КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412483 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151356
Пользователей - 93985

Впечатления

кирилл789 про Зиентек: Мачехина дочка (Исторические любовные романы)

иногда выскакивающий "папа-баран" вместо "папы-барона", конечно, огорчает, но интрига держит до конца.) или у меня такой неудачный, неотредактированный вариант.
но прекрасно выписанные персонажи интригующий сюжет украшают и не дают оторваться.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; и это у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
когда я натыкаюсь: споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время; если бьют, то исключительно по голове; если сюжет ещё даже не начат, но сопли уже текут; если жрут-жрут-и жрут; бросаю читать. напрасно потерянное время.
неудачницы, неудачно оправдывающие свою никчёмность. НИЧЕГО не делающие, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Волкова: Академия магии. Бессильный маг (СИ) (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Ведышева: Звездное притяжение (Космическая фантастика)

писала девочка-подросток?
мне, взрослому, самодостаточному, обременённому семьёй, детьми, серьёзной работой, высшим образованием и огромным читательским опытом это читать невозможно.
дети. НЕ НАДО ПИСАТЬ "книжки". вас не будут читать и, что точно, не будут покупать. правда, сначала вас нигде не издадут. потому что даже для примитивных "специалистов" издательств, где не знают, что существуют наречия, а "из лесУ", "из домУ", "много народУ" - считают нормой, ваша детская писательская крутизна - тоже слишком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шилкова: Мострал: место действия Иреос (Фэнтези)

длинное-длинное и огромное предисловие заполнено перечислением 325 государств, в каждом государстве перечисляется столица, кто живёт в государстве, в каждой столице - имя короля, иногда - два короля, имена их жён, всех детей, богов по именам. зачем?
я что, это всё ДОЛЖЕН запомнить?? или - на листочек выписать?
мне что, больше заняться нечем???
автор, вы - даже не знаю как вас назвать. цивильного слова нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Мама (Любовная фантастика)

не был бы женат и обременён спиногрызами, сбегал бы к г-же Богатиковой посвататься.)
превосходно. просто превосходно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Портниха (Любовная фантастика)

читала жена. читала и хихикала. оказалось, что в тексте есть "мармулёк", а так она зовёт мою любимую тёщу.) а потом оказалось ещё, что разговоры матери и дочери как списаны с их семейных разговоров.
в общем, как я понял Ольга Богатикова станет нашей домашней писательницей. мы любим умных людей.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

ТРИАДА (fb2)

- ТРИАДА (а.с. Н/Ф Рассказы) 79 Кб, 43с. (скачать fb2) - Алексей Алексеевич Глушановский

Настройки текста:




Алексей ГЛУШАНОВСКИЙ Денисом ДАВЫДОВЫМ Олегом ТОЛКАЧЕВЫМ
ТРИАДА

Сны реальности

Lectori benevolo salutem

Хамелеон

Неизвестность…

Тяжелое красное солнце с трудом светит из-за нависших, болезненно зеленых туч. Ветер гнет деревья почти до земли, это скорее ураган, но тучи не движутся, будто прибитые к небу.

Грузовик с отрытым верхом, в кузове солдаты. Я среди них. В руках штурмовая винтовка… новые разрывные пули, запрещенные… патронов не жалеть… Въезжаем в крошечный городок, метров пятьсот в поперечнике, но дома почти все кирпичные, двух, трех этажные. Все улицы асфальтированы и окаймлены аккуратными тротуарами. Сержант приказывает открыть огонь по встречным машинам. Голос его доносится словно сквозь густой туман. Начинаем поливать все, что движется вокруг нас свинцом, но люди (люди?) ведут себя совершенно неестественно: обстрелянные машины едут, как ни в чем не бывало, развороченные очередями нашего пулемета тела поднимаются и бредут дальше, попаданий из винтовок они даже не замечают. Грузовик чуть ускоряет ход, оставляя позади все новые дома, покрытые до самых окон второго этажа ошметками мяса, мозгов и кровью. Выезжаем на окраину, от ближайших домов до леса совсем близко, дорога резко обрывается. Пространство до самого леса покрыто грязью. Спешиваемся. Взвод разбивается на пары, жидкое месиво чавкает под ногами — расходимся.

