мудрому завету две с лишним тысячи лет, а мы пока еще очень мало знаем о себе. Знакомство с удивительными достижениями моих славных друзей — цирковых фокусников, факиров, современных йогов, как вы выражаетесь, — дает немало интересного материала для исследований в этой сложной области. Я у них многому научился.

— Я имела удовольствие в этом убедиться. Но как вы ухитряетесь лежать на этих ужасных гвоздях?

— Очень просто. Немножко элементарной физики и арифметики. Болевые ощущения возникают, если на одно острие приходится груз в пятьсот-шестьсот граммов. Площадь моего лежащего тела — около двух тысяч трехсот квадратных сантиметров, на каждый из них приходится по одному острию, а вешу я семьдесят килограммов. Если вы возьмете карандаш и сделаете несложный подсчет, то убедитесь, что на каждое острие приходится всего-навсего по тридцать граммов тяжести. Так что я лежу как на диване.

— Так просто? — разочарованно протянула я. — А сабли? Ведь они острые?

— Острые, — согласился он. — Только заточены и направлены особым образом, так что я ступаю по ним без риска порезаться. Конечно, нужна тренировка.

— Значит, все сплошное жульничество…

Кажется, он обиделся, потому что поспешно ответил:

— А освобождение из цепей и пут? Таких мастеров — мы называем их на своем профессиональном жаргоне клишниками — немного осталось на свете. Тут весь фокус в том, чтобы при сковывании умело напрягать мускулы, значительно увеличивая их размер, а потом уметь быстро их расслабить, Я могу при этом даже смещать кости в суставах и задерживать дыхание на две минуты. Такое владение своим телом дается лишь после многолетней тренировки.

— Да, это ловко у вас получается, — согласилась я. — Но как же все-таки вы ухитрились так быстро выбраться из запертого сейфа? Вы в самом деле умеете проходить сквозь стены?

— Умею, — улыбнулся он.

— Как? Научите меня!

— Ну, во-первых, этому сразу не научишься. Начинать надо с детства. А потом: я не имею права разглашать посторонним все профессиональные секреты. Таков у нас кодекс чести, у фокусников…

Он неожиданно взмахнул рукой, словно ловя надоевшую муху- и в руке у него откуда-то взялась новая сигаретка. Жакоб стал прикуривать, держа зажигалку в некотором отдалении. Сигарета вдруг стала тянуться к огню и превратилась в сигару!

Я захлопала в ладоши и, как девчонка, закричала:

— Еще! Еще!

Но тут дверь открылась, на пороге появилась раскрасневшаяся от кухонного жара матушка Мари в белом накрахмаленном передничке и грозно спросила:

— Долго я буду вас ждать?

Мы прошли в маленькую столовую, сели друг против друга за стол.

— Вы ловкий человек, доктор. Но чем вы можете помочь моей тете? — спросила я.

— Да, вот именно, вернемся к вашей тете, — усмехнулся он. — Я должен посмотреть ее. Вполне возможно, у нее обычное психическое расстройство. Тогда мы поищем более опытного специалиста, раз вы мне не доверяете, и он ее быстро вылечит.

— Но она давно ничем не болела. За последний год, насколько я помню, обращалась к врачам только дважды, и то по пустякам — к дантисту да к глазнику. Доктор Ренар, местный врач, который каждый день бывает у нас и давно стал как бы членом нашей семьи, считает, что у тети прекрасное здоровье для ее возраста!

Жакоб задумался, отсутствующим взглядом уставившись в свою тарелку, потом поднял голову и спросил:

— Как же проявляются галлюцинации у вашей тети, расскажите толком.

— Ну, началось все с того, что месяца три назад она стала слышать по ночам какой-то голос. Он требовал, чтобы тетя покаялась в грехах, одумалась, переменила свою жизнь и посвятила остаток ее богу. Потом он начал всячески нахваливать секту «Внимающих Голосам Космического Пламени» и потребовал, чтобы тетя им помогла. Она уже дважды переводила им в Берн довольно крупные суммы, и каждый раз голос хвалил ее за это.

— Откуда она узнала адрес, по которому переводила деньги?

— Голос назвал. Проснувшись утром, она его прекрасно помнила, хотя вообще-то память у нее не очень хорошая на цифры и адреса.

— Любопытно, — пробормотал Жакоб, — Очень любопытно. А сама она посещала сборища этой секты?

— Нет. Ни разу у нее не возникало такого желания.

— Странно… А как ей слышится этот голос — звучит внутри или доносится откуда-то извне?

— По-моему, она просто слышит его — и все. Как мой голос.

Доктор Жакоб недовольно хмыкнул, потом спросил:

— На головные боли не жалуется? Не говорит, будто ее голову словно распирает изнутри?

— Нет.

— И на бессонницу не жалуется?

— Нет, она спит крепче меня.

— А других галлюцинаций у нее не бывает, кроме этого «небесного голоса»?

— Вы знаете, последнее время с ней стало твориться что-то странное. Однажды она вдруг якобы увидела в саду цыгана с ручным медведем. А на прошлой неделе ей показалось, что в сад забежал волк и прячется в кустах. Все это ей, конечно, пригрезилось.

— Это, может быть, и болезнь, — в глубокой задумчивости, забавно наморщив лоб, пробормотал доктор Жакоб. — Но я сильно подозреваю, что ваша любимая тетя стала жертвой каких-то ловких мошенников.

— Каким образом? — испугалась я.

— Вот это-то нам и предстоит узнать. Уж больно подозрительны эта небесные голоса», дающие совершенно конкретные и весьма земные приказания. Ваша тетка богата?

— По-моему, да, хотя я никогда не интересовалась особенно…

— Вы ее единственная наследница?

— Послушайте! — вспыхнула я.

— Не обижайтесь, я вовсе не хочу вас уличать в каких-то корыстных замыслах. Я вполне верю, что вы искренно любите свою тетю и хотите ей добра. Но мне просто надо знать, есть ли кто-нибудь на свете, кому было бы выгодно, чтобы деньги тети перешли в руки этих жуликов.

— Не знаю и не хочу обсуждать эти вопросы, — резко ответила я. — Одно могу сказать совершенно твердо и определенно: никого из членов этой секты тетя не знает. Упрекать людей, которых вы совершенно не знаете, в преступных намерениях — это, мне кажется, бесчестно.

— Странно, что она и не пытается с ними познакомиться, — пробормотал он, не слушая меня. — Похоже, они готовят себе алиби… А вы верите, будто ваша тетя в самом деле слышит некий божественный голос свыше? Забавно! Но почему этот «глас небесный» советует давать деньги именно этой секте, а не какой-нибудь иной? В этом очень интересно разобраться. Я материалист, медик, психолог, в небесные голоса и божественные откровения не верю, поэтому первым делом я задаю вопрос римских юристов: «Qui prodest?» — «Кому это выгодно?» Вам — явно нет. Доктору Ренару? А что касается ловкости шарлатанов, — добавил он, — то, верьте мне, я их повидал куда больше вашего. Свыше сотни разоблачил и посадил на скамью подсудимых…

Я расхохоталась, потом сказала:

— Доктор философии, ловкий факир, обманщик и фокусник, да к тому же беспощадный разоблачитель шарлатанов — и все это в одном улыбающемся лице. Невероятно! Как вы ухитряетесь совмещать все это?

— Я не обманщик, а иллюзионист, — нахмурившись, наставительно сказал он. — Мы выступаем на сцене или цирковой арене перед зрителями, которые хотят, чтобы их развлекали интересными фокусами. Они хотят быть обманутыми, для этого и приходят. А шарлатаны и жулики обманывают простаков, спекулируя на их суеверии. И я считаю своим долгом разоблачать таких проходимцев. Для меня это, если хотите, своеобразная форма атеистической пропаганды.

— Но вы в самом деле думаете, будто моя тетка стала жертвой каких-то мошенников? Каким образом?

— Чтобы выяснить это, нам придется поехать к вам. Вы меня приглашаете?

Я на какой-то миг помедлила с ответом, но он сразу заметил мои колебания и спросил;

— В чел дело? Ведь вы же специально приехали ко мне за помощью? Вы мне не доверяете?

— Нет, что вы! — поспешно ответила я. — Просто подумала: может, все-таки лучше предупредить тетю?

4. ЯВЛЕНИЕ АПОСТОЛА

Через четверть часа мы уже сидели в машине.

Доктор Жакоб вел свой синий «мерседес» на хорошей скорости, очень плавно и мягко и, не отрывая глаз от серой ленты шоссе, расспрашивал меня о тете, о нашей жизни. Сперва я немножко насторожилась: уж не устраивает ли он мне допрос? — и отвечала суховато, односложно. Но постепенно он сумел разговорить меня.

— А кто еще живет у вас в доме?

— Прислуга.

— Много?

— Трое.

— И они давно у вас служат?

— Давно. С детства, — ответила я и тут же поспешила поправиться: — То есть с моего детства, конечно.

Рассказала я ему и о докторе Ренаре, как он каждый день обедает с нами, попыхивая неизменной глиняной трубочкой, а потом украдкой дремлет где-нибудь в укромном местечке, в саду, и как он рисковал жизнью, высасывая в детстве из моего горла чуть не задушившие меня дифтеритные пленки…

— Вы рано потеряли родителей?

— Да. Мама умерла, когда мне было десять лет, А отца я совсем не помню,

— Значит, тетя вас вырастила и воспитала… Скажите, у нее хороший характер? — спросил Жакоб, помолчав.

Я покосилась на него и хотела сказать: «Какой же вы психолог, если задаете такие вопросы?..» — но промолчала. Можно ли в двух словах описать характер человека?.. Но он ждал ответа на свой вопрос, и я коротко сказала:

— Я ее очень люблю, свою тетю.

Он молча кивнул.

А я думала свое: как ужасно, что теперь тетя так страдает и в нашем милом доме все переменилось…

— Мы не проскочили поворот к вашему дому? — прервал мои мысли доктор Жакоб. — Кажется, это должно быть уже где-то близко.

Я оглянулась по сторонам.

— По-моему, второй поворот направо. Там еще будет маленькое кафе.

— Ясно. Можете дремать дальше.

— Я не дремлю, — сухо ответила я.

Через десять минут мы уже остановились перед нашим уютным домом, окруженным столетними дубами.

— Милости прошу, — сказала я не очень уверенно.

Тетка оказалась в хорошем настроении и приняла нас приветливо. Доктора Жакоба я представила ей как своего старого знакомого, инженера, недавно вернувшегося из Франции.

— Он производит приятное впечатление, — шепнула мне тетя. — Не слишком красив, правда, но теперь вообще нет красивых мужчин. Тебе полезно развлечься.

Мне не очень понравилось, как внимательно осматривал все вокруг доктор Жакоб — словно заправский сыщик, выискивающий преступников. Но когда мы вышли на террасу, он меня обрадовал, сказав:

— Хорошо здесь у вас, уютное местечко. Строгая, мужественная красота, не такая конфетная, как у нас, на местном Лазурном берегу.

К ужину, как обычно, пришел старенький доктор Ренар, и, как всегда, за столом начал ругать современную медицину. Жакоб не выдавал себя, не ввязывался в спор и весьма правдоподобно изображал полного профана в медицинских вопросах.

Но был момент, когда, показав подозрительную осведомленность в вопросе фрейдизма, чуть не подвел и себя и меня.

В общем ужин прошел вполне благополучно. Только в самом начале я с тревогой заметила, что тетя вроде бы становится рассеянной и задумчивой.

Мы с доктором Ренаром украдкой переглянулись.

Но, к счастью, ничего не произошло. Мы встали из-за стола и с доктором Жакобом вышли в сад. И тут я спросила его с замиранием сердца:

— Ну?

— По-моему, ваша тетушка здорова. Конечно, стоило бы проверить у нее рефлексы и сделать ей кое-какие анализы… Никаких патологических отклонений я не заметил. По-моему, она совершенно нормальна.

И тут мы услышали за кустами цветущей жимолости напряженный, прерывающийся от неподдельного волнения тетин голос:

— Да, моя вера все укрепляется. Последние сомнения исчезают, ваше… Простите, но… Я не знаю, как же вас называть? Апостол? Просто апостол? Странно, а я хотела вас назвать словно епископа: ваше преосвященство… Я сделаю все, что требует Голос. Вы могли бы и не приходить, зачем вам было беспокоить себя…

Я осторожно раздвинула кусты и увидела тетю, стоящую на коленях посреди пустой лужайки. Она была совершенно одна. Но смотрела прямо перед собой так пристально, словно видела кого-то и разговаривала с ним:

— Да, конечно, вы правы. Порой меня все еще одолевают сомнения, но теперь я окончательно уверилась. Как я могу не верить сам?!

Тетка вдруг обернулась в нашу сторону.

— Это ты, Клодина? — с облегчением спросила тетя. — Фу, как ты меня напугала! Что за скверная детская привычка подкрадываться исподтишка.

И тут, спохватившись, она повернулась к пустоте, низко поклонилась:

— Ради бога, простите ее, апостол. Она еще так неразумна. Потом тетя повернулась ко мне и строго сказала:

— Это же апостол Петр, разве ты не узнаешь его? Он пришел, чтобы укрепить мою веру. Почему ты не здороваешься с ним?

Лицо ее потемнело от гнева, она поспешно вскочила на ноги и крикнула мне, грозя кулаком:

— Что ты смотришь на меня опять как на сумасшедшую? Снова станешь уверять, будто я разговариваю сама с собой? Убирайся прочь!

Пятясь в кусты, я с ужасом смотрела, как она снова рухнула на колени.

Мы с доктором Жакобом молча прошли в самый конец сада. И тут я без сил упала на скамейку и сквозь слезы спросила:

— Видели? А вы говорите — нормальна… Что же мне делать? Может, сбегать за доктором Ренаром?

— Разве он знает, как с этим бороться?

Доктор Жакоб надолго замолчал, в задумчивости жадно затягиваясь сигареткой.

— Ой, но что же мне делать? — простонала я. — То волк, то этот цыган с медведем, а теперь еще апостол Петр. Она в самом деле видит его?

— Вероятно, да. У нервных больных бывают весьма красочные галлюцинации. Видимо, я ошибся, и ее все-таки нужно показать опытному психиатру. Как часто повторяются у нее такие припадки?

— Последний раз она видела в нашем саду волка, и было это на прошлой неделе. Надо справиться у доктора Ренара, он все записывает.

— Во всяком случае, задача оказалась посложнее, чем я предполагал, — размышлял доктор Жакоб.

— Выходит, рано вы увидели в этом детектив и так самоуверенно упрекали в каких-то кознях неведомых шарлатанов? Значит, она больна?.. И серьезно? Можно надеяться, что она поправится?

Доктор Жакоб начал рассказывать что-то не очень связно об успехах современной психиатрии, о сложности и малоизученности человеческой психики…

Вдруг в конце аллеи показалась тетя и окликнула нас как ни в чем не бывало:

— Вот вы где! Выбрали самое укромное местечко… А я ищу, зову. Я принесла тебе шаль, Клодина, а то простудишься, Уже темнеет, и ветер поднимается с гор. Шли бы вы в дом.

Мы направились все вместе к дому. Тетя была опять мила, говорлива, приветлива. Только у крыльца террасы она вдруг задержала меня на минуту и, понизив голос, спросила:

— Надеюсь, ты не рассказываешь еще посторонним, какая странная у тебя тетка?

Значит, она все прекрасно помнила. И была уверена, что к ней действительно приходил в гости апостол Петр. Это я в ее глазах была ненормальной.

Мне стало грустно. Попрощавшись с доктором Жакобом и сославшись на головную боль, я поспешила уйти.

5. ПОЗОРНОЕ ИЗГНАНИЕ

Проснулась я поздно, с тяжелой головой и каким-то чувством бесконечной тревоги и поспешила в сад. Доктор Жакоб бодро шел мне навстречу.

— Доброе утро! Как вы себя чувствуете?.. Вчера, оставшись один, я не мог заснуть и много думал о том, что происходит с вашей тетей. Мне кажется, что все это весьма подозрительно смахивает на гипнотическое внушение. Эта странная галлюцинация с явлением апостола,

— Вы хотите сказать — кто-то тетю загипнотизировал?

— Ее могли загипнотизировать и раньше, до нашего приезда. Существуют так называемые постгипнотические явления. Человек пробуждается от гипнотического сна и ничего не помнит об этом внушении. Но точно в приказанное время он выполнит внушение гипнотизера. Очень интересное явление, к сожалению, еще плохо изученное, — продолжал Жакоб. — Из разговора с доктором Ренаром я узнал, что ваша тетя подвергалась гипнозу. Известно, что человек, подвергавшийся раньше гипнозу и поверивший в его целебную силу, значительно легче поддается новым гипнотическим внушениям.

— Ну, а кто же занимается этим внушением? — спросила я. — Доктор Ренар? Вообще вам тут подозревать некого. Или вам кажется опасной наша кухарка Дина? Вы за ужином так подозрительно на нее поглядывали каждый раз, как она подавала новое блюдо.

— Вы все-таки невыносимы, — ответил он. — Пойдемте-ка лучше завтракать. Я вам докажу, что целиком доверяю вашей чудесной кухарке.

Но позавтракать в этот день нам не удалось.

Когда мы, весело улыбаясь и всем своим видом показывая, как прекрасно утро, подошли к дому, на террасе нас уже поджидала тетя. Вид ее не предвещал ничего хорошего. Но то, что мы услышали, оказалось неожиданнее землетрясения или конца света.

— Подлец! — гневно выкрикнула вдруг тетя, грозя пальцем Жакобу, — Я знаю о вас все. Вы наглый шарлатан, выдающий себя за ученого. Убирайтесь вон из моего дома! Я не желаю вас больше видеть.

На некоторое время мы с доктором окаменели и стояли перед нею словно две статуи.

Потом я пробормотала:

— Но тетя… Что случилось? Откуда ты все это взяла, будто тебя обманывают?

— Мне сказал Голос. Он мне все объяснил, все ваши коварные планы, — ответила она и, нахмурившись, снова прикрикнула на Жакоба: — Что же вы ждете? Я же сказала вам: убирайтесь вон!

Пожав плечами, мой неудачливый гость нерешительно направился к ступенькам, ведущим на террасу.

— Куда вы идете? — закричала совершенно взбешенная тетя. — Я не дам вам переступить порог моего дома!

— Но… мои вещи, — пробормотал несчастный Жакоб.

— Ваши вещи уже собраны и отнесены к вам в машину. Все цело, можете проверить. У нас в доме жулья нет.

Посмотрев жалобно на меня и опять обескураженно пожав плечами, доктор Жакоб коротко поклонился тете и покорно поплелся к воротам.

Это было ужасно.

Щеки у меня горели. Я прижала к ним ладони, но все равно этот жгучий пламень стыда вырывался наружу.

— Как ты могла, тетя? — сказала я. — Как ты посмела! Ты совсем рехнулась…

— Я-то совершенно нормальна, — ответила она, пристально глядя на меня. — Не то что некоторые в этом доме. Или они просто сговорились выдать меня за ненормальную и запрятать в сумасшедший дом?

Ужасный смысл этого намека тогда не дошел до меня… Махнув рукой, я опрометью бросилась вслед за доктором Жакобом.

Он стоял уже возле своей машины и, склонив голову, слушал доктора Ренара, который говорил ему:

— Вы должны ее извинить. Ведь она больной человек, вы же видите сами.

— Конечно, она была сейчас совсем невменяемой, — подхватила я, подбегая к ним. — И мы сами виноваты. Устроили этот глупый спектакль, зачем-то обманули ее, выдавая вас за инженера.

Доктор Жакоб поднял голову и повернулся ко мне. Он улыбался. Ему почему-то стало весело.

Странный человек! Ни капельки самолюбия…

— Но сегодня утром, — вмешался доктор Ренар, — я начал кое-что подозревать: уж больно вы дотошно расспрашивали меня о сеансах гипноза, уважаемый коллега. Выдали слишком хорошую осведомленность в этих вопросах, весьма странную для инженера, Еще несколько таких бесед, и я бы вас наверняка раскусил, можете не сомневаться. У меня глаз наметанный.

— Но откуда же тетя узнала? — пробормотала я.

— Вы же слышали: ей сказал об этом «голос», — серьезно ответил Жакоб.

— И вы в это верите? В самом деле верите? — опешила я.

— «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», — торжественно процитировал доктор Ренар и наставительно поднял палец к небу.

— Мы с доктором коллеги, материалисты и верим только фактам, — почтительно склонив голову словно перед этими самыми фактами, ответил Жакоб. — Раз она слышит голос, да еще такой всеведущий, — мы должны ей верить.

— Ничего не понимаю. Вы меняетесь как хамелеон, — снова напустилась на него я. — И взгляды ваши меняются с каждым часом. То вы видите в этом какое-то загадочное преступление, то начинаете всерьез уверять меня в реальности «небесных голосов». Скажите мне лишь одно: это излечимо? Ей можно помочь?

— Безусловно. Мы обязаны ей помочь.

— Мне очень нравится ваш оптимизм, дорогой коллега, — покачав головой, вздохнул доктор Ренар. — И поверьте, я очень высоко ценю ваши труды. Но боюсь, данный случай слишком сложен, слишком сложен, коллега. Поверьте мне, старику. Я ведь наблюдаю за ее заболеванием давно, с самого начала.

— Ничего, попробуем все-таки разобраться, — бодро ответил доктор Жакоб. — Дело действительно темное. Но мне кажется, кое-какой свет уже забрезжил.

Повернувшись ко мне, он ласковым жестом взял меня за руки и добавил:

— Мы спасем вашу тетю. Верьте мне. Я уезжаю, но докопаюсь до истины. Спасибо за все и до свидания. Я буду вам звонить. А вы ни на минуту не оставляйте тетю одну. Ни на минуту!

6. ОПАСНЫЙ СПУТНИК

Признаться, я не очень поверила и подозревала, что доктор Жакоб просто утешал меня, а сам воспользовался удобным случаем, чтобы ретироваться. Но я ошиблась. Уже на второй вечер вдруг настойчиво зазвонил телефон:

— Добрый вечер! Что новенького в вашем милом доме? Какие видения посетили вас с тех пор, как мы так трогательно расстались? Чем-нибудь расстроены? Мне казалось, мой голос вас должен обрадовать: ведь он вполне земной, не небесный.

— Да, я уж боялась, что не услышу его больше. Но мне не нравится, когда вы так легко говорите о вещах, которые мне вовсе не кажутся забавными.

— Опять вы на меня сердитесь. Не надо, просто у меня такой веселый характер. Но я действительно рад, что у вас все спокойно и благополучно. Это мне нравится.

— И вы думаете, будто все кончилось? Мне бы ваш оптимизм.

— Нет, мой оптимизм не переходит в тупость. Не думайте, что я сижу тут сложа руки. И в доказательство хочу предложить вам небольшую, но, уверен, увлекательную поездку.

— Это еще куда?

— В Берн. Надо же нам поближе познакомиться с этими поклонниками «Космического Пламени». Попробуем выяснить, почему именно за них так настойчиво ходатайствует загадочный «глас небесный».

— Но вы же не велели оставлять тетю одну?

— Ничего страшного. Пока она ведет себя спокойно, вы можете ехать. Это же ненадолго, к вечеру вы вернетесь.

— Хорошо, я попрошу доктора Ренара весь день под каким- нибудь предлогом побыть возле нее.

— Прекрасно. Только не говорите никому, куда мы с вами едем. Я жду вас утром к десяти в закусочной, у поворота к вашему дому.

Я боялась, как бы ночью таинственный «голос» не рассказал тете, куда и зачем я на самом деле еду. Это были унизительные, трусливые мысли, я пыталась их гнать, уговаривая себя: «Как не стыдно, ты сама становишься суеверной психопаткой!»

Но в эту ночь тетя никаких голосов не слышала. Она хорошо выспалась, рано встала и даже успела позавтракать со мной.

От нашего дома до шоссе было пять минут езды, но, конечно, я опоздала.

Знакомый синий «мерседес» уже стоял на площадке возле закусочной, а доктор Жакоб сидел за столиком под полосатым тентом и пил кофе. Я поздоровалась, подсела к нему и тоже заказала себе чашечку.

— А вы пунктуальны, — не удержался Жакоб. — Ну, какие новости?

— Никаких особенных новостей нет. Тетя спокойна и вроде вполне нормальна.

— Голос пока замолк?

— Вроде да. А у вас какие новости?

— Тоже, пожалуй, никаких. Я проконсультировался насчет вашей тети, навел кое-какие справки об этой секте поклонников «Голосов Космического Пламени».

— Ну?

— Обыкновенные жулики, как я и говорил. Они околпачивают суеверных простаков в гибких рамках нашей законности. В части мистики и всяческих суеверий швейцарские законы весьма либеральны. Суеверия в нашем мире отнюдь не являются подрывной деятельностью, скорее наоборот. Вы видели, что продается там, в ларьке, у входа в кафе?

— Откуда мне знать? Я впервые захожу сюда, и то благодаря вам.

— Там вы можете приобрести «талисман принцессы Изольды», обеспечивающий успех в любви, или купить плитку «драконовой крови», чтобы, растворив ее, в полночь зловещим шепотом творить над нею губительные проклятия в адрес своих врагов. Уверяют, что они от этого сгинут. И цены вполне доступные.

— Вы шутите.

— Ничуть. Все это весьма ходовой товар в здешних краях, среди людей, которые живут у подножия горы, которую они называют «Игрищем дьявола». Суеверия — тоже бизнес, — продолжал рассуждать Жакоб. — И весьма доходный, приносит ловкачам миллионы. Но мы с вами засиделись в этом уютном уголке, — оборвал он себя, поглядев на часы. — Едем.

— Вы в самом деле думаете, будто мою тетку кто-то гипнотизирует? — задала я вопрос, уже давно вертевшийся у меня на языке.

— Да, весьма похоже на это. Гипнотическое внушение — весьма сильная вещь. Оно может вызвать ожог без огня у со вершенно нормального человека и заставить иногда заговорить немого. Или люди как бы незаметно запоминают иностранные слова… Человек спокойно спит и в то же время слушает сквозь сон по радио негромкий убеждающий голос…

Я посмотрела на него:

— Пожалуй, вы правы. Это очень похоже на то, что происходит с тетей. Но у нее нет в спальне никакого приемника. Она вообще недолюбливает радио и редко слушает даже музыку. И кто же может ей внушать всякие нелепицы?

— Пока не знаю. Но согласитесь, что это весьма похоже на внушение. Она ложится спать совершенно нормальной, а утром вдруг объявляет, что слышала «голос». И этот таинственный «голос» приказывает ей выгнать меня из своего дома как мошенника и шарлатана. Вот вам первая улика, что тут дело нечисто. «Голос» перестарался и выдал свое вовсе не божественное происхождение. Он явно принадлежит человеку…

— И человек этот знал, что вы приехали к нам, — подхватила я. — Кто-то проследил за нами.

— Вот именно. Очень любопытная улика.

— И кого же вы подозреваете? Доктора Ренара?

— Пока я только собираю факты и размышляю над ними.

— Но кто еще мог знать о вашем приезде? Нас было всего четверо за ужином. Тетка поверила, будто вы инженер. А доктор Ренар уже начал догадываться, что мы обманываем их, — он же сам говорил вам об этом.

— Не будем строить слишком поспешных гипотез, — мягко сказал Жакоб. — Они легко становятся шорами и мешают потом замечать даже весьма очевидные вещи. А что касается гипнотических внушений, то это штука серьезная. В последние годы начали увлекаться гипнозом и японские бизнесмены. Их обслуживает специальный Центр промышленной психологии.

— Но бизнесменам-то зачем гипноз? — удивилась я.

— Вы не отдаете себе отчета, но подвергаетесь различным внушениям буквально на каждом шагу. Большой русский ученый академик Бехтерев, очень много сделавший для изучения массовых внушений, образно говорил, что внушение в отличие от убеждения, уговоров как бы входит в наше сознание не с парадного хода, а с заднего крыльца, минуя сторожа — критику, проверку логикой. На этой особенности внушения основана, в сущности, вся реклама. Хорошо, что у нас запрещены хоть эти рекламные щиты на дорогах, а то мы тратили бы куда больше денег, чем сейчас, на совершенно ненужные нам вещи. Недавно в Америке психологи проделали такой любопытный опыт. В обычный фильм с интервалом в пять секунд вклеивали кадрики с рекламным призывом: «Ешьте жареную кукурузу!» Надпись эта проскакивала за одну трехсотую секунды, так что человеческий глаз не успевал ее воспринять, а мозг — осознать. Никто из сорока пяти с лишним тысяч зрителей, ставших участниками этого эксперимента, ничего решительно и не подозревал. Но, расходясь после кино, они раскупили в ближайших ларьках жареной кукурузы в полтора раза больше, чем обычно. Причем никто из них и не догадывался, откуда у него вдруг возникло желание полакомиться кукурузой.

— Вы так спокойно об этом рассказываете, и даже с удовольствием, — мрачно сказала я, — А ведь если вдуматься, это ужасно. Настоящее насилие над личностью.

— Вы правы, — согласился он. — Внушение становится весьма опасным психологическим оружием, попадая в нечистые руки.

— Вы меня пугаете. Я и в самом деле начинаю верить, будто вокруг моей тети плетут сети какие-то хитрые злодеи. Если вы хотели таким способом продемонстрировать мне силу внушения, то своего добились.

— Это не внушение, — засмеялся он. — Я вас убеждаю, рассуждаю логически, привожу примеры и доказательства. А вот когда я прикрикну на вас: «Спать!» — и вы немедленно уснете, — вот тогда это будет внушение. Или прикажу вам поцеловать себя.

— А вы в самом деле умеете гипнотизировать? — с опаской спросила я, невольно отодвигаясь от него, хотя это и выглядело смешно.

— Умею. И довольно неплохо.

— Но у вас карие глаза… И внешность совсем не демоническая.

— А какими они должны быть: черными, жгучими, пронзительными? — засмеялся доктор Жакоб. — Боже мой, сколько всякой чуши болтают о гипнозе! Особенно люди культурные, интеллигентные, образованные. Не бойтесь, без вашего желания я вас гипнотизировать не стану. Это практически невозможно.

— Нельзя усыпить человека против его желания?

— Очень трудно. Известны лишь считанные случаи, когда это удавалось, да и то достоверность их довольно сомнительна.

— Но тогда рушится вся ваша такая стройная гипотеза, — с торжеством сказала я. — Как же кто-то мог загипнотизировать мою тетю и внушать ей всякие глупые поступки? Она человек с характером, весьма скептическая и здравомыслящая женщина, как вы сами могли убедиться. Не сходятся с концами у вас концы, уважаемый Шерлок Холмс от психологии.

— Ну, во-первых, загадочный «голос» делает свои внушения во сне. Это тоже улика. Только я не могу понять, каким же образом добирается до нее этот таинственный «голос». Вы говорите, никакого радиоприемника в тетиной спальне нет? Откуда он доносится? Пока мы этого не поймем, мы будем плутать в темноте, — задумчиво пробормотал он.

— Может быть, вы и правы. Но я не понимаю одного. Зачем им понадобилось внушать тете все эти глупые видения: цыган с медведем, волк в саду?

— Эти галлюцинации внушались скорее всего для отвода глаз, чтобы заставить окружающих думать, будто ваша тетя свихнулась на религиозной почве. Таким образом, они толкают нас на ложный след. Вы скоро в этом убедитесь, — уверенно заключил Жакоб.

7. «ГОЛОСА КОСМИЧЕСКОГО ПЛАМЕНИ»

Добрались до Берна мы только к часу. Промчались по старому мосту через Ааре и, сразу сбавив скорость, начали плутать в паутине узеньких улочек и бесчисленных площадей, загроможденных аляповатыми фонтанами.

— Кажется, здесь, — сказал, наконец, Жакоб, останавливая машину на площадке у какого-то тесного переулочка.

Мы вышли из машины и направились в переулок. В нем было довольно многолюдно, и все прохожие спешили в одну сторону. Мы присоединились к ним и вскоре оказались перед старым двухэтажным домом с облупившимися стенами, у дверей его толпились люди, прислушиваясь к доносившимся из открытых окон каким-то трубным звукам. Потом раздался размеренный мужской голос. Но что он вещал, нельзя было разобрать.

— Мы от «Братства Весенних Лунотипистов», — внушительно провозгласил Жакоб, вперяя в очкастого ганца с рыжей бородкой, стоящего у калитки, мрачный взгляд. — Вторая дверь направо?

— Нет, третья, — ответил тот, отступая.

Мы вошли во двор, поднялись по каменной лестнице с истертыми ступенями и оказались в чем-то вроде ложи на невысоких антресолях, откуда был хорошо виден полукруглый зал, забитый людьми. Он был весь затянут чем-то черным, и на этом фоне повсюду светились мерцающие точки, словно звезды. От этого зал казался беспредельным, как вселенная. В глубине стоял высокий человек в серебристом одеянии, плотно облегающем все его худощавое, стройное тело, на манер костюма астролетчика, какими их обычно изображают на рисунках к научно-фантастическим романам. Лица человека почти не было видно, оно все время пряталось в тени. Но громкий, размеренный голос его разносился по всему залу.

И самым поразительным было то, что вещал этот хорошо поставленный баритон:

— Наука каждый день демонстрирует нам свое могущество, раскрывая все новые и новые сокровенные тайны природы, посрамляя неверующих. То, что вчера еще многим казалось нелепостью, становится неопровержимой истиной. Нет в мире ничего сверхъестественного. Есть только вещи, уже познанные наукой, и явления, пока еще доступные лишь откровению избранных. Но завтра и они станут истиной для миллионов. Кто может сомневаться в этом?

Я не верила своим ушам: настоящий панегирик науке!

Он приводил примеры, выглядевшие весьма убедительно. Скептики не верили Эйнштейну, когда он доказывал относительность времени, массы и пространства, долго не признавали квантовую механику, кибернетику. Всегда шли впереди, подвергаясь насмешкам неверующих, пророки и провидцы, интуитивно постигавшие новые истины. А отсюда делался вывод:

— Магия — не религия, а наука. Магия — знание, а не слепая вера. Печально, когда некоторые представители науки забывают, облепленные гордыней, что именно с магии началось познание тайн природы.

И дальше лукавый «космический проповедник» все время ловко жонглировал словами «магия» и «наука», то и дело приравнивая одно к другому, подменяя одно другим.

Это была какая-то ужасающая мешанина из лжи и правды, из суеверий и вполне современных научных терминов, но все внимали ему в такой глубокой тишине, что моментами начинало казаться, будто я одна в зале.

— Только оккультизм позволяет нам, опережая научное знание, постигать душой гармонию мира, которой управляют Голоса Космического Пламени! — гремел в этой напряженной тишине голос проповедника. — Поклонимся же ему, братья и сестры! Будем внимать Голосам Космического Пламени, голосам наших Старших Братьев.

Он сделал небольшую паузу, словно прислушиваясь к чему-то, и громко» провозгласил:

— Слушайте внимательно звучащие в душе вашей Голоса Старших Братьев, Голоса Космического Пламени! Слушайте их не ушами, но сердцем, ибо именно сердце наше — орган высшего познания, орган божественной мысли, орган общения человека со вселенной, с неугасимым Космическим Пламенем!

И тут весь полутемный зал наполнился звоном, стенаниями, звенящими детскими голосами. Казалось, в самом деле к нам доносятся голоса «с того света» и мольбы каких-то еще не родившихся младенцев. Эти стоны и хоровые песнопения сопровождались и музыкой — тоже странной, необычной, словно бы неземной. Наверное, играли какие-то электронные инструменты.

Я всегда считала, что у меня крепкие нервы, но тут мурашки побежали по коже. А в зале повсюду слышались истерические всхлипывания и кликушеские выкрики.

— Неплохо поставлено, — с одобрением сказал у меня над ухом доктор Жакоб. — Мишель Горан, в прошлом талантливый эстрадный «чтец мыслей».

Эта деловитая реплика как-то сразу меня успокоила и вернула на твердую, надежную землю. Я с интересом, но уже без всякого трепета стала ожидать, что же будет дальше.

А дальше начались не менее занимательные вещи. Космический проповедник протянул руку — и вдруг из тьмы, из ничего метрах в пяти от него возникла белокурая девушка в белом платье, вылитая Гретхен.

— Ага, и Луиза здесь, — пробормотал Жакоб. — Все старые знакомые.

Появилась она так внезапно, что я бы, наверное, вздрогнула, если бы не видела прежде, как проделывает подобные фокусь; доктор Жакоб на сцене «Лолиты». Его трюки в самом деле успешно выполняли роль психологического противоядия: вспоминая их, я теперь смотрела на все трезвыми, ироническими глазами.

Уж больно все это, несмотря на зловещую торжественность обстановки, напоминало выступление эстрадных иллюзионистов и «чтецов мыслей», особенно то, что началось дальше.

Откуда-то из пустоты рядом с белокурой девицей неожиданно появилось кресло, и она села в него. Проповедник простер к ней руки и несколько минут в напряженной тишине затаившего дыхание зала смотрел молча на девушку. Он ничего не говорил, губы его, насколько мне было видно в полутьме, не шевелились, но «Гретхен» вдруг заснула. Или она лишь притворялась?

— Готова ли ты внимать Голосам Космического Пламени? — торжественно спросил ее проповедник.

— Да, я готова внимать Голосам Космического Пламени, Голосам Старших Братьев, — певуче ответила девушка.

Тогда проповедник повернулся к залу и предложил подойти к нему двум желающим задать любые вопросы.

— Только двое! — поспешно повторил он, когда в зале началось движение, и даже для убедительности показал на пальцах. — Как всегда, мы публично ответим лишь двоим, дабы рассеять последние сомнения неверящих. Остальные могут приходить для личной беседы в часы, указанные в наших объявлениях.

Видно, у этих космических чудотворцев строго разработанный ритуал и даже твердый график. Мне стало смешно.

Но дальше начались занятные вещи. Первой к проповеднику стремительно пробилась, растолкав всех, сухонькая старушка в черной шляпке и с зонтиком в руках и начала что-то быстро говорить ему на ухо. Они пошептались несколько минут, потом проповедник кивнул, отстранил от себя старушку и громко спросил у девушки, неподвижно застывшей в кресле, освещенной теперь ярким лучом света, падавшего откуда-то из-под потолка:

— Слышит ли твоя душа, о чем спрашивает эта женщина?

После короткой паузы девушка ответила:

— Да. Она хочет знать, стоит-ли ей вложить свои сбережения в акции интересующей ее фирмы или подождать. Стечение планет благоприятно, хотя есть угроза повышения налогов и роста цен…

Вторым к проповеднику протолкался рослый парень лет двадцати пяти с обветренным, загорелым лицом, наверное, крестьянин. Его интересовали виды на урожай винограда. «Гретхен» ответила ему обстоятельно, хотя несколько туманно. В этом не было ничего чудесного: прогнозы на урожай у нас печатают многие газеты.

Удивительным было то, что девушка опять каким-то образом угадала и этот вопрос, хотя парень задавал его на ухо проповеднику, как и старушка.

Никаких знаков девушке проповедник не подавал.

Может, все это было ловко подстроено заранее? Вряд ли: старушка и парень явно не походили на подставных лиц.

Вести себя так естественно могли бы только гениальные актеры. К тому же старушку в зале многие знали, вокруг нее сразу собрались кумушки, оживленно обсуждавшие чудо.

Опять зазвучала «космическая музыка», запели ангельские голоса. Разговоры и шум в зале стихли, Возбужденной толпой все сильнее овладевал мистический, суеверный экстаз. Я сама невольно ощущала это по себе…

— Введите ее! — громко и властно приказал проповедник.

Двое молодых мужчин в строгих черных одеждах, похожих

на монашеские рясы и в то же время опять-таки на какие-то костюмы космонавтов, медленно ввели под руки женщину с рано постаревшим лицом. Это бледное лицо было искажено страстным, мучительным ожиданием чуда. Глаза у женщины были широко открыты, но ничего не видели. Она была слепая.

Замерший в ожидании зал следил, как ее вели к проповеднику, отступившему еще дальше в темноту и почти невидимому.

Спящая девушка вдруг встала и походкой сомнамбулы отошла в сторону от кресла. Теперь ее тоже почти не стало видно, лишь смутно белело платье в темноте.

Слепую женщину усадили в кресло под слепящий свет прожектора. Но она не видела света, глаза ее не моргали.

— Готова ли ты, бедная сестра моя? — торжественно спросил проповедник.

— Да, я готова, — срывающимся голосом ответила женщина, вцепившись в подлокотник кресла.

— Тверда ли твоя вера?

— Да, тверда. Я верю, верю! — исступленно, как заклинание, несколько раз повторила женщина.

Пауза. Звенящая тишина…

— Спи! — вдруг властно приказал проповедник.

И женщина окаменела.

Луч света, падавший на нее, начал медленно меркнуть. Вот уже лицо женщины едва различимо…

— Сейчас ты прозреешь, сестра моя, — негромко и певуче начал говорить проповедник. — Я буду считать до пяти, и когда я скажу «пять», всемогущие космические силы Старших Братьев вернут тебе зрение. Ты снова все будешь видеть.

Я считаю. Раз… Два…

Он считал медленно, размеренно, монотонно, и напряжение в зале все нарастало…

— Три… Четыре…

Какая длинная пауза!

— Пять! Проснись! Ты видишь!

Женщина вскочила, закрыла ладонями глаза, тут же снова отняла их от лица и неистово закричала на весь зал:

— Я вижу! Вижу! Господи, я вижу!

Ее подхватили под руки и увели, почти потерявшую сознание.

Трудно передать, что творилось в зале. Перекрывая всхлипывания и возгласы зычным голосом, проповедник выкрикнул, простирая перед собой длинные руки:

— Поклонимся Космическому Пламени!

И вдруг у его ног словно разверзлась огненная бездна!

В полу открылась яма, доверху наполненная раскаленными углями. Проповедник взмахнул руками, словно готовящаяся взлететь серебристо-багровая птица:

— Поклонимся Космическому Пламени, братья и сестры!

С этим возгласом он быстро подошел к самому огню, склонился над ним в низком поклоне и вдруг, набрав полные пригоршни пылающих углей, погрузил в них свое лицо, будто совершая некое «огненное омовение», а затем подбросил угли высоко кверху. Огненные полосы прочертили воздух.

Не успела я опомниться, как проповедник, будто ни в чем не бывало, вернулся на свое место. А к огненной яме неторопливо и торжественно подошла «Гретхен» в белом платье. Теперь стало видно, что она босая.

Под ликующее пение «космических голосов» девушка спокойно ступила босыми ногами на раскаленные угли и так же неторопливо, величаво прошла по ним.

Я вскрикнула, ожидая, что вот сейчас вспыхнет ее легкое платье и девушка на наших глазах превратится в живой пылающий факел…

Крики ужаса раздавались и в других концах зала.

Но ничего не произошло. Платье почему-то не вспыхнуло.

Девушка с отрешенным видом лунатички прошла по всей дорожке из раскаленных углей, и ноги ее были, видимо, целы и невредимы.

— Эх! Не могу, — проговорил вдруг рядом со мной доктор Жакоб и начал быстро раздеваться.

8. СКАНДАЛ В «СВЯТОМ ДОМЕ»

Оставшись в одной рубашке и плавках, похожих на ту набедренную повязку, в какой он выступал на сцене, доктор Жакоб легко вскочил на низенькие перила, ограждающие нашу ложу, и крикнул:

— Уважаемые зрители, минуточку внимания!

Все лица повернулись к нему.

— Я атеист и не верю ни в бога, ни в какие-то там загробные голоса. Но я тоже могу творить подобные чудеса, они доступны каждому нормальному человеку.

С этими словами он спрыгнул в зал, прошел сквозь спешно расступающуюся толпу к огненной дорожке и вступил на нее. Стоя в огне, он набрал полные горсти раскаленных углей, покачал головой и, сказав громко:

— Жалко, уже остыли, — старательно сдул с них серый пепел.

Угли запылали ярче, и Жакоб начал растирать ими ноги, словно это была обыкновенная массажная губка.

— Как видите, для этого не обязательно быть святым! — весело воскликнул он, показывая всем пылающие на его ладонях угли.

Потом он вдруг начал приплясывать на углях.

— Маэстро, где же музыка? — крикнул Жакоб. — Твист без музыки — это не то. Дайте музыку! Хотя бы марсианскую.

Проповедник и девушка уже куда-то исчезли.

Жакоб выскочил из костра и, шутливо отбиваясь от каких-то истеричных старух, пытавшихся ударить его кто зонтиком, а кто просто сухоньким кулачком, вскочил на перильца и, тяжело переводя дыхание, оказался опять рядом со мной.

— Бежим! — по-мальчишески выпалил он, поспешно натягивая брюки.

Ботинки он взял в одну руку, меня подхватил другой, и мы, скатившись по истертой каменной лестнице, выскочили во двор и очутились на улице.

Из дверей «космического храма» выбегали ошеломленные «братья» и «сестры». Помахав им рукой, Жакоб со смехом потащил меня за собой.

— Ну что вы сделали! Боже мой, я чуть не умерла от страха.

— Как ваши ноги? Надо немедленно ехать в больницу. Они наверняка обожжены.

— Ни капельки, можете убедиться. Надо, кстати, обуться. Я не впервой проделываю этот номер. И мои ноги уже несколько раз осматривали после такого хождения специально приглашенные медики.

Мой страх постепенно переходил в восхищение. Мы сели в машину, никто нас не преследовал.

— И вы вправду не пользуетесь никакими таинственными снадобьями? — недоверчиво спросила я.

— Нет. Ловкость рук — вернее, ног, и никакого обмана.

— Но как же это вам удается? Еще пепел стал сдувать, фу… Нет, все-таки вы невозможны!

— Пепел я сдувал нарочно. Так сказать, из технических побуждений. По очищенным углям ходить проще, меньше опасности ожога. Это научный факт. Такие фокусы широко распространены в Азии и Африке. Да и не только в дальних экзотических странах: на юге Болгарии есть целые села, где устраивают пляски босиком на раскаленных углях во время так называемых «нестинарских игр», имеющих древнюю традицию, еще со времен язычества. Я этим давно заинтересовался и решил непременно ввести такой номер в свой репертуар. И эффектно…

— Да уж!

— …И позволяет неплохо разоблачать так называемые «чудеса факиров». Однажды попробовал — и получилось.

— Очень просто у вас выходит: взял — и попробовал. И получилось. Все равно что через веревочку прыгать. Никогда не поверю, будто тут нет никаких секретов. Вы же сами говорите, что это фокус.

— Ну, фокус в том смысле, что с ним можно успешно выступать и удивлять зрителей. А секретов в самом деле нет никаких. Просто это позволяют проделывать физиологические особенности человеческого организма да законы физики, хотя, честно говоря, мне и самому тут еще не все ясно.

Он вдруг так резко затормозил, что я ткнулась носом в стекло и тревожно спросила:

— В чем деле?? — озираясь по сторонам.

— Не бойтесь, за нами никто не гонится, — засмеялся Жакоб, — Просто я увидел этот уютный ресторанчик и сразу вспомнил, что мы еще не обедали. Он вас устроит?

— Ничего, кажется, неплохое местечко. Во всяком случае, тихое.

— Тогда давайте перекусим перед обратной дорогой.

Мы сели за столик.

— Как хотите, а я все-таки не верю, будто одной лишь силой воли можно заставить себя безболезненно пройти по огню. И почему платье на ней не вспыхнуло, на этой смелой девице? Я каждую минуту боялась.

— Оно из несгораемого материала, надо будет это перенять, — деловито ответил Жакоб, принимаясь за паштет.

— Нет, тут все-таки наверняка есть какие-то секреты, только вы не хотите их мне раскрыть, — не унималась я. — Опять профессиональная тайна? Кодекс факирской чести не позволяет?

— В данном случае я ничего от вас не скрываю, честное слово. Вся разгадка, видимо, в том, что, когда я иду по раскаленным углям, обильно выделяется пот и образующиеся шарики жидкости предохраняют ноги от ожогов. Плюс, конечно, влияние самовнушения на симпатическую нервную систему. Да вы сами наверняка проделывали, и даже не раз, такой фокус, только не в столь эффектном оформлении.

— Я? Каким образом?

— Пробуя пальцем, хорошо ли нагрелся утюг. Вспомните: вы всегда перед этим смачиваете палец слюной.

— Верно…

— Водяные пары между пальцем и горячим утюгом и предохраняют вас от ожога. А опытные паяльщики ухитряются даже, смочив ладонь слюной, направлять рукой в нужную сторону поток расплавленного олова. Сейчас я готовлю номер еще эффектнее.

— Это какой же? — насторожилась я.

— Лизну языком докрасна раскаленный стальной брусок.

— Ужас! Только мне-то уж этот фокус не показывайте. И вообще не портите, пожалуйста, мне аппетит.

Доктор Жакоб покорно склонил голову, и мы принялись за яблочный торт. Когда очередь дошла до кофе, я сказала:

— Да, а вы понимаете, что этой — простите меня — мальчишеской выходкой вы себя выдали? Теперь они знают, что вы интересуетесь их деятельностью.

— Ну, о «и меня и так хорошо знают, — не очень уверенно ответил Жакоб.

— Но сегодня-то они вас явно не ждали.

— Да, похоже. Всеведущий «голос» тут что-та оказался не на высоте.

Когда мы выбрались из тесноты кривых улочек на простор шоссе, я сказала:

— Ну, а теперь выкладывайте ваши выводы. Что вы новенького высмотрели, мистер Шерлок Холмс?

— Я видел то же, что и вы, — засмеялся он.

— Ладно, ладно, не кокетничайте. Я-то вижу эти чудеса впервые, а вы ведь приезжали специально, чтобы проверить свою гипотезу о том, будто эти шарлатаны каким-то образом влияют на мою тетку. Ну и что вам удалось выяснить? Если они и шарлатаны, то весьма талантливые и ловкие. Я человек спокойный и абсолютно неверующий, но, признаюсь, на меня все это зрелище произвело сильное впечатление. Началось панегириком во славу науки, а потом…

— Да, нынешние мистики не чета прежним. Идут в ногу со временем, научились маскировать свои суеверные бредни в ультрасовременные псевдонаучные одежды. — Жакоб посмотрел на меня и добавил: — Так что разоблачить современных мистиков вовсе не так-то легко и просто. Они весьма умело пользуются тем, что, как ни могущественна наука, она не может опровергнут» существование бога.

— Почему? — удивилась я.

— А как опровергнуть то, что не имеет доказательств?

— Да, это у них ловко получается, — согласилась я. — Христос и Пифагор, Эйнштейн и Циолковский, какие-то «гималайские великаны». Ужасающая мешанина, а вот действует, впечатляет.

— В том-то и беда. Все свалено в кучу: оккультизм, буддизм, учение йогов, самые вульгарные суеверия — и приправлено научными терминами. На многих это действует, привыкли слепо верить авторитетам. Широко известные имена гипнотизируют.

— Да, впечатление производить они ум» зют, надо отдать им должное, — задумчиво проговорила я. — Хорошо, что я видела перед этим ваше выступление. Оно оказалось неплохим психологическим противоядием против всей этой мистики.

— Правда? — обрадовался Жакоб.

— Правда. А то бы я, наверное, в самом деле поверила в чудеса с этой девицей. Как она внезапно появилась из ничего. А как она угадывала мысли?

— Они с этим проповедником выступали раньше с якобы телепатическими опытами. Были у них тогда номера гораздо эффектнее… Но береглись, никак не давали возможности проверить их и уличить. А теперь ударились в откровенное шарлатанство.

— И со слепой как ловко было подстроено…

Жакоб покосился на меня и ответил:

— Вы ошибаетесь, тут не было никакого обмана. Она в самом деле была слепой.

— И прозрела?

— И прозрела. Ничего чудесного в этом нет. Я же вам как-то рассказывал, что гипнотическим внушением можно излечивать некоторые заболевания, если только они возникли на нервной почве и не связаны с органическими повреждениями. Я сам не раз возвращал зрение таким слепцам и ставил на ноги паралитиков. Этот способ так и называется: «молниеносный гипноз», А вообще да, спектакль с выдумкой. Это самое важное, в чем я сегодня убедился. Тут чувствуется рука опытного режиссера. Одному Горану это не по силам. И кто-то снабжает их весьма совершенной техникой. Надо будет как следует заняться этими космическими огнепоклонниками. Похоже, к ним будет нелегко найти лазейку…

— Конечно, они теперь вас и близко не подпустят.

— Ничего, как-нибудь проберемся в их тайное тайных.

— Слушайте, а может, с угадыванием мыслей у них тоже не было подстроено? Может, это все-таки телепатия?

— Ну, какая там телепатия. Обыкновенное жульничество. У нее где-нибудь спрятан приемник, — может быть, даже в ухе. У него — радиопередатчик. Современная техника позволяет делать приемники величиной с маслину или даже с горошину. И такие пройдохи весьма широко используют технические новинки.

— Вы не верите в телепатию?

— Я ученый, исследователь, а наука не религия. В науке «верю» или «не верю» — не аргумент. Вокруг телепатии за последние годы напущено столько всякого мистического туману и распространяется разных домыслов, что каждый трезвый исследователь обязан относиться к этим вопросам с особой осторожностью. О телепатических явлениях мы вообще вынуждены судить лишь по чисто субъективным рассказам людей. Но человеческая психика столь сложна и мы ее еще так мало изучили, что субъективные впечатления могут быть весьма обманчивы… Так мы ехали, проносясь мимо засыпающих городков и тихих селений, болтали о всяких интересных вещах, полные впечатлений от «мистического представления»,

— Какие же будут мне задания, мосье Шерлок Холмс? — спросила я, расставаясь с Жакобом.

— Все те же: внимательно наблюдайте за тетей и все записывайте, не надеясь на память: что случилось и точное время. И за прислугой внимательно присматривайте, — многозначительно добавил он.

Это мне уж совсем не понравилось,

— А в случае каких-нибудь происшествий или появления в окрестностях вашего дома подозрительных лиц немедленно звоните мне.

— Вы думаете, происшествия еще будут?

— Непременно, — ответил он. — Так легко они не отступятся. Судя по всему, работу они уже провели немалую. Все потайные ниточки хорошо замаскированы. Я думаю, теперь они даже станут действовать активнее, чтобы опередить нас.

Мне стало вдруг страшно, и дрогнувшим голосом я спросила:

— А в чем может проявиться их активность? Чего мне ждать?

— Не знаю, — честно ответил он. — Но помните, я в любой момент поспешу к вам на помощь, когда бы вы ни позвонили.

— Спасибо!

— Мы должны помешать им во что бы то ни стало. Не говоря уже о здоровье вашей тети, речь идет ведь и о солидных деньгах.

— Да, при одной мысли, что они станут вытворять в своем огненном храме на тетины деньги, у меня мурашки бегают по коже. Бр-р…

— Вот именно. Ну, спокойной ночи.

— До свидания. Надеюсь, она будет спокойной.

9. СУМАСШЕДШИЕ ДНИ

Дома все было спокойно и тихо. Тетя еще не ложилась, ждала меня, раскладывая пасьянс, сама напоила чаем с медом. Сославшись на усталость, я поспешила отправиться спать.

И ночь прошла спокойно. Утром тетя была такой же милой, заботливой, веселой. Поспела малина, и мы весь день собирали ее. Тетя увлеклась и стала напевать забавные песенки, которые слышала в юности от садовниц на сборе ягод.

А на следующее утро, когда я вышла в столовую к завтраку и привычным движением потянулась поцеловать тетю, она вдруг резко отстранила меня, почти оттолкнула и спросила:

— Где ты была позавчера?

Я молчала, потупившись, словно уличенная во лжи девчонка.

— Я все знаю. Зачем ты так нагло лгала мне? — продолжала она.

— Ты опять слышала «голос»? — спросила я убито, не решаясь поднять головы.

— Да! И он рассказал мне все о вашем подлом сговоре. Зачем ты связалась с этим проходимцем, Морисом Жакобом? Каким грязным вещам он тебя учит? Отвечай!

— Но он вовсе не проходимец. Мы хотим тебе помочь, — пробормотала я.

Но тетя гневно оборвала;

— Не лги! Я прекрасно знаю, что вы задумали. Голос открыл мне глаза. От него не скроешься, поняла?

Она стремительно встала и вышла из комнаты. А я осталась стоять посреди пустой столовой в полной растерянности.

Глухой, темный ужас поднимался во мне. Неужели от этого «голоса» в самом деле ничего не скроешь?

Я пыталась себя успокоить, что ничего сверхъестественного и мистического в этом проклятом «голосе» нет. Он вовсе не небесного происхождения, а принадлежит людям, каким-то пока еще не пойманным злодеям. А они, как все люди, конечно, не всемогущи. Доктор Жакоб непременно поможет мне…

Но плохое настроение не проходило. Весь день я бродила по дому и саду, как затравленная. Тетя заперлась у себя в комнате. Вокруг все было так тихо, что начинало звенеть в ушах.

Утром, придя к завтраку, тегя поздоровалась со мной довольно сухо, с доктором Ренаром, который был уже здесь, как всегда, приветливо. У меня отлегло от сердца.

Мы начали завтракать, постепенно завязался какой-то общий разговор о всяких пустяках. Все шло совершенно нормально, и с каждой минутой я успокаивалась и веселела. Ночные страхи начинали казаться пустыми и даже забавными…

Как вдруг я услышала странную фразу — тетя произнесла ее все тем же обыденным, ровным тоном, обращаясь к доктору:

— Ну, как же вы не помните, это случилось в прошлом году, через день после пожара. Да, именно через день, я прекрасно помню.

Мне показалось, что. я ослышалась. Я переспросила:

— После какого пожара, тетя?

— Как после какого? У нас, слава богу, был лишь один пожар. В прошлом году, разве ты забыла?

Мы с доктором Ренаром переглянулись, но я все-таки робко возразила:

— Но у нас не было никакого пожара в прошлом году.

— Что же, мне изменяет память? — тетя потерла лоб. — Нет, я же прекрасно помню, что это случилось именно в прошлом году, пятнадцатого апреля. Вы тоже должны помнить, доктор. Вы же прибежали одним из первых. Пламя уже начало охватывать кровлю.

Я точно знала, что никакого пожара у нас никогда не было. Наверное, я смотрела на тетю с таким ужасом, что она вдруг снова пришла в ярость, как и вчера.

— Ты опять притворяешься, будто я все это выдумала! — закричала она, так сильно стукнув по столу, что чашки запрыгали. — Хватит изображать меня сумасшедшей. Ты же прекрасно помнишь этот пожар, сама получила сильные ожоги.

Не было никакого пожара, и не могло от него остаться следов на моей руке. Но тетя возмущалась так убедительно, что и я тоже пристально уставилась на собственную руку.

Нет, на ней не было никаких шрамов, Но доктор Ренар, делая мне знаки глазами, сказал:

— М-да, похоже на старый ожог. Теперь я вспоминаю…

Тетя оттолкнула мою руку, швырнула на пол салфетку и, гневно крикнув:

— Наглая, лживая девчонка! — выскочила из столовой.

Дверь за ней так хлопнула, что жалобно зазвенели хрустальные подвески старинной люстры.

— Что же это такое? — простонала я. — Ведь не было никакого пожара, и шрама у меня нет, ну, посмотрите, — и залилась слезами.

— Конечно, не было, — сказал доктор Ренар, поглаживая меня по руке.

— А вы ей поддакиваете.

— Но с ней нельзя спорить, когда она в таком состоянии. Вы должны сдерживаться, дорогая моя, и не противоречить ей.

— Соглашаться с любой глупостью, какую она скажет? Подтверждать каждое бредовое видение, какое ей только привидится? И вы считаете, будто таким образом мы ей поможем? Ведь она сходит с ума на наших глазах, доктор, а мы ей бессильны помочь.

— Придется, видимо, все-таки вызвать опытного психиатра, — тяжко вздохнув, ответил Ренар. — Позвоните доктору Жакобу, посоветуйтесь с ним,

— А, что он может! — махнула я рукой, но все-таки пошла в свою комнату, вытерла слезы и набрала номер домашнего телефона Мориса Жакоба,

Через несколько минут в трубке раздался встревоженный голос:

— Здравствуйте. Что у вас стряслось?

Я рассказала об ужасной утренней сцене.

— И все? — ответил Жакоб с явным облегчением. — Ну, чего же вы так перепугались? Обыкновенные внушенные так называемые ложные воспоминания. Ничего страшного, завтра ваша тетя будет опять нормальной. Уж доктор-то Ренар должен был разобраться…

— Доктор Ренар считает, что тетю надо непременно показать опытному психиатру. Поэтому он и посоветовал позвонить вам.

— Ну, по-моему, такой нужды нет. Удивляюсь, что старый опытный врач так переполошился. Хотя, впрочем, он в шорах: упорно считает, будто у вашей тети какое-то психическое заболевание, а «голос» — лишь навязчивая галлюцинация. Но вы не пугайтесь. Утреннее происшествие снова подтверждает мою правоту. Ложные воспоминания бывают и у нормальных людей, непроизвольные. У тети это явно внушенное воспоминание…

— «Голосом»?

— Несомненно. Я вас очень прошу: проверьте хорошенько, незаметно для тетки, нет ли все-таки у нее в спальне каких-нибудь репродукторов. Они могут быть совсем миниатюрными, прятаться в подушке, где-нибудь в изголовье кровати, в ночном столике, даже в лампе.

— Постараюсь, — ответила я, — только это трудно. Тетя в последние дни явно подозревает меня в чем-то, не доверяет мне. Это, наверное, ей внушает «голос».

— Крепитесь, — сказал доктор Жакоб и, оживившись, добавил: — Да, я навел справки о той женщине…

— О какой женщине?

— Ну, о слепой, которая от внушения прозрела. Помните, вас еще так это поразило? Ее зовут Агнесой Рутен. — Ну?

— Как. я и предполагал, у нее не было органических расстройств зрения. Просто полгода назад от сильного нервного потрясения возник истерический амвроз, это вполне излечимо. Жалко, не встретил я ее до того, как она попала в лапы этих шарлатанов. Одной атеисткой было бы больше…

Я слушала его, и во мне закипала злость.

— Вами движет чисто научная любознательность, как и доктором Ренаром, а я тут с ума схожу!

— Но ведь тетя ваша здорова, вы можете успокоиться, — смутился Жакоб. — Наберитесь только терпения, мы их скоро поймаем…

Весь день мы сидели в своих комнатах — я и тетя.

Однако доктор Жакоб оказался прав. На следующее утро тетя вышла к завтраку опять вполне нормальной. Разговаривала, шутила, смеялась, потом уселась на террасе с вязанием.

И обед прошел тихо и мирно. Была суббота, и после обеда, как у нас повелось, тете принесли накопившиеся за неделю счета на подпись.

— Принеси, пожалуйста, мои очки и ручку, они в спальне, — попросила меня тетя.

Я выполнила ее просьбу.

— Что со мной? — вдруг растерянно пробормотала тетя.

Я подняла голову и с изумлением увидела, как она пытается взять со стола ручку и не может. Пальцы ее не слушались. Я подскочила к тете, схватила ручку и вложила в ее пальцы. Тетя держала ее, смотрела на ручку, но явно не знала, что же с ней делать дальше.

— Ну, пиши, — сказала я.

— А как? — каким-то ужасно жалобным и перепуганным голосом спросила тетя. — Я не знаю, как это сделать.

Тетя не притворялась. Она пыталась двигать ручкой по бумаге, но неуверенно и совершенно беспорядочно, точно маленький ребенок, схвативший карандаш, но еще не умеющий провести даже простую линию.

Не только я, но и сама тетя была на этот раз перепугана.

— Доктор, что со мной? — простонала она. — Я разучилась писать. Я больна?

— Не волнуйтесь, это пройдет, — пытался успокоить ее Ренар. — Обычный писчий спазм, к сожалению, весьма распространенный в наше время. А все от этих шариковых ручек. Положите ее и не волнуйтесь. Пойдемте, я осмотрю вашу руку. Сделаем примочку, и все пройдет.

Он увел ее и долго не возвращался. А я ждала, нервно расхаживая по террасе и теребя в руках носовой платок.

— Что с ней? — кинулась я к появившемуся, наконец, Ренару.

Старый доктор сокрушенно покачал головой и, понизив голос, ответил:

— Я думал, что это писчий спазм, но, боюсь, дело серьезнее. Скорее, это системный паралич. Все другие функции мускулатуры плеча не обнаруживают никаких отклонений от нормы, она только потеряла способность писать.

— Отчего?

Он пожал плечами.

Но я-то знала: это натворил опять проклятый «голос»…

— Надо будет отвезти ее в город, показать специалистам, — озабоченно проговорил Ренар, поглядывая на старинные часы «луковкой». — Она так перепугана, что, конечно, согласится поехать.

Мы решили с ним уговорить тетю поехать в понедельник в город.

Но первое, что я услышала, проснувшись на следующее утро, был радостный тетин голос:

— Я умею писать! Я умею писать!

Я взяла у нее исписанный листок с некоторой опаской. Торопливые, налезающие одна на другую фразы, по смыслу не связанные между собой. Но они вполне логичны, никаких ошибок. Незаметно никаких признаков помешательства. Я вздохнула с облегчением.

Но тетя тут же села за стол, выписала чек на пять тысяч франков, вложила в конверт и велела сейчас же отправить его «Внимающим Голосам»…

На другое утро тетя выглядела опять совершенно нормальной, но после завтрака вдруг выкинула нелепый поступок: внезапно сняла с подоконника цветочный горшок с кактусом, завернула его в платок, поставила на стол и трижды низко поклонилась ему.

А потом как ни в чем не бывало повернулась к нам с доктором Ренаром и стала продолжать прерванную беседу.

Во вторник тетю вдруг поразила глухота. Она ничего не слышала, была ужасно напугана, металась по всему дому, плакала, умоляла доктора Ренара спасти ее от глухоты. На нее страшно было смотреть. Нам приходилось все свои ответы и слова утешения писать ей на больших листах бумаги.

Доктор Ренар вызвал из города знакомого врача-ушника. Тот немедленно приехал, и они в столовой, где было светлее, начали осматривать тетю.

Похоже, консилиум грозил затянуться надолго. Я решила воспользоваться удобным моментом и осмотреть спальню тети, как просил доктор Жакоб. Надо непременно найти, где же прячется этот губительный «голос». Я не могла больше вынести тревоги и мучения, которые он доставлял и тете и мне.

Я лихорадочно перерыла всю спальню, тщательно проверил' каждый уголок.

Ничего нет.

— Что ты здесь делаешь? — вдруг услышала я встревоженный голос тети.

Она стояла на пороге и смотрела на меня.

Залившись густой краской, я начала лепетать что-то невнятное:.

— Вот решила прибраться… стереть пыль.

Но ведь тетя оглохла. Она не слышала моих жалких оправданий.

— Что ты здесь ищешь? Как ты смела обыскивать мою комнату? Тебе мало моих несчастий? — бушевала тетя.

Это была ужасная сцена!

Я выскочила в коридор и, зажав ладонями уши, чтобы из слышать тех ужасных, обидных слов, какие выкрикивала тетя мне вслед, опрометью бросилась в сад.

Пришла я в себя, услышав неподалеку голоса приезжего врача и провожавшего его до машины доктора Ренара. Поспешно утерев слезы, я поспешила к ним.

— Ничего не могу сказать определенного, — сказал приезжий врач, прежде чем я задала ему вопрос. — И признаться, ничего не понимаю. Состояние органов слуха у вашей тети вполне нормально для ее возраста. Ни малейших патологических изменений. Однако она не слышит даже сильных звуков. Первый случай в моей тридцатилетней практике, — он развел руками. — Видимо, вы все-таки правы, дорогой Ренар: это какое-то осложнение на нервной почве…

— И оно должно в таком случае скоро пройти, — поспешно вставил доктор Ренар, явно чтобы успокоить меня.

— Да, раз никаких органических изменений нет, — согласился ушник.

Я поблагодарила его, доктор Ренар проводил консультанта до машины, и он уехал.

— Что там у вас произошло? — спросил доктор Ренар, возвращаясь и усаживая меня рядом с собой на скамью. — Опять повздорили?

— Да, очередной скандал. Это становится невыносимым. Я с ума схожу, доктор. Дайте мне что-нибудь, ведь есть какие- то успокаивающие лекарства.

— Хорошо, я вам принесу. Да, — добавил он, сочувственно глядя на меня, — вы прямо извелись.

— А вы?

— Ну, я-то выполняю свой врачебный долг. Как говорится: «Исполнить свой долг иногда бывает мучительно, но еще мучительнее — не исполнить его». Вот что: лекарства лекарствами, но вы попробуйте, дорогая, еще и успокоить свои нервы по методу Куэ. Старый, проверенный метод.

— А в чем он заключается?

— Он очень несложен. По утрам при пробуждении и вечером, ложась спать, закрыв глаза и сосредоточившись, произнесите вслух раз по двадцать подряд: «С каждым днем мне во всех отношениях становится все лучше и лучше. Это проходит, это проходит…»

— Как молитву? — с иронией спросила я.

— Вот именно, как молитву. Только этот метод лечебного самовнушения, разумеется, не имеет никакого отношения к религиозным домыслам. Он вполне научен и многим помог. Я, например, частенько сам им пользуюсь.

Я верила доктору Ренару и последовала его совету. Теперь каждое утро и вечер, лежа в постели, я исступленно твердила, закрыв глаза:.

— Это проходит, это проходит…

Но ЭТО не проходило.

10. Я БОЮСЬ СОЙТИ С УМА

Через день глухота у тети прошла так же внезапно, как и началась. На радостях она со всеми болтала без умолку и даже захотела послушать радио.

А у меня, как назло, в это утро разболелся зуб, и мне было не до болтовни.

— Почему ты не съездишь в Сен-Морис к дантисту? — сказала сочувственно тетя. — Он мне тогда прекрасно запломбировал зуб, ни разу с тех пор не беспокоит. Он живет возле самого моста. Запиши адрес: бульвар Картье, дом пять.

Я поблагодарила её, записала адрес, но решила пока терпеть и никуда не ездить. Может, боль пройдет сама.

Покидать тетю хотя бы на несколько часов я боялась — и не напрасно…

У нее начались галлюцинации. То она не могла выйти из комнаты, потому что не видела двери, хотя и стояла прямо перед ней. То вдруг со смехом объявила за обедом, будто у меня на голове выросли очень забавные рога.

— Очень миленькие рога, как у серны. Они даже идут тебе, глупышка. Не снимай их…

Нервы мои не могли этого выдержать, да и зуб разбаливался еще сильнее. Попросив доктора Ренара побыть весь день с тетей, я поскорее села в машину и помчалась к дантисту.

Но никакого дантиста по тому адресу, что дала мне тетя, не оказалось. Неужели это «голос» подшутил так глупо надо мной, опять внушив тете какое-то ложное воспоминание? Хотя она, наверное, просто сама напутала, всегда ведь отличалась плохой памятью на адреса. Вконец обозленная, я поехала в центр городка и у первого попавшегося дантиста вырвала злополучный зуб. Дантист уговаривал меня поставить пломбу, но сейчас некогда было этим заниматься.

Тетя не давала нам передохнуть.

Целый день ей казалось, будто у любимой рыжей кошки Марголетты хвост вдруг стал черным. Тетя переживала, сокрушалась по этому поводу, хотя кошка на самом деле ничуть < не изменилась. Но мы все, наученные горьким опытом, ужа не пытались ее разубеждать.

Мне приходилось самой готовить ей постель под прожигавшими спину косыми взглядами тети, каждый раз подозревавшей, будто я опять затеваю обыск.

«Наблюдайте внимательно за слугами…» — вспоминала я при этом глупейшие слова Жакоба и злилась еще больше. Все в доме так перепуганы и удручены, что лучшего доказательства их невиновности не найти.

Я вообще почти перестала разговаривать с тетей, потому что она относилась ко мне с каждым днем все недоверчивее и враждебнее. Никогда теперь не рассказывала мне, что ей вещает «небесный голос», хотя это, несомненно, именно он восстанавливал ее против меня. Доктору Ренару тетя доверяла по-прежнему и не таилась от него. Он записывал в свой дневник все, что она сообщала и делала, но мне не рассказывал, в чем же меня обвиняет «голос».

— Так, ерунда всякая, — отмахнулся он в ответ на мои настойчивые расспросы.

Со старым доктором мы уже почти не разговаривали, — слишком расходились наши взгляды. Он упорно считал, будто у тети какое-то заболевание, временное психическое расстройство, а в существование «голоса» не верил и каждый раз под-шучизал надо мной, когда я пыталась заводить с ним об этом разговор. Чувствовала я себя страшно одиноко. Даже с верной подругой Анни, которая посоветовала мне обратиться к Жакобу, я не могла поделиться своими тревогами. Она, как назло, укатила куда-то отдыхать. Работу я совсем забросила, карандаши и кисти валились из рук. Пришлось отказаться от нескольких выгодных заказов.

О, какие бесконечные, тоскливые, страшные тянулись дни! Я нигде не находила себе места. Книги не отвлекали, а вот газеты я жадно читала.

Теперь в газетах мне прежде всего бросалось в глаза то, что раньше казалось просто забавной и вздорной чепухой — предсказания астрологов и объявления всяких магов и чудодеев. Сколько же их печаталось, почти в каждом номере!

Открываю утром газеты, и сразу лезет в глаза объявление в аккуратной рисованной рамке:

«Астролограф — аппарат для установления связи с загробным миром, сконструированный на основании тридцатилетнего опыта. Высылается наложенным платежом по первому требованию.

Быстро выполняются также заказы на индивидуальные талисманы и амулеты. В зависимости от отделки цена от одного до пяти франков».

Берусь за другую газету — красочный, со множеством фотографий отчет о международном конгрессе ведьм. Оказывается, он только что закончился в дремучем лесу английского графства Гемпшир. Наиболее многочисленной была делегация гостеприимных хозяев — членов «Британского общества ведьм и колдунов». Это общество насчитывает свыше восьми тысяч активных членов, имеет специального секретаря «по связям с общественностью» и пресс-секретаршу — авторы репортажа по-приятельски называли ее «пресс-ведьмой». Президентом этого удивительного общества избрана некая Сибил Лик. Вот она на одной из фотографий: элегантно одетая молодая дама стоит, обворожительно улыбаясь, возле вертолета. Вертолет ее собственный. Она прилетела на нем на конгресс, — или все-таки точнее назвать его шабашем?

Что ж, метла как вид транспорта теперь не устраивает ведьм: вертолет надежнее.

Много поразительных вещей я узнала в эти дни, просматривая газеты. Интервью с мистером Уилсоном, «Верховным Жрецом Белой Магии»,

«— Мистер Уилсон, лондонские газеты пишут, что колдовство в Англии переживает сейчас самый большой «бум» со времен средневековья…

— Так оно и есть!

— А чем вызвано это явление?

— Я думаю, оно объясняется тем, что церковь уже не в состоянии удовлетворить людей. Они стали разумнее и не хотят беспрекословно принимать на веру все то, что утверждает религия. Церковь не приспособилась к современному миру. Она осталась на том же уровне, на каком была в средние века. Что же касается колдовства, то оно не обременено грузом догм…

— Много ли молодежи среди ваших приверженцев?

— Среди них есть люди всех возрастов.

— Как вы определили бы сущность колдовства?

— Колдовство — это поклонение природе… Церковь распространяет о ведьмах всевозможные порочащие слухи. Мы вовсе не портим скот и не вредим урожаям. Наоборот, мы, колдуны и ведьмы, стараемся помочь людям.

— Скажите, пожалуйста, м-р Уилсон, каждый ли желающий может присоединиться к вашей организации?

— Разумеется. Ни о какой дискриминации не может быть и речи.

— Есть ли у вас какие-нибудь основания жаловаться, что вы но встречаете поддержки и сочувствия со стороны властей?

— Нет, решительно никаких оснований!»

«ТАЙНОЕ ВОЛШЕБНОЕ ЗЕРКАЛО «ФАКИР»

Служит в качестве важного вспомогательного средства для развития и улучшения ясновидения, для магических и многих других оккультных опытов.

Изготовляется для каждого заказчика персонально в соответствии со специальными астролого-магическими предписаниями.

При заказе необходимо выплачивать по крайней мере половину стоимости».

Я переворачиваю газету и смотрю на дату. Нет, число сегодняшнее, отнюдь не средние века.

Интервью с Ахиллом д'Анджело, именующим себя «Великим магом Неаполя».

«Только у нас в Неаполе насчитывается семь с половиной тысяч официально зарегистрированных магистров оккультных наук. Государство должно заботиться о будущем своих гадалок и чародеев. Мы платим налоги, а потому имеем полное право на получение больничного страхования, пособий по инвалидности и пенсии…»[2]

В газетах, с фотографиями, сделанными при помощи новейшей техники, вся эта мистика выглядела все-таки курьезно и нереально. Но теперь я понимала, что имею дело с самым настоящим «бизнесом», извлечением денег у невежественных и суеверных.

Каждое утро, просыпаясь, я с ужасом думала, какой-то увижу сегодня тетку. Что ей внушит «голос». Что она выкинет?

Несколько раз она вдруг переставала всех узнавать и разговаривала со мной, с доктором Ренаром, с окончательно перепуганной прислугой вполне логично, здраво, изысканно вежливо, но как с людьми совершенно посторонними и незнакомыми, которых она впервые видит.

И нам лишь оставалось неумело подыгрывать ей, тоже притворяться, будто впервые ее видим, — и какой же тогда начинался в доме сумасшедший любительский спектакль, поневоле разыгрываемый бездарными актерами!

Потом тетя на несколько дней впала в детство.

Она проснулась рано и выбежала на террасу, весело напевая давно забытую песенку своих детских далеких лет и нянча на руках какой-то сверток, который ей заменял куклу.

Что она только не вытворяла в эти дни! Видеть это было смешно и страшно.

Вырвав у меня из рук газеты, она, шаловливо приплясывая и показывая язык, отбежала в угол и начала старательно и неумело делать бумажный кораблик.

Потом сдвинула в угол несколько стульев и, устроив из них домик, спряталась в него, время от времени выкрикивая: «Куку!» — и хитро поглядывая на нас.

Уколов случайно палец булавкой, она захныкала, послюнила клочок бумаги и наклеила его на место укола — я сама так делала в детстве.

Доктор Ренар наблюдал за ней с горящими от научного любопытства глазами.

— Сколько вам лет? — спросил он у тети.

Она захохотала, запрокинув голову.

— Чему вы смеетесь?

— Как ты смешно меня называешь. На «вы»… Слов но я большая.

— А ты еще маленькая?

— Да.

— Сколько же тебе лет?

— Семь-

— Когда ты родилась?

— В одна тысяча восемь сот девяносто четвертом году.

— А теперь какой у нас год?

Тетя замялась и пожала плечами, нерешительно поглядывая на него.

— Не знаешь? — спросил Ренар. — А в школу ты уже ходишь?

— Да.

— Ты хорошо учишься?

— Я еще недавно хожу в школу.

— Как же недавно?

— Один год перед этим я ходила совсем немного.

— Скажи, ты уже умеешь читать, писать, считать?

— Да, но это скучно. Можно, я лучше поиграю в саду?

И, получив разрешение, весело запрыгала к двери на одной ножке…

— Нет, доктор Жакоб, кажется, был прав, — повернулся ко мне старик, — а я ошибался. Это все-таки гипноз, а не душевное заболевание. Поразительно! Я читал о таких опытах по внушению возраста в книгах, но вижу впервые. Кто мог внушить ей все это?

— «Голос», — угрюмо ответила я,

— Чепуха, мистика, — сердито отмахнулся Ренар. — Никакого «голоса» нет и быть не может. Это просто галлюцинация. «Человек суеверен только потому, что пуглив; он пуглив только потому, что невежествен». Гольбах.

У тети даже изменился и стал совсем детским, неуверенным почерк. Это показал опыт, который не преминул специально устроить любознательный доктор Ренар. Как строгий школьный учитель, он продиктовал тете несколько фраз. Она записала их, от напряжения высовывая кончик языка и поминутно облизывая губы. При этом она покосилась на меня, прикрыла листочек ладонью и совсем по-детски сказала:

— Чур, не подсматривать!

Мы сравнили эту запись с одной из школьных тетрадей, сохранившихся у тети с детских лет. Совпадение было порази тельным, полным — вплоть, до грамматических ошибок, от которых тетя, став взрослой, уже давно избавилась.

По словам доктора Ренара, этот удивительный опыт тоже доказывал, что тетя впала в детство, несомненно, под чьим-то гипнотическим внушением. Значит, Жакоб прав.

Настал подходящий момент, решила я и снова тщательно обыскала тетину спальню, пока она резвилась в саду.

Я обшарила и выстукала, как это делают в шпионских романах, даже станы в тщетных поисках спрятанных где-нибудь потайных репродукторов или микрофонов, но ничего не нашла и с тоской думала: «Где же прячется этот проклятущий «голос»?»

Может быть, все-таки существует телепатия и эти космические чудотворцы ведут внушение на расстоянии без всяких приемников и передатчиков, напрасно мы их ищем?

Жалко, не с кем поделиться мыслями. Если позвонить Жакобу, он меня высмеет. А доктор Ренар ответит какой-нибудь очередной назидательной пословицей, в телепатию он тоже не верит.

Как мне тоскливо и одиноко!

К тетиным выходкам я вроде уже начала привыкать и переносила их с каким-то тупым, апатичным терпением. Но, видно, эта струна терпения была натянута ъ моей душе до предела и настало время ей лопнуть…

За обедом, когда я попыталась повязать ей фартучек — впав в детство, тетя баловалась за столом и ела неопрятно, — она вдруг обеими руками вцепилась мне в горло и стала душить! Доктор Ренар подскочил к нам и пытался освободить меня. Но тетя вцепилась мне в горло мертвой хваткой, глаза ее горели ненавистью. Руки у нее стали словно железными…

Я уже начала задыхаться, когда доктор Ренар вырвал меня из рук тети и увел ее с немалым трудом в спальню…

А я бросилась к телефону и стала звонить Жакобу.

— Она пыталась меня задушить, — рыдала я в трубку. — А еще утром притворялась семилетней девочкой. Я больше не могу. Вам хорошо рассуждать, вы не видите этих ужасов. Ведь они окончательно сводят тетю с ума, эти космические бандиты. Или она уже рехнулась?

— Нет, этого они не сделают, — быстро ответил он.

— Почему? Откуда у вас такая уверенность?

— А зачем им нужна сумасшедшая жертва? Ведь она еще не отдала им все деньги, верно?

— Пока нет.

— А им только от нее и нужно, чтобы она поскорее подарила или завещала им все деньги.

— Почему вы так думаете?

— Для того чтобы завещание признали законным, ваша тетя должна подписать его, выражаясь юридическим языком, «в здравом уме и твердой памяти». А в таком состоянии, как сейчас, никакой нотариус ее, конечно, не признает нормальной. Я чувствую, вы очень устали, приезжайте сюда. Вам нужно отдохнуть.

Положив трубку, я кинулась навстречу вошедшему в комнату Ренару.

— Что с ней?

— Мы уложили ее в постель, и она уже крепко спит. Ой, какие ужасные синяки оставила она у вас на шее. Надо сделать примочку…

— Пустяки, пройдет, — отмахнулась я. — Доктор Жакоб советует мне уехать на несколько дней к ним, в Монтре…

— Очень разумная мысль. Если припадок повторится, мы отвезем ее в психиатрическую лечебницу. А вам, дорогая девочка, надо уехать, — поглаживая меня по голове, настойчиво сказал доктор Ренар.

11. В СТРАННОМ МИРЕ

На вокзале меня встретил доктор Жакоб.

— Что вы так на меня смотрите? — сердито спросила я у него, когда мы сели в машину и тронулись. — Отвернитесь. Да, я постарела на десять лет. Любуетесь, какие синичищи на шее? Даже припудрить не успела. Я так извелась. Почему вы ничего не предпринимаете? Чего вы ждете?

Насупившись, он помолчал, а потом ответил:

— Простого, вульгарного убийцу не так уж сложно поймать и посадить на скамью подсудимых. А бесплотный глас небесный» в суд не потянешь. Один я его поймать не могу, нужна помощь моего друга Вилли. Он очень талантливый инженер. Изобретает для меня оригинальную аппаратуру. Не беспокойтесь, мы их поймаем. Время у нас еще есть, они непременно должны оставить пока вашу тетю в покое.

Мне стало немножко стыдно за то, что я так на него напала.

Морис Жакоб сидел рядом со мной, погруженный з свои мысли. Вид у него был такой удрученный, что мне вдруг захотелось погладить его по голосе, приласкать как обиженного ребенка…

Доктор Жакоб и матушка Мари были внимательны ко мне и уговаривали пожить эти дни у них.

Днем Жакоб работал у себя в лаборатории на втором этаже. Иногда я заходила туда, но ненадолго, боясь помешать.

Тут царила строгая атмосфера. Хромом и сталью поблескивали в стеклянных шкафчиках всякие инструменты. Жакоб и два молодых бородатых ассистента в накрахмаленных белых халатах возились с какими-то сложными приборами, изредка перебрасываясь учеными фразами, звучавшими для меня загадочнее марсианских.

Они проводили опыты с собаками, большая свора которых носилась по всему саду, отпугивая от ограды редких прохожих, с обезьянами, кроликами, даже со змеями.

Нередко подвергали они довольно жестоким, по-моему, опытам и самих себя: силой самовнушения изменяли ритм сердца, за несколько секунд повышали у себя температуру на четыре-пять градусов, заставляли организм выделять больше инсулина, и все это контролировалось приборами.

Иногда Жакоб и боготворившие его ассистенты усыпляли друг друга и проделывали в гипнотическом сне удивительные вещи: вспоминали то, что казалось совсем забытым, моментально останавливали нарочно вызванное кровотечение (увидев это своими глазами, я начала верить в чудесную способность некоторых людей «заговаривать кровь»), вызывали самые настоящие ожоги прикосновением совершенно холодной металлической палочки.

Глядя, как они священнодействуют, я в самом деле начинала верить, что Морис ведет важную научную работу.

Но вечерами, когда он надевал чалму и набедренную повязку и превращался в Короля Современной Магии на подмостках какого-нибудь варьете или на арене цирка, эта моя вера опять начинала убывать…

Я посещала все его представления и видела поразительные вещи. Чего только не проделывал доктор Жакоб, превращаясь в Бен-Боя!

Показывая все свои удивительные трюки, он каждый раз настойчиво напоминал и втолковывал зрителям, что для выполнения их вовсе не нужно обладать сверхъестественными способностями, что нет в них никакой мистики и чудес — все дело лишь в тренировке и силе воли, превращающей его тело в чудесный послушный инструмент.

Однажды Морис показал мне фотографию какого-то щуплого паренька с бледным, исхудалым лицом. — Кто это? — спросила я.

— Я. Таким заморышем я был в тринадцать лет. Надо будет эту карточку тоже поместить в мой музей «чудесных исцелений».

Он уже показывал мне свой забавный «музей», где хранились костыли, ставшие ненужными инвалидам, которых доктор Жа-коб внушением вылечил от нервного паралича, фотографии прозревших слепцов и заговоривших немых.

— Я много лет занимаюсь тренировкой своего тела и воли, не пропуская ни дня. Теперь я могу на несколько минут останавливать свое сердце, выдерживать на грудной клетке, одним лишь волевым усилием напрягая мышцы, до полутонны груза. Даже аппендицит мне вырезали без наркоза, — я просто как бы «выключил» боль.

— Вот бы мне так научиться. А я реву, уколов палец булавкой.

— Ничего, я уверен, что все люди в конце концов научатся свободно владеть собственным телом и управлять своей психикой. Для этого мы и работаем. И до чего же это интересно!

Вo время таких бесед в лаборатории за чашкой утреннего кофе или в машине по дороге после выступления Морис делился со мной своими замыслами и мечтами. Рассказывал о том, как было бы интересно овладеть секретами памяти, чтобы научиться управлять ею — вспоминать в малейших деталях любое пережитое прежде событие или моментально запечатлевать в мозгу прочитанные страницы.

Слушая Жакоба, я начинала проникаться все большим уважением не только к тем опытам, какие он вел в тишине лаборатории, ко и к его факирским выступлениям, так долго меня, признаться, немножко шокировавшим. Теперь я начала в самом деле понимать, что и здесь, на эстрадных подмостках, Жакоб не только в увлекательной форме несет людям научные знания и борется со всякими суевериями, но и проводит сложнейшие опыты над своим телом и мозгом, раскрывая их скрытые возможности и совершенствуя их.

— К тому же учтите еще одно, — сказал он мне как-то после очередного выступления, — деньги, которые я добываю факирскими фокусами в поте лица своего, идут целиком на науку. Без них никогда бы не иметь мне такой лаборатории.

Да, жить в мире доктора Жакоба было очень интересно, если бы не постоянные гнетущие мысли о несчастной тете. Как она там? Что с ней?

12. МОЖЕТ, ВСЕ-ТАКИ ТЕЛЕПАТИЯ?

На третий день после моего отъезда из дому позвонил доктор Ренар. Он сообщал хорошие вести: вчера тетя заявила, что теперь будет совершенно здорова. Так приказал «голос»

— Отлично. Дело близится к развязке, — сказал доктор Жакоб, когда я передала ему эти новости. — Пора снова навестить эту шайку. Когда у них ближайший спектакль? Они оставили вашу тетку в относительном покое лишь на время, чтобы у окружающих не было сомнения в том, что она поправилась, стала нормальной и вполне отвечает за свои поступки. Как видите, мои прогнозы оправдываются, значит, мы разгадали их тактику. Теперь они перейдут к решительной атаке, и, чтобы их опередить, нам нужно непременно узнать, каким образом проникает к вам в дом этот хитроумный «голос». Тетю тревожить сейчас нельзя, потому следует начать разведку боем с другого конца — с передатчика.

— А вдруг никакого передатчика и нет? И незачем ждать вашего инженера…

Жакоб прищурился и насмешливо спросил:

— Телепатия?

— А почему бы и нет? Или вы считаете всех, кто верит в телепатию, жуликами и шарлатанами?

— Ну, зачем же так утрировать! Многие просто честно заблуждаются, принимая случайные совпадения мыслей или свои неясные ощущения за телепатические явления. Но и жуликов много. Они любят промышлять в мутной водичке, а в этой области наших знаний о человеческой психике как раз еще очень много темного.

Он неожиданно засмеялся.

— Рассказать, какую забавную штуку выкинули два таких жулика с моим учителем, профессором Рейнгартом? Он увлекается телепатией и даже написал несколько нашумевших трудов по так называемой парапсихологии. В частности, он описывал удивительные способности этих двух хитрецов. Они проделывали у профессора в доме такой опыт. Один из них — индуктор — поднимался на второй этаж в кабинет, и там профессор Рейнгарт называл ему какое-то слово, цифру или целую фразу. Индуктор клал профессору руки на плечи, несколько минут не отрываясь смотрел ему в глаза, сосредоточивался, потом говорил: «Готово!» Профессор спускался по лестнице на первый этаж, где его поджидал второй телепат — перципиент, как они называют себя, и тот, положив ему руки на плечи и так же пристально глядя в глаза, совершенно безошибочно называл загаданное число или слово. С точки зрения теории вероятностей угадываемость была стопроцентной. И переговариваться тайком оба телепата между собою не могли, находясь на разных этажах большого дома, в комнатах без телефона.

— Поразительно! Что же тут смешного? Неужели вас этот пример не убеждает?

— Нет, потому что это было элементарным жульничеством.

— Как так?

— Оказалось, индуктор держал в кармане кусочки липкой бумаги и незаметно, в кармане же, каракулями записывал на них те слова или цифры, которые ему называли. Потом, проделывая внушительную церемонию с возложением ладоней и заглядыванием в глаза, он приклеивал эти записочки на плечи ничего не подозревавшего «исследователя». Когда профессор приходил к перципиенту, тот читал, что написано на его плечах, и таким же торжественным жестом незаметно снимал с них записочки. Уважаемый профессор служил просто-напросто почтальоном между двумя пройдохами.

Мы посмеялись, потом я спросила:

— И конечно, разоблачили все это вы?

— Ну, — ответил он скромно, — у профессора есть и другие ученики… Но этот забавный случай лишний раз показывает! мало быть профессором для того, чтобы уличить шарлатанов. Тут требуются специалисты, знатоки всяких трюков…

— Фокусники? Рыбак рыбака…

— Вот именно.

— Странно, что ваш учитель не передал вам свой интерес к телепатии. Или после этого случая он тоже перестал верить в нее?

— Увы, нет. Просто огорчился, какие бывают на свете нехорошие люди, и начал искать новых, талантливых телепатов. К сожалению, каждого жулика приходится разоблачать заново. Об этом напоминал в свое время еще Энгельс…

— Энгельс? — переспросила я.

— Да.

— Он тоже занимался разоблачением шарлатанов?

— И весьма успешно. Написал специально статью по этому поводу, называется «Естествознание в мире духов».

— Простите за мой вопрос, но… вы коммунист? — не удержалась я.

Доктор Жакоб посмотрел на меня с усмешкой и ответил:

— Допустим, да. А почему это вас беспокоит? Или вы боитесь довериться коммунисту?

— О нет, что вы, — пролепетала я и, чтобы как-нибудь выпутаться из неловкого положения, поспешно добавила: — Но я вас перебила, простите. Так что же говорил Энгельс?

— Не помню дословно, но смысл такой: пока не разоблачишь каждое отдельное мнимое чудо, у шарлатанов остается еще достаточно почвы под ногами. В этом-то и вся трудность. Я люблю тайны, но они не дают мне покоя, пока я их не разгадаю, — продолжал Жакоб. — Я предпочитаю искать разумное объяснение тайнам, хотя прекрасно понимаю, что если ключ к некоторым из них будет найден в ближайшие годы — и хорошо бы при моем участии, — то другие останутся неразгаданными еще какое-то время… Не надо обманывать себя и других и создавать загадки искусственно, где их нет. «Нет сказок лучше тех, которые рассказывает сама жизнь», — я очень люблю этот мудрый афоризм Ганса-Христиана Андерсена. А уж он-то понимал толк в сказках — верно?

— Вы становитесь мудрым и поучающим, как старенький доктор Ренар, — пошутила я. — Но, по-моему, все-таки нехорошо быть таким трезвым рационалистом…

— Это я-то трезвый рационалист? — возмутился Жакоб. — Выступаю факиром в цирке, по первому вашему зову ввязываюсь в тайну «гласа небесного»…

— Но ведь вы все это делаете, чтобы разоблачить какие-то тайны, развеять чьи-то мечты,

— Вредные мечты, мнимые тайны! — резко ответил он. — Только такие, которые мешают людям жить, закрывая им глаза мистической пеленой и делая их жалкими рабами первых попавшихся проходимцев.

— Но что опасного или нехорошего в моей вере в телепатию? — защищалась я. — Как вы меня ни убеждаете, а я в нее все-таки верю. Верю — и все!

— Ну и на здоровье, — засмеялся Морис. — Я просто пытался вам объяснить, что дело с телепатией обстоит гораздо сложнее, чем вам кажется. А чем сложнее, тем интереснее. И скажу вам по секрету, — добавил он, понизив голос и наклоняясь ко мне, — в ученом труде я бы в этом не признался, но тут нас, кажется, никто не слышит, — я тоже разделяю ваше желание, чтобы телепатия все-таки оказалась реальностью. И даже больше того: считаю, что есть факты, которые это как бы доказывают.

— Какие же? — загорелась я.

— Прежде всего опыты по мысленному внушению с животными, в особенности с собаками. Их немало провел замечательный русский дрессировщик Дуров. В некоторых опытах принимал участие и большой ученый, академик Бехтерев, оставивший протокольную запись, так что достоверность этих наблюдений вне всяких сомнений…

— Что же можно внушить собакам? — недоуменно спросила я.

— Ну, скажем, пойти в прихожую и принести оттуда одну из трех телефонных книжек, лежащих там на столике.

— И собака это делала?

— В большинстве случаев — да. Или, скажем, подбежать к пианино, вскочить на подставленный к нему стул и ударить лапой по правой части клавиатуры. Собака так и делала.

— И это ей внушалось мысленно?

— А как же иначе? Ведь собаке не скажешь: «Пойди туда-то и принеси то-то и то-то». Она этого не поймет. А вот если мысленно, максимально сосредоточась, как бы самому проделать то, чего хочешь добиться от собаки, то, оказывается, она это каким-то образом воспринимает и делает. С животными нельзя заранее договориться. Так что тут возможность обмана исключается… Правда, телепатия это или внушение, подобное гипнозу, сказать трудно.

— А вы не пробовали проводить такие опыты?

— Нет, все только собираюсь, — виновато ответил Жакоб. — Но я занимался внушением на расстоянии, это тоже весьма любопытно. Несколько раз мысленно приказывал своему ассистенту Жану, вы его знаете, спуститься из лаборатории ко мне в кабинет.

— И он слушался?

— Обычно — да. И забавно, что не мог объяснить, зачем он пришел. Когда я его спрашивал об этом, то он сам удивлялся и отвечал смущенно: «Не знаю, шеф… Так просто… Захотелось прийти». Но, правда, опыт нельзя признать совсем чистым, потому что я его раньше подвергал гипнозу,

— А это что-нибудь меняет?

— Конечно. Такие люди потом легче поддаются внушению. Вспомните, как предварительно обрабатывали ту женщину, что так эффектно прозрела под вопли «космических голосов».

Закурив сигарету, Жакоб добавил:

— Я пробовал и усыплять Жана на расстоянии… Правда, всего только из соседней комнаты.

— Вы опасный человек, я все более убеждаюсь. И получалось?

Он кивнул.

— Получалось, но при одном условии. Если я просто мысленно приказывал: «Засыпайте! Спите!» — как, на обычном сеансе гипноза, то ничего не выходило. Надо было мне непременно представить себе зрительно, как он постепенно засыпает. Это чрезвычайно важно. Точно так же, как у Дурова с собаками, обратите внимание!

— Вот видите, а пытались меня разубедить! — воскликнула я. — Вы сами себе противоречите. Почему же вы сомневаетесь, что и эти поклонники «Космического Пламени» не могут общаться между собой мысленно?

— А вы подумайте сами, ключ я вам только что подсказал.

— Вы что — надо мной тоже опыты ставите? — недовольно спросила я. — Все пытаетесь устраивать мне какие-то экзамены, точно школьнице, или психологические проверки… Как они там у вас называются?

— Тесты. Но вы ошибаетесь, я вовсе не проверяю ваши умственные способности…

— Благодарю вас!

— Пожалуйста. Мне просто хочется, чтобы вы тоже приняли участие в расследовании этого довольно хитрого дела и повнимательнее наблюдали за тем, что творится вокруг. Ведь вы — мои глаза, только через вас я и могу держать под наблюдением вашу тетю.

— Слышать это, конечно, лестно, но я все-таки не могу сама догадаться, в чем тут фокус. Подскажите.

— Вспомните хорошенько, какие вопросы задавали на космическом шабаше спящей красавице.

— О видах на урожай винограда, о каких-то биржевых сделках…

— Вот именно.

— Все-таки не понимаю, я, видно, очень тупа. Это что — тоже улика?

— Конечно! И весьма важная улика. Ведь я вам только что рассказывал, как и у Дурова в опытах и у меня при мысленном внушении выполнялись лишь такие задания, которые давались непременно в образной форме: открыть дверь, пройти в прихожую. Или закрыть глаза, сладко потянуться, начать засыпать… Эти космические шарлатаны взяли самую распространенную и шаблонную гипотезу, будто телепатия — биологическая радиосвязь, и довольно ловко разыграли спектакль со мнимым мысленным внушением. Но они не учли, что нельзя мысленно передать отвлеченные, абстрактные понятия: биржевые акции, урожай. Такие задания, как у них, мысленно передать невозможно. Этим они и выдали себя. И вспомните, какие сложные задания дает вашей тете этот «глас небесный». Внушение тут бесспорное, но телепатия ни при чем.

— Скажите, а можно ли внушить человеку, чтобы он совершил преступление? — спросила я, с ужасом отчетливо вспомнив искаженное ненавистью лицо тети, бросившейся меня душить.

Видимо, Жакоб догадался об этом, потому что, прежде чем ответить, внимательно посмотрел на меня.

— Вообще-то в научной литературе считается, будто это не возможно. Но я думаю, — добавил он, помедлив, — что это все-таки возможно. Если только построить внушение таким об разом, чтобы оно не противоречило чувству совести или долга.

— Каким образом?

— Очень просто. Внушите усыпленному, что через какое-то время после пробуждения на него набросится тигр, И тогда вместо человека, которого вы задумали убить его руками, он увидит тигра и, спасая свою жизнь, не задумываясь, выстрелит ему в голову.

— Ужас, — прошептала я. — Какие страшные вещи вы мне говорите. Значит, от этого «голоса» можно всего ожидать. Чего же мы тогда медлим?

— Мне нужен Вилли, — развел руками Жакоб.

Зазвонил телефон, требовательно и настойчиво.

Жакоб тут же передал трубку мне, и я снова услышала взволнованный голос доктора Ренара.

— Алло, это вы, Клодина? Алло!

— Да, да, я слушаю!

— Приезжайте немедленно, она хочет вас видеть.

— А что случилось?

— Она собирается вызвать нотариуса и сделать какое-то распоряжение. Хочет, чтобы вы при этом присутствовали. Слышите?

— Да, слышу. Одну минуточку, доктор. — Прикрыв — ладонью трубку, я повернулась к Жакобу. — Она требует нотариуса. Что делать?

— Ага, началась решительная атака, — пробормотал Морис. — Вам надо ехать к ней.

Я кивнула и сказала в трубку:

— Дорогой доктор, я еду! Сейчас же выезжаю ближайшим поездом.

— Поезжайте и постарайтесь ее переубедить, — сказал Жакоб. — Как только появится Вилли, мы поспешим к вам на помощь. Хотя бы потяните время, — разъяснял Жакоб. — Старайтесь отговаривать ее спокойно, логично, не горячась, всячески подчеркивайте, что считаете ее совершенно здоровым и разумным человеком. И непременно звоните мне каждый вечер, от шести до семи. Я буду дежурить у телефона.

13. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АД

Тетя встретила меня приветливо и тепло. Выглядела совершенно спокойной, здоровой, нормальной, даже поправилась, и на щеках у нее опять появились прежние лукавые ямочки, в которые с детства я так любила, бывало, ее целовать, отправляясь после ужина спать.

Как в добрые, безмятежные старые вечера, мы снова сидели втроем на веранде и пили чай с душистым клубничным вареньем. Тетушка заботливо расспрашивала меня, хорошо ли я отдохнула. Доктор Ренар посасывал свою кривую трубочку. Тетя не поминала о нотариусе, и я не задавала никаких вопросов. И впервые за много дней я крепко заснула в этот вечер,

Спокойным и безмятежным выдалось и утро следующего дня. И только за завтраком тетя мимоходом вдруг сказала;

— Да, я звонила нотариусу, он сегодня приедет.

Стараясь говорить так же спокойно и буднично, как она, я словно невзначай спросила:

— А зачем тебе нужен нотариус, тетя?

— Нужно составить, наконец, одну бумагу. Я тебе потом расскажу.

После завтрака мы с тетей остались одни, и она сказала:

— Я много думала последние дни и твердо решила: нам надо изменить свою жизнь. Мы не так живем, недостойно…

Она строго посмотрела на меня, но я молчала, ожидая продолжения.

— У нас слишком много денег, и они мешают нам жить так, как пристало порядочным людям. Я решила оставить себе только этот дом, все деньги отдать на святые дела. Ты неплохо зарабатываешь своими рисунками, и нам этого хватит — если, конечно, ты не бросишь меня.

Дальше молчать уже было неприлично, и я торопливо проговорила:

— Конечно, нет, тетя, как ты могла подумать! А кому ты решила отдать деньги?

— Братству Голосов Космического Пламени, — коротко ответила она,

Я помнила наказ доктора Жакоба и как можно спокойнее и мягче спросила:

— Но почему именно им, тетя? Можно передать деньги какому-нибудь фонду защиты детей… Наконец просто раздать нуждающимся. А это «братство»… Ты ведь его совсем не знаешь, никогда у них не была. Почему тебе в голову взбрела мысль отдать деньги именно им?

Тут тетя сразу помрачнела, насупилась.

— Ты опять пытаешься изобразить меня ненормальной? — грозно спросила она.

— Нет, что ты. Просто меня немного удивило твое решение. Ведь мы ничего не знаем об этих «братьях»…

— Я знаю, что они — достойные, честные люди и творят добрые дела. Поэтому я и хочу им помочь…

Я все-таки не удержалась и спросила:

— Это тебе сказал «голос»?

Вот этого-то мне уж, конечно, совсем не следовало говорить! Тетя встала, не глядя на меня, безапелляционно сказала:

— Пожалуйста, после обеда никуда не отлучайся. Приедет нотариус. И доктора Ренара попроси, пожалуйста, от моего имени не уходить. Вы подпишетесь как свидетели, — и, не ожидая моего ответа, ушла к себе.

Я побежала в сад, нашла доктора Ренара и рассказала о нашем разговоре.

— Ведь она ненормальна, и ей можно запретить подписывать эту бумагу, — взволнованно сказала я.

— Она совершенно нормальна, — покачал головой Ренар.

— Но ведь ей эту бредовую идею внушил «голос»!

Доктор вздохнул и покачал головой снова.

— Это вы так утверждаете с доктором Жакобом. Но доказательств пока нет никаких. Она действительно была одно время нездорова, но теперь поправилась.

— Нет, она больна, больна, уверяю вас! — продолжала настаивать я.

— Любой консилиум признает ее совершенно здоровой и юридически дееспособной.

Я кинулась звонить Жакобу, Но на мои звонки никто не отвечал. Злиться было бесполезно. Не мог же Морис из-за меня целыми днями сидеть у телефона, словно на привязи. Он ждал звонка по вечерам.

Но ведь надо что-то предпринять.

Я снова кинулась к доктору Ренару и попросила:

— Милый доктор, а вы не можете все-таки объявить ее ненормальной? Хотя бы на несколько дней, пока Морис что-нибудь придумает…

— Но моя врачебная честь… Как вы могли мне предложить это? — ответил он, насупившись.

Обед прошел в тягостном, похоронном молчании. Вскоре за воротами раздался требовательный гудок подъехавшего новенького «ягуара».

Я никогда не встречалась с нотариусами и представляла их по читанным в детстве романам Диккенса. Поэтому когда вместо зловещего сухопарого старика крючкотвора в торжественном черном сюртуке появился совсем молодой деловитый человек спортивного вида, я очень удивилась.

Молодой человек, с привычной учтивостью склонив коротко остриженную голову, внимательно и безучастно выслушал все, что ему сказала тетя, так же равнодушно и деловито застучал на принесенной с собой портативной машинке — и через несколько минут положил на стол документ, который нам предстояло подписать.

Тетя внимательно дважды прочитала его и твердо, решительно поставила свою подпись. Потом как свидетель подписался доктор Ренар, стараясь не смотреть в мою сторону.

Настала моя очередь. Теперь они все трое смотрели на меня: тетя — сердито и требовательно, со все нарастающим гневом, старенький доктор Ренар — сочувственно и, как мне показалось, виновато, а молодой нотариус — просто с досадой на непонятную задержку.

— Ну? — грозно сказала тетя.

И я взяла ручку и подписала, стараясь не разрыдаться. До темноты я просидела в саду, в гуще кустов, а потом пошла в закусочную у шоссе и оттуда позвонила Жакобу.

— Н-да, все осложняется. Жаль, что вам не удалось отговорить ее, — сказал он, внимательно, не перебивая, выслушав мой рассказ.

Помолчав, словно ожидая от меня ответа, он добавил:

— Попробуем задержать вступление этой дарственной в силу. Что-нибудь придумаем. Вы слышите меня?

— Слышу.

— Но не верите, да?

— Где же ваш Вилли? — ответила я встречным вопросом.

— Звонил, что будет завтра. Мы с ним сразу же приедем к вам. Можно будет остановиться у доктора Ренара?

— Думаю, да. Он ведь проникся к вам большим уважением.

— Предупредите его, пожалуйста, но так, чтобы больше никто не знал о нашем приезде, как бы их не вспугнуть. И ни на миг не оставляйте тетю одну. Дело приняло серьезный оборот.

Я так устала, что не стала больше его расспрашивать, довольно холодно попрощалась, повесила трубку и по тропинке, смутно белевшей в лунном свете, побрела домой.

Спала я до утра как убитая. А потом одно событие за другим начали обрушиваться лавиной, — и все понеслось, завертелось, словно в каком-то детективном фильме…

Весь день я неотступной тенью ходила за теткой по пятам, стараясь беззаботно и весело болтать о всяких пустяках, а в душе все время напряженно ожидая какого-нибудь происшествия: ведь не случайно Морис велел мне быть настороже. Откуда ждать нападения?

Тетя опять подобрела, ледок, образовавшийся между нами после вчерашнего, растаял.

Доктор Ренар охотно согласился приютить в своем холостяцком домике Жакоба с его приятелем-инженером.

К ужину он опоздал. За столом Ренар подмигивал мне, делал таинственные знаки, а улучив удобный момент, шепнул, как опытный заговорщик:

— Приехали. Передают вам привет.

Мне стало смешно. Очень уж все это, несмотря на серьезность положения, напоминало какую-то детскую игру в сыщиков. Даже старенький доктор Ренар, видно, ею увлекся и чувствует себя великим конспиратором.

Первые два дня мы с доктором Жакобом не виделись — наверное, этого тоже требовали правила игры. А на третий день вечером доктор Ренар украдкой сунул мне в руку записочку:

«Все готово. Если хотите услышать «голос», приходите часов в одиннадцать к нам. Морис».

14. ГОЛОС В НОЧИ

Без двадцати одиннадцать я уже стояла перед калиткой доктора Ренара.

На веранде, густо обвитой диким виноградом, сидели за бутылкой вина доктор Жакоб и круглолицый, коротко стриженный молодой человек.

Неужели это и есть долгожданный Вилли? Не очень он похож на технического гения…

— Познакомьтесь с Вилли, — похлопал его по плечу Жакоб.

— Добрый вечер, — сказала я, щурясь и осматриваясь по сторонам.

— Вы думаете, он прячется где-то в углу? — насмешливо спросил Жакоб.

— Кто?

— «Голос». Вы так внимательно огляделись, словно надеетесь увидеть его. Увы, пока мы еще не можем его показать, но он от нас не уйдет. Уже поймал. Верно, Вилли?

Инженер молча кивнул,

— Две ночи пришлось повозиться, пока нащупали нужную частоту и волну, — продолжал довольным тоном Жакоб, наливая и мне стакан. Я села, пригубила вина и попросила:

— Но расскажите мне толком, кого — или что — вам удалось поймать. Чему вы радуетесь?

— «Голос», — ответил Жакоб. — Я был прав: он, вещает по радио, на ультракоротких волнах. Никакой мистики…

— Просто техника на грани преступления, — вставил Вилли.

— Да, самая элементарная радиотехника, — кивнул Жакоб и посмотрел на часы. — Скоро вы сами в этом убедитесь.

— А долго ждать? — спросила я. — Может, он уже говорит. Или этот «небесный голос» работает строго по расписанию, как все радиостанции?

— Он ждет, когда ваша тетя начнет засыпать, — пояснил доктор Жакоб. — Опыты по гипнопедии показали, что лучше всего информация усваивается в самый ранний период сна, — и они это знают! Давай начинать, Вилли.

Мы спустились по ступенькам в ночной притихший сад. Впереди шел доктор Ренар, посвечивая электрическим фонариком. Все это выглядело весьма таинственно — похоже, игра продолжалась…

На площадке за домом чернело что-то громоздкое. Доктор Ренар направил туда луч фонарика, и я увидела автофургон, окрашенный в темно-зеленый цвет.

Мы подошли к нему. Вилли завел мотор на малых оборотах, потом вылез из кабины и распахнул заднюю дверцу фургона.

Он забрался внутрь, а мы ждали, прислушиваясь к урчанию мотора.

Но вот в фургоне загорелся свет. Инженер высунулся из дверцы и негромко крикнул нам:

— Залезайте.

Внутри фургона оказалась настоящая техническая лаборатория. На одном откидном столике стоял микрофон, на другом я увидела магнитофон.

Инженер колдовал с приборами, щелкая переключателями. Присев на складной стульчик, я с любопытством глазела, как одна за другой загораются цветные лампочки.

В динамике над моей головой что-то захрипело, тесный фургончик наполнился обрывками мелодий и голосами, ворвавшимися из ночного эфира.

Я никогда не слушала так поздно радио и даже не подозревала, что ночь полна голосов.

Эта какофония оборвалась так же внезапно, как и началась. Теперь из динамика раздавались лишь негромкое гудение да потрескивание электрических разрядов.

И вдруг, я услышала такой же негромкий, монотонный, убаюкивающий, чей-то очень знакомый голос:

— Все ваше тело тяжелеет и словно наливается свинцом… приятный покой, отдых, крепкий, спокойный сон охватывает вас… дышите спокойно, равномерно, глубоко… все тише, все темнее, все спокойнее становится вокруг вас… вы засыпаете, засыпаете все глубже и крепче…

Длинная пауза. Только слышен убаюкивающий стук метронома.

Космический проповедник! Это же его голос.

И только теперь я поняла, что слышу собственными ушами тот самый таинственный «глас небесный», который принес в наш дом столько мук и тревог!

Он звучал немножко печально, произносил фразы отчетливо, певуче, слегка в нос, с короткими паузами:

— Вы лежите совершенно спокойно и ни о чем не думаете… Чувство покоя все более и более проникает в ваш мозг, ваши мысли становятся спокойными, медленными, все заботы уходят. Вы совершенно отрешились от всех забот и волнений… Вы крепко спите и на окружающее больше не обращаете внимания…

Честное слово, от этого вкрадчивого голоса у меня тоже начинали слипаться глаза! Я встряхнула головой и придвинулась ближе к динамику.

— Теперь вы слышите только меня… Мои слова продолжаете четко воспринимать и хорошо запомните их… При этом вас ничего не волнует… По всему телу разлилась приятная слабость… Ваши руки и ноги отяжелели, нет желания ни двигаться, ни открывать глаза… Вы спите!

Опять только мерный стук метронома в наступившей тишине. Крутятся диски магнитофона…

— Вы поступили правильно, хорошо… Ваша совесть чиста, все заботы и тревоги покинули вас, вы будете спать спокойно. Злые люди попытаются мешать вам… Они будут выдавать вас за сумасшедшую… Но вы совершенно здоровы… Вы чувствуете себя прекрасно и не дадите им помыкать собой. Это ваши враги, опасайтесь, не слушайте их… Вы будете спокойно спать до утра… И проснетесь хорошо отдохнувшей, здоровой и бодрой… полной свежих сил… Вы забудете, что слышали меня… Но вы сделаете все так, как я говорил… Спите спокойно, спите крепко… Спите… Спите… Спите…

Голос умолк. Из динамика слышались только шорохи и треск разрядов.

— Все, — сказал Вилли. — Сеанс окончен. Выключай магнитофон.

— Теперь он у нас в руках, этот «голос», — сказал мне Жакоб показывая коробку с пленкой. — И вчерашний сеанс записали почти полностью.

— А что толку? — спросил Вилли. — Куда ты сунешься с этой пленкой? Ведь магнитофонные записи юридической силы не имеют. Смонтировать да склеить можно что угодно.

— Верно, — кивнул Жакоб. — На это я и не рассчитываю. Но одна бесспорная улика тут у нас уже есть.

— Какая? — заинтересовалась я.

— Сам голос. Недавно удалось установить, что каждый человеческий голос так же индивидуален и неповторим, как и отпечатки пальцев. Так что мы еще ему предъявим на суде эту пленочку, не отвертится.

Сделав на коробке какие-то пометки, Жакоб спрятал ее в шкафчик, и мы вернулись обратно на веранду. Я глянула на часы и ахнула:

— Уже четверть второго! Мне надо бежать домой… Бедный доктор Ренар, мы даже ночью не даем вам покоя.

— Ведь это так интересно и увлекательно, — улыбнулся доктор Ренар, — что я все равно уже до утра не усну. Спокойной ночи, Кло. Я очень рад, что дело, кажется, распутывается.

Но кто бы мог подумать!

Жакоб пошел проводить меня.

Ночь уходила. И все теперь выглядело проще, прозаичнее, будничнее, чем прежде. В самом деле, оказалось — никаких чудес, никакой мистики. Самый обычный человеческий голос, пойманный обыкновенным приемником и записанный на пленку. Он лежит теперь в коробочке на полке в фургоне…

— Передатчик мы засекли. Теперь нужно найти приемник, который доносит этот голос до ушей вашей тети, — сказал Жакоб, вспугнув мои мысли.

— Но я же обыскала всю ее комнату и ничего не нашла.

— Значит, плохо искали. Приемник должен быть, и надо его побыстрее найти. Он может оказаться совсем крохотным. И вам самой, видимо, его не найти. Тут нужны специальные приборы. Надо как-то устроить, чтобы мы с Вилли могли тщательно обыскать тетину спальню.

— Как? Она и меня-то туда последнее время не пускает.

Доктор Жакоб задумался:

— Что ж… Остается единственная возможность. Вам придется дать ей снотворное, чтобы мы могли обыскать ее комнату, пока она спит.

— У меня есть медомин…

— Какой там медомин! — отмахнулся Жакоб. — Я дам порошок, который слона усыпит на целый день. Насколько мне известно, в некоторых странах этим снадобьем снабжают разведчиков, чтобы они могли спокойно уснуть в любой обстановке после выполнения трудного задания. У них оно пользуется славой «нокаутирующих таблеток».

Он достал из кармана маленький пакетик и протянул его мне.

— Вот подсыпьте утром тете в кофе или чай, что она там пьет, и сразу вызывайте нас. Доза тут детская, но она заснет быстро и крепко.

И утром, воровски оглядываясь, я высыпала из пакетика в чашку кофе тете белый порошок, но рука моя дрожала. До конца завтрака я сидела сама не своя.

Тетя выпила кофе, похвалила, как хорошо он сварен, и ушла к себе в спальню, сказав:

— Что-то мне нездоровится. Пойду полежу немного.

Когда я через пятнадцать минут осторожно постучалась к ней, тетя не ответила.

Я так же осторожно приоткрыла дверь. Тетя крепко спала, лежа одетая на кровати.

Я немедленно позвонила Жакобу.

Пришли они все трое, причем у доктора Ренара был очень недовольный и смущенный вид. Он не привык быть понятым при обысках.

— Быстро, быстро, Вилли, не будем терять время, — деловито поторапливал Жакоб своего приятеля.

Инженер достал из сумки целую кучу каких-то хитрых приборов, и они с Жакобом начали методично, сантиметр за сантиметром, обшаривать пол, потолок, стены.

Я все время с тревогой посматривала на тетю, но она спала крепко и безмятежно, тихонько посапывая.

Доктор Ренар, нахохлившись, сидел у окна.

— Ни-че-го, — сказал Вилли. — Теперь возьмемся за мебель.

Они так же тщательно осмотрели всю мебель, настольную лампу, рамки картин, занавески на окнах. Мы осторожно перенесли спящую тетю в кресло, и они обшарили со своими приборами всю кровать…

— Непонятно, — обескураженно пробормотал Жакоб, озираясь вокруг.

— Можешь быть спокоен, мы проверили все, — откликнулся Вилли, сматывая провода и укладывая приборы обратно в сумку. — Здесь нет никаких приемников.

Жакоб постоял посреди комнаты, покачиваясь на носках и негромко насвистывая в глубокой задумчивости, потом подошел ко мне:

— Последний шанс, Клодина. Раз уж вы пошли на этот обыск, давайте доведем его до конца…

Я смотрела на него непонимающими глазами.

— Мы выйдем из комнаты, а вы тщательно обыщете вашу тетю. Не бойтесь, она ничего не почувствует и не проснется раньше чем к обеду. Это надо сделать, — настойчиво добавил он, заглядывая мне в глаза.

Как мне было ни противно, я выполнила его просьбу. Отступать было поздно…

И — ничего. Обыск оказался напрасным.

— А она не могла слышать этот «голос» по радио просто так, без всякого приемника? — сказал доктор Ренар, когда мы вышли на террасу.

Инженер посмотрел на него как на сумасшедшего.

— Я где-то читал о подобном случае, — не сдавался Ренар. — Даже, помнится, сделал выписку…

— Чепуха, бред, — решительно оборвал его Вилли. — Это невозможно.

— Чего только не бывает на свете, — пришел на помощь Ренару доктор Жакоб. — Случай, о котором весьма кстати вспомнил уважаемый мой коллега, действительно имел место несколько лет назад. Одна почтенная дама в Америке вдруг начала слышать обрывки местных радиопередач. Сначала подумали, будто у нее психоз, но потом раскопали, в чем тут дело. Оказалось, всему виной некоторые особенности электрической, водопроводной, газовой и телефонной сети в квартире этой дамы. Об этом писал «Ньюсуик».

— Вот видите, — сказал доктор Ренар.

Но Жакоб не дал ему торжествовать долго:

— Случай весьма любопытный, но, к сожалению, к нашей ситуации не подходит. Остается одно: повидаться, наконец, с «небесным голосом». Нынче ночью так мы и сделаем…

15. ОХОТА ВО ТЬМЕ

Первым, кого я увидела, придя вечером к доктору Ренару, оказался полицейский в голубовато-серой форме обер-лейтенанта. Он встретил меня в дверях и вежливо поднес руку к лакированному козырьку высокой фуражки.

— Познакомьтесь, это комиссар Лантье, — сказал подошедший Жакоб. — Мы с ним уже работали вместе, и я попросил его приехать, хотя, честно признаться, наша затея кажется мне все более бесполезной. Этот «голос» голыми руками не возьмешь, вывернется.

Комиссар Лантье промолчал, поглядывая голубыми глазами, но сеем своим видом подтвердил, что вполне разделяет сомнения Жакоба.

В этот вечер увитая виноградом веранда в домике доктора Ренара напоминала какой-то военный походный штаб или логово заговорщиков.

На столе была расстелена карта, и все, кроме меня, даже старенький доктор Ренар, склонились над ней.

— Готовимся к операции, — не поднимая головы, пояснил иронически Жакоб. — Как тетя?

— Все в порядке. Проснулась и чувствует себя хорошо.

— Гадать нечего, он будет вот здесь, где шоссе поднимается повыше. Только отсюда он может наблюдать за домом и увидеть, когда в окнах у старухи погаснет свет, — уверенно заявил Вилли.

— Пожалуй, ты прав, — согласился с ним Жакоб. — Им непременно нужен такой контроль, чтобы не прозевать лучшее время для внушения. Придется выехать ему навстречу, чтобы успеть засечь и поймать, ведь он будет вести передачу не дольше десяти минут, — добавил он, подняв голову и смотря на Вилли.

Тот молча кивнул.

Доктор Ренар проводил нас до фургона и открыл ворота. Комиссар сел за руль, я рядом с ним. Жакоб и Вилли забрались в фургон, и мы тронулись.

Когда мы выехали на шоссе и миновали закусочную, Жакоб постучал в окошко и показал знаками комиссару, чтобы тот остановился.

Заглянув через это окошко в фургон, я увидела, как Вилли, прижимая обеими руками наушники к своей круглой голове, что-то диктовал Жакобу. Тот записывал на полях расстеленной перед ним карты несколько цифр и провел с помощью транспортира прямую линию.

Вилли, не снимая наушников, махнул нам рукой, чтобы трогались дальше. Через некоторое время мы снова остановились, и вся эта операция повторилась.

— Что они делают? — спросила я у комиссара.

— Пеленгуют передатчик.

Теперь я вспомнила, что уже видела нечто подобное в каком-то шпионском фильме. Вот никогда бы не подумала, что сама окажусь в подобной ситуации!

— Все в порядке, засекли, — торопливо проговорил Жакоб, заглядывая в кабину. — Давайте я сяду за руль, а вы перебирайтесь пока в кузов.

В темноте все вокруг казалось таинственным и тревожным.

Впереди, за кустами, мне почудился вроде слабый огонек…

Я только хотела попросить Жакоба ехать поосторожнее, как вдруг он резко затормозил. Больно ткнувшись носом в стекло, я повернулась к нему, чтобы выругать как следует…

Но Жакоба не оказалось рядом со мной. Выскочив из кабинки, он бежал к машине, стоявшей на обочине дороги.

— Можете снова зажечь огонь, зачем таиться! — крикнул он, распахивая дверцу машины.

В машине зажглось освещение. Значит, этот огонек я только что видела?

Размышлять было некогда. Я выскочила из кабины и поспешила к машине вместе с подоспевшими комиссаром и Вилли.

— Прошу познакомиться, господа, — громко сказал Жакоб. — Перед вами — «глас небесный». Как видите, он имеет вполне земное обличье и в миру известен под именем Мишеля Горана.

В машине — теперь я разглядела, что это был роскошный «кадиллак», — находился лишь один человек — тот самый проповедник…

В черном костюме, без своего «космического одеяния» он выглядел буднично и деловито. Солидный, преуспевающий бизнесмен, куда-то едущий по своим почтенным делам.

Он сидел, положив руки на руль, и смотрел на нас без всякого испуга.

— Ваши документы, — сказал комиссар.

— Зачем? Разве я нарушил какие-нибудь дорожные правила? — лениво спросил проповедник. — Ах, да… Стоял на обочине дороги с потушенными огнями. Каюсь, штрафуйте.

— Ваши документы! — повторил комиссар, протягивая руку.

Проповедник пожал плечами и полез в карман.

— Пожалуйста, хотя вам ведь уже назвали мое имя, — все так же лениво проговорил он, протягивая полицейскому документы. — Я его не скрываю. Прошу вас, господин обер-лейтенант.

Комиссар начал внимательно изучать бумажки, а нетерпеливый Жакоб в это время попытался открыть заднюю дверцу машины.

Это ему не удалось, тогда он заглянул в машину, посветив фонариком, и присвистнул:

— Ого! Какой прекрасный магнитофон! Американский? И кажется, передатчик? Разрешите его посмотреть поближе. И тут магнитофон! Уважают они науку и технику.

— Я протестую, господин обер-лейтенант, — негромко сказал проповедник. — Я не знаю, правда, что это за люди с вами. Возможно, они тоже имеют отношение к полиции. Но все равно никто не имеет права обыскивать мою машину без соответствующего ордера федерального прокурора. Слава богу, законность строго соблюдается в нашей стране. Или я ошибаюсь? И вообще хотелось бы знать, почему вы задерживаете меня так долго. Мне нужно ехать. Я немного устал, остановился, чтобы передохнуть в тишине и покое этой чудной ночи, а теперь мне пора ехать дальше. Если вы разрешите, — закончил он с легким поклоном.

Он упорно не смотрел ни на кого из нас — только на комиссара, словно тот был один на дороге.

Комиссар молча вернул ему документы и заглянул на заднее сиденье. Жакоб светил ему фонариком.

— А зачем вам ночью понадобился магнитофон? — подал голос Вилли.

Проповедник будто не слышал его вопроса.

— Зачем вам магнитофон, в самом деле? — повторил тот же вопрос комиссар.

Ему проповедник с готовностью ответил:

— Люблю во время отдыха послушать церковную музыку. Очень успокаивает нервы. Или иногда работаю над очередной проповедью, ведь, как уверяют психологи, лучший отдых — в перемене занятий. Разве ездить с магнитофоном по нашим прекрасным дорогам запрещено? Я не знал этого. Но ведь вы же возите вот целую лабораторию на колесах.

— А почему вы знаете, что у нас там внутри «целая лаборатория»? — насмешливо спросил Жакоб.

Проповедник не ответил. Он явно насмехался над Жакобом, хотя и упорно не замечал его. И Морис, конечно, не выдержал.

— Слушайте, Горан, я взялся за это дело и доведу его до конца, ясно? Я не отступлюсь и посажу вас на этот раз за решетку.

Проповедник молча слушал его, прикрыв глаза тяжелыми, набухшими веками. Лицо его решительно ничего не выражало.

— Запомните это хорошенько, — продолжал Жакоб.

Подняв тяжелый взгляд на полицейского, проповедник глухо спросил:

— Могу я, наконец, ехать?

Комиссар, отступая на шаг, молча козырнул.

Машина взревела и рванулась вперед. Мы отскочили в разные стороны и молча смотрели, как, плавно покачиваясь, убегает все дальше рубиновый огонек. Вот он скрылся за поворотом.

— Н-да, конечно, глупая была затея, — смущенно пробормотал Жакоб. — Но хоть повидались. Ладно, поехали-ка домой.

В глубине души я надеялась, что, пойманный, «голос» испугается, и притихнет, а может, даже совсем замолчит…

Но в следующую ночь, едва в окнах тетиной спальни погас свет, мы его услышали снова.

Началось опять с настойчивых заклинаний:

— Спите… Спите… По всему вашему телу растекается чувство успокоения и дремоты…

— Не понимаю, почему он не сменит волну? — повернулся к инженеру Жакоб. — Ведь знает, что мы его теперь слышим.

— А чего тут непонятного? Он просто не может этого сделать, — ответил Вилли. — Значит, приемник у старушки настроен только на одну определенную волну.

— Верно, — согласился Жакоб и, погрозив динамику кулаком, добавил: — Ну, мы заткнем ему глотку, этому «небесному голоску».

Но тут мы услышали вдруг нечто новое и переглянулись:

— Вам надо самой поехать к нотариусу и добиться…

— Включай! — Жакоб резко махнул рукой.

Вилли рванул рубильник на пульте…

И приказания «небесного голоса» утонули в треске и рокоте мощной глушилки. С трудом можно было разобрать лишь отдельные слова:

— Спокойно… арственную…

— Вот я тебе покажу дарственную! — пробурчал Вилли, подкручивая регулятор.

Я выглянула из дверцы фургона, словно надеясь полюбоваться, как себя теперь чувствует проклятущий «голос», и вскрикнула.

Окна тетиной комнаты были снова ярко освещены!

— Она проснулась, а я здесь! Надо бежать.

— Возьмите фонарик, а то ноги переломаете! — крикнул мне вдогонку Жакоб.

Еще у ворот я услышала, как тетя зовет меня. Но я не откликнулась сразу, а пробежала в глубь сада и уже оттуда, издалека, тщетно стараясь сдержать одышку, подала голос.

— Где ты бродишь так поздно? — крикнула мне тетя с террасы.

— Гуляю в саду. Вышла подышать свежим воздухом, что-то спать не хочется. «- И, подойдя ближе, я спросила: — А ты почему не спишь?

— Ужасно разболелся зуб. Только легла, кажется, даже заснула. И вдруг страшная боль, словно начали сверлить какой- то адской бормашиной, — ответила она, зябко кутаясь в халат и передергивая плечами. — Ты меня отвезешь завтра в Сен- Морис?

— Зачем?

— Там очень хороший дантист, впрочем, ты, кажется, сама у него была. Я тебе давала адрес.

— Но ты что-то напутала, тетя. По этому адресу никакого дантиста не оказалось.

— Странно, — она недоверчиво посмотрела на меня. — Вечно я путаю адреса. Но найдем, я же прекрасно помню, где это.

Постояв еще несколько минут на террасе, она пожелала мне спокойной ночи и ушла.

Идти снова к Ренару я не решилась. Передача наверняка уже кончилась, а вдруг тетя опять не уснет и станет меня искать?

Ночь прошла спокойно. А выйдя рано утром на террасу, я увидела в кустах Мориса, подающего мне таинственные знаки.

— Что вы тут делаете? — спросила я, подбегая к нему и с опаской оглядываясь на окна тетиной спальни. — Вы с ума сошли! Она может увидеть. Зачем вы сюда залезли?

— Жду, пока вы проснетесь. Вот уже битый час. Весь промок от росы. Что вчера случилось? Почему вы не пришли обратно?

— Боялась оставить тетю одну, — и я рассказала ему о том, как у нее внезапно разболелся зуб. — Она просит отвезти ее к дантисту, но его там вовсе нет. Я сама ездила, когда у меня болели зубы, и не нашла там никакого дантиста.

Жакоб выслушал меня не перебивая, а потом сказал в глубокой задумчивости:

— Разболелся зуб, а никакого дантиста нет… И разболелся он как раз в тот момент, когда мы включили глушилку. Может, это просто совпадение, а может и… Когда она в прошлый раз была у этого дантиста?

— Кажется, зимой. Да, в конце зимы.

— И в конце зимы начала слышать этот «глас небесный»? До визита к дантисту или после?

— Точно не помню.

— Надо навестить этого дантиста, — решительно сказал Жакоб, тряхнув головой.

Мы съежились от посыпавшихся с ветвей холодных капелек воды.

— Но я же вам говорю, нет там никакого дантиста.

— Тем более подозрительно. Адрес у вас сохранился?

— Кажется. Или я выкинула его… Но дом помню и так. Там еще какая-то лавчонка.

— Едем! Постарайтесь под каким-нибудь предлогом отложить поездку с тетей до завтра, лучше всего скажите, будто испортилась машина. Она согласится подождать. Если мои предположения правильны, боли у нее сегодня не будет. А вы сразу к нам, и поедем к дантисту. Так я и сделала. А после завтрака поспешила к Жакобу.

— Наконец-то! Мы уж заждались, — не слишком приветливо встретил он меня.

— Не могла раньше.

— Вилли! — крикнул он.

Вилли появился в дверях, что-то дожевывая.

— Поехали, — поторопил его Жакоб.

Мы спешили напрасно. Дом я запомнила хорошо и нашла его сразу, но никакого дантиста там не оказалось, как я и предупреждала. Весь нижний этаж занимала какая-то убогая лавчонка без вывески.

Жакоб подергал дверь лавочки — она оказалась запертой. Несколько раз нажал кнопку звонка, на его дребезжание никто не отозвался.

Мы попытались заглянуть сквозь давно не мытые стекла витрины: пустые полки, на прилавке навален какой-то хлам, в углу валяется сломанный стул.

— Кажется, лавочка давно обанкротилась, — пробормотал Жакоб.

— Эй, идите-ка сюда! — окликнул нас откуда-то из соседнего двора Вилли.

Мы поспешили к нему и увидели, что он, приложив ладонь козырьком, заглядывает в темное маленькое окошко.

— Похоже, это задняя комната лавчонки, — сказал инженер, уступая место Жакобу. — Ну-ка, посмотри.

Жакоб приник к грязному стеклу.

— Видишь? — спросил его Вилли.

— Вижу.

— Зачем бы ему тут стоять, в этой лавочке?

— Что вы там увидели? Покажите и мне! — нетерпеливо попросила я.

Жакоб подвинулся, я заглянула в окошко и увидела посреди пустой полутемной комнаты какое-то странное сооружение.

— Что это?

— Зубоврачебное кресло, — ответил Жакоб.

Я удивленно посмотрела на него:

— Значит, дантист тут все-таки жил?

— Вероятно. И надо устроить, чтобы он снова здесь появился, — добавил Морис многозначительно.

— Может, заглянем внутрь? — предложил Вилли. — Я открою дверь в два счета. — Он уже начал шарить в своей сумке.

— Не стоит, — остановил его Жакоб. — Это надо делать с представителем власти. Пошли отсюда, а то мы уже привлекаем внимание соседей.

Мы доехали до почты, и Морис позвонил комиссару Лантье, попросив его немедленно приехать к нам в Сен-Морис.

— Дело очень срочное! Мы будем ждать в кафе возле моста, понял?

Потом он позвонил в Монтре какому-то доктору Калафидису и тоже попросил его срочно приехать, захватив все необходимые инструменты…

— Кроме кресла. Кресло здесь есть. Ничего, ничего, ты не можешь отказать своему старому клиенту. Нет, по телефону не могу. Приезжай и все узнаешь. Жди нас в кафе у моста.

События все ускорялись, приобретая какой-то бешеный ритм.

Вскоре приехал комиссар Лантье. Они с Жакобом ушли в местное полицейское управление, где пробыли довольно долго.

Наконец Жакоб с комиссаром вернулись.

— Лавочка закрыта вот уже месяцев пять, — рассказал Жакоб. — Ее снимал для мелкой торговли некий мосье Мутон. Судя по описаниям, на проповедника он не похож, видимо, какое-то подставное лицо из его помощников. Ни о каком дантисте здесь не слышали и очень удивились, узнав о кресле. Так что нам разрешено вскрыть замок и осмотреть эту загадочную лавчонку.

Вилли сразу оживился, достал из сумки какие-то щипчики и крючки, весьма подозрительно похожие, по-моему, на отмычки, и через несколько минут мы вошли в таинственную лавочку.

— Здесь пока ничего трогать не будем, — сказал озабоченно комиссар. — Пройдем сразу во вторую комнату.

Но во второй комнате осматривать было нечего. Она была совершенно пуста — только зубоврачебное кресло высилось каким-то глупым, нелепым памятником.

— Ух, какая тут грязища! — брезгливо сказала я. — Сколько пыли.

— Да, придется навести тут порядок, а то избалованный доктор Калафидис откажется здесь работать, — сказал Жакоб, почесывая затылок. — И придется вам этим заняться, Клодина, а мы поедем обратно в кафе. Калафидис должен вот-вот подъехать…

Потом мы заедем за вами. Часа вам хватит?

— Надеюсь.

16. ПОДМЕНЕННЫЙ ГОЛОС

Только я успела закончить уборку, как послышался шум подъехавшей машины.

Наша «сыскная бригада» все росла: к ней прибавился высокий черноусый лысеющий человек в щегольском спортивном костюме. Он галантно поклонился мне и представился:

— Доктор Калафидис.

Все столпились у двери, пяля глаза на нелепое кресло.

— Здесь я должен вести прием? — возмущенно спросил доктор Калафидис. — Но это невозможно! Я дорожу своей репутацией.

— Завтра с утра ты должен быть здесь и ожидать нас… — настойчиво заключил Жакоб.

— Но я забыл захватить халат.

— Ничего, мы тебе его привезем. Заедем за тобой в гостиницу.

Бедному доктору Калафидису пришлось окончательно капитулировать.

— Поедемте скорее домой! — взмолилась я. — Тетя наверняка уже беспокоится. Я и так опоздала к обеду.

— Да, надо спешить, — поддержал меня озабоченно Жакоб. — У нас мало времени, а работы много.

— Что же вы все-таки задумали, объясните наконец? — спросила я, когда мы тронулись в обратный путь.

— Просто решили заменить исчезнувшего дантиста гораздо более опытным доктором Калафидисом, чтобы проверить зубы у вашей тети.

— Вы думаете, приемник прячется у нее во рту?

— Возможно.

— А если она передумала ехать к дантисту? — довольно ехидно и раздраженно спросила я. — Ведь зуб у нее перестал болеть.

— Такая возможность предусмотрена, — невозмутимо ответил Морис. — Мы ее постараемся уговорить, вашу милую тетю.

Как я и знала, тетя рассердилась на меня за то, что опоздала к обеду. Но я выкрутилась, сочинив, будто пришлось отправиться в деревню, на кирпичный заводик, за недостающими деталями к нашему «оппель-капитану».

— Ведь ты же сама просила отвезти тебя завтра к дантисту.

— Ну, можно было и не спешить, — ответила, уже смягчаясь, тетя. — Зуб у меня совсем не болит, так что можно и повременить…

Так. Посмотрим, как станет ее уговаривать самонадеянный Морис.

Вечером, когда тетя ушла спать, я снова поспешила в дом доктора Ренара, превратившийся в нашу постоянную ночную штаб-квартиру. И всех сыщиков я, конечно, нашла за работой. Жакоб с инженером возились с аппаратурой в своей передвижной лаборатории, а обер-лейтенант и доктор Ренар наблюдали за ними, заглядывая в распахнутую дверь фургона.

— Ну, скоро она ляжет? — потирая руки, спросил меня Жакоб.

— Она только что ушла к себе.

— Чудно! — сказал Жакоб, придвигаясь к магнитофону. — Подождем еще минут пять, когда в спальне погаснет свет, и начнем.

Эти минуты показались мне очень длинными. Недоуменные вопросы так и вертелись у меня на языке, но я не решалась нарушить напряженную тишину.

— Включаю, — сказал Жакоб, посмотрев на Вилли.

Диски магнитофона закрутились, и вдруг из динамика раздался знакомый голос проповедника:

— Спите… Спите… По всему вашему телу разливается чувство приятного успокоения и дремоты…

Что это Морис задумал?

Жакоб погрозил мне пальцем, чтобы я молчала и слушала.

— Теперь я буду говорить другим голосом… Слушайте его внимательно, слушайте его внимательно… Так надо… так надо, чтобы обмануть наших врагов… Спите спокойно и слушайте его внимательно.

Небольшая пауза с убаюкивающим стуком метронома — и я услышала голос Жакоба! Он говорил так же властно, убежденно, негромко:

— Вам становится все лучше и лучше… Сонливость сильней и сильней… Вы больше ни о чем не тревожитесь, вы больше ничего не чувствуете… Вы слышите только мой голос…

Вытаращив глаза, я уставилась на Мориса. Он приложил палец к губам, показывая взглядом на магнитофон.

— Завтра утром у вас снова заболит зуб… Но это не страш но, это не страшно… Вы поедете к дантисту, и он вам помо жет… Это очень опытный дантист, гораздо лучше, чем прежний… Он вам поможет, он вам поможет… Теперь вы будете крепко спать до утра и забудете, что слышали меня… Но утром у вас заболит зуб, и вы поедете к дантисту… Спите крепко, спите спокойно…

Едва дождавшись, когда Жакоб выключит магнитофон, я спросила:

— Как это вам удалось? Откуда вначале взялся голос проповедника?

— Смонтировали, — весело ответил Жакоб. — Вилли у нас маг и волшебник. Склеили по словечку, выбрав их из подлинных записей «гласа небесного». Пришлось-таки повозиться.

И вдруг из динамика донесся голос проповедника:

— Спокойно… Утром вы проснетесь бодрой и полной свежих сил… Спите крепко… спите крепко… спите крепко…

Он умолк. А мы переглядывались в полной растерянности.

— Я включил на всякий случай приемник и вот… — виновато сказал Вилли. — Как толкнуло меня что-то.

— Он вел передачу одновременно с нами? — спросил у него Жакоб.

— Она слышала и вас и его? — догадалась я. — Что же теперь будет?

Вилли пожал плечами и начал копаться в инструментах.

— Посмотрим, — неуверенно ответил Жакоб. — Попробуем для верности повторить внушение снова, попозже. Может быть, как раз угодим в тот момент, когда у нее начнутся сновидения. Это тоже подходящее время для гипнопедии.

Он помолчал, посмотрел на ошеломленные лица комиссара и доктора Ренара, заглядывавших в распахнутую дверь фургона, и пробормотал задумчиво:

— Хотел бы я знать, что же он внушал ей сегодня одновременно с нами?..

Проснулась я с тревожными мыслями, но сразу успокоилась, когда, поднявшись в спальню тети, увидела, что она сидит на кровати и со стонами раскачивается, держась за левую щеку.

— Ужасно болит зуб! — с трудом выговорила она. — Думала, обойдется, а он так разболелся… Ой! Еще ночью начал зудеть. Поедем скорее к дантисту.

Я побежала к себе в комнату и позвонила Жакобу.

— Отлично! — обрадовался он. — Все идет как надо. Мы сейчас же выезжаем в Сен-Морис, а вы следуйте за нами.

Я нарочно немножко потянула сборы, чтобы дать им время уехать, как ни жалко мне было тетю. Боль ее донимала, видно, нешуточная.

Всю дорогу она молчала, прикорнув на заднем сиденье, только жалобно постанывала время от времени.

Я остановилась перед лавчонкой возле моста, заметив неподалеку знакомый зеленый фургон. Значит, они успели, но зачем прикатили в своей лаборатории на колесах, — думают, она понадобится?

Не веря своим глазам, я посмотрела на белую эмалированную дощечку на двери: «Опытный дантист. Принимает в любое время», — и нерешительно нажала кнопку звонка.

Дверь тут же открылась. Я чуть не ахнула, увидев перед собою Вилли в белом халате, едва сходившемся на широкой груди.

— Что вы хотели? — невозмутимо спросил Вилли.

— Простите, дантист здесь? — пролепетала я. — У моей тети очень болят зубы.

— Прошу вас, — Вилли склонил голову, приглашая нас войти.

Он исчез за дверью второй комнатки.

Тетя ничего не замечала вокруг. Или, может, видела под влиянием внушения настоящую приемную с белыми стенами и удобными креслами?

Тут, к счастью, на пороге появился приветливо улыбающийся доктор Калафидис и пригласил, потирая руки:

— Заходите, заходите, прошу. А вы, мадемуазель, будьте так любезны обождать здесь. Это займет совсем немного времени.

Халат на нем был слишком короток, — тоже с плеча доктора Ренара, но тетю ничего не смущало.

А рядом со мной очутился вдруг Морис, неслышно появившийся из-за портьеры.

— Не волнуйтесь так, — шепнул он, придерживая меня за локоть. — Все пройдет хорошо. Она сейчас видит лишь то, что мы ей внушили.

— И комиссар с вами?

— Нет, — тихонько засмеялся он. — Комиссар не решился прийти, потому что, как ему кажется, это похоже на незаконный обыск без необходимого ордера, а он не смеет нарушать закон.

Прислушиваясь, мы с Морисом на цыпочках подкрались поближе к двери. Но за ней было тихо, только изредка доносилось легкое позвякивание инструментов. Потом послышался голос доктора Калафидиса:

— Этот зуб придется, к сожалению, удалить. Очень запущен. Один момент, вы не почувствуете никакой боли, мадам.

Тетя приглушенно вскрикнула…

— Вот и все, вот и все, — бодро проговорил доктор Калафидис.

Жакоб поспешно юркнул за портьеру.

Через несколько минут в дверях появилась тетя, прижимая к губам окровавленный платочек.,

— Хороший дантист, но тот был лучше, — глухо сказала она.

Улыбающийся доктор Калафидис проводил нас до машины, и мы поехали домой.

Я так и не знала, чем же кончился «незаконный обыск» во рту у тети. Дома она захотела немного полежать и ушла к себе.

Вскоре к воротам подкатил зеленый фургон. Жакоб махал рукой.

Когда я подбежала к машине, он протянул мне ладонь. На ней лежал какой-то крошечный темный кусочек неправильной формы,

— Полюбуйтесь, — торжествующе сказал Морис. — Он теперь у нас в руках, этот «голос».

— Что это? — спросила я.

— Да приемник! — с непривычным для него оживлением воскликнул Вилли. — Уникальный миниатюрный приемник. Отличная штука! Сидел у нее в зубе вместо пломбы. Ловко придумано!

17. И ВЫРВАННОЕ ЖАЛО ТАИТ… ЯД

Потом мы сидели за столом на веранде, пили ледяное ли-герцкое вино, а удивительный приемник покоился перед нами на блюдечке, и я никак не могла оторвать от него глаз.

— Невероятно! — качал головой доктор Ренар. — Невероятно!

— Здесь дело в том, что мошенники ловко воспользовались тем, что природа провела в зубы человека свободные нервные окончания, связанные со слуховыми центрами мозга… — объяснил Жакоб.

— Бетховен, — перебил его немножко захмелевший Ренар, — великий Бетховен, когда оглох, слушал музыку, касаясь рояля тростью, зажатой в зубах. Помните?

— Верно, — кивнул Жакоб. — А теперь техника шагнула так далеко, что стало возможно поместить в дупле зуба целую радиостанцию.

— Достоинство часов не в том, что они бегут, а в том, что идут верно… — торжественно произнес Ренар.

Их больше восхищала выдумка ловких жуликов, а я радовалась тому, что «небесный голос» теперь навсегда оставит тетю и меня в покое. Он обезврежен.

Но я ошибалась…

— Комиссар помчался в Берн, — сказал весело Жакоб, — захватил с собой наши пленки. Уверен, что теперь удастся получить ордер на арест Горана. Скоро мы увидим «космического проповедника» на скамье подсудимых.

Но Жакоб тоже ошибался.

Поздно вечером Лантье позвонил из Берна и сообщил, что Мишель Горан и его помощница Луиза Альтенберг еще вчера улетели в Париж…

— Странно, — задумался Жакоб. — Кто же вел ночью передачу? Ведь мы слышали его голос. Хотя, впрочем, записали заранее на пленку, а прокрутил кто-то из его подручных. Но зачем это все сделано?

— Может, они просто напугались, поняв, что мы напали на след? — сказала я.

— Вряд ли. Ведь он ничего еще не знал о том, что мы догадались насчет зуба и поехали искать дантиста. Приемник у них был спрятан надежно. И если бы мы не начали в ту ночь глушить его передачу, ненароком вызвав боль у тетки в зубе, то и сейчас не догадались бы, где он спрятан. Нет, похоже, Горан снова готовит себе алиби, но зачем, для чего?

Через день было тихое, солнечное утро. И тетя захотела поехать в Сен-Морис, чтобы купить кое-что в магазинах. Я охотно согласилась отвезти ее, радуясь от души, что у нее снова пробуждается интерес к жизни.

О разоблачении «голоса» мы ей пока ничего не говорили. Жакоб только через комиссара Лантье передал нотариусу некоторые материалы, уличающие «космических жуликов», и введение дарственной в силу было пока приостановлено.

Всю дорогу я старалась развлекать тетю разговорами. Она весело отвечала мне, но когда впереди показалась дымящая труба цементного завода и белая церковка на горе над зажатым в теснине ущелья Сен-Морисом, я вдруг с тревогой заметила, что тетя как будто снова начала задумываться, словно вспоминать что-то…

Так у нее всегда бывало перед «видениями». Но ведь «голоса» уже нет, и «космический проповедник» далеко, в Париже?

Я резко сбавила скорость, краем глаза косясь на тетю и все еще пытаясь поддерживать беззаботную беседу.

У самого въезда на мост пришлось затормозить, потому что впереди натужно гудел огромный автопоезд. Ему трудно было разворачиваться, и он еле полз через мост, а мы плелись за ним…

Это нас и спасло.

На середине моста тетя вдруг со страшной силой оттолкнула меня плечом, вцепилась в баранку руля и круто повернула ее влево. Каким-то чудом я успела совсем сбросить газ и нажать тормоз. Если бы скорость была чуть-чуть больше, наша машина, сломав перила, уже летела бы со страшной высоты вниз в кипящую воду стремительной Роны.

Наш «оппель-капитан» уткнулся радиатором в перила и замер. Со всех сторон с испуганными криками сбегались люди. А я пыталась вырвать руль из окаменевших рук тети, не замечая, как по лицу у меня течет кровь из рассеченной при толчке брови…

Тетя так и не могла никогда потом объяснить, почему она это сделала:

— Что-то меня заставило… Какая-то сила, не подвластная мне…

Но мы с Жакобом знали, что это «голос» напоследок внушил ей попытку самоубийства — заранее, за несколько дней — наверное, именно в той передаче, которую мы прозевали, увлеченные заманиванием тети к дантисту.

Тетя, конечно, не понимала, что делает. Мы неминуемо погибли бы обе, а у него было превосходное алиби, он ведь находился в это время далеко от моста, в Париже. Это мог подтвердить даже комиссар Лантье, специально наводивший справки…

Последний смертельный удар издалека, когда уже все ликовали и успокоились, — да, было задумано ловко!

Он все предусмотрел, этот хитрый «голос» не учел лишь одного: что может измениться обстановка и нас заставит затормозить неповоротливый автопоезд.

«Космический проповедник» все-таки попал под суд, когда вернулся из Парижа. Процесс был громкий, о нем много писали в газетах. Пускали пленку, и в зале суда негромко звучал настойчивый, властный «голос»…

Но все кончилось лишь двумя годами тюрьмы — за «мошенничество с недозволенным применением гипнотического внушения и некоторых технических средств».

Хорошо хоть секта «Внемлющих Голосам» прекратила свое существование. Но когда главарь выйдет на свободу, она наверняка возродится под каким-нибудь новым названием.

Как бывает в жизни, а не в романах, многое в этой удивительной истории оставалось незавершенным и непонятным.

Так и осталось, например, загадкой для всех, как же удалось «космическим» проходимцам в первый раз заманить тетю к мнимому дантисту, чтобы поставить ей в зуб радиопломбу. Тетя ничего не помнила об этом — вероятно, ей было сделано соответствующее внушение все забыть. Морис пытался уговорить тетю дать согласие подвергнуться гипнозу, чтобы попробовать во сне пробудить дремлющие где-то в глубине ее мозга воспоминания. Но она категорически отказалась.

Я ее хорошо понимала. Судебный процесс открыл ей глаза на то, как она стала жертвой хитрых мошенников. Дарственная, конечно, была ликвидирована. Но пережитое оставило глубокий след в ее душе.

Мы с Морисом подозреваем, что она не одна в округе побывала в свое время у таинственного дантиста. Многие, наверное, и до сих пор слышат иногда по ночам «небесные голоса», совершают нелепые поступки. Но люди, живущие у подножия горы, которую сами прозвали «Игрищем дьявола» считают это вполне обычным явлением…

Как бы то ни было, для нас эта мучительная история, к счастью, закончилась благополучно.

— Один только я, пожалуй, в проигрыше, — сказал при прощании Морис, заглядывая мне в глаза. — Все кончилось, и я теперь должен расстаться с вами. Но, может, мы будем встречаться хоть изредка?..

Лев Успенский Смешная история

Рассказ

Рисунки  Б.Доля

— Минуточку — Шустрый человек, одетый в новенькую канадку из мягкой светло-коричневой замши, говорил вкрадчиво, но в то же время с легким нетерпением в голосе. — Минуточку, профессор! Прошу вас: одно усилие. Необходимо, чтобы вы поняли меня… Скажем, так: вы крупный специалист в своей области… Я — гм, гм… Кое-как разбираюсь в моей… Мы должны договориться! Не скрою: вы нужны мне как воздух… Скажу грубее: мне нужен ваш рассказ. Смешная история — назовем это так. Случай из вашей жизни, который бы…

Он внезапно смолк, как будто усомнившись, могут ли в жизненной практике директоров ботанического сада встречаться какие-либо «случаи».

Директор сидел на зеленой садовой скамье неподвижно, совершенно неподвижно. Веки его были утомленно опущены — тяжеловатые веки малярика. Руки, находясь во временном отпуску, отдыхали на коленях — сильные мужские руки, свежевымазанные табачно-коричневой влажной землей. Желтое — да, да, малярия! — лицо казалось невозмутимым, как у тибетского бонзы, и только заинтересованный взгляд был пристально и любопытно устремлен на блестящую «молнию» канадки.

— Смешную историю? — не двинув бровью, спросил он, однако, в тот же миг, как только человек в канадке замолчал; можно было подумать, что к нему ежедневно, в эти часы обращались с подобными предложениями. — Отчего же?' Это можно… А вас это заинтересует? Этот вопрос был обращен уже ко мне.

Я ждал, что шустрый человечек обрадуется. Не получилось. Скорее напротив: он насупился. Может быть, равнодушная легкость, с которой директор пошел ему навстречу, раздражила его… Скажите пожалуйста, как просто!

— Минуточку! — чуть-чуть наморщил он нос. — Почти уверен: мы недопоняли друг друга… Открою мои карты: я ищу сюжет. Днем с огнем! Сюжет для кинокомедии. Моя — сценарист. Моя хочет делать пару веселых картин. В совершенно новом плане… А, так мне и надо, сеньоры и сеньориты, в конце концов! Так мне и надо!

Директор стряхнул пепел с папиросы. Грудь его за расстегнутым воротом белой рубашки опускалась и поднималась спокойно, на весь выдох. Видно было, что в общем ему не так уж плохо отдыхалось тут, на скамье. Ни стрекотание цикад, ни говорок этого неожиданного посетителя ему совершенно не мешали: стрекочут — и очень хорошо… Это внезапно стало так заметно, что кинодеятель несколько скривил рот.

— И все-таки учтите: именно так, — криво, через капризную губу, сказал сценарист с досадой. — Средний, рядовой анекдот меня, безусловно, не взволнует! В моей картотеке (при слове. «картотека» директор сада впервые оторвался от «молнии» и поднял глаза на лицо собеседника) их сотни. Я хочу иметь сюжет, тесно и прямо связанный с наукой, понятно? Вы не можете запретить мне пойти с козырной: острая комедия на матерьяле на сто процентов научном! (Он покосился на меня: вот, мол, я каков!) Спокойный, строгий научный фон и уже по нему — рябь здорового смеха, а? И никакой клюквы!

Мгновенное замешательство отразилось на безмятежном лице директора:

— Клюквы? — быстро переспросил он. — Оксиконкоа? А она тут не рас… Ах, простите ради аллаха! Вы вот в каком смысле! Понял, понял… Нет, зачем же клюква? Просто — смешной случай из жизни ботаники? Не ботаников, а ботаники самой? А что ж, пожалуй, можно… Простите-ка…

Быстро вскинув руку, он ловким движением снял с воротника канадки огромное поджарое, вроде вечной ручки на ножках, ярко-зеленое существо: видимо, оно уже давненько прохлаждалось там. На него — не на «молнию»! — он и взирал так пристально, оказалось!

— Мантис религиоза… Богомол, и самка притом! — безмятежно разъяснил он испуганно отпрянувшему от него сценаристу, небрежным движением кисти откинув богомола в листву за своим плечом. — Ну, ну… Я вас внимательно слушаю.

Киночеловек вторично бросил взгляд на меня. Я понял, это он хотел меня, своего поля ягоду, призвать в свидетели, сказать мне на ухо доверительно: «Так мне и надо!» Но воздержался. Только что-то в выражении его округлого живого личика, быстрых и задорных глаз показывало; предел его упругости был близок! Да серьезно ли он разговаривает с ним, этот субъект в брючках из чертовой кожи, вымазанных землей?

— Минуточку, — сделал он еще одно усилие над собой. — Было бы большой любезностью, если бы вы постарались учесть всю сложность моего замысла… Да, вы правы, профессор! В конце концов да: случай из жизни ботаники. Но… Случаи — как штабс-капитаны — бывают совсем разные. Так сказала одна блондинка во время оно… Я вас умоляю: никаких выживших из ума старичков, которые принимают черепах за камни. Никаких рассеянных Паганелей! Довольно! Хватит! Это типичное не то… Мне надо найти комическое положение, подсказанное самой наукой… Нужен юмор, вылупляющийся из каких-то ваших проблем… Чтобы не над учеными смеялись: чтоб смеялись сами ученые… Над чем? Да будь я театральным критиком, если мне это известно… Впрочем, одно ясно: современность — крупным планом! Средневековье это ваше, мечети, мазары, минареты ко всем чертям… Переделка лица немного во главу угла. Средняя Азия? Так вот: канал, капал, канал, прежде всего канал… Без канала я — ни шагу. Канал мне… как вода нужен! Я достаточно популярно выражаюсь?

Ботаник продолжал между тем, не моргая, смотреть прямо в глаза своему собеседнику.

— Странно, — пробормотал он, наконец, словно бы удостоверившись в чем-то. — Очень странно! Оплодотворенная самка богомола… Какое же, спрашивается, у нас число на дворе? С этими посадками все на свете забудешь! Нет, нет, почему же, вполне доступно все. Наука, — он загнул один палец, — раз! Рябь здорового юмора — два.

Смешной случай, и… Ах да, современность! Вот только, как понимать: смешно, не смешно? Вот вы меня все — «профессор», «профессор», а я совсем не… Смешно? Да нет, нет, отчего же — можно… Только, если нет возражений — перейдемте лучше вон туда, на солнышко… Познабливает меня в тени: рябь старой малярии, знаете… Вы как? Не будете возражать, если я сначала с ним?

Мне уже было интересно поглядеть, как коса будет находить на камень. Директор сада встал и неторопливо, но быстро пошел по дорожке туда, где туркменское осеннее солнце все еще щедро лилось на начинающих уже желтеть собранных со всех концов республики зеленых питомцев сада, где из маленького, неправдоподобно открытого всем ветрам бассейна торчал колышек с табличкой «Викториа Региа», а вдоль песчаных дорожек поднимался то трехметровый дарьинский тростник, то траурная арча — здешний азиатский можжевельник…

Человек в кожанке рванулся было за директором, но вдруг задержался и взял меня за локоть:

— Так мне и надо! — шепнул он мне, как авгур авгуру. — За три дня провожу беседу с седьмым высокоученым туловищем! Минус пятнадцать часов в бюджете! Примите совет друга: всегда рассчитывайте только на собственную голову, бакалавр!

Мы остановились на небольшой лужайке. Директор смотрел оттуда на рощицу темно-зеленых деревцев — хвойных деревцев,  поднимавшихся прямо перед ним в безнадежно ясное среднеазиатское небо. Он склонял голову то вправо, то влево, как художник, замысливший перенести этот вид на холст. Лицо его теперь совершенно утратило сонное выражение буддийской нирваны. В глазах — их тяжеловатые веки все-таки еще никак не могли разомкнуться окончательно — светилось и ласковое умиление и гордость. Так примерно удовлетворенные отцы поглядывают в присутствии посторонних на детей, в свое время доставлявших им уйму треволнений, но теперь образумившихся и начавших процветать: «Да, вот видите, каковы архаровцы!»

— Ну как? Красота? — спросил он, наконец, не дождавшись от нас самопроизвольного выражения чувств.

Что было делать? Оба мы выразили, как могли, молчаливое согласие с этим не слишком определенным утверждением. Сценарист на всякий случай даже отстегнул клапан на футляре своей «экзакты»: если «красота» — потратить кадр не жалко… Вот только где она?

— Гм… — усомнился он в следующий миг. — Вы на эти елочки показываете? «На севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна»? Очень мило: но где же тогда у вас прекрасная пальма?

— Вот скамейка! — вдруг каким-то неожиданно сердитым тоном указал ему на грубо сколоченную лавку на краю дорожки директор. — Садитесь-ка вы, елочка! Лермонтова вспомнили? У него что? У него — как у Гейне: «Фихтенбаум» — а какая — неизвестно. Пинус сильвестрис, самая обычная северянка, сосна лесная? Хотя ручаться не стану: может быть, пинус цембра — кедровая сосна, поди установи! Поэзия! А тут… Это только лесоводы, — в голосе его внезапно зазвенели нотки раздражения, — это у лесоводов все сосны разделяются на два рода: сосна сбежистая да сосна муклая [3] или там кондовая и мяндовая [4]. «Это что за дерево?» — «А это, милый мальчик, сосна корабельная!» Лесовод так он лесовод и есть. А ведь на самом-то деле сосна — это целый мир. Будь я писателем, я бы про сосну такую книгу написал — библию! Лесоводы — они и тут появились — меня с толку сбивают: «Оборот рубки, оборот рубки…» А!

В его голосе зазвучало такое неподдельное огорчение, что не знаю — как сценаристу, а мне стало досадно на этих лесоводов, таких грубых и неосведомленных людей…

Однако директор успокоился так же быстро, как разволновался…

— Ну, шут с ними! — отпустил он лесоводам грехи, с удовольствием садясь на солнышке на лавку и по-прежнему не отрывая глаз от милого соснячка по ту сторону луговинки. Перечеркивая тяжко синеющий за ними Копет-Даг, желтоствольные деревца поднимали метров на шесть-семь над травой свои темно-зеленые пушистые мутовки… В них было что-то одновременно и совершенно знакомое, привычное северному глазу и несколько отличное, странное по очертаниям, особенно в самых вершинках. — Ладно! Здесь-то у нас не пинус сильвестрис, это, полагаю, даже и вы видите; недаром вы их елочками обозвали, значит, что-то такое заметили… У них молодая хвоя — вон на тех маленьких — действительно смахивает на еловую, как у всех третичных, реликтовых… Да и многое не так. Хвоя на зрелых экземплярах жесткая. Пупочек на щитке шишки вдавленный… Да нет, как тут спутаешь, что вы мне говорите?!

Мы ничего не говорили. Ясно было: директорский запал относится не к нам, а к каким-то иным, надоевшим ему оппонентам, к лесоводам, может быть. Но вступил он с нами в заочный спор с такой горячностью, что киносценарист, расстегнув свою канадку, достал сперва пухлую записную книжку в кожаной обложечке, потом сногсшибательную, на три цвета, шариковую ручку. Раскрыв блокнотик на колене, он приготовился было записывать. Только вид его продолжал оставаться скептическим и недоверчивым…

Директор с любопытством поглядел на эти приготовления: «Так ты что, всерьез, оказывается?»

— Ну что ж? — сказал он, придя к какому-то выводу. — Вам известно, что у нас в Туркмении своей сосны нет. И не было. Никогда! (Нам это вовсе не было известно, но оспаривать такое утверждение было бы по меньшей мере бестактным.) А между тем она нам нужна до зарезу… Ну как это зачем, помилуйте! Вот тянут через всю республику канал. Канал у нас не река на севере, не просто струя воды. Канал — струя жизни. Возле него поля, селения. На нем «города, точно гроздь виноградин». Разве они не захотят красоты? Парков, скверов, вечнозеленых деревьев. А у нас, не считая тую, что в запасе? Одна арча… Ну, друзья мои: сегодня арча, завтра арча, тут арча, там арча… И вид у нее такой… кипарисный. Над вечным покоем сажать! А тут разве покой? Тут жизнь будет прибоем бить: одно рушится, другое — растет. Нам другое нужно: могучие стволы, раскидистые кроны, мускулистые руки-сучья… Словом, о чем шум? Задание: дать Туркмении сосну. Вот ваша научная проблема, товарищ киноспец. Записывайте аккуратно; а то потом «елочки» скажете…

Представитель мира кино и глазом не моргнул. В его книжке появилась первая бисерная строчка. Директор сада откинулся к спинке скамьи и, видимо, надолго закинул лицо к небу…

— Ну вот, — проговорил он. — Казалось бы, просто. Нет в Туркмении сосен — привезти! В Подмосковье или у них вон на Карельском от них продыху нет; сердечникам эти районы, говорят, даже противопоказаны… Явился, набрал вагон шишек — и сюда. Выращивай! ан как бы не так: кондовые они или мяндовые — уговорите их расти у нас! Не желает она тут расти, и могу объяснить почему. Во- первых — северянке, ей не привычен наш климат, как каждому из вас. Но нашего зимнего минимума она не испугается: тридцать градусов не видала она?! Жара летом? Притерпелась бы как-нибудь… Главная беда не климат — известка. Знаете, какая здесь почва? Хотите, я вам сейчас на этой луговинке из центнера земли тринадцать килограммов чистой извести добуду? Да двойное количество углекислой еще останется… Хотите? А теперь фузариоз. Вы знаете, что такое фузариум?

— Да, знаю, — сказала канадка тоном бабелевского героя. — В Греции все знают! Это то же, что розариум, только наоборот. Остальное выкладывайте вы!

— Фузариум — грибок! — сказал директор. — Он переедает шишки сосен. О нем нельзя забывать ни на минуту. А хрущ? Да его тут мириады! Но главное — известь. На таких почвах экспериментировать с вашей северной сосной — дело гиблое….

— Надо экспериментировать! — неожиданно не согласился киночеловек. — Должен же быть творческий риск

Он быстро и убористо записывал в своей книжке; даже не поднял головы, но высказывание его прозвучало весьма назидательно, и директор глянул на него с удивлением.

— Эксперимент — милое дело… — примирительно согласился он: — Прислали мне тут одного спеца на лимоны.

Говорит: «Главное — эксперимент!* — «Чудесно, — говорю, — коллега. Как же именно вы над лимоном собираетесь экспериментировать?» — «А очень, — отвечает, — просто. Посажу его в грунт и начну над ним проделывать разные фигации». Слыхали? Уже и термин заранее подобрал. Ну, это вы меня в сторону оттеснили. Так вот, прелестно… Значит, сильвестрис — сосна обыкновенная — отказывается. Интересуемся другими видами. Возьмем пицундскую ветеранку, ровесницу мамонтов и динотериев. Ее сюда? Опять не получается. Вы там бывали, около Гагры? Так она и растет, у самого синего моря… А от нас что до моря, что до неба — одинаково. Мечтой о воде ее не напоишь. Теперь крымчанка, пинус ларицио. Далее — алеппская горная сосна… Ничего не выходит. Средняя Азия не шутка. Не хотят. Не могут. А нужно. Так как же быть?

Директор сада призадумался и умолк. С благожелательностью, может быть, только самую чуточку иронической, он взирал, как вечное перо человечка в кожанке быстро бегает по листикам меловой бумаги, как ловко управляются с тем и другим маленькие чистые руки, этого шустрого товарища… Он потянулся было и снял у того с рукава еще какую-то насекомую мелочь, но тотчас же вынул платок и стал вытирать пальцы: от них на светло-коричневой замше остались землистые следы.

— Не огорчайтесь, товарищ из кино! — стараясь загладить содеянное, проговорил директор, сунув платок в карман и дочищая свои руки прямо о брючную чертову кожу. — Рябь здорового смеха приближается…

Кинодраматург воспитанно кивнул головой, полуприкрыл книжку и ее краешками, в свою очередь, осторожненько досмахнул ашхабадскую почву с заграничной поверхности своей куртки.

— Я весь внимание, майнэ геррен! — ответил он. — То, что я хочу рассказать, — мгновенно забывая о нем, продолжал директор, — бог его ведает, смешно ли оно? Кому как… Мы-то тут «так хохотали, так хохотали» — у меня здесь девиц целый курятник. А оно скорее любопытно. И поучительно. Очень мне хотелось бы, чтобы люди поразмыслили, всегда ли стоит с природой в жмурки играть, и не случится ли, что она возьмет да и перехитрит нас? Есть такое место: Эльдар. Это на границе Грузии и Азербайджана: горное урочище такое. Не знаю, чем славно оно в истории этих стран. Для нас оно знаменито своей сосной. Нагорье. Климат сух: Ширакская горная степь. Летом жарища, зимой более чем прохладно. Почва… Да вроде, знаете, нашей… И вот в этом самом Эльдаре, буквально уж «на горной вершине стоит одиноко сосна»… Не в том смысле, конечно, что одно дерево, а вот как теперь на вывесках стали писать: «Птица», «Яйцо». В собирательном значении: этакая роща, около двух тысяч деревьев. Что в этой роще особенного? Да все. То, что другой такой нет во всем мире. Эльдарская сосна только возле Эльдара и растет. Растет уже не первый миллион лет… Нет, вы представьте это себе ясно — Эльдар некогда лежал на морском берегу, как теперь Пицунда. Тогда сосна эта и поселилась тут, как в тысяче других мест. А потом протекли эшелоны лет… Да какое там протекли! Морское побережье стало горной страной, взгромоздилось на восемьсот метров над нынешним морем… Воображаете, каково это было, когда Кавказ вспучивался? А эта земная плесень, этот зеленый налет на теле планеты выстоял, удержался, поднялся, как на лифте, на такую высоту! Эльдарская сосна живет! Растет… Каких-нибудь двадцать гектаров отвоевали для себя эти могикане, но остались стоять. Прекрасные деревья, в десятки метров высоты, крепкие, красивые, и какие же закаленные великаны, если им нипочем оказались целые геологические эпохи!..

— Он помолчал, смотря прямо перед собой. Что-то он видел там такое, невидное нам, потому что улыбался удовлетворенно; не то чтобы свысока, но и с большим достоинством, видимо одобряя природу как равный. — Хотелось бы, — с легким вздохом заговорил он затем опять, — рассказывать покороче, да какой из меня… новеллист?! Вот выразил мысль: нигде больше такие сосны не растут — и соврал. Прекрасно растут, по от этого — такая каша заваривается… Ужас! Около Баку, в Азизбековском районе, есть деревенька Шувеляны. И там, на нефтяной земле Апшерона, под каленым солнцем, в условиях прямо противоположных эльдарским, растут три эльдарские сосны… Как три? Почему три? Курам на смех — три! Они совсем еще молоды: по полувеку, чуть более. Откуда они тут взялись? Ветром с Эльдара занесло? Вот подите ж, недаром говорят: «Заблудился в трех соснах». Заблудишься! Три дерева. Все плечо к плечу, одного роста. У всех трех поперечник на высоте груди — как лесоводы-то меряют! — сантиметров сорок пять, чуть больше: ровесники. Объяснить эту загадку надо чем-нибудь, а? Ботаники — народ дотошный, товарищ бывший великий немой! Нюхали, бегали, дознались. Восемьдесят лет назад, в 1886 году, все эти три могучие дерева принес в Шувеляны в своей торбе паломника богомольный тамошний обитатель, убеленный сединами старец, да будет к нему милостив его аллах, Сеид-Гуссейн Вагабов. Вообразите, принес из дальних мест, пешком за сотни километров… Шел по горам и долам, увидел возле святого места рощицу необыкновенных сосен, вспомнил, что дома таких пушистых красавиц нет, и понес с собой на Апшерон зеленое благословение чужой страны… Э, говорите что хотите — умиляет и восхищает меня эта благоговейная любовь населения спаленных зноем стран Востока к дереву. Как подумаю: восьмидесятые годы прошлого века; ни железных дорог в этих местах, ни шоссе с автобусами, грязные караван-сараи на перекрестках; внутри еще опаснее, чем снаружи. И идет по-над Каспием старый гаджи с шафранной бородой и несет в мешке за плечами трех сосновых детенышей. Откуда несет? С Эльдара? Вот теперь-то и начинается смешная история: из Шахсувара, в Персии, несет, возле Решта! Ах, из Решта?! Так, значит, сосны эти не эльдарские? В том-то и дело, дорогие друзья, что — эль-дарские. Вот какой получается детектив!

— Товарищ директор! — сладким голоском проговорил человек в кожанке, он же киносценарист. — Не теряйте времени: плюньте на ботанику, займитесь литературой! В вас же талант пропадает! Хотя ваша наука, конечно, тоже, может быть…

Директор посмотрел на него, погрозил пальцем…

— А что? Думаете — пустяки? Брат на брата восстал у нас в ботанике. Если шувелянские сосны — эльдарские, то как они туда могли попасть; азербайджанцы в Грузию к святым местам не ходили. Если они шахсуварские, так тогда надо еще доказать, что родина их не Алеппо: и то, и другое в Малой Азии. Да, но какие же они алеппские: у алеппчанок хвоя мягкая, пупок на шишках выпуклый. Вы, может быть, и спутали бы: дендролог — нет. А ведь все это, ох, как важно! Если эльдарская сосна растет в Иране, может быть, всю географию растения этих мест надо пересматривать! А чего доброго, и геология может затрещать… Вот вам и «сбежистые — муклые», дорогие друзья-лесоводы! Курить будем, товарищи? Теперь я во вкус вошел — до конца далеко!

Закурили — директор и я; сценарист не только не закурил, но даже начал брезгливо отмахивать записной книжкой от себя наш дым: фу, какая мерзость!

— Ну, так или иначе, — продолжил рассказчик, — распутали и эту загадку. Установили: у Гуссейна Вагабова, видно, был предтеча — там, в веках; может быть, еще при Ильясе Низами. Он ездил из своей Персии в Азербайджан, в Грузию и позаботился увезти к себе на родину сосну из Эльдара — может быть, семена, а возможно, и саженцы… Так «или иначе», эльдарка перебралась в Иран и укоренилась там. Оттуда перекочевала под Баку и здесь превосходно устроилась. В трех совершенно различных местах! Какова жизненная стойкость, какова упругость и пластичность этой породы, ее приспособляемость к любым условиям! Чего-нибудь да стоят прожитые миллионы лет… А еще находятся невежды: «Осколок разбитого вдребезги!», «Вымирающий вид!», «Бронтозавр флоры!» Черта с два «бронтозавр»! Вон они — перед вами тут, среди Каракумов… Растут, голубушки, да еще как растут! Полтора десятка лет отхлопали. Смотреть — душа радуется…

Директор легко, как на пружинах, вскочил со скамьи. На его лице не осталось и тени малярийной флегмы. На скамье ему было за пятьдесят, теперь под сорок. Он энергично «помыл руки» одну о другую. Видно было — они у него чешутся: хотят копаться в известковой, старой и вместе с тем заново рождающейся к новой жизни земле этой страны. Нащупывать в ней нежные мочки корней. Выращивать на пей золотые грузики впервые акклиматизированных тут лимонов. Помогать расти эльдарскнм соснам, индусскому лотосу, нильскому папирусу — всем, всем, всем переселенцам…

— Ну вот! — начал он снова, видимо поборов что-то в себе, что-то хорошее, чего, может быть, и не надо было побарывать. — Да уж — так! — это все была преамбула. Рябь в полном смысле начинается вот отсюда… Для меня — не знаю как для вас… Привезя сюда с Эльдара первые саженцы, мы попали в такую ситуацию. Никто не спорит: наша — задача — приучить завербованных ко всем нашим здешним тяготам и суровостям. Закалить! Неженок — за борт!

Да, но понимаете, одно дело взрослый индивид, другое вот этакий сосновый сосунок, буквально от горшка два вершка. К климату пусть привыкает, ко всему. Но если его к тому же и от материнской груди, от родной почвы, отнять — это будет уже излишней свирепостью. Ведь понимаете, каждое дерево точно соответствует своей почве: там, где процветает осинка, гам липке не расти, и наоборот… Когда они приживутся, потребуем от наших эльдарок, чтобы они прямо ка голой туркменской известке, на солончаковой почве росли. Но не дать ли им в нежнейшем детстве за неимением материнского молока хоть какой-нибудь такой «муки, Нэстле», почвенного суррогата какого-нибудь.

Почему суррогата?* Ну как же: из Эльдара, без железных дорог, ка ишаках много земли не вывезешь. Но в конце концов не все ли равно, какая сосна, — была бы сосна! Нужна земля из соснового леса, а из кавказского или вологодского — дело десятое. Рассудили так и привезли ее по самому удобному пути, малой скоростью кз Подмосковья.

Ну, подсыпали ее в этот сосновый детский сад, и, ка-видите, с отличным успехом. Вот они, перед вами, его питомцы. Живут. Растут. Уже детей имеют…,

Попутно обнаружился целый ряд приятностей. Первое: фузариум против них бессилен; он к их шишкам и не приступается. Личинок хруща они тоже не боятся, к известке относятся спокойно, на мороз и на зной одинаково поплевывают, так сказать, с высокого дерева!

Ну, чего же лучше: смотрите, что получается! Человек, тот самый человек, который века за веками опустошал, как Аттила, все на своем пути — вырубал, выжигал, выбивал распахивал, оставлял за собой пожарища и пыльные бури, — этот самый человек в нашей стране начинает спасать обреченные племена зеленого мира. Поддерживать под руки вымирающую породу… Пройдет три-четыре десятилетия — моя эльдарка, которая покрывала землю миллионы лет назад, опять расселится по ее просторам… А ведь ее песенка была уже почти спета… Это же как прекрасно, а? Все равно что мамонта спасти, стеллерову морскую корову, птицу моа новозеландскую… Не знаю, выразить не могу. Надо, чтобы кто-нибудь другой за меня, за нас об этом на весь мир сказал: ведь вот и в этом же то новое, удивительное, что принесла революция. И в этом!

Хорошо, хорошо: кончаю! Сейчас пущу рябь.

Война кончилась. Рощица эта уже по-настоящему поднялась. Туркмены начали из-за нее одной в сад приходить: никогда такого дерева не видели! Я в восторге, но и боялся за своих эльдарок иной раз до полного психоза: а мало ли? А вдруг грузовик осью деревце вывернет. А верблюды пройдут — ветки поломают…

Вот сижу как-то раз утром в лаборатории, окрашиваю препараты. Жду результатов. Вдруг крик, шум, врывается ко мне Таня, то есть Татьяна Викторовна, лучший наш спец по акклиматизации, и лица на ней нет в буквальном смысле слова. Дышит как паровоз, рукой за сердце держится. «Николай Петрович… Скорее… Ой, там, под соснами…»

Мне бы ее посадить, обмахнуть там, ветерок напустить платочком, а мне уже достаточно: «Что-то под соснами!» Я — в дверь, через арыки, через посадки, ничего не разбирая, сюда, в рощу.

Примчался. Сосны все до единой. Стоят, солнце утреннее под ними по траве зайчиками бегает, точно тебе и не Ашхабад. «Что ж, — думаю, — ее так здесь напугало? Ну, за эту панику я ей!..»

И не успел спроектировать, что именно я ей, как меня точно электрический скат прошиб. Судорога такая сквозь меня прошла, что я окаменел на месте не хуже собаки на стойке. Осторожно так ногу опускаю, чтобы не спугнуть дивного видения… Стою и глазам не верю. С сотворения мира не было и быть не могло такого тут, в Туркмении, в Каракумах. Между двумя нашими сосенками-эльдарками выглядывает из травы — вон, вы ее видите — не гном, не эльф, не самородок золота, нечто куда менее правдоподобное: гриб! Самый настоящий гриб — такого буланого колера, матово-рыжий. Того самого оттенка, который, кто хоть раз грибы в лесу искал, ни с чем не спутает; грибного…

А на полметра подалее — второй, поменьше. А там — еще, и еще, и еще.

Вы понимаете: встречаются в пустыне весной в период ее цветения грибы, но какие это грибы? Только заядлый спец-миколог объяснит вам, что это такое. Этакое эфемерное кружевце на ножке, по сравнению с которым даже наша обычная поганка боровиком покажется. Их в руку взять — дело сложное, а уж про собирать или тем более — ням-ням, об этом и говорить не приходится. А тут…

Вот так и было: сел я над этим грибом на корточки и недоумеваю. Как привидение увидел. Потрогал пальцем — гриб! И похоже — масленок; только слишком большой какой-то, так, с блюдечко для варенья. И не скользкий, как все маслята, а сухой, с бархатисто-замшевой шляпкой. «Грибище ты, грибище, — думаю, — сказки ты мне, откуда же ты взялся? Как тебя сюда занесло? Ведь здесь же вашего брата, маслят, никогда не бывало…»

Надо прямо сказать: мне как ботанику такие рассуждения чести не сделали; чуда тут нет никакого. Вы-то, может быть, и не знаете, но нам известно: грибы с деревьями живут в особенной дружбе, каждая порода со своей породой. Осина растет там, где под землей стелется, как бледные нити, грибница подосиновика. Над подберезовиками шумит душистой листвой береза… Гриб и дерево друг другу полезны. Корни и грибница сплетаются, проникают друг в друга, сливаются, образуя то, что мы зовем микоризами — грибокорнями. Гриб не умеет добывать из воздуха углерод, растение с трудом высасывает некоторые питательные вещества из почвы. Они делятся своими возможностями и уменьем. Они помогают друг другу. Вы, может быть, не поверите мне, но порознь очень многие наши древесные породы и грибы не могут существовать. Худо им в разлуке.

Ну вот… Само собой, в подмосковных сосняках жила в почве грибница масленка… И когда мы оттуда транспортировали землю сюда)» в Ашхабад, масленок лучше нас сообразил, что нужно для полного процветания наших эльдарок: «А гифы грибов у них там будут? Нет? Ну, товарищи…»

И зайцем, без билета, не спросясь начальства, погрузился на платформы с землей, где-нибудь там в Купавне или у станции Отдых, и прибыл сюда. В мистифицированном, так сказать, виде… Замаскированный под грибницу.

Дело вполне, признаться, самое понятное. Но не скрою: тогда я, что называется, обалдел. Самым неквалифицированным образом. Спустя короткий срок прибегает ко мне Таня наша. Сидим на корточках друг против друга, и я вижу, что она готова слезы точить на землю от умиления.

«Николай Петрович, дорогой! Ну что же это такое? Вы посмотрите на эту миллионолетнюю дружбу. Ее сюда привезли, и он за ней на чужбину явился. Милый какой грибок! Только что это за гриб? Я что-то таких не видывала…

А как вы думаете, не так легко оказалось установить личность пришельца. Я не миколог, но сразу видно: какой-то болетус. Однако болетусов-то много: подберезовик — болетус и боровик — болетус. Взялись за таблицы. По таблицам, похоже, масленок, но хотя некоторые признаки совпадают, другие резко отличаются или отсутствуют.

Гадали, гадали и применили под конец два весьма различных приема установления истины. Известное количество образцов законсервировали и послали по надлежащему адресу в Ленинград, в микологическую лабораторию. А с другими поступили иначе.

Есть у нас тут бабка такая, уборщица, с ашхабадской пропиской со дней войны, но с глубоким костромским корнем. Страстная грибособирательница, занесенная судьбами в самые безгрибные места. Здешняя флора ей просто поперек горла приходится: ни грибка, ни ягодки! Так вот, увидела она этих наших новоселов и пришла ко мне.

«Петрович, ты там как хочешь по науке узнавай, но дай ты мне таких экспонатов штук пять, как я их сварю или, °ще лучше, стушу в сметане да попробую на язык, и уж будь покоен — как-нибудь я козляк от моховика отгадаю. У меня и тех и других великие тысячи на веку съедены».

Ну что? Курам на смех — дал ей несколько грибов. Так ведь представьте себе: теория с практикой как умилительно сошлись!

Бабка грибы отдегустировала. «Да, — говорит, — этот гриб масленок, другое имя- козьяк. Только он не наш гриб, не русский козьяк, а здешний, азиатский. Я его)'и с какой стороны не хаю, но он не такой!»

И представьте себе, вскоре прибывает отношение из Ленинграда, от ученых мужей!

«Не уточните ли происхождение присланных экземпляров грибов? По предварительному определению они отнесены к виду болетус лютэус, масленок обыкновенный: однако некоторые признаки позволяют описать как совершенно обо-'-обленную разновидность: значительно большая плотность гимениального слоя, отсутствие у молодых грибов обычной для этого вида пленки…» Ну, прочее. Словом, нерусский масленок…

Кстати, еще одно свойство у него обнаружили: не червивеет! Как думаете, почему? А вот почему: когда гриб на подмосковной станции в поезд садился, черви не успели вскочить, там остались. Гриб переселился, а они — нет. Вот теперь следим: какое-нибудь из здешних насекомых пе приспособит ли своих личинок на эту роль? Кто знает, все возможно…

А теперь судите как хотите. Если все, что я вам рассказал, вас не веселит, тогда, очевидно, я не могу быть полезным для литераторов. Что до меня, то мне тогда было и смешно, и, пожалуй, трогательно, и очень поучительно. На размышление меня эта смешная история наводила.

Вот взялись мы, люди, советские люди, за перестройку, переделку природы. За ее — не в отдельных единицах, видах там или семействах, — за ее полное всеобщее приручение. Чтобы от сине-зеленых водорослей до гордых пальм, от мурашки до слона все нам служило. И это дело мы доведем до конца. Но видите, однако, какое тонкое, какое сложное при сем вскрывается взаимодействие между всеми частями природы! От великого и, так сказать, до смешного… Ведь каждое звено ее, мало того, что отстаивает свою самостоятельность, покрикивая: «А ты еще сначала смирись немного, гордый человек, а потом я тебе, может, и покорюсь», но больше того демонстрирует, что в этом великом узле — природе — неизвестно, что будет, если за первую подвернувшуюся ниточку дернуть. Посадили сосну — выросли маслята. Проведем канал — кто на берегах поселится? Какие последствия вызовет возникновение в степных местах нового огромного озера, в северной тайге — гигантского пресного моря?

Мы сосной сто квадратных метров засадили, ну, пять-шесть соток. И то вон маслята. А что произойдет, когда она покроет тысячи гектаров? Голова кружится, как подумаешь. Впрочем… Ух ты! Уже семнадцать ноль семь. У вас небось головы и на деле от моих сказов закружились. Не пимши, не емши… Ну, не смею задерживать, пойдемте.

Директор встал первый. Сценарист сунул в карманы книжку и ручку, застегнул футляр «экзакты». Мы пошли к служебным зданиям, но пошли не дорогой, а узенькой тропкой, которая бежала через лужаечку и как раз сквозь рощу этих эльдарок. Посредине ее мы невольно задержали шаги и директор и я. Я оглянулся и вполне понял то глубокое удовлетворение, которое светилось на широком, приятном лице этого человека.

Тут, под стволами сосен, было уже сумеречно. Закатное солнце косо прорезало этот такой привычный для глаз северянина и такой неправдоподобный тут, за Каракумами, вечерний боровой сумрак. Алые полотнища косо лежали на стволах. Хвоя казалась синеватой. Пахло сразу и сушью очень крепко, но и сыростью чуть-чуть. Разогретой смолкой и грибком, грибком…

Не знаю, кто из нас наступил на лежащий в траве сучок. Он хрустнул, и в тот же миг что-то взорвалось под ногами, что-то метнулось вправо и вверх. Две довольно крупные птицы, часто взмахивая крыльями, вырвались в просвет между ветками. На один миг на синем небе обрисовались они характерными крутыми дужками с опущенными к земле концами длинных носов.

— Позвольте… Так ведь это же…

— Узнали? Ну, правильно: вальдшнепы! — совсем уж блаженно просиял директор. — Я немножко схитрил: знал, что они вылетят. Уже с конца сороковых годов живут, с того лета, когда сосенки сомкнули кроны. Представляете это себе? Тысячелетия они летали тут на зимовку с зимовки, и ведь даже переночевать в этих местах было негде: одни барханы: дуй до самой Дарьи… А потом вдруг летят и видят: батюшки! Сосновый борик. И пошли на снижение. Красота-то какая!.. Думаю, в первый год-два только ночевали, ну, жировали, может быть, сутки-двое. А потом поселились. Уже не пролетом, на постоянное. И возвращаются каждый год… И как вы там ни спорьте — ах, как убеждает это все меня в наших силах. Крепче, чем целые атласы карт. Чем тома статистических выкладок. Здорово-то как это все!

Я и не думал спорить: мне тоже казалось: очень это здорово!..

На автобусной остановке у рынка человечек в канадке на несколько секунд конфиденциально задержал мою руку в своей.

— А вы дипломат! — многозначительно поднял он палец кверху. — Слушали этого чудорода с таким вниманием. Можно подумать, вам и действительно показались интересными эти его сосновые грибы. Нет уж, спасибо: потерянное время… Где же тут сюжет? Где научная проблематика? При-земленно как-то все это: грибы! Масленки, так, кажется? Странный анекдот! Ну, так мне и надо за мою доверчивость…

Я пожал ему сочувственно руку. Он был прав: так ему было и надо.

Владимир Михановский Двойники

Фантастическая повесть
Рисунки   Н.Гришина

Валы накатывались издалека. Казалось, они выбегали из-за линии горизонта, подсвеченной солнцем, которое толь-ко что погрузилось в океан. Крохотный островок дрожал от ударов. Арбен глядел в пространство, прислонившись к единственной пальме, оживлявшей унылый пейзаж. Ветер трепал просторную серую куртку Арбена, торопливо перебирал вечнозеленые листья пальмы и бежал дальше, в просторы Атлантики. В однообраз――ии волн было что-то успокаивающее. Так и стоял бы на каменистом клочке земли, наблюдая раскованную стихию.

…В тропиках ночь наступает быстро. Еще минуту назад можно было свободно разобрать мелкий газетный шрифт, и вот уже тени хищно выползли из-за скал, перечеркнули лагуну, вытянулись, поглощая друг друга, и, наконец, сомкнулись. Из-за мыса показалась еле различимая в густых сумерках пирога. Мириады фосфоресцирующих точек заплясали на волнах, располосованных надвое, и это был конец. Наступила тьма.

Хорошо, что есть на свете сферофильмы, позволяющие хотя бы на время оживить прошлое, пусть даже его маленькую частичку, молекулу. Что может быть лучше, чем забыть настоящее, полностью отключиться от него — пускай всего на часок — и ни о чем, совершенно ни о чем не думать…

Месяц блаженства кончился. Месяц, заранее отмеренный Ньюмором. Может, Ньюм ошибся и преуменьшил срок? Вряд ли. Ньюмор вообще ошибается редко.

Впрочем, и теперь не произошло ничего страшного. Надо только быть осторожным. Как это тогда сказал Ньюм? «Альва глуп, и обмануть его ничего не стоит. Надо только каждую минуту помнить о нем — в этом весь фокус».

Помнить!.. Как будто можно позабыть об Альве, если на карту поставлена твоя жизнь!

Арбен не сразу согласился на необычное предложение Нью-мора. Он долго колебался и сказал «да», когда жизнь сделалась совсем уж невыносимой. Опыты в отделе, которым Арбен руководил, уже долгое время не ладились. Он нервничал, и все валилось у него из рук. Со всех сторон надвигались неприятности, крупные и мелкие. Он сжег дорогостоящий интегратор и окончательно рассорился с шефом. Вообще оказалось, что старик Вильнертон настроен против него. Друзья Арбена говорили, что большинство его неприятностей — следствие собственного скверного характера. Сам Арбен вычитал в каком-то медицинском справочнике, что подчас на скверный характер сваливают то, что вызывается расстроенными нервами. Но когда он рассказал об этом Ньюмору, тот, как всегда, все обратил в шутку.

— Значит, ты предпочитаешь врачам медицинские справочники? — спросил он Арбена.

— Что же тут плохого?

— И лечишься по справочникам?

Арбен кивнул.

— В таком случае ты рискуешь умереть от опечатки, — захохотал Ньюмор.

— Какая разница, от чего умереть? — пожал плечами Арбен.

Он явно кривил душой.

Возможно, правы были друзья, возможно, справочники — это, собственно, мало что меняло.

В автомате вдруг что-то щелкнуло, и через несколько мгновений призрачно засветилась панель. Из мрака медленно выступили стены. Арбену показалось, что они сдвинулись больше, чем надо. Но он понимал, что просто комната слишком лгала, стандартная комната стандартного дома, смахивающего на казарму: станет компания Уэстерн стараться для своих служащих!

Арбен вздохнул, как человек, которого внезапно разбудили, не дав досмотреть сон, переменил позу, посмотрел на часы, хотя и так знал время — половина одиннадцатого.

Пожалуй, хорошо, что он с утра отпросился у начальства и весь день не выходил из дому. Безопасней во всяком случае, хотя каждый день и не станешь отпрашиваться. Итак, скоро закончится первый день нового существования.

Обстановка в комнате своей спартанской простотой напоминала кабину космического корабля четвертого класса: ничего лишнего. Но инженера Арбена она вполне устраивала. Подвесная койка, письменный стол, чертежный комбайн, кресло — что еще надо? Зато из большого окна — правда, единственного — открывался великолепный вид на владения Уэстерна. Пейзаж был похож на картинку, виденную Арбеном в детстве. Кажется, это была иллюстрация к научно-фантастическому роману, написанному в дни, когда нога человека еще не ступила даже на Луну. Художник попытался представить будущий лунный город. Для этого ему не пришлось лететь на Луну: и на Земле, как выяснилось, оказалось достаточно места для фантастики, самой светлой и самой мрачной… Вид из окна комнаты Арбена чем-то напоминал эту картину. Ажурные башни космосвязи, уходящие за облака, перемежались разноцветными куполами, в разные стороны бежали ленты дорог, окаймленные светящимися линиями безопасности, над узкими полосками тротуаров нависали киберконструкции, рядом с которыми допотопные чудища показались бы детскими игрушками. А полигон для испытания белковых систем, выращенных компанией! Когда-то любимым развлечением Арбена было наблюдать из окна в подзорную трубу за вольтами и курбетами смешных уродцев, хотя он знал, что подобное занятие отнюдь не поощряется начальством.

Однажды Ньюмор зашел к Арбену в гости.

— Гляди, какой вид — прелесть! — сказал Арбен, когда Ныомор подошел к окну. — Нравится?

— Бред сумасшедшего архитектора, — Ньюмор пожал плечами.

И все-таки Арбен любил в свободное время глядеть из окна, правда, без подзорной трубы, которую давно забрали охранники.

Он взялся за штору, но не отдернул ее. Лучше не надо. Постоял немного, глядя на желтый прозрачный пластик, которым были оклеены стены комнаты. Арбен все еще находился под действием сферофильма, снятого позапрошлым летом, на Атлантике, где он проводил отпуск. Блаженное время! Тогда он не знал, что такое нервы. И Чарли… Чарли почти не тревожил его.

Когда Арбен отвернулся от занавешенного окна, слепое око видеофона напомнило ему, что он сегодня не виделся с Линдой.

Позвонить? А не поздно лн? Арбен заколебался, затем все же подошел к аппарату и набрал на диске номер. Линда, казалось, ждала ею.

— Похвально, что ты все же решился позвонить, — она поправила рыжий локон

— Понимаешь, я сегодня был занят, — неопределенно начал Арбен.

— Чем это? — прищурилась Линда.

— Так. Для отдела. Кое-какие расчеты… — Он умолк.

— А, ясно. Тайны мадридского двора.

— Линда…

— Ладно, ладно. Я не посягаю на секреты Уэстерна. Итак, ты решил все-таки извиниться?

— Перед кем?

— Наверно, передо мной.

— Но я же говорю, что целый день…

— Да, усвоила, был занят. Ты это хотел сказать?

Арбен кивнул.

— И сильно переутомился, бедняжка. И только поэтому не узнал меня, хотя прошел на расстоянии фута. Даже поздороваться не соизволил.

— Ты что-то путаешь, Линда. Я не выходил сегодня из дому.

— Тебя, мой милый, я вряд ли с кем-нибудь спутаю. А вообще мне надоели твои внезапные смены настроений. То ты ласков, то надуешься и неделю не разговариваешь. Если из-за того, что я была позавчера с Ньюмором з кино, так это просто глупо.

— Что именно? — съязвил Арбен.

— Не придирайся к словам, — отрезала Линда. — Твое поведение просто глупо. Во-первых, ты знал, что он меня пригласил. Во-вторых…

— Помилуй, к и не думал об этом, — перебил Арбен.

— Ты вообще в последнее время обо мне не очень-то много думаешь.

Они помолчали.

— Встретимся завтра? — предложил Арбен.

— Я освобождаюсь в пять.

— Отлично. Значит, в шесть. На прежнем месте? — полуутвердительно произнес Арбен.

— Не опоздай, — она пригрозила пальцем. — Кстати, в саду играет оркестр электронных инструментов.

Из Уэстерна до так называемой зеленой зоны Арбен без особых приключений добрался подземкой.

Он любил этот чахлый парк, отравленный дыханием города. Немало хороших минут провел он здесь, сражаясь по воскресеньям в шахматы со случайным партнером. Садовую скамейку обступали болельщики, обычно они разбивались на две партии, заключались пари, — словом, происходило примерно то же, что на ипподроме в дни заезда. Здесь, на пятачке, встречались любопытные типы: отлетавшиеся навигаторы, не знавшие другой профессии, кроме космоса, опустившиеся субъекты без определенных занятий, праздношатающиеся юнцы, люди, бескорыстно влюбленные в шахматы. Немало было тех, кого автоматизация безжалостно выбросила за борт, оставив им одно — слишком много свободного времени… «Обломки и накипь большого города», по определению Ньюмора, которого Арбену удалось однажды затащить сюда.

Линда встретила его у входа. Она торопливо доела мороженое и взяла его под руку.

С дамой появляться здесь было не принято, и Арбен лишь завистливо покосился на толпу, сгрудившуюся вокруг игроков.

Повиснув на руке Арбена, Линда без умолку болтала.

— Пока ты по обыкновению опаздывал, я успела придумать стихи, — щебетала она. — Правда, только две строчки. Прочитать?

— Прочти, — безучастно произнес Арбен. Его глаза, казалось, кого-то искали среди гуляющих.

— Я глядела на газоны…

За чугунною оградой Травка юная томится, — с чувством продекламировала Линда. — А дальше не получается.

Арбен остановился, немного подумал, затем медленно прочитал:

За чугунною оградой
Травка юная томится,
Ей бы выбежать на волю —
Да решетка не пускает.

— Браво, — Линда захлопала в ладоши так, что встречный прохожий удивленно посмотрел на нее.

— Погоди, — остановил ее Арбен и, зачем-то оглянувшись, так же медленно дочитал:

Пыль и копоть городская

Слоем траурным ложится,

Не дает вздохнуть свободно.

Что же? Травка умирает…

— И все-таки это был ты, — вдруг сказала Линда, возвращаясь к вчерашнему разговору по видеофону. — В этой же серой куртке — таких никто в городе не носит, кроме тебя. Но бледный-бледный. Ты не заболел?

— Правда, Линда, я не выходил вчера. А где ты меня видела? — совсем непоследовательно спросил Арбен, пораженный внезапной догадкой.

— Вот вы и попались, мистер, — улыбнулась Линда.

Они приближались к открытой эстраде, где сегодня должен был состояться концерт электронной музыки.

— Из мастерской я зашла в автомат поесть. Знаешь, тот новый, на углу Десятой улицы, где панорама?

Арбен кивнул.

— Конечно. Тебе ли не знать? — заметила Линда. — Ты шел прямо на меня. И еще так дерзко посмотрел. Я хотела тебя окликнуть, но ты затерялся в толпе.

— А как он был одет? Тот, кого ты встретила?

— Как ты был одет? — переспросила Линда, делая ударение на слове «ты». — Я же говорю — как обычно.

— Вспомни все детали, это очень важно.

Линда задумалась.

— Ничего не бросилось тебе в глаза? — настаивал Арбен.

— Разве что ботинки…

— Что ботинки? — живо переспросил Арбен.

— Они были с присосками. Ну, как те, которые надевают при невесомости, чтобы не плавать по каюте, когда корабль ложится на курс

— Ты ничего не перепутала?

— Конечно же, — обиделась Линда. — Я еще хотела спросить у тебя, что это за маскарад. Ведь автомат-закусочная помещается на Земле, а не в космосе. Но ты выглядел таким… — Линда поискала слова, — таким бледным, что я просто растерялась. Ты мне скажешь, наконец, что случилось?

— Ничего не случилось, — пробормотал Арбен.

— Не хочешь говорить — не надо, — Линда поджала губы. Они вошли в открытый зал как раз вовремя — только что отзвенел третий звонок.

Сцена выглядела необычно. Не было музыкантов, не было инструментов, блещущих в лучах искусственного освещения. Посреди сцены стоял столик с магнитофоном. И это было все, если не считать систему усиления.

Первый аккорд прозвучал словно вздох. Людей на воображаемой ракете, летевшей к звездам, не было — Арбен это прочитал в программе. И все-таки он никак не мог отделаться от мысли, что так может вздыхать только живое существо. Резкая и своеобразная мелодия поначалу вызывала чувство протеста. Но потом Арбену показалось, что он вдруг ощутил и постиг пространство. Когда-то в детстве он мечтал о профессии капитана. Мечте не суждено было сбыться. Комиссия нашла, что у претендента чрезмерно обострены нервные рефлексы, и Арбен поступил в технологический колледж. Рядовой инженер могущественной компании-спрута — вот и все, чего он достиг. Но неосуществившаяся мечта, как это часто бывает, наложила отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Арбен запоем читал рассказы о космических экспедициях, выпускаемые в дешевой серии, — у него скопилась их целая полка, квадратных книжечек в ядовито-синих обложках.

И вот теперь, слушая странную музыку, Арбен чувствовал, что он сидит, вернее — висит в невесомости перед обзорным экраном корабля. Ракета казалась ему, единственному человеку на корабле, абсолютно неподвижной. Арбен знал по описаниям, что это одно из самых тяжелых ощущений, выпадающих на долю космонавта, и перенести его дано не каждому. Проходят дни, недели, а в будущем это будут годы, а ты висишь на месте, корабль будто прилип к одной точке пространства, и все тот же узор немигающих звезд окружает тебя.

…Но Арбен умеет держать себя в руках. О какой неподвижности может идти речь, если шкала на пульте ясно говорит, что твоя воображаемая ракета сохраняет субсветовую скорость, полученную при первоначальном разгоне?

Проверив отсек, Арбен надел ботинки с магнитными присосками и решил прогуляться по кораблю. Музыка вела его по светящимся коридорам, похожим на тоннели, по отсекам, одетым в нейтритовый панцирь. У приборов бессменно стояли автоматы, составлявшие его команду, экипаж корабля. При появлении инженера каждый докладывал о результатах суточной работы (на корабле, следуя старинному правилу, время измерялось в земных единицах). Арбен выслушивал, изредка давая указания, и делал пометки в записной книжке…

Музыка умолкла внезапно, словно оборвалась. Арбен медленно приходил в себя. Линда сидела рядом, равнодушная, скучающая.

— Лучше бы мы не ходили на концерт, — она с трудом подавляла зевок. — Откровенно говоря, я ожидала большего от этой музыки будущего. Ну, что ты так смотришь? Бессмысленный набор звуков, и ничего более.

Они медленно продвигались к выходу, лавируя в толпе.

— Признайся, ты тоже ничего не понял, — шепнула она.

Арбен усмехнулся:

— Ныомор говорил, что по-настоящему человек понимает музыку только при активном соучастии.

— Как это?

— То есть он насыщает музыку, которую слушает, собственными образами, выстраданными мыслями и так далее.

— Я вижу, что общение с Ныомором пошло тебе на пользу, — заметила Линда.

Арбен оглядывался уже не так часто. Того, чего он в душе боялся больше всего, не происходило, и страх постепенно растаял. Арбен стал даже насвистывать какой-то мотивчик. В конце концов он никому ничего не должен. Даже счастливчику Чарли — баловню судьбы…

Они миновали зеленую зону и углубились в лабиринт улиц, таких же тесных и пыльных, как сто лет назад.

— Не хоиу ехать подземкой, там душно, — Линда провела пальцем по зеркальной витрине. За переливающимся пластиком

возвышалось чудовище, примеряющее скафандр, — реклама вездесушего Уэсгерна. — Вечер чудный. Может быть, пройдемся

пешком?

— Что-то не хочется, — безразлично произнес Арбен. Он припомнил слова своего благодетеля Ньюмора о том, что ему больше всего следует опасаться открытого пространства, и прежние страхи нахлынули на него.

— Тогда возьми такси, — сказала Линда, понимая, что в эти часы ее требование равносильно просьбе укусить собственный локоть.

— Попробую. — Голос Арбена прозвучал весело.

Они подошли к стоянке, запруженной народом. Ежесекундно сюда подкатывали сверкающие капли, бесшумно скользящие на воздушной подушке, Но машины не успевали поглощать люден. Толпа все прибывала.

Арбен окинул взглядом очередь, затем небрежной походкой уверенно пошел вперед. Линда отстала на несколько шагов, ожидая, что вот-вот разразится скандал, но ничего подобного не произошло. Линда не верила своим глазам: люди спокойно расступались перед Арбеном. Перед ним мягко осадила машина.

— Кто следующий? — заученно спросил автоводитель, когда дверца открылась.

Они сели.

— А я и не знала, что ты гипнотизер, — сказала она.

— Оказывается, это не так сложно. Впрочем, это и не гипноз. Просто я был уверен в себе, что возьму такси.

Точно в названной точке машина остановилась. Арбен отсчитал несколько монет и сунул их в раскрытый зев счетчика, только после этого дверца отворилась.

— Ваша милость становится таинственной, — сказала Линда.

Она свято верила в гипноз, и поэтому фокус Арбена не очень удивил ее. — Вчерашнюю встречу я расцениваю как милую шутку.

В дверях темного парадного Линда обернулась, улыбнувшись Арбену.

Просмотрев содержимое тощего кошелька-пистолета, стреляющего монетами, он быстро зашагал в сторону ближайшей станции подземки. Теперь он мог, наконец, свободно отдаться своим невеселым мыслям. Кого вчера встретила Линда? Неужели это был Альва?

В подъезде было полутемно. Парадное старинного дома скудно освещалось единственной тусклой лампочкой. Поднимаясь по лестнице, Линда, повинуясь необъяснимому чувству, обернулась. Снизу вслед за ней — фигура, контуры которой терялись в полумраке. Вглядевшись, Линда узнала Арбена, с которым только что рассталась: он дошел до угла и нырнул в подземку, она могла бы поклясться. Но Арбен шел за ней по лестнице. Выглядел он странно — совсем как вчера, когда они встретились в закусочной. Линда хотела что-то сказать, но голос не повиновался ей. Арбен с безучастным видом продолжал подниматься по лестнице. Щеки его были бледны. Широко раскрытые глаза ничего не выражали. Линда замерла. Фигура двигалась прямо на нее.

— Арби! Что случилось? — наконец громко прошептала она, когда их разделяло не более десятка ступенек.

Не отвечая, Арбен продолжал свой путь. Он переставлял ноги, словно заведенная кукла.

Линда посторонилась, и Арбен, пройдя совсем рядом, сделал вдруг резкий поворот и исчез. Линде показалось, что он прошел сквозь стену Или, может быть, вошел в дверь. Нет, никаких дверей здесь не было. Только обшарпанная лестничная стена, изъеденная сыростью. Она зачем-то потрогала' пальцем серое пятно. Прижала ко рту кулак, сдерживая готовый вырваться крик.

За все свое двадцатипятилетнее существование Линда не сталкивалась ни с чем подобным. Потрясенная, она долго еще стояла на лестничной площадке, теряясь в догадках.

«Увижу Арби завтра и потребую: пусть прекратит свои дурацкие фокусы», — решила она, доставая из сумочки ключ…

Поначалу Арбен поднял на смех предложение Ньюмора.

— Ты разыгрываешь меня, — сказал Арбен.

Несмотря на молодость, Ныомор был известен среди физиков своими сногсшибательными идеями. Честолюбивый и талантливый, он быстро выдвинулся среди коллег. Арбен знал, что его приятель пользуется авторитетом. Но то, что он предложил инженеру в этот вечер…

— Решайся, — Ньюмор отодвинул пепельницу с горкой окурков. — По крайней мере ты вкусишь высшую радость — быть личностью, свободной от комплексов.

— Но какой ценой?

— Никакая цена не чрезмерна за такое счастье.

— Предположим, я соглашусь. Сколько времени нужно, что бы настроить Альву так, как ты говоришь?

— Думаю, в месяц уложусь. Начать можно сегодня.

— Сразу?

— А зачем откладывать?

— Допустим, все будет так, как ты говоришь. — Арбен колебался. — Но если все-таки Альва меня настигнет?

— Альва глуп, запомни это Его логическая схема примитивна, как дважды два. Собственно, и схемы-то никакой нет, только настроенность на резонанс. Поэтому тебе будет легко избегать его Старайся всегда быть в ровном настроении, тогда чутье Альвы притупляется Чудак, да ты забудешь о всех твоих заботах! И даже о главной… — Не договорив, Ньюмор умолк.

— Но в случае встречи… — тихо произнес Арбен. Он не расслышал последней фразы Ньюмора.

— Должен же ты чем-то платить за то, что приобретаешь.

Арбен задумался. Воображение рисовало перед ним радужные картины. Предложение Ныомора сулило райскую жизнь по сравнению с нынешней. Издерганные нервы Арбена превратятся в стальные нити. Так обещал Ньюм, а Арбен верил ему.

Боже, неужели он не будет просыпаться по ночам в холодном поту, неужели не будет по пустякам доводить себя до белого каления, ссориться с товарищами, чуть не кидаясь на них с кулаками? Неужели не будет испытывать желания перегрызть глотку пассажиру, наступившему ему на ногу в переполненном вагоне подземки? Мыслимо ли подобное блаженство! Да за него и впрямь ничего не жалко!

— А как все это выглядит с точки зрения физики? — спросил Арбен. — Только не пытайся разыграть меня. Я как инженер тоже кое-что соображаю.

— Законченной теории я еще не придумал. Но это в конце концов не так уж важно. Суть в том, что в твоих нервных клетках, нейронах, как у всякого неврастеника, создались устойчивые вихревые биотоки. До сих пор эти токи не могли обнаружить — так они малы. Мне удалось это сделать. Тебя надо растормозить, снять эти токи, парализующие энергию.

— Это возможно?

— Мой Альва, как я говорил тебе, соткан из антивещества. Мне удалось сконструировать эту систему из античастиц, полученных на Брукхейвенском ускорителе. Плотность Альвы ничтожна. Грубо говоря, он состоит почти из вакуума.

— Нечто вроде разреженного туманного облака?

Ньюмор нетерпеливо кивнул.

— Ты мне покажешь Альву?

— Только когда согласишься передать ему свои недостатки.

— Мы беседуем целый вечер, а для меня многое в таком же тумане, из которого состоит твой Альва. Почему, например, он не может столкнуться и аннигилировать с любым прохожим на улице?

— Очень просто: Альва окружен защитным полем, — пояснил Ньюмор, пуская колечко дыма.

— Зачем же я должен его избегать? — Арбен сделал на слове «я» ударение.

— Ты — другое дело. Альва будет твоим двойником, вернее — антидвойником. А в результате… Видел, как магнит притягивает железо? Вот так Альву будет влечь к тебе.

— Но защитное поле…

— Оно при вашем сближении исчезнет, растает. Тут уж ничего не поделаешь, — Ньюмор развел руками.

Инженер опустил голову.

— Тебе нечего бояться, Арби! — воскликнул Ньюмор. — Ведь Альва — это не человек, преследователь, враг и так далее. Это не больше чем облачко, которое испытывает к тебе безотчетное влечение. Альва как бы вберет в себя всю твою неуравновешенность. Это будет твой Санчо Панса, верный оруженосец, на зыбкие плечи которого ты возложишь багаж, угнетающий твой дух. Альва- это губка, которая впитает…

— А нельзя ли его запереть? — перебил Арбен. — Тогда мне нечего бояться случайной встречи…

— Это все равно, что запереть тебя самого, — пояснил Ньюмор. — Площадь, по которой ты можешь перемещаться, в точности равна площади, по которой имеет право свободно перемещаться Альва. Если Альва замкнут в камере, то и ты сможешь ходить только по площадке, равной площади этой камеры. Все остальное для тебя будет запретной зоной. И только если для Альвы открыт весь город — значит, город открыт и для тебя.

Арбен закашлялся.

— Кстати, как это ты представляешь себе практически — запереть Альву в камеру? — спросил Ньюмор.

— Как обычно. Точно так, как запирают в тюрьму преступника.

— Должен тебя разочаровать. Альва, с его ничтожной плотностью, сможет проходить сквозь стены. Нет, не через любые, — добавил он, заметив движение Арбена. — Я дам тебе несколько листов ионизированного пластика, и гы обклеишь стены своей комнаты. Ну, а на улице…

— Я придумал! — сказал Арбен, и лицо его просияло. — Сделаю из пластика костюм… — Он глянул на Ньюмора и осекся: тот медленно покачал головой.

— Знаю, пластик прозрачный, — неуверенно продолжал Арбен, — но это не беда. На худой конец можно сделать из пластика подкладку к костюму…

— Ничего не выйдет, Арби, — сказал Ньюмор, и в голосе его Арбен явственно уловил сожаление. — Пластик обладает защитным свойством, только когда укреплен в строго определенном положении. Костюм из него не сошьешь. В лучшем случае — несгибаемый скафандр вроде тех, какими в старину пользовались водолазы, опускавшиеся на большую глубину.

— Можно сделать подкладку из мелких пластинок, соединив их межд> собой.

— Пластик нельзя дробить.

— Почему?

— Потому что каждая пластина, по сути, представляет собой единую цепную молекулу.

— Ну и что? Молекулу можно расщепить…

— Да пойми же ты наконец! — взорвался Ньюмор. — Сколько раз можно повторять? Человек за все должен платить. Ничто на этом свете не дается даром. Таков., если угодно, основной закон природы, который забыл открыть сэр Исаак Ньютон. Мне ничего не остается, как исправить его ошибку. — Ньюмор прошелся по комнате. — Ты что же, — продолжал он, как бы отвечая на собственные мысли, — хочешь быть счастливым просто так? Не получится, браг.

Нет сомнения, он, Ньюмор, сам пошел бы на этот неслыханный опыт, если бы только подходил альфа-ритм его головного мозга. Ньюмор не раз доказывал бесстрашие — и не только другим, но и самому себе (что гораздо существенней). Когда дело доходило до экспериментов, Ньюмор становился одержимым, и никакие соображения не могли сдержать его. Да разве мало он на протяжении, своей, внешне блистательной, а на самом деле такой нелегкой карьеры рисковал собственной жизнью? Разумеется, по доброй воле. В конце концов выгода — это потом. Главное теперь — создать такую модель, которая могла бы впитывать в себя человеческие недуги.

Проблема необычайно трудна. Дай бог разрешить ее для начала в принципе. Ну, а потом можно будет подумать и о том, как обезопасить счастливца, избавившегося от всех напастей, от его блуждающего двойника. Другими словами, как снизить плату за счастье.

Ньюмор посмотрел на поникшего Арбена. Разведчик гибнет, прокладывая путь армии. Без риска нет победы. Должен же кто-то быть первым?

Никто не виноват, что именно Арбен оказался подходящим объектом. Единственным.

Ньюмор подошел к Арбену и опустил ему руку на плечо.

— Тебе предоставляется невероятный шанс, — горячо заговорил Ньюмор — Ты будешь последним идиотом, если упустишь его.

— Может, поищешь кого-нибудь другого? — неуверенно произнес Арбен.

— Никто, кроме тебя, не подойдет, — замотал головой Ныомор. — Ты знаешь, что такое биорезонанс?

Арбен кивнул

— Так вот, ты находишься в резонансе с Альвой. Это редчайшее совпадение, одно на несколько миллионов, если не миллиардов. И то, что твои нервы расшатаны, — тоже плюс: ты легче поддаешься биозаписи. А в общем не хочешь — не надо.

— Ладно, я согласен, — с отчаяньем сказал Арбен.

— Давно бы так. Пошли.

Они пересекли лабораторию и остановились перед узкой бронированной пластиной, почти сливавшейся со стеной. Арбен подумал, что пластина напоминает дверцу сейфа.

— Для Альвы это все пустяки, — Ньюмор хлопнул по выпуклой поверхности. — Он проходит сквозь сталь, как сквозь масло. Просто не нашлось другого помещения, пришлось пока освободить склад радиологических инструментов. Да и чем меньше народу увидит его сейчас, тем лучше.

— А если он убежит? — Арбен дотронулся до дверцы, ощутив холодок металла.

— Не убежит. Я же тебе говорил, что изобрел на Альву управу — ионизированный пластик. Такая пленка для него непреодолимая преграда. На всякий случай я обклеил пленкой все изнутри. Сам увидишь. Да заходи, не бойся. Взорваться боишься? Вы с Альвой еще чужие, и он пока к тебе безразличен.

Ньюмор и следом за ним Арбен вошли в маленькую комнатушку без малейшего намека на окна. Стены равномерно светились — прозрачная желтоватая пленка пластика не задерживала света. Арбен заметил, что ни один предмет в комнате не отбрасывает тени. Он быстро огляделся. Непонятная установка, обросшая проводами датчиков, словно старая лодка — водорослями. Старый катодный осциллограф на треножнике… На стене раковина — из никелевого крана каплет вода, звонкие серебряные шарики. Вафельное полотенце на гвоздике… Арбен внимательно все осмотрел, но Альву обнаружить не мог.

— Гляди получше, — сказал Ньюмор. — Да не туда! Видишь? — он кивнул в противоположный угол.

Только теперь Арбен заметил странный полупрозрачный предмет, нечто вроде вертикального облачка, высотой в человеческий рост.

— Обычная киберсхема, — небрежно бросил Ньюмор, — только на основе антиматерии.

Ньюмор легонько подтолкнул Арбена.

— Не бойся, Альва окружен защитным полем. Должен же ты познакомиться со своим будущим двойником?

Облачко отдаленно напоминало человеческую фигуру. Еле видимые руки безвольно свисали вдоль туловища, голова была опущена. Сквозь тело ясно» просвечивала стена комнаты.

— Обычная имитация формы человека, не больше, — пояснил Ньюмор. — Дань условности. Я мог бы придать Альве любые контуры. Но в таком виде ему легче будет затеряться в толпе, а он должен ходить по улицам, иначе и ты будешь лишен свободы передвижения.

Взволнованному Арбену показалось, что облачко вздрагивает каждый раз, когда Ньюмор произносит имя Альвы. А может быть, ему это почудилось.

— Я думал, он не такой, — тихо произнес Арбен.

— А, — догадался Ньюмор, — двойник должен быть похож на оригинал? — Он прикрутил кран и пояснил: — Альва станет на тебя похож, когда вы вступите в биологический радиоконтакт. О, через месяц, когда он, так сказать, выйдет в свет, вас не отличишь друг от друга.

— Но он прозрачный.

— Пустяки. Я покрою его видимой поверхностью. Одену в костюм от лучшего портного, — разумеется, это будет только световой эффект. А еще лучше — мы оденем его точь-в-точь как тебя. Начиная от куртки и кончая измятыми брюками. Раз уж двойники, так двойники во всем!

— Как Альва сможет перемещаться?

— С любой скоростью. Разумеется, не превышая световую константу Эйнштейна. Например, он легко смог бы обогнать машину или самолет

— Если Альва обгонит на улице машину, он сразу привлечет к себе внимание, — озадаченно сказал Арбен.

— Умница, — Ньюмор похлопал его по плечу. — Я подумал об этом немного раньше. Поставим твоему братцу ограничитель скорости, чтобы не очень выделялся. Думаю, три мили в час достаточно, а?

— Даже много, — сухо ответил Арбен, которому не понравилось словечко «братец». Смертоносный братец — сомнительное приобретение. Но что делать, если без братца Альвы заманчивый проект Ньюмора неосуществим?

— Слишком ограничить скорость Альвы тоже нельзя. Ведь тоже самое ограничение автоматически накладывается и на тебя. Я позаботился и о другом, — продолжал Ньюмор. — Передвигаясь вдоль улиц, Альва будет делать ногами движения, имитирующие шаги, чтобы ничем не отличаться от прохожих.

— Толку мало. А вдруг он подымется вверх? И будет перебирать ногами, летая над тротуаром, а то и над крышами?

— Положительно ты кладезь премудрости! — умилился Ньюмор. — На ботинки Альвы я решил поставить специальные присоски, чтоб не отрывался от грешной земли. Между прочим, эти присоски — экспериментальный образец твоего распрекрасного Уэстерна. Довольно удачный. Выдерживают нагрузку в тонну, а весят меньше четверти унции. Сам понимаешь, мне пришлось их приспосабливать к Альве — и ботинки и присоски тоже из антиматерии.

В комнате наступила тишина.

— Смотри на него, смотри как следует, — нарушил молчание Ньюмор. — Ты Альву больше не увидишь, а увидишь — пеняй на себя.

Арбен, и без того не отрывавший взгляда от удивительного облачка, посмотрел на Ньюмора, но тот ничего не добавил. Они уходили, а человекоподобное полупрозрачное облачко так и не изменило своих очертаний.

— Почему ты говоришь, что я больше не увижу Альву? — спросил Арбен, когда они снова очутились в лаборатории. — Еще целый месяц я должен, как ты выразился, обучать его. Правда, ты толком не объяснил, что это значит…

— Может, лучше сказать, что ты толком не понял моих объяснений?

— Пусть так, — согласился Арбен. — Но как могут учитель и ученик не видеть друг друга?

— Для Альвы достаточно, чтобы ты находился в радиусе двадцати миль, то есть практически не выезжал в это время из города. Как только я включу приемник Альвы на резонанс с тобой, инженер Арбен превратится для него в мощную радиостанцию, вернее — в целую колонию радиостанций-клеток, каждая из которых орет во всю глотку на своей волне.

Арбен посмотрел в зеркальную плоскость биостата, мимо которого они проходили. Из глубины на него глянуло широкоскулое, со срезанным подбородком лицо. Глаза недоуменно моргали. «Ничего себе колония радиостанций», — подумал Арбен, отворачиваясь от собственного отражения.

— Твой братец будет свободно считывать на расстоянии информацию, записанную в недрах твоих клеток, — Ньюмор закурил новую сигарету.

— А я?

— Ты будешь спокойно заниматься своими делами. Я подчеркиваю — спокойно, так спокойно, как никогда до этого. Потому что сразу же, как включится Альва, ты почувствуешь себя так, словно сбросил с плеч тяжелый груз. Альва постепенно снимет с тебя, как я обещал, нервное напряжение. Видел в зеркале, на кого ты стал похож?

— Но зачем тебе нужно было добиваться моего согласия? Ты прекрасно мог бы обойтись без него.

— Ошибаешься, — возразил Ньюмор. — Мне крайне важно, чтобы ты внутренне не сопротивлялся — это может исказить и замутить процесс считывания информации.

Они подошли к двери.

— Я как бы раздваиваю твое существо, — сказал на прощанье Ньюыор, стоя в двери. — Разделяю его на две части. Лучшую половину оставляю тебе. Худшую — проектирую на Альву. Он будет носителем твоей неуравновешенности, твоей вечной нервозности, вспышек непонятной злобы, — впрочем, пока что ты лучше знаешь себя, чем я, и без труда можешь пополнить мое перечисление. Все то, от чего ты жаждешь избавиться, перейдет к Альве. Зато ты станешь наслаждаться жизнью в полной мере. Ложась в постель, засыпать будешь мгновенно, и сон твой станет глубок, словно Марианская впадина. Конечно, счастье достанется тебе недаром. Ты будешь благоденствовать. Возможно, правда, не в полной мере… Однако разве в этом дело?.. Между тем Альва, глухой, слепой, лишенный обоняния, будет метаться по городу, ища тебя, своего антипода. К счастью, когда Альва окончательно сформируется и внешне станет точно таким, как ты, его защитное поле усилится — сделать это в моих силах. Поэтому радиосигналы, излучаемые тобой, едва смогут проникать внутрь, под магнитный панцирь. Живя спокойно, можешь ничего не бояться. Но стоит тебе нарушить жизненный ритм — разволноваться или чем-нибудь увлечься, — интенсивность сигналов, излучаемых клетками, резко возрастет, и Альва сможет их улавливать. Тогда ему, сам понимаешь, легче будет тебя разыскать.

— И еще одно, — Ньюмор устало посмотрел на Арбена. — Не исключено, что, когда Альва выйдет на волю и станет бродить по городу, он будет иногда встречаться твоим знакомым чаще, чем другим: они также в какой-то мере будут служить приманкой для Альвы, так как каждый знакомый принимает и отражает твои биоволны, как луна отражает чужой свет.

— Значит, и они…

— Нет, — перебил Ньюмор, — для них встреча с Альвой совершенно безопасна — он будет настроен только на тебя.

Поздним вечером Арбен покинул Ньюмора. Тротуар, омытый Дождем, блестел, словно черное зеркало. Редкие прохожие пробегали мимо, придерживаясь за мокрые перила. Фигуры, закутанные в плащи, при скудном уличном свете казались одинаковыми. Арбен не ступил на движущуюся ленту, — он решил до станции подземки пройтись пешком. Инженер шагал осторожно, будто нес на голове полный сосуд, который боялся расплескать. Он знал, что Ньюмор включил дешифратор сразу же, как только Арбен покинул лабораторию, и теперь его, Арбена, наследственная и прочая информация тонкой струйкой вливается в биопамять Альвы. Широко шагая, Арбен расправил плечи. Ему показалось, что он чувствует себя значительно лучше, чем все последние дни.

— Похоже, я впрямь начинаю раздваиваться на два полюса, один со знаком плюс, другой со знаком минус, — пробормотал он себе под нос.

С некоторых пор сотрудники не узнавали Арбена. Не то чтобы он существенно изменился внешне — разве что походка стала тверже да сутуловатость исчезла.

Работа у Арбена спорилась. Он сумел без чьей бы то ни было помощи проделать тонкие расчеты, которые оказались бы по силам ионному «Универсалу», и слепить затем в своем отделе аналоговое устройство, которого заказчик-управление полиции — тщетно дожидался больше года. А надо сказать, это ведомство было важным клиентом могущественного Уэстерна. Мудрено ли, что о подвигах отдела Арбена говорил в субботу сам шеф. Старик Вильнертон настолько расчувствовался, что отвалил Арбену премию, равную трехмесячному окладу.

И никто не знал, что Арбена одолевают приступы страха, что он ведет жизнь затворника (впрочем, он и раньше не отличался общительным характером), а стены комнаты неизвестно зачем тщательно обклеил дешевым пластиком…

В тот вечер, расставшись с Линдой после концерта электронных инструментов, Арбен пришел домой в смятенном состоянии духа. По всей вероятности, Линда не ошиблась. Ей повстречался Альва. Значит, Ньюмор завершил свой труд и выпустил Альву на волю. Что же дальше? Как избежать встречи со своим отрицательным полюсом? Отсиживаться в комнате? Обклеить ионизированным пластиком лаборатории отдела? А как объяснить, в чем дело? Нет, не так представлял Арбен свое будущее. Немало толков вызвал его отказ переехать на новую квартиру, приличествующую только что полученной должности начальника отдела. «На старой безопаснее», — рассудил Арбен.

Тогда, придя к себе после концерта, Арбен выключил видеофон и с тех пор не подходил к нему. Так спокойнее. Ведь Линда обязательно стала бы настаивать на встрече.

Спал он теперь превосходно — не то что прежде. На улице старался показываться как можно реже, лишь в случае крайней необходимости. До сих пор Альва его не беспокоил, если не считать той встречи с Линдой. Но все же совсем другой представлял себе Арбен «жизнь без нервов». Как-то вечером он, занятый своими мыслями, машинально вставил штепсель видеофона. Экран, похожий на огромное око, внезапно затеплился. Кто вызывает его?~ Через несколько мгновений из глубины всплыло взволнованное лицо Линды.

— Арби, я звоню тебе каждый день. Никто не отвечает. Что случилось?

— Занят, — неохотно ответил Арбен. Больше всего он теперь боялся возмутить собственное спокойствие, как возмущают зеркальную поверхность пруда, швыряя в него камень.

— Ты не пришел на следующий день.

— Не мог.

— Заболел?

Арбен покачал головой.

— Мы не виделись уже целую неделю…

В душе Арбена происходила борьба. В нем сражались два желания: одно — отказаться от всего, что может волновать, и жить безмятежно. Ньюмор сказал, что с нервами, с которых снято всякое напряжение, можно пережить самого Мафусаила. Но временами Арбену хотелось плюнуть на такое растительное существование и пуститься во все тяжкие. В эти минуты ему казалось, что с того момента, как Альва вышел в город, прошло не семь дней, а бог знает сколько времени. И пусть он проживет еще долго — что толку в такой жизни?

— Прости, Линди. Так получилось…

— Ах, не в этом дело. Скажи, Арби: куда ты пошел, когда мы расстались после концерта?

— Домой.

— Ты уверен, Арби? Это очень важно.

— Я пошел к подземке, сел в вагон и поехал к себе.

— Ты болен, Арби.

— Почему ты так думаешь? — изумился Арбен.

— Ты серьезно болен. И сам того не знаешь.

— Что же у меня, доктор Линди?

— У тебя… Ты лунатик!.. — выпалила Линда.

— Придумай что-нибудь получше. С тех пор, как на Луне сняли карантин, лунатики на Земле вывелись.

— Оставь шутки, — Линда приблизила к нему лицо. Оно, увеличившись, заняло почти весь экран. Арбену бросились в глаза ее дрожащие ресницы, старательно наведенные тушью.

— В тот вечер… Ты только думал, что уехал на подземке. А на самом деле… Ты вошел в подъезд следом за мной… поднялся по лестнице…

— А потом?

— Ты ничего не соображал. Будто спал.

Арбен понял.

— Что же я сделал? — вопрос прозвучал отрывисто и резко.

— Я остановилась на ступеньке. Ты догнал меня.

— Коснулся?..

— Ты не видел ничего вокруг, хотя глаза были раскрыты.

Двигался прямо на меня.

— Ну?

— Я посторонилась — ты прошел мимо…

— И поднялся к тебе?

— Нет, — прошептала Линда.

— Куда же… Куда я делся?

— Не знаю.

— Не заметила?

— В этот момент я, наверно, потеряла сознание… На несколько мгновений. А когда очнулась — ты исчез. Словно сквозь стену прошел. Наверно, успел быстро спуститься по лестнице и выйти.

— Чудный сон, — попытался улыбнуться Арбен.

— Если бы сон!.. Сначала я решила, что ты меня разыгрываешь. Потом поняла — это болезнь. Ночь не спала… Звонила тебе — видеофон не отвечает… Назавтра ты не пришел… А навестить тебя, сам знаешь, немыслимо. Легче попасть в рай, чем на территорию Уэстерна, — процитировала она популярную пословицу. — Столько дней мы не виделись… Я экран связи чуть не сожгла, пока вот… И еще. Странная вещь. У тебя совсем притупился самоконтроль. Ты не видишь, что надеваешь. Оказывается, ты и на концерт вырядился в магнитные башмаки, будто не на прогулку, а в межпланетный рейс собрался. Но самое смешное — я и сама не заметила сразу, а только потом, когда ты возвратился и догнал меня на лестнице. Гляжу — ты в ботинках невесомости. И вообще ты был такой странный… Собирайся, — заключила Линда. — Куда?

— Поедем к врачу. У меня есть знакомый, он живет близ гавани…

— Не надо, Линда.

— Не отказывайся. Это необходимо!

— Врач не нужен.

— А вдруг это повторится?

— Доктор не поможет.

— Не будь тряпкой, — произнесла Линда.

И это она говорит ему, человеку со стальными нервами! Арбен усмехнулся. Значит, нервы оказались не такими уж стальными, как обещал Ньюмор…

— Давай встретимся и все обсудим, — предложила Линда.

— На той неделе… — неуверенно начал Арбен.

— Сейчас, сию минуту. На старом месте, в парке. Нам необходимо поговорить.

— Мы говорим.

— Видеофон не годится. Так что?

— Еду, — неожиданно для себя ответил Арбен.

Он пробежал длинный коридор, миновал проходную и выскочил на проспект, по которому сновали редкие машины.

— Наконец-то! — голос Линды был взволнованным.

Арбен почувствовал, как горячая волна затопила сердце.

— Удачно поймал попутную машину, — сказал он. — Пойдем куда-нибудь посидим.

— Почему ты оглядываешься? Здесь никого, кроме нас, нет. Они медленно пошли к беседке, темневшей поодаль. — Давно ты здесь?

— Минут двадцать. Продрогла.

Он обнял ее за плечи и почувствовал, как она прильнула — доверчиво, всем телом.

— Арби… Когда я увидела тебя тогда, на лестнице, мне стало так страшно, как никогда в жизни…

Арбен думал, как сказать Линде то, что он решил. Сделать это необходимо, и чем раньше, тем лучше. Для этого он и приехал сюда — покончить все разом.

— Линда.

— Что, милый?

— Мы не можем больше встречаться.

Она остановилась, будто натолкнулась на невидимую преграду. Отстранилась от Арбена.

— Понимаю. Значит, ты…

— Ничего ты не понимаешь, Линди, — с отчаянием произнес Арбен и снова. оглянулся.

Глухой уголок парка, н в более раннюю пору малолюдный, был сейчас пустынен. Арбену почудилось — впереди что-то забелело. Бежать? Поздно, Альва догонит: мышцы Арбена скованы страхом. Нет, это ствол белеет в темноте. Арбен перевел дух.

Он взял Линду за руку. Она послушно пошла за ним.

Узкий серп луны слабо светился. Арбен ступил в кружевную тень, отбрасываемую резной стеной беседки. Пластиковая скамья была холодной и влажной от ночной росы.

— Перестань говорить загадками. — Голос Линды звучал устало. — У меня хватит мужества. — Она подняла на него глаза. — Ну, скажи. Другая?

— Ты у меня одна, — покачал головой Арбен.

— Правда?

Однако Арбен в эту минуту не походил на человека, говорящего ложь.

— Это правда, — горячо повторила Линда. — Так почему ты сказал, что мы должны расстаться? Из-за того, что ты болен? Да?

Арбен не ответил. Линда, истолковавшая его молчанье как подтверждение своей догадки, продолжала:

— Глупый! Я ведь давно заметила это, больше месяца назад. Но не могла сразу понять, в чем дело. Сначала относила все за счет твоих странностей, затем решила, что ты вздумал подшутить надо мной. Только после того вечера, после концерта… Тогда мне стало ясно, что ты серьезно болен, но не знаешь об этом. — Девушка подставила ладонь под лунный луч, будто хотела поймать его. — Ничего, мы что-нибудь придумаем, Арби. Вы глядишь ты неплохо. Даже поздоровел. Нет, Арби, нет! — вдруг вскрикнула она.

— О чем ты? — не понял Арбен.

— Перестань оглядываться!

Арбен собрался что-то сказать, но Линда опередила его:

— Переломи себя. Просто заставь не оборачиваться. Начни с малого. Нервы надо держать в кулаке, — добавила она с важным видом. — Ты вылечишься, я верю, и все будет в порядке. Сейчас хорошо лечат любые нервные заболевания.

Когда они вышли из беседки, узкий серп луны приметно склонялся к горизонту.

— Дай слово, что будешь лечиться, — потребовала Линда.

На душе Арбена было неспокойно. Только усилием воли он заставлял себя не оглядываться. Наверно, не следовало приезжать сюда. Несмотря на крепкие нервы, он все-таки вышел из равновесия, и, возможно, Альва — комок его прежних забот, радостей, огорчений — уже бродит где-то поблизости. Но что сделано, то сделано.

Честно говоря, Арбен не думал, что отказаться от Линды будет так тяжело. Привязанность оказалась более крепкой, чем он предполагал. И все-таки надо разорвать и эту последнюю привязанность, чтобы выполнить условия, поставленные Ньюмором.

Запоздалой парочке повезло: когда они вышли из парка, мимо входа медленно скользила свободная машина.

Город спал нервно, неспокойно. Некоторые окна светились. За ними угадывались люди, чрезмерно обремененные заботами. Арбен откинулся на мягкую спинку с чувством превосходства. Нет, он не такой, как все. Он боится встречи с Альвой — зато больше ему не о чем беспокоиться. Разве не об этом мечтает каждый? И тот далекий день расплавленного лета… Он померк, стал почти неприметным.

— Боже, как поздно, — озабоченно пробормотала Линда, когда автоводитель притормозил машину у ее дома. Арбен расплатился, она выскочила, торопливо произнесла «до завтра» и нырнула в подъезд. В тот же самый момент Арбен заметил мужскую фигуру — она показалась из-за угла. Поздний прохожий деловито шел. Голова его была опущена, а шаги совершенно беззвучны, он ступил в желтый круг, отбрасываемый фонарем, Арбен узнал себя, узнал Альву.

«Счастье, что Линда уже вошла в дом» — такова была первая мысль, мелькнувшая у Арбена.

В странном оцепенении, сковавшем тело, Арбен готовился к худшему. Однако Альва не глядел в сторону машины. Он направлялся к дому, в котором минуту назад скрылась Линда.

«Стой!» — мысленно крикнул Арбен. Альва уменьшил Скорость — шаги его замедлились, и у самого подъезда он остановился, как бы повинуясь приказу. Затем медленно, словно во сне, повернулся к машине. Лицо его просветлело, на миг попав в освещенную полосу. Альиу и Арбена разделяло несколько десятков шагов.

— Поехали, — очнувшись, приказал Арбен.

Но машина оставалась неподвижной.

Между тем Альва приближался, с каждым шагом наращивая скорость.

— Скорей, — выкрикнул Арбен и ударил кулаком по пульту.

Автоводитель — плоский ящик, изукрашенный сигнальными лампочками, — был невозмутим.

Еще два-три хороших прыжка…

Выскочить? Он с силой ударился плечом в дверцу, боль на миг отрезвила Арбена. Ну конечно!.. Как это у него вылетело из головы? Задаток! Арбен выхватил из кармана горсть монет и, не считая, протолкнул их в щель. Реле щелкнуло, и на панели вспыхнул глазок, означающий готовность.

— Полный вперед! — выдохнул Арбен. Его вдавило в сиденье.

Машина пулей проскочила старую улицу, чудом минуя углы допотопных чудищ-домов, и вылетела на проспект. Пунктирные огоньки вдоль шоссе убегали вдаль, теряясь в ночи.

Арбен успел еще заметить, как Альва попытался бежать следом за машиной, но лишь медленно поплыл в воздухе, между тем как ноги его быстро задергались, словно у паяца, едва касаясь мостовой. «Ограничитель скорости, — понял Арбен. — Он не может превысить три мили в час». Дергающаяся фигура исчезла за поворотом.

Бешеная езда успокаивала. «Счастье, что Ньюмор поставил ограничитель. И счастье, что я оказался в машине», — подумал Арбен.

С некоторых пор Арбен почти перестал ходить пешком, хотя когда-то был ревностным сторонником этого ставшего странным способа передвижения. Даже сто ярдов он предпочитал не пройти, а проехать. Теперь к его услугам был недавно приобретенный тупорылый «безан» последнего выпуска.

Сотрудники судачили на все лады, обсуждая быстрое продвижение старшего инженера.

Но разговоры об Арбене были лишены оттенка зависти. «А ведь он, в сущности, неплохой парень», — так говорили теперь о нем те, кто какой-нибудь месяц назад терпеть его не мог.

Внешне это был тот же Арбен, но как будто кто-то наделил его новой душой, щедрой и отзывчивой. Если раньше Арбен отличался крайней вспыльчивостью и вздорностью характера, то теперь он был покладист и добр, и это отмечали — редкий случай! — все без исключения сотрудники.

Постепенно к нему стали обращаться со всевозможными делами, отнюдь не связанными ни с Уэстерном, ни с проблемами, волнующими отдел.

Итак, инженер Арбен предстал перед всеми, с кем он общался, в новом свете. Но и сам он все увидел по-новому.

Мисс Шелла, к которой он раньше относился с неприязнью — (надо сказать, это чувство было взаимным), казалась теперь Арбену совсем иной. Что общего было у той злюки с этой же начавшей блекнуть женщиной? Трагическая складка, едва обозначенная в уголках ее губ, говорила Арбену куда больше, чем ее крикливая и в чем-то жалкая красота.

И каждый человек с его мелкими горестями и радостями стал кровно близок и дорог Арбену. Он готов был помочь — и помогал любому, кто в этом нуждался.

И удивительная вещь! Шеф, который терпеть не мог, как он неоднократно говорил, слюнтяев и бесхребетных, испытывал, подобно другим, необъяснимую симпатию к преображенному Арбену. Сам шеф — олицетворение железной воли и удачи!

Но сейчас Арбен видел шефа совсем другим. Какой же это счастливчик, избранник судьбы? В сущности, это несчастный старик, подавленный огромной ответственностью. Ежесекундно дрожать за свою шкуру — какое уж тут счастье? За начальственными раскатами — Арбен это ясно видел — скрывается панический ужас: один неверный ход — и дивиденды компании вылетят в трубу, и тогда подлинные, хотя и неизвестные простым смертным хозяева Уэстерна, а также конкуренты сожрут шефа без остатка, как подраненного волка его сотоварищи.

Несколько раз Арбен ловил в глазах шефа плохо скрытый страх, и некогда грозный олимпиец стал ему так же ясен и понятен, как и престарелый вахтер Дон Фоеш, отставной космонавт, единственный из вахтеров, которого невесть за какие заслуги все еще не заменили в компании стандартным роботом с фотоэлементом.

Работа Арбену тоже удавалась. Его математический расчет был теперь безошибочен, а его хладнокровие и смекалка успели войти в поговорку. За что он ни брался — все получалось. Приступая к тончайшему эксперименту, он сразу видел суть, схватывал главное, оставляя подчиненным второстепенные детали. Шеф проникся к нему доверием и прощал своему новому любимцу любые причуды, — например, то, что он обклеил все стены в отделе желтым пластиком.

Кое-кто говорил, что тут не обошлось без гипноза. А некоторые всерьез верили в таинственную силу, излучаемую Арбеном. Мисс Шелла — та вообще закрывала ладонью глаза и отворачивалась, едва увидев инженера. Правда, делала она это всякий раз как будто в шутку.

Но никто не знал, что все это благополучие только внешнее, что инженер никогда не выходит из своей комнаты, отключил видеофон и отчаянные звонки Линды остаются без ответа.

— Вот так встреча! — удивился Ньюмор. Его удивление было искренне: он меньше всего хотел этой встречи и делал все, чтобы избежать ее.

— Да, действительно, — Арбен криво улыбнулся, пожимая холодную руку физика.

Он четыре часа прождал за углом дома, который называли мозговым центром концерна. Сидеть в машине было не очень-то приятно. Отопление не работало, и он совсем окоченел, а выйти не решался: Альва стал в последнее время дьявольски чуток. Кабина машины была обклеена пластиком. Арбену удалось изготовить специальные стекла, обладающие теми же защитными свойствами, что и пластик, и здесь он чувствовал себя в безопасности.

О том, что Ньюм бывает в этом доме, Арбен узнал случайно: шеф накануне вскользь упомянул, что физик Ньюмор стал вхож в высшие сферы, поскольку там заинтересовались каким-то его новым изобретением.

Арбен давно уже хотел встретиться с Ньюмором, но последний был неуловим. Никто из тех, к кому обращался Арбен, не знал, где он живет и где бывает.

Что подумали бы коллеги, увидев гордого, самоуверенного Арбена, испуганно оглядывающегося по сторонам.

Погруженный в свои мысли, Арбен едва не пропустил Ньюмора. Каплевидный аппарат на воздушной подушке плавно подплыл вплотную к входу. Только когда черная торпеда зашипела и плавно опустилась на асфальт, Арбен спохватился. Он выскочил из машины, в три прыжка покрыл расстояние и показался из-за колонны в тот самый момент, когда Ньюмор уже закрывал бронированную дверь.

По выражению лица инженера Ньюмор понял, чтб ему не избежать неприятного разговора. Все же он сделал попытку:

— У меня важная встреча. Может быть, договоримся о другом подходящем времени?

— Неизвестно, когда наступит такое время. Я больше ждать не могу. А тебя найти невозможно.

— Ладно, — решил Ньюмор. — У меня есть несколько минут. — Он озабоченно взглянул на часы. — Только здесь, пожалуй, неудобно…

Арбен напряженно стоял рядом. Казалось, он вцепится в Нью-мора, если тот попытается улизнуть.

— Здесь через два дома есть неплохой ресторанчик… — физик дружески взял Арбена под руку.

Арбен шел быстро, стараясь миновать открытое место. Как ты разыскал меня? — спросил Ньюмор, когда они сели за столик.

— Проезжал мимо, — небрежно бросил Арбен. — Вижу — ты.

Ньюмор покосился на его лицо, посиневшее от мороза, и ничего не сказал.

— Как ведет себя Альва? — спросил Ньюмор. — Надеюсь, не очень тебя беспокоит?

— Поэтому я и искал тебя, — не совсем последовательно ответил Арбен.

— Помнишь, о чем мы договорились? Эксперимент продлится год, больше — можно, но никак не меньше. А прошло только два месяца.

— Сегодня шестьдесят четвертый день.

— Это не меняет дела. Пойми, я вложил в эту штуку все свое состояние. Если опыт прервется — все погибло. А чем тебе плохо? Ты стал другим человеком, освободился от многих переживаний и не выложил за это ни одной монеты.

— Альва ведет себя странно, — махнул рукой Арбен. — Кстати, ты можешь объяснить мне, почему он сначала оказывал больше внимания Линде, чем своей биологической половине?

— Как это? — спросил заинтересованный Ньюмор, отодвинув недопитый стакан.

Арбен рассказал. Ньюмор живо расспрашивал о подробностях, затем задумался.

— Неужели Альва развивается не так, как я предполагал? — размышлял он вслух. — Нет. Дело в другом. — Он хлопнул по столу так, что бутылка подпрыгнула. — Понимаешь, Линда слишком много о тебе думает. Больше, чем ты сам о себе.

Встревоженный Арбен смотрел на его помрачневшее лицо.

— Линда ничего тебе не говорила? — неожиданно спросил Ньюмор, откинувшись на спинку стула.

— О чем?

— Обо мне, об Альве.

— Мы не видимся.

— А раньше?

— Разве Линда в курсе?

— Спрашиваю я, а не ты, — резко бросил Ньюмор.

— Никогда мы об этом не говорили, — голос Арбена звучал неуверенно.

— Ладно, — сказал Ньюмор. Казалось, он принял какое-то решение. — Чего ты хочешь от меня?

— Ньюм, верни все как было.

Физик молчал.

— Я согласен: пусть ко мне вернутся прежние недостатки, — попробовал пошутить Арбен.

— Как ты это представляешь? — ледяным тоном спросил Ньюмор.

— Убей его.

— Ты рассуждаешь, как младенец, — Ньюмор пожал плечами. — Я же объяснял тебе, когда подписывали контракт, что уничтожить Альву после того, как вы стали двойниками, все равно, что уничтожить половину тебя самого, сжечь половину каждой твоей клетки.

Арбен опустил голову.

— Проявляй элементарную осторожность — и дело в шляпе, — продолжал Ньюмор.

— Альва преследует меня. Так жить немыслимо.

— Не надо было соглашаться.

— Я не думал, что так будет. И потом ты говорил совсем другое… — Ньюмор глянул на часы. — Ньюм, перепиши с него обратно на меня всю информацию, — быстро заговорил Арбен. — Я заплачу тебе неустойку. Любую сумму… Всю жизнь буду работать на тебя.

— Альва погибнет, — покачал головой физик.

— Сделаешь другого.

— Второго Альву мне не создать.

— Значит, не хочешь?

— Не могу. — Ньюмор попытался встать.

— Ах, так! Арбен побагровел. — Знай же, негодяй, я выведу тебя на чистую воду. Подопытный кролик дорого тебе обойдется.

— Успокойся, — сказал Ньюмор и снова сел.

Посетители за соседними столиками начали обращать на них внимание.

— Хватит! Ты меня достаточно успокоил. Разве я могу волноваться? Ты же сделал мои нервы железными.

— Не будь ослом. Накличешь Альву — плохо тебе будет.

— Ньюм… В память нашей дружбы… Почему ты решил воздвигнуть свой дворец именно на моих костях?

— Ты не в своем уме. Поговорим, когда придешь в себя. — Ньюмор поднялся.

Арбен молниеносным движением опрокинул столик и вцепился физику в горло. Звон разбитого стекла смешался с криками посетителей. Официант с застывшей улыбкой мчался к дерущимся через весь зал. Ньюмору с трудом удалось отодрать пальцы Арбена от горла, но долго состязаться с инженером в силе и ловкости он был не в состоянии. Арбен подмял его под себя, прижал к полу.

— Согласен?»- спокойно спросил он, не обращая внимания на людей, столпившихся вокруг.

— Пусти, — прохрипел Ньюмор.

— Я задушу тебя, как котенка. Силы, спасибо тебе, у меня хватит.

— Где же полиция? — истерически выкрикнул женский голос. — Он убьет его. Помогите же, мужчины!

Но никто не решался вступиться за поверженного Ньюмора. Все поглядывали с опаской на атлетическую фигуру Арбена. И медленно отходили.

— Видишь? Боятся! Кое-чем я тебе все-таки обязан. Ну?.. — Арбен снова протянул руку к горлу противника. — Я дал тебе достаточно времени подумать.

— Хорошо, — неожиданно сказал Ньюмор. — Черт с тобой. Возвратим тебя в прежнее состояние. Альву придется угробить.

— Гарантии?

— Мое честное слово, — сказал Ньюмор.

— Не пойдет!

— Пусти меня, и поговорим по-человечески, — взмолился Ньюмор. — Все равно я в твоих руках.

Арбен расплатился с перепуганным официантом и они вышли в вестибюль. Ньюмор слегка прихрамывал.

— Вот сюда, — указал Арбен на уголок за пыльной пальмой.

— Можно завтра же начать, — Ньюмор не глядел на собеседника. — У тебя машина обклеена пластиком?

— Конечно. Я бы и одежду сделал из пластика, если бы это было возможно. Тогда бы и тебя не пришлось беспокоить.

— Это называется беспокоить, — задумчиво произнес Ньюмор, касаясь пальцем здоровенного синяка на горле.

— Не придирайся. Ты сам виноват, что заставил меня принять крайние меры.

— Лучше всего будет, если ты приедешь завтра прямо ко мне.

— К тебе, голубчик, не проникнешь.

— Я дам пропуск.

Ньюмор полез в карман, вынул узкий блокнот и, набросав несколько слов, вырвал листок и протянул его Арбену, Тот внимательно прочел текст и удовлетворенно кивнул. В углу листка красовался вензель, который Арбен знал это раскрывает почти любые двери.

— Сегодня ничего не пей, — сказал Ньюмор, глядя, как Арбен складывает бумажку. — И завтра с утра тоже.

— Даже воды?

— Я имею в виду виски, — пояснил Ньюмор.

— Два месяца уже не пробовал. И запах забыл.

— А раньше, до Альвы, ты, помню, увлекался.

— Потребность исчезла. Желаний нет никаких, все делаю лишь усилием воли. Вообще живу растительной жизнью, как эта вот пальма, — он похлопал ладонью по шершавому стволу.

— Зато стал силен, как буйвол.

— Что толку? Я хочу жить, как все, радоваться и печалиться вместе со всеми. А у меня ощущение рыбы в аквариуме, диковинной рыбы, которую от нечего делать рассматривают любопытные. Временами мне кажется, что и кровь у меня стала холодной, как у рыбы. Счастье, что этот кошмар, наконец, рассеется.

Знаешь, — доверительно улыбнулся Арбен, — у меня за это время столько дел накопилось, и все неотложные… Линду не видел целую вечность…

— Ничего, теперь скоро увидишь.

— Забудем прошлое, Ньюм, — сказал Арбен. — Ты мог увлечься, я понимаю и не виню. Я сам, когда ставлю эксперимент, забываю все… И готов не щадить ни себя, ни других. А что касается убытка… Знай: все, что у меня есть, твое.

— Я ничуть не увлекся, — Ньюмор глядел в одну точку. — Только по твоей вине срывается опыт.

— Опыт… — повторил Арбен. — Я знаю, что это за опыт. Арбен в роли подопытного кролика.

— Я это и не скрывал от тебя, когда говорил, что мне нужна информация. Раскрыл карты с самого начала. Ты мог еще тогда отказаться. Надеюсь, теперь я свободен? — Ньюмор отвел в сторону широкий лист пальмы.

— До завтра, — посторонился Арбен. — Стоп, а ты не удерешь? Куда-нибудь на континент, с попутным ветром?

— Не уеду, не бойся, — сказал Ньюмор, и Арбен понял, что физик не лжет.

Арбен вышел из ресторана окрыленный. До машины он дошагал, ни разу не оглянувшись. Ему так хотелось замедлить шаг, испытать судьбу.

Машина резво взяла с места. Арбен отключил автоводитель и сам сел за руль. Хотелось действовать, дать выход бурлящей энергии. С завтрашнего утра начнет исчезать пелена, отделяющая его от обыкновенных людей.

Занятый мыслями, Арбен вел аппарат машинально, не выбирая дороги. Впрочем, уличными жертвами это не грозило. Роль Арбе-на как водителя сводилась, пожалуй, только к вращению наполовину бутафорского штурвала. Раньше считалось, что человек, да еще в городской черте, может самостоятельно вести машину. Так было когда-то. А теперь машину в любом случае вели приборы. Локатор нащупывал дорогу, выяснял, нет ли на дороге препятствий и не могут ли они появиться, — будь то машина, выезжающая из переулка, или кошка, перебегающая улицу, и если какое-либо препятствие возникало — срабатывала тормозная система.

Правда, Арбен отключил автоводитель, но и это изменяло немногое. Автоводителю задавалась конечная точка маршрута, и человек, сев за руль, мог по собственному произволу выбирать улицу — и только. Скорость машины, линия движения — все устанавливалось электронной аппаратурой. Этим достигалась безопасность уличного движения. Пассажир мог спешить — это его дело. Он мог опаздывать на важное свидание — это опять-таки его дело. А дело инфраглаза — предотвратить малейшую вероятность катастрофы

Улица сменяла улицу, новые здания-купола, будто парящие в невесомости, перемежались старыми каменными коробками. Арбен ничего не замечал. Он все еще был полон впечатлений от недавней встречи с Ньюмором. Победа досталась ему с трудом. Конечно, и Ньюмору не просто расстаться с Альвой, в которого он столько вложил. Когда Арбен заберет у него свою информацию, Альва погибнет, это неизбежно. Жаль Ньюмора. Но, с другой стороны, почему Арбен должен рисковать жизнью?

Не доезжая нескольких улиц до универсального магазина «Все для всех», Арбен притормозил. «Безан» подкатил к тротуару и замер. Близился к концу рабочий день, и прохожих было много. Выйти из машины Арбен не решался: в толпе Альве легко затеряться — его можно не заметить до самого последнего момента.

К Арбену вернулись прежние страхи. В каждом прохожем ему чудился Альва. Глупо погибнуть именно сейчас, накануне освобождения. Нужно сделать всего несколько шагов, но каждый может оказаться последним.

Десяток шагов — словно доска, переброшенная через пропасть. Внезапно Арбен увидел знакомое лицо — девушку в форме с фирменным знаком «ВДВ» на рукаве. «ВДВ» означало: «Все для всех». В прошлом году в парке Линда показала Арбену смеющуюся девицу, сидящую на лавке с каким-то морячком, и заметила:

— Работает в нашем отделе. Моя напарница.

За последние два месяца память у Арбена стала почти абсолютной. Он мог без труда припомнить малейшие детали, увиденные двадцать лет назад. Лицо, мельком увиденное когда-то, теперь всплывало в памяти, словно изображение на монете, с которой искусный нумизмат отмыл кислотой слой веков.

Девушка равнодушно взглянула на «безан» и прошла мимо. Арбен отчаянно забарабанил в толстое смотровое стекло. Девушка обернулась. Это ее он зовет? Кажется, она не давала повода… Пожав плечами, она хотела продолжать свой путь, но в последний момент ей бросилось в глаза умоляющее выражение лица человека, сидящего в машине. Она подошла поближе к «безану» и с недоумением посмотрела на незнакомого человека, делавшего ей знаки.

— Вы из парфюмерного? — прокричал Арбен сквозь толстое стекло.

Девушка кивнула.

— С вами работает Линда Лоун?

Она показала на уши, затем на дверцу, предлагая ее открыть.

— Линда, — снова крикнул Арбен, делая вид, что не заметит знака.

Расслышав имя подруги, девушка закивала. Кое-как Арбен сумел втолковать ей свою просьбу.

— У нее строгое начальство. Вряд ли ее отпустят раньше конца работы, — прочел Арбен по ее шевелящимся губам.

— Вы только передайте ей, — попросил он.

— Как ей сказать, кто зовет? — спросила девушка, скрывая любопытство.

— Скажите — раб.

— Что? — ей показалось, что она ослышалась.

Арбен повторил. Девушка поспешно направилась к магазину. Перед тем как ступить на ручеек ленты, бегущей внутрь от самой двери, она оглянулась на странного человека.

Сердце Арбена тревожно забилось. Ощущение, от которого он уже успел отвыкнуть. Из дверей универмага вышла Линда. Фирменный чепчик сбился в сторону, открыв рыжий локон. Она сделала два шага и беспомощно оглянулась. Затем заметила Арбена и быстро подошла. Дорогая машина, видимо, удивила ее. Арбен открыл дверцу и протянул Линде руку. Затем поспешно захлопнул дверцу.

Они перекинулись несколькими незначительными фразами, будто расстались только вчера. Между тем прошло уже…

— Моя напарница уверяет, — что ты не в себе, — Линда покрутила пальцем у лба и улыбнулась.

— Может быть, она и права, — серьезно сказал Арбен.

— Прости, — смутилась Линда. — Сказала, не подумав. Как ты теперь себя чувствуешь?

— Лучше. Гораздо лучше.

Линда расцвела от этих слов.

— И у врача был? Молодец, — продолжала она, не дождавшись ответа. — Что он назначил?

— Так, всякие пустяки.

— Но ты все выполняешь?

— Само собой. Кстати, завтра начнется решающая процедура.

Лрбен был благодарен Линде за то, что она ничего не расспрашивала. Он приготовил несколько фраз для своего оправдания и был рад, что их не пришлось пустить в ход.

— У нас долгий разговор? — озабоченно спросила Линда.

— Что, начальство строгое?

— Откуда ты знаешь? — удивилась Линда. — По-моему, я никогда тебе не жаловалась…

— У нас серьезная беседа. И я тебя никуда не отпущу, — сказал Арбен.

— Хорошо, — согласилась Линда, немного поколебавшись.

Арбен нажал стартер.

— Куда поедем?

— За город, — предложила Линда. — Подышим.

— Далеко, — покачал головой Арбен.

— Ну, тогда куда хочешь.

Арбен все еще чувствовал себя виноватым перед Линдой. Изредка он взглядывал на ее тонкий профиль, освещенный вечерним неоном. Она о чем-то думала, положив руку на баранку руля. Арбену вдруг захотелось прижаться щекой к ее тонкому запястью.

— Цыганочка, — негромко сказал он.

Линда вспыхнула.

— Весь вечер наш. Вволю покатаемся, — продолжал Арбен. — Потом заедем куда-нибудь поужинать, что ты скажешь, например, об Итальянском ресторане? Говорят, там бесподобные спагетти с сыром. — Он многозначительно похлопал себя по карману.

— Арби, откуда у тебя появились деньги? И эта машина — чья она?

— Моя. Вернее — наша. — Но раньше…

— Не беспокойся, — перебил Арбен, — я заработал ее честным трудом. За последний месяц я получил кучу денег. Он посмотрел на бегущие назад разноцветные купола — машина выехала на центральную улицу — и добавил: — В какой-то мере это было связано с моей болезнью.

— Такая большая страховка? — удивилась Линда.

— Не то. Видишь ли, болезнь вызвала обострение, что ли, мыслительных способностей. В общем котелок стал лучше варить. Ну, а Уэстерн за деньгами не постоит. Вот я и думаю: может, и лечиться не стоит?

— Не болтай глупостей, — рассердилась Линда. — Как ты можешь говорить такое?

— Я пошутил, цыганочка,

— Хорошие шутки.

Дорогу Арбен выбирал наугад Машина знала свое дело. Ловко и аккуратно поглощала она пространство.

— Как хорошо, что завтра заканчивается твой курс лечения. А деньги… бог с ними. И к таким игрушкам, — она погладила малиновое сиденье машины, — я равнодушна. Ты только больше не исчезай, ладно? А то расстанемся опять…

— Мы можем и не расставаться, — медленно произнес Арбен, не глядя на Линду. — Стоит лишь тебе захотеть. Видишь ли, есть на свете один дуралей, который готов повергнуть к твоим стопам… — Арбен запнулся, не зная, как закончить высокопарную фразу. Спасла положение Линда, звонко расхохотавшаяся.

О многом говорили они в этот удивительный вечер. Но больше всего — о будущем.

— Давай уедем, — сказал Арбен. — Далеко-далеко. — На побережье.

— На побережье, — согласился Арбен. — Я наймусь на какую-нибудь автостанцию. Механиком, ремонтником — кем угодно.

Линда удивленно раскрыла глаза.

— Видишь ли, я не уверен в том, что произойдет в результате завтрашней процедуры, — пояснил Арбен.

Линда кивнула.

Город за стеклами машины казался призрачным, нереальным. То ли сон, то ли мираж. Встряхнись — и все исчезнет…

— Через неделю сможем уехать.

Арбен свернул в узкую, как ущелье, улицу.

— Хоть завтра. Так надоело все…

Линда умолкла. У губ ее обозначились две горькие складки. Арбен подумал, что ей не так легко и просто жить, как могло бы показаться со стороны. Но она была мужественна и никогда не жаловалась.

— Завтра не получится. Надо закончить кое-какие дела, — сказал Арбен.

— Это тоже связано с твоим лечением?

Арбен молча кивнул.

Ньюмор, словно по уговору, ни разу не упоминался, но Арбену это почему-то было приятно.

Линда не могла бы словами выразить то, что было у нее на душе. Странное лечение. Лечение, в результате которого тускнеют блестящие умственные способности и человек становится рядовым, заурядным. Может быть, и гениальность — не более чем психический выверт? Как знать, что возвышает гения над остальными? Не мысли, а тени подобных мыслей носились у Линды в голове, но выразить их она вряд ли сумела бы.

— Несколько дней я буду очень занят, — сказал Арбен и потрогал в кармане вчетверо сложенный блокнотный листок.

— Понимаю. Ничего, уедем позже. Ближе к весне.

Машина резко тормознула. Стайка ребятишек выскочила из-под тупого носа «безана». Опасности, конечно, не было никакой — все скорости и импульсы были рассчитаны, когда машина еще только свернула на эту улицу.

— Скажи, ты думаешь обо мне? — неожиданно спросил Арбен.

— Иногда, — улыбнулась Линда.

— Часто?

— Чаще, наверно, чем ты заслуживаешь…

— Не думай обо мне, — серьезно попросил Арбен.

— Скромность украшает человека.

— Я не шучу. Не думай обо мне, не вспоминай меня… Хотя бы в течение нескольких дней.

— Но почему? — изумилась Линда необычности просьбы. — Тебе неприятно сознание, что я о тебе думаю?

— Сейчас я не могу объяснить, в чем дело. Позже… Когда мы будем вместе. Почему ты смеешься?

— Не обижайся, — она обняла нахмурившегося Арбена. — Просто я вспомнила притчу о носороге. Волшебник сказал одному человеку: «Хочешь, я верну тебе молодость и красоту?» — «Хочу», — ответил человек, который был стар и сгорблен. «Для этого ты должен выполнить одно условие», — сказал волшебник. «Я согласен на все». — «О, это простое условие: в течение пяти минут ты не должен думать о носороге, вот и все. Пять минут — это как раз время, необходимое для твоего превращения».

— И что же?

— Волшебник исчез. Он с горечью убедился, что его условие невыполнимо.

— А человек?

— Он остался таким же старым и немощным…

— Да, память не подвластна человеку, — глухо сказал Арбен. — Человека легче убить, чем отнять у него память.

Будто спохватившись, он посмотрел на часы.

— Время ушло, как мартовский снег, — процитировала Линда.

— Поедем ужинать?

— Не хочется.

— И мне, — признался Арбен. — Куда же тебя доставить? В универсальный? «Все для всех»?

— Нет, ты в самом деле невменяем… Там уже давно включены электронные сторожа и волкодавы рыщут по секциям.

— Ах да, волкодавы… В таком случае куда прикажете? — спросил Арбен, подражая металлическому голосу автоводителя.

— Я хочу домой. Уже поздно.

Арбен набрал на пульте нужные координаты и, включив автоводитель, отодвинулся от штурвала.

— Помнишь, ты привозил меня домой на такси? — сказала Линда, когда машина остановилась. — А теперь у тебя свой «безан».

Арбен пристально всматривался сквозь боковое стекло.

— Неплохая лошадка. У меня просьба, Арби: когда в следующий раз мы выедем из города и возьмем курс на побережье, включи машину на полную скорость. Ладно?

Арбен кивнул, не отрывая взгляда от окна. Но улица была пустынной. «Этой груше место в музее», — подумал Арбен, глядя на допотопный фонарь. Ветер раскачивал его, отчего желтый свет метался по земле. Давным-давно опавшие листья то попадали в освещенный круг, то снова уходили из него. Было очень холодно, со дня на день мог выпасть снег.

— Чудесная машина. Я еще не видела такой, — сказала Линда.

— Нравится? — Арбен отвернулся от окна.

— Кроме, пожалуй, одного: зачем кабину обклеили пластиком? — Она потрогала поблескивающую ровную поверхность. — Смотри, какой неприятный цвет. О чем только конструктор думал?

— Да, расцветка неудачная, — согласился Арбен.

— Может, снимем? — Линда сделала жест, как будто собралась сорвать пластик.

— Подожди. Ты же не видела других машин этого класса. Может, сейчас такая мода?

— Все равно, это уродливо, — Линда передернула плечами.

Фары машины бросали вперед широкий сноп света. Арбен уменьшил освещение, и сноп превратился в луч, устало упавший на старый асфальт.

— Я пойду, — сказала Линда после короткой паузы, во время которой она выжидательно поглядывала на Арбена.

Арбен открыл дверцу и вышел первым.

— Провожу, — сказал он.

— Наконец-то ты решил не делать этого тайком, — весело заметила Линда, опираясь на протянутую руку.

— А, ты об этом… — Арбен помрачнел.

Каблучки Линды громко стучали. Арбен шел рядом, стараясь не уходить вперед. Он и сам не понимал, что заставило его выйти из машины. Желание побыть еще немного с Линдой? А может, стремление вновь почувствовать себя обычным человеком, который не должен бежать и прятаться от собственных желаний? «До дверей и обратно», — сказал себе Арбен.

Две исполинские тени пересекли дорогу и вскарабкались на стену дома, слившись с темной поверхностью. Одна была тонкой, другая — мужественно широкоплечей.

— Смотри, наши тени не хотят расставаться, — Линда замедлила шаги. Глаза ее блестели. =- Вот мы уйдем, уедем отсюда, а они останутся. И всегда будут вместе.

— Доброй ночи, — сказал Арбен, когда они подошли к входу.

— Когда мы увидимся?

— Надеюсь — скоро.

— Буду ждать.

— Я позвоню тебе.

Линда что-то крикнула ему сверху, помахала рукой и скрылась за лестничным поворотом.

Арбен не успел сделать и трех шагов, как навстречу ему от стены бесшумно отделилась фигура. Казалось, она появилась из небытия. Так шагать, не затрагивая опавших листьев, мог только Альва — его вторая половина, его горести и заботы, разреженное облако античастиц, как бы вобравшее в себя часть Арбена. А может, это вовсе не Альва, а сам счастливчик Чарли торжественно плыл ему навстречу…

Фигура двигалась медленно и неотвратимо, словно сама судьба. Но Арбен не был ни суеверным, ни фаталистом. Встретив, наконец, Альву, он обрел то спокойствие, которое обещал ему Ньюмор, уговаривая согласиться на неслыханный эксперимент. Мысль работала четко, словно на выпускном экзамене. Альва не может превысить скорость три мили в час. Это хорошо. Но той же величиной ограничена и скорость Арбена. Это плохо. Однако гораздо хуже то, что Альва находится в более выгодном положении: он движется наперерез Арбену, отрезая ему путь к машине. Способность Альвы к маневру явилась для Арбена неожиданностью. «Словно кто-то по радио управляет его действиями», — мелькнула и тотчас погасла мысль.

Спасение там, в машине, в кабине, которую он собственноручно обклеил изнутри ионизированным пластиком. Но как добраться до «безана»?

Арбен знал, что Альва мог его успешно преследовать, даже при равенстве их скоростей.

Память, словно прожектором, выхватила из недавнего прошлого разговор с Ньюмором. Это было накануне дня, когда Арбен вступил в биорадиоконтакт с Альвой.

«…Практически Альва тебе не опасен, — говорил Ньюмор. — При такой скорости…»

«Скорость моя тоже будет не больше».

«В том-то и суть! — Ньюмор обнажил ровную подкову зубов. — Ты же инженер, сообрази-ка. «А» бежит за «Б». У обоих одинаковая скорость. Догонит ли когда-нибудь преследователь «А» свою жертву?..»

«Ты, пожалуй, прав, если дело происходит на ровном поле. А если в городе?»

«Это не меняет дела, — бросил Ньюмор. — Будешь улепетывать по улице, только и всего. Говоря «улепетывать», я, конечно, преувеличиваю: ты будешь чинно шагать, как ни в чем не бывало. Альва будет бесшумно топать за тобой, и расстояние между вами при этом не будет сокращаться ни на шаг».

«И куда же я буду чинно шагать?»

«Куда захочешь. У тебя будет миллион возможностей. Можешь дойти до ближайшей подвижной ленты и уехать на ней. Можешь добраться до станции подземки и сесть в поезд. Можешь, наконец, спокойным шагом дойти до своей квартиры, которую ты к тому времени обклеишь, надеюсь, вот этим, — он протянул Арбену толстый рулон ионопластика. — Жаль, из этого нельзя сшить для тебя защитную оболочку. Тогда бы у нас вообще не было этой беседы».

Все это вспомнил Арбен, пока он шел прочь от Альвы. Последний все еще двигался медленно. Арбен шел с наибольшей возможной скоростью, чтобы выиграть время. Когда Арбен пытался ускорить шаг, упругая волна толкала его в грудь. Собственное тормозящее поле было неумолимо.

…Нельзя сказать, что инженер Арбен раньше был в хороших отношениях с математикой. Раньше он не жаловал эту науку, оставляя ее «сухарям-теоретикам». Себя Арбен с гордостью именовал практиком. Именно это обстоятельство, вроде бы ке имеющее касательства к затее с Альвой, оказалось роковым. Арбен не был знаком с теорией преследования.

Как абстрактная ветвь математики, она была известна еще в прошлом веке. Применение — в космической практике — получила только теперь. Пригодилась теорема, доказанная безвестным математиком много десятилетий назад. Она гласила, что если две точки движутся, имея одинаковую скорость, и одна из них преследует другую, то она ее обязательно нагонит. Для этого лишь необходимо, чтобы выполнялось одно-единственное условие: ограниченность пространства, в котором происходит погоня. Условие, надо сказать, почти очевидное: не будь его, преследуемый объект мог бы просто удаляться от преследователя по прямой линии, уводящей в бесконечность, ввиду равенства скоростей встречи не произошло бы. Иное дело, если гонки с преследованием происходили на замкнутой площадке. Жертва рано или поздно должна была искривить свой путь, так как выходить за границы области ей запрещено. С каждым таким искривлением пути преследователь, соответственно меняя собственное движение, должен был сокращать расстояние до жертвы. Происходило это, наглядно говоря, за счет срезания преследователем углов, — а они неминуемо образуются, когда преследуемый начнет петлять. В общем математическое доказательство теоремы было, к сожалению для Арбена, безукоризненным. Он вспомнил о теории преследования в памятный вечер после концерта электронной музыки, когда убедился, что Линда действительно впервые встретила Альву. Тогда он и заказал через Большой информационный центр данные по соответствующему разделу математики. БИЦ знал свое дело. Через минуту на экране арбеновского видеозора появились первые формулы…

— Быстрей, быстрей, — торопил Арбен. Скорость схватывания у него была теперь такова, что он понимал идею доказательства еще до того, как заканчивались cлqжныe выкладки. То, что он усваивал за секунду, раньше потребовало бы длительной, кропотливой работы. Ну, а какой ценой досталось ему такое чудесное свойство, он окончательно узнал в этот вечер.

Бесконечная вязь интегралов струилась по экрану, пока не дошла очередь до главной теоремы о преследовании. Догонит! Догонит! Остальное его не интересовало. Арбен в отчаянии ударил кулаком по пульту. Чуть картавый механический голос из БИЦа, читавший пояснительный текст к математической информации, умолк на полуслове, будто поперхнувшись. Голубой ручеек, выписывавший символы, бесследно растаял, растекся по выпуклой поверхности, и видеофон словно превратился в огромное слепое око.

«А он-то уверял…» — думал Арбен, спрятав лицо в ладони. В ушах его стоял голос Ньюмора:

«От тебя требуется только одно: будь осторожен. Это значит — не столкнись с Альвой носом к носу. Тогда уж действительно тебе несдобровать. Ну, а во всех других случаях тебе, поверь, ничего не грозит». И еще сказал Ньюм: «Счастливчик, ты избавляешься от своих забот и недугов задаром. Позже люди будут платить за это. Конечно, вначале это будет доступно лишь толстосумам, но затем»…

«Ты, значит, намерен поставить производство на конвейер?»

«А почему бы нет?»

«И скоро это произойдет?»

«Надеюсь. Для этого мне остается только удешевить Альву, стандартизировать его. Первый экземпляр обошелся мне несуразно дорого. А потом… В общем ты не будешь одинок».

«Так ты что, уже приступил?..» — спросил Арбен, хорошо знавший скрытный характер приятеля.

«Нет еще, к сожалению», — покачал головой Ныомор.

«Денег нет?»

«Деньги — пустяк», — пренебрежительно махнул рукой Ньюмор.

«Но ты же все истратил?»

«Подумаешь! Толстосумы, жаждущие спокойной жизни, предоставят мне любой кредит. Посуди сам: вместо всех этих модных курортов, водолечебниц, всяких душей Шарко и прочего дилетантского вздора я предлагаю радикальное излечение. До сих пор от нервной хвори вряд ли умели избавляться целиком…»

«Ну уж…» — усомнился Арбен.

«Не умели и не умеют, не спорь. В лучшем случае болезнь загоняют внутрь организма, а это еще хуже. Да и лечат-то как! Вслепую. Я же снимаю болезнь. Забираю ее целиком и полностью. В чем она состоит — я не знаю, да меня это, признаться, мало интересует. Я попросту стираю болезнь, как стирают тряпкой надпись мелом на школьной доске».

«А вдруг кто-нибудь захочет восстановить эту самую надпись на школьной доске?»

«Вряд ли найдется такой оригинал».

«А вдруг?» — настаивал Арбен.

«Я этим вопросом пока не занимался».

«Но это несложно?»

«Надеюсь».

Зная, что Ньюм любит прихвастнуть, Арбен критически воспринял его слова о неограниченных кредитах толстосумов. Откуда ему было знать, что на сей раз утверждение модного биофизика соответствует истине? Вслух же Арбен произнес:

«Если ты можешь достать деньги, что же тебе мешает приступить к созданию Альвы номер два, номер три и так далее?»

«Мне необходима, как воздух, информация».

«Какая информация?»

«Информация о взаимодействии некоего инженера Арбена с Альвой номер один. Без этого я не могу двигаться дальше».

«Что же ты раньше не сказал?»

«А зачем?» — пожал плечами Ньюмор.

«Хорошенькое дело — зачем. Мне противно писать медицинские реляции — все эти отчеты о кровяном давлении, температуре и прочее. Тебя ведь это интересует?»

«Это, но ты здесь, — повторяю, — ни при чем. Биоприемник, — пояснил Ньюмор, похлопав ладонью по черной лоснящейся панели огромного агрегата. — Он расскажет мне про тебя все, что надо. Больше, чем ты сам о себе сможешь рассказать…»

Арбен оглянулся. Альва здесь. Кажется, он привязан к Арбену невидимой нитью. Стоит инженеру сделать шаг в сторону — и Альва послушно повторяет маневр. Арбен все шел, иногда оглядываясь на ходу. До боли знакомая сутуловатая фигура старательно вышагивала за ним. Лицо, бессчетное множество раз виденное в зеркале… «Бегу сам от себя. А разве это возможно — уйти от себя?» — обожгла мысль.

Машина осталась поодаль. Ее черная поверхность маслянисто поблескивала под качающимся от ветра фонарем, кинжальный луч средней фары бессильно лежал на грязной брусчатке мостовой, в которую переходил асфальт. И ни души на ночной улице…

Каждый шаг отдаляет его от спасительной кабины, обклеенной пластиком. Но повернуть к машине — значит столкнуться с Альвой. Тротуарные ленты уже выключены. Одна надежда на подземку.

Никогда раньше не думал, что улица, на которой живет Линда, такая длинная. А может, это так кажется оттого, что Арбен отвык ходить пешком за последнее время?

Он почувствовал, что замерзает, и сделал инстинктивную попытку пробежаться, но упругая волна тотчас ударила в лицо с такой силой, что он, задохнувшись, на мгновение остановился. Остановка обошлась ему в три-четыре драгоценных ярда. Рас- стояние сократилось, и Альва, выйдя из тьмы в освещенный фонарный круг, теперь был ясно виден. «Он бледен как смерть, — подумал Арбен. — Не мудрено, что Линда при встрече с ним так перепугалась. Видно, тут Ньюмор что-то недодумал…»

Хорошо хоть, что улица прямая. Любой поворот — в пользу Альвы, который может срезать углы: каменные стены не препятствие для этого легкого, невесомого облачка, имеющего человеческий облик.

Так бы идти и идти… Но силы — он знал это — скоро иссякнут. Он заперт в каменных джунглях города. Он сам себя запер в ловушку, а ключ спрятал хитрый Ньюмор.

Сердце билось медленными толчками, и каждый удар болезненно отдавался где-то внутри. Это было ощущение, о котором: Арбен успел уже позабыть. Прошло некоторое время, прежде чем он догадался, в чем дело. Он волновался, волновался так, как ни разу еще за два прошедших месяца. Ньюмор и здесь его обманул!..

Арбен изо всех сил старался успокоиться: волнуясь, он только помогал преследователю. Действительно, Альва за последние несколько минут заметно оживился. Быстрее задвигались его ноги в башмаках с присосками, незрячий взор был устремлен на Арбена, а в какой-то момент Альва даже протянул вперед руку, будто желая схватить ускользающую от него вторую половину своего «я».

Арбену казалось, что погоня длится уже давно. Целую вечность бежит он по этой до жути безмолвной улице (бежит, еле переставляя ноги от усталости), а его преследует клубок забот и огорчений, и никуда от них не скрыться, не уйти.

Впереди неясно забелел купол, украшенный вензелем. Вензель горел в морозном мглистом воздухе, а над ним совсем близко мерцали равнодушные звезды. Станция подземки. Наконец-то! Арбен воспрянул духом. Сейчас он войдет в узкую дверь, опустит монету в узкую щель автомата, и неуклюжий турникет вытолкнет его на бегущий вниз, к поездам, эскалатор…

Арбен почувствовал даже нечто вроде жалости к Альве. Будто это было одушевленное существо, а не искусное материальное образование, имитирующее его, Арбена. Будто он обманул простодушного Альву, перехитрил его. Будто взялся перевести слепца через оживленную улицу и бросил его посреди мостовой. Странная вещь! Он жалел Альву, будто младшего брата, будто какую-то частицу собственного «я», пусть и не лучшую. И разве не так оно и было на самом деле?…

Вот и подземка. Арбену показалось подозрительным, что у входа не видно ни одного человека. Обычно даже в самую глухую пору хотя бы два-три бродяги греются в теплом потоке кондиционированного воздуха, вырывающегося из дверей. Арбен уже ощущал в ноздрях сухой нагретый воздух, еле заметно отдающий автолом и еще чем-то сладковатым, неприятным.

Четыре гранитные ступени… Арбен толкнул дверь. Закрыто!.. Он изо всех сил двинул ее плечом, отлично сознавая, что это бесполезно. Затем ударил кулаком по ледяному пластику. Рука, разбитая в кровь, привела его в себя. Ремонт, что ли? Впрочем, какое это сейчас имеет значение? Только теперь он заметил маленький листок, косо приклеенный к колонне: «Закрыто до 4 часов. Ближайшая станция подземной дороги…» Арбен сплюнул и отвернулся. Ближайшая станция подземной дороги не интересовала его. Чтобы добраться до нее, необходимо было свернуть, а в этом случае шансы Арбена на спасение обращались в нуль. Только в гонках по прямой он еще мог надеяться уйти от своего преследователя.

Альва неумолимо приближался. Теперь его скорость — Арбен определил на глаз — составляла предельные три мили в час, средняя скорость среднего пешехода. Арбену почудилось даже, что на щеках Альвы загорелся румянец. Нет, это, наверно, причуды случайного ночного освещения.

Удивительно много мелочей можно заметить в считанные доли секунды. Не сродни ли это явление тому, что спичка, прежде чем погаснуть, вспыхивает ярче?

Арбен безвольно прислонился к колонне. Глупый конец. А разве не глупой была вся эта затея с Альвой? Ну что ж, вот и расплата. Как говорил Ньюмор? «За все в жизни надо расплачиваться. Не деньгами, так собственной кровью. Это величайший закон, открытый не мною».

Альва шагнул на первую ступень. Именно шагнул — так сказал бы любой сторонний наблюдатель. Поддался иллюзии и Арбен. Он отлично знал, что Альва, обнаружив перед собой возвышение, просто приподнимается над ним, как поднимается пар над кипящим чайником, а его ноги так просто имитируют шаги. При этом присоски не дают Альве оторваться от земли и подняться слишком высоко.

Какая ясная голова! Как четко работает мысль! Сколько он мог еще сделать для «Уэстерн-компани» и всего человечества! И через три секунды этот субъект, идущий прогулочным шагом, приблизится к нему, и все будет кончено.

От нечистой совести не уйдешь. И потом, это было так давно. Существует же, черт побери, какой-то срок давности?! Перед Арбеном мелькнуло бледное, искаженное страхом смерти лицо Чарли.

Вторая ступень.

В сознании, вытесняя Чарли (целых два блаженных месяца он не появлялся, уж за одно это можно было расцеловать Альву), вспыхнула картина далекого детства. Отцовская ферма на Западе… Старая ветряная мельница… Арбен с такими же, как он, мальчишками бегает вокруг мельницы, играя в пятнашки.

Поиграть и теперь, что ли, в пятнашки со смертью? Выиграть у костлявой несколько минут.

Третья ступень…

Пустые бредни. Эти несколько минут ему не суждены. Альва пройдет сквозь гранит, как прут сквозь влажную глину. Он пересечет купол по диаметру круга, лежащего в сечении купола, и преспокойно настигнет Арбена.

Когда цыпленок, безмятежно разгуливающий по двору, видит косо мелькнувшую тень, он не знает, что приговор ему уже подписан тяжелым росчерком крыла стервятника. Арбен знал. В этом было его единственное отличие от беззащитного птенца. Только полимерные нити длинных молекул пластика могли бы послужить преградой Альве.

Арбен подался назад, и рука его скользнула по выпуклой стенке купола. Ромбические плитки, из которых составлен купол. Холодные и скользкие, словно плитки льда. Последнее ощущение, которое досталось ему на этом свете. Если существует, кроме этого света, еще что-то — значит, он скоро встретится с Чарли.

Альва наклонился вперед, как человек, идущий против ветра. Лишь в этот миг осознал Арбен, что облицовочные плитки сделаны из… пластика.

…Человек прижался спиной к стене, раскинув руки. Второй, преодолев подъем, не спеша приближался к своему двойнику. Неожиданно человек, казалось, влипший в стену, оторвался от нее и так же не спеша двинулся вокруг купола. Картина напоминала замедленную съемку погони. Если увеличить скорость ленты, зритель увидел бы отчаянную гонку, ставкой в которой была жизнь. Но не было ленты, как не было и зрителей безмолвной сцены.

Альва, словно ожидал этого, такой же деловитой походкой двинулся за своей половиной, нырнувшей за купол. Облако скользило вдоль стены, облицованной пластиком, не имея возможности пересечь ее и, продвинувшись напряыи-к, завершить затянувшуюся погоню.

Несколько минут подарила Арбену судьба. Несколько минут, не больше. Арбен понимал это. В гонках по кругу Альва превосходил его. Казалось бы, при равной скорости преследователя и преследуемого последнему ничего не грозило, по крайней мере до тех пор, пока он не свалится, выбившись из сил. Но надолго ли эта отсрочка?

Арбен боялся оглянуться. Ему чудилось на затылке тяжелое дыхание, хотя Альва, конечно, не дышал. Нервы. Мог ли он подумать, что здоровые нервы — подарок Ньюмора — вдруг окончательно разладятся в последнюю минуту, перед самым финалом? Ему уже чудится всякая чертовщина, и даже Чарли выплыл из подсознания, красавчик Чарли. А он всю жизнь безуспешно пытался отделаться от этого видения, которое мучило его, преследовало наяву и во сне и не давало покоя. Но о Чарли он не мог рассказать никому, даже самому близкому другу, даже Линде. Возможно, если бы Арбен поделился с кем-нибудь, ему стало легче. А тут подвернулся Ныомор со своим заманчивым предложением — переписать, перенести на бессловесного Альву все тяжкие воспоминания, волнения, все, что тревожит Арбена, не дает ему спокойно дышать. Ну как тут было не согласиться?..

Они сделали несколько кругов вокруг купола подземки. Только шаги Арбена нарушали ночной покой. Альва двигался бесшумно.

Какой-то бродяга, вышедший, пошатываясь, из-за угла, остановился. Он прислонился к афишной тумбе, наблюдая за необычным зрелищем. Протер глаза и, что-то сообразив, присвистнул:

— Двоится!.. Ах ты, дьявол! — В пьяном голосе звучало отчаяние. — Уж лучше черт с хвостом, чем этакая пакость. Эй, приятель! — вдруг крикнул он. — Ты ведь один, я знаю, так чего же дурака валять?!

Он покачал головой, сплюнул и, шаркая, двинулся по улице.

— И подземка как на грех закрыта, — донеслось до Арбена.

Слух его, как и прочие чувства, был обострен до чрезвычайности.

Арбен чудом увернулся от протянутой к нему, слабо светящейся бесплотной руки Альвы. Куртка Арбена задымилась и вспыхнула. Отвратительно запахло жженой шерстью. Арбен сбросил куртку на ходу. Как завидовал он в эти последние мгновенья пьяному забулдыге, плетущемуся по улице!

Ступая дрожащими ногами вокруг купола, он отчаянным взглядом окинул расплывчатую, неясную перспективу длинной, ровной улицы, по которой он шел сюда двадцать минут назад. В самом конце улицы скорее угадывался, чем виделся, узкий луч средней фары машины. И мысль, простая и блестящая, озарила меркнущее сознание Арбена, Он может свернуть на эту улицу и двигаться к своему «безану». Альва, конечно, пристроится сзади, но это уже не страшно: в гонках по прямой, да еще на таком сравнительно коротком расстоянии, Альва вряд ли догонит его.

Отчаянное усилие — и вот уже Арбен оторвался от спасшего его купола и зашагал по улице, ведущей к брошенной машине. Арбен старался не размахивать руками, чтобы не задеть Альву — тот шел за ним чуть не вплотную.

Каждый шаг приближал теперь Арбена к спасению. «Безан» там, где он оставил его, провожая Линду. Она уже спит, наверно. А может, читает «Зов бездны»? Или «Вечерние грезы» — пустую газетку, почему-то печатаемую на голубом пластике?

Ему нужно время, чтобы открыть дверцу. Затем успеть сесть внутрь и захлопнуть ее, чтобы Альва не успел просочиться. До машины шагов пятнадцать… Десять… Два шага… Арбен рванул на себя дверцу и упал на пол кабины. Послышался звук, похожий на треск разрываемой материи, и белая вспышка озарила все вокруг. Боль пронзила затылок и жаркими волнами растеклась по всему телу. Но пружина исправно сработала, и дверца захлопнулась сразу за Арбеном.

Придя в себя, Арбен слабо застонал. Голова раскалывалась на части. Онемевшее тело казалось мешком, набитым ватой. Он тотчас припомнил погоню и чудесное избавление. С трудом поднявшись на руках, он глянул в переднее стекло. Отшатнулся: на него глядело привидение, прилипшее к стеклу. Альва выбрал место, от которого расстояние до Арбена было наименьшим. Его бледное лицо напоминало маску, руки цепко обхватили радиатор. Альва, совершенно неподвижный, ждал, пока жертва выйдет наружу, — терпения ему было не занимать.

Арбен вздохнул — так вздыхают, только избежав большой опасности, — и потрогал пальцем уголок отклеившегося пластика, старательно прижав его к стенке кабины.

Немного отдохнув, Арбен нажал стартер. Машина тронулась с места. Лицо Альвы соскользнуло со смотрового стекла. Туловище его медленно съехало с радиатора.

Когда Арбен развернул машину, он оглянулся. Фигура Альвы, слабо освещенная фонарем, быстро таяла.

Арбен закурил, стало легче. Но все равно до затылка нельзя было дотронуться.

Итак, попытка избавиться от Чарли не удалась. Мертвый, он продолжал тревожить Арбена. Даже Альва сумел прекратить его посещения только на два месяца.

…Это случилось давно, еще на втором курсе обучения. Они занимались в параллельных группах. Красавчик Чарли затмевал всех. Ловкий, подтянутый, всегда тщательно выбритый даже в дни учебного поиска, когда чуть не каждый курсант обрастал бородой. Разумеется, Чарли пользовался наибольшим успехом среди представительниц прекрасного пола — иначе и быть не могло. Но это была только одна сторона дела, пожалуй, наименее важная. Куда удивительней было то, что при всех своих бесчисленных увлечениях Чарли ухитрялся оставаться первым среди первых. «Талант», — говорили одни. «Пройдоха», — пожимали плечами другие. Как бы там ни было, никто лучше Чарли Канцоне не мог решить комплексную инженерную задачу, а когда в училище приезжала какая-нибудь инспекция, начальство неизменно выставляло Чарли на передовую линию огня. Арбен понимал, что не ему — с его средними задатками тягаться с блестящим Чарли. Арбен был старателен, очень старателен, но тот результат, которого он добивался упорным многодневным трудом, давался баловню судьбы Чарли шутя, как бы между делом. Притом его инженерные решения по изяществу и остроумию далеко превосходили неуклюжие проекты Арбена. «Сработано топором» — так выразился однажды экзаменатор, рассматривая сделанный Арбеном проект городского подземного перехода. Арбен завидовал, но старался держать себя в руках.

Жизнь Арбена стала совсем невыносимой, когда на горизонте появилась Виннипег — эфирное создание, исполнявшее обязанности диспетчера учебной части. Сначала Арбену казалось, что он нашел цель в жизни. Винни как будто оказывала ему знаки внимания. Она охотно с ним щебетала, а однажды даже разрешила сводить себя в кафе и угостить мороженым. Но в один прекрасный вечер Арбен увидел Винни в обществе Чарли, и свет для него померк. Он придумывал тысячи способов убрать с дороги соперника, но то, что казалось убедительным и удачным в ночной тиши и дортуарной тьме, утром представлялось бессмысленным и плоским. Арбен подолгу сидел у зеркала, мрачно рассматривая свою неказистую внешность. Нет, не с такими данными вступать в единоборство с неотразимым Чарли.

Откинувшись на спинку сиденья «безана», Арбен невидящим взглядом скользил по темным громадам домов, погруженных в сон. Светились лишь редкие купола ночных клубов.

…Зачем он вошел тогда в ангар? Разыскать масленку? Моток пермаллоевой проволоки? А может быть, просто вздремнуть в тени? Тысячи раз потом пытался Арбен восстановить все мельчайшие детали злосчастного происшествия. Но эта мелочь ускользнула из памяти.

Стоял жаркий июльский полдень. Все изнывали от небывалого в этих широтах зноя. Арбен, уроженец севера, чувствовал себя как вываренная треска. Он, помнится, слонялся по учебному аэродрому, прежде чем вошел в ангар. Постоял у дверей, пока глаза привыкли к полумраку. Здесь было прохладно. Поостыв, Арбен двинулся в глубь помещения. Внезапно он замедлил шаг. Впереди, в самом центре золотистого конуса, льющегося с потолка, стоял Чарли. Его античное лицо было серьезно. Арбен присмотрелся. Чарли возился у катапульты. «Разве у него завтра полет?» — подумал Арбен.

Инженеры проходили обязательную летную практику, в которую — в зависимости от их специальности — входило от одного-единственного полета в субпространство до солидных двухнедельных упражнений в открытом космосе. И Арбена и Чарли ждал в будущем единственный старт — инженерам-наземникам обычная космическая практика ни к чему.

Катапульта в учебных полетах применялась чрезвычайно редко. Собственно, на памяти Арбена ни разу. Но на курсе ходила легенда, что когда-то ракета вспыхнула в полете и катапульта вышвырнула практиканта, потерявшего сознание от перегрузки. Парашют опустил его в озеро, откуда добровольцы выловили незадачливого космонавта.

Принцип действия катапульты был несложен. В случае опасности нажималась кнопка, верхушка корабля открывалась, и пилот со страшной силой выбрасывался вверх. Механизм был запрограммирован так, что в случае нужды мог сработать и автоматически, как и произошло в том легендарном случае.

Видимо, Чарли интересовался автоматическим включением катапульты. Арбен знал, что в случае пожара замыкается химическая цепь, которая и включает взрывное устройство катапульты. Чарли, видимо, ясно не представлял этого. А может, он хотел понять процесс во всех тонкостях? Арбен вытянул шею. Ага, он возится с химическими реактивами. Наверно, хочет самостоятельно составить включающую цепь.

Наконец Чарли заметил Арбена.

— Что, старик, жарко? — громко сказал Чарли, разглядывая на свет пробирку светло-зеленого цвета.

Арбен в ответ что-то буркнул и подошел поближе. Счастливый соперник притягивал его, как магнит.

— Хочу выяснить, может ли эта штука сработать самостоятельно, — кивнул Чарли на высокое кресло, похожее на трон.

— Как самостоятельно? — не понял Арбен.

— Я имею в виду — без причины, вернее — из-за какого-нибудь пустяка, — снисходительно пояснил Чарли.

Чарли впервые удостаивал его серьезного разговора. До сих пор он отделывался лишь шуточками да смешками. А может, сам Арбен виноват? Он дичился почти всех и выглядел букой. Наверно, Чарли в общем-то неплохой парень.

— По пустякам катапульта не срабатывает, — убежденно заявил Арбен.

— Не уверен.

Арбен подошел к испытательному стенду. Рубильник был выключен. Чарли хлопнул ладонью по потертому пластику сиденья, па котором не одно поколение будущих инженеров протирало форменные брюки.

— Проблема, и самая важная, — это надежность. Каждая деталь должна обладать запасом прочности, — сказал он.

— Ошибочная теория, — осмелился возразить Арбен.

— Вы так думаете? — Чарли поставил пробирку в штатив и не спеша вытер руки белой тряпкой.

— Лишний запас прочности перегружает конструкцию, — произнес Арбен.

— А не кажется ли вам, что еще пагубнее недостаток прочности? — сощурился Чарли. — В таком случае контакты расходятся от малейшего дуновения ветерка. И в результате автоматическая ракета сходит с курса, здание оседает набок после пустякового землетрясения, а девушка… — он выдержал паузу и с расстановкой произнес: — девушка уходит к другому.

Кровь жаркой волной прихлынула к щекам Арбена. Он в полной растерянности отступил назад. Он чувствовал себя в положении собачонки, которую приласкали, а затем ткнули в нос горящей сигаретой.

Сколько лет уже прошло, но до сих пор кажется, что все это произошло вчера. И улыбающийся Чарли стоит перед глазами, как живой…

Машина миновала центр. Дома стали пониже, освещение — похуже. Окраина. Скоро начнется территория Уэстерна. «Надо лечь и хорошенько отдохнуть перед завтрашним днем», — думал Арбен. Надо надеяться, он заснет; благо нервы все еще остаются стальными.

Чарли, Чарли…

Не обращая больше внимания на Арбена, Чарли небрежным жестом включил рубильник, затем подпрыгнул и ловким движением опустился в кресло учебной катапульты. Он решил испытать действие нового реактива, составленного им самим, как впоследствии установила комиссия.

Сверху упал солнечный луч, и тонкая медная проволочка в пробирке ярко заблестела. Перед тем как сесть в кресло, Чарли поставил в штатив песочные часы, и золотистая струйка песка побежала в нижнее отделение пробирки, отсчитывая положенные ей пять мину'т. Чарли решил проверить, каким запасом прочности обладает придуманная им система. Он был уверен, что реактив не сможет за пять минут разъесть проволочку и тем самым включить катапульту. Чтобы проверить это, достаточно было загрузить катапульту балластом, но Чарли, не задумываясь, сам вскочил в кресло. В чем, в чем, а в недостатке храбрости его нельзя было упрекнуть.

Чарли сжал подлокотник: сверху на него опустился прозрачный купол из армированного пластика. Теперь Чарли напоминал космонавта в кабине корабля — классическую картинку из детской книжки. Там со страницы на страницу кочуют именно такие конфетные красавчики.

«Это уж он напрасно, — подумал Арбен, глядя на массивный купол. — Героизм показывает. Хвастун!..»

Золотистая кучка песка медленно росла на дне пробирки. Медная проволочка истончилась настолько, что ее трудно было заметить простым глазом.

«Слезай, хватит!» — хотелось крикнуть Арбену. Но он не крикнул. Может быть, потому, что купол, под которым сидел Чарли, был звуконепроницаемым?

Как зачарованный смотрел Арбен на тоненькую песчаную струйку. Наконец-то! Струя иссякла. Пять минут прошло. Чарли улыбнулся Арбену и приветственно помахал рукой. Затем опустил руку на подлокотник… но прозрачный купол не поднялся. «Заело», — понял Арбен. Сквозь поблескивающую оболочку он видел, как побледнело красивое лицо Чарли. Он привстал и изо всех сил налег на ручку, но герметический купол не поддавался. Купол служил также для испытаний в ядовитых газах, и сорвать его вручную было непросто. Нет, нет, что бы там ни было, Арбен не покинет Чарли в беде.

Чарли жестами показывал Арбену на пульт. Он что-то кричал, но слов не было слышно. Однако Арбен понимал, что от него требуется: подойти к пульту и включить аварийный стоп-сигнал. Тогда катапульта будет заблокирована. Но странное оцепенение сковало Арбена. Впервые в те страшные минуты его заполонило ощущение, не раз приходившее потом, отравляя жизнь, вызывая унизительное чувство неполноценности. Казалось, будто кто-то невидимый накрепко связал его по рукам и ногам. Арбен все видит, все понимает, но не может пошевельнуться. Проклятие! А может, это всего лишь сон? Если бы!

«Ангел в мышеловке», — подумал Арбен. И еще он подумал, что, когда Чарли выберется из-под купола, он не простит ему промедления.

Арбен, наконец, овладел собой и протянул руку к стоп-сигналу, и в этот миг его оглушил резкий звук струны, лопнувшей над самым ухом. Мертвенное оранжевое пламя вырвалось аккуратным веером из-под катапультной установки. Капсула рванулась кверху, прозрачный купол отвалился в сторону. Поздно!.. Кто это так тонко, по-заячьи закричал? Чарли или он сам?

Высокий волнистый потолок ангара глухо охнул от многотонного удара. Дрогнули крестовины переплетений, не рассчитанные на такие нагрузки. Осколки оболочки посыпались вниз, один из них больно ударил Арбена в плечо. Арбен, задрав голову, глядел вверх, он вновь окаменел, не в силах пошевелиться. Наверху расплывалось страшное пятно, сквозь которое пробивалось солнце. На рубашку Арбена упала тяжелая капля. Как завороженный, он тронул ее пальцем, затем поспешно вытер руку тряпкой, которой десять минут назад пользовался Чарли, и опрометью бросился вон из ангара…

…Два месяца не приходил к нему Чарли. Два месяца бесплотный Альва честно выполнял возложенную на него миссию — забрать к себе все призраки темных извилин памяти Арбена. Однако преследование самого Альвы в конце концов стало невыносимым. Кто виноват? Арбен, который не выполнил всех условий жесткой инструкции Ньюмора? Или Альва оказался конструктивно недоработанным? Вероятно, Ньюм пустил свое детище в ход, чтобы решить несколько неясных для него проблем биосвязи, а затем приступить к серийному производству и выкачиванию денег из богатых клиентов.

«Он и других обманет, как меня, — размышлял Арбен, ставя машину в гараж. — Ни с чем не посчитается, лишь бы только деньги. Ньюм — продавец иллюзий. Как только избавлюсь от Альвы, сделаю заявление в прессе…»

Арбен вышел из гаража, остановился, вдыхая ночную прохладу. …Ангар был гораздо выше, чем гараж, — он напоминал модернистский храм, выстроенный недавно в родном городке Арбена на севере.

…Когда он выскочил из ангара, вокруг не было ни души, — все попрятались от палящего солнца. На крик Арбена вышло несколько сонных курсантов, коротавших в тени сладкие часы учебного перерыва.

— Чего орешь на весь аэродром? — лениво осведомился кто-то.

— Страшное приснилось? — предположил рыжий верзила.

Арбен обвел всех бессмысленным взглядом.

— Э, да он, похоже, рехнулся, — в голосе рыжего звучала тревога. За четыре года пребывания на базе ему пришлось насмотреться всякого. Случалось, что нервы курсантов не выдерживали перегрузки, — ведь с людьми здесь не особенно деликатничали. Правда, начальство старалось — и не без успеха, — чтобы подобные досадные случайности не стали достоянием гласности. А этот хлюпик с инженерного вообще со странностями — такими только и пополнять психиатрические лечебницы.

— Пойдем-ка, брат, в тень, — сочувственно сказал кто-то и крепко взял Арбена за руку.

Арбен умоляюще глядел на обступавших его курсантов. Казалось, он хотел их о чем-то попросить, но не решался. Насмешливые и равнодушные лица сливались в одну страшную маску.

— А где Чарли? — спохватился кто-то. Он-то сразу поставит точный диагноз.

— Он был со мной, а потом куда-то ушел.

— Чарли!

— Красавчик! — позвало сразу несколько голосов.

Арбен вздрогнул, как от удара.

— Там… там… — проговорил он, указывая на зияющую пасть ангара.

— Ну, что там? — терпеливо, как у ребенка, спросил рыжий, делая жест, чтобы все замолчали.

— Там… Чарли…

— В ангаре?

— На потолке…

— Ясно, на потолке. Где же ему еще быть? — радостно под твердил рыжий. — Потеря ориентации в пространстве, — вполголоса бросил он курсантам. Кто-то покачал головой. Если это так, бедняге не приходится завидовать.

Шумная ватага со смехом и шутками вошла в ангар. Арбен остался один. Даже сквозь толстую подошву ботинок ощущался жар базальтовых плит, которыми был выстлан учебный малый аэродром. Отвесные солнечные лучи безжалостно жгли. Грязный пот тек по лицу, Арбен не вытирал его. Он стоял неподвижно.

…Он стоял неподвижно, наслаждаясь ночным холодом. Альвы пока можно не опасаться — он, наверно, бредет еще где-то в центре. Видно, никуда не деться от воспоминаний, особенно такого свойства. Он попытался. Не вышло. Значит, Чарли будет с ним до гроба.

Затылок на холоде стал болеть меньше. Только совсем закоченев, Арбен пошел к себе. «Утром зайду к медикам. Скажу — обычный ожог», — подумал он, запирая за собой дверь комнаты.

Но идти к медикам не пришлось. К утру боль почти прошла. Арбен подошел к видеофону, включил его. Хорошенькая секретарша, увидев инженера, поспешно отвела глаза в сторону, она до сих пор не научилась выносить его взгляда.

— Я сегодня не буду в отделе, — небрежно сказал Арбен.

— Что передать? — вскинула брови секретарша.

— Еду к Ньюмору. Надо обсудить одно дело.

— К Ньюмору? — переспросила она.

— Да.

— А он уже звонил сюда, — неожиданно сказала секретарша.

— К вам?

— Ну да, в компанию.

«Странно», — подумал Арбен.

— Доктор Ньюмор сказал, что у вас к нему важное дело. И просил, чтобы вас не задерживали.

«Трогательная забота о будущем разоблачителе», — усмехнулся Арбен, выключая экран.

Где-то сейчас Альва? Приблизился, наверно, за ночь к нему? А может, бродит бесцельно по улицам, потеряв ориентир? Откуда бедняге знать, что жить ему остается совсем немного? И убьет его — какая ирония судьбы! — сам создатель. Скоро Арбен снова возвратится в прежнее состояние, а Альва исчезнет, растает, распадется на элементарные частицы. Интересно, как это произойдет: постепенно или сразу, в виде фейерверка? Можно спросить у Ньюма. Впрочем, лучше не надо: вряд ли разговор на эту тему будет ему приятен.

Арбен старался не поворачивать голову — вчерашнее происшествие давало себя знать. Но даже боль в затылке не могла уничтожить радужное настроение.

Чарли? Который? А, это тот, что влип в потолок ангара. Поделом. Хвастовство никогда не доводит до добра. Но при чем здесь он, Арбен?

Вместе с рассветом исчезли ночные страхи, и к Арбену вернулась самоуверенность. Может быть, не ехать к Ньюмору? Оставить все, как есть? Но он отверг эту мысль. Слишком живо было воспоминание о ночной погоне по пустынной улице и вокруг запертого купола подземки. А не подвернись ему этот купол, давший возможность перехитрить Альву? Подумать страшно… И потом Чарли, так неожиданно и грозно явившийся из небытия, прорвав толщу двухмесячного почти полного забвения. В таком случае грош цена ньюморовскому изобретению. Пусть Ньюмор поищет других дураков. Едва ли ему это удастся после неудачного опыта с Арбеном. Ньюмор обманул его. Так станет ли он, Арбен, молчать, набрав в рот воды?

Раньше, до Альвы, его нервы были до предела издерганы, теперь он стал здоровым и физически сильным. Неужели ему хочется возвратиться в прежнее состояние? Быть больным… Никто из окружающих не знал, что все болезни, одолевающие Арбена, сводятся к одному знаменателю, имя которого Чарли.

Ньюмор намекнул, что Альва может исцелить от любых воспоминаний. Мог ли Арбен тогда отказаться от такого шанса?

Но теперь-то уж он будет знать, как быть. Он прогонит Чарли, если тот придет к нему. Да, попросту прогонит. «…Ты убийца», — как всегда, скажет Красавчик. «Ложь», — спокойно ответит Арбен.

«Ложь? — удивится Чарли. — А кто же тогда убил меня?» «Ты сам. Вернее — твоя гордыня».

«Ах, так это, значит, моя гордыня медлила включить сбрасыватель оболочки, когда я сидел в катапульте?»

Ядовитый голос Чарли прозвучал так явственно, что Арбен вздрогнул и обернулся. Все в порядке. Машина миновала огромный купол политеатра и теперь мчалась по мосту, соединяющему восточную и западную части города. Автоводитель вел машину по кратчайшему пути в место, указанное Арбеном. Светящийся пунктир на стереокарте указывал, что пройдено уже больше половины расстояния.

«Ньюмор уже ждет меня, наверно», — подумал Арбен, глядя сквозь ажурные пролеты моста на тяжелые свинцовые волны. Река, разделявшая город, никогда, даже в самые лютые морозы, не замерзала, — слишком сильно пополнял ее Уэстерн радиоактивными отбросами. Странно было видеть зимой среди заснеженных берегов дымящуюся черную воду, лениво идущую к заливу. Хотя компания уверяла, что отбросы абсолютно безвредны для жизни — и действительно, рыба здесь не переводилась, — горожане избегали купаться в реке, и пляжи вечно пустовали. По мере того как светящаяся пунктирная линия на пульте удлинялась, в душе Арбена росло смутное беспокойство. Его начало волновать, что Ньюмор назначил встречу в биоцентре. Арбен бывал там несколько раз и знал, что въезд в биоцентр на машине воспрещен. Арбен войдет в нейтритовую дверь и поднесет к окошечку величиной с ладонь блокнотный листок с автографом Ньюмора. Там, за окошечком, электронный мозг быстро и безошибочно установит подлинность пропуска — возможность подделки исключена — и луч фотоэлемента не спеша мигнет. Турникет сделает полный оборот, и путь к Ньюмору свободен. А там-то уж он будет под крылышком Ньюма. Если Альва проникнет и туда — значит они погибнут все вместе. Надо надеяться, хитроумный Ньюмор подумал об этом. Наверно, он подготовился к опасному визиту, обклеив стены лаборатории защитным пластиком.

Ньюмор вошел в лабораторию и тяжело опустился на стул. Он был в скверном расположении духа. Итак, опыт, столь блестяще начатый, придется прервать. И Альва, его детище, погибнет. Рассыплется на элементарные частицы, исчезнет.

А сколько бессонных ночей, сколько надежд, сколько денег, наконец, связано с Альвой! И все пойдет прахом.

Глупец Арбен отказывается от собственного счастья. Подозревает его в обмане. Видит бог, Ньюмор с радостью поменялся бы с Арбеном местами, если б только подходил к условиях опыта. Разве не заманчиво избавиться от всех своих забот и огорчений, любезно подарив их двойнику? А их у него немало, хотя со стороны, наверно, он представляется этаким счастливцем, баловнем судьбы, которому все удается. Лишь немногие знают, каких усилий стоит каждый шаг по тропе познания.

Ньюмор, сжав голову в ладонях, уставился на пульт — обыкновенную панель, по краю которой змеилась еле заметная трещинка. Вот здесь тогда стоял Арбен, который никак не мог решиться на последний шаг- подарить свои нравственные недуги Альве. Кажется, вчера это было…

По данным Ньюмора, эксперимент проходил нормально. Приборы на пульте — он ежедневно сверял их показания — указывали, что Альва не выходит за пределы допусков.

Что же могло так взвинтить Арбена? Неужели даже Альва не сумел полностью исцелить беднягу?

Ньюмор осторожно потрогал пальцем горло. После сегодняшней безобразной сцены в ресторане он воспылал к Арбену гневом. Но ненадолго. Да, к удивлению самого Ньюмора, злоба его быстро растаяла. Вместо нее возникла жалость. И еще неясное предчувствие беды, навеянное горячечным, сбивчивым рассказом Арбена о его злоключениях с Альвой. Что, если некоторые детали этого рассказа не плод его фантазии? Значит, в расчеты Ньюмора вкралась какая-то ошибка, и Альва ведет себя не совсем так, как он предполагал. Ведь Альва глуп, как сорок тысяч роботов, и обмануть его ничего не стоит.

Но теперь уже поздно разбираться, кто прав, кто виноват. Ньюмор дал слово, и он сдержит его. Альва погибнет, а Арбен возвратится в прежнее состояние - надо сказать, весьма незавидное состояние.

Ньюмор подошел к пульту и нажал кнопку вызова. Где-то он сейчас, Альва, бесплотное создание, вызванное к жизни Нью-мором? Бродит ли Альва бесцельно по городу в надежде на встречу с Арбеном? Или притаился где-нибудь, поджидая свою половину? Засада — вот чего больше всего боится бедняга Арбен. А может, Альва находится в каком-нибудь совсем уж неподходящем месте — скажем, в музее, или фешенебельном Клубе пифагорейцев, куда вход его названному брату Арбену заказан, или где-то еще- ведь для Альвы любая дверь открыта — точнее, он и не нуждается в двери.

Вот уж, должно быть, недоумевают немногочисленные знакомые Арбена, когда мимо них, никого не узнавая, быстро скользит его безмолвная фигура.

Сейчас выяснится, где в эту минуту обретается Альва. Через несколько секунд он откликнется на радиосигнал, и в ответе будут две цифры — координаты его местонахождения. Зная координаты, можно будет без всякого труда, пользуясь стереокартой города, определить, где бродит худшая половина Арбена.

Время шло — глазок связи не вспыхивал. Странно. Раньше этого никогда не было — Альва послушно шел на связь.

Случайные помехи? Неисправность аппаратуры? Через пять минут Ньюмор убедился, что все блоки в порядке. И тогда смутное опасение перешло в уверенность.

Альва вышел из повиновения! Фантом, лишенный воли, искусно слепленный ансамбль античастиц, имеющий лишь человеческую оболочку. Еще вчера послушный своему создателю, он ушел из-под его власти, затерялся в огромном городе, безопасный для всех его жителей, кроме одного…

Дело осложнилось. Оставалось надеяться, что за ночь ничего не случится, а завтра, когда к нему приедет Арбен, Ньюмору удастся поймать Альву, использовав для этой цели мощные магнитные ловушки. Арбен будет служить для Альвы отличной приманкой.

Надо только позвонить Арбену, чтобы он на всякий случай поберегся. Пусть в своей машине, обклеенной пластиком, подъедет к самому входу. Ньюмор его встретит. Арбену придется пробежать лишь небольшой участок открытого пространства. А уж здесь, в лаборатории, Арбен будет в безопасности — Ньюмор об этом позаботится.

Ньюмор подошел к окну. В этом сумасшедшем мире безумно все, даже погода. Снова оттепель, хотя несколько часов назад, когда он встретился с Арбеном, был мороз.

Прозрачная пленка окна была покрыта изморосью. По наружной стороне, оставляя извилистый след, прокатилась капля воды. Она двигалась толчками, точь-в-точь маленькая юркая ящерка. Капля, пройдя рядом с глазом Ньюмора, ушла вниз. «Да это, если угодно, та самая капля, в которой можно увидеть отражение всего мира, — подумал Ньюмор. — Нужно только уметь правильно смотреть. Капля — органическое единство двух элементов, водорода и кислорода. Выдели один из них — и вода как таковая исчезнет…»

Лаборатория Ньюмора помещалась высоко, и кусок города, лежащий сразу за оградой, был отсюда как на ладони. Дальняя перспектива, в ясную погоду отчетливая, была мелко заштрихована дождем пополам со снегом. Прохожих почти не было. Впрочем, чтобы увидеть их, нужно было хорошенько протереть окно и напрячь зрение — сверху люди казались козявками.

На площади, прямо перед главным входом на территорию, производились работы — это было необычно. Ньюмор присмотрелся. Машина, сверху похожая на кита, пускающего фонтан, медленно двигалась по кругу, оставляя за собой поблескивающую ленту нового покрытия. Зачем-то дорожникам понадобилось перекраивать площадь, да еще в такую неподходящую пору. Может быть, готовят искусственный каток для представления? На днях должен быть какой-то праздник.

— Уэстерн, — бросил Ныомор в мембрану видеофона. Но экран оставался темным. Ньюмор вытер внезапно вспотевший лоб. Похоже, все силы объединились против Арбена.

Ньюмор резко сдвинул верньер красного цвета.

— Слушаю, — пропел мелодичный голосок.

— Я не могу связаться с Уэстерном, — сказал Ньюмор. Хорошо, хоть справочный центр ответил!

— Не волнуйтесь! Линия связи временно нарушена. «Робот или человек?» — подумал Ныомор, вглядываясь в геометрически правильные черты блондинки.

— Надолго нарушена линия?

— К утру наладят. («Пожалуй, все-таки человек».)

— А в чем, собственно, дело? — поинтересовался Ныомор.

— Ремонтные и подготовительные работы на площади. («Так улыбаться может только женщина».)

— Да, я вижу из окна…

Создание выжидательно смотрело на Ньюмора.

— Скажите, к чему это дурацкое покрытие на площади? — не сдержался Ньюмор.

— Простите, я не могу входить в обсуждение распоряжений городских властей, — холодно сказала блондинка.

Экран померк.

«Конечно, робот, — решил Ньюмор. — Надо пораньше позвонить завтра в Уэстерн и сказать, чтобы Арбена не задерживали».

Ньюмор лишился привычного спокойствия, на поверку оказавшегося призрачным. Так, гладь озера выглядит стальной. Кажется, ничто в мире не может возмутить ее. Замедленно проплывают в глубине облака, и деревья у берега равнодушно вглядываются в свои отражения — спокойная поверхность незыблема. Но налетит ветер — и покоя нет! И целый мир, размещенный в водной, глубине, вдруг растворяется в хаосе.

Вот так хаос ворвался и в его мир. Формулы бесконечно сложны, верно. Но это ведь не перечеркивает их истинности? Они справедливы, Ньюмор мог бы голову дать на отсечение. В чем же дело? Почему так непонятно ведет себя Альва?

Нет, он не мистик. Нет следствия без причины, как не бывает дыма без огня. В чем же он все-таки ошибся, если физические основы конструкции незыблемы?

Пораженный внезапной мыслью, Ньюмор остановился посреди лаборатории. Наверно, так. Наверно, нельзя механически разделить человека на добро и зло, на пороки и добродетели. Лишь вместе все без исключения качества человека образуют тот таинственный сплав, который называем мы человеческой личностью.

Ньюмор вспомнил почему-то случай из далекого детства, когда отец привез из очередного дальнего рейса новую игрушку. Это был мягкий и в то же время упругий шар, слабо светившийся голубым светом, словно нес на себе отблеск далекого мира, откуда его привезли.

Почему-то Ньюмор вспомнил об этом именно сейчас, столько лет спустя. Вот он стоит в своей богатой лаборатории, оснащенной новейшей аппаратурой, о которой другие могут только мечтать, знаменитый физик, получивший от жизни все, чего добивался. Добившийся, но какой ценой? Да и полно, всего ли?

Кто подсчитает потери на пути? По большей части они невидимы для стороннего глаза, но несть им числа! Так метеорит, ворвавшийся в плотную атмосферу, заживо сгорает, прежде чем долетит до Земли. Но издали он кажется таким сияющим, таким преуспевающим!

Ньюмор потер лоб. К чему он все-таки вспомнил последний подарок отца? И он понял.

В ту ночь он никак не мог уснуть: он обязан разгадать, как устроен необыкновенный шар.

Наконец решившись, Ньюмор взял скальпель и сделал надрез. Оболочка шара оказалась податливой, она резалась легко, почти без сопротивления.

Ньюмор осторожно развел в стороны, помогая пальцем, спутанные переплетенные нити. В центре слабо пульсировал другой шар, гораздо меньших размеров. «Сердце», — подумал мальчик. Он дотронулся до него… и голубой свет начал медленно меркнуть и погас.

Напрасно нажимал он на бугорок — шар был мертв, и убил его он, Ньюмор, убил своими руками.

Только теперь, много лет спустя, он, кажется, понял, в чем дело. В ту далекую ночь, вооружившись скальпелем, он разрушил единство, которое воплощал в себе голубой шар. Так вот по какой ассоциации он вспомнил сейчас все это — разве теперь он не пытался нарушить то единство, которое представляет собой всякий человек, и в частности инженер «Уэстерн-компани» Арбен.

Ведь любая вещь, куда ни взгляни, — это некое единство, которое нельзя безнаказанно нарушать. Начиная от атома… Раздели его на электроны и протоны — и атом исчезнет. Он будет разрушен самым фактом такого разделения…

Прежде всего нужно отладить магнитную ловушку. Кроме того, нужно обклеить защитным пластиком какую-нибудь из комнат, где Арбен будет жить до тех пор, пока Альва, привлеченный приманкой, не попадется в ловушку.

Главное — поймать Альву. Тогда-то Ньюмор сумеет выяснить, что произошло, и слепить из двух половинок единое целое, имя коему инженер Арбен.

Обклеить комнату — дело, конечно, нехитрое, с этим справится любой лаборант. Но чем меньше людей будут посвящены в тайну Альвы, тем лучше.

Времена теперь такие, что даже роботу доверять нельзя. Лучше уж он сам обклеит комнату пластиком. Да оно и надежнее — ведь малейшая щель сможет оказаться роковой для Арбена.

Ньюмор достал рулон ионопластика и принялся за работу, но предчувствие беды не покидало его. Он старался отвлечься, но все мысли снова и снова возвращались к двум блуждающим полюсам созданного им магнита, к Арбену и Альве, брошенным в каменный лабиринт огромного города.

«Безан» затормозил так резко, что Арбен едва не уткнулся носом в щиток. Притупившаяся боль в затылке тотчас напомнила о себе. Арбен глянул вперед и чертыхнулся. Площадь перед входом в биоцентр была огорожена. «Проезд временно закрыт», — извещала табличка.

Ровный лед совсем по-зимнему блестел в лучах утреннего солнца. Арбен сидел в кабине, собираясь с духом. «Откуда быть здесь Альве? — успокаивал он себя, оглядываясь. — За два месяца у него, наверное, выработалось какое-то подобие рефлексов, и он знает, запомнил, что в это время я бываю не здесь, а на противоположном конце города, на территории Уэстерна».

Решившись, Арбен рывком открыл дверцу и выпрыгнул из машины. Сегодня было, пожалуй, еще холоднее, чем вчера. Ледяная поверхность площади сухо блестела. «Странный лед», — подумал Арбен. Он с первого же шага поскользнулся и едва не упал. Рука коснулась жесткой искрящейся поверхности. «Искусственный лед», — осенило Арбена. Так и есть. Кому понадобился лед? И почему не воспользоваться для этого обычной водой? Ах, да, температура вчера была около нуля, вода бы попросту не замерзла…

Вспомнив детство, Арбен попытался было разбежаться, чтобы заскользить, но упругая волна ударила в лицо, так что он задохнулся и едва удержался на ногах.

«Ничего, скоро уже не будет этого проклятого ограничителя скорости», — подумал он.

Людей на площади почти не было. Только по краям двигались фигуры редких прохожих. Там было, наверно, не так скользко. Но Арбен решил пересечь площадь по кратчайшему пути.

Занятый своими мыслями, инженер не сразу заметил, как от памятника, возвышавшегося в центре площади, отделилась фигура и двинулась ему навстречу.

— Чарли!.. Опять… — пробормотал Арбен, снова опуская взгляд: идти было скользко.

Но это был не Чарли.

Когда Арбен понял, в чем дело, было поздно. Навстречу инженеру двигался его двойник, его вторая половина — Альва.

Время было упущено. Кроме того, возможность маневра на скользкой поверхности для Арбена была ограничена. Что же касается Альвы, то ему было безразлично, лед под ним или асфальт: присоски на башмаках были так сконструированы, что с одинаковой силой притягивались к любому веществу, а что касается возможности перемещения… Разве меняется сила ветра оттого, дует ли он над пустыней, степью или джунглями?..

Арбен все же сделал было попытку увернуться от встречи, но тут же остановился. Полно, возможно ли это? Да и нужно ли?.. Не лучше ли разом покончить со всем? И он, улыбнувшись, пошел навстречу призрачному двойнику… Навстречу тягостным воспоминаниям, навстречу Чарли, навстречу тайным угрызениям, навстречу собственной совести.

«Как он все же смог узнать, что я буду на площади в это утро? Неужели Альва приобрел телепатические свойства?» Это было последнее, что успел подумать Арбен.

Взрыв прозвучал приглушенно. На месте вспышки поднялся вверх бурый гриб средних размеров. Площадь, еще минуту назад выглядевшая почти пустынной, вдруг ожила. В любом городе, в любое время дня всегда найдется достаточно зевак, которые ни за что не упустят возможности поглазеть на уличное происшествие — будь то столкновение двух геликоптеров или внезапный обморок прохожего — тайного наркомана.

Облако странной формы, собравшее большую толпу, постепенно рассеивалось, вытягиваясь в высокий столб, расширявшийся кверху.

— Я все видел с самого начала, — рассказывал кто-то. — Вышел как раз из бара…

Его прервали проклятием: грузный мужчина, оступившись, грохнулся на лед и теперь делал попытки подняться, вспоминая муниципалитет в весьма нелестных выражениях.

— Вышел — и смотрю- на площадь. Тут солнце выглянуло, и все-таки лед было видно… Вижу — человек идет по площади. Вернее, не идет, а скользит — чуть не падает.

— Куда ж он идет?

— А вот к этой штуковине, рассказчик кивнул в сторону старого памятника. — Ну, идет и идет. Тут из-за памятника навстречу ему выходит второй человек. Я глазам не верю: оба одинаковы — близнецы, да и только…

В толпе понимающе заулыбались: еще бы, свидетель только что вышел из бара.

— Дайте досказать, — рассказчик все еще пытался привлечь к себе внимание. — Они шли навстречу друг другу. Медленно, этак не спеша. Ну впрямь братья. Тот, что вышел из-за памятника, даже руки протянул навстречу другому. Сейчас, думаю, обнимутся. А они чуть коснулись друг друга — так сразу и взрыв…

— А сами-то они… эти двое… куда они девались? — спросила старуха в черном.

— Не знаю… не заметил… По-моему, они исчезли, — растерялся рассказчик.

В разгар обсуждения из автоматических ворот вышел бледный человек и направился прямо к толпе. Шум затих.

— Это Ньюмор, — прошел по толпе шепоток. Знаменитого физика многие знали в лицо.

Кольцо расступилось, и Ньюмор подошел к бурому столбу, темная сердцевина которого к этому времени заметно посветлела. Физик вынул карманный дозиметр и сунул его в дым. Только теперь люди подумали об опасности радиации. Толпа раздалась вширь. Передние пятились, наступая на ноги стоящих сзади.

Ньюмор глянул на шкалу дозиметра и озабоченно покачал головой.

— Объясните, что случилось? — спросил молодой человек в спортивной куртке.

— Неужели это подземные трубы? — спросил кто-то из толпы.

— Вы правы, — не глядя, хмуро бросил Ньюмор. — Лопнула подземная магистраль.

— Вот видите! А я что говорил!

Ньюмор достал пакетик, разорвал его и высыпал белый порошок прямо в медленно колеблющийся дым. Остатки дыма начали быстро рассеиваться, через минуту бурый столб улетучился. На его месте обнажилась глубокая воронка, на дне ее маслянисто поблескивала темная жидкость. Наиболее отважные, заглянувшие внутрь, ощутили грозовой запах озона.

— Тех, кому жизнь дорога, прошу очистить площадь, — резко сказал Ньюмор.

Зрители стали спешно расходиться, осторожно ступая по скользкой поверхности. Площадь опустела. На ней остался только один человек — знаменитый физик Ньюмор.

Юрий Лексин Если что … случится с нами

Рассказ

Это не похоже на письмо, потому что отправить его не с кем. Просто мне, как и Фролову — он лежит со мной рядом, — не хочется, чтобы в наших мыслях все кончилось так же быстро, как кончится в жизни. И мне нужно увидеть — хотя бы в мыслях! — продолжение нашей жизни и нашей экспедиции… И вот я пишу. Не письмо. Не дневник. Просто записку, которую невозможно будет найти…

Мне всегда казалось, что люди в последних записках лукавят, — будь они даже трижды откровенны. Лучше таких записок не писать. Но сейчас я понимаю, что это тоже невозможно. Значит, лукавлю и я? Глупо! Перед кем? Записка затеряется здесь, в горах, вместе с нашими находками — камнями, их уже выбросили басмачи. И вместе с моей теорией…

Рисунки  П.Павлинова

Обидно! Я уже нашел ей подтверждения. Их много… Или мне так кажется? Кажется, потому, что не хочется «уходить», так и не завершив начатого.

Фролову плохо. Совсем. Помочь нечем.

Мы шли по краю выхода гранитов.

Трудно было с проводником. Найти хорошего, каким казался нам Омар, было трудно. Они знают или горы, или язык. Я плохо знаю таджикский. А горы без проводника для нас мертвы.

Опять!

Надо брать винтовку.

Если что случится с нами…»

Я перевернул лист из блокнота. Пожухший и ломкий, как лист осеннего дерева. Карта! Рисованная карта… Линии, сделанные мягким карандашом, расходились, образуя загадочную звезду, как на картах пятнадцатого или шестнадцатого веков, — только здесь не было цветных буйволов, не выползали рисованно-страшные змеи и не бежали стада оленей. Расходящиеся линии пропадали у краев темными жилками осеннего листа. Между двумя из них располагался кривой и жирный крест. Здесь они были.

Записка была не дописана. Она кончалась словами, которые мне хотелось произносить вслух: «Если что случится с нами…» Если что случится… Если…

Но я точно знал, что с отцом в той экспедиции 29-го года ничего не случилось. Он пришел из нее. Как пришел из многих последующих. Он погиб на фронте под Будапештом, и его медаль «За отвагу» лежала в столе матери.

Откуда же эта запись? Как узнать об этом?

Наверное, такое бывает с каждым: когда готовишься жить самостоятельной жизнью — а меня ждало именно это, я кончал институт, — приходит желание узнать о жизни других. Хочется словно бы проверить себя по их жизни. А тут еще такими людьми, чью жизнь мне хотелось вернуть для себя, были отец и его товарищи. Отец, которого в общем-то никогда не было со мной рядом. Живым.

Я задумался об этом и снова открыл первую страницу записей.

«Царствует здесь страшная стужа и дуют порывистые ветры. Снег идет и зимою и летом. Почва пропитана солью и густо покрыта мелкой каменной россыпью. Ни зерновой хлеб, ни плоды произрастать здесь не могут. Деревья и другие растения встречаются редко. Всюду дикая пустыня, без следа человеческого жилища (Суань Цзан). Здесь живут «племена карликов» (Олуфсен)».

Запись обрывалась. Должно быть, отец делал ее еще перед отъездом в экспедицию, стараясь увидеть Памир глазами предшественников.

Он не делился с матерью воспоминаниями, которые мешали бы ему уходить каждый год в поиск. Они бы делали ей тяжелыми прощанья с ним. Он берег ее своим умалчиванием и недоговоренностью, и она понимала это. Мать почти ничего не знала о том нападении басмачей. Записка так и не стала письмом.

У меня же впереди был свободный полулетний-полуосенний месяц. Институт в следующем году будет позади. И скоро мне надо будет делать выбор, куда ехать после окончания. Мне захотелось увидеть тех людей, с которыми отец был когда-то вместе. И этот край. Найти сейчас…

А почему, собственно, найти! Слово показалось мне знакомым, будто я только что произносил его. Я снова повернул листы и наткнулся на него: «Найти хорошего — каким казался нам Омар — было трудно». Но теперь меня поразило другое слово. Почему «казался»?

В одной из комнат Министерства геологии пожилой человек выговаривал мне голосом заслуженного, но утомленного педагога:

— Если вы, молодой человек, полагаете — в своей яркой неосведомленности, — он подчеркнул эти слова жирной и язвительной чертой, — что хороших проводников так уж много, то вы ошибаетесь. Уверяю вас.

— Я ничего не полагаю. Я просто…

— Нет, полагаете, — отрезал «педагог».

Оказалось, он знал моего отца. Но познакомился с ним после той экспедиции 1929 года. Впрочем, он знал многих и, конечно, не мог держать сведения обо всех в своей голове, Он лишь любезно согласился навести справки, и в следующий раз, когда я пришел в ту же комнату уже как его знакомый, он сказал без предисловий:

— Так вот, молодой человек, доктор геологических наук Фролов работает в Нуреке. А Омар Ахрари, если, конечно, вы его имеете в виду, — в Душанбе.

Я поднялся.

— К сожалению, он уже не проводник. Он шофер.

«Педагог» поджал губы, выражая этим недовольство такой легкомысленностью неизвестного мне Омара.

— Что вас еще интересует?

— Ничего. Что я мог сказать ему о всех своих мыслях и о том, что привело меня сюда?

Омар, с красивой фамилией Ахрари, — жив. Я хочу знать не написанные в записке слова. И вообще я хочу знать, что там произошло. Слова, которые хотелось произносить отдельно, жили во мне: «Если что случится с нами…»

Смогу ли я узнать что-нибудь? Через столько лет! Впрочем, стоило ли так много думать об этом? В конце концов я просто увижу новых для меня людей и новый край. Это радовало меня.

Поезд пришел в Ош.

Жара скручивала зеленые листья в потемневшие стручки. Казалось, это происходит прямо на глазах. Она обступала плотной, вязкой массой, и при каждом движении ее надо было толкать, вытесняя в ней для себя новое место.

Через час мы уже сидели с начальником автобазы в чайхане.

Базар шумел протяжными, прижатыми жарой к земле голосами.

— Я не знаю, зачем ты хочешь его видеть, — говорил Хуршет, — но если ты хочешь говорить с самым лучшим моим шофером…

Я улыбался, видя его осторожную любезность. Но что я мог ему сказать?

Чайники приносили и уносили. Пиалы поднимались и опускались медленно, по-полуденному. Шумел базар.

Он рассказывал.

…Да, здесь было уже шоссе. Тот самый Памирский тракт, которым гордится каждый настоящий памирец. Но на самых трудных участках шоссе змеилось, прижимаясь к скалам. И такой узкой лентой, что нельзя было разъехаться. Омар тогда впервые ехал по Памиру не на лошади, а в только что полученной, еще поблескивающей зеленью машине.

Страх догнал его у Калаи-Хумб. Непонятный, жгучий. Казалось, машина скользнет сейчас в сторону, Омар будет судорожно крутить руль, а она, не слушаясь его, в каком-то ненормальном стремлении упасть с высоты — такое бывает только у людей! — уйдет вдруг вправо. Переднее колесо прокатится по синеве неба, продавит его… И все будет кончено.

Омар прижимал машину к скале, слышал какой-то ненужный, мешающий машине скрежет и хотел лишь одного; выскочить! Оставить машину наедине с ее шальным желанием упасть вниз… Пот лил с него градом, но он не мог оторвать от руля руку, чтобы провести по лицу…

— Ты что, яйца везешь?..

Кто-то прыгнул к нему на подножку и рванул дверцу.

Омар увидел надвигающееся на него худое и злое лицо. Оно наклонялось к нему прямо от серой скалы, которая была совсем рядом. И он никак не мог понять, как человек мог появиться рядом с ним. Не вышел же он и в самом деле из гранита!

— Тормоза отказали, — Омар не знал, что в нем жил такой жалкий голос.

Шофер в выцветшей гимнастерке посмотрел на ручной тормоз, и лицо его перестало быть злым. Теперь он глядел с опаской и интересом, как смотрят на душевнобольных,

— А ну, подвинься!

Он вырвал утопленный до отказа ручной тормоз, и машина, отбросив мешавший ей скрежет, послушно покатилась по узкой ленте.

Омар молчал. Он ловил себя на том, что старается запомнить, как сидящий с ним рядом шофер переключает скорости, нажимает на педали. Как держит руль. Он машинально затверживал его движения до тех пор, пока так же автоматически не понял: тот делает все так же, как делал он сам. Шофер изредка бросал на него быстрый взгляд.

— Ты загубишь себя и машину… Если еще раз струсишь. Я знаю это: сейчас не справишься, не раздавишь страх — больше тебе не ездить. Понял?

Что-то в лице Омара успокоило его.

— Давай дальше сам… И не шалей, — он резко затормозил. — Давно машину получил?

— Три дня назад… До этого я все внизу ездил.

— Вижу. Ну, жми! — шофер улыбнулся. — Смотри, сколько машин за собой собрал. Траурное шествие!.. На ручном ведь далеко не уедешь. Я тебя пешком догнал, из самого хвоста.

Омар взглянул на свои руки — они были синими от напряжения.

«..Тогда он дал себе слово: остаться на Памире шофером. И остался.

Я слушал все это, и меня преследовало ясное ощущение: мне говорят совсем о другом человеке. Что-то меня смущало. Я упорно искал это «что-то», пока, наконец, со смехом не понял: в каждом из нас живет детская страсть раскрыть когда-нибудь тайну… Живет детектив. И довольно средних способностей. Это-то и было смешно…

Но тайна записки! Почему в ней о проводнике говорилось как будто с укоризной? И стоит ли вообще раскрывать все тайны? Например, эту…

Мысли сбивались, и я спрашивал себя: «А ты бы мог рассказать, если такое случилось с тобой, а не с Омаром, — если бы страх у Калаи-Хумб догнал тебя?» Омар был один в кабине, и никто мог его страха не узнать… А почему, собственно, не рассказать? Поборол слабость, страх — и все такое… Нет, ерунда! Надо просто увидеть его.

Утром я прошел через весь город, и он поразил меня.

Город был высокий, новый. Иногда по стенам зданий мягко сбегала проложенная тенью старинная резьба по камню. Но старина была не музейная, она жила в новом и сама была обновленной. Город был старинным и новым сразу.

У одного из перекрестков загорелый рабочий, стоя в кузове машины, подавал вниз арбузы, и на асфальте росла зеленая пирамида. Я стоял долго, пока не подошла первая покупательница. Продавец вынул ей из бока пирамиды первый арбуз. Наверно, он был самый лучший…

Омара я узнал сразу. Так узнают ожившую картину из сна.

У машины стоял очень крепкий старик, с красивым узким лицом и большими глазами. Я с удивлением почувствовал себя совершенно спокойным. Омар обрадовался мне.

— Я все знаю, — медленно говорил он, ведя меня по двору. — Ты хочешь видеть наши горы, Яван… Я слышал перед войной, что ты уже есть, но я не знал, что ты такой…

Старик был слишком незнаком мне. А что я знал о нем? Лишь его страх у Калаи-Хумб… Или это было его силой?

— Ты удивишься, — говорил он, — но у меня для тебя кое- что есть… Нет. Не скажу. Потом.

Это уж совсем было странно, но я не настаивал. Как будто знал, что теперь мне придется с ним долго быть вместе.

И правда, случай дал нам возможность спокойно всматриваться друг в друга. Омар должен был ехать в Нурек. А в Нуреке живет Фролов, вспомнил я.

…Второе памирское солнце встречает нас в пути. Утро заново вырезает из отступающих ночных теней острые грани скал и шуршащие камни осыпей. Солнце выжимает из камней испарину матовой росы и раскаляет веками лежащие на одном боку валуны.

На крутых подъемах наша машина бьется мелкой дрожью, словно упираясь в невидимую, с трудом расступающуюся перед ней стену. Солнце заглядывает к нам в кабину. Козырек не помогает. Лучи бьют в глаза, и Омар щурится.

Старик ведет машину спокойно и ровно. О чем он думает? О дороге?.. Для меня она вьется бесконечной кривой. После первого часа езды, еще утром, камни становятся тускло похожими друг на друга, и вместе с этим однообразием наползает чувство какого-то особенного, «горного» одиночества. Оно, кажется, так и бродит здесь меж камней, поджидая проезжих, как Соловей-разбойник.

Дорога то поднимает нашу кабину — и тогда в ветровом стекле передо мной остается только небо с асфальтированной тропой в него; то, наоборот, прижимает нос нашей машины, словно стараясь сунуть его в наползающие на стекло дальние осыпи.

Я поглядываю на Омара. Нет, он слишком хороший шофер, чтобы думать только о дороге. Тогда я вспоминаю вчерашний вечер.

Мы остановились на ночевку не в совхозе, а прямо в горах. Старик с застывшей улыбкой разжигал костер, я ставил палатку. Потом мы сидели в темноте, с шорохом подступающей из-за наших спин к костру; глядели, как выцветшее пламя взбегает по котелку, стараясь заглянуть внутрь. Старик иногда отгонял его, пошевеливая сучья. Молчали. Будто ждали кого-то третьего, кто рассказал бы нам случайный ночной рассказ: быль об этом теплом огне или о скалах, глядящих в пропасти…

— Знаешь, почему мы остановились здесь? — спросил Омар.

— Нет.

Старик опять улыбался той улыбкой, которая меня немного смущала: в ней было что-то снисходительное, и в то же время она была мертвой, отсутствующей.

…Много дней он вел караван: семь лошадей — семь надежд пройти каждый день до вечера и, наконец, остановиться и терпеливо ждать, когда люди снимут вьюки. С ним еще двое: мой отец и Фролов. Громадная серая скала, нависшая над пропастью, — скоро мы пронесемся сквозь нее по вырубленному в ней тоннелю — остановила караван. Тропа подступила к пропасти и перешла в колеблющийся под копытами овринг. Корявые тополиные жерди лежали на клиньях, вбитых в отвесную скалу. Береста связывала жерди и торчала пожелтевшими клоками, заворачиваясь на плоские камни. Они устилали висячую тропу. Меж камней, то здесь, то там, были щели, каждая больше лошадиного копыта. Не заглядывая через край, в них можно было видеть те полкилометра, которые надо будет лететь, если тропа не выдержит тяжести.

Лошадь упала с диким коротким ржанием. Но высота сделала его долгим. Звук этот падал вместе с лошадью и вьюком, удаляясь и становясь все глуше. Внизу беззвучно скакали упругие камни, словно в них не было веса.

Омар, шедший последним, ловко пролез под брюхом лошади, потом, хватаясь за вьюк и зависая над пропастью, обогнул другую. Он успел вовремя: следующая за упавшей лошадь готова была рвануться, стараясь уйти от гиблого места. Омар схватил повод: «Тише!.. — Он говорил отчаянным и ласковым шепотом. — Ты хорошая лошадь. Очень хорошая… Ты должна идти тихо, совсем тихо…» — и они медленно двигались вперед. Фролов держал лошадь за хвост, а Омар все шептал: «Если ты упадешь, упадет твой вьюк… В нем сахар. Крупа. Ты же знаешь, лошадь. В нем камни, которые начальник очень любит. И если ты упадешь, он будет ругать тебя и меня…»

Я засмеялся, вспомнив слова Омара, и он повернулся ко мне: «Ты над чем смеешься?» Мне стало стыдно, что я смеюсь над словами, которые Омар говорил вчера, когда рассказывал все это так просто и серьезно.

— Нет, я так… А вы тогда не достали снизу вьюк? — спросил я, чтобы отогнать неловкость.

— Нет. Для этого надо было бы построить вон ту дорогу, — и Омар показал рукой вниз. Там изгибалась светлая, облитая солнцем лента дороги, и вдалеке, в темно-зеленом цвете деревьев можно было различить дома.

По краю шоссе мелькали ровные белые столбики, и по мере того, как мы проезжали их, далекие мачты высоковольтной передачи медленно поворачивались другим боком к нам. А мимо нас то и депо проскакивали, не снижая скорости, встречные машины. И днем все было так обыденно, что эту обжитость края не нарушали даже горы с холодными навершиями ледников. Порой казалось, что мы где-то внизу, а совсем не на Памире. И из нас двоих только Омар знал дороги прежнего «Подножья смерти», — так называли когда-то этот край.

Смущало меня одно: сколько бы он мне ни рассказывал, он расскажет только то, что пожелает сам. Даже если я буду спрашивать его. Я говорю с другим Омаром…

Памир нравился мне все больше и больше. Когда-то в нем сошлись в схватке два величия: дикая нетронутость природы и сила человека, Я понимал отца, который ради участия в этой схватке приходил сюда почти каждый год. А ведь именно об этом рассказывал мне Омар.

У поворота путь преградил треножник дорожного знака.

Наш мотор затих, и сразу стало доноситься ровное гудение какого-то более сильного мотора и тяжелый скрежет трущихся камней. Потом звук переменился: будто камни уже не наползали друг на друга, а дробно перестукивались, ссыпаясь вниз. И снова тяжелый скрежет… Мне стало как-то не по себе — мы стояли у самой кромки дороги, и скрежет, доносясь из-за поворота, казалось, вот-вот возникнет здесь, над нами.

— Что это, Омар?

— Не знаю. Наверное, обвал.

Мы вышли из машины. Скрежет опять сменился перестуком, а из-за поворота, ревя моторами, выползли два самосвала с острыми пирамидами камня в кузовах. Первый притормозил, из кабины высунулся шофер.

— Салом!

— Салом достум! — ответил старик.

— Осыпь тронулась… Если не хотите нам помочь, — шофер уже обращался к нам обоим, — то давайте назад, вкруговую… По старой дороге, — и он, газанув, с каким-то щегольством проехал впритык с нашей машиной.

— Знаю, — проворчал ему вслед Омар.

Самосвал опять встал.

— Только там не очень-то проедешь! — крикнул шофер.

— А-а-а-а-а, — отмахнулся старик.

Он раздумывал. И мне не терпелось узнать, что он решит: это уже были не рассказы…

— Садись!

Старик сел за руль и, объехав треножник слева, погнал машину вперед. Через несколько минут я понял, что это был за скрежет. В ос-'пь камней, сползших сверху на дорогу, врезался нож бульдозера и со скрежетом, давя и перекатывая нижние камни, подтаскивал всю кучу к краю. Потом на секунду замирал и тяжело поворачивался: замершие на ноже верхние камни начинали шевелиться, как живые, и обрушивались вниз, перестукиваясь и обгоняя друг друга.

Но бульдозер уже доканчивал свое дело: дальше дорога превращалась в коридор, сжатый двумя скалами. Ссыпать камки, забившие его, было некуда. Их надо было вывозить.

Омар вдруг развернул машину и дал газ. Мы уезжали! Я не мог глядеть на него. Да, это уже были не рассказы. «Зачем ты сделал так, Омар?!» Если бы я набрался смелости и спросил его, я бы узнал, как все просто…

Этот день августа 29-го года был для экспедиции последним. Вечером для всех троих кончалась бесконечная дорога.

До заката солнца оставалось не больше часа. Лучи его уже вытянули холодные тени скал, покрыв ими тропу. Она шла, плавно выгибаясь посредине полуотвесной осыпи, и исчезала впереди за скалой.

Караван растянулся — устал. Кончились два месяца поисков, отощали лошади, отяжелели вьюки — в них камни. Вечер близился. Но всем троим уже не хотелось оставаться на ночевку среди голых скал; хотелось видеть людей, слушать их речь, изредка отвечать, видеть огонь — не на камнях, а где-то в доме кишлака. И медленно думать о том, что уже сделано,

Омар ехал в середине маленького каравана и думал о том, что ему еще надо будет попасть в свой кишлак и успеть до того, как снега переметут перевалы. Можно, правда, остаться и тут: переждать зиму и уйти опять летом с экспедицией. Ему нравилось быть караван-баши, хотя он и был в экспедиции единственным караванщиком. Он любил лошадей, эти дороги, любил знать и разбираться и в том и в другом — ему нравилось, когда его слушают. И у него было еще одно желание: продать свою лошадь, чтобы купить другую — лучше.

Мысли Фролова были совсем далеко от Памира. Кончалась его первая серьезная экспедиция; одинокая комната в Палатном переулке в Москве, которую он с таким удовольствием оставил, теперь манила его. Он думал о том, как вернется в нее, разложит, не торопясь, записи, завалит все углы камнями и три первых дня будет лежать, просто лежать — и все.

Тропа втиснулась в расщелину и стала прямой. Потом лошади одна за другой стали выходить на освещенную солнцем площадку, и лучи, путаясь в их длинной шерсти, меняли масть лошадей.

И тут грохнул выстрел…

Омар первым выскочил из седла и, еще не бросая повода, стараясь укрыться за лошадью, озирался по сторонам. Отец пытался завернуть свою низенькую лошаденку — коридор скал позади казался ему спасением. Все трое сорвали в плеч винтовки и клацали затворами.

— Назад! Назад! — звал отец,

— Нельзя назад… Совсем нельзя! — Омар кинул повод неожиданно осевшей лошади и, пригибаясь, побежал влево, огибая камни и спотыкаясь. Фролов бежал за ним и никак не мог понять, откуда же стреляют, никого нигде не было видно, будто стреляли сами камни.

Тогда отец вдруг ясно понял, что за коридором открытая осыпь и там их перебьют сразу, и тоже бросился за Омаром.

Стрельба продолжалась, но как-то вяло. Пули басмачей словно не хотели попадать ни в людей, ни в лошадей. Да лошади и стояли тихо, будто спокойно ждали смены хозяев. Только лошадь Омара лежала на тропе с неуклюже перекинутым вьюком, и из ее большой головы хлестала кровь.

Трое, отстреливаясь, отходили все выше и выше, прячась за камнями,

— Скоро надо! Скоро! — торопил Омар.

Они оказались, наконец, на площадке, очень напоминающей крепость. Хватило одного взгляда, чтобы понять, почему так лениво преследовали их басмачи: ловушка! Прекрасная, чтобы защищаться в ней до последней пули, но ловушка.

Сзади поднималась скала, почти отвесно — трудно было даже понять, как держались выпирающие из нее камни; слева лишь чуть более покато возвышалась другая, ровная, светлеющая наверху; две другие стороны площадки были завалены глыбами камней и напоминали зубчатую стену крепости. Колодец!

Фролов, с отчаянием и страшно ругаясь, вскарабкался на камень между двух зубцов. Он стрелял зло, не целясь, не попадая. С остервенением. Приклад отдавал ему в плечо, он. опять рвал затвор, загоняя патрон в патронник, и снова было видно, как приклад с силой толкает его.

— Зачем стрелять? Не надо стрелять! — уговаривал его Омар. — У тебя что, патронов много?

Фролов послушался его, опустился на камни и сидел поникший, усталый.

Басмачи далеко внизу резали вьюки и кричали, выбрасывая из них камни. Крики их постепенно стихали. Там шла дележка.

На горы опускалась ночь. Долину вдалеке уже почти не было видно, она подергивалась туманом. Отец смотрел вниз, вглядываясь в темнеющие камни. Басмачи не уходили.

Хотелось пить, но об этом лучше было не думать.

Омар сидел, опустив голову. Все думали об одном; уйдут басмачи или будут осаждать? А может, просто засядут внизу и станут ждать, когда одуревшие от жажды и голода люди спустятся к ним сами.

Ночь обступила ловушку. Уже трудно было различить во тьме скалу и камни, и даже свободное впереди пространство становилось плотным и издали казалось таким же твердым, как камень.

— Что будем делать? — спросил Фролов.

— Сидеть будем. Ждать будем, — тихо откликнулся Омар, но тут же голос его сорвался: — А они придут — резать нас будут!

В темноте эти слова прозвучали страшно. Больше не говорили, только пристальней стали вслушиваться… Нет. Ничего не было слышно. Только ветер шумел в осыпи…

— Двоим спать. Один будет дежурить. Первым буду я, — голос отца был твердым.

— Дежурить мне надо, — возразил Омар, — я все равно спать не буду. Не могу спать.

Никто ему не ответил, но было ясно, что все будет так, как уже решено.

Отец лег между зубьев на камень и стал слушать ночь: и чем больше он вслушивался в шуршание ветра в осыпи, тем чаще и ясней этот, звук превращался в скользящую поступь скрытно идущих людей. Он начинал видеть их хищно переломленные силуэты и старался успокоить себя тем, что подкрасться к ловушке незаметно было трудно: хоть один камень, но упадет в темноте или перекатится и загремит. Как только он думал так, скользящая поступь хищно согнутых людей опять становилась для него шуршанием ветра.

Фролов и Омар все-таки уснули. И ночь прошла спокойно.

Но едва наступил рассвет и из темноты выплыли громады камней, как басмачи полезли к ловушке. Они скользили меж камней и выли. Слов разобрать было нельзя. От скалы к скале несся только их крик и приходил в ловушку одним звуком: а-а-а… а-а-а… а-а-а… Их пули ударяли в скалу и, жвакая, выбивали облачка серой пыли, покрывая скалу светлыми пятнами выбоин.

Все трое стреляли молча, стараясь тратить как можно меньше патронов. Расстояние было довольно близким — метров триста, но мешали камни: спины в халатах появлялись меж них и тут же скрывались.

— А-а-а-а-а-а!

Крик усилился. Басмачи отползали назад, но один из халатов остался меж камней. И только тут Омар увидел, что Фролов опустил голову на камень. Светлые волосы его рассыпались, закрыв лицо. Он понял, что тот лежит так уже давно, и увидел плечо Фролова с растекающимся пятном крови. А когда тот услышал тишину и поднял вдруг голову, то глаза его смотрели на все удивленным и растерянным взглядом, будто он не понимал, где он, что с ним и что же теперь ему надо делать, и только пытался увидеть все это и осознать наконец.

Вдвоем они перетащили его к осыпи.

— Пить! — Фролов не просил, не требовал, он просто сказал то слово, которое давно уже хотелось сказать всем, но все удерживали его, боясь произносить вслух.

Солнце поднималось…

В лунку между двух камней ссыпали все патроны и пересчитали. Их было тридцать семь. Двое отсчитали себе по восемнадцать, и один патрон остался лежать на солнце. На него смотрели все трое, не решаясь взять. Наконец Фролов кивнул головой на свою винтовку. Омар поднял ее и открыл затвор. Выпала гильза, и вслед за ней вышел короткий синеватый дымок. Тридцать седьмой вошел в патронник. Омар опять наклонился и положил винтовку на колени Фролова, тот кивнул — все было сделано, как он хотел, можно было снова закрыть глаза.

Солнце все так же жгло камни.

Кто-то из басмачей начал протяжно звать снизу, уговаривая слушать.

— Ты там один мусульманин. С тобой неверные. Ты сделаешь то, что должен сделать. — Голос умолк, потом донесся опять.

Такой же протяжный.

— Ты убьешь их. И тогда аллах простит тебе смерть твоего и нашего брата.

Фролов и отец старались не смотреть на Омара. Фролов не понимал ни слова и лишь чувствовал, что в словах есть что-то страшное. Отец понимал смысл, но никак не хотел ему верить, надеясь еще, что путает снова.

— Что он кричит? — тихо спросил Фролов.

Омар поднял голову.

— Что нас всего трое, а их много.;. Что у них есть вода и мясо, а у нас нет… И больше никогда не будет.

Отец с удивлением смотрел на Омара. Голос внизу стал злым, кажется, кричал кто-то другой.

— Если ты не сделаешь это, то мы возьмем тебя живым, и наши собаки выпьют твою кровь!

— А сейчас? — Фролов опять закрыл глаза, будто ему уже было безразлично, что он усяышит в ответ,

— Он говорит, что мы умрем здесь.

Фролов не глядя положил руку на винтовку. Он снова был далеко от Памира и от Яванской долины, в которую они должны были спуститься сегодня… Он был в той комнате, заваленной камнями и записями. Он пришел, наконец, в нее и теперь хотел просто лежать три дня, лежать — и все… И еще хотел пить. Но для этого надо было встать и выйти мимо светлого окна в кухню, подставить графин под холодную струю, вытекающую из крана с тихим шелестом. Но почему-то не было сил.

Халаты басмачей не появлялись меж камней. День тянулся. Бесконечный и знойный.

…Отец очнулся от холода и тревожного страха. Откуда он? Оказывается, он спал. Фролов лежал, как они его положили. Только склонился немного влево, и рука его соскользнула с винтовки. Омара не было!

Отец бросился к зубцам камней. Тени только начинали густеть, и он увидел, что убитого басмача там, внизу, уже нет. Он смотрел до боли в глазах, стараясь увидеть басмачей или хотя бы какой-то знак их, но ничего не мог заметить. Там были тишина и камни.

Вторая ночь обступала ловушку. И теперь их было двое.

Он вынул блокнот, пытаясь до полной темноты записать какие-то слова, от которых надо было освободиться, прежде чем наступит эта ночь. Но слова не получались у него. И вдруг он услышал ясный шорох. Шорох тут же затих, но он не был случайным. Он чувствовал это. Из-за ближнего камня — до него было метров пятнадцать — донеслись слова:

— Не надо стрелять… Слышишь?.. Это я, Омар. Не стреляй!

Голова высунулась из-за края камня и снова спряталась.

— Не надо стрелять!

Омар! Он выскользнул из-за камня и, согнувшись, быстро перебежал к зубцам. Он что-то нес.

— Это я, я… — Он держал в руках лошадиный хвост. — Их там нет, — он торопился говорить, — но они где-то здесь, что- то задумали… Я ходил резал хвост у своей лошади. Теперь все будет хорошо… Человек умрет — его хоронят, овца издохнет — ее выбросят. Но если твою лошадь убили — надо резать хвост. А то она бродить будет, в горах много зла хозяину сделает. Теперь не сделает. Теперь все будет хорошо. Хорошо.

Отец не знал, улыбаться ему или нет.

Стали совещаться: не попробовать ли потихоньку уйти из ловушки? Омар был против. Надо немного подождать, говорил он, потом он сходит еще раз, уже дальше, и там будет видно. Наверное, басмачей спугнули пограничники, они где-то должны быть поблизости. Может, какой-нибудь отряд услышал выстрелы… Все будет хорошо.

И вдруг слева пришел грохот.

Это был обвал. Басмачи старались отомстить. Грохот несся в темноте и был уже всюду…

— Это было вот здесь, — Фролов кивает на темнеющую скалу. По ее боку бродят красные блики нашего костра.

Мы сидим втроем — Фролов, Омар и я. Вот уже час, как они, не торопясь и вспоминая все новое и новое, по очереди рассказывают мне то, что я так хотел услышать, — то, что привело меня сюда. Седые волосы Фролова распадаются на две стороны, он изредка поправляет их.

— Обвал прошел рядом, — он показывает рукой в темноту. — Вон там… Только несколько камней упало здесь. Один был мой… Но Омар закрыл меня, как только услышал гул. И камень попал в него. Вот сюда, — Фролов касается своей щеки.

Омар улыбается той улыбкой, которая совсем недавно пугала меня… Так вот она откуда! Я со стыдом думаю о том, что хотел «сложить» этого человека из кусочков его жизни, как складывают из камней запруду в арыке. И у меня ничего не получилось. Я с тревогой думаю: «А если бы не было Фролова?..» И уже с удивлением понимаю: наверно, в любом человеческом поступке всегда найдется какой-то свой «лошадиный хвост», который, оказывается, надо отрезать, — найдется загадка; и о ней до времени никто не знает, кроме одного человека — самого поступающего. Именно того, о котором как раз и хочется знать все…

Нас опять трое.

— Ты знаешь, — Омар трогает меня рукой. — Я все хотел тебе сказать… Твой отец говорил, что здесь, на Памире, гость — самый дорогой человек, но если он только гость, то он самый ненужный здесь человек.

Далеко внизу зажигаются огни Яванской долины. С темнотой их становится все больше и больше. Наконец долина вся полна блистающих огоньков. Они не освещают ночь, но темнота полна ими, как громадная, невидимая у краев чаша. И если очень пристально смотреть, то видно, как некоторые из огоньков движутся.

Я слушаю Омара и смотрю на чашу, полную огней. Днем я был там. Я видел в этой когда-то мертвой долине каналы и строительные площадки, видел людей, строящих ГЭС, и тоннели, которые пробивают в скалах, чтобы Вахш пришел на эту выжженную землю… Я смотрю на нее сейчас издали, и мне хочется, чтобы один из громадных и холодных камней, что лежат рядом с нами, напоминая зубцы крепости, был взят отсюда и уложен где-нибудь в городе…

В общем я уже знаю, что случилось с ними: с отцом, Омаром, Фроловым. Они пришли сюда не гостями. И я, кажется, знаю, что случится со мной. Только будет это на следующий год.

Фриц Эрпенбек Контора Шлеймера

Рассказ немецкого писателя-антифашиста Фрица Эрпенбека «Контора Шлеймера» на русском языке был впервые опубликован в журнале «Тридцать дней» в 1938 году.

Рисунки С.Прусова

Шел мелкий, настойчивый дождь. Выйдя из подземки у Ораниенбургских ворот, Вальтер поднялся вверх по Шоссештрассе. Было около двенадцати часов дня. По привычке он оглянулся, не идет ли кто-нибудь за ним, хотя было почти невероятно, чтобы здесь, в Берлине, кто-нибудь напал на его след.

Шоссештрассе, 77, четвертый этаж, направо, фрау Толке — таков был адрес. Дверь открыла толстая растрепанная блондинка в пестром халате.

— Что угодно?

— Я хотел бы видеть господина Беккера.

— Господин Беккер, кто- то к вам! — злобно крикнула женщина.

Вслед за этим открылась дверь, и маленький человек в очках зашагал по коридору.

— Что вам угодно? — спросил звонкий, немного квакающий голос.

— Я от фирмы «Лоренц и сыновья», — начал Вальтер.

Это был пароль.

— Ага, знаю, вы относительно новых образцов, — живо откликнулся Беккер. — Я ждал вас. Пройдите, пожалуйста, сюда. Я как раз переезжаю, поэтому извините, если… — Тут он закрыл дверь комнаты и движением головы предложил Вальтеру сесть, а сам выжидающе прислонился к подоконнику.

Свертывая папиросу, Беккер пробормотал нечто невнятное и затем, как бы между прочим, спросил:

— Здесь, в Берлине, ты можешь жить легально?

— Мои документы в полном порядке.

— Хорошо! Очень хорошо! — затягиваясь папиросой, Беккер сел на продавленную кушетку. — Ну, а в Эльберфельде ты был ве очень скомпрометирован?

Вальтер удивленно взглянул на него. Очевидно, Беккер был о нем очень хорошо осведомлен.

— Знают ли то имя, которое ты носишь сейчас?

— Нет, — произнес Вальтер после некоторого раздумья.

— Ты настолько изменился внешне, что при случайной встрече тебя никто не узнает?

— Едва ли.

— Хорошо, очень хорошо! — Беккер слегка улыбнулся. — Извини, но мне нужно узнать еще кое-что.

Вальтер пожал плечами. Его смущали глаза собеседника за толстыми увеличительными стеклами.

— Ты был замешан, в процессе шестисот?

— Да… или нет, собственно говоря, нет. Меня вовремя предупредили. Я успел скрыться. Вряд ли гестапо удалось узнать что-нибудь, кроме моего имени. Со мной лично имели дело только три хороших, крепких товарища. Я вел… гм… совершенно определенную работу.

— Я знаю, — сказал Беккер спокойно. Затем как бы невзначай бросил: — Бармен — Эльберфельд.

Теперь Вальтеру было ясно, что этот седой человек в очках, несмотря на всю свою живость, излучавший какую-то особенную силу и спокойствие, знал все.

— Все же среди тех трех был, должно быть, один, который не выдержал, — сказал Вальтер задумчиво, — или по крайней мере поступил легкомысленно.

— Эти трое были арестованы?

— И приговорены к десяти годам каждый, — ответил Вальтер.

— Гм… Подумай же еще раз: чувствуешь ли ты себя в Берлине так спокойно в уверенно, что можешь взяться за очень ответственное дело?

— Мне кажется, да.

— Это не ответ.

— Да, могу!

— Хорошо! Очень хорошо. Запомни: Денгофштрассе, 47, 2-й этаж, направо, контора Шлеймера, детское готовое платье.

— Денгофштрассе, 47, 2-й этаж, направо, детское готовое платье, — медленно повторил Вальтер.

— Хорошо! Очень хорошо! В конторе ты спросишь господина Блаке. Пароль: «Я пришел по поводу партии белых шерстяных штанишек».

— Блаке. Я пришел по поводу партии белых шерстяных штанишек, — повторил Вальтер. — А дальше?

Беккер посмотрел на часы.

— Можешь поехать туда сейчас. Передай там, что 2 апреля в одиннадцать часов утра придут шесть представителей фирмы.

Вальтер удивленно поднял брови. Он не повторил фразы, как обычно, а только тихо произнес:

— Черт возьми!

Беккер снова улыбнулся.

— Я вижу, ты понял, в чем дело, — сказал он, становясь вдруг очень серьезным, и протянул Вальтеру теплую, крепкую руку.

— Да, вот еще что, на несколько дней я уеду, и ты увидишь меня только… Подожди, сегодня 31 марта… Ты встретишь меня 6 апреля у касс кино на Ноллепдорф-плац, без четверти девять.

— 6 апреля, без четверти девять, в кино на Ноллендорфплац.

— В дальнейшем ты будешь работать у меня курьером.

— Хорошо!

Еще одно крепкое рукопожатие, и Беккер проводил Вальтера в коридор, громко рассказывая о какой-то партии трикотажа.

Дом № 47 на Денгофштрассе был бетонной коробкой с большими окнами без занавесок и доброй дюжиной вывесок у входа. Вальтер облегченно вздохнул — действительно, если где-нибудь можно было незаметно собрать конференцию в шесть человек, то именно здесь. Шесть человек… Если шесть товарищей решили собраться, то это уже было событием, это была конференция, которой надлежало принять срочные и важные решения… Может, это было все руководство городской организации? Или?.. Вальтер сердито нахмурился. Какое ему до этого дело? Он, как курьер, должен выполнять задания, и больше ничего.

А вот и вывеска.

ШЛЕЙМЕР

ГОТОВОЕ ДЕТСКОЕ ПЛАТЬЕ ОПТОМ

Внизу золотым шрифтом на черном стекле была сделана надпись:

ВХОДИТЕ БЕЗ ЗВОНКА

Секретарша едва подняла голову от машинки. Остроносая женщина с тонкими губами и гладко причесанными пепельными волосами.

— Что угодно? — Она скривила лицо в кислую, вежливую улыбку.

«…Можно ли так хорошо играть сбою роль, — невольно подумал Вальтер, стараясь запомнить ее лицо, — или это просто служащая, которая ничего не знает?»

— Я хотел бы видеть господина Блаке, — спокойно ответил он.

Машинистка встала.

— Как о вас доложить?

— Я от фирмы «Лоренц и сыновья», — повторил Вальтер пароль, с которым пришел к Беккеру.

— «Лоренц и сыновья», — несколько удивленно повторила женщина и исчезла в соседней комнате.

У Вальтера было время освоиться с обстановкой. Ничего особенного, ничего бросающегося в глаза. Стол с машинкой. Полки с нумерованными картонками. На подоконнике наполовину пустая бутылка с молоком — очевидно, завтрак секретарши.

— Господин Блаке просит вас!

Точно такая же пустая комната. Большой письменный стол, на нем телефон и несколько полуоткрытых картонок, из которых торчат разноцветные шерстяные кофточки для младенцев. По стенам выстроились в ряд десять простых стульев.

Из-за стола поднялся массивный, но не толстый мужчина.

— С кем имею честь говорить? — спросил он, отдуваясь.

Механически произнося пароль: «Я пришел относительно партии белых шерстяных штанишек», — Вальтер как бы фотографировал лицо мужчины. Белесые, пронизывающие глаза, угловатый череп, маленькие оттопыренные уши, черные волосы, отливающие металлом.

Вальтеру бросились в глаза его выпуклые обкусанные ногти. Он почувствовал беспокойство. Может быть, не надо было говорить секретарше пароль? Так не делают, но разве это могло повредить делу?

— Мы можем не торопиться, — прервал Блаке мысли Вальтера, старательно зажигая сигару. — Эта секретарша, — сказал он, — действительно служащая Шлеймера. — И тихо засмеялся, обнаруживая желтые зубы.

Вальтер слегка вздрогнул. Ему вдруг показались знакомыми и этот почти беззвучный смех, и эти безобразные зубы, и обкусанные, освещенные спичкой ногти.

Продолжая напряженно рыться в памяти и сдерживая волнение, Вальтер с видимым безразличием произнес:

— Я должен сообщить следующее: 2 апреля, в одиннадцать часов утра, тебя посетят шесть представителей фирмы.

— Шесть… Гм… Так, так.

На угловатом лице Блаке не появилось и тени удивления.

— Все в порядке, — сказал он спокойно, — я своевременно отправлю куда-нибудь секретаршу. — Затем отчетливо повторил: — 2 апреля, одиннадцать часов — шесть представителей.

Вальтер вдруг устыдился своей слабости, своего, как он это мысленно называл, страха. И все же этот палец, этот короткий, толстый обрубок мяса, подымающийся и опускающийся в такт словам, — это характерное движение руки он уже видел где-то раньше. Может быть, в те дни, когда он по поручению Эльберфельдской бельевой фирмы приезжал в Берлин? Теперь его обостренная, болезненная наблюдательность сыграла с ним шутку: едва он приступил к работе, как нервы начали ему изменять. Смешно! Стыдно! Ведь это совершенно чужое, незнакомое лицо!

— Что ты еще можешь сообщить? — спросил Блаке.

— Больше ничего. — И Вальтер, как бы одержимый навязчивой идеей, искал в чертах собеседника что- нибудь, что отвечало бы его воспоминаниям. Но Блаке сидел спиной к окну: день был дождливый, пасмурный, и черты лица расплывались в сумеречном свете.

— Если хочешь, можешь идти, — посапывая, сказал Блаке.

Вальтер встал и повернулся лицом к двери. Грузный человек проводил его к выходу.

— Да, да, прекрасно, — отдуваясь, сказал он так громко, чтобы его слышала секретарша. — Можете положиться на меня: я срочно вышлю заказ. Но, как вы уже знаете, — он снова негромко засмеялся, — могут быть затруднения с сырьем…

Они попрощались, и Вальтер слышал, как за ним щелкнул замок. Он стоял в длинном коридоре со множеством белых дверей. Вдруг сердце его замерло, а голова наполнилась какой-то звенящей пустотой.

Спускаясь быстрыми шагами с лестницы, Вальтер был весь во власти мятущихся мыслей. Еще один пролет. Сердце снова замерло и дико забилось. Он вынужден был остановиться и прислониться к радиатору.

— Господину дурно? — спросил чей-то густой бас. Это был человек в форме; на темном фоне поблескивало золото. — Может быть, помочь вам?

«Швейцар. Конечно, швейцар. Да я, оказывается, уже внизу. Как же я сошел?.. Эмиль… Да, тогда он называл себя Эмилем!»

— Благодарю вас, мне лучше, — услышал Вальтер свой совершенно чужой голос, и ему показалось, что он улыбается. — Это маленький припадок… Сердце… Понимаете ли, сердце не в…

Теперь все дело в быстроте. Через несколько минут он может быть у Шнейдельмаркта. А потом? Узнал ли его Эмиль? Вполне вероятно. Но сейчас это было не самое главное: гораздо хуже то, что Эмиль узнал о конференции! Догадался ли он, что Вальтер узнал его? Едва ли. Счастье, что это случилось только тогда, когда, отвернувшись от Блаке, он уже держался за ручку двери; этот странный, почти беззвучный смех вызвал в уме Вальтера образ сначала неясный, затем все более и более отчетливый.

Брюнет… Брюнет?.. Но ведь он был блондином, этот Эмиль? А потом — потом словно электрический ток прошел по телу: Вальтер ясно увидел перед собой человека, державшего связь с подпольным руководством профсоюзов. Почему же он не в тюрьме, хотя он ведь был приговорен к десяти годам! Странно, что такие мелочи, как костюм, усы и прическа, могут совершенно изменить человека. А этот большой палец, обкусанные, выпуклые ногти. Зубы. Короткий беззвучный смех. Хотя тогда он курил трубку, а не сигары, но точно так же он улыбался и шевелил большим оттопыренным пальцем.

Имя Вальтера известно теперь в гестапо. Никто, кроме Эмиля, не мог предать его, только он знал Вальтера. Целый год Вальтер не хотел этому верить. Он перебирал тысячи вариантов, он все приписывал случаю, но не мог сразу поверить в то, что приговоренный к десяти годам оказался предателем!

Вальтер быстро перешел улицу. Вот и вход в подземку.

Постоянное напряжение, постоянная опасность, изнурительная работа основательно потрепали его нервы. Но все-таки, когда опасность была налицо, когда надо было действовать, как сейчас, он умел своевременно овладеть собой.

Теперь нужно все спасать! Маленький человек с толстыми очками, может быть, он еще дома? Скорее! Скорее! И, несмотря на это, купив билет, Вальтер не торопясь прошел через весь туннель, зорко озираясь кругом, и, хотя никто его не преследовал, вышел с другого конца вместе с потоком пассажиров только что подошедшего поезда. Наверху ему удалось вскочить — в проезжавший мимо автобус. Теперь он был в безопасности.

Автобус остановился. Шел дождь: улица была пуста. Вот и дом № 77. Лестница. Звонок. За дверью слышны шаркающие шаги. Дверь приоткрывается. В щелку выглядывает толстая блондинка, очевидно, сама фрау Толке.

— Простите, я еще раз должен видеть господина Беккера. Я, видите ли… Сегодня утром здесь кое-что забыл.

Теперь женщина настроена более благодушно. Она причесалась и привела себя в порядок.

— О, очень жаль, — говорит она, — но господин Беккер ушел вслед за вами.

— Может быть… — Вальтер чувствует, как его сердце снова начинает дико биться… — Может быть… — Ах, какую глупость он хочет спросить! И все же почти автоматически продолжает свой вопрос: — Может быть, господин Беккер оставил вам свой новый адрес?

— Конечно. Если это вас устроит, могу вам сказать.

Одну минуту. — Она вернулась с несколькими измятыми бумажками в руках и одну из них сунула Вальтеру.

«Юлиус Беккер. Франкфурт-на-Одере. До востребования».

— Большое спасибо, — сказал Вальтер.

К сожалению, это будет уже слишком поздно.

В полном смятении Вальтер дошел до угла. Крупные капли дождя били его по лицу. Внезапно он почувствовал страшную слабость. Надо сесть и отдохнуть хоть одну минутку. И он вошел в ресторан на углу. За столом недалеко от стойки сидело несколько железнодорожников, больше никого в зале не было. Явился хозяин. Вальтер заказал рюмку водки и пиво.

Водку он выпил залпом. Затем, откинувшись на холодную, жесткую спинку клеенчатой кушетки, закрыл глаза. Франкфурт-на-Одере? Можно было бы поехать туда, это не очень далеко. Что ж, поехать и целыми днями сидеть на почте? Безумная идея. Может быть, попытаться поймать его на вокзале. Бессмысленно. Записка с адресом — это просто /' жест приличного жильца, вынужденного переменить квартиру… Записка скорее всего доказывает, что товарищ больше не называется Беккером, или, вернее, никогда так не назывался.

— Разрешите?

Вальтер поднял глаза — перед ним стоял толстый, бородатый мужчина.

— Пожалуйста, — сказал Вальтер холодно — вокруг было много незанятых столов.

Толстяк сел, заказал пиво и углубился в газету.

Вальтер продолжал размышлять: 2 апреля состоится конференция, остается полтора дня. За это время кто-нибудь из товарищей может зайти к этому шпику. Надо действовать скорее! Но действовать было нельзя. До 2 апреля он не мог наладить никаких связей — и круг его мыслей замыкался!

Вальтер сделал глоток: пиво казалось горьким. Новая мысль сжала его сердце. И этот седой товарищ в очках наверняка будет в числе тех, кто соберется на конференцию! Ясно — ведь не поручат же организацию конференции тому, кто к ней не причастен. Тогда он может подумать, что его курьер… что он, Вальтер… Это ужасно. Рука его задрожала.

Толстяк не подымал глаз от газеты.

Глухая, слепая ярость охватила Вальтера. Эмиль, или Блаке, как теперь звали этого подлеца, был совсем не глуп; он наверняка хорошо знал, что значило собрать шесть товарищей; он хорошо знал, что это самый крупный улов, на какой только мог рассчитывать шпион! На Денгофштрассе о раннего утра 2 апреля будет организована засада гестапо, я ровно в одиннадцать часов западня захлопнется. И все же надо на что-, нибудь решиться. А что, если… переодеться? Разносчиком? Почтальоном? Ерунда! Глупая романтика, фантастика, детективный роман! Толстяк встал.

— Получите! — Оставив свою газету на столе, он направился к двери.

— Принесите-ка еще стопку, — устало сказал Вальтер, взявшись за газету. Не читая, он пробежал глазами несколько столбцов. И размышлял, думал. Может быть, послать телеграмму: «Веккеру, Франкфурт-на-Одере, до востребования» — с безобидным содержанием, но предупреждающую? Но ведь товарищ может там даже не появиться. Вальтер сжал руками виски.

К столу подошел хозяин.

— Отвратительная погода сегодня, а? — начал он разговор, добродушно зевая.

— Да, — ответил Вальтер, невежливо углубившись в газету.

Его взгляд упал на объявления. Без всяких мыслей, просто чтобы не разговаривать с хозяином, он начал читать подряд. Здесь продается канарейка, там пианино. Персидский ковер. Чистокровная овчарка, чистокровная — напечатано жирным шрифтом. Сдается комната — «только для одинокого, приличного, хорошо обеспеченного». Там квартира с отдельным входом, контора. Скоро ли отойдет от стола этот назойливый хозяин?

— Что нового? — спросил он, как бы готовясь к пространной беседе.

— Ничего, — грубо ответил Вальтер. — Я читаю объявления.

— Господин ищет место?

— Да.

— Предложений мало, а спрос большой.

— Да!

«Он прав», — подумал Вальтер. Наряду с одним предложением — требуется «садовник, строго профессиональных взглядов, с большим опытом» — были целые столбцы объявлений ищущих место. Вот академик за «скромное вознаграждение» дает уроки, вот германист предлагает свои услуги для «изготовления стихов к праздникам и к различным семейным торжествам», не говоря уж о портнихах и прачках, ищущих работы «на дому и вне дома».

И вдруг, стремительно поднимаясь, Вальтер спросил:

— Который час?

Хозяин широко раскрыл заспанные глаза: который час? Потом, слегка покачивая головой, ответил:

— Около пяти.

Вальтера как будто подменили, он был полон энергии.

— Замечательно! Сколько с меня? Поскорее, пожалуйста!

2 апреля около половины одиннадцатого утра у дома № 47 по Денгофштрассе не было заметно ничего особенного. Странным могло показаться только то, что на тротуарах прохаживались по двое и трое мужчины в штатском. Или что в пивной напротив, несмотря на ранний час, за столом у окна сидела компания молодчиков, которым начальник СС рассказывал антисемитские анекдоты. Кроме того, несколько необычным было то, что в тесной каморке швейцара, окна которой сегодня были тщательно занавешены, сидели, скучая, пятеро широкоплечих парней, пропитывая воздух скверным табаком.

В 10 часов 45 минут молодая девушка, а вслед за ней двое мужчин, по всей вероятности рабочие, бросив взгляд на вывеску, вошли з дом. Двое из гуляющих штатских многозначительно улыбнулись.

А спустя несколько минут у двери фирмы Шлеймера появилась целая группа: мужчины, молодые девушки н женщины. Заметив, что каждый из них ищет одну и ту же вывеску, они вступили между собой в разговор. На лицах молодых людей в пивной и мужчин, сидящих в каморке швейцара, отразилось крайнее недоумение и растерянность.

Начиная с этого момента. к дому № 47 потянулись люди, которые постепенно выстроились в очередь, заполнившую сначала длинный коридор с белыми дверями, потом всю лестницу и часть улицы. Когда пробило одиннадцать часов, очередь все еще росла. Один из прогуливающихся штатских с еле заметкой иронией сказал своему спутнику:

— Я думаю, здесь примерно тысяча двести — тысяча триста человек.

Наверху в конторе у самой стены сидел господин Блаке. А его место за столом занимал худой человек с хищным лицом.

Блаке багровел от злости.

— Убирайтесь отсюда ко всем чертям! — закричал он.

Девушка, пришедшая первой, громко плакала. У большинства просителей были испуганные лица. Только маленький седой человек в очках слабо улыбался.

Когда все ушли, человек за столом некоторое время молчал. На столе перед ним лежала оставленная кем-то газета с объявлением, отчеркнутым цветным карандашом:

ТРЕБУЮТСЯ РАБОЧИЕ НА ТРИКОТАЖНЫХ МАШИНАХ, ГЛАДИЛЬЩИЦЫ, БЕЛОШВЕЙКИ, УПАКОВЩИКИ ШЛЕЙМЕРУ. ДЕТСКОЕ ГОТОВОЕ ПЛАТЬЕ. ЯВЛЯТЬСЯ 2 АПРЕЛЯ К 11 ЧАСАМ ДНЯ В НАШУ КОНТОРУ НАДЕНГОФШТРАССЕ.47.

Наконец мужчина, сидевший за столом, нашел, как ему казалось, подходящие слова.

— Блаке! — окликнул он шпика, сидевшего с опущенной головой. — Этому невероятному позору красные подвергли нас благодаря вашей неловкости.



Примечания

1

Сокращенный журнальный вариант.

(обратно)

2

 Несколько нарушая «литературный этикет», считаю необходимым под­черкнуть: все приведенные здесь имена, факты, цитаты подлинные. Они действительно взяты из различных современных зарубежных газет. (Автор.)

(обратно)

3

 М у к л о е, сбежистое дерево — термины лесоводства, озна­чающие деревья со стволами, постепенно или резко убывающими в тол­щине от комля к вершине. (Прим, автора.)

(обратно)

4

Кондовая сосна — горная, с мелкослойной твердой древесиной; мяндовая — растущая на низменных местах; древесина ее

рыхла, подвержена гниению. К ботанической классификации сосен эти определе­ния касательства не имеют, будучи чисто хозяйственными. (Прим. автора.)

(обратно)

Оглавление

  • Искатель № 2 1968
  •   Глеб Голубев Глас небесный
  •     1. ЧЕЛОВЕК, ПРОХОДЯЩИЙ СКВОЗЬ СТЕНЫ
  •     2. КУДА Я ПОПАЛА?
  •     3. УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ПЛЕН
  •     4. ЯВЛЕНИЕ АПОСТОЛА
  •     5. ПОЗОРНОЕ ИЗГНАНИЕ
  •     6. ОПАСНЫЙ СПУТНИК
  •     7. «ГОЛОСА КОСМИЧЕСКОГО ПЛАМЕНИ»
  •     8. СКАНДАЛ В «СВЯТОМ ДОМЕ»
  •     9. СУМАСШЕДШИЕ ДНИ
  •     10. Я БОЮСЬ СОЙТИ С УМА
  •     11. В СТРАННОМ МИРЕ
  •     12. МОЖЕТ, ВСЕ-ТАКИ ТЕЛЕПАТИЯ?
  •     13. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АД
  •     14. ГОЛОС В НОЧИ
  •     15. ОХОТА ВО ТЬМЕ
  •     16. ПОДМЕНЕННЫЙ ГОЛОС
  •     17. И ВЫРВАННОЕ ЖАЛО ТАИТ… ЯД
  •   Лев Успенский Смешная история
  •   Владимир Михановский Двойники
  •   Юрий Лексин Если что … случится с нами
  •   Фриц Эрпенбек Контора Шлеймера