Бредем вместе с напарником. Наша цель — лес. Земля под ногами все больше напоминает болото, двигаться с каждым шагом становится все труднее. Входим под деревья. Вокруг большие старые березы и ели. Непонятно как они растут здесь. Двигаемся все дальше вглубь этой странной чащи. Сквозь просветы в ветвях все еще виден город. Напарник идет слева от меня, на расстоянии вытянутой руки. Вдруг он беззвучно проваливается в незаметное до этого окно (как странно, — не было даже всплеска). Только несколько грязных пузырей на поверхности — здесь утонул человек (или здесь не было никого?). Осторожно опускаю туда винтовку, пытаюсь нащупать его. Ничего — слишком глубоко.

  … Точно в пропасть с обрыва —
   И ни дна, ни покрышки.
   И во всем этом мире,
   До конца его дней,
   Ни петлички, ни лычки
   С гимнастерки моей.

Грязь медленно обволакивает меня самого, лениво колышущаяся жижа уже почти касается ремня. Однако я почти спокоен. Перекидываю винтовку на плечо, хватаясь за ветви полуповаленой березы, подтягиваюсь, по стволу выбираюсь к опушке. Справа дорога и наш пустой грузовик. Выхожу на твердую почву. Никого из наших не видно. С трудом выбираюсь на грунтовку и иду по ней в лес. В голову закрадываются мысли, почему такая глупая смерть настигает людей. Кажется, иду уже целую вечность, но совсем недалеко, в просвете дороги виден город. Сгущаются сумерки. На дорогу опускается странный туман. Холодает. Из легких вырывается пар и, почему-то, опускается к земле, смешивается с туманом. Из глубины леса, где совсем темно, накатывает волна ужаса, волосы начинают шевелиться у меня на голове. По дороге навстречу мне что-то медленно движется. Существо невозможно хорошо рассмотреть, оно отдаленно похоже на огромный пень в два человеческих роста и занимает всю дорогу. Четко видны лишь два огромных глаза. Волосы по все телу, кажется, обрели собственную жизнь и пытаются убежать, из области живота расходится какое-то сладкое чувство, я почти парализован. Негнущимися пальцами снимаю с плеча автомат и стреляю в существо на дороге. Вскоре оружие заклинивает, как в бреду и я бросаю его. Разворачиваюсь в сторону города, что-то не так: не горит ни одно окно, на улицах нет ни машин, ни странных пешеходов, он кажется еще страшнее, чем то, что приближается ко мне сзади. Пытаюсь сделать шаг, но ноги не слушаются меня. Замечаю на плечах какие-то лямки, снимаю их. Ранец военного образца почти падает из моих рук на дорогу. Опускаюсь на колени прямо посреди дороги, спиной к существу. Достаю из чехла тяжелый яйцевидный предмет, тускло поблескивает в темноте металл. Это было выдано на крайний случай… Сбоку, на маленькой панели набираю шифр, чувствую, существо уже совсем близко. Я произвожу действия автоматически, не думая, что произойдет потом. Я вообще не мыслю — мозг скован ужасом. Я забыл себя, остались лишь ощущения. Только одна фраза впечатана в мозг раскаленными буквами, ЭТО МЕСТО ДОЛЖНО БЫТЬ УНИЧТОЖЕНО!!! Оно не враждебно людям, но настолько чуждо, что мы не можем существовать на одной планете.

Над лесом медленно растет гриб страшного взрыва. Город покрылся рябью, как от брошенного камня, но постройки почему-то не рушатся. Кажется, он стоит на толстом слое дерна, под которым колышется вязкая трясина.

Я лежу на обочине дороги, той по которой мы прибыли сюда; не помню, как попал сюда, только ощущение липкого пота и дрожащие пальцы, будто